регистрация / вход

Политическая культура как составная часть общей культуры

С З А Г С _ отделение Факультет повышения квалификации и переподготовки кадров Реферат по политологии на тему: Политическая культура, как составная

С З А Г С

___________________ отделение

Факультет повышения квалификации и переподготовки кадров

Реферат по политологии на тему:

Политическая культура, как составная

часть общей культуры.

Научный руководитель

____________________

Студент группы ________

______________________

1996


Содержание:

1. Введение

2. Культура как явление

3. Определение сущности культуры общества

4. Структура политической культуры

5. Соотношение гражданской и политической культур

6. Политическая культура России

7. Заключение

8.Использованная литература.


1. Введение.

Сегодня никому уже не надо доказывать, сколь большое теоретическое и практическое значение имеет исследование такой проблемы как проблема политической культуры - ее сущности, структуры, функции.

Разговоры о политической культуре вошли у нас в моду. Политики и политологи, рабочие и домохозяйки, журналисты и предприниматели дружно жалуются на дефицит политической культуры в обществе и требуют повышения ее уровня. В их представлении политическая культура - это такая же ценность, как скажем, порядочность, грамотность и тому подобное, что вполне соответствует издавна сложившейся в России традиции уважительного отношения к "культуре". Между тем политическая культура - в строгом истолковании этой категории - не есть ценностное понятие. Она не имеет однозначного позитивного значения. А отсутствие у субъекта определенной политической культуры совсем не значит, что его деятельность протекает вообще вне всякого политико-культурного контекста.

Культура - это своеобразный шифр существования человека в мире, его многообразных отношений с космосом, природой, друг с другом. Культура - продукт исторической эволюции, пребывающей в постоянном движении.

2. Культура как явление.

Когда заходит разговор о культуре, ее роли в нашей жизни, чаще всего упоминают художественную литературу, изобразительное искусство, а так же образование, культуру поведения. Но художественная литература, книги, кинофилимы - небольшая, хотя и очень важная частица культуры.

Культура - это прежде всего характерный образ мыслей и образ действий. В социологическом понятии, и в первую очередь ее ядро - ценности, регулируют взаимоотношение людей, это скрепы, объединяющие людей в единую целостность - общество. Следовательно, культура проникающая фактически повсюду, проявляющаяся в самых разнообразных формах, включая художественную культуру. Мы постараемся выяснить сущность культуры, то многообразие проблем, которые обнаруживает социологический взгляд на это уникальное творение человеческого общества.

3. Определение сущности политической культуры.

На политическое поведение граждан оказывают непосредственное воздействие не только их взгляды и убеждения, политические симпатии и антипатии, но и зачастую подсознательные стереотипы и привычки, вырабатываемые под влиянием окружающей социальной сферы и передаваемые из поколения в поколение. Поэтому, анализируя современное состояние политических процессов в России, пытаясь прогнозировать их дальнейшее развитие, мы постоянно сталкиваемся с проблемой политической культуры, т.е. совокупности принятых в стране политических норм, правил,принципов и обычиев, которые довольно жестко ограничивают возможности государственного деяния - да и рядового гражданина - как при выработке программ, так и в конкретных действиях. Политическая культура является тем фундаментом, на котором строится здание реальной политики. И если замысел деяния вступает в столсновение с политической культурой народа, то неизбежно отторгается массами или искажается до неузнаваимости в процессе реализации. Таким образом, понимание особенностей политической культуры важно не только с научной, но и политической точки зрения, поскольку они могут способствовать преодолению и предотвращению различных кризисных ситуаций.

Определение сущности политической культуры невозможно без правильного истолкования родового, исходного понятия "культура", обозначающего все многообразие различныхее видов ираскрывающего совокупность материальной и духовной культур, их органическое единство. Научная разработка проблем политической культуры как видового понятия по отношению к общей культуре стала возможна с обоснованием социального характера сущностных сил человека, реализуемых в культуре, которая, как широко признано в последнее время, является унивирсальным способом деятельности человека по освоению мира и выявлению своей внутренней сущности.

Сложность политической культуры как многоуровневого и многофункционального явления предполагает в ее анализе соблюдение некоторых исходных методологических принципов, обеспечивающих научное истолкование. В свете нового политического мышления прежде всего следует выделить принцип ее анализа как органической и целостной системы, которая является основой целостного всестороннего развития личности. Целостность и органичность политической культуры обеспечивают ее системообразующий фактор - политическую практику как основу взаимосвязи ее элементов, а также источник самодвижения и развитие. Таким образом, в основе научного анализа политической культуры лежит принцип единства в ней духовного и практического начал.

Общим в обьективном, научном подходе к пониманию политической культуры является представление о ней как о не отеемлемой части культуры человечества, связанной с деятельностью социальных слоев, классов в социально-политической сфере общества, их борьбой за государственную власть и ее использование. Социальные экономические факторы обуславливают политическую деятельность и связанную с ней политическую культуру, определяя отношения между социалиными общностями по поводу государственной власти.

4. Структура политической культуры общества.

Структура политической культуры как социально-психологического феномена, соеденяющего историю развития национальной политической системы и ее подсистем с индивидуальным политическим опытом, представляет собой сложное образование. Исследователи выделяют в ней прежде всего субъект и объект.

Так, субъектом политической культуры может выступать как индивид с его установками, ценностями, предпочтениями, так и малая или большая социальная группа, общество, регион, государство, нация, класс.

При рассмотрении политической культуры по форме проявления на различных социальных уровнях можно выделить:

1) политическую культуру общества;

2) социальной общности;

3) личности.

Для выяснения специфики каждого из указанных уровней необходимо исходить из диалектики общего, особенного и единичного. Однако существует точка зрения, что этот подход раскрывает соотношения только общественного сознания субъектов политической культуры, тогда как переход к ее проблематике начинается с вопроса о включении индивида в политическую жизнь, политическую деятельность. Содержание политической культуры определяется политическим сознанием, а инструментальность - наличными политическими институтами, как организационными, так и процедурными, в рамках которых и с использованием которых проектируется политическая деятельность. Следовательно, политическая культура представляет собой единство двух подсистем - содержательной и инструментальной. При этом инструментальная система при культурологическом анализе изучается и оценивается с точки зрения ее способности удовлетворять политические потребности, содействовать развитию сущностных сил человека, его субьективных способностей, т.е. с точки зрения ее гуманистичности. Такой переход обуславливается тем, что, собственно говоря, вся культура представляет собой, с одной стороны, систему потребностей, а с другой - систему средств на их удовлетворение, определяющих универсальный способ деятельности человека по освоению мира и выявлению своей внутренней сущности.

Не менее важен для понимания сущности политической культуры ответ на вопрос об ее обьекте, на который направлены установки, ориентации и убеждения субьекта. Таким обьектом могут служить сама политическая система и определенные ее компоненты: режим, институты, организации и партии. Вокруг этих обьектов складываются и культуры в целом и отдельные субкультуры, которые отражают неоднородность политической культуры в рамках не только одного региона, но и государственно- организованной национальной общности.

Если термин "политическая культура" применяется для характеристики политического потенциала общества и степени его реализации, то соответствующие социальные изменения рассматриваются в рамках политической практики ее субьектов, политических отношений между ними, а также в соответствующих сферах общественного сознания. Политическая культура общества как сложная динамическая система может исследоваться как по суммарным показаниям уровней политических культур его членов - граждан, социальных групп, слоев и классов, так и по показателям, характеризующим общество как единый организм.

К различным видам политической культуры относятся: правовая культура, культура политической организации, управление и самоуправление, культура политической деятельности и активности, культура политического мышления, гласности и т.д. Разрыв в развитии компонентов политической культуры, если он не преодолевается, может привести к ее деформации, негативно сказываться на политическом сознании масс, на системе управления обществом. Поэтому необходимо преодолевать противоречия между новым и старым в политической культуре, стремиться к ее исторически более зрелому, целостному виду.

5. Соотношение гражданской и политической культур.

Внедрение в научный оборот термина "политическая культура" проходило непросто; это было действительно внедрение, встречавшее открытое и скрытое сопротивление, выражение недоумения, явного неприятия и скептицизма. Многие казавшиеся очевидными представления о политическойкультуре уже не укладываются в новые рамки нуждаются в пересмотре в ракурсе гражданской культуры.

Словосочетание "человек-гражданин", понятие "политика", "культура" образуют сложную политическую триаду фундаментпальных категорий, каждые из которых служит основой для других понятий. Вместе они отражают огромный мир реальных отношений и иллюзий, устойчивых культур и динамичных процессов, традиций и нововведений. Однако при анализе общественных процессов это единство нередко нарушается и что-нибудь в нем исчезает: чаще всего культура или гражданственность. Политика же, оставалась, так сказать, в гордом одиночестве, рассматриваться в чистом виде как некая абстракция, что негативно сказывается на гражданском обществе, ибо в нем обнаруживается такая закономерность; чем в большей степени политологияигнорирует человека в его гражданском качестве, чем больше она удаляется от культуры, тем менее эффективны предлагаемые политические решения, тем в конечном счете сильнее кризисные процессы в обществе.

Дело в том, что политическая культура обычно рассматривается как высшая форма, вершина перамиды ценностей, а гражданская культура третировалась как буржуазная выдумка, о ней говорилось вскользь. В западной политологии, где начиная с 60-х годов категории "гражданская культура" уделялось значительно больше внимания, результативность исследований оказалась все же не столь впечатляющей по сравнению с первоначальными заявлениями, ибо данная категория рассматривалась преимущественно в контексте политической культуры. Некоторые политологи в содержании гражданской культуры вкладывали такие "добродетели" гражданственности, как интерес к политике и участие в ней.

Познать специфику политической жизни можно лишь при условии строго научного определения содержания политики. Классики марксизма-лененизма создали стройную теориюполитики, раскрыли ее генезис, классовую сущность и социальные функции, впервые в истории поставили изучение явлений политической жизнина научную основу, выявили типичные черты и особенности политики в разных общественно-экономических формациях.

Идеология представляет собой теоритическую форму выражения ценностных установок , классовых интересов , в то время как политика является сферой их практической реализации, в том числе и общественной сфере. Политика выступает прежде всего как особая идеологическая форма отражения коренных классовых интересов и потребностей, обьективных усмловий, реальных возможностей гражданского общества. По сути, это выяснение того, что необходимо, и того, что возможно в реальных условиях осуществить.

На практике связь необходимого и возможного иногда нарушается, в этом случае происходит ущербный "отлет мысли от действительности", забегание вперед, проявляются субьективизм, декретирование и навязывание жизни предвзятых схем и умозрительных конструкций. Подобное прогжектерство не имеет ничего общего с реализмом в политике. Политическому руководству противопоказаны поспешные, непродуманные решения, валюнтаристская постановка задач, условия для которых еще не созрели в плане развития гражданской культуры. Не меньший вред приносят неоправданная констатация перемен, когда явно незавершенный, промежуточный процесс выдается за успешный конечный результат. Таким образом, наиболее существен аспект строго научной оценки возможности осуществления на деле политических идей, теорий, решений в связи с состоянием гражданского общества как важнейший признак и критерий реализма в политике, соответствия политических решений требований жизни. Самое великолепное решение может погубить один недостаток - нереальность его выполнения, дефицит гражданской культуры. О возможном ущербе порой начинают думать после попыток осуществления недостаточно взвешенного решения, а не перед его принятием. Отрыв от жизни, неразвитать гражданского общества - коренная причина застойных явлений и в идеологии и в политике.

Во все времена, при любых режимах культурный потенциал граждан оказывался едва ли не важнейшей причиной, определяющей темпы и характер социальной эволюции. Даже одним и тем же общественным механинизмам противоположные ценностные ориентации способны были придать различную направленность, заставить служить иным социальным богам. Отечественный опыт последних лет не дает поводов усомниться в этом: конкурирующие в обществе субкультуры стремяться использовать материальную силу государства в социально-полярных направлениях, подпитывая тем самым либеральную и радикалистичкскую, консервативную и другие тенденции в жизни России.

Удивляться и сетовать на сей счет бес смысленно.В общественном мнении, а равно и специализированном сознании социальная стоимость культурных детерминант была и остаетсявесьма высокой.

Неустойчивость, внутренняя противоречивость и конфликтность ценностных ориентаций, пожалуй, самая показательная черта социокультурной сферы власти. Но не менее противоречив сегодня и поиск теоретической модели, верно истолковывающей саму природу гражданской культуры. Здесь борения различных отходов отягощено внутринаучных изминений и диформации, укоринившимися в общественном сознании штампами и стереотипами . А это крайне опасно . Ведь возобладание некоторых из господствующих парадигм, помимо сугубо научных последствий, способна повлиять на поведение политических лидеров и элит, сориентировать общественное мнение, воздействовав таким образом на поиск путей выхода из кризиса. Кпакие же из принимаемых без серьезного обсуждения теоретических шаблонов сейчас наиболее распространены?

Прежде всего можно было бы указать на формально-юредическое понимание гражданской культуры, в рамках которого любые законодательства истолковываются как изначально правовые, а самокультурные ориентиры людей сводятся к послушному исполнению или официальных установлений. По такой логике человек, обладающий, к примеру, двойным гражданством, соответственно и вдвое больше оснащен гражданскими добродетелями. Однако более принципиальной значимостью обладают установки политизированного толкования власти и гражданской культуры.

Гражданская культура - явление, где органически сливаются политические и правовые, нравственные и эстетические, а также иные ценности, создапющие единую базу для осознания человеком гражданских прав и обязанностей индивида и общества, личности и государства. Данная парадигма рассматривает нравственное отношение к властвованию одних людей над другими, правосознание, эстетическое восприятие власти, социальные ориентиры экономического характера как равноправные части единого культурного облика гражданина.

При этом каждая из составных частей гражданской культуры привносит в нее специфические ориентации и отношение человека к иным субьектам и носителям власти, подразумевает особые коммуникации с институтами управления и многое другое. Например, политическая составляющая задает гражданским представлениям ярко выраженные групповые приоритеты, подкрепленные орентирами на публичные институты власти. Правовая облегает групповые нормы и цели в общезначимые формы и понятия, раскрывающие в груповых притязаниях на власть значение фундоментальных ценностей права. Нравственная сторона властной культуры вносит в гражденское сознание человека внеситуативную мотивацию его поступков ценностями добра, счастья, спроведливости. А ценности эстетического порядка определяют отношение гражданина к власти не как к сфере противостояния интересов, а как области гармоничного взаимодействия людей, отдавая предпочтение не целям, а средствам достижения идеалов той или иной группы или общности. Противоречия те, которые возникают в отношениях между етими специфическими элементами гражданской культуры, создают в ней внутреннее напряжение, порождают постоянный источник ее самодвижения и саморазвития.

В совершенных условиях каждая из составляющих гражданской культуры претерпевает серьезные внутренние изменения.

Особую остроту перестройке гражданского менталитета придают ломка традиционных социальных верований и деформация общекультурных механизмов, "встраивающих" человека в отношение с обществом и государством. Буквально в одно историческое мгновение в сознании многих рухнули десятилетиями подпитывавшиеся иллюзии о "социалистическом выборе", "подлинно народном характире власти", "научно выверенной политической личности партии" и т.д. Образы, оценки, стереотипы, с которыми люди сжились и которые олицетворяли подчас самые глубонные ориентиры их гражданского мышления, по сути, утратили свою смысловую связь с действительностью. Падение традиционных мировозренческих ориентиров радикально, вплоть до противоположного знака, изменило смысловую интерпритацию понятий "свобода", "солидарность", "патриотизм" и других категорий, без коих нельзя обойтись, вистраивая программу личной жизнедеятельности и осознавая цели общественной эволюции.

Чувства обманутости, вопиющей неправды, впустую растраченных сил не только лишили многих обязанности придерживаться каких-тообщепринятых морально-эстетических норм, но и в принципе парализовали их социокультурные способности к позитивному усвоению господствовавших прежде идеалов. Впрочем, возможно, здесь проявилась традиционная черта российского менталитета - каждая новая идея, которой руководствуется общественное мнение, по мысли Чаодаева, не вытекает, а бесследно вытесняет старые представления, разрушая и ослабляя таким образом преемствинность в духовном развитии общества. Обманутые в своих социальных надеждах, но вместе с тем ащутившие себя гражданами, люди предпочитают видеть в нынешнем политическом режиме лишь мишень для критики. Обрывая многие нити культурнойпреемственности, они пытаются внутренне опереться на более ранние, нескомпроментированные и уже поэтому более предпочтительные идеи и ценности. Оттого, видимо, мы и наблюдаем сегодня массовую идеализацию патриархальных и общинных настроений, монархические, дворянские и прочие политические реминисценции.

Вера в верховенство начальства и неизбежность иерархии, ощущение зависимости, несамостоятельности поведения до сих пор угнетающе влияют на многих. Лишенное мировозренчески выношенных, индивидуальных опор, гражданское сознание не способно воспринимать либерально-демократические ценности, и что особенно тревожно, малоустойчиво перед натиском неблагоприятных обстоятельств.

6. Политическая культура России.

Одним из важнейших аспектов политической культуры является стиль взаимоотношений между обществом и государством, опосредованно выражающийся в отношении гражданина к государству и государства к гражданину. Государство в силу ряда исторических обстоятельств неизменно занимает в общественной жизни России доминирующее положение. На протяжении многих веков не государство естественным путем вырастало из гражданского общества, а общество развивалось под жестким патронажем государства , которое всегда было главным "мотором" общественного развития, инициатором всех существующих преобразований. Демократические права и свободы в России, как правило, не завоевывались обществом, а даровались милостью монарха. Перестройка, которую в историческом плане можно расценивать как буржуазную революцию, была предпринята руководящей элитой, а не народными массами. Переход к демократии был провозглашен лидерами отнюдь не демократической партии.

Можно сказать, что этатизм присущ общественной жизни в России: государство доминирует, общество занимает подчиненное положение, что обуславливает неравноправные отношения между государством и индивидом. Осюда:

1) огромная политическая роль бюрократии;

2) патернализм и клиентелизм (патронаж государства; какого-либо его института или лица; использование элитами преимущественно неформальных связей): человек расчитывает на социальное восхождение не в результате личного трудового вклада, стремиться занять более высокую позицию в государственной иерархии и извлечь из этого соответствующие льготы и привелегии;

3) выключенность широких народных масс из повседневного политического процесса; ограниченность сферы публичной политики, а следовательно - массовая политическая инертность;

4) отсутствие цивилизованных форм взаимоотношений между "верхами" и "низами", правовой нигилизм, который приводит к переодическим вспышкам революционализма и контрреволюционаризма и "сверху" и "снизу".

Для сознания характерно сочетание комплексов верхноподданного и революционера. И всякая революция "снизу" в России имеет тенденцию перерастать в "русский бунт", бессмысленный и беспощадный.

Н.А.Бердяев, вероятно, одним из первых отметил парадоссальность политической культуры России, ее "антиналичность и жуткую противоречивость". Он указал на двойственность и иррационализм "русской души" - поразительный симбиоз анархизма и этотизма, готовности отдать жизнь за свободу и неслыханного сервилизма, шовинизма и интернационализма, гуманизма и жестокости, аскетизма и гедонизма, "ангельскойсвятости" и "зверской низости". Причину Бердяев справедливо видел в российском обществе, а так же в стихийном кошективизме. Кроме того, он высказал предположение о "женственной" природе русского народа, при которой государство воспринимается как "мужское" начало, т.е. как нечто внешнее, оформляющее, вводящее бесконтрольную народную стихию в определенные рамки. Этот тезис на уровне "рабочей гипотезы" образно, но, как представляется, достаточно адекватно описывает характер взаимоотношений между государством и обществом России. В результате, в отличии от Западной Европы, в России место государство иного типа - государство, формирующее общество.

Этнический характер политической культуры России приводит к тому, что в сознании граждан происходит смешание понятий патриотизма и лояльности к режиму, любовь к Родине смешивается с верноподданической любовью к власти. Поэтому патриотически мыслящие люди обычно проявляют неспособность дистанцироваться от непопулярных правительств и выступать как самостоятельная сила, оказываются в полной растерянности, когда к власти приходят революционно-реформистские силы. Со своей стороны, радикалы демократического толка,стремятся к кардинальным изменениям, часто отвергают патриотизм как признак реакционности и даже склонности к фашизму.

Таким образом, можно говорить о футуризме политической культуры России - об обращенности в будещее при недостаточном внимании к прошлому, при отсутствии осознанного следования традициям, чувствительности к новым веяниям. Образ будущего, конечно, меняется в зависимости от эпохи. По всей видимости, не будет ошибочным утверждение, что в основе футуризма лежит неприятие пороков реального общества, которых в России всегда было более чем достаточно. естественно, тезис о футиризме российской политической культуры не следует понимать буквально: футуристические проекты, определяющие лицо той или иной эпохи, неизбежно содержат некоторые элементы архаики. Это, безусловно, относится к проекту Петра I, удивительное сочетание футуризма и архаизма продемонстрировал коммунистический проект. Особенно характерен в этом отношении пример позднего сталинизма, который осознанно и целенаправленно культивировал некоторые архаические элементы, связанные с символикой и идеологией Петербургской империей. Как только футуристический потенциал конкретной модели развития ослабевает или оказывается исчерпанным, ее неумалимо сменяет следующая модель. Так коммунизм сменил Империю, а его, в свою очередь, - постсоветская демократия.

Политико-культурная "палитра" общества характеризуется в России крайней гетерогенностью, существованием субкультур с совершенно различными, если не диаметрально противоположными ценностными ориентациями, отношения между которыми складываются конфронтационно, а подчас и антогонистично. Если посмотреть на политическую историю России трех последних столетий, нетрудно заметить постоянный конфликт субкультур - западнической и почвеннической, радикальной и патриархально-консервативной, анархической и этатической, а в современных условиях - "демократической" и "коммунистической". При этом для последних примерно полутора веков характерно существование активной, порой агрессивной и достаточно многочисленной контрэлиты, мобилизующей и аккумулирующей потенциал социального и политического протеста, стремящейся свернуть элиту и занять ее место.

В общем, для политической культуры России характерно почти постоянное отсутствие базового консенсуса, национального согласия, "надлом этнического поля" (по Л.Гумилеву), нередко болезненный разлад между социальными группами. Различие субкультур подчас настолько разительны, что может создаваться впечатление, будто в России существуют отдельные нации, не обьединенные почти ничем, кроме общности языка и территории.

Политическая культура современной России пока представляет собой нечто неопределенное и противоречивое. После "легализации" идеологического плюрализма в конце 1980-х годов очень скоро выяснилось, что преодоление политико-культурной гетерогенности в коммунистический период было иллюзорным. Можно констатировать, что, с одной стороны, сейчас с переменным успехом идет иногда скрытая, иногда явная борьба разнонаправленных политических тенденций, столкновение совершенно различных политических субкультур, представители которых пользуются настолько несхожими политическими языковыми и в силу склада своего мышления прибегают к столь различным системам политической аргументации, что, похоже, едва понимают друг друга. С другой стороны сужение легального пролитического спектра после событий 3-4 октября 1993 года, приведших вроде бы к удалению с политической сцены ряда радикальных оппозиционных организаций, вынуждает оппонентов правительства переходить от антисистемной оппозиции к внутрисистемной. Приходит постепенное осознание правящими кругами невозможности немедленного вхождения России в "общеевропейский дом", где ее никто не ждет. Понимание важности защиты государственных интересов и учета национальной специфики дает надежду на консолидацию российской политической культуры на некоторых компромиссных началах. Нынешняя ситуация ставит перед исследователями такие вопросы, на которые, вероятно, пока никто не сможет дать ответ. Еще неясно, что окажется сильнее - глубоко укоренившиеся тоталитарные стереотипы или эффект их банкротства и компроментации. Эффект компроментации официально декларивовавшихся коммунистами ценностей проявляется в том, что в сознании людей полюсы добра и зла поменялись местами. Безработица, спекуляция, культ денег превратились во вполне приемлимые явления, в то время как гражданское равенство, социальная справедливость, патриотизм стали восприниматься многими как нечто занимательное, едва ли не неприличное, а бескорыстный энтузиазм оказался чуть ли не симптомом слабоумия.

В конечном счете проблема эволюции политической культуры современной России сводится к тому, сможет ли наша страна построить устойчивую демократическую систему и достойно войти в третье тысячелетие, или, как уже бывало, перевести груз авторитарно-монархических и тоталитарных традиций, и Россия вернется на круги своя. Причем вопрос вовсе не в том, можно ли привести в российскую политическую практику формальные демократические процедуры - как раз это не вызывает сомнений. Настоящая проблема заключается в том, можно ли добиться в России цивилизованных и органичных отношений между человеком и государством, при которых граждане смогли бы действительно влиять на политику властей, а государство было бы не самодовлеющей бюрократической корпорацией или институтом удовлетворения чьих-либо эгоистических интересов, а проводником и защитником общего блага, совокупностью институтов, обеспечивающих обществу благоприятные возможности развития. Остается на это надеятся.

7. Заключение.

Гуманизм, нравственность в политике - стержневая идея политической культуры, источник ее формирования и развития, а демократизация - ее реальное основание, так как в конечном итоге она служит утверждению принципов реального гуманизма, составляющих критерий социальной эффективности общества.

Эти выводы имеют принципиальное значение для формирования новых подходов к типологии политической культуры. Поскольку в обществе политическая культура выступает прежде всего как культура политической власти на всех уровнях, уровень реальной демократии, гуманности человеческих отношений, нравстенности политической культуры, власти - главные критерии политических культур.

Существует много типологических схем политической культуры, построенных на различных подходах к ней. На пересечении характеристик субьекта и обьекта политической культуры вырисовывается личный профиль политических ориентаций опрашиваемого человека. Теоретики школы Амионда и Вербы убеждены в том, что империческое исследование этих профилей, психологически соответствующих разным политическим системам , дает основания для типологии национальных политических культур, для их сравнительного анализа.

Опыт типологии политических культур конкретизирует ее теория. Политическую культуру можно класифицировать по формационному и классовому признакам, по идеологическим основаниям, по отношению к социальному процессу, к демократии с точки зрения международных отношений. С точки зрения масштабов и характера влияния политической культуры на общество в целом или на политическую власть ее можно квалифицировать как господствующую и маргинальную, ордоксальную и альтернативную. Типологию политической культуры можно построить также по ее субьектам, исходя не только из их социального статуса, но и из их демократических характеристик: пола, возраста, образования, доходов, религиозности. Подлинный облик национальной политической культуре придает ее конкретизация на примере реального общества.

Думается, что в условиях демократического процесса развития складывается новый тип политической культуры, представляющий синтез исторического опыта развития политических отношений. Он формируется на месте декларивовавшейся "демократической", "единой и единственной" политической культуры социализма, а на деле - авторитарной, этатической и внутренне разнородной, фрогментарной, корпоративной, хотя и являющейся предметом нормативного описания. Сегодня в нашей стране существует ряд конкурирующих политических субкультур. В ходе их взаимодействия в условиях демократического обновления общества и включения его в русло развития мировой цивилизации должна сформироваться политическая культура нового типа, основанная на демократической культуре достоинства.

Вместе с тем политическая борьба в условиях демократии неизбежна. Но ее надо вести в рамках законности, сопоставления позиций, мирного разрешения возникающих конфликтов, взаимодействия различных политических сил. Основная функция новой политической культуры - культуры согласия - поддержание развития на основе использования конфликта, противоречия как главного метода социально-политического развития.


8. Использованная литература.

1. БирюковН., СергеевВ. - Парламентская деятельность и политическая культура. Общественные науки и современность.; 1995. №1 - с. 66-75.

2. ГудименкоД.В. - Политическая культура России: приемственность эпох. Полис.; 1994. №2 - с. 43-49.

3. ЗверевичВ., НагорнаяА. - Политическая культура общества. Полис.; 1994. №1 - с. 41-48.

4. КейзеровН.М. - О соотношении гражданской и политической культур. Социолого-политические науки.; 1991. №7 - с. 121-128.

5. РябовА., ЧистяковВ. - Политическая культура. Вестник МГУ.; 1994. №1 - с. 49-60.

6. ЭфендиевА.Г. - Основы социологии (курс лекций); 1993. М. - с. 149 151.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий