регистрация / вход

Политическая идеология и ее социальные функции

ТЕМА «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕАЛОГИЯ И ЕЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ» Понятие политической идеологии. Идеология и власть. Методы идеологического воздействия. Особое место в политическом сознании занимает идеология. Будучи системой верований, убеждений и взглядов, она отражает общественно-политическую реальность через призму интересов больших соци­альных групп, прежде всего классов.

ТЕМА «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕАЛОГИЯ И ЕЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ»

1. Понятие политической идеологии. Идеология и власть. Методы идеологического воздействия.

Особое место в политическом сознании занимает идеология. Будучи системой верований, убеждений и взглядов, она отражает общественно-политическую реальность через призму интересов больших соци­альных групп, прежде всего классов. В содержание идеологии вписываются элементы знания о действи­тельности. Вместе с тем идеология — ценностная система, выражающая отношение к существующим общественным порядкам, обосновывающая политические идеалы, принципы, нормы, цели образы поведения. Такие, скажем, как социальная справедливость, свобода, права человека, демократия, соли­дарность. Оценка социальной реальности, что озна­чает ее соотнесение с политическими потребностями и интересами, идеалами и принципами, — важней­шая функция идеологии. Так или иначе оценивая реалии, деятельность политических субъектов, ее результаты и последствия, идеология обретает регулятивно-ориентирующую силу. Она направляет прак­тические действия в рамки целей, приемлемых в первую очередь для господствующих в обществе социальных групп и, по крайней мере, не отвергаемых большинством других слоев.

С помощью идеологии политические силы обосно­вывают свои цели и подбирают средства для их реа­лизации. На основе идеологии разрабатываются по­литические концепции, доктрины и программы. Иде­ология питает мотивационную базу коллективных политических действий и поведения. Она, по словам А. Грамши, служит тому, чтобы пробудить в народе и организовать коллективную волю. Идеология так­же маскирует и мистифицирует (хотя и не всякая идеология) подлинные интересы и цели господству­ющих групп, элит. На эту функцию обратил внима­ние немецкий социолог Р. Мангейм. Изучение идео­логии, по его мнению, имеет целью демаскировать «более или менее сознательное жульничество и пе­реодевание». Сказано достаточно жестко, но не без оснований.

Со времени введения французским, ученым Де Треси (1754-1836) терми­на «идеология» в научный оборот в политической теории сложились самые разнообразные взгляды на это духовное явление. В частности, марк­сизм, исходит из обусловленности идеологических докт­рин материальными условиями жизнедеятельности об­щественных групп, в силу чего они характеризуются как теоретические представления, защищающие общекол­лективные интересы. Формирование идеологий связыва­ется здесь с деятельностью специализированного кол­лективного субъекта. В зависимости от места, занимае­мого группой в общественных отношениях (если, к при­меру, класс обладает интересами, совпадающими с ве­дущими тенденциями общественного прогресса), марк­сизм признает возможность выполнения идеологией функций научного знания.

В отличие от канонических позиций марксизма в за­падной политологии не прекращаются дискуссии об ис­точниках и статусе идеологических течений. Так, для приверженцев неоанархизма идеология выступает как порождение массового сознания; либерально-позитиви­стская традиция, гиперболизируя идеологию, интерпре­тирует ее как надисторическое явление, существующее вне зависимости от социальных и политических условий; неомакиавеллисты (Р.Моска, Р.Михельс, В.Парето) склонны даже эстетические или религиозные формы со­знания трактовать как специфические формы проявления политической идеологии, порожденные нуждами легитимизации власти. В то же время широко распространены и взгляды, характеризующие идеологию как «служанку власти», не имеющую в политике сколь-нибудь серьез­ного веса и значения.

Вместе с тем, несмотря на известный релятивизм, в западной политологии все же сложился ряд устойчивых позиций по отношению к идеологии. Так, принципиальной позицией является бескомпромиссное разведение идео­логии и науки, отрицание за идеологией познавательных функций. Еще М.Вебер относил идеологию, как и иные мировоззренческие и религиозные образования, к обла­сти веры, отрицая, тем самым, саму постановку вопро­са о ее научности. Признанный авторитет в этой области К.Манегейм, всл ед за Вебером, рассматривал любую идеологию как неадекватное отображение действитель­ности, как совокупность идей, сознательно скрывающих истинное положение вещей. Весьма распространенным является также и сугубо функциональное толкование идеологии как инструмента интеграции общности (О.Лемберг, Т.Парсонс и др.), оставляющее в тени ее социально-исторические источники и детерминанты. Не­редко идеология сводится и к психологии отдельных групп и индивидов (Р.Пайпс, В.Старк, Л.Браун и др.).

Если суммировать рациональные оценки и подходы к толкованию данной формы политического сознания, то можно сказать, что политическая идеология представля­ет собой систематизированную совокупность идейных воззрений, выражающих и защищающих интересы той или иной общественной группы и требующих подчинения индивидуальных помыслов и поступков как можно боль­шего числа людей соответствующим целям и задачам ис­пользования власти. Коротко говоря, политическая идео­логия — это доктрина, обосновывающая притязания ка­кой-либо группы на власть или ее использование и пре­дусматривающая поэтому ту или иную стратегию пол­итических действий.

В отличие от науки, чьей задачей является поиск истины, функции идео­логии прежде всего сводятся к овла­дению массовым политическим сознанием населения, к внедрению в него своих критериев оценки настоящего и будущего развития общества, определению целей и за­дач, по которым люди должны ориентироваться в пол­итическом пространстве. Обладая ярко выраженным групповым характером, идеология должна создавать по­зитивный образ проводимой (или предлагаемой населе­нию) политической линии, ее соответствия интересам то­го или иного класса, нации, государства. При этом идеология должна не столько заниматься пропагандированн­ом, распространением тех или иных идеалов и ценно­стей сколько стимулировать целенаправленные дейст­вия и поступки граждан, партий и других политических ассоциаций.

Выполняя свои политические функции, идеология стремится сплотить, интегрировать общество либо на базе интересов какой-либо социальной или национальной группы (например, среднего класса, граждан коренной национальности и т.д.), либо на почве сознательно сфор­мулированных цепей, не опирающихся на определенные социально-экономические страты или группы населения (например, идеология анархизма, фашизма и др). Спо­собность реально интегрировать общество будет непос­редственно зависеть от того, насколько идеи и положе­ния идеологии соответствуют обыденным взглядам и представлениям населения о предпочтительном стиле жизни, а также и от того, найдет ли данная доктрина адекватные уровню общественного сознания формы ин­терпретации своих теоретических заключений.

Помимо рациональных, теоретически обоснованных положений любая идеология предполагает некий отлет от действительности, содержит те цели и идеалы, кото­рые населению предлагается воспринимать на веру. В меньшей степени таким налетом коллективных верова­ний обладают официальные идеологии, направляющие реальный курс государственной политики и потому в ос­новном приукрашивающие действительность и иницииру­ющие апологетические настроения. Большей же пред­расположенностью к утопическим предположениям об­ладают идеологии оппозиционных сил, как правило, ожи­дающие от власти значительно больше, чем она может дать и стремящиеся с помощью красивого идеала при­влечь к себе больше сторонников.

Рассматривая идеологию как форму мотивации пол­итического поведения групповых субъектов, надо отме­тить, что в демократических системах она используется преимущественно лишь на этапах, связанных с концепту­ализацией групповых интересов и их введением в полити­ческую жизнь. Стремление же абсолютизировать ее роль, т.е. подчинить ей нравственные, правовые, культурные и иные духовные регуляторы политических отношений на постоянной основе, по существу по­рождает т.н. «идеократическое» (тоталитарное) об­щество, пытающееся насильственно утвердить идеа­лы господствующей идеологии в сознании граждан и в практической жизни.

Идеология «транслируется», распространяется в обществе, «вносится» в сознание людей идеологичес­кими аппаратами. Понятие «идеологические аппа­раты» охватывает всю совокупность средств и орга­низаций, с помощью которых внедряются в головы людей взгляды, идеи и нормы, отражающие интере­сы определенных социальных групп или общностей, но которым придается всеобщий характер. В струк­туре идеологических аппаратов: семья, школа, цер­ковь, политические партии, государственные инсти­туты, средства массовой информации. В отдельные эпохи идеологические аппараты приобретают роль гегемона в политической системе. Такую функцию, по А. Грамши, выполняла в средние века церковь. Господство догматизированной идеологии марксиз­ма-ленинизма и аппаратов, транслировавших ее, присуще модели государственного социализма. В со­временную эпоху центральное место в системе идео­логических аппаратов занимают средства массовой информации. На них возложено управление и мани­пулирование информацией.

Между идеологическими аппаратами и властью устанавливается прочная связь, основывающаяся на их взаимозависимости. Наличие такой взаимосвязи идеологии с политикой нельзя понимать в смысле полного тождества. Подобного тождества в нормаль­ном, демократическом обществе не бывает, как не существует между ними и обособленности.

2. Понятие политико - идеологической доктрины, их классификация.

Уровни политической идеологии.

Поскольку политическая идеология, как мы уже сказали, представляет собой специфическое духовное обра­зование, специально предназначенное для целевой и идейной ориентации политического пове­дения, необходимо различать следующие уровни ее функционирования: теоретико-концептуальный, на кото­ром формулируются основные положения, раскрываю­щие интересы и идеалы того или иного класса, слоя, на­ции, государства; программно-политический, где соци­ально-философские принципы и идеалы переводятся в программы, лозунги и требования политической элиты и являют собой идейную основу для принятия управленче­ских решений и стимулирования политического поведе­ния масс. Данный уровень функционирования идеологии непосредственно связан с деятельностью партий, сою­зов, объединений, созданных для трансляции политиче­ских требований приверженцев определенной идеоло­гии. Учитывая политический вес связанных с идеологией институтов власти, и саму ее трактуют как «конституи­рующий элемент политики»; актуализированный, который характеризует сте­пень освоения гражданами целей и принципов данной идеологии и характер их воплощения в тех или иных формах политического участия. Этот уровень может ха­рактеризовать довольно широкий спектр вариантов интериоризации идеологии: от легкой смены идеологических позиций до восприятия людьми своих политических при­вязанностей как глубинных мировоззренческих значений, способных упорядочить в сознании людей ход истории, определить принципы их социального мышления т.н. «то­тальные» (К.Мангейм) или «парадигматические» (Н.Пуланзас) идеологии.

Основные современные идеологии, Марксизм и социал - демократия.

Субъекты и носители политических отношений, руководствующиеся идеологическими ценностями и целями, образуют в политике своеобразное коммуникативное пространство или т.н. дискурс. Происходящий здесь непрерывный обмен теми или иными подходами, оценками и суждениями об одних и тех же или различных политических событиях, дебаты по политической «повестке дня» (т.е. определе­ние группы вопросов, являющихся наиболее важными для определения путей использования власти), борьба идей и воззрений способствуют рождению и распаду идеологий, новому синтезу идейных течений, постоянно­му усложнению мотивационной сферы политического поведения.

В современных условиях разительный прогресс за­падных индустриальных обществ, новая роль средних слоев, социокультурный прогресс мирового сообщества радикальным образом повлияли на содержание комму­никативного процесса и его характер. Так, падение тота­литарных режимов в бывшем СССР и ряде стран Вос­точной Европы послужило мощным толчком падения ав­торитета и роли «левых» идеологий. Прежде всего это коснулось идеологии марксизма-ленинизма.

Возникнув в середине XIX века и будучи обусловле­но начальным, наиболее резким этапом борьбы рабоче­го класса и буржуазии, это учение особое внимание уделяло революционным методам перехода от капита­лизма к социализму, обоснованию диктатуры пролетари­ата, разработке стратегии и тактики революционного ра­бочего движения. Не говоря даже о внутренних противо­речиях теоретического метода Маркса, в значительной мере предопределивших малореалистическое и весьма поверхностное видение исторического процесса, надо отметить, что по сути на всем протяжении идейной эво­люции данной доктрины ее приверженцам — и особенно «марксистам-ленинистам» как наиболее односторонним интерпретаторам и догматическим последователям этих идей — так и не удалось выйти за рамки философии на­силия, ориентации на силовые методы упрочения социа­лизма и коммунизма. Как одна из самых конфронтационных идеологий, марксизм-ленинизм, отгородив себя от интеллектуального и культурного общения с иными системами политических воззрений, обрек себя на не­минуемое духовное вымирание и вытеснение с полити­ческой арены. К сожалению, ряд современных попыток реконцептуализировать марксистское учение, придать его политическим идеям привлекательность в глазах на­селения России свидетельствует о его сближении с наци­оналистическими и шовинистическими течениями, т.е. возрождении на отечественной почве печальной памяти национал-социализма — той доктрины, для которой наси­лие было альфой и омегой всех политических устремле­ний.

В отличие от марксизма, социал-демократическая идеология исходила и исходит из приоритета постепенно­сти исторической эволюции общества в направлении строя социальной справедливости и равенства граждан независимо от их общественного положения, сохранения при этом социального и межгосударственного мира. Представления о постепенном реформировании буржу­азного общества, необходимости отказа от классовой борьбы неразрывно связывались в этой доктрине с пони­манием первостепенной значимости народной власти в политической и экономической жизни, с усилением соци­альной защищенности трудящихся и поощрением рабо­чего самоуправления. Социал-демократии присуща и сильная акцентация этических стимулов политического развития, отрицание социальных преимуществ граждан при толковании их прав и свобод. Основную теоретиче­скую платформу этой идеологии составляют категории справедливости, свободы и солидарности.

Проповедуемая социал-демократами концепция «со­циального партнерства», заменившая, а отчасти и усо­вершенствовавшая идею классового противоборства, по­казала себя в условиях стабильного развития западных стран как более предпочтительная, чем марксизм, про­грамма политического движения. В то же время неосуществленность выдвигавшихся социал-демократией идей (концепций «демократического социализма», «государ­ства всеобщего благосостояния»), неубедительность политических интерпретаций современной роли средних споев, решения проблемы наемного труда, социальных последствий технологического рывка в развитых индустриальных странах и ряд других теоретических просчетов, в значительной мере порожденных традиционным отно­шением к смыслу и содержанию общественного про­гресса, серьезно подорвали влияние данного идеологи­ческого течения. Серьезную роль в ослаблении автори­тета социал-демократии сыграло и крушение тоталитар­ных режимов в конце 80-х годов, рассматривавшееся общественным мнением как поражение родственной ей идеологии.

На фоне ослабления политической роли «левых» идеологий заметно усилили свое идейное влияние либе­ральная (неолиберальная) и консервативная (неоконсер­вативная) идеологии. Прежде всего это связано с под­держкой этими доктринами тех ценностей и понятий, ко­торые в современных условиях лежат в основании де­мократической организации власти в обществе и взаимо­отношений государства и гражданина.

Либерализм и неоли6ерализм.

Еще на начальных этапах своего формирования, унаследовав идейное богатство Д.Локка, А.Смита, Т.Гоббса, связывавших свободу личности с ува­жением основополагающих прав человека, а также с си­стемой частного владения, либерализм положил в осно­ву своей концепции идеалы свободной конкуренции, рын­ка, предпринимательства. Соответственно ведущими политическими идеями либерализма выступали правовое равенство граждан, договорная природа государства, а впоследствии и равноправие соперничающих в политике «профессиональных, экономических, религиозных, полити­ческих ассоциаций, ни одна из которых» не должна иметь «морального превосходства и практического преобладания над другими».

Хотя до середины XX в. либералы предпочитали из­бегать употребления термина «демократия» (оберегая таким образом ведущую для них ценность — частную собственность), то впоследств ии, отдавая должное соци­ал ьным функциям государства, стали уделять демокра­тическим ценностям значительно большее внимание. Важнейшим достоинством пол итической системы про­возглашалась справедливость, а правител ьства — ориен­тация на моральные каче ства гражданина.

В основу политической программы неолибералов легли идеи консенсуса управляющих и управляемых, не­обходимости участия масс в политическом процессе, демократизации процедуры принятия политических ре­ш ений. В отличие от прежних ориентаций на механиче­ские принципы определения демократичности (по боль­шинству) ведущим значением стали обладать плюрали­стические формы организации политической жизни. При­чем Р. Дал ь, Ч.Линдблюм и др. неоплюралисты считают, что чем слабее правление большинства, тем оно боль­ше соответствует принципам либерализма. Правда, представители праволиберальных течений (Ф.Хайек, Д.Эшер, Г.Опсон) полагают, что при плюрализме спо­собны сформироваться механизмы экспроприации боль­шинством богатого меньшинства, что может поставить под угрозу основополагающие принципы либерализма.

На либеральной идейной основе пол учили развитие многообразные теории политического участия, партисипаторной демократии, а также и элитарных концеп­ций, что подкрепило популярность либерализма среди сторонников разл ичных моделей политического уст­ройства общества.

Консерватизм и неоконсерватизм.

В противоположность либерализму консервативная идеология, также поддерживая основополагающие принципы устройства общества на принципах частного владения, сделала акцент на обеспе­чении стабильности капиталистических (или точнее — ин­дустриальных) отношений. Фундаментальная идея кон­серватизма, сформул ированная еще Э.Берком в «Раз­мышлениях о французской революции» (1790), состояла в признании противоестественности созн ательного пере­устройства общества.

В русле такого подхода ценности свободы, равенст­ва и прогресса утрачивали свою первопричинность по сравнению с идеями традиционализма, преемственности, иерархичности, аристократизма. Политическими следст­виями таких установок явились воззрения, понимавшие свободу как послушание государству, утверждавшие не­зыблемость институтов вл асти капиталистическо го об­щества, защищавшие «естественные» привилегии власть предержащих, С течением времени набазе этих идей даже сформировалось особое течение —либертализм, основывающийся на ценностях крайнего индивидуализма и отрицании политического вмешательства в предприни­мательскую деятельность.

Во второй половине XX в. социально-экономические и политические изменения в мире заставили консервато­ров перейти к более сложной аргументации в апологе­тике западного образа жизни и демократии. Неоконсер­вативное течение (Д.Белл, З.Бжезинский, Н.Подгорец, Н.Кристолл) сделало упор на требовании укрепления за­конности и порядка, противостоянии любым начинаниям, способным подорвать стабильность политической систе­мы Запада и уменьшить власть представителей крупного капитала. В русле этих требований звучали призывы уси­лить элитарный характер политического руководства, ввести механизмы сознательного распределения прав и властных полномочий граждан в соответствии с их инди­видуальными достоинствами. Но даже такое перефор­мулирование демократической идеи консерваторы пыта­лись обосновать нормами индивидуальной морали, нрав­ственной ответственности управляющих. Так, выступая против «государства социального благоденствия», тео­ретики неоконсерватизма указывали на его связь с раз­витием эгоцентризма и иждивенчества, ослаблением традиционных интеграторов общества (например, внутрисемейных уз и связей), что в конечном счете может привести к перекладыванию человеком своей индивиду­альной ответственности на государство и к снижению его гражданской активности. Умение связать понятные каждому и распространенные в обществе ценности с целями политической эволюции западного общества в немалой степени обусл овили авторитет консервативной (неоконсервативной) идеологии в общественном мнении.

Христианско-демокра тическая идеология.

Чуткость граждан к индивидуально этическим, ценностно-культурным аргументам и доводам в значительной мере повлияли и на популярность хри­стианско-демократической идеологии, связывающей пол­итическое и социальное развитие с деятельностью сво­бодных и равноправных граждан, руководствующихся в своем поведении нормами религиозной морали. Идей­ную основу христианско-демократической идеол огии со ставляет синтез «мира любви» и «мира власти», призна­ние уникальности и ценности человеческого существова­ния и необходимости формирования государства как га­ранта свободы для всех граждан общества. Ведущим принципом христианско-демократической идеологии яв­ляется признание зависимости бл ага каждого человека от процветания общества и государства (и наоборот). При этом отрицается необходимость превращения пол­итического порядка в обществе в религиозный. Государ­ств енное правление признается как мощное средство утверждения духовной свободы в обществе и отрицания хаоса (отвергаются только авторитарно-тоталитарные формы государства). В то же время отрицается слепая покорность властям, государство не признается как вы­сшая политическая ценность. Христианская вера задает государству запредельные для политики моральные кри­терии и оценки его деятельности. Верующий гражданин, приверженец данной идеологии должен способствовать повышению соответствия деятельности государственных и властных институтов их моральному и общественному предназначению. Отвечая активности граждан, государ­ств о должно обеспечить реализацию их демократиче­ских прав, оказывая помощь тем, кто не способен обес­печить себя. Только в таком случае смогут устанавли­ваться сбалансиро ванные отношения между государст­вом и гражданином.

Список литературы.

1. Волков Ю.Г. Идеологическое затмение?//Социс. 1994, 10.

2. Гаджиев К.С. Заметки о тоталитарном сознании//Вестник Московского университета. Серия 12. Социально-политические исследования. 1993, Я 4.

3. Ильин В.В. Национально-государственная идеология - энтеле­хия отечественных реформ//Там же. 1994, № 1.

4. Ковалев А.М. Государственная идеология. Что это такое?// Там ае, 1994, 1.

5. Коваленко В.И. Интегративная идеология в России: основания, проблемы, перспективы//Там же. 1994, и 1.

6. Косолапов Н.А. Интегративная идеология для России: интел­лектуальный и политический вызов//Вопросц философии. 1994, 1.

7. Куратченко В.П. Лекции по политологии. Выпуск 2. Красно­дар, 1994.

8. Мац 7. Идеология как детерминанта политики в эпоху модерна//Полио. 1992, Я 1-2.

9. Основы политической науки. Учебное пособие для вузов. Ч.П.

М., 1993. - Гл.12, § 3. 10. Херсон Л. Идеология в Соединенных Штатах/ олис. 1994, № 6.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий