регистрация / вход

Проблема приоритетов в политической деятельности государства

Дипломатическая академия при МИД РФ РЕФЕРАТ на тему: “Проблема приоритетов в политической деятельности государства” Выполнил: Зенкин Денис Владимирович,

Дипломатическая академия при МИД РФ

РЕФЕРАТ

на тему: “Проблема приоритетов в политической деятельности

государства”

Выполнил:

Зенкин Денис Владимирович,

слушатель д/о 1 курса,

1 потока, 2 группы.

Москва-1996

Как известно, современная практическая политология выделяет три основных направления в определении соотношения внутренней и внешней политики государства. Согласно одному мнению эти два понятия независимы, действуя как бы в разных плоскостях, согласно другому - первое, являясь, якобы, первичным, определяет второе. Однако также существует точка зрения, предполагающая неразрывную связь, единство сущности внутренней и внешней политики, их равноправие как направлений политики вообще. В самом начале высказав свою поддержку в пользу последнего тезиса, я попытаюсь изложить и, по мере моих скромных возможностей, обосновать свои взгляды на эту проблему.

Как и в подходе к решению любого вопроса самой разнообразной сложности требуется временный отход от непосредственного поиска истины к понятийному уровню, уровню дефиниций. Таким образом, во избежании возможных недоразумений, мы с самого начала придем к “соглашению о терминах”.

Что же означают на первый взгляд столь далекие друг от друга в лексическом значении понятия, как “потребность”, “национальный интерес”, “политика”, “политическая деятельность”, “политика внешняя и внутренняя”? Hасколько они связаны между собой? Каково их соотношение в терминах “сущность-явление”, “форма-содержание”?

Мы имеем полное право утверждать, что потребности существуют у любого живого организма, будь то дерево, пресмыкающееся, животное или человек. Однако эти потребности следует различать - от чисто витальных до сложных социально-психологических, высшим проявлением которых является желание самореализации, самоутверждения, творческой деятельности. Дабы понять различие потребностей человека и, к примеру, животного, мы неизбежно будем вынуждены обратиться к трактовке данного термина психологией, поскольку именно психика и сознание в конечном счете выделили человека в классе млекопитающих. Таким образом, потребности в психологии - это особое состояние психики индивида, ощущаемое или осознаваемое им “напряжение”, “неудовлетворенность” - отражение несоответствия между внутренним состоянием и внешними условиями его деятельности, которое обнаруживается во влечениях и мотивах. Именно осознание “нехватки” создает психологические предпосылки для определения различий в потребностях животного и человека. Именно осознание потребностей делает их интересами, тем самым добавляя к мотивации человека кроме инстинктов оттенки психологического и социального характера.

Потребности носят динамический характер, они изменчивы: на базе удовлетворенных возникают новые, более высокие или, наоборот, более низкие, что связано с включением индивида в различные сферы и формы деятельности. Следовательно постоянно изменяется и иерархия потребностей, варьируясь в самых широких, подчас неожиданных диапазонах.

Таким образом мы проследили формирование у индивида интереса, как психо-социального явления на основе осознания объективных потребностей. Исходя из факта социальности существования человека, можно сделать вывод, что с самых древнейших времен у различных сообществ “homo sapiens” сформировались свои специфические интересы. Причем их разнообразие было наиболее заметно при сопоставлении отдельных сообществ, нежели особей внутри одного из них. Интересы внутри группы были более однородны, по сравнению с их разницей между двумя группами. Чем больше различий в образе жизни, ареале обитания, культуре, системе ценностей и т.д., тем заметнее разница интересов.

В результате выделяются микро общества с определенными стремлениями и их характерным противопоставлением стремлениям других сообществ. Если рассматривать эти явления с чисто терминологической точки зрения, то в этих стремлениях можно увидеть черты, прообраз национальных интересов - интересов группы людей, объединенных определенным императивом. Однако понятие национальных интересов гораздо более сложно, нежели банальный интерес группы людей.

Осознанию национальных интересов предшествует длительный процесс их формирования. В этом процессе выделяют три основных фазы. На первом этапе, как уже было показано выше, происходит осознание объективных потребностей, вследствие чего появляется интерес. Затем, на этой основе, определяются цели и задачи. Таким образом, из правильности осознания потребностей следует правильность формулировки целей общества. На третьем этапе уже непосредственно ставится вопрос о способах достижения поставленных целей, переводя проблемы в плоскость ее практического решения.

Процесс формирования национальных интересов настолько сложен и противоречив, отличается столь трудноуловимой тонкостью восприятия, что немудрено существование большого числа взглядов на эту проблему. Мое мнение, безусловно, ни в коей мере не претендует на свою даже гипотетическую истинность, однако по мере своих скромных возможностей я готов ее защищать.

Переходя непосредственно к теме настоящего реферата я хотел бы рассмотреть нижеследующую схему, в некоторой мере отражающую процесс формирования политики государства (см.рис.1).

На схеме с известной степенью обобщения приведено практическое поэтапное формирование национальных интересов в условиях классического демократического государства. Характеризуя государство, как систему определенных общественных отношений, я намеренно употребил выделенные прилагательные, поскольку их отсутствие дает возможность разделять понятия “национальные интересы” и “государственные интересы”, как интересы узкого круга правящей элиты, а не большинства. В тоталитарном государстве в подавляющем большинстве случаев не существует стабильной открытой обратной связи между политикой правительства и объективно осознанными потребностями. Господство правящей элиты может обеспечивается за счет широкого круга мер (военная сила, идейная пропаганда, “политика лжи”), нейтрализующих давление снизу, со стороны общественного мнения. В условиях демократического государства такое несоответствие приведет к неминуемой отставке правительства. Вопрос о преимуществах той или иной системы многими авторитетами признается весьма скользким. В условиях демократии слепое выполнение “воли народа” неизбежно приведет к национальной катастрофе. Уровень рациональности на этапе формирования общественного мнения, при воздействии на него различных политических сил, весьма низок. В этой связи важное значение приобретает этап выработки государственной политической доктрины, где зерна наиболее эффективным образом должны быть отделены от плевел. Безусловно, ответственная роль отводится и правительству, как то обеспечение надежной обратной связи между политикой и обществом. Апологеты тоталитаризма утверждают, что это есть суть бессмысленные издержки демократического строя, предпочитая силовое “разъяснение” обществу “ошибочности” его мнения.

Рис.1


воздействия


Объективно Обществен- Выработка Политика

осознанные ное мнение доктрины правительства

потребности


воздействия

обратная связь

Итак, в наших рассуждениях мы вплотную подошли к политике государства. Мы выяснили, что проводимая правительством политика в условиях демократического государства является опосредованным отражением воли, а следовательно интересов или осознанных потребностей большинства населения, сложившихся в определенных социально-экономических условиях. Таким образом, весь спектр государственной деятельности можно назвать политической деятельностью, которая, однако, может иметь воздействие на целый ряд областей жизни общества, самых разнообразных по своим формам и содержанию. Можно назвать политику государства областях экономики, обороны, межгосударственных отношений, здравоохранения, спорта, экологии и многого другого, поражающего своим многообразием и пестротой. Классификация же политики на внутреннюю и внешнюю является одним из наиболее общих принципов.

Хотелось бы сразу обмолвиться, что существует смысловая разница между понятиями “политика” и “политическая деятельность”. В общих словах эту разницу можно было бы охарактеризовать, как соотношение между желаемым и действительным. В то время как политика заключает в себе программу действий правительства по защите национальных интересов, то политическая деятельность - это уже непосредственно практическая деятельность по воплощению программы, политики.

Однако не будем отвлекаться. Мы сошлись во мнении, что своим многообразием политика правительства стремится защитить национальные интересы страны, как бы действуя сразу во многих плоскостях, все же обеспечивая намеченную направленность многомерного вектора. Таким образом уместно полагать, что и ее направления, в качестве которых мы выделяем внутреннюю и внешнюю политику, также будут преследовать те же цели, а не тащить, подобно персонажам известной басни, воз в разные стороны. Несомненно, в силу специфики сферы реализации эти направления имеют свои объективные различия, носящие характер содержательный, но отнюдь не сущностной. Сущностью является цель политики вообще, а не отдельно взятого направления.

Почему же бытует мнение о примате внутренней политики над внешней? Откуда могла взяться такое суждение и есть ли под ним реальная основа?

На мой взгляд корни этого заблуждения лежат в заведомо неправомерном делении одного целого на составляющие части, приводящем впоследствии к потере смысла целым и диктатуре частного; к ошибочным теориям, пытающимся построить дом умозаключений, не имея на то объективного фундамента. Как уже упоминалось, политика правительства защищает национальные интересы страны. Таким образом многообразие политики имеет под собой одну основу, тем самым обеспечивая единственность сущности своих различных направлений, по определению имеющих разную форму и содержание. Безусловно, это непосредственно относится и к соотношению внутренней и внешней политики. Это - суть лишь направления в осуществлении политики в целом.

Все это еще раз подтверждает неправомерную искусственность деления политики, приведшую к столь серьезным разногласиям в среде исследователей.

Возможно в этом выборе свое влияние оказал дефект человеческого мышления, как то склонность к применению шаблона “сущность-явление” ко многим, не требующим того понятиям. В данном случае налицо рассмотрение внутренней политики как сущности, а внешней - как явления со всеми вытекающими отсюда выводами. Внешняя политика ошибочно расценивается, как инструмент внутренней, как одно из ее проявлений, чем именно последняя, а не политика вообще возводится в ранг сущности.

В чем же скрываются истоки столь ошибочной классификации? В этом вопросе я абсолютно согласен с мнением Э.А. Позднякова, изложенным им в известном труде “внешнеполитическая деятельность и межгосударственные отношения”. Автор полагает, что почву для подобного рода заблуждений питает неправильное понимание доминирования внутренней политики. Она не определяет внешнюю политику, однако является привилегированным направлением в политике государства в целом. Действительно, с точки зрения прикладываемых государством энергии и средств, важности и многообразия различных направлений политической деятельности приоритет, несомненно, принадлежит внутриполитическому направлению. Исключение могут составлять моменты осложнения ситуации на международной арене вплоть до возникновения военных конфликтов, имеющие прямое отношение к данной стране и делающие наиболее насущным поиск союзников и т.д. Внутренняя политика более значима уже потому, что именно она служит основным политическим средством удержания и закрепления государственной власти. Таким образом, сравнивая содержания обоих направлений нельзя не заметить, что содержание внутриполитического направления “значительно богаче, разнообразнее и значимее”1 . Иными словами мы можем утверждать существование тех или иных приоритетов государства, но отнюдь не примата одного направления над другим.

Делая небольшое отступление из области теоретических рассуждений в реальную жизнь следует заметить одну очень важную тенденцию, наметившуюся в последние десятилетия. Имеются в виду протекающие повсеместно процессы глобализации и интеграции. Классическими примерами того являются Европейский союз, интеграционные процессы в Северной Америке, многочисленные экономические союзы. Сближение государств идет как в плоскости экономики, так и политики. Возникают и увеличиваются влиятельные межправительственные, международные общественные организации, входят в практику многосторонние международные соглашения. Отдельно взятое государство не может полноценно существовать и самореализовываться на благо своих граждан вне этих объективных закономерных процессов. Вливаясь в них, оно неминуемо отдает часть своего суверенитета мировому сообществу, обязуясь подчиняться коллективным решениям. Вследствие этого год за годом возрастает значение внешнеполитического направления. Наблюдается усиление описанных тенденций, на основе чего, экстраполируясь, можно прогнозировать создание в будущем всемирной державы.

Все без исключения направления политической деятельности объединяет одно - единство сущности. Содержание и форма в той или иной сфере могут меняться в зависимости от конкретных социально-экономических и политических условий. Однако многие находят примеры, якобы подтверждающие обратное. На самом деле это, как правило, оказывается заблуждением. В качестве примера приводится политика кардинала Ришелье во время “правления” Людовика XIII, когда наряду с лишением прав и гонениями на гугенотов во Франции кардинал активно поддерживал “протестантскую ересь” в Германии. Как ни странно, описанное является классическим примером единства сущности и различия содержаний внутренней и внешней политики. Определяющим моментом политики в целом была известная доктрина, провозглашавшая Францию сверхдержавой. Для ее реализации было необходимо единство внутри Франции и разобщенность и слабость потенциальных врагов вне ее. Это достигалось параллельными действиями в обоих направлениях разными по содержанию и форме методами.

Таким образом, для правильного осознания характера соотношения внутренней и внешней политики, необходимо исходить из соображений как о единстве сущности, так и о различии в их содержании.

Не менее интересно также рассмотреть точку зрения, согласно которой внутренняя и внешняя политика являются по сути равными диалектически тесно взаимосвязанными частями. С первого взгляда представляется истинность такого суждения, подразумевающего гипотетическое равенство этих понятий. Однако равенство может быть разным. В данном случае речь идет о взаимоисключающем сопоставлении, а не о сопоставлении тождественных взаимодействующих понятий, имеющих единую сущность. Суть диалектики состоит “в раздвоении единого на взаимоисключающие противоположности и в познании взаимоотношений между ними, которое в общем характеризуется борьбой и единством этих противоположностей”2 . Таким образом, пытаясь доказать диалектическое единство внутренней и внешней политики, значит на деле доказывать их противоположность. Признавая диалектическое единство, мы тем самым признаем и их взаимоисключаемость, что есть в корне неверно.

Итак, подводя итог сказанному, заключим, что внутренняя и внешняя политика есть равноправные, единые в сущности и разные по содержанию и формам направления государственной политики. Являясь методами самореализации государства, руслами его деятельность, они взаимообуславливают и взаимодополняют друг друга. Они не связаны между собой отношениями соподчиненности и являются абсолютно тождественными инструментами в процессе политической деятельности государства.

Библиография:

Поздняков Э.А. Внешнеполитическая деятельность и межгосударственные отношения. М.: Наука, 1986.

Поздняков Э.А. Системный подход и международные отношения. М.: Наука, 1976.

Шиллер Ф. История Тридцатилетней войны. М.: Гослитиздат, 1957.

История дипломатии. М.: Гослитиздат, 1959.


1 Поздняков Э.А. Внешнеполитическая деятельность и межгосударственные отношения. М.: Наука, 1986, с.19.

2 см. Там же, с.13.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий