Межнациональные конфликты: их особенности, воздействие на состояние общества

ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ (ТУСУР) Кафедра промышленной электроники (ПрЭ) Н.А. Лавровский Дисциплина: «Политология»

ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ

И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ (ТУСУР)

Кафедра промышленной электроники (ПрЭ)

Н.А. Лавровский

Дисциплина: «Политология»

Реферат.

Тема: «Межнациональные конфликты: их особенности, воздействие на состояние общества».

Выполнил студент Дмитриченков Владимир Геннадиевич

Проверил преподаватель___________________________________

г.Сургут

2001г

Содержание

1. Сущность противоречий и конфликтов, их источники и особенности.

2. Исторические предпосылки национальных конфликтов на территории бывшего СССР

3. Подход к проблеме

4. Межнациональная напряженность

в региональном аспекте

Заключение

1. Сущность противоречий и конфликтов, их источники и особенности.

Конфликт - это столкновение противоположных интересов, взглядов, позиций, стремлений.

Каждый человек на протяжении своей жизни многократно сталкивается с разного рода конфликтами. Вы хотите чего-то достичь, но цель оказывается труднодостижимой. Вы переживаете неудачу и готовы обвинить окружаю­щих в том, что не могли достичь желаемой цели. А окружающие полагают, что Вы сами виноваты в собственной неудаче: либо цель была Вами неверно определена, либо средства для ее достижения были выбраны не те, либо Вы неправильно оценили ситуацию и обстоятельства Вам помешали. Так возни­кает взаимное непонимание, которое постепенно может перерасти в недо­вольство, породить ощущение дискомфорта, обстановку неудовлетворенно­сти и социально-психологического напряжения, конфликтное. Нечто по­добное происходит и в сфере политических отношений между различными партиями, выражающими интересы определенных социальных групп, между отдельными социальными и этносоциальными общностями и государствен­ной властью.

Как найти выход из подобных положений? Универсальных рецептов не существует, ибо каждая конфликтная ситуация по-своему неповторима. Од­нако, определенный минимум знаний о природе конфликтов, их особенно­стях, некоторых закономерностях развития и методах разрешения необходи­мо иметь. В этом смысл знакомства с основами конфликтологии, входящей составной частью в политическую науку.

Прежде всего мы остановимся на анализе конфликтов, как всеобщего явления в жизни общества. Это необходимо для того, чтобы лучше понимать причины многих процессов в политической жизни общества, «простому человеку» избавиться от своей «простоты» и более осознанно принимать уча­стие в них. Для этого необходимо прежде всего знакомство с сущностью со­циальных конфликтов. В общем виде социальный конфликт означает проти­воборство противоположных интересов и целей общественного развития, столкновение их реальных носителей - индивидов, социальных групп, клас­сов, государств по поводу обеспечения своих интересов.

Нелишне напомнить, что еще Аристотель считал важнейшим источни­ком конфликтов («распрей») в обществе имущественное неравенство людей и неравенство в получении ими почестей, когда нарушается мера и справедли­вость их распределения. Это, считал он, с одной стороны, способствует воз­растанию корыстолюбия и тщеславия, что в конце концов ведет к перерожде­нию государственного строя. С другой стороны, чрезмерное стремление к бо­гатству и почестям знатных мужей приводит к возникновению недовольства у простых граждан государства и становится причиной государственных пе­реворотов. Таким образом, преобладание несправедливого начала над спра­ведливым - главная причина конфликтов, которые становятся постоянным компонентом политической реальности, неизбежным спутником социального развития, ибо и в «самом совершенном» обществе присутствуют разнообраз­ные противоположные интересы, прежде всего политические, а их столкно­вение носит всегда конфликтный характер.

Как социальное явление конфликт обладает рядом существенных при­знаков, к которым современные политологи относят: наличие двух или более противоборствующих сторон, интересы которых противостоят друг другу (в ходе конфликта чаше всего число участников сводится к двум основным); конфликтующие стороны осознают несовместимость своих целей и потому их отношения приобретают характер противоборства - каждая из сторон стремится к реализации собственных интересов за счет другой стороны; стержнем конфликта выступает вопрос о власти.

Универсальной предпосылкой (источником) конфликтов в обществе выступает дефицит каких-либо социальных ценностей (доступа к власти, не­равенства социальных групп, национальных общностей). При этом одновре­менно претендующие на них субъекты не имеют возможности удовлетворить полностью свои потребности и оказываются в состоянии соперничества. Вы­деляют два вида подобного дефицита. Позиционный дефицит, когда невоз­можно одновременное использование одной роли или функции двумя субъек­тами, что ставит их в условия вынужденной состязательности. Например, в вопросе о государственной власти. Дефицит источников, когда ограничен­ность определенных ценностей не позволяет двум или большему числу субъ­ектов удовлетворить в полной мере свои притязания. Так конфликт становит­ся скорее нормой общественной жизни, нежели каким-то чрезвычайным со­бытием.

Под социальным конфликтом понимается столкновение сознательно преследуемых и отстаиваемых интересов и целей. Имея своим источником

определенные объективные противоречия, достигшие в обществе кульмина­ции развития, социальный конфликт возникает в результате осознания проти­воположными сторонами несовместимости их интересов и целей (например, несовместимость интересов и целей финансовых олигархов и крупных собст­венников - с одной стороны, и наемных работников, особенно промышлен­ных рабочих и части крестьянства - с другой).

Особое место в социальных конфликтах занимают конфликты полити­ческие . Для них характерно столкновение политических интересов, то есть связанных с осуществлением власти в обществе. Один из основных призна­ков такого конфликта - нарушение нормального функционирования полити­ческой системы, борьба между ее социальными институтами (между государ­ством и политическими партиями, между самими политическими партиями, за каждой из которых стоят определенные массы граждан). При этом каждая из конфликтующих сторон предпочитает собственные мотивы борьбы выда­вать за интересы всего общества или его подавляющей части.

Политический конфликт - это острое столкновение противоположных сил, взглядов, обусловленное политическими интересами и целями государ­ства и классов, социальных и этнических групп, политических партий и дви­жений, отдельных личностей. В конечном счете они определяются сознанием людей, в котором отражается несовпадение интересов и общественных цен­ностей

Особое значение в практической политике имеет анализ развития поли­тического конфликта, ибо на отдельных этапах существует возможность его локализации. На первой стадии, которую называют латентной, у одной из сторон возникает ощущение своей «ущербности», ущемленности интересов со стороны другой. Далее следует полуоткрытая стадия, когда формируются мотивы противоборства. На последующих стадиях происходит объединение единомышленников и активная агитация в защиту своих требований, склады­вается оппозиция существующей власти, открыто выступающая со своими требованиями. Политическая оппозиция - это движение партий и групп, ко­торые действуют организованно (легально или нелегально) и стремятся взять власть из рук правящей группы и передать ее другой политической силе. Та­ким образом, цель политической оппозиции - изменение отношений власти. Методы этого - организованные политические акции (митинги, демонстра­ции, гражданское неповиновение - от неповиновения власти и бойкота ее ре­шений до сопротивления ее действиям, парламентская деятельность). Нали­чие политической оппозиции означает, что существующая власть уже не со­стоянии предотвратить преобразование критики и гражданского неповинове­ния в организованное политическое действие.

И, наконец, неразрешенный политический конфликт может перейти в политический кризис, для которого характерны: падение авторитета правя­щих кругов, неспособность органов государственной власти выполнять свои функции («паралич власти»), активизация деятельности, направленной на отстранение господствующих политических сил от власти и ликвидацию суще­ствующей политической системы. В обществе, где власть утратила доверие, политический кризис может принять очень жесткий характер.

Примером может служить политический кризис 1991 г. в СССР, когда правительство практически утратило власть, а правящая партия - авторитет. Это показывает, что кризис может привести к полной трансформации поли­тической системы в новое качественное состояние. Но возможна и такая си­туация, когда начнется развитие по непредсказуемому пути, по пути воору­женной борьбы за власть, как это было в России в 1917 г. Выход из политиче­ского кризиса во многом зависит от уровня развития политической демокра­тии в обществе, действий политических партий, наконец, от уровня полити­ческой культуры членов общества.

К числу наиболее сложных и трудноразрешимых относятся этносоциальные (межнациональные) конфликты. Это форма межгруппового конфлик­та, в котором группы с противоположными интересами различаются по этни­ческому (национальному признаку). В повседневной практике при обсужде­нии межнациональных отношений, эффективности или неэффективности на­циональной политики государства, обычно имеются в виду определенные на­ции. При этом различные малочисленные этнические группы особо не выде­ляются, хотя их количество, например, в России довольно значительно. По­этому более точным будет применение, в том числе и к конфликтам, понятия «этнос» - народ, племя, группа людей, говорящих на одном языке, признаю­щих свое единое происхождение, обладающих своими обычаями и укладом жизни, что отличает их от других групп. Нация же - это социально-историческая общность людей, совокупность граждан государства, имеющих общность территории и языка, социально-экономической и культурной жиз­ни. Межэтническая политика государства призвана регулировать социально-политические отношения с целью согласования интересов различных этниче­ских и национальных групп и наиболее полного удовлетворения их потребно­стей.

Одной из основных причин обострения межнациональных отношений и возникновения этносоциальных конфликтов у нас стал кризис всех структур власти в СССР и использование национальных интересов коррумпированны­ми группами в бывших союзных республиках, перенос социального недо­вольства в сферу межнациональных отношений. Нельзя не видеть также и роль искусственно разжигаемой религиозной нетерпимости.

Для таких конфликтов характерны определенный уровень организован­ности действий наряду с массовыми беспорядками, сепаратистскими выступ­лениями вплоть до гражданской войны. Поскольку они возникают в многона­циональных государствах, любой внутренний конфликт в них неизбежно приобретает политический характер. Поэтому порой бывает трудно провести четкую грань между социальным, политическим и межнациональным кон­фликтом. Этнический конфликт может выражаться в различных формах, начиная с нетерпимости и дискриминации на межличностном уровне и кончая массовыми выступлениями за отделение от государства, вооруженными столкновениями, войной за национальное освобождение. Так развивались со­бытия в Нагорном Карабахе, Чеченской республике, Молдавии, Грузии после распада СССР.

Социально-политический конфликт в любом обществе выполняет опре­деленные функции. Он может воздействовать на формирования нужного рав­новесия сил в обществе, хотя это равновесие будет носить временный харак­тер. Он может способствовать и более полному выявлению противоположных интересов, переоценке существующих общественных ценностей и норм, а также выявить дисбаланс сил и породить дестабилизацию общества. С учетом этих факторов в демократическом обществе необходим поиск эффективных механизмов . способных предотвратить перерастание конфликтов в деструк­тивное разрушительное русло с непредсказуемыми последствиями.

Принято классифицировать конфликты по разным основаниям:

- по субъектам - межличностные, межпартийные, межгосударствен­ные;

- по масштабу - местные, региональные, глобальные;

- по воздействию на общество - системные, требующие целостного преобразования общества, и подсистемные, требующие преобразо­вания отдельных сфер общества (социальной, культурной).

Конфликт между отдельными личностями возникает как следствие про­тиворечий во взаимоотношении людей на производстве и бытовой почве. И разрешается он в соответствии с существующими нормами межличностного общения. Конфликт между личностью и обществом наиболее часто затраги­вает сферу производства и распределения товаров и услуг, материальных благ, контроля за поведением людей, необходимого для нормального функ­ционирования общества. Эта группа конфликтов связана с социальными, эко­номическими, эмоциональными отношениями людей, которые изменяются под влиянием научно-технического прогресса, затронувшего все сферы со­временного производства и управления, бытовые и семейные отношения.

Конфликтные ситуации между социальными группами, классами сво­дятся к противоборству относительно возможно полного удовлетворения их интересов. Это касается прежде всего отношений власти. Межнациональные и межгосударственные конфликты затрагивают буквально весь спектр отно­шений между конфликтующими сторонами, все общество.

Различают также уровни конфликтов. Конфликт, охватывающий все общество, которое оказывается расколотым на два противоположных лагеря, относят к макроуровню. Его объективная база - наличие в обществе социаль­ных слоев, заинтересованных в разрушении, изменении его основ. Конфликт внутри правящего класса, социального слоя относят к мазоуровню. По сути это борьба различных группировок внутри господствующего социального слоя (класса) за передел власти. Наконец, микроуровень, когда конфликт возникает и развивается внутри узкой замкнутой группы (элиты). К нему можно отнести, в частности, конфликтные ситуации, возникавшие внутри правящей верхушки КПСС (внутри Центрального Комитета партии, его Политбюро, а также внутри правительства), руководства политических партий.

Таким образом, все социальные явления, социальные общности, дейст­вия властных структур, политических партий можно рассматривать с точки зрения конфликтное™, то есть выяснения определенных разногласий и спло­ченности, борьбы и поиска согласия. В этом проявляется двойственная при­рода конфликта - его разрушительное и, в то же время, созидательное начало, возможность стать фактором разрушения политической системы, а возможно - фактором ее совершенствования и развития.

Существует также классификация конфликтов по формам проявления и развития:

- конфликты типа «схваток», когда противоборствующие стороны разделяют непримиримые противоречия и результатом может стать только победа одной из сторон;

- конфликты типа «дебатов», когда ведется спор, маневрирование и обе стороны рассчитывают на достижение соглашения (компромис­са);

- конфликты типа «игр», когда стороны действуют в рамках общих правил и потому конфликт не завершается разрушением всей сово­купности отношений между конфликтующими.

Из сказанного следует, что анализ конфликтов невозможно подогнать под какую-то единую универсальную схему, что не существует неких уни­версальных рецептов разрешения конфликтов. Однако практика выработала определенную методологию (систему мер), позволяющую с учетом особенно­стей каждого конкретного конфликта добиваться его разрешения.

2. Исторические предпосылки национальных конфликтов на территории бывшего СССР

До 1986 г. о межнациональных конфликтах в СССР публично ничего не говорилось. Считалось, что в нем национальный вопрос был окончательно решен. И надо признать, что крупных открытых межнациональных конфликтов не было. На бытовом уровне существовали многие межнациональные антипатии и трения, а также наблюдалось совершение преступлений на этой почве. Последние никогда отдельно не учитывались и не отслеживались.

Вместе с тем шел интенсивный процесс русификации нерусских народов. Нежелание изучать русский язык не влекло каких-либо санкций, как это пытаются сделать в Эстонии или Молдове, но само его изучение было поставлено в ранг естественно необходимого. В то же время знание русского языка, как федерального, открывало перед нерусскими народами большие возможности для обучения, профессионализации и самореализации. Русский язык позволял приобщиться к культуре всех народов СССР, а также к мировой культуре. Он выполнял и выполняет ту же функцию, которая выпала на долю английского языка в международном общении. Было бы кощунством забывать также и то, что окраины Союза, будучи более отсталыми, развивались за счет ущемления интересов народов Центральной России.

Все это, однако, не исключало формирования латентных этноконфликтных ситуаций, обусловленных ущербной национальной политикой Советской власти. Провозглашение большевиками привлекательного, но лукавого для того времени политического лозунга о праве наций на самоопределения повлекло за собой лавинообразный процесс суверенизации территорий. Еще в период гражданской войны было образовано 35 республик красных режимов и 37 - белых. Эта тенденция усилилась после победы большевиков. Однако ее полная реализация была невозможной. Да большевики и не собирались претворять ее в жизнь. Исходя из принципа “разделяй и властвуй”, они дали формальную самостоятельность в виде национального наименования территории лишь “опорным” нациям. Поэтому из более чем 130 национальностей, населяющих СССР, около 80 не получили никаких национальных образований. Причем “выдача” государственности осуществлялась странным образом. Эстонцы, например, общее число которых в целом по стране, согласно переписи населения 1989 г., составляло 1027 тыс., имели союзную государственность; татары, численность которых более чем в 6 раз превосходит число эстонцев (6649 тыс.) - автономию, а поляки (1126 тыс.) или немцы (2 039 тыс.) не имели никаких национальных образований.

Фиктивные федерализация и автономизация страны с четырьмя неравноправными уровнями национально - государственных и национально - административных образований (союзная республика, автономная республика, национальная область, национальный округ) на волюнтаристски нарезанных территориях, на которых исторически проживали и другие народы, заложили под национальный вопрос в СССР мину замедленного действия. Последующие волевые изменения границ национальных образований и передача огромных территорий (например, Крыма) из одной республики в другую без учета исторических и этнических особенностей, депортация целых народов с родных земель и рассеяние их среди других национальностей, огромные миграционные потоки, связанные с массовым выселением людей по политическим мотивам, с великими стройками, освоением целины и другими процессами, окончательно перемешали народы СССР.

По переписи 1989 г. одних только русских проживает за пределами России 25 млн. 290 тыс. человек. Кроме русских за пределами России оказалось 3 млн. русскоязычных представителей других народов. А сколько русских и русскоязычных граждан, находясь внутри России, со своими исконными землями были присоединены к территориям других национально - государственных образований или прибыли туда по какому - либо “призыву”, в которых они независимо от своей доли (в 9 республиках из 21 титульные народы не составляют большинства населения, а еще в 8 республиках число русских, украинцев и других нетитульных наций составляет от 30% и более) значатся в числе национальных меньшинств со всеми вытекающими отсюда последствиями. Основная проблема состоит в том, что титульные нации при любой своей численности претендуют на исключительный контроль государственных институтов и собственности, нередко созданной руками “пришлых” народов и за счет общесоюзного бюджета, как это было в Эстонии, Литве, Казахстане. В ряде случаев русскоязычное население остается заложником националистических преступных авантюр, как это произошло с 250-тысячным русскоязычным населением в Чечне.

Таким образом, национальная политика, проводимая в многонациональном СССР и продолжаемая ныне в России (путем создания неравноправных субъектов федерации) и других странах постсоветского пространства, сформулированная еще Лениным с помощью формального принципа “право наций на самоопределение”, разрушила старороссийскую национально - территориальную систему и поставила во главу угла не человека с его неотъемлемыми правами и законными, в том числе национальными интересами, а отдельные нации с их особыми правами и особыми национально - властно - территориальными притязаниями, реализуемыми в ущерб другим народам, нередко веками проживающим на той же территории, в ущерб общепризнанным правам человека. Национально - культурная автономия, принятая во всем мире и позволяющая без причинения ущерба другим народам удовлетворять свои национально - культурные потребности в едином общеправовом пространстве, была отвергнута большевиками, скорее всего, неслучайно, ибо при таком решении вопроса труднее было управлять страной.

При целостности жестко централизованного и фактически унитарного Советского государства межнациональные отношения не вызывали особой тревоги. С одной стороны, человек любой национальности сознавал себя гражданином всего федерального пространства, с другой - партийные и государственные структуры твердо удерживали народы в рамках интернационализма. Даже отдельные националистические высказывания некоторых руководителей в союзных и автономных республиках беспощадно пресекались. Ослабление союзных “обручей “ в процессе начавшейся перестройки, гласности и суверенизации национально - территориальных образований обнажили многие пороки коммунистического режима, его национальной политики и актуализировали дремлющие межнациональные трения. Националистически настроенные и стремящиеся к власти и собственности группы во многих союзных и автономных республиках, в одночасье ставшие национальными героями, бросились объяснять все беды народные действиями союзных органов и эксплуататорским интернационализмом. И в этом была доля правды. Однако, как при любом массовом психозе, в межнациональных отношениях стали доминировать крайности.

Силой удержать межнациональные конфликты было уже невозможно, а опыта самостоятельных цивилизованных решений без участия сильного центра у народов не было. Не без помощи националистических экстремистов многим из них, мгновенно позабывшим реальную интернациональную помощь, стало казаться, что их скудная жизнь обусловлена тем, что именно они в ущерб себе “кормят” Центр и другие народы. Спустя некоторое время многие республики, “наглотавшись суверенитетов” (по выражению Н. Назарбаева), станут постепенно осознавать истинные причины своих бед, а в начале перестройки националистическая эйфория была доминирующей. Постепенный распад СССР спустил курок обвальным межнациональным конфликтам во многих союзных и автономных республиках. После легального распада СССР его территория стала зоной этнического бедствия.

3.Подход к проблеме

В последние годы в близэкваториальном пространстве различных частей света полыхало пламя более 40 вооруженных конфликтов: в Югославии, Анголе, Сомали, Грузии, Азербайджане, Армении, Афганистане, Таджикистане, Узбекистане, Кыргызстане, Северо-Кавказском регионе России и других. Абсолютное большинство конфликтов носит межнациональный, межплеменной характер. Они развертывались на территории одной или нескольких стран, переходя нередко полномасштабные современные войны. Многие из них осложнялись религиозными и клановыми противоречиями. Некоторые тянутся столетиями, как, например, ближневосточный конфликт между евреями и арабами, закавказский конфликт между армянами и турками (азербайджанцами). Первопричины длящихся конфликтов часто стираются временем, уходят в подсознание и выражаясь в труднообъяснимой почти патологической национальной нетерпимости. Непосредственными причинами (поводами) периодически возобновляющихся столкновений обычно выступают ближайшие “несправедливости”. Ставя в кавычки это слово, мы имеем в виду то, что в большинстве межнациональных конфликтов справедливого решения для всех враждующих сторон объективно не существует, ибо каждая руководствуется своей правдой, своими историческими периодами, событиями, фактами.

Конфликтная ситуация в странах, образованных на территории бывшего СССР, обусловлена многими причинами, давними и сегодняшними, политическими (централизм и унитаризм власти, репрессирование и завоевание народов), экономическими (экономический кризис, безработица, обнищание), социально-психологическими (межнациональные барьеры общения, негативные формы национального самоутверждения, открытый национализм, амбиции национальных вождей), территориальными и другими. Конфликтная ситуация в большинстве случаев складывается как результирующая составляющая комплекса причин и условий. Конфликт возникает тогда, когда объективно, а не редко субъективно, межнациональные сравнения, которые когда он оказывается (реально или нет) в чем-то ущемленным, обиженным, обойденным, угнетенным; когда в психологии народов; когда решение многих проблем видится лишь в национальном самоутверждении.

Конфликтные люди (группы) в таких случаях всегда находятся. Стремящиеся к власти и собственности национал политические силы ловко используют стихийное недовольство. Подогревая его, они выставляют себя защитниками нации. И хотя давно известно, что национализм и этнократизм иррациональны, деструктивны, бесперспективны и разрушительны, взбунтовавшемуся народу они, как правило, таковыми не кажутся. Наоборот, именно этнократизм и национализм становятся самой понятной, самой близкой и объединяющей идеологией. Единство языка, обычаев, традиций, веры сплачивает людей с полуслова, с полудвижения. “Что может быть легче, чем иметь общий объект отрицания и усвоить общую “идеологию кривды”, во имя которой следует этот объект отвергнуть? Сказать, например, что во всех несчастьях мира - и прежде всего каждой обиженной души - виноваты евреи, цыгане, немцы, арабы, негры, вьетнамцы, венгры или чехи: Это так просто и понятно! И всегда найдется достаточное число вьетнамцев, венгров, чехов, цыган, или евреев, поступками которых можно проиллюстрировать мысль, что именно они во всем виноваты”.

Коммунистическая идеология, опирающаяся на репрессии, удерживала национальные конфликты на уровне единичных проявлений. Ветер свободы, подувший в период перестройки, хотя и предполагал перемены к лучшему, но одновременно явился значительным условием межнациональной нестабильности. Поэтому первые проявления демократии, рыночной экономики и суверенизации стали залогом формирования националистических, авантюристических, экстремистских, криминальных и коррумпированных сил. По словам американского политолога Д.Саймса, над которым не довлеют ни коммунистические, ни имперские идеи, “...на смену “империи зла” , где основной власти была сила и принуждение, пришли несколько зол: проявление межнациональной ненависти, столкновение амбиций различных политических элит. Миллионы людей внезапно лишились общности, ...столкнулись с нетерпимостью и экстремизмом. Кровавые войны, сопровождающиеся тысячами жертв, бушуют в различных частях Советского Союза”.

При углубленном изучении причин некоторых межнациональных конфликтов на территории СССР можно и не найти серьезных национальных обстоятельств. Последние могут лишь в национальный “цвет” политические, социальные, экономические, территориальный, экологические и иные проблемы. Национализм в этом случае является солидаризирующей составляющей, выполняющей функции социального “клея”. Последний в сознании конфликтующих сторон может вполне подменить суть проблемы. О ней в какой-то мере могут забыть, но помнить: наши - чужие. В такой психологической атмосфере общепризнанные многовековые законы человеческого общежития подменяются “национальной справедливостью”, а кровавые расправы над чужими становятся священной местью, которая не воспринимается преступной. Поведение одной стороны по закону зеркального отражения мгновенно воспроизводится другой. Обе они неумолимо вступают в жестокую схватку между собой, которая по принципу “воронки” втягивает в себя все более и более широкие массы единокровников. В таком круговороте пропадают правые и виновные, а остаются лишь бедствующие как с той, так и с другой стороны.

Преступные разборки в стихийных межнациональных столкновениях могут ограничиться массовыми беспорядками, совершением тяжких преступлений против личности, собственности, общественного порядка, а в политически и идеологически организованных - вылиться в полномасштабные вооруженные сражения. В них преступления в отношении противоборствующей стороны вершатся с утроенной энергией и с еще большим сознанием своей правоты. Убийства мирных жителей, захват заложников, изнасилования, грабежи, поджоги, разбои, разрушение селений, предприятий и учреждений становятся ответными. Под видом священной мести делается все, что приносит вред другой нации. Взаимоуничтожение продолжается до всеобщего умопомешательства. Новые витки насилия становятся все более жестокими. Они стимулируются только что понесенными жертвами, новыми обидами и целенаправленной пропагандой заинтересованной в разжигании конфликта открытых и тайных сил, использующих в личных преступных целях механизм нарастания нетерпимости, агрессивности и ненависти.

При возникновении межнационального конфликта внутри одного государства, судя по горькому опыту стран, образованных на территории бывшего СССР, есть два варианта поведения официальных властей. Первый: власти, сохраняя равновесие, остаются над конфликтом, пытаясь допустимыми силами и средствами потушить возникший конфликт, как это, например, делалось, хотя и не без ошибок, российскими властями в конфликте между североосетинами и ингушами. Второй: власти сами втягиваются в конфликт, выступая за сохранение территориальной целостности страны или на стороне титульного народа, как это наблюдалось в Азербайджане в конфликте между азербайджанцами и армянами, в Грузии - в конфликте между грузинами и югоосетинами, между грузинами и абхазами, или в Молдове в конфликте молдаван с русскоязычным населением (Молдовы с Приднестровьем). В аналогичные ситуации в конечном счете втягивались и российские власти в Чечне.

Серьезным барьером для удержания конфликта в латентной стадии является отсутствие соответствующих групп, пытающихся решить межнациональные противоречия насильственным путем. В таких случаях стороны воздерживаются от эксцессов, могущих послужить серьезными поводами для насилия. Аналогичные формы латентного межнационального конфликта пока наблюдаются в Эстонии, Латвии и Казахстане между титульными нациями и русскоязычным населением, которое сохраняет цивилизованное поведение в условиях постоянного попрания их прав националистически настроенными властями.

4.Межнациональная напряженность в региональном аспекте

В наши дни появилась реальная угроза распада России на отдельные самостоятельные государства, в качестве которых не прочь провозгласить себя не только некоторые национально - , но и административно - территориальные образования. Естественно возникают вопросы: повторит ли она судьбу Союза ССР, возможно ли этого избежать и как? Чтобы ответить на них нужно, с одной стороны осмыслить состояние межнационального общения, определить истоки недовольства и напряженности в этой сфере, питающие центробежные тенденции, а с другой - выявить условия и факторы, составляющие интеграционный потенциал российской многонациональной государственности, выявить пути и механизмы консолидации наций, народностей, регионов.

Таблица 1. Показатели, свидетельствующие о межнациональной напряженности, %

Причины Петрозаводск Черкесск Якутск
нерусские русские нерусские русские нерусские русские
Просчеты национальной политики

28 24

64 55

55 56

Миграция из других регионов

10 6

9 2

22 4

Ухудшение экономической ситуации

64 78

48 60

51 68

Неспособность центральной власти стабилизировать обстановку

38 37

44 48

35 34

Бессилие местных властей

38 31

43 53

33 45

Неуважение к национальным языку, обычаям, культуре

26 25

26 17

47 29

Деятельность народных фронтов, движений

11 16

11 13

10 12

Поскольку основными субъектами национальных отношений выступают этнические группы, то их социальное самочувствие, оценки и свидетельства имели для нашего анализа, опирающегося на материалы, полученные в мае 1992 г. в ходе социологического исследования, решающее значение.

Прежде всего обращает на себя внимание тревожное в целом восприятие массовым сознание в регионах сложившейся здесь обстановки. Считает, что ее характеризует определенная напряженность в межнациональных отношениях: в Черкесске - 54% опрошенных, в Ставрополе - 42%, Улан-Удэ - 37%, Москве - 34%, Уфе - 30%, Оренбурге - 19%, Петрозаводске - 14%. При этом в Ставрополе, Москве и Черкесске отметили реальную возможность конфликтов соответственно 20%, 17% и 14%.

Как же представляют себе респонденты причины такого положения? Чаще всего в числе первостепенных называют ухудшение экономической ситуации (приводим средние показатели) - от 54% (Черкесск) до 71% (Петрозаводск), ошибки в национальной политике, допущенные в тот или иной период истории страны - от 26% (Петрозаводск) до 62% (Ставрополь), неспособность центральной власти быть гарантом стабилизации жизни - от 34% (Улан-Удэ) до 46% (Черкесск), неумение местных властей решать возникающие в регионе проблемы - от 34,5% (Петрозаводск) до 48% (Черкесск). Данные опросов позволяют утверждать, что сама иерархия оценок причин осложнения контактов между людьми различных национальностей во многом зависит от национальной принадлежности респондентов. Причем там, где оно явно выражено, различия сказываются сильнее. Так, в Петрозаводске, отличающемся относительной устойчивостью межнациональных отношений, несовпадение мнений у представителей коренных и не коренных наций не значительно. В городах же с довольно заметной напряженностью (Черкесск, Якутск) расхождения очевидны (табл.1).

В связи с большой весомостью социально экономического фактора как детерминанты межнациональной напряженности вызывают несомненный интерес суждения охваченных опросами об экономике своего региона и вкладе последнего в общероссийское достояние. Преобладающим тут был вывод: “Состояние кризисное, с тенденцией к ухудшению”. Но вместе с тем приблизительно 50% полагают, что отдают гораздо больше, чем получают. Дальнейший экономический спад может укрепить подобного рода убеждения и послужить толчком к обособлению регионов, усилению стремления выйти из кризиса “поодиночке”, что в конечном счете усугубит положение.

Надо учесть и то, что каждая из территориальных исторически сложившихся общностей обладает особым региональным самосознанием. Это порой находит свое отражение в практике противопоставления себя другим регионам и народам (мы - уральцы, мы - сибиряки), местном патриотизме и предпочтениях (своеобразным импульсом которых явились попытки реализации в 80-е годы идеи регионального хозрасчета).

В региональном сознании есть уровни меньшей общности - скажем, сознание этнических групп. Взаимодействие, “взаимоналожение” этих двух уровней требуют своего изучения, ибо в процессе сосуществования разных этносов в рамках замкнутого пространства могут возникать поползновения со стороны одного доминировать над другими. В настоящее время сие нередко проявляется в претензиях так называемых титульных (коренных) наций. Стоит ли говорить, что это ведет к болезненному обострению взаимоотношений сограждан и даже вражде.

Далее. Как показало исследование, достаточно глубоко укоренилось представление о неравенстве в материальном положении между этническими группами. Оно отразилось в ответах респондентов на вопрос “Можно ли выделить национальные группы чей жизненный уровень выше?”. В Ставрополе и Черкесске утвердительно ответили соответственно 55% и 49%. В остальных городах доля разделяющих эту позицию составила: 20 - 27% - Улан-Удэ, Оренбург, Якутск и 14 - 16% - Уфа, Петрозаводск. По преимуществу к ним относили выходцев с Кавказа, евреев, русских. Зачастую на характер ответов влияло деление населения на коренное и некоренное. Представители того и другого высказывали прямо противоположные точки зрения. К примеру, в Петрозаводске карелы считают, что лучше живут русские, последним же кажется, что наоборот - карелы; в Оренбурге, на взгляд русских, наиболее зажиточны татары, а те, в свою очередь, указывают на русских. Здесь, вероятно, дает знать о себе и то обстоятельство, что в некоторых регионах люди коренной национальности как бы монополизируют определенную “социальную нишу” (торговля, управление, высшая школа и проч.), а это, понятно, создает предпосылки для отрицательной реакции.

Важную роль в определении атмосферы межнационального общения в регионе играют поведенческая практика, складывающаяся из официальных и бытовых контактов, их морально - нравственное содержание. Но обратимся к результатам исследования, проведенного в 1991 и (повторно) 1992 гг. (табл.2). Увы, как видим, за столь короткий временной отрезок доля лиц, встречавшихся с теми или иными фактами, отнюдь не содействующими нормальным отношениям, возросла в полтора, два, а то и три раза.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос “С какими из перечисленных явлений Вам приходилось сталкиваться в повседневной жизни?”, %

Негативные явления Ставрополь Оренбург Москва
1991 г. 1992 г. 1991 г. 1992 г. 1991 г. 1992 г.
Назначение на руководящие должности по национальному признаку

9 23

10 21

9 18

Непропорциональное представительство в местных органах власти

4 9

8 13

3 9

Предоставление материальных благ в зависимости от национальной принадлежности

9 22

8 21

7 15

Сохранение национальных пережитков

19 38

18 42

17 35

Предубеждение против людей иных национальностей, мигрантов

36 54

17 29

35 40

Использование религии для возбуждения национальных предрассудков

6 8

3 14

8 9

Хулиганские действия на национальной почве

28 48

17 29

26 43

Неприязнь к представителям других республик, занимающимся торговлей

65 68

56 52

72 69

А теперь задумаемся о значимости этнической принадлежности в групповом менталитете. Людям, как известно, свойствен поиск общественной опоры, необходимой для ощущения социальной защищенности, прочных житейских взаимосвязей. И в этом смысле вполне можно понять отчетливую ориентацию на национальную общность (группу), которая в тяжелый час всегда окажет поддержку. К тому же ныне происходит своеобразный “всплеск” национального самосознания, усиливается интерес человека к культуре своего народа, его историческому прошлому.

Какую еще пищу для раздумий доставляет исследование? Опрашиваемым. В частности, был задан вопрос о роли национальной принадлежности в формировании личности. От 14% до 25% (по всему массиву) исходят из того, что сознания причастности к конкретной нации само по себе ни хорошо, ни плохо. Однако от 3% до 30% придерживаются противоположной позиции, считая, что лишь сознательная национальная самоидентификация делает возможным личностное становление. Зафиксировано также разное отношение к этому акту представителей ‘ титульных ’ и ‘ нетитульных ’ наций. Первые настроены несравненно этноцентричнее.

В обстановке наметившегося этнорегионального сепаратизма, даже если бы произошли позитивные изменения в экономике и политической сфере (что само по себе сейчас маловероятно), конфликтность межнациональных отношений автоматически не исчезнет. Она имеет собственную логику происхождения и развития, да и весьма порядочную инерцию. Подобно тому как историческая память народов хранит нанесенные обиды, массовое сознание живущих поколений не в состоянии быстро преодолеть чувство национальной неприязни из-за нынешних несправедливостей, в чем бы они не проявлялись. Оттого особое значение приобретают проблемы учета и реализации этнических интересов, ущемленность которых (ее отметили среди не русского населения от 18% в Ставрополе до 58% в Черкесске) способна стать - и по сути стала - катализатором отчуждения людей друг от друга.

Представление об ущемленности национальных ожиданий, так же, как и претензии наций на приоритетные права, являются не только одним из истоков общественной напряженности в настоящее время. Есть достаточно оснований полагать, что и в обозримом будущем их воздействие не уменьшится.

Под влиянием постоянного неудовлетворения собственным национальным статусом у значительной части общества сформировалась установка на активные действия в конфликтной ситуации на стороне своей национальной группы ( табл.3). В Москве 70% опрошенных заявили об этом, и лишь 18% напрочь отвергли от себя такую возможность.

Столь высокая готовность горожан участвовать в подобного рода разборках не может не вызвать озабоченности хотя бы потому, что ставка на силу как метод решения назревших проблем становится все заметнее.

Таблица 3. Готовность участия в конфликтах, %

Города Нерусские Русские
Петрозаводск 55 64
Оренбург 50 63
Уфа 52 63
Улан - Удэ 72 58
Якутск 68 70
Ставрополь 68 73
Черкесск 74 68

Это ярко проявилось на Северном Кавказе, особенно в осетино-ингушском конфликте, когда в результате действий национал - экстремистских элементов пролилась кровь, с обеих сторон имеются жертвы и разрушения, появились беженцы и заложники. В сложном положении российские власти вынуждены были пойти на применение силовых методов для создания необходимых условий с целью локализации конфликта и его преодоления. Но этот вынужденный шаг усилил негативное отношение к Центру, рост антирусских настроений. Кстати, подавляющее число респондентов (30 - 40%) повсеместно оценили миротворческие попытки руководства страны как запаздывающие и не способствующие предупреждению столкновений конфликтующих.

Разгорающиеся и тлеющие очаги межнациональной конфронтации в южных оконечностях нашего Отечества создают серьезную опасность ее расширения и распространения вглубь. Ощущение нестабильности социального климата повышает тревожность массового сознания, делает население восприимчивым к разного вида ‘фобиям’ , страху за завтрашний день, порождает стремление избавиться от ‘чужих’ или во всяком случае ограничить их права в надежде обеспечить себе безопасность и благополучие.

В ряду причин, ведущих к этническим распрям, стоят пространственные притязания и разворачивающаяся борьба за передел территории, инспирируемые национальными движениями, подчас становящимися по мере своей радикализации явно националистическими. Пусть большинство из них не пользуется широкой поддержкой (лояльность партиям, отстаивающими независимость от Центра, выразили от 1% участников опроса в Ставрополе до 6% в Уфе и Якутске), не исключено, что при дальнейшим ухудшении социально - экономических условий и углублении кризиса она резко возрастет.

Существуют ли все-таки сегодня объективные предпосылки для того, чтобы не допустить эскалации этнических конфликтов? Анализ материалов дает веский повод утверждать. Что они вполне реальны. Опрошенные в регионах люди из различных социально - профессиональных групп связывают нормализацию национальных отношений с выполнением Федеративного Договора. Иными словами, претворением в действительность нового конституционного принципа сожительства субъектов Российской Федерации, основанного на учете общих интересов, отказе от пересмотра границ, от претензий населяющих ее народов, не исключая и русского, на развитие собственной государственности, рассматриваемое многими как доведение требования национального самоопределения до абсурда. По мнению львиной доли респондентов национальные проблемы следует решать в рамках культурно - национальных автономий. Против выхода республики (края, области) из состава России выступают от 60% до 80% в разных группах населения. Примерно столько же отрицательно относятся к изменению федеральных рубежей административно - территориального деления.

Подавляющую приверженность идее сохранения целостности государства подтверждают и данные, которые приводятся в табл.4.

Признание Федерации в настоящих границах значительным большинством всех опрошенных и выражение готовности защищать ее в случае необходимости(около 70%) заключают в себе прочные опоры для развития идеологии государственного(традиционно-евразийского) патриотизма, нужду в которой необычайно остро испытывает теперь страна. На этой основе Россия, безусловно, сумеет продолжить свою историческую миссию ‘собирательницы народов’ и гаранта их безопасности.

Таблица 4. Распределение ответов на вопрос

‘ Что такое Россия в национальном отношении ? ’, %

Мнения Улан-Удэ Оренбург Черкесск Якутск
Нерусс Русские Нерусс Русские Нерусс Русские Нерусс Русские

Вся территория

бывшего СССР

12 21 13 14 19 39 16 18

Вся территория

РФ

44 48 50 55 48 51 43 60

Территория РФ

без автономий

28 19 18 17 14 4 33 8

Затрудняюсь

ответить

16 12

19 14 19 6 10 13

Заключение.

Вышеизложенное, думается, позволяет не только понять основные тенденции нашего национального бытия, его вероятные перспективы, но и сделать некоторые общие выводы, сформулировать конкретные предложения, касающиеся межнациональной консолидации россиян, укрепления государственности и единства России:

- Общий рост недовольства существующим положением (социально-экономическим в первую очередь) выступает как мощный ускоритель форм ‘ протестного реагирования’ в различных областях общественной практике, в том числе и национальных взаимосвязях. Неудачи и провалы экономического реформирования усиливают неприятие проводимой Центром политики и обуславливают низкий рейтинг принимаемых правительством решений. Это стимулирует в конечном счете центробежные процессы, национальный и региональный сепаратизм, создающий угрозу единству и целостности российского национального федеративного государства.

- Явственно ощущается необходимость разработки научной теории гармонизации национальных отношений и соответствующей ей программы жизнедеятельности общества на переходный период и отдаленную перспективу. Фундамент концептуального подхода должны составить идеи национального центризма(избавление от крайностей в национальном вопросе во всех его аспектах) и демократического федерализма(обеспечение всем национально- и административно-территориальным единицам подлинного равноправия).

- Программа практических действий обязана исходить из юридического и практического соблюдения национальных и региональных интересов каждого субъекта Федерации. Лишь благодаря этому может быть преодолена асимметричность нынешнего федеративного устройства. Особое значение приобретают согласование и разграничение полномочий по линиям: Центр - республики, Центр - регионы (края, области, города), а также освоение специальных механизмов предупреждения конфликтов между нациями, регионами с учетом опыта стран, входящих в СНГ, других европейских государств.

- Важно обратить серьезное внимание на массовое ущемление потребностей и нужд этнического характера, выявленное в большинстве регионов. Данное обстоятельство, если ситуация не изменится, очевидно, активизирует как титульные нации, так и национальные меньшинства в отстаивании первыми своих прерогатив, а вторыми элементарных прав, причем любыми способами, не исключая насилие. Низкая оценка собственного национального статуса русскими, их озабоченность своим будущим в отдельных регионах чреваты возникновением синдрома социальной обиды, расширением масштабов русского национального движения, более жестким противодействием антирусским настроениям и акциям.

- Государственная политика призвана стать в большей мере, чем когда бы то ни было, национально-региональной, учитывающей специфику и Северного Кавказа, и Поволжья, и Сибири, и Дальнего Востока. Только такая политика в состоянии обеспечить относительно безболезненный переход от по существу унитарного государства, каким был Советский Союз, к федеративному, каким стремится стать новая Россия. Укрепление самостоятельности регионов, не противопоставляющих себя Центру, но сотрудничающих с ним, ведет к приоритету наднациональных ценностей, приближает реализацию общенациональной задачи - возродить великую и сильную державу с демократическими порядками и социально ориентированной экономикой.

Все это даст возможность не только правильно оценить сложившуюся ситуацию, но и во многом предвидеть ее развитие, а значит - преуспеть в предупреждении межнациональных трений и конфликтов. Такая работа в регионах лишь начинается. Вот почему взаимодействие и кооперация социологических служб в Центре и на местах, как и возобновление научных связей с социологами ближнего зарубежья, были бы очень полезными и продуктивными.

Список использованной литературы

1. Н.А.Лавровский. Политология. Учебное пособие. ТУСУР.Кафедра истории и политологии.2000г.

2. В.В.Лунеев. Преступность в межнациональных конфликтах//Социологические исследования. 1995. № 4. с.103 - 107.

3. В.Н.Иванов. Межнациональная напряженность в национальном аспекте. 1993. № 7. с.58 - 66.

4. Г.С.Котанджян. Этнополитология консенсуса - конфликта. М.:Луч, 1992.

5. П.Сорокин. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. с. 251.