регистрация / вход

Политическая культура

Новосибирский Государственный Технический Университет Кафедра истории и политологии РЕФЕРАТ Тема: «Понятие политической культуры» Выполнил студент

Новосибирский Государственный Технический Университет

Кафедра истории

и политологии

РЕФЕРАТ

Тема: «Понятие политической культуры»

Выполнил студент

Мульцын К.А.

группа ПМ-94

Новосибирск, 1999

План:

1. Сущность и содержание политической культуры

2. Типология политической культуры. Факторы, влияющие на ее формирование

3. Политическая социализация личности

Список литературы.

1. Сущность и содержание политической культуры

Политическая культура — составная часть общей культуры человечества. В соответствии с точкой зрения одних уче­ных она включает в себя те элементы духовной культуры страны, политического сознания, которые отражают сово­купность наиболее устойчивых политических ориентации, ценностей, установок ее народа. При этом она исходит из того, что политическая культура не включает в себя поли­тическое поведение, но реализуется через него. Другие ученые утверждают, что политическая культура включает в себя не только элементы духовной культуры, политическо­го сознания, но и политического поведения. В конечном итоге главное заключается в том, что обе точки зрения схо­дятся в понимании того, что политическая культура не за­мыкается в рамках политического сознания, а находит свое проявление, реализацию в политической практике.

Политическая культура складывается, с одной стороны, из укоренившихся представлений населения страны, ка­сающихся сферы политики, обусловленных традициями, обычаями, верованиями, передаваемыми из поколения в поколение, с другой стороны, из воспроизводства этих представлений в процессе изменяющихся условий полити­ческой жизни общества. Следовательно, политическая культура — динамичное явление, в котором в той или иной мере заложены наследственные качества. В соответствии со сказанным можно дать следующее определение полити­ческой культуры:Политическая культура — это уровень и характер общезначимых политических знаний, оценок и действий граждан, обусловленных политическим опытом предшествующих поколений и воспроизводством их в ходе текущей политической жизни.

Впервые термин "Политическая культура" был введен в научный оборот немецким философом И. Гердером в XVIII веке. Систематизированное же представление о политиче­ской культуре как составной части политологии сложилось лишь в середине XX века. Основной вклад в становление и развитие теории политической культуры внесли Г. Алмонд, С. Верба, А. Липсет, М. Дюверже и некоторые другие уче­ные.

Характеризуя самые устойчивые представления человека и наиболее типичные формы его взаимоотношений с властью, стиль его политической деятельности демонстрирует, насколько им восприняты и усвоены общепризнанные нормы и традиции государственной жизни, как в повседневной активностисочетаются творческие и стереотипизированные приемы реализации ими своих прав и свобод и т.д. Тот же разрыв (противоречие), который складывался между освоенными и неосвоенными человеком нормативами политической игры, стандартам гражданноского поведения, является важнейшим внутренним источником эволюции и развития политической культуры.

В то же время сосуществование ценностей и сиюминутной (чувственной) мотивации поступков, известное несовпадение намерений и действий человека придают политической культуре внутреннюю противоречивость, позволяют сосуществовать в ней "логичным", "нелогичным" и "внелогичным" элементам (В.Парето), способствуют одновременному поддержанию ею активных и пассивных форм политического участия индивида.

Особой сложностью отличаетсястиль массового политического поведения граждан, поддерживаемый строением институтов власти, т.е. политическая культура общества в целом. Эта политическая культура, закрепляя нормы, стереотипы, приемы, общения и проч. в политическом языке (соответствующих терминах, символах и т.д.), придает особую значимость атрибутам государственности (флагу, гербу, гимну). Тем самым политическая культура стремится интегрировать общество, обеспечить стабильность отношений элиты и электората. Там же, где люди отчуждены от власти и не имеют возможности руководствоваться значимыми для себя политическими ценностями и целями, как правила, возникает противоречие между официальной (поддерживаемой институтами государства) политической культурой и теми ценностями (и соответствующими им формами поведения), на которые сориентировано большинство или значительная часть населения. Так, например, в ряде стран Восточной Европы официальные цели "социалистического строительства" в значительной мере внедрялись под давлением государственных инстанций, ни по-настоящему не встроились в систему национальных ценностей и традиций. Поэтому и расстование с социалистическим тсроем прошло там достаточно безболезненно, в виде т.н. бархатных революций.

Однако в разных странах — и даже в тех, где нет существенных противоречий между официальной и реальной политической культурой, — всегда сужествуют различия в степени признания и поддержки общественными группами и индивидами принятых в политической системе норм и традиций. Это свидетельствует о разной степени культурной оснащенности политических субъектов. Более того, там, где получают распространение идеи, пренебрегающие ценностью человеческой жизни, игнорирующие права граждан, где правящий режим заставляет людей руководствоваться чувствами страха и ненависти друг к другу, утверждает в общественном сознании идеологию насилия, — там распадается ткань политической культуры. Культурные ориентиры и способы политического участия уступают место иным взаимоотношениям граждан с властями. Фашистские, расистские, шовинистические движения и терроризм, охлократические формы протеста и тоталитарный диктат властей неспособны поддерживать и расширять культурное пространство в политической жизни. Напротив, они создают в политике культурный вакуум, порождают процессы, чреватые разрушением человеческого сообщества.

Строго говоря, политическая культура отличается также и от предполитического (потестарного) учения граждан в отношениях власти, основанного не на рациональных, а на иррациональных ориентирах, направленность которым задает круговая порука этноса, земляческая мифология, "единая кровь" своей общины. Носители подобного рода воззрений, не зная "общего интереса" и дисциплины (И.Ильин), понимая свободу как "бесчинство разнузданности" (С.Франк), служат источником классового и социального эгоизма, способствуют распространению болезненных энтофобий и вспышек насилмя в обществе.

Констатируя невозможность построения всех форм участия граждан в политике на образцах культуры, а также разную степень обусловленности институтов власти общепринятым ценностям, следует признать, что политическая культура способна сужать или же расширять зону своего реального существования. Поэтому в целом она не является универсальным политическим явлением, пронизывающим все фазы и этапы политического процесса. Развиваясь по собственным законам, она способна оказывать влияние на формы организации политической власти, строение ее институтов, характер межгосударственных отношений.

Политическая культура относится к такому явлению ду­ховной жизни народа, которое оказывает существенное влияние на самые разные стороны его политической жизни и на основании которого можно судить об уровне полити­ческой зрелости общества. Поступательное развитие поли­тической истории человеческого общества — это не только становление и развитие государства, утверждение и смена тех или иных форм его устройства и правления, политиче­ских режимов и политических систем, но и развитие соци­альных субъектов политики — личности, различных групп населения, общества в целом. В процессе этого развития субъекты политики усваивают ту или иную политическую культуру, которая соответственно своему характеру оказы­вает воздействие на политическую жизнь, политический процесс, политическую систему общества и политический режим. Воздействие настолько сильное, что отдельные по­литологи считают политическую культуру составной ча­стью политической системы общества.

Хотелось бы обратить внимание на следующее: политическая культура, естественно, не единственный фактор, определяющий политическую жизнь и политическую систему общества. Свою роль здесь игра­ют также социально-экономические интересы, нравствен­ные нормы, идеология, образование, этническая принад­лежность и другие особенности как отдельной личности, так и социальных групп. Однако при всем этом субъект по­литики лишь тогда может правильно оценить политиче­скую жизнь и политическую систему, распорядиться харак­тером и направленностью своего участия в них, когда овладеет основополагающими нормами политической культуры. В противном случае будут сплошные заблужде­ния, за которые рано или поздно придется расплачиваться. Политическая культура дает возможность хорошо ориен­тироваться в политической ситуации, давать правильную оценку происходящим событиям, умело определять кто есть кто, делать нужный выбор.

Воплощая ценностно-смысловую детерминацию политической активности человека, политическая культура характеризует его способность понимать специфику своих властно значимых интересов, действовать при достижении целей в соответствии с привилами политической игры, а также творчески перестраивать свою деятельность при изменении потребностей и внешних обстоятельств. Политическая культура может проявляться в форме духовных побуждений и ориентаций человека, в опредмеченных формах его практической деятельности, а также в институциализированном виде (т.е. будучи закрепленной в строении органов политического и государственного управления, их функциях). Поскольку не все ценности одновременно воплощаются практически (и уж, тем более, институционально), между вышеназванными формами проявления политической культуры всегда имеются определенные противоречия.

В целом политическая культура способна оказывать тройственное влияние на политические процессы и институты. Причем такая взможность сохраняется даже в случае изменения внешних обстоятельств и характера правящего режима. Так, например, в традиционных обществах (аграрных, построенных на простом воспроизводстве и натуральных связях) политическая культура даже в период реформации, как правило, поддерживает прежнюю архаическую структуру власти, противодействуя целям модернизации и демократизации политической системы. Такая способность политической культуры хорошо объясняет то, что большинство революций (т.е. стремительных, обвальных изменений) чаще всего заканчивается либо возвратом к прежним порядкам (означающим невозможность населения адаптировать для себя новые цели и ценности), либо террором (только и способным принудить людей к реализации новых для них принципов политического развития).

Во-вторых, политическая культура способна порождать новые, нетрадиционные для общества формы социальной и политической жизни, а, в-третьих, комбинировать элементы прежнего и перспективного политического устройства.

Политической культуре свойственны определенные функции в политической жизни. К важнейшим из них можно отнести следующие:

- ИДЕНТИФИКАЦИИ, раскрывающей постоянную потребность человека в понимании своей групповой принадлежности и определение приемлимых для себя способов участия в выражении и отстаивании интересов данной общности;

- ОРИЕНТАЦИИ, характеризующей стремление человека к смысловому отображению политических явлений, пониманию собственных возможностей при реализации прав и свобод в конкретной политической системе;

- АДАПТАЦИИ, выражающей потребность человека в приспособлении к изменяющейся политической среде, условиям осуществления его прав и властных полномочий;

- СОЦИАЛИЗАЦИИ, характеризующей обретение человеком определенных навыков и свойств, позволяющих ему реализовывать в той или иной системе власти свои гражданские права, политические функции и интересы;

- ИНТЕГРАЦИИ (дезинтеграции), обеспечивающей различным группам возможность сосуществования в рамках определенной политической системы, сохранения целосности государства и его взаимоотношений с обществом в целом;

- КОММУНИКАЦИИ, обеспечивающей взаимодействие всех субъектов и институтов власти на базе использования общепринятых терминов, символов, стереотипов и других средств информации и языка общения.

В различных исторических условиях — чаще всего при нестабильных политических процессах — некоторые функции политической культуры могут затухать и даже прекращать свое действие. В частности, может весьма значительно снижаться коммутикативная способность политических норм и традиций государственной жизни, в результате чего будет неизбежно обостряться полемика между различными общественными группами и особенно теми из них, которые придерживаются противоположных позиций относительно правительственного курса. Сдругой стороны, в переходных процессах нередко возрастает способность политической культуры к дезинтеграции систем правления, основанных на непривычных для населения целях и ценностях.

Политическому руководству необходим учет уровня и характера политической культуры населения, чтобы пра­вильно проводить политическую линию. Это, конечно, не означает, что власти должны плестись в хвосте политиче­ски малограмотных граждан своей страны. Но оно предпо­лагает создание необходимых условий с тем, чтобы обес­печивались возможности для подъема политического сознания населения до такого уровня, при котором оно бы­ло бы способно самостоятельно разбираться в основопола­гающих вопросах политики. Естественно, что такие усло­вия могут быть созданы лишь в демократическом го­сударстве, где утвердившийся на практике принцип наро­довластия уже сам по себе неукоснительно требует соот ветствующей политической подготовки его жителей. При этом, конечно, само политическое руководство должно об­ладать достаточным политическим менталитетом и соблю­дать культуру власти.

Нельзя разумно двигаться вперед, отрицая все то, что было создано предшествующими поколениями и полагать, что мы — начало всего. Надо исходить из того, что без прошлого нет настоящего, а без настоящего нет будущего. Тем не менее, история и современность России свидетель­ствует об обратном. Авторы книги "Философия власти" (М. 1993) пишут: "У нас, как везде, где отсутствует истори­ческая почва, безумно любят нововведения, сводящиеся к постоянным, ничего не улучшающим изменениям. Пошлое и бездарное, всякий раз возвещающее новое откровение, реформаторство, — может ли быть что-либо страшнее и опаснее его?! Сколько раз у нас сбрасывали с корабля со­временности "проклятое прошлое", сколько раз прицельно и бесцельно у нас громили благоприобретенное, гордясь безоглядным палачеством. В итоге, не учась историческому опыту, мы не жили по-человечески; наша держава, госу­дарственность являлись значительным пробелом трезво-мыслящего сознания, поучительным негативным примером для народов цивилизованных. Обидно, досадно, порази­тельно, несообразно, но факт: все и всегда в России рушит­ся навеки, тогда как строится на годы" (с.219).[1]

Не вдаваясь в глубины истории, можно привести немало примеров из недавнего прошлого и настоящего нашей страны, подтверждающих вышесказанное. Социалистиче­ские преобразования, начатые после Октября 1917 г., осу­ществлялись таким образом, что были нарушены осново­полагающие устои жизни людей, что дало основание О. Мандельштаму сказать "Мы живем, под собою не чуя страны...". А великий русский певец Ф.И. Шаляпин, наблю­дая из далека за событиями в России, отмечал, что "наши российские строители никак не могут унизить себя до того, чтобы задумать обыкновенное человеческое задание по ра­зумному человеческому плану, а непременно желали по­строить "башню до небес"... Не могли они удовлетвориться ооыкновенным здоровым и бодрым шагом, каким человек идет на работу, каким он с работы возвращается домой, — они должны рвануться в будущее семимильными шага­ми — "отречемся от старого мира". И вот надо сейчас же вымести старый мир так основательно, чтобы не осталось ни корня, ни пылинки" (Шаляпин Ф.И. Маска и душа. Но­вый мир. 1988, №6, с.192)

Мы посчитали себя поводырями, наставниками всего человечества и неустанно твердили о неизбежности социа­листических революций во всех странах. Вместе с тем как на деле оказались заблудившимися в поисках лучшего ми­ра, по стопам которых другие народы не торопились идти, а те их них, которые "пошли", не выдержав поверку време­нем, покинули его при первой же реальной возможности. И скорее всего не потому, что социализм сам по себе плох, а потому, что созданная нами модель была вывертом его на­изнанку.

В нашей стране история прерывалась не только на сты­ках больших эпох, но и в период смены ее руководителей. Каждый новый генсек ЦК КПСС начинал рассуждать о на­чале "решающих преобразований" с того партийного съез­да, который был связан с началом его деятельности. Ны­нешнее руководство России не проявило оригинальности в осуществлении своей политической линии. Стремясь осво­бодиться от негативного груза прошлого, оно пошло по пу­ти презрения и отказа от всего того, что было создано в го­ды советской власти. В стране был осуществлен новый вариант социальной революции и, как известно, далеко не бескровный.

Россия оказалась перед лицом глубокого политического (события октября 1993 г., война в Чечне), экономического (резкий спад производства, растущая инфляция), социаль­ного (ухудшение материального благополучия народа) и культурного (обнищание духовной жизни людей, вытесне­ние национальной культуры массовой культурой Запада) кризиса. События, связанные со стремлением НАТО вклю­чить в свою орбиту ряд стран Восточной Европы и таким образом выйти на границы с Россией, осложняют ее меж­дународное положение, в перспективе способны привести к возникновению военно-политических блоков.

Высокий уровень политической культуры не может быть без глубокого научного, предусмотрительного подхо­да к оценке событий и выборе пути движения вперед. Осо­бенно это важно для тех, кто стоит у руля государства, кто руководит политическими партиями, организациями и движениями. Политическая культура не приемлет конъюнктурщины, которая сродни политической проституции, забвения национально-государственных интересов ради достижения своих корыстных целей политическими лиде­рами. Пренебрежение этим со стороны последних чревато для политической культуры народа самыми негативными последствиями.

Известно, что рыба гниет с головы. То же самое проис­ходит и с политической культурой общества. Она начинает падать тогда, когда политическое сознание и поведение ру­ководителей не соответствует уровню требований общест­венного прогресса, является своекорыстным, безнравствен­ным и аморальным.

Политическая культура формируется десятилетиями и даже столетиями. Она — результат познания объективных политических процессов и соответствующих выводов из них. В этом деле большая роль должна принадлежать целе­направленной деятельности общества, его институтов, борьбе с субъективизмом, догматизмом и волюнтаризмом. Слова должны соответствовать делам, теоретические поли­тические знания призваны оказывать, больше того -— ле­жать в основе политической деятельности людей, особен­ного руководителей.

Содержание политической культуры, ее структура состоит из следующих элементов:

Общезначимых политических знаний , которые скла­дываются из теоретических, т.е. научных знаний, и практи­ческих знаний, получаемых на основе текущей информа­ции. Без теоретических знаний текущая информация не способна дать правдивую и глубокую картину политиче­ской жизни, политических процессов, событий. Но одни лишь теоретические знания без текущей информации мертвы. Текущая информация дает возможность правильно ориентироваться в переживаемой конкретной обстановке, принимать решения с учетом специфических задач време­ни.

Культуры политического мышления умения пра­вильно ориентироваться в обстановке, акцентировать вни­мание на главном в политической жизни, способности ана­лизировать и систематизировать сведения, давать правильную оценку политическим событиям и принимать в соответствии с нею решение о своем отношении к ним и своем участии в них.

Культуры политических чувств — выдержке, хладно­кровии, настойчивости, энергичности, сострадании, радо­сти или наоборот — злобы, неприятия, жестокости, грубо­сти, т.е. тех качеств, которые служат одним из главных механизмов регулирования политического поведения и деятельности людей,

Культуры политического поведения, деятельности , которые складываются под влиянием политических тради­ций в обществе, уровня политического сознания, культуры политического мышления и чувств. Таким образом, куль­тура политического поведения и деятельности выступает как следствие, как конечный результат проявления полити­ческой культуры, обусловленный долговременными поли­тическими порядками в обществе и особенностями вопло­щения в индивиде, социальной группе и т.д. всех других элементов ее структуры.

Политическая культура многоуровневое явление . В структуре ее ценностных отношении можно выделить ми­ровоззренческий, общекультурный аспект (например, отношение к насилию и свободе, к индивидуальным и кол­лективным ценностям, к мирскому или религиозному соз­нанию, признанию либо неприятию идеологий и т.д.) Уро­вень политической культуры, характеризующий отно­шение к государственной власти как публичному центру господства и подчинения (например, признание приоритета государства над личностью, либо наоборот — признание приоритета прав личности над правами государства; с этим связано и другое — отношение к пределам власти, к своим гражданским правам и обязанностям). Наконец, уровень политической культуры, раскрывающий отношение чело­века к разного рода политическим явлениям , к примеру, таким, как институциональные субъекты политики — го­сударство, политические партии, движения, организации или социальные субъекты политики — личность, классы, группы, нации. Отношение, которое связано с оценкой и ролью каждого из названных субъектов в политической жизни общества.

2. Типология политической культуры. Факторы, влияющие на ее формирование

Под влиянием общественных условий, а также полу­чивших массовое распространение норм и образцов пове­дения граждан, особенностей быта различных социальных групп и т.д. политическая культура вырабатывает свойства, имеющие как всеобщее, так и достаточно четко выражен­ное групповое значение, характерное как для отдельных стран, так и для различных слоев населения, регионов го­сударства.

Марксистско-ленинская концепция исходит из того что типология культуры, а, следовательно, и политической культуры, зависит от переживаемой обществом историче­ской формации (поэтому культура может быть рабовла дельческой, феодальной,капиталистической, социалисти­ческой), а также от социально-классового состава, который ее исповедует (поэтому культураможет быть, к примеру, дворянской, буржуазной, пролетарской). Причем, господ­ствующей культурой в обществе, согласномарксизму- ленинизму, является культура господствующего в стране класса.

В западной политологии нашла отражение и получила наибольшее признание классификация политических куль­тур, обладающих общезначимыми свойствами, предложен­ная Г. Алмондом и С. Вербой в книге "Гражданская культу­ра", вышедшей в 1963 году. Они выделяют три типа политической культуры:

патриархальный, для которого характерно отсутствие интереса граждан к политике. Этот тип политической культуры имел место в условиях средне­вековья. Ныне он присущ слаборазвитым странам, где мас­са населения безграмотна.А, как известно, безграмотный человек находится вне политики;

подданнический илиав­торитарный. Этот тип политической культуры предпола­гает отстранение граждан от политики как самостоятель­ных ее субъектов. Но допускает и возможность их участия в политическойжизни в рамках, определенных властными структурами. В таком случае политическая активность масс, инспирируемая властями, используетсяими для под­держки своего курса, руководства обществом;

активист­ский, проявляющийся вактивном участии граждан в поли­тической жизни, которая строится на основе их заин­тересованности и добровольности, реализуется в различ­ных формах деятельности многочисленных субъектов по­литики.

Согласно концепции Алмонда и Вербы политическая культура западных стран представляет особый вид смешанной культуры, которую они назвали культурой гражданственности. Её наиболее характерная черта — рационально-активное поведение граждан, которое соответствует демократической политической системе. Содержание идеального типа культуры гражданственности Г. Алмонд и С.Верба раскрыли через набор качеств, которыми обладал её носитель:

1) общая положительная оценка значения деятельности национального правительства для него лично и глубокое сознание этого факта;

2) высокий уровень интереса к деятельности правительства и хорошая осведомлённость в этой области;

3) чувство гордости за политические институты своей нации;

4)ожидание того, что ему будет оказано равное и внимательное отношение со стороны официальных лиц;

5) желание обсуждать вопросы политики публично или в кругу друзей и знакомых;

6) открытое и лояльное проявление оппозиционных настроений;

7) чувство удовлетворения в связи с проведением общенациональных политических мероприятий, например кампаний по выборам;

8) компетентность суждений по поводу правительственной политики и развитое чувство обязанности оказывать воздействие на эту политику лично или совместно с кемнибудь из сограждан;

9) компетентность в использовании правовых установлений в целях успешного противодействия актам произвола;

10) вера в то, что демократия участия является необходимой и желательной системой государственного управления.

Однако результаты собственных эмпирических исследований Г. Алмонда и С. Вербы показали утопичность их предположений о всеобщем участии граждан в политике, поэтому и их выводы о культуре гражданственности существенно корректируются. "В идеальной культуре гражданственности, — замечали они, — активность и вовлечение граждан должны уравновешиваться некоторой дозой пассивности и неучастия".

Идеалы политической культуры западного типа восходят к полисной (городской) организации власти в Древней Греции, предполагавшей обязательнсть участия граждан в решении общих вопросов, а также к римскому праву, утвердившый гражданский суверенитет личности. Огромное влияние на их содержание оказали и религиозные ценности христианства, прежде всего протестанской и католической его ветвей. Специфика же восточных норм и традиций коренится в особенностях жизнедеятельности общинных структур аграрного азиатского общества, формировавшихся под воздействием ценностей арабо-мусульманской, кофуцианской и индо-буддийской культур.

Коротко говоря, наиболее существенные различия этих ценностных ориентаций граждан в политической жизни общества проявляются в следующем:

1) ЗАПАД. Убежденность, что власть может покоиться на физическом, духовном или ином превосходстве человека над человеком. ВОСТОК. Уверенность в божественном происхождении власти, не связанном ни с каким человеческим достоинством.

2) ЗАПАД. Отношение к политике как к разновидности конфликтной социальной деятельности, которая строится на принципах честной игры и равенства граждан перед законом.ВОСТОК. Отношение к политике как к подвижнической, недоступной всем деятельности, подчиненной кодексу поведения героев и принципам божественного правления; отрицание случайности политических событий и понимание политики как средства утверждения конценсуса, гармонии и мира.

3) ЗАПАД. Осознание самодостаточности личности для осуществления властных полномочий, отношение к политическим правам как к условию укрепления права собственности; примат идеалов индивидуальной свободы. ВОСТОК. Отрицание самодостаточности личности для осуществления властных полномочий, потребность в посреднике в отношениях между индивидом и властью; приоритет идеалов справедливости; политическая индифферентность личности.

4) ЗАПАД. Признание индивида главным субъектом и источником политики, отношение к государству как к институту, зависимому от гражданского общества, гаранту прав и свобод личности, орудию предпринимательской деятельности индивида и группы. ВОСТОК. Признание главенствующей роли в политике элит и государства, предпочтение патроната государства над личностью; признание приоритета над личностью руководителей общин, сообществ, групп; доминирование ценностей корпоративизма.

5) ЗАПАД.Предпочтение личностью множественности форм политической жизни, состязательного типа участия во власти, плюрализма и демократии; предпочтение усложненной организации власти (наличия партий, разнообразных групп давления и т.д.). ВОСТОК. Предпочтение личностью исполнительских функций в политической жизни и коллективных форм политического участия, лишенных индивидуальной ответственности; тяготение к авторитарному типу правления, упрощенным формам организации власти, поиску харизматического лидера.

6) ЗАПАД. Рациональное отношение к исполнению правящими элитами и лидерами своих функций по управлению обществом, понимание необходимости контроля за их деятельностью и соблюдения правил контрактной этики. ВОСТОК. Обожествление (сакрализация) правителей и их деятельности по управлению обществом, отсутствие убежденности в необходимости их контроля.

7) ЗАПАД. Примат общегосударственных законов и установлений (кодифицированного права) над частными нормами и правилами поведения, понимание различий в моральной и правовой мотивации политических действий граждан. ВОСТОК. Приоритет местных правил и обычаев (местного права над формальными установлениями государства, тенденция сглаживания противоречий между нравственными традициями общности и законодательными установлениями как мотивами политического поведения.

8) ЗАПАД. Достаточно ощутимая идеологизированность политических позиций граждан. ВОСТОК. Менее выраженная идеологизированность позиций, веротерпимость (за исключением исламских течений).

В классическом виде названные ценности и традиции взаимодействия человека и власти формируют органически противоположные политические культуры (например в США и Иране, Франции и Кампучии). И даже перестройка политических институтов по образцам одного типа культуры не может порой поколебать устойчивость отдельных ценностей прежней культуры. К примеру, в Индии, где в наследство от колониального владычества Великобритании страна получила достаточно развитую партийную систему, парламентмкие институты и проч., по-прежнему доминируют архетипы восточного менталитета. И поэтому на выборах главную рль играют не партийные прграммы, а мнения деревенских старост, князей (глав аристократических родов), руководителей религиозных общин и т.д. В то же время и в ряде западноевропейских стран повышенный интерес к религиям и образу жизни на Востоке также никак не сказывается на изменении параметров политической культуры.

Правда в некоторых государствах все-таки сформировался некий синтез ценностей западного и восточного типов. Так, например, технологический рывок Японии в клуб ведущих индустриальных держав, а также политические последствия послевоенной окупации страны позволили укоренить в ее политической культуре значительные заряд либерально-демократических ценностей и образцов политического поведения граждан. Весьма интенсивное взаимодействие Запада и Востока протекает и в политической жизни стран, занимающих срединное геополитическое положение (Россия, Казахстан и др.), — там формируется определенный симбиоз ценностных ориентаций и способов политического участия граждан.

Некоторые особенности политической культуры переходного типа. Политическая культура постсоветской России представляет собой синтез разнородных политических ценностей, установок и стандартов политической деятельности. Ошибочно предполагать, что декларирование несостоятельности коммунистических ценностей и идеалов подданнической политической культуры советского типа может быстро привести к формированию политической культуры активной гражданственности. Гражданская культура имеет свой темп и динамику формирования, которые не совпадают с изменениями экономического и социального характера, хотя и испытывают их влияние. Вот почему едва ли следует подтягивать естественный ход культурных изменений к желаемым.

Формирование рыночных отношений, самостоятельного хозяйственного субъекта, многообразия форм собственности, социальных интересов создает условия для изменения типа политических ориентаций. Однако объективно развивающиеся процессы социальной дифференциации только предполагают тенденцию складывания многообразия политических субкультур, но жестко предписывать ее не могут. Смыслы и значения политической активности могут формироваться на основе конфессиональных и этнических предпочтений, представлений, которые определяются социально-экономическим положением конкретной группы, индивида. Однако, как показывает практика, изменение культурного кода политического поведения происходят очень медленно, поэтому часто политические решения правящей элиты рассчитаны на культуру политического участия и не сочетаются с реально доминирующей подданнической политической культурой. Это несоответствие новой структуры политических институтов стандартам прежней подданнической культуры является основой политических кризисов и конфликтов.

Тенденции развития российской политической культуры. Развитие рыночных отношений и политической демократии меняет источники и способы формирования политической культуры, делает этот процесс стихийным, менее управляемым. В таких условиях политическая культура более дифференцированна по формам выражения и субъекту-носителю. Существенно различаются формы выражения политических ориентаций (насильственные или мирные), их содержание у социальных групп с различным уровнем общей культуры, материальной обеспеченности, социальным опытом.

В условиях расширяющейся свободы противоречиво взаимодействуют две тенденции: с одной стороны, доминирующим фактором социальной и политической активности становятся творческие начала личности, широта ее кругозора, склонность к преобразованиям; с другой — преобладание в реально существующем общественном сознании населения страны ценностей равенства, коллективизма, справедливости обнаруживает высокую зависимость политических представлений от конкретного материального положения индивида. Ориентация большинства населения на удовлетворение сиюминутных интересов делает его заложником популистских лидеров, демагогов, шарлатанов от политики.

Отсутствие в российском обществе фундаментальных и общепринятых политических ценностей, а так же целостной системы политической социализации, которая их воспроизводит и транслирует широким слоям населения, порождает известные трудности на пути демократических преобразований. Во-первых, зависимость процесса формирования политической культуры от материального благополучия конкретного индивида делает политический процесс непредсказуемым и не создает предпосылок для диалога власти и общества. Во-вторых, стихийность и неуправляемость формирования политических ориентаций различными агентами социализации, которые часто предлагают взаимоисключающие образцы политического поведения, затрудняют достижение согласия в обществе по базовым ценностям. Без наличия общепринятых ценностей власть оказывается не в состоянии создавать и поддерживать у населения веру в собственную легитимность. Тем самым политический режим оказывается не способным осуществлять интеграцию устремлений различных социальных групп вокруг общезначимых целей и мобилизовать население на их осуществление. Политическая стабильность в обществе создается не только благодаря эффективной социально-экономической политике, удовлетворяющей растущие потребности индивидов, но и путем целенаправленного формирования их политической культуры. Поскольку политическая культура создает направленность и характер политической деятельности, ее уровень во многом определяет способность общества к прогрессу и созиданию.

Наряду с общезначимыми типами политической культу­ры, которые в чистом виде не проявляются, существуют и такиеее образованиякаксубкультуры. Они являются следствием специфического развития политической жизни стран и регионов, социальных, этнических, религиозных и других субъектов политики. Субкультуры проявляются в различных подходах людей, исповедующих один и тот же тип политической культуры, к тем или иным политическим явлениям: к власти, политическим режимам, партиям, по­литическим элитам, событиям и т.д.

Любая политическая субкультура включает в себя и то общее, что характеризует доминирующую в обществе политическую культуру, и то специфическое, что отличает данную субкультуру, те особенности, которые свойственны только этой группе. Различают политические субкультуры интеллигенции, женскую, молодежную, фермерскую, религиозную, региональные, социоэкономические, этнолингвистические, возрастные и другие субкультуры.

Региональные субкультуры обусловлены такими различиями между отдельными регионами страны, как климат, наличие определенных ресурсов т.п. Это, свою очередь, порождает экономические различия, влияющие на образ жизни людей, общий уровень культуры, а следовательно, и на их политико-культурный уровень. На политическую куль туру региона существенное воздействие оказывают такие факторы, как экономическая специализация данного региона, его место в общей системе разделения труда. Так, аграрные регионы, по опыту России, в политическом отношении более консервативны, чем промышленные. Они проявляют более низкий уровень политической активности, то есть ограничиваются участием в выборах. Но степень их участия в выборах гораздо выше нежели в других регионах. В некоторых промышленных регионах население предпочитает высокоактивные формы участия — демонстрации, забастовки и т.п., иногда социально неприемлемые. Центральные регионы по уровню развития политической культуры отличаются от периферийных степенью политической сознательности и активности. Регионы, имеющие возможность обеспечить за счет находящихся у них ресурсов определенный уровень экономического и социального благосостояния, характеризуются непротиворечивой политической культурой, лояльностью по отношению к существующему режиму, тяготением к политической самостоятельности (Центральное Черноземье).

Социоэкономические субкультуры обусловлены существованием в обществе различных групп (социальных слоев, классов), имеющих различный экономический статус, а следовательно, и различия в образе жизни, в интересах, играющих особо важную политическую роль. Так, для предпринимательского слоя наиболее актуальными политическими ценностями являются экономическая свобода, стабильность, контроль за государством со стороны гражданского общества, участие в принятии решений. То есть то, что составляет непосредственные политические условия активности предпринимателя. Представители данной субкультуры применяют различные способы и методы воздействия на власть, отдавая предпочтение активным формам воздействия, таким как широкое использование средств массовой информации, лоббирование правительственных структур, создание политических партий, претендующих на участие во власти.

Этнолингвистические субкультуры связаны с языковыми, этническими особенностями соответствующих социальных групп. На политическую культуру этих групп определяющее воздействие оказывают такие факторы, как этническое самосознание и национальный характер. Политические ценности, предпочтения и установки, как правило, вторичны по отношению к этническим факторам.

Религиозные субкультуры возникают в том сбучае, когда религия является основным всепроникающим элементом общей культруры определенной группы людей. Исламский фундаментализм, например, это не столько религиозная, сколько политическая идеология.

Возрастные субкультуры отражают различные системы политических ценностей у представителей разных поколений. Данные субкультуры существуют в основном в политически реформируемых обществах. Старшие поколения, политическая культура которых сложилась в условиях отжившей политической реальности, имеют политические взгляды, отличные от системы политических установок молодежи. Однако возрастные отличия оказывают относительно меньшее воздействие на политическую культуру людей в стабильных системах.

Особенности политической субкультуры обусловлены различиями в положении общественных групп в экономической и социальной структуре общества, образовательному, половозрастному и другим признакам.

Так, в качестве особенностей негритянской политической субкультуры американские исследователи выделяют более высокую степень доверия к федеральному правительству по сравнению с доверием к правителствам штатов, более четкую ориентацию на поддержку правительственных социальных программ, отсутствие особой веры в возможности политической активности рядового гражданина, убеждение в том, что политика — это занятие для белых. И это, я считаю, действительно так. Ведь в большинстве своем политики — белые. Редко когда увидишь на трибуне темнокожего.

Некоторые особенности свойственны политической субкультуре женщин. В литературе отмечается, в частности такое распространенное явление, характеризующее эту субкультуру в странах Запада, как склонность к поддежке партий и организаций консервативного направ ления, что обусловливается рядом факторов, как-то: узость социальных контактов женщин, меньшая по сравнению с мужчинами вовлеченность в общественные движения.

Значительной спецификой отличается молодежная субкультура. Данные социологических исследований в 1970-1987 гг в шести западноевропейских странах позволили зарубежным политологам сделать выводы о наличии существенных различий в базовых социальных ориентациях молодежи и старших поколений. Поведение молодежи является в определенной мере распредмеченным слепком с конкретного общества и в то же время существенно отличается от поведения, например, ветеранов. Для молодежной субкультуры характерно преобладание нонконформизма, радикализма, культа силы, преобладание таких ценностей, как возможность общения и качество жизни. Для старших поколений наибольшими ценностями является стабильность, традиции, опыт, материальный достаток и обеспечение. В конкретных странах и государствах наибольшим политическим влиянием могут обладать самые разные субкультуры (например религиозные субкультуры в Северной Ирландии и Ливане или этнические в Азербайджане)

РЕЛИГИОЗНАЯ СУБКУЛЬТУРА. Немалая роль в формировании политической культуры всегда принадлежит религии. Более того, многие идеи, ценности, установки, связанные с религией, входят составной частью в политическую культуру той или иной нации, страны, народа. Религия, будучи важным элементом национальной и исторической традиции данного народа, пронизывает его культурное наследие и соответственно не может не отражаться на характере его политичесской культуры.

По данным Института социально-политических исследований РАН, убежденные верующие значительно менее политизированы, нежели другие мировоззренческие группы населения. Среди прихожан Русской Православной Церкви примерно в 2 раза меньше людей, увлеченных политикой, чем среди неверующих. При этом среди верующих, имеющих политические взгляды, примерно одинакова доля "консерваторов", "либералов" и "центристов".

Социально-политическая ориентация Русской Православной Церкви существенно влияет на взгляды десятков миллионов верующих, а также значительную часть россиян, не определивших своего отношения к релии. Московский Патриархат оказывает значительное воздействие и на православных верующих Украины, Белоруссии, Молдовы, Прибалтики. В некоторых случаях негласная, но активная поддержка Московским Патриархатом тех или иных политиков способствовала их победе на выборах. Так, например, значительный вклад в успех Леонида Кучмы в ходе президентских выборов на Украине внесла Украинская Православная Церковь — Московский Патриархат. Леонид Кравчук, поддержавших альтернативную религиозную организацию Украинскую Православную Церковь — Киевский Патрирхат и проводивший дискриминационную политику по отношению к сторонникам Московского Патриархата, в конечном счете потерпел поражение.

Наличие социальной доктрины, то есть всеобъемлющей концепции, отражающей общецерковный взгляд на церковно-государственные отношения и проблемы общества в целом, дает Церкви возможность, непосредственнно не вмешиваясь в политическую борьбу, стимулировать создание массовых и влиятельных христианских партий, профсоюзов, оказывать эффективное духовно-нравственное воздействие на политику, экономику, социальную сферу. Так, например, Римско-Католическая Церковь не рекомендует священнослужителям участвовать в политической борьбе, запрещает им быть депутатами парламентов, лидерами партий, занимать министерские должности и т.п. В то же время, располагая детально разработанной социальной доктриной, Католическая Церковь, не связывая себя ни с одной социльной или политической системой, оказывает мощное воздействие на социальные процессы, давая духовно-нравственную оценку актуальных социальных проблем, поддерживая базирующиеся на католической социальной доктрине христианские партии и профсоюзы, союзы предпринимателей, культурно-просветительские и другие организации.

Русская Православная Церковь не имела возможностей для выработки собственной социальной доктрины. Попытка сформулировать ее основы была предпринята на Поместном Соборе 1917-1918 гг., однако она не была реализована.

ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СУБКУЛЬТУРЫ. С 15 по 21 августа 1996 г. в Будапеште проходил Второй всемирный конгресс финно-угорских народов, в работе которого приняли участие делегации от финно-угорских народов Венгрии, России (вепсы, карелы, коми, коми-пермяки, марийцы, мокшане, манси, ненцы, ингеманландские финны, саамы, ханты, удмурты, эрзяне, ливы, тверские карелы, селькупы, ижора и водь), Финляндии и Эстонии. На конгрессе обсуждались вопросы саморазвития финно-угорских народов без ущемления прав и интересов других народов, всестороннего сближения родственных финно-угорских народов, сохранения традиций и рождения новых форм общения, а также прогрессивных демократических преобразований всего мирового сообщества.

СУБКУЛЬТУРА ЖЕНЩИН. В мире нет такой сферы человеческой деятельности, в которой не принимали бы активного участия женщины, составляющие 1/2 всего населения Земли. Особенно ярко проявляются их энергия и инициатива в борьбе против войны. Они заинтересованы в стабильности, покое и мире.

Примечательны социально-политические параметры женского движения. Оно выступает против разрушения природных богатств, загрязнения атмосферы, Мирового океана, оскудения форм природной и социальной жизни, истощения озонового слоя ( и в этом они схожи с "экологистами"). Женщины борются за ликвидацию локальных экологических и социальных катастроф и активно действуют в общественнополитических движениях.

Политические симпатии и предпочтения женщин всегда очень влияют на общество. Их активность с исторической и международной точек зрения высока и имеет тенденцию к возрастанию. Женщины составляют более половины электората.

В последнее время значительно обострились основные социальные противоречия между правом женщин на равенство в обществе, на работе и в семье и его реальным осуществлением на практике, что проявилось в препятствиях для саморазвития и самосовершенствования женщин, обострились социально-экономические проблемы в обществе, которые тяжелым грузом легли, в первую очередь, на плечи женщин, сказались на снижении жизненного уровня и принесли неуверенность в завтрашнем дне, страх потерять работу. И, наконец, рост социальной напряженности и естественного стремления матери защитить природные основы жизни, своих детей. Главным условием развития женского движения стала демократизация нашего общества.

Действующие в широких пределах женского движения группы возникают и исчезают, расширяются и сужаются, вливаются в партии. Подвижны и границы между национальными и международными объединениями. Хотя большинство женщин отличается повышенной восприимчивостью к идеям справедливости, равенства, гармонического развития, и подавляющее большинство респонденток выражает готовность участвовать в движении в защиту окружающей среды, за сохранение памятников культуры, в защиту престарелых и инвалидов детства, в женском движении есть группы, которые можно охарактеризовать как консервативные и реакционные. По данным опроса экспертов на территории России наиболее массовыми являются такие объединения, как женсоветы, комитеты, объединения, клубы, советы многодетных матерей, детей, инвалидов, комитеты солдатских матерей, женские клубы по интересам, творческие объединения, ассоциации деловых женщин.

В масштабах страны широкую поддержку получили Ассоциация женщин-кинематографистов РФ, Международная лига писательниц, Московский клуб женщин-журналисток. Появились женские партии "Женщины суверенной России" (Томск), Единая партия женщин (Ленинград), женские секции в Союзах и партиях, Российский благотворительный фонд "Женщина и демократия" (под эгидой "Демократической России").

Сегодня в женском движении нет единого руководства, единой программы. Лидеры различных групп и ассоциаций исповедуют различную политическую направленность. Но понимание необходимости координации действий существует. Попытка предпринята на первом независимом форуме в марте 1991 г. в Дубне, где участвовали представительницы 50 женских организаций, ассоциаций, клубов, партий, ученые и специалисты, а также свыше 20 зарубежных феминистских организаций из США, Канады, Германии, Великобритании, Швеции и т.д. И эту попытку нужно признать вполне успешной. Форум стал шагом на пути объединения и создания независимого женского движения. Его изучение позволяет выделить, конечно, достаточно условно, три системообразующих фактора, которые как бы определяют и три направления в движении:

1) принадлежность к определенной социально-демографической группе — женщины и осознание интересов этой группы;

2) профессиональная принадлежность;

3) идеологический фактор.

Как показывают исследования, многие женщины с большей охотой участвуют в конкретных политических кампаниях, акциях, чем в организованных формах политической жизни — партиях и организациях. Но и здесь доля в составе партий и роль женщин в них достаточно высока. Так, по оценке экспертов, они составляют 8-10% от числа членов новых партий.

Впервые всемирная конференция, посвященная проблемам женщин (гендерным проблемам) состоялась в 1975 году в Мехико. На этой конференции был принят план действий, на основе которого Генеральная Ассамблея ООН объявила Международное Десятилетие Женщины. В 1979 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, подписанную главами 133 стран.

На второй Конференции, состоявшейся в Копенгагене в 1980 году, была принята программа действий на вторую половину Десятилетия Женщины, в которой особое внимание уделялось проблемам феминистского движения, вопросам политики в области образования и здравоохранения, анализировались планы теоретической и практической деятельности.

За пять лет создана международная сеть для сотрудничества ученых и практиков. Влияние этой сети и проведение исследований в мировом масштабе нашли отражение в работе заседаний по программе "Изучение женской проблематики в мире", состоявшейся в 1985 году в рамках Третьей Всемирной Конференции, проводившейся в Найроби, (Кения), когда отмечался конец "Десятилетия для женщин". На ней были произведены обзор и оценка достигнутых результатов и встретившихся трудностей в рамках Десятилетия Женщины, а также приняты. Перспективные стратегии в области улучшения положения женщин на период до 2000 года.

Целью Четвертой Всемирной конференции, проходившей с 4 по 15 сентября 1995 года в Пекине являлось восстановление интереса к проблемам женщин и сосредоточение внимания на новых включенных во всемирную повестку дня проблемах. Основными областями, вызывающими наибольшую озабоченность и препятствующими улучшению положения женщин в мире являются:

1. Соблюдение прав женщин в единстве с правами и основными свободами человека. (В принятых в 1993 году Всемирной конференцией по правам человека Венской декларации и Программу действий было заявлено, что осуществление прав женщин является одной из первоочередных задач правительств и ООН. Права женщин и девочек являются неотъемлемой составной и неделимой частью всеобщих прав человека.

2. Участие женщин в принятии решений на всех уровнях. В 1980-1985 годах в Верховном Совете РФ женщины составляли 35%. В настоящее время в Федеральном собрании 11,4% женщин (в Совете Федерации — 5,6%, в Государственной Думе — 13,6%). Среди глав администраций субъектов РФ и крупных городов женщины составляют около 22%. Среди руководителей федеральных органов исполнительной власти три женщины. Совершенно очевидно, что такое представительтво женщин на руководящих должностях не позволяет им оказывать существенного влияния на процессы принятия решений и активно участвовать в их реализации.

3. Обеспечение равных прав и равного обращения на рынке труда. В ходе формирования рынка труда нарастают дискриминационные тенденции в отношении женщин. Доля женщин среди безработных на 1 января 1994 года составила 67,9%, причем женская безработица носит более продолжительный и затяжной характер. Заработная плата женщин в среднем почти на треть ниже, чем у мужчин.

4. Охрана здоровья женщин. Основные показатели здоровья женщин и детей в России с середины 80-х годов ухудшаются. Возросла заболеваемость почти по всем группам болезней. С 1991 года стал повышаться уровень младенческой смертности.

5. Насилие в отношении женщин. Эта проблема не получила до сих пор должной оценки и необходимого разрешения. Насилие в отношении женщин имеет место во всех сферах жизнедеятельности, включая работу и семью, и приобретает различные формы, в том числе принуждение к проституции, изнасилования, убийства на сексуальной почве, садизм, незаконная международная торговля женщинами и т.д.

Из всего вышесказанного видно, что женщины оказывают значительное воздействие на политическую жизнь и политическую культуру общества в рамках своей субкультуры. Они принимают активное участие в решении многих проблем: возникающих в процессе жизнедеятельности общества. При этом круг вопросов не ограничивается сугубо гендерными проблемами, но охватывает и многие сферы жизни от разоружения до защиты природной среды.

РОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ СУБКУЛЬТУР. СПЕЦИФИКА РОССИИ. Единство политической культуры способствует стабильности общества, достоверному прогнозированию многих политических процессов. В действительности же вследствие социальной разнородности общества различные политические субкультуры, существующие в нем, могут оказаться источником дестабилизации общественно-политической жизни. Не исключено, что "степень совместимости между различными субкультурами явится главным фактором, влияющим на политическую стабильность данной страны".

Различные политические субкультуры могут спокойно уживаться друг с другом, взаимодействуя в рамках единой для всего общества политической культуры. Такое единство — источник общественной стабильности. В социально неоднородном обществе существует и контркультура: направленная против господствующих отношений и играющая роль "возмутителя спокойствия".

При появлении серьезных разногласий, несовпадении интересов культур и субкультур возникает угроза распада единой и образования фрагментарной политической культуры.

Она характеризуется утерей общих идеалов и ценностей, приоритетом местничества, национализма, группового эгоизма. Фрагментарая политическая культура — неизбежный атрибут революций, переломых периодов общественного развития. Примером фрагментарной культуры является политическая культура Канады. Исследования, проведенные в этой стране, показали, что канадцы не очень часто идентифицируют себя с федеральным правительством. На вопрос о том, какое правительство им ближе — федеральное или провинциальное, большинство респондентов назвали последнее. Также фрагментарную политическую культуру имеют Германия, Франция, Италия и ряд других стран.

Фрагментарностью отличается политическая культура советского общества. Серьезными основаниями для формироваания разных политических субкультур являются социально-этнические различия. Вряд ли подлежит сомнению, что политические культуры, например, народов Прибалтики и Средней Азии не совпадают по своим качественным характеристикам. Эти субкультуры нельзя разделить по принципу "лучше — хуже", "высокая — низкая". Они просто разные, обусловленные прежде всего особенностями социально-культурного развития этих народов.

Различия в субкультурах сказываются на восприятии нынешних проблем российского общества, на подходах к их решению.

Фрагментарность политической культуры особенно проявляется в переломные периоды общественного развития, когда рушатся привычные представления и установки, прерывается преемственность норм политической культуры, образуется определенный разрыв между политической культурой старших поколений и формирующейся политической культурой новых поколений.

Так, в России ныне рушатся устоявшиеся взгляды, традиции, прерывается преемственность норм политической культуры. Новое поколение диктует свои идеалы и ценности. Возникает настоятельная необходимость в согласии интересов носителей различных культур и субкультур во имя сохранения гражданского мира.

История многих обществ свидетельствует, что фрагментарность политической культуры негативно влияет на стабильность политической системы. Поскольку наличие нескольких политических субкультур — обычное явление, то в обществе существует проблема их совместимости и согласования интересов их носителей для обеспечения стабильности всей общественной системы.

Для России свойственна определенная гетерогенность, множественность субкультур с различными конфликтующими, а зачастую и противоборствующими установками, ценностями, ориетациями. Кроме того, российской политической культуре присущи конфликты не только интересов, установок, ориентаций, но и основополагающих ценностей. Поэтому переустройство России, особенно переход к демократии, немыслимо без обеспечения влияния разных культурных традиций на центры власти, невозможно без учета многообразия культур.

Непременной предпосылкой для возникновения демократии в любом обществе является наличие в нем описанной в классической политологической литературе гражданской культуры и тесно связанной с ней демократической политической культуры. В современном российском обществе демократическая политическая культура только начинает складываться. Однако возникнуть она не может без опоры на нормы и ценности, укорененные в данном обществе, на принятые в нем навыки политического поведения. В странах Запада гражданская политическая культура складывалась постепенно, включая в себя старые ориентации и дополняя их новыми, которые постепенно сливались с первыми, образуя некий новый синтез; таким образом обеспечивалась непрерывность, преемственность развития.

В российской ситуации такой путь значительно осложнен. В XX в. на характер российской политической культуры сильнейшее влияние оказали уничтожение тоталитарными режимами целых социальных слоев (купечества, гуманитарной интеллигенции, офицерства) и народностей, отказ от рыночных регуляторов развития экономики, насильственное внедрение коммунистической идеологии, что нарушило российские традиции, преемственность поколений и развитие ценностей плюралистического образа жизни.

Кроме того, специфика традиционной российской политической культуры состоит прежде всего в глубоком внутреннем расколе между культурами, укладами, конфликте ценностей (западничество и почвенничество, анархизм и этатизм, радикализм и патриархальный консерватизм). Непоколебимая уверенность в правоте "своих" принципов (обычаев, традиций, лидеров и проч.) в сочетании с множеством идейных, не допускающих компромиссов ориентиров граждан поддерживают в российской политической культуре этот раскол. Наличие же многообразных взаимооппонирующих субкультур не дает возможности выработать единые ценности политического устройства России, совместить ее культурное многообразие с политическим единством, обеспечить внутреннюю целостность государства и общества. Учитывая противоречивость российской политической культуры, правильнее, вероятно говорить не о переходе от традиционной политической культуры к демократической, как это иногда представляется некоторыми политологам, а — о формировании демократической субкультуры как одной из субкультур современного российского общества. Очевидно, что еще в течение длительного времени в общественном сознании будет весьма сильно влияние других субкультур — национал-консервативной и коммунистической.

Основная проблема формирования демократической субкультуры состоит в том, что новые предлагаемые обществу идеи, нормы и ценности должны быть определенным образом созвучны традиционным для него ценностям, они не должны вступать в неразрешимое противоречие с основополагающими установками массового сознания, с базовыми ценностями. Отбор тех идей и ценностей современной демократии, корые актуальны для россиянина сегодня, произойдет, вероятно, постепенно, в ходе самого процесса формирования демократической субкультуры.

Р.А. Даль, американский политолог, утверждал, что общество с ярко выраженными и противостоящими друг другу субкультурами (этнического, религиозного, культурного, лингвистического характера) не может стать обществом развитой, широкомасштабной современной демократии (называемой им полиархией).

Свой вариант разрешения проблемы перехода к демократии неоднородных, многосоставных обществ предложил другой американский политолог А.Лейпхарт, предложивший на такой переходный период метод сообщественной демократии. Суть его — в создании условий для сосуществования в обществе различных субкультур, что может разрешить по крайней мере некоторые, самые острые противоречия между сегментами общества. Хотя этот путь не дает гарантии установления в многосоставном обществе стабильной демократии, а лишь предоставляет определенный шанс для этого.

Для России же оптимальной моделью может, вероятно, стать модель социальной демократии, которая предполагает, что институты власти проводят политику в интересах большинства народа и опираются на поддержку многочисленных политических субкультур.

3. Политическая социализация личности

Одной из важнейших функций, которую выполняет поли­тическая культура, является осуществление еюполитиче­ской социализации личности. Она связана с вхождением человека в политику, с усвоениемим господствующих в обществе политических идей, ценностей, норм политиче­ского поведения. Политическая социализация личности — длительный и к тому же достаточно сложный процесс. Он складывается, с одной стороны, с усвоением новым поко­лением основополагающих принципов существующей по­литической культуры, заложенных в традициях страны, с другой стороны, с приобретением им в результате участия в различных формах политической жизни знаний и опыта, обусловленных конкретной действительностью.

Политическая социализация личности начинается с се­мьи, которая закладывает основы знаний и представлений ребенка о политике, власти, государстве и т.д. При этом ха­рактер и достоверность его понимания различных полити­ческих явлений и событий определяется уровнем полити­ческой культуры родителей и господствующими в семье политическими взглядами, ориентирами. Далее политиче­ская социализация человека продолжается в школе и дру­гих учебных заведениях. В это время происходит быстрое приобретение личностью новых политических знаний бла­годаря ее приобщению к изучению обществоведческих дисциплин. Постепенно у человека появляется потребность сопоставлять знания, полученные на занятиях, из учебни­ков, средств массовой информации с реальной жизнью- Та­ким образом, возникает критический подход к оценке дос­товерности слова. Отсюда уже недалеко до того, чтобы человек смог самостоятельно анализировать и системати­зировать разного рода политические явления. Последую­щим этапом его приобщения к политической культуре, а, следовательно, новым шагом по пути политической социа­лизации может служить участие в тех или иных политиче­ских партиях, организациях, политических событиях, в хо­де политического самообразования и других формах деятельности.

В связи с меняющимися условиями жязни, изменениями ценностных ориентации человека политическая социализа­ция не может быть односторонним процессом одного лишь приобретения и накопления личностью политических зна­ний и оценок. Наряду с этим процессом осуществляется другой процесс — отказ человека от всего того, что не со­ответствует сложившейся конкретной политической обста­новке, его новому подходу к оценке различных политиче­ских явлений. Поскольку же приобретение и утрачивание личностью тех или иных аспектов политических оценок нс ограничено во времени, постольку этот противоречивый процесс политической социализации личности происходит постоянно, оказывая влияние на реальные качества лично­сти как субъекта политики.

В настоящее время в политической науке выделены наиболее существенные типы политической социализации. К числу их относятся следующие:гармонический тип по­литической социализации. Он характеризуется складыва­нием нормальных отношений человека к институтам вла­сти, уважительным подходом к существующим порядкам в обществе, государственному устройству, стремлением к выполнению своих гражданских обязанностей;гегемонистский тип. Характеризуется резко критическим отноше­нием человека к любым политическим порядкам, полити­

ческим системам, властям, крометех, которые предлагают­ся им. Этот тип претендует на особую роль своей собст­венной персоны в политической жизни общества, в оценке всего происходящего;плюралистический тип. Это демо­кратическая личность, которая признает равноправие в об­ществе, считается с мнением других граждан и готова из­менить свои политические взгляды, оценки, если оши­бочность их будет доказана;конфликтный тип. Тяготеет к разжиганию противоречий в коллективе, к созданию про­тивостоящей ему группировки в целях достижения своих интересов и целей.

К числу вышеперечисленных типов политической со­циализации, на наш взгляд, следует также отнестиконъ­юнктурный тип, политические взгляды и поведение кото­рого всецело зависят от ситуации, к которой человек приспосабливается для обеспечения своих корыстных ин­тересов. Самая отличительная черта этого типа — бес­принципность.

Существует и другая типология, которая рассматривает воздействие политической социализации не только на фор­мирование вышеупомянутых личностных качеств человека, но и на пробуждение, развитие его способностей осуществ­лять либо административную, либо пропагандистскую, ли­бо теоретическую, либо какую-то иную политическую дея­тельность. Главная задача политической социализации — формирование устойчивых ценностных воззрений, само­стоятельного и ответственного субъекта политики на осно­ве свободного выбора им политических ориентиров.

Список литературы:

1. Вебер М. Избранные произведения. М.,1990.

2. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 6.

3. Лафонтен О. Общество будущего. Политика реформ в изменившемся мире. М., 1990.

4. Бернштейн Э Германская революция, ее происхождение, ход развития и творчество. Петербург, 1922.

5. Основы политологии. М., 1991. Ч. 2.

6. Браидт В. Демократический социализм: Статьи и речи. М., 1992.

7. Осипова Е.Л. Социология политической куль­туры Великобритании//Социологические исследования. 1992. № 4.

8. Бодио Т. Сознание и политическое поведение: огра­ничения рациональности политических действии. Элемен­ты теории политики.

9. Предвечный Е.Л. Основы политической социологии. Вып. 2. Ростов н/Д, 1990.

10. Якобсон П.М. Психологические проблемы мотива­ции поведения человека. М., 1969.

11. Давидович ВЛ., Жданов ЮА. Сущность культу­ры. Ростов н/Д, 1979.

12. БоднерА. Политическая культура общества и ее обус-ловленности//Политология вчера и сегодня. М-, 1990.

13. Кейзеров Н.М. Политическая и правовая куль­тура. М.,1983.

14. Бабосов Е. Политическая культура советского человека//Вопросы теории в жизнь: Сб. статей. М., 1987

15. Алмонд Г.А. Верба С. Гражданская культура и ста­бильность демократии/ Политические исследования. 1992. № 4.

16. Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура. М., 1991.


[1] Абсурдность этого в свое время отмечал А.И.Герцен. "Мы сто пятьдесят лет живем, — писал он, — в ломке старого; целого ни­чего не осталось, да и жалеть не о чем... Мы с Петра I в пере­стройке, ищем форм, подражаем, списываем и через год пробуем новое" (Герцен А.И. Соч. Т. 7,—М., 1958.—С. 105).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий