регистрация / вход

Особенности политического лидерства в современной России.

Политическое лидерство представляет собой постоянное приоритетное и легитимное влияние одного или нескольких лиц, занимающих властные позиции, на общество, организацию или группу.

Слово «лидер» в переводе с английского (leader) означает «ведущий», «руководящий».

Лидером можно стать либо в известной степени случайно - интуитивно угадав интересы широких слоев, совпав своим духовным складом с их потребностями, либо целенаправленно – выявив, исследовав эти интересы. Чем сложнее политическая и социальная жизнь, тем более вероятен второй путь.

Политическое лидерство представляет собой постоянное приоритетное и легитимное влияние одного или нескольких лиц, занимающих властные позиции, на общество, организацию или группу.

Политическое лидерство существует на трех социальных уровнях, где оно выполняет различные функции.

1. Лидерство на уровне малой группы, объединенной политическими интересами Оно представляет собой механизм интеграции групповой деятельности, в котором лидер направляет и организует действия группы, предъявляющей к личности лидера определенные требования: способность принимать решения, брать на себя ответственность, находить оптимальный способ удовлетворения группового интереса и др.

2. Лидерство на уровне политических движений, связанных общностью политических интересов, основанной на одинаковом социальном статусе, а не узкогрупповых интересах, как в первом случае. В этом отношении лидерство представляет собой способ адекватного выражения интересов части населения, поддерживающей данного политика. Фигура лидера служит символом определенной социальной позиции, с ней связывают свои интересы носители обыденного сознания.

3. Лидерство как способ организации власти в условиях существования разделения властей, дифференциации социальных слоев на основе экономического положения и соответствующего самосознания. Политическое лидерство предполагает взаимное удовлетворение интересов как лидера, так и «ведомых», т.е. ориентация на социальное партнерство входит в систему политических ценностей общества.

В малых группах, основанных на непосредственных контактах их членов, институциализация лидирующих позиций может не происходить Здесь на первый план выдвигаются индивидуальные качества личности, ее способность объединить и повести за собой группу.

В крупных объединениях, эффективность коллективных действий которых требует четкой функционально-ролевой дифференциации и специализации, оперативности управления и жесткости подчинения, институциализация и формализация (официальное закрепление) лидирующих позиций, придание им сравнительно больших властных полномочий обязательны

Институциализация руководящих функций отражается в понятии формального лидерства. Оно представляет собой приоритетное влияние определенного лица на членов организации, закрепленное в ее нормах и правилах и основывающееся на положении в общественной иерархии, месте в ролевых структурах. Неформальное лидерство характеризует субъективную способность, готовность и умение выполнять роль лидера, а также признание за ним права на руководство со стороны членов группы. Оно основывается на авторитете, приобретенном в результате обладания определенными личными качествами.

В политике формальный, институциональный аспект является ведущим. В современном обществе, как писал еще Л. Фейхтвангер, «власть даже пустого человека наполняет содержанием».

Поэтому наибольший удельный вес в политическом лидерстве современной России продолжает принадлежать административно-политической элите (высшему персоналу государственно-административных органов).

Существуют различные классификации феномена лидерства. Одной из наиболее общих является деление всех лидеров на обычных («реальных») и великих («героев» и «злодеев»). Реальные лидеры не оставляют заметного личного следа в истории, не изменяют обычного хода событий. Вторые, лидеры-герои, имеют собственное видение политики и пытаются осуществить в ней свои замыслы, влекущие большие социальные и политические перемены.

В зависимости от способа легитимации власти (по М.Веберу) лидеров подразделяют на традиционных (их авторитет основан на обычае, традиции); рационально-легальных (избранных демократическим путем) и харизматических (наделенных, по мнению масс, выдающимися качествами, необычайной способностью к руководству) В основе первого типа лидерства лежит привычка, второго — разум, третьего — вера и эмоции. В истории нашей страны, наблюдается определенная последовательность в смене типов политического лидерства. Вождь-основатель (харизматик) сменяется традиционным лидером-охранителем, который в свою очередь уступает место реформатору-законодателю.

В современной политологии (М.Херманн – США) нередко выделяют следующие образы лидера: «знаменосец», «служитель», «торговец», «марионетка» и «пожарник». Лидера-знаменосца отличает собственное видение действительности, привлекательный идеал, способный увлечь массы. Лидер-служитель всегда стремится выступать в роли выразителя интересов своих приверженцев и избирателей, ориентируется на их мнение и действует от их имени. Для лидера-торговца характерна способность привлекательно преподнести свои идеи и планы, убедить граждан в их преимуществе, заставить «купить» эти идеи, привлечь массы к их осуществлению. Лидер-марионетка зависит от воли и интересов своего ближайшего окружения. Лидер-пожарный ориентируется на самые актуальные общественные проблемы, насущные требования момента. Его действия определяются конкретной ситуацией. В реальной жизни в чистом виде эти образы лидерства не встречаются, а сочетаются у политических деятелей в различных пропорциях.

Заметная нивелировка различий лидеров демократических обществ с точки зрения их имиджа, личных достоинств была предсказана еще в начале XX в. Г. Лебоном, который, в частности, писал: «Более серьезным недостатком демократии является возрастающая посредственность людей, стоящих во главе управления. Им нужно только одно существенное качество: быть всегда готовыми говорить тотчас же о чем бы то ни было, находить сразу правдоподобные или по крайней мере громкие аргументы в ответ своим противникам». Данное обстоятельство заставляет искать иные системы типологий, позволяющие выделять специфику лидеров в различных странах.

В последнее время доминируют классификации лидеров по стилю поведения. Эти классификации позволяют прогнозировать действия того или иного руководителя. Поведенческие концепции лидерства акцентируют внимание на его результативности и эффективности. В этом случае составляющими эффективности являются методы поддержания или проведения политического курса, способы реагирования на возникающие проблемы и потребности населения, характер взаимодействия лидера со своими сторонниками и другими участниками политического процесса. Наиболее характерные черты политического стиля позволяют определить тип лидера, его эффективность для конкретных условий, предсказуемость действий. Можно выделить пять политических стилей по степени доминирования тех или иных качеств: параноидальный, демонстративный, компулъсивный, депрессивный и шизоидальный, хотя в истории встречаются лидеры, сочетающие несколько стилей.

Параноидальный политический стиль. Ему соответствует тип лидера, которого можно обозначить термином «хозяин». Такой личности свойственны подозрительность, недоверие к другим, сверхчувствительность к скрытым угрозам и мотивам, постоянная жажда власти, контроля над другими людьми. Его поведение и действия часто непредсказуемы. Политик параноидального стиля не приемлет другой точки зрения, кроме собственной, отвергает любую информацию, не подтверждающую его теории, установки и убеждения.

Тип мышления подобного политика инверсионный, когда реальность рассматривается через крайности «белое» - «черное», а люди делятся на «врагов» и «друзей». Стремление лидера к безграничной власти обеспечивается им путем постоянных манипуляций подчиненными, интригами и столкновениями их друг с другом в собственных интересах. Подобный стиль часто сопровождается желанием любой ценой подавить или унизить другого политика, даже вопреки элементарной логике.

Опасность такого лидера состоит в том, что его стиль может совпадать с политическим поведением широких масс в обществах без устойчивых демократических традиций, со слабой политической культурой. Ненависть к другим, подозрительность и озлобленность лидера формируют обстановку всеобщего страха, доносительства, поиска «врагов», что может привести к установлению тоталитарных режимов. Подобный политический стиль не столь эффективен внешне, но может обладать значительным ресурсом мобилизации населения, способен решать стратегически важные задачи в исторически ограниченные сроки, последовательно осуществлять свой политический курс. Однако «хозяин» может эффективно лидировать, только опираясь на развитую карательную систему, политический террор. Представителями параноидального политического стиля могут считаться И. В. Сталин, Иван Грозный.

Демонстративный политический стиль. Он характерен для типа лидера, которого можно назвать «артист», поскольку он всегда «играет на публику». Его отличает любовь к демонстрациям, он охвачен страстным желанием нравиться, постоянно привлекать к себе внимание. Во многом его поведение, политические действия зависят от того, нравится он другим, любим он толпой или нет. Вследствие этого он достаточно «управляем», предсказуем, может потерять бдительность, наслушавшись льстецов. Однако он может лишиться самообладания, столкнувшись с критикой в свой адрес. В таком случае реализация продуманного политического курса оказывается невозможной в силу изменения мотивации политического поведения, в которой теперь превалирует желание получить у масс одобрение и политическое признание любой ценой. Ориентация на подобные стимулы вынуждает лидера приносить в жертву не только общественно значимые интересы, но даже свои собственные политические убеждения.

Менее всего представители демонстративного стиля предрасположены к упорной и созидательной работе, рассчитанной на длительное время. Они хороши в переломные моменты (в ситуациях недовольства, разочарования), когда надо «завести» и повести за собой толпу. Однако надолго их энергии не хватает, они, как правило, оказываются неспособными завершить начатое дело. «Артисты» более эмоциональны, чем прагматичны. К подобному стилю лидерства можно отнести А. Ф. Керенского, Л. Д. Троцкого, В. В. Жириновского.

Компульсивный политический стиль обычно характерен для лидера, собирательный образ которого можно обозначить термином «отличник». Ему свойственно почти навязчивое желание делать все наилучшим образом, независимо от возможностей. Стиль его поведения характеризуют напряженность, отсутствие легкости, гибкости, маневра. Он постоянно озабочен, мелочен, слишком пунктуален, догматически подходит ко всем инструкциям, правилам, что нередко служит причиной конфликтов во властных структурах. Особенно дискомфортно «отличник» чувствует себя в экстремальных условиях, когда необходимо быстро принимать решения, использовать нестандартные методы. Любые отклонения от запланированного хода деятельности для него болезненны, а опасность совершить ошибку способна ввергнуть его в панику. Вследствие этого «отличник» строго следует избранному политическому курсу, хотя тот может и не соответствовать реальностям жизни, стремится не поступаться принципами и на основе данных принципов объединяться с другими «отличниками». Постоянно изменяющиеся условия способствуют потере им социальных ориентиров, чувства времени, и он может завести общество в тупик, обречь на застой и кризис даже вопреки своим искренним намерениям обеспечить процветание государства. Типичным представителем такого политического стиля можно считать Л. И. Брежнева.

Депрессивный политический стиль олицетворяет «соратник». Лидер этого типа не способен играть ведущую роль и потому пытается объединиться с теми, кто реально может «делать политику». «Соратник» часто идеализирует отдельных людей и политические движения, а сам плетется в хвосте событий. Он не имеет четкого политического курса, устойчивых подходов к решению возникающих проблем. Политическую реальность он воспринимает настороженно и пессимистически, обнаруживая слабость и политическое безволие. К подобным лидерам можно отнести императора России Николая II.

Шизоидальный политический стиль тесно связан с депрессивным. Его представляет лидер-«одиночка». Самоизоляция и самоустранение его от участия в конкретных событиях имеют более отчетливый характер. «Одиночка» не желает присоединяться ни к какому конкретному движению и предпочитает позицию стороннего наблюдателя. Зато политическая ответственность в таком случае практически отсутствует. Естественно, стремление к лидерству не позволяет удержаться на позиции стороннего наблюдателя и заставляет либо присоединиться к какому-либо движению, партии, либо создавать собственную партию. Шизоидальный стиль поведения исторически преходящ, менее самостоятелен и неэффективен. Лидер-«одиночка» по мере участия в политической жизни и расширения властных полномочий трансформирует свой стиль, дополняя его чертами параноидального и демонстративного стиля. Подобное изменение политического стиля было свойственно политической биографии В. И. Ленина (до революции 1917 г. - «одиночка», а после нее добавились черты «хозяина» и «артиста»).

Однако следует заметить, что выделенные как «идеальные» указанные политические стили встречаются достаточно редко, скорее они выступают как тенденции. Они обусловлены ментальностью и культурой общества, включающих устойчивые представления о желаемой модели общества и роли лидера в нем, о предпочтительных способах решения возникающих проблем. Стили политики заметно различаются в силу нетождественности национальных культур различных стран. Тип доминирующей культуры определяет и характер политических ориентации, свойственных лидерам.

Американский исследователь Дж. Барбер различал политические стили по выполнению лидерами своих политических ролей. Ожидаемое политическое поведение лидеров (президентов, руководителей конгресса) может определяться либо их субъективным пониманием своей роли, либо ожиданиями конкретных групп. Например, стиль, ориентированный на эффективную и результативную деятельность, он назвал активно-позитивным (примером его может быть деятельность Ф. Рузвельта, Р. Рейгана). Преобладание личного самолюбия в осуществлении лидирующих функций формирует активно-негативный стиль (Г. Трумэн). Зависимость от каких-либо предпочтений, привязанность к устойчивым стандартам и ценностям обусловливают пассивно-позитивный стиль (Дж. Картер). Минимальное выполнение своих функций порождает пассивно-негативный стиль (Дж. Буш).

Кроме того, стили политического поведения могут различаться по технологии выработки и принятия лидером решений. Так, различаются авторитарный стиль лидерства, ориентированный на единоличное принятие решений, и демократический, опирающийся на инициирование активности своих сторонников, их участие в процессе управления.

Системы классификаций лидеров, использующие макросоциальные факторы типа «характер эпохи», «представитель класса» и т. д., малоэффективны и не функциональны. Они обладают ограниченными прогностическими возможностями. Современные общества настолько дифференцированы, что исключают возможность достижения политического господства со стороны какого-либо класса и чтобы лидер представлял исключительно его интересы и потребности.

Имеются и другие классификации лидеров. Они делятся на правящих и оппозиционных; кризисных и рутинных и т.п.

Описывая структуру современного политического лидерства, следует отметить, что оно дифференцировалось по своим ценностным ориентациям и социальной направленности. В качестве основания типологии выделяют отношение к осуществлению модернизации в России. В этой связи говорят о либеральном, неоконсервативном и социалистическом типе модернизаторского политического лидерства. Сферой влияния лидеров либерального направления стали промышленно развитые северные и восточные районы Российской Федерации. Территории среднего уровня развития и преимущественно аграрного профиля Юга и Центра России, для которых характерны консервативные установки, стали социальной базой политиков неоконсервативной ориентации. В регионах, сочетающих высокий уровень промышленного развития и современный агрокомплекс, руководство стремится выработать стратегическую линию, равноудаленную от крайностей радикальных модернизационных проектов.

В настоящее время все чаще встречаются лидеры преобразующие, а не компромиссные. Компромиссный лидер осуществляет действия без изменения основ общества. Преобразующий лидер всегда нацелен на некую перемену формы организации общества; он предвосхищает, посредничает и подчиняет опыт средствам воображения и рассудка, пытается утвердить «моральное лидерство», которое всегда исходит из фундаментальных желаний, стремлений и ценностей последователей.

В современной России отчетливо проявляются две главные тенденции, во многом изменяющие представления о лидерстве. Эти тенденции — институциализация и профессионализация лидерства.

Институциализация лидерства сегодня проявляется, прежде всего, в том, что процесс рекрутирования, подготовки, движения к власти, деятельность политических руководителей осуществляется в рамках определенных норм и организаций. Функции лидеров определены разделением власти на законодательную, исполнительную, судебную, ограничены конституциями и другими законодательными актами. Кроме того, лидеры отбираются и поддерживаются собственными политическими партиями, контролируются ими, а также оппозицией и общественностью. Все это значительно ограничивает их власть и возможности маневра, повышает влияние среды на принятие решений. Современные лидеры больше, чем прежде, подчинены решению обыденных, повседневных, созидательных задач.

С этим связана вторая тенденция в развитии лидерства — его профессионализация. Политическое лидерство сегодня — это особого рода предпринимательство, осуществляемое на специфическом рынке, при котором политические предприниматели в конкурентной борьбе обменивают свои программы решения общественных задач и предполагаемые способы их реализации на руководящие должности. При этом специфика политического предпринимательства состоит в персонализации «политического товара», его отождествлении с личностью потенциального лидера, а также в рекламировании этого «товара» как общего блага.

Политика превратилась в «предприятие», которому требуются навыки в борьбе за власть и знание ее методов, созданных современной многопартийной системой. В нынешних условиях усложнения общественной организации и взаимодействия государственных органов с партиями, широкой общественностью важнейшей функцией политических лидеров стало преобразование общественных ожиданий и проблем в политические решения.

Политик фактически превратился в специалиста в области общественных коммуникаций, предполагающих обеспечение четкой формулировки требований населения, налаживание необходимых для принятия коллективных решений и их реализации контактов с парламентскими и правительственными органами, средствами массовой информации, общественными организациями. Таким образом, политические лидеры сегодня выступают реальным воплощением, материализацией механизма власти в обществе.

Функции лидеров в конкретном обществе зависят от степени зрелости его экономической, политической, культурной сфер, от уровня культуры населения, от характера (типа) политического режима и, наконец, от индивидуальных качеств самого лидера. Граждански зрелое общество с высокой степенью разделения социальных и политических ролей и функций заметно сокращает возможности доступа к лидирующим позициям политикам-непрофессионалам, что нередко происходит в традиционных и переходных обществах.

Среди общезначимых функций лидеров выделим следующие:

1) интегративную: объединение и согласование различных групп интересов на основе базовых ценностей и идеалов, признанных всем обществом;

2) ориентационную: выработку политического курса, отражающего тенденции прогресса и потребности групп населения;

3) инструментальную: определение способов и методов решения поставленных перед обществом задач;

4) мобилизационную: инициирование необходимых изменений с помощью создания развитых стимулов для населения;

5) коммуникативную: обеспечение устойчивых форм политической самоорганизации на основе тесных контактов с общественностью, различными организациями, группами и слоями;

6) функцию гаранта справедливости, законности и порядка (от произвола бюрократии, беззакония, нарушения прав и свобод личности).

Чем политическое лидерство современной России отличается от политического лидерства в других странах?

Главная особенность в процессе формирования современного политического лидерства в России заключается в том, что оно, с одной стороны, приобрело некоторые черты, характерные политическим лидерам демократических государств, а с другой — унаследовало черты, свойственные лидерам номенклатурной системы.

Номенклатурное прошлое, усугубляемое почти полным отсутствием социального контроля и нравами легализировавшихся дельцов теневой экономики, ярко проявляется у посткоммунистических российских лидеров, которые воспроизводят некоторые формы и методы деятельности номенклатурной системы. В этом отношении российские политические лидеры ближе к номенклатурному, чем к западному типу лидерства.

Особенностью современных российских лидеров является и то, что они зачастую совмещают роль владельца средств производства, выполняющего функции организатора производства, и роль политика, выполняющего функции организатора политической жизни.

Стоит отметить, что в странах Западной Европы большинство политических лидеров являются профессиональными политиками. В США политические лидеры зачастую совмещают роль собственника и политика.

Российские экономически господствующие политические лидеры располагают специфическими средствами политического влияния, богатство, позволяющее ставить политиков в зависимость от своей воли, а также неформальные связи. Решающую роль здесь играют одинаковый или близкий жизненный уклад, а зачастую и просто личные связи.

Еще одна особенность заключается в том, что децентрализация государственной власти, перенос центра политического, экономического и культурного влияния в горизонтальные структуры регионов способствовало значительному возрастанию роли региональных политических лидеров. Новые региональные лидеры отличаются тем, что они выдвинуты населением, стараются общаться с массами, завоевывать их доверие.

В настоящее время одной из проблем российского общества стало выявление номинального и фактического политического лидерства. Значительную роль и при демократических режимах в формировании государственной политики нередко играют неофициальные советники высших должностных лиц, которых часто называют «серыми кардиналами». Среди них люди, не занимающие официальных постов, но имеющие доступ к ключевым политическим фигурам; а также действительные политические лидеры, которые по своему влиянию могут превосходить иных министров и других официальных лиц. Поэтому при выделении из среды политических деятелей тех, кого можно считать политическими лидерами, необходимо, в первую очередь, учитывать степень их реального воздействия на политику. Эта степень далеко не во всех случаях соответствует должностному положению того или иного человека, хотя, конечно, от уровня должности в государственном аппарате или партийном руководстве прямо зависит тот или иной объем властных полномочий. Вместе с тем расстановка сил в правящих кругах может сложиться таким образом, что даже глава государства в значительной мере оказывается номинальным политическим лидером, а фактическая власть сосредоточивается в руках других политических лиц.

Список литературы

Блондель Ж. Политическое лидерство. М., 1992.

Милованов Ю.Е Лидерство в малых группах управлений и политике. Ростов н/Д, 1996.

Пригожий А. Патология политического лидерства в России // Общественные науки и современность. 1996. №3.

Рыскова Т.М. Политический портрет лидера: вопросы типологии // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12 Политические науки. 1997 № 3.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий