Геополитическая модернизация как стимул разрушения геополитических структур

Влияние современной политической модернизации на установление новых правил мирового порядка. Влияние мировой политической модернизации на обострение конкуренции между странами. Конкуренция как стимул разрушения геополитических структур.

Актуальность, цели и задачи настоящего реферата будут определены следующими реалиями и положениями. Анализ истории и современного состояния мирового развития показывает, что судьбу различных государств, в том числе и России, будет определять взаимодействие двух тесно связанных групп факторов внутреннего и международного характера.

Исходя из того, что проблема воздействия на военную безопасность внутреннего положения страны - тема для самостоятельного разговора и главные источники военной опасности находятся за пределами государства, следует подробно остановиться на специфике воздействия внешней среды на безопасность России.

Вхождение России в систему современных военно-политических отношений произойдет под воздействием трех основных факторов:

-разрушения старых геополитических структур;

- конкуренции;

- активного использования военной силы в решении спорных международных и внутренних проблем.

Нестабильность мирового порядка, вызванная ломкой прежней системы геополитических координат и появлением новых центров сил различного масштаба, сама по себе превращается в мощную силу, оказывающую влияние на политику стран, жизнь регионов и планеты в целом.

Нестабильность вынуждает государства серьезно корректировать все виды политики, в том числе и военную.Исчезновение одного из полюсов геополитического магнита (каким являлись страны социализма и их союзники в «третьем мире») вызвало новые процессы в международной и внутренней жизни, которые отстают от скорости их аналитической проработки и не позволяют политикам эффективно прогнозировать развитие ситуации и предпринимать соответствующие практические меры.

Кроме того, происходит реанимация старых, доблоковых противоречий, вызванных образованием суверенных государств. Большинство их за точку отсчета государственности и геополитического статуса взяли 20-е и 40-е годы XX века. Практически происходит энергичная перекройка геополитической, региональной и межгосударственной структуры отношений. Поскольку прежняя структура по своим масштабам и содержанию является достаточно громоздкой, а процесс ее демонтажа лавинообразен, то рассчитывать в ближайшее время на стабильность в мире и регионах не придется. Решение и относительное завершение проблем и процессов на одном уровне неизбежно вызовет каскад новых проблем на другом уровне или в другой сфере жизнедеятельности стран, регионов и мира в целом.

Через систему международных связей нестабильность в отдельных частях света и регионах неизбежно распространится на пока еще относительно стабильные районы и вызовет к жизни неизвестные до сих пор процессы и явления в политике, экономике, духовной жизни и военном строительстве государств, и следовательно, в способах применения силовых структур для обеспечения национальных интересов.

Опасность разрушения геополитических структур заключается еще и в том, что в условиях постоянно меняющейся структуры международных отношений, трудно рассчитывать на эффективность международного права и международных организаций, созданных в условиях относительной стабильности. Вчера все многообразие международных отношений, в конечном счете, было привязано к характеру взаимоотношений между двумя общественно-политическими системами. Сегодня крушение биполярного мира вызвало к жизни такие процессы и явления, для которых прежние правовые рамки и международные законы явно устарели. В этой ситуации мировое сообщество вынуждено искать новые правила жизни на обновленной планете.

1. Влияние современной политической модернизации на установление новых правил мирового порядка

В современном мире существует высока вероятность того, что соперничество между влиятельными сегодня государствами и вновь возникающими лидерами регионального масштаба выльется в попытку создать международные законы «под себя». Не исключено, что попытки этого рода станут новым источником нестабильности международных отношений.

Основанием для подобного сомнения служит сама природа международного права. Оно своим появлением обязано стремлению стран зафиксировать в юридической форме результаты долгих и мучительных споров, которые происходили на международной арене. Причем силовому аргументу принадлежала здесь чрезвычайно важная роль. Закономерностью стало то, что после крупного международного спора правила поведения диктуют в мягкой или жесткой форме победители.

Эти правила сводятся к следующему:

- новый международный порядок устанавливается в результате спора с позиции силы (это подтверждает история Лиги наций, судьба Версальской системы после первой мировой войны и образование ООН);

- победители имеют в рамках данного порядка привилегированное положение (так, например, статус «великой державы» как постоянного члена Совета Безопасности ООН с правом вето получили страны-победительницы во второй мировой войне);

- международный порядок имеет ярко выраженную направленность против побежденных (так, после второй мировой войны это унизительное положение заняли Германия и Япония. После окончания «холодной войны» на нижние ступени международной иерархии загоняются бывшие республики СССР и страны бывшей системы социализма);

- субъектом безопасности при создании международной системы безопасности признается государство. Как показала историческая практика, исчезновение государства по различным причинам автоматически ведет к утере безопасности и общества, и личности на территории, которую оно раньше занимало.

Распад Варшавского Договора, СЭВ, СССР на рубеже 90-х годов продемонстрировал уязвимость именно этого принципа международной безопасности. Новые реалии, в том числе и военно-политические отношения, вступили в противоречие со старыми правилами международного порядка. Оказалось невозможным подогнать под прежние международные правила процессы суверенизации на территории бывшей Югославии и Советского Союза.

Однако кроме объективной причины несовершенства международного права и его невозможности учесть интересы всех, существуют всегда субъективные причины пересмотра его содержания, заложенные в исторических минах нерешенных вопросов. При соответствующих условиях реваншизм обиженных из скрытого желания превращается в целенаправленную политику. И вот уже побежденная в прошлой войне Германия пытается пересмотреть все заново.

«Процесс пошел», как известно, с момента объединения Германии. Сам по себе этот факт и стремительное разрушение Советского Союза, и появление новых суверенных государств, по существу, перечеркнули незыблемость границ, закрепленных после второй мировой войны. Но об этом гигантском повороте истории тогда не принято было говорить, поскольку все увлеклись процедурой гибели коммунизма в Европе. Между тем побежденные во второй мировой войне только ждали повода, чтобы в практическую плоскость перевести свои мечты. И он был представлен.

2 января 1990 года новоизбранный президент демократической Чехословакии Вацлав Гавел, выступая в Мюнхене, принес извинения судетским немцам за постигшие их лишения и страдания.

Подобного заявления на официальном уровне немцы не слышали ни от одного народа за свою послевоенную историю. По мнению наблюдателей, это потрясло многих, поскольку внешнее благородство скрывало непродуманные и очень опасные последствия для всего мира. Сегодня можно с уверенностью сказать, что именно Гавел открыл в Мюнхене «ящик Пандоры». Он протянул палец - немцы ухватили руку.

18 января 1996 года в интервью газете «Франкфурт альгемайне цай-тунг» министр иностранных дел Германии Клаус Кинкель сделал сенсационное заявление глобального характера: он провозгласил, что по мнению немецкой стороны, потсдамские соглашения не являются правовой основой выдворения немцев, а могут рассматриваться не более как политических декларации.. Бонское министерство объяснило это так: Германия в Потсдамской конференции участия не принимала. Выходит, что меры по обузданию боевика-агрессора, намеченные на исторической конференции, не могут считаться законными без визы... самого агрессора.

Между прочим, согласно документу Потсдамской конференции определялись принципы послевоенного устройства Европы (в том числе определения западных границ Польши, передачи Советскому Союзу Кенигсберга, известного ныне как Калининград). Наблюдатели склонны усматривать в сегодняшней ситуации аналогию с Версальским договором 1919 года, аннулировав который, Германия начала восхождение ко второй мировой... Версальский договор, закреплявший обязательства капитулировавшей Германии, стараниями Адольфа Гитлера стал всего лишь клочком бумаги.

Исходя из этой закономерности изменения международного права под натиском конкретно-исторических обстоятельств, следует ожидать обострение отношений по всем пунктам Потсдамского соглашения. Это значит, что не за горами «разборки» Германии и Польши, активное проникновение Германии в Прибалтику (сначала через Мемельский край, Клайпеду), глубокое ее распространение на юго-восток, используя разрушенную войной Югославию и своего давнего союзника - Хорватию.

Разумеется, и проблема Кенигсберга-Калининграда станет притчей во языцах многих встреч с российскими официальными лицами и темой дискуссий в печати. Соответствующего поведения следует ожидать и от других побежденных во второй мировой войне и прежде всего Японии. Фактор нестабильности стимулируется в современных условиях конкуренцией государств и центров силы.

2. Влияние мировой политической модернизации на обострение конкуренции между странами. Конкуренция как стимул разрушения геополитических структур

Конкуренция как неотъемлемое качество рыночных отношений, занимающая сегодня господствующее положение в мире, в ближайшее время с новой силой проявится во всех сферах (экономической, поли­тической, технологической, духовной, а также военной) жизни и дея­тельности мирового сообщества. Следует отметить, что исчезновение с исторической арены Советского Союза нельзя не рассматривать в от­рыве от жесткой конкурентной борьбы, которая происходила в про­шлом.

Развал СССР имеет не только внутренние, но и внешние причи­ны. О чем убедительно рассказал Швейцер П. в своей книге «Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря».

На глобальном уровне конкуренция найдет свое выражение в гонке за мировое лидерство, где США, воодушевленные победой над своим давним и сильным конкурентом СССР, будут стремиться не допустить ни одно государство в разряд достойного их соперника. Они будут рев­ностно следить за такими государствами как Китай, Германия, Япония и Россия.

В мае 1996 года Президент США Б.Клинтон, характеризуя политику США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, отметил, что конец «холодной войны» уменьшил угрозу конфликта между великими державами в Азии и Европе. Однако он подчеркнул следующее: «Наша стратегия содер­жит четыре главных приоритета: сохраняющиеся американские обязательства в регионе, поддержка более прочного сотрудничества между азиат­скими странами в области безопасности, руководящая роль в борьбе про­тив самих серьезных угроз и поддержка демократии».

Учитывая то, что у США есть свое понимание демократии и безопасности, пронизанное исключительно собственными интересами, то высока вероятность применения ими принципа «разделяй и властвуй» по отношению к разным странам, в том числе и по отношению к Рос­сии. Не исключено, что они постараются столкнуть лбами «неугодные страны» или «режимы», создать управляемые конфликты между ними в своих целях, заручившись международным правом миротворца.

Геополитическое пространство в ближайшее время будет также ареной острых противоречий между развитыми странами и развиваю­щимися государствами.

Сохранится конкуренция между США, Европой и странами Азиат­ско-Тихоокеанского региона, обострится борьба ведущих государств за сферы влияния в Европе, Азии, Африке, Латинской Америке.

В силу угрозы истощения природных богатств, сырья и энергоре­сурсов в ближайшее время обострится конкуренция за богатства миро­вого океана и начнется соперничество за владение Арктикой и Антар­ктидой.

Конкурентоспособность отдельных стран характеризуют следующие данные. По сообщению ИТАР-ТАСС от 7 сентября 1995 года, в Пари­же опубликован ежегодный доклад ведущих экономистов институтов менеджмента и развития (ИМД) и Всемирного экономического Фору­ма (ВЭФ), в котором отмечается, что пальму первенства в конкурен­тоспособности стран мира второй год подряд удерживают США. За ними следует Сингапур и Гонконг. Лидировавшая с 1986 по 1993 год Япония отступила на четвертую позицию.

Впервые эксперты проанализировали экономическую ситуацию в России. В докладе отмечается крайне болезненный переход от плано­вой к рыночной экономике, который сопровождается многочисленны­ми проблемами. Россия занимает сейчас последнее - 48-е место в спис­ке наиболее конкурентоспособных стран мира. Вместе с тем указыва­ется на наличие огромного потенциала российской экономики.

Первенство США во многом объясняется достижениями в облас­ти новых технологий. В десятку ведущих экономических держав мира на сегодняшний день входят четыре азиатские страны - Сингапур, Гонконг, Япония и Тайвань.

Экономическая и политическая практика наиболее развитых стран мира приобрела еще один вектор приложения своих усилий. Пространство, ранее занимаемое странами Варшавского Договора и республиками бывшего Советского Союза, становится сегодня новым полем конкуренции как геополитического (глобального), так и регио­нального масштаба. Естественно, Россия в этой структуре новых меж­дународных отношений не является исключением и периодически испытывает на себе бесцеремонное вмешательство во внутренние дела и различные формы давления. Показательно в этой связи такое сооб­щение «Вашингтон пост»:

«В ответ на решение Москвы поставить Ирану четыре атомных реактора конгресс США готовится принять решение о свертывании большинства программ оказания экономической помощи России. Председатель подкомитета по операциям за границей сенатского комитета по ассигнованиям М. Макконнелл намерен уже в ближайший вторник блокировать бюджетный запрос администрации о выделении около 250 млн. долл. на помощь России в 1996 финансовом году. Его законопроект предусматривает прекращение финансирования программ технической помощи России в приватизации, реформировании рынков капитала, поддержке малого и среднего бизнеса, становлении современных юридических и контрольных институтов, формировании профсоюзных и других общественных организаций, не затрагивает инициатива сенатора лишь американского содействия в демонтаже ядерных вооружений бывшего СССР».

Еще одни пример очень заинтересованного отношения ряда стран к разделу трофеев «холодной войны» и первым результатам суверенизации. Осенью 1995 года активно дискутировалась тема транспортировки азербайджанской нефти из Каспия. В результате бурных дебатов были утверждены два маршрута: российский и грузинский. Российский стоит в 5 раз дешевле грузинского. На Каспии 3 месторождения. 10% акций принадлежит России, 10% - Азербайджану, 5%- Турции, 5%- США. Первоначально 20% принадлежало Азербайджану, но он не смог их освоить и передал США и Турции. Запасы исчисляются 500 млн. тонн. Это больше, чем добыто за последние 45 лет.

Складывается впечатление что за внешне непонятной суетой и рутинной работой ряда стран и организаций над частными проблемами скрываются процессы общего характера, которые можно сформули­ровать тезисно следующим образом:

- происходит вытеснение России из Каспия и добровольная сдача ее интересов бывшим «братом» Азербайджаном;

- осуществляется энергичное проникновение в геополитическое пространство России традиционных ее соперников США и Турции;

- создаются материальные предпосылки для мотивированного вмешательства, в том числе и военного, США, Турции и других стран в район, находящийся в непосредственной близости к России;

- любой конфликт, по типу чеченского, вблизи месторождений и транспортных магистралей может быть использован для военного вмешательства на территорию России.

Кроме того, не следует забывать, что в Каспийском море находится 90 процентов запасов осетровых рыб нашей планеты. Воспроизводство этой ценной породы сосредоточено в России на территории Астраханской области.

Поскольку рыночные отношения в постсоциалистических странах находятся в еще не развитом состоянии, и следовательно, соперничать с отлаженным механизмом экономики традиционных рыночных государств они объективно не могут, вероятность различных видов экспансии со стороны сильных государств в ближайшее время останется высокой. От иностранных наблюдателей не скрылся факт трудного становления рыночных отношений. Так, японская «Асахи» констатировала: «Экономическое положение в России все более ухудшается... Особенно серьезно обстоят дела в сфере промыш­ленности, к которой относятся многие приватизированные предприятия».

Следствием конкуренции на глобальном и региональном уровнях, а также в различных сферах жизни общества (экономической, политической, духовной) станут столкновения интересов различных государств и конфликты малой и средней интенсивности в различных регионах мира, в том числе как в непосредственной близости, так и на самой территории России.

Поскольку геополитический периметр России имеет большую протяженность (16 тыс. км - сухопутные и 32 тыс. км - морские границы) и площадь соприкосновения с другими государствами достаточно велика, возможность обострения отношений России с другими странами и центрами силы в ближайшее время остается реальной.

Исследования содержания и характера происходящих вооруженных конфликтов вблизи России и на ее территории позволяют обнаружить уже сегодня скрытую форму конкурентной борьбы различных государств и центров сил как за бывших «братьев» России по Советскому Союзу, так и за влияние в ближнем и дальнем зарубежье.

В этой связи представляется проблематичной безопасность всей территории, занимаемой сегодня Российской Федерацией. В силу тяжелого внутреннего положения высока вероятность превращения России в арену противоборства различных сил и государств. Она становится пространством, где сходятся все без исключения глобальные противоречия энергетического, демографического, экологического, продовольственно-сырьевого, технологического и духовно-идеологического характера.

Исходя из логики конкурентной борьбы, Россия одинаково неудобна ряду государств как сильная, процветающая держава, составляющая конкуренцию нынешним геополитическим лидерам, так же как и раздираемая противоречиями, ослабленная и непрогнозируемая страна, обладающая ядерным оружием.

Характерным для современного развития мира является то, что не только геополитическая ниша, занимаемая Россией, и не только ее сегодняшний день являются объектом конкурентной борьбы между странами и влиятельными силами современности. Объектом острейшей борьбы становится будущее Российской Федерации.

Конкуренция, как один из главных факторов развития мировой цивилизации, тесно связана с использованием силы, и прежде всего, военной.

3. Увеличение опасности использования военной силы в связи с процессами политической модернизации в мире

Приоритет в использовании военной силы для решения спорных проблем остается в числе существенных признаков современной действительности. Основанием для подобного утверждения являются следующие факты.

Анализ военно-политической практики ряда государств за период с 1985 по 1995 годы показал, что несмотря на миролюбивые заявления и готовность к решительному разоружению, развитые и стабильные государства не подвергают радикальному пересмотру свои взгляды на использование военной силы. Более того, они совершенствуют военное строительство, ведут интенсивные разработки новых систем оружия и боевой техники.

Об этом свидетельствуют проведенные испытания Францией и Китаем ядерного оружия в 1995 году, аналогичные намерения США. При этом нет гарантии в том, что в ближайшее время не увеличится число членов «ядерного клуба». С 1945 по 1995 год на планете было произведено более 2000 испытаний ядерного оружия, почти 500 взрывов зарегистрировано в атмосфере. Утечки радиации в ходе ядерных испытаний стали причиной гибели полумиллиона человек в мире, подорвали здоровье более чем 600 тысяч американцев и примерно миллион у россиян.

По прогнозам экспертов, к началу XXI века около 20 развивающихся стран смогут иметь химическое оружие, около 10 - биологическое и более 15 - баллистические ракеты как средство доставки оружия массового уничтожения. Сегодня к пяти официально принятым ядерным державам - США, России, Англии, Франции, Китаю примыкают три «подпольные» - Израиль, Индия, Пакистан.

Неядерные государства также не считают это оружие отжившим. Министр иностранных дел ФРГ К. Кинкель в интервью частной телекомпании РТЛ заявил, что боннское правительство с интересом восприняло заявление премьер-министра Франции А. Жюппе о готовности Франции своим ядерным оружием гарантировать безопасность Германии. Сопоставим этот факт с недавно происшедшим слиянием двух немецких государств, указывающий на подхлестывающий фактор политической модернизации к возобновлению прежних завоевательно-территориальных амбиций немецкой нации.

Не следует упускать из виду тот факт, что с 1993 по 1995 год девять стран НАТО (Турция, Франция, Италия, Греция, Испания, Канада, Норвегия, Португалия и Голландия) повысили свои военные расходы на 6,7 млрд. долл.

Так, например, в Германии расходы на оборону в 1996 году планировались в размере 48,24 млрд. марок (34 млрд. долл.). Это на 380 млн. марок больше, чем в предыдущем году.

Что же касается США, то сенатский подкомитет по ассигнованиям на оборону конгресса США одобрил законопроект об увеличении военного бюджета страны на 1997 финансовый год до 224,6 млрд. долл. Это на 10,3 млрд. долларов превышает запрос, сделанный ранее президентом Б.Клинтоном, и на 1,4 млрд. долларов - военный бюджет 1996 финансового года. Большая часть этой суммы предназначена для приобретения новых вооружений и проведения различных исследований.

Традиционные военно-политические союзы, созданные во времена «холодной войны», не самороспускаются, как это сделал Варшавский Договор, а продолжают расширяться и совершенствовать свою структуру и деятельность, прикрываясь необходимостью «организованного миротворчества». Так, НАТО расширяется на Восток, занимая геополитическое пространство вблизи России и претендуя на роль силовой основы системы европейской безопасности. АСЕАН также рассматривается ведущими странами как основа «стабильности и безопасности» Азиатско-Тихоокеанского региона. Это свидетельствует об устойчивом военно-политическом консерватизме большинства развитых стран, их стремлении делать ставку не только на экономику, политику, дипломатию, но и на военную силу.

Между прочим, когда активно обсуждалась тема нового политического мышления и многие политики сокрушались по поводу чрезмерной милитаризации своих стран и излишков оружия, бывший министр обороны США К.Уайнбергер прямо заявил о том, что «избыток вооружений Америке не повредил».

Существует мнение, согласно которому к военно-силовому способу реализации национальных интересов тяготеют исключительно слаборазвитые страны. Однако военно-политическая практика последних десятилетий ставит под сомнение данное утверждение. Наиболее развитые государства, такие как США, Великобритания, Франция не раз обращались к военной силе для достижения своих целей. В частности, эксперты считают, что военные акции США по отношению к Панаме, Гренаде и Гаити не были продиктованы военной необходимостью. Напротив, у США был достаточно широкий выбор средств, начиная с экономических и кончая информационно-психологическими, чтобы успешно реализовать свои национальные интересы в этих государствах. Однако они избрали военно-силовой метод решения проблемы.

Процесс образования новых суверенных государств после распада Советского Союза и Югославии продемонстрировал их стремление иметь вооруженные силы, отвечающие современным требованиям, хотя, казалось бы, кризис в экономике, политике и культуре диктовал выбор иной системы приоритетов.

Положение усугубляется тем, что процесс радикальной военно-политической перегруппировки после ликвидации Варшавского Договора и распада Советского Союза выявил устойчивую антироссийскую направленность военной политики ряда бывших «братьев» по СССР и Варшавскому Договору. Об этом свидетельствуют характер и вектор проводимых учений, прозападная кадровая и военно-техническая политика в армиях ряда суверенных государств, организация военного строительства с ориентацией на тесную связь с военными структурами развитых государств, рассматривающих Россию как «источник нестабильности».

Разумеется, ее обширные просторы многие развитые страны надеются использовать с пользой для себя, в том числе и с точки зрения экологической безопасности. Так, в Германии думают о совместной переработке и складировании отходов атомного производства. Вынашивается план строительства на территории России установки по переработке ядерных отходов. В качестве ответной меры Россия должна будет принимать у себя германский «атомный мусор». В качестве ядерных катакомб рассматриваются «пустоты под Уралом или сибирские заброшенные шахты».

Ломка старой системы геополитических координат и структуры межгосударственных отношений вызвала массу вооруженных конфликтов. Это свидетельствует о том, что именно военной силе отдается исключительное предпочтение в решении спорных проблем, а ныне существующие международные структуры, созданные для решения проблем мирного урегулирования, оказались малоэффективными. Опасность заключается в том, что вооруженные конфликты по законам цепной реакции могут перерасти в широкомасштабную войну. Достаточно вспомнить начало первой и второй мировых войн.

4. Выводы и заключение

Под воздействием выше перечисленных факторов в ближайшее время в системе международных отношений и в военно-политической обстановке вероятнее всего получат развитие следующие тенденции.

1. Усилится процесс дестабилизации глобальных и региональных структур из-за ломки биполярного мира и образования новых центров силы и узлов противоречий. В силу стремительности развития событий глубокая научная проработка военной политики государств будет отставать и возрастет возможность стихийного, рефлексивно-ситуативного реагирования на события, в том числе и с применением военной силы.

Решающее воздействие на структуру современных военно-политических отношений окажет характер распада биполярной системы и скорость возникновения новых центров силы и осей притяжения национальных интересов государств.

Основное внимание стран мира сосредоточится на зонах нестабиль­ности, особенно на территории бывших стран Восточного блока и, прежде всего, на пространстве, занимаемом ранее Советским Союзом.

Причина подобного внимания обусловлена не только желанием оградить свои государства от воздействия фактора нестабильности, но и попытаться использовать ситуацию для реализации своих национальных интересов за счет интересов стран бывшего социалистического лагеря.

Особый интерес к этому проявят сравнительно устойчивые и неподвергшиеся деформациям государства, такие, как США, Китай, Гер­мания, Япония, Англия, Франция, Турция. Первые четыре государства составят ядро будущих центров военно-политической силы в мире.

Активизация стран «третьего мира» в стремлении заполнить осво­бодившееся геополитическое пространство после крушения СССР и мировой системы социализма натолкнется на сопротивление ведущих развитых стран. Однако популярная сегодня идея «мусульманского фактора» как нового геополитического полюса потребует взвешенно­го подхода, не допускающего как недооценки, так и переоценки влияния исламского мира на жизнь планеты. Исламский мир крайне разобщен и внутри его существуют разнообразные идеологические и политичес­кие тенденции, а также противоположные друг другу геополитические проекты. Самыми глобальными являются следующие течения:

- иранский фундаментализм (континентального типа, антиамериканский, антиатлантический и геополитически активный);

- турецкий светский режим (атлантического типа, акцентирующий пантюркскую линию);

- панарабизм, проповедуемый Сирией, Ираком, Ливией, Суданом, отчасти Египтом и Саудовской Аравией (довольно разноплановые и про­тиворечивые геополитические устремления в каждом конкретном случае);

- саудовский ваххабитский тип фундаментализма (геополитичес­ки солидарный с атлантизмом);

- разнообразные версии «исламского социализма» (Ливия, Ирак, Сирия, модели близкие к панарабизму «левого» толка).

Совершенно очевидно, что рассчитывать на стопроцентный единый мусульманский фронт (если его искусственно не создать путем «списывания» всех неприятностей планеты на мусульман) не следует.

Ясно, что чисто атлантические полюса в исламском мире, будь они «светскими» (как в случае с Турцией) или исламскими (в случае с Сау­довской Аравией), не могут выполнять функцию южного полюса Евразии. Остается «иранский фундаментализм» и «панарабизм» (левого толка).

С точки зрения геополитических констант, приоритетом в этом деле обладает Иран. Он удовлетворяет всем евразийским параметрам: крупная континентальная держава, тесно связанная со Средней Азией, радикально антиамериканская, традиционалистская и акцентирующая внимание на социальных вопросах («защита обездоленных-мустазафов»).

В то же время нельзя и не дооценивать воздействие мусульманского мира на судьбу России. Основанием для подобного утверждения может служить целый ряд фактов. В частности, в кувейтской газете «Аш-Шарк аль-Аусат» вышла статья под заголовком «Мусульмане России перестраивают свои организации». В ней отмечается, что в России - от Сибири до Северного Кавказа - идет реорганизация руководящих органов общины мусульман. Создание нынешней весной в Саратове при участии 74 представителей 39 российских регионов учредительного совета нового исламского объединения «Мусульмане России», генеральным секретарем которого стал 36-летний председатель Духовного управления мусульман Поволжья Мукаддас Бибарсов, считает газета, является одним из звеньев в борьбе за передел сфер влияния между различными исламскими организациями.

При этом подчеркивается представительный характер саратовской встречи, с точки зрения географического охвата общины российских мусульман, в которой действуют различные парламентские и партий­ные группировки - от движения «Наш дом - Россия» до жириновцев.

2. Многовековая традиция использования военно-силового способа решения спорных международных проблем на фоне недостаточно утвердившейся практики исключительно мирного решения вопросов получит в нестабильной ситуации приоритетное направление. Данную тенденцию будут стимулировать следующие обстоятельства:

- происходящие в настоящее время вооруженные конфликты и обострение противоречий в различных сферах, подталкивающих экстре­мистов применить оружие;

- абсолютизация силы как сдерживающего фактора в политике госу­дарств, которые оценивают результаты современных изменений как собственную победу и следствие их «жесткого» курса, основанного на военной мощи (на это ориентировалась и продолжает ориентироваться военная политика США, Англии, Германии, Франции и НАТО);

- расширение НАТО и стремление многих государств Центральной и Восточной Европы вступить в альянс законсервирует старое представление о безопасности, где основу будет составлять военно-политическая структура;

- создание новыми государствами собственных вооруженных сил в ущерб экономическим, социально-политическим и духовным сферам своего развития;

- военное строительство, подчиняясь логике противоречия между необходимостью сокращения затрат и обеспечением качества решения военных задач, будет смещаться в сферу еще более наукоемкого производства и использования, наряду с традиционными боевыми, новых средств информационно-психологического характера и новых способов ведения боевых действий.

3. Стремление США укрепить лидирующую роль в мире получит дальнейшее развитие и отчетливо проявится:

- в стремлении обеспечить свое военное превосходство и присут­ствие в различных регионах мира;

- в подчинении военно-политических союзов, и прежде всего НАТО, использование их исключительно для достижения своих интересов;

- в создании условий (насколько позволит упругость собственных интересов и интересов других стран) для ограничения возможностей возникновения военно-политических конкурентов. (В этой связи можно предположить, что реальными геополитическими конкурентами США в ближайшее время станут Китай, Германия и Россия);

- в стремлении закрепить за собой право международного арбитра и «ведущего миротворца», а также законодателя и «хранителя демократии»;

- в бесцеремонном и жестком поведении на международной арене и диктате по отношению к слабым государствам.

4. Начнется гонка за лидерство на региональном уровне:

- на европейском континенте - Германия, Франция, Англия;

- на Ближнем и Среднем Востоке - Турция, Иран, Ирак, Пакистан, Индия, Израиль;

- на Дальнем Востоке - Китай, Япония, США. Россия в силу своего особого геополитического положения независимо от внутрен­них возможностей будет втянута в это соперничество.

5. Получит развитие тенденция новой военно-политической блокировки стран, как следствие неспособности многих суверенных государств собственными национальными возможностями решить во­енные проблемы. Блокировка, вероятнее всего, произойдет по следую­щим основаниям:

- по близости к могущественным странам мира;

- по близости к наиболее влиятельным военно-политическим ор­ганизациям;

- по желанию создать автономный от ныне существующих свер­хдержав и военно-политических организаций союз.

Разный удельный вес государств в международных структурах (ООН, ОВСЕ) и особенно в военно-политических союзах (НАТО, АСЕАН) обострит противоречия и увеличит вероятность их раскола, распада и новой трансформации.

В то же время факт расширения НАТО на Восток, по всей вероятности, будет стимулировать военно-политическое сотрудничество стран СНГ.

6. Обострение противоречий, динамика развития военно полити­ческой обстановки, изменение структуры национальных интересов под нажимом происходящих в мире перемен отрицательно скажутся на прочности военно-политических союзов. Приоритетное значение при­обретут «миниблоки» и«плавающие» (манипуляционные) двусторонние военно-политические отношения.

7. В миротворческой деятельности обнаружилась устойчивая тенденция усиления военно-силового компонента в системе миротворческих операций. В иных, и очень частых, случаях рядом государств миротворчество рассматривается как возможность проверить на практике собственные наработки военного характера, начиная с техники и кончая формами и способами боевого применения оружия. ( Бомбардировки НАТО в бывшей Югославии, отработка дозаправки самолетов в воздухе, транспортировка соединений и частей на большие расстояния и т.д.).

Не исключено, что под флагом миротворчества может быть осуществлено вмешательство во внутренние дела суверенных госу­дарств. Миротворческие акции могут стать новым способом навязыва­ния одними государствами своих интересов другим странам и распрос­транения собственного влияния как в отдельных местностях, так и целых регионах.

Идущие войны и вооруженные конфликты вызовут необходимость создания соответствующих структур мирового масштаба для решения миротворческих задач. Скорее всего это выльется в еще одну сферу соперничества между государствами за право от имени мирового со­общества вмешиваться в дела других государств.

Подтверждением данной тенденции является множество фактов, в том числе и заметное изменение содержания военных учений. Так, в мае 1996 года в районе Гавайских островов проведены крупномасштабные военно-морские маневры «Римпак - 96», «Тихоокеанское кольцо - 96». В них было задействовано около 40 боевых кораблей, 2 авианосца, 200 самолетов и вертолетов, 20000 военнослужащих.

Любопытно, что острову Гавайи отведена была роль одной «страны», а острову Кауак - другой. В рамках вспыхнувшего между ними «регионального конфликта» сводный отряд кораблей США и Японии во главе с американским авианосцем совершил условное напа­дение на одну из этих «стран».

Однако «агрессор» получил должный отпор от «многонациональ­ных сил под эгидой ООН», в которые вошли контингенты Канады, Австрии, Чили, а также другой авианосец «Китти Хок». Они защитили жертву «агрессии», установили свой контроль над обеими «странами» и позаботились о том, чтобы между ними был «заключен мир».

По мнению специалистов, подобного рода учения по сути дела являются отражением наблюдающейся в последние годы тенденции, когда в различные районы мира, где вспыхивают региональные кон­фликты, направляются многонациональные силы, формально действу­ющие по мандату ООН, а на деле управляемые США.

8. Разоруженческий процесс и реализация договоренностей по со­кращению вооруженных сил, начатые в конце 80-х годов, вероятнее всего претерпят существенные изменения в сторону пересмотра конеч­ных результатов и самой процедуры их выполнения, так как неодноз­начность воздействия радикальных геополитических изменений на ряд государств Центральной и Восточной Европы, включая Россию, пот­ребует существенной корректировки принятых договоренностей.

9. Экономический кризис и социальная нестабильность будут инициировать попытки других государств влиять на развитие событий в постсоциалистических странах, и прежде всего в России.

10. Неразрешенность старых проблем и появление новых проти­воречий в условиях нестабильности и динамичности военно-политичес­кой обстановки, отсутствие в мире надежной блокировки отрицатель­ного развития событий повышает вероятность возникновения войн и вооруженных конфликтов.

Это, в свою очередь, вызывает необходимость подробно остановиться на осмыслении природы современной войны, сравнить ее механизм возникновения с технологией превращения различий между государствами и силами в вооруженное столкновение прошлых лет.

Список литературы

1. Дмитриева О. Прости, Адольф? Президент Гавел извинился перед немцами. Теперь Германия идет к пересмотру потсдамских соглашений. - Комсомольская правда, 1996,19 марта.

2. Швейцер П. Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря. Пер. с польского Л. Филимоновой. - Мн.: СП «Авест», 1995. - 464 с.

3. Международная экспресс-информация, 1996, 22 мая.

4. Обзор зарубежной печати, 1996,16 мая.

5. Обзор информации, 1996, № 5. - С. 14.

6. Осипов Г. В. Место и роль глобальных проблем в концепции безопасности Российской Федерации.- Безопасность. 1993. -№ 8.

7. Хрестоматия по русской военной истории. -М.: Воениздат,1947 г. - 638 с.

8. Нестеров Ф.Ф. связь времен: Опыт исторической публицистики, - 2-е издание., - М.: Молодая гвардия, 1984. - С. 14.

9. Военная мысль, 1995. -№ 6.- С.24.

10. Национальная доктрина России. М., 1994.

11. Гущин В. И все-таки имперской России быть //Независимая газета. - 17.07.1993.

12.Осипов Г.В. Место и роль глобальных проблем в концепции безопасности российской Федераций //Безопасность, 1993, № 8.

13. Русаков Е. Глобальные игры на поотимперской сцене //Новое время, 1992, стр. 45.

14. Блайндер А.С. Следует ли бывшим соцстранам смотреть на Запад или Восток как на модель?// Проблемы дальнего востока. 1993, № 3.

15. Загладин Н.В., Мунтян М.А. Некоторые аспекты нового и стратегического положения России //Мировая экономика и международные отношения, 1993, № 7.