регистрация / вход

Пути развития России

Оглавление Пути дальнейшего развития России. 2 Новые элементы во внешнеполитическом положении России 2 Проблемы и перспективы. 7 Политика в отношении стран бывшего СССР 8

Оглавление

Пути дальнейшего развития России. 2

Новые элементы во внешнеполитическом положении России. 2

Проблемы и перспективы. 7

Политика в отношении стран бывшего СССР. 8

Политика в отношении внешнего мира. 12

Организационные меры.. 14

Возможные прогнозы на будущее и будущий президент России. 17

Каких политических взглядов должен придерживаться будущий президент России. 19

Литература. 23

Пути дальнейшего развития России.

Перемены во внешнеполитическом курсе России, происшедшие с конца 1992 года, сделали его гораздо более взвешенным и выдержанным, несколько ослабили, но не смогли полностью предотвратить эту реакцию. Множатся признаки того, что маятник российского общественного мнения и российской политики уже проходит "золотую середину" и движется в сторону политики потенциально гораздо более опасной, чем та, которая проводилась в 1991-1992 годах.

Это объясняется не только событиями и ошибками прошлого. В России существуют и действуют силы, стремящиеся спровоцировать кризис в отношениях с внешним миром, вновь создать враждебное окружение, без которого они не могут и мечтать о приходе к власти.

Проявившиеся в последнее время более твердый тон и более определенные позиции во внешней политике Москвы ведут к формированию нормального, более равноправного и уважительного характера отношений с ведущими державами. Однако нельзя не замечать и возрождения и усиления ксенофобии.

Новые элементы во внешнеполитическом положении России

1.1. Во внешней политике России наметился переход от прежнего одностороннего равнения на Запад к отстаиванию реальных национальных интересов. Однако в последнее время он сопровождается великодержавной риторикой высоких должностных лиц, рассчитанной, в первую очередь, на внутреннее потребление. Не подкрепленная реальными экономическими, политическими и военными рычагами, эта риторика способна лишь обострить подозрения в "имперском реванше" России как в ближнем, так и в дальнем зарубежье. Налицо опасность того, что от прежней политики безусловного равнения на Запад и пренебрежения отношениями с соседями по бывшему СССР Россия может начать двигаться к политике политического противостояния и подозрительности с одной стороны, и высокомерия силы — с другой.

1.2. Во внешнем мире, безусловно, нарастает подозрительность к России, но одновременно проявляется падение интереса к ней, заметно немало признаков неуважения российских интересов.

Главная причина заключается в прогрессирующем ослаблении российской экономики, отсутствии сильной экономической стратегии, способной вывести страну из кризиса, начать экономический подъем. Россия относительно слаба. Но самое главное — пока не видно близких перспектив ее стабилизации и усиления.

На Западе опасаются возрождения российского экспансионизма. Многие не хотят даже частичного восстановления влияния Москвы в мировой политике. Следует отметить и заинтересованность многих во внешнем мире в сохранении на территории бывшего СССР неподвластных влиянию России стратегических противовесов.

1.3. Существуют и чисто внутренние для Запада причины начавшегося сдвига в отношениях с Россией. Западная Европа временно в значительной степени утратила способность к активной деятельности вовне из-за пост-маастрихтских трудностей, сконцентрированности Германии на "переваривании" восточных земель, экономического спада, очередного приступа "европессимизма". Нарастает стремление отгородиться от проблем, решение которых требует политической воли и экономических затрат. Сходные процессы, ориентация прежде всего на внутренние дела развиваются и в США, хотя и в менее выраженной форме. Запад продемонстрировал свою неспособность ни серьезно помогать российским реформам, ни эффективно содействовать России в предотвращении и урегулировании кризисов на постсоветском пространстве. (Ограниченное содействие и в первом, и во втором случае, впрочем, оказывается).

Неизбежная эрозия структур безопасности, созданных в годы "холодной войны" и для ведения "холодной войны", порождает страхи у части традиционных западных элит, желание замедлить или повернуть вспять эти процессы, в том числе, с помощью "организующего фактора" — возрождения представления о внешней, то есть российской, угрозе. На Западе, как и в России, есть силы, желающие, чтобы мы "сорвались" и спровоцировали начало новой "холодной войны".

1.4. При этом ни в России, ни на Западе силы, желающие возврата к "холодной войне", не преобладают.

Более того, неоднократно проводившийся анализ, в том числе под эгидой СВОП, показывает, что противоречия между первостепенными жизненными интересами России и крупнейших стран Запада невелики. В большинстве своем они совпадают или не противоречат друг другу. Противоречия возникают лишь в связи с реализацией явно второстепенных интересов. Таким образом, глубинной основы для обострения отношений нет.

1.5. И тем не менее мы стоим перед возможностью такого обострения отношений, которое ознаменует начало третьей — "фарсовой" — "холодной войны" (первая — 50-60-е годы, вторая — начало 80-х гг.). Она не может быть ни глубокой, ни острой. Но России в ее нынешнем перенапряжении и слабости новая конфронтация с Западом будет стоить крайне дорого, может сорвать экономические реформы. Это, и лишь в лучшем случае, приведет к стагнации и значительному ухудшению общих условий существования россиян как минимум на срок жизни одного поколения, к затруднению процессов интеграции на территории бывшего СССР. Более того в случае обострения конфронтации Запад может попытаться воссоздать систему военно-политической изоляции России еще больше уменьшающей ее возможность влиять на внешний мир, отстаивать в нем свои интересы. Не исключено, что у Запада есть и возможности содействовать ее внутренней дестабилизации.

Новая изоляция будет гораздо более невыгодной, чем та, в которой СССР жил в годы первой "холодной войны".

1.6. Даже без серьезного обострения отношений существует реальная угроза качественного и долговременного усиления геостратегической изоляции России и ослабления ее международных позиций особенно в случае решения о расширении НАТО, которое исключало бы Россию.

1.7. Россия вырвалась из конфронтации. У нее в обозримой перспективе нет врагов и это — гигантский плюс ее нынешнего геостратегического положения. Но достаточно очевидно, что надежды на быстрое обретение новых союзников, в первую очередь на Западе, пока не оправдываются. Не удается создать новую эффективную систему безопасности, которая сменила бы разрушающуюся двухблоковую и в которой Россия могла бы чувствовать себя хотя бы относительно комфортно. По крайней мере на ближайшие годы Россия будет вынуждена жить без явных союзников, в геостратегическом отношении находится во "взвешенном" состоянии.

1.8. Качественно новая ситуация складывается в большинстве стран "ближнего зарубежья". Нарастают настроения в пользу интеграции. Одновременно, на смену тенденции к укреплению независимой государственности приходит новая тенденция — большинство государств слабеет. Идет неостановимый экономический спад. Многие государства уже дестабилизированы (Закавказье, Таджикистан); другие продвигаются в этом же направлении. Явным исключением являются лишь страны Балтии, а также (в силу других причин) — Туркменистан. Можно сделать предварительный вывод, что многие, если не большинство стран, образовавшихся после распада СССР, доказывают свою нежизнеспособность как полностью независимые государства вне теснейшего сотрудничества с Россией и опоре на нее и друг на друга.

1.9. Причин этому немало. Новая структура цен, при которой Россия в значительной степени перестала играть роль экономического донора, привела к резкому перераспределению ресурсов между бывшими советскими республиками. Маленькие страны в относительно большей степени страдают от разрыва традиционных экономических связей. Все они испытывают в большинстве случаев невосполнимый даже в среднесрочной перспективе дефицит специалистов, способных адаптироваться к новым экономическим условиям, управлять на макроэкономическом уровне, проводить реформы. В большинстве стран СНГ рыночные реформы практически не проводятся. Все это не только ведет к прогрессирующему отставанию от России, но и к разновекторному развитию. Бывшие страны СССР (кроме Балтии и Туркменистана) не только становятся все беднее по сравнению с Россией. Нарастают различия в структурах их хозяйств.

1.10. Особую тревогу внушает положение на Украине. Там идет быстрый развал экономики, отсутствуют консолидированная политическая воля, минимальное согласие и, возможно, способность к решительным реформам, нищает население. Далеко зашли дезинтеграционные процессы. Уже в ближайшие год-три Украина может столкнуться с социальными взрывами, началом политической дезинтеграции. Среди населения, особенно в южных, восточных и центральных областях нарастают настроения в пользу объединения с Россией, недоверие и неприятие политики, ассоциирующейся с Западной Украиной. Большинство элит, вместе с тем, хотело бы сохранения какого-то уровня государственной независимости. В обозримом будущем возможны призывы к воссоединению со стороны отдельных регионов или областей, которые могут спровоцировать внутренние столкновения. Нарастает поток нелегальных эмигрантов в Россию. Опасно слабеет управляемость украинскими вооруженными силами.

1.11. Ситуация на Украине ( но не сама Украина) представляет ныне наиболее серьезный долгосрочный внешний вызов безопасности и внутренней стабильности России. Деградация экономики, внутренние конфликты угрожают массовой миграцией, технотронными катастрофами, утратой контроля над ядерным оружием, над арсеналами обычных вооружений.

1.12. На фоне ослабления соседних государств в российском общественном мнении и в политических кругах наряду с общим ростом национализма наблюдается нарастание ощущения мнимого всемогущества России. Это ощущение крайне опасно. Оно может привести к втягиванию России в значительное число конфликтов, направленных на поддержку стабильности в тех или иных странах или регионах или на поддержку воссоединительных процессов. Между тем у России для этого нет ни социального, ни военного, ни экономического потенциала. Россия сама находиться в критическом экономическом положении. Быстрое перенапряжение сил почти неизбежно, а с ним — усиление социальной нестабильности, возобновление дезинтеграционных тенденций. Россия может очень быстро пойти по пути СССР и развалиться из-за перенапряжения и недостатка ресурсов.

1.13. Вместе с тем опыт последних лет доказал, что предлагавшееся радикал-демократами полное отделение от республик бывшего СССР невозможно. Не представляется возможным и эффективное регулирование традиционными методами международной дипломатии комплекса проблем, возникающих на территории бывшего СССР: социально-политических конфликтов; правового и экономического положения почти 70 миллионов человек, живущих вне пределов своих национальных отечеств; экономического развития; границ. Интеграция со многими государствами бывшего СССР в стратегической перспективе почти неизбежна. Иного выхода просто нет. Вопрос лишь о ее формах и условиях.

1.14. Никакая, даже самая элементарная стратегия защиты и продвижения интересов страны на внешней арене не может быть претворена в жизнь при нынешнем состоянии органов, призванных вырабатывать и претворять в жизнь эту стратегию. Налицо ослабляющая внешнеполитические позиции страны, а зачастую и позорящая ее многоголосица, когда каждый чиновник позволяет себе иметь свою собственную политику. Это один из крупнейших вызовов, с которыми сталкивается внешняя политика страны. Не завершена реформа всей исполнительной власти. Возможности президентского аппарата все еще не соответствуют конституционным прерогативам Президента.

1.15. Недостатки нынешней системы в собственно внешнеполитической сфере наиболее общем виде сводятся к следующему:

1.15.1. Президент уделял до сих пор недостаточное внимание вопросам внешней политики и национальной безопасности; он во многом отстранился от диалога с обществом по вопросам внешней политики; у него явно недостает бюрократических возможностей, с помощью которых он мог хотя бы в принципе осуществлять эффективный контроль над формированием и претворением в жизнь единой внешнеполитической стратегии.

1.15.2. До сих пор фактически отсутствует система жесткого планирования и координации. Аппарат Совета Безопасности в последние полгода нарастил потенциальные возможности для координации. Но эффективно он эту функцию осуществлять не может. По-прежнему ключевую роль в определении политики играют соответствующие ведомства, которые при всех постоянных противоречиях, возникающих между ними, едины в одном — в нежелании подчиняться кому бы то ни было. В результате резко уменьшается и так ныне небольшой потенциал страны, возможности президента и президентства по вопросам внешней политики.

1.15.3. Не налажен постоянный, упреждающий диалог органов исполнительной власти с законодательной властью. В результате создаются дополнительные импульсы противостояния двух ветвей власти, помехи на пути формирования внешнеполитического консенсуса.

1.15.4. Из-за во многом наплевательского отношения в тяжелом состоянии находится кадровый корпус, призванный обслуживать внешнюю политику и безопасность страны. Это во многом относится к контрразведке. Но особенно тревожное положение сложилось с кадровым корпусом МИДа. Он во многом деморализован, теряет людей. В результате не только ухудшается качество дипломатии. Страна теряет невосполнимые в обозримом будущем человеческие ресурсы.

1.15.5. Вызывает тревогу уровень информированности общества и широких руководящих кругов о проблемах внешней политики. Налицо дефицит как серьезного анализа, так и популярного освещения этих проблем в средствах массовой информации. В результате сознание общественности, политико-формирующих кругов мифологизируется, становится подверженным поиску "простых решений", худшим образцам партийной пропаганды.

Проблемы и перспективы.

2.1. Россия обречена на дальнейшее ухудшение своих внешнеполитических позиций, а в перспективе — на усиливающуюся изоляцию, а возможно — и на возникновение прямых угроз ее территориальной целостности в случае, если руководящие круги страны не смогут в ближайшие год-два самоорганизоваться и выдвинуть жизнеспособную концепцию национального развития и, прежде всего, выхода из экономического кризиса, новой индустриальной политики, рассчитанной на длительную перспективу, спасения научно-технической интеллигенции и передовых технологий, восстановления правопорядка, ограничения коррупции. Ключевой формулой всей российской стратегии должно быть "накопление сил" или, используя формулу А.М.Горчакова, — "сосредоточение". Без него Россия не сможет обеспечить благосостояние и свободу своих граждан, занять в мире место уважаемой и уважающей себя державы.

2.2. Один из возможных путей стимулирования такой консолидации, такого "накопления сил" — создание неправительственной Комиссии по национальной стратегии, В состав Комиссии могли бы войти и представители нынешней администрации, однако не для политического надзора или руководства, а лишь для обогащения свободного анализа возможных альтернатив информацией и идеями, не доступными лицам, не входящим в правящие структуры. Эта Комиссия могла бы выдвинуть долгосрочную программу национального развития, вокруг которой возникла бы платформа для объединения ответственных и смотрящих в будущее экономических и политических лидеров, активной части общества. Надо честно признать, что пока ни одна из партий, ни правительство, ни президент в своем послании Федеральному Собранию не сумели выдвинуть такой долгосрочной программы, хотя и нащупали многие ее существенные элементы.

Политика в отношении стран бывшего СССР

3.1. Невозможно более проводить какую-либо политику в отношении стран бывшего СССР, не имея ясных стратегических целей. Россия должна в ближайшее время определиться — чего она сама хочет. Эффективное и долгосрочное решение задач второго порядка: поддержание стабильности, налаживание сотрудничества в экономике, финансах, обеспечение прав человека, военно-политическое взаимодействие и т.п., — невозможно, если эти задачи не встроены в общую стратегию и не подчинены единой цели. Невысокая эффективность российской политики последних двух лет в отношении стран СНГ. Пробуксовывание самой организации — яркое тому свидетельство.

3.2. Распад СССР при всей его вероятной исторической обусловленности обернулся бедствием, падением жизненного уровня и качества жизни для большинства народов бывшего СССР, привел к череде конфликтов, которая еще не закончилась. Но такой вывод не должен подтолкнуть нас к политике, которая может привести к еще большим потерям и страданиям.

3.3. Рамки стратегического выбора России крайне узки, если учитывать в первую очередь прогрессирующее ослабление большинства соседних государств, рост нестабильности в них, перешедший или угрожающий перейти критическую отметку, смещение вектора настроений в них в пользу интеграции, складывающийся баланс настроений в руководящих группах самой России. Разнонаправленность экономического развития России и других стран бывшего СССР, неумение или нежелание согласовывать свои интересы с долгосрочными интересам всех стран, отсутствие реального опыта современной интеграции, политическая, социальная и военно-политическая нестабильность делают все менее реальным даже в среднесрочной перспективе путь создания на территории большей части бывшего СССР сообщества по типу ЕС.

3.4. По сути у России остается одна альтернатива: либо курс на воссоединение со значительной частью республик бывшего СССР или, в случае их дезинтеграции, с их регионами и создание нового федеративного государства, либо курс на сохранение политической независимости этих государств в обмен на получение неограниченного доступа на их рынки товаров, услуг, капиталов, на создание эффективного оборонительного военно-политического союза, обеспечение единого правового пространства для всех национальных меньшинств, обеспечивающего их полновесные права. То есть интеграция не через территориальное и политическое объединение, а через создание политических, военно-политических и иных условий для экономического взаимодействия и взаимопроникновения, которое, в свою очередь, должно обеспечивать и поддерживать политические и военно-политические интересы России на территории бывшего СССР. Разумеется, политика должна обеспечивать условия и для такой интеграции, если подобная тенденция объективно станет преобладающей.

3.5. Цель создания (или воссоздания) федеративного государства является слишком дорогостоящей и в политическом, и особенно в экономическом планах. Абсолютно неприемлемыми являются рецепты ультра-националистов — воссоединение через силовую экспансию, через контролируемый подрыв стабильности в соседних государствах. Такая политика не только аморальна, но и непрактична: нестабильность неизбежно перекинется и на саму Россию. Но контрпродуктивным может стать и курс на воссоединение, даже при использовании чисто экономических и политических рычагов: он потребует гигантской перекачки средств в часто разваливающиеся хозяйства, прямого субсидирования жизненного уровня населения соседних государств, чтобы сделать его хотя бы сравнимым с российским. Россия рискует опять превратиться в экономическую колонию государств, которых она вокруг себя объединит. При нынешнем уровне жизни в самой России его неизбежное резкое снижение может привести к взрыву социального недовольства, усилению дезинтеграционных тенденций в самой России, когда регионы, чтобы избежать резкой дестабилизации социальной ситуации вынуждены будут прибегнуть к политике "Спасайся, кто может". В этом случае, будет изначально обречена любая индустриальная политика, обращена вспять модернизация общества, станет невозможной национальная стратегия накопления сил и восстановления. Перенапряжение сил почти неизбежно, из-за этого перенапряжения и недостатка ресурсов Россия может быстро пойти по пути СССР.

Политика на объединение вызовет неизбежный саботаж и сопротивление со стороны значительной части местных элит. Кроме того, с них будет в значительной степени снята ответственность за развал хозяйств, обнищание населения, нестабильность. Они получат еще большую, чем прежде, возможность перекладывать ответственность на Москву.

Наконец, открытый курс на полную интеграцию, особенно с Украиной, может вызвать напряженность в отношениях с внешним миром, усиление и без того уже очевидных антироссийских настроений. Затруднятся возможности использования внешних источников роста: технологий, капиталов, опыта управления и социального развития общества. Резко увеличится вероятность расширения НАТО. Еще более усилится опасность перенапряжения сил.

3.6. Россия не должна выступать за любую интеграцию, а только за ту, которая выгодна россиянам и российскому государству. Право на такую политику "просвещенного эгоизма" надо признать и за нашими соседями.

3.7. Политика, направленная на создание вокруг России системы дружественных, не противодействующих России, экономически открытых для нее государств также будет стоить недешево — и с точки зрения политических усилий и с чисто экономической точки зрения. Но эта стратегия является качественно более дешевой и выгодной. Россия не должна будет нести прямой ответственности за поддержание жизненного уровня населения соседних государств. Она сможет избежать возвращения к положению экономического донора, в полной мере сможет использовать свои преимущества — природные ресурсы, технологический потенциал, в среднем более квалифицированную рабочую силу, управленческие кадры. Она получит доступ к природным, экономическим и человеческим ресурсам соседних государств на относительно более выгодной для себя основе. Цель такой политики — не восстановление с модификациями положения, существовавшего до развала СССР, а выгодная для России модернизация этих отношений, когда она сохранила бы многие выгоды своего прежнего геостратегического положения и одновременно создала бы себе гораздо более выгодное экономическое положение в новом содружестве государств. Философия этого подхода: "лидерство вместо прямого контроля" .

3.8. Россия имеет право предлагать развитие той или иной модели взаимодействия с соседними странами, но не должна жестко навязывать их. Тем более силовым путем. Народы и руководящие круги соседних стран должны сами сделать тот или иной выбор. Но и цена отказа должна быть достаточно ясной с самого начала: ослабление стимулов экономической, политической или военно-политической поддержки со стороны России.

Такая формула вызовет по всей вероятности меньшее сопротивление во внешнем мире, поскольку не приведет к качественному военно-политическому усилению России и одновременно обеспечит большие возможности для стабилизации ситуации на пространстве бывшего СССР.

Видимо, только выйдя из кризиса, успешно осуществив экономические реформы, добившись резкого роста экономического могущества и благосостояния, Россия может позволить себе более тесную интеграцию с теми из республик бывшего СССР, которые захотят этого и если это будет выгодно самой России.

3.9. Конкретными направлениями действий России по претворению в жизнь политики, основанной на философии "лидерство вместо контроля" могли бы стать следующие:

3.9.1. Настаивание на снятии всех ограничений на движение товаров, на создании условий для участия капиталов всех стран в приватизации; передача промышленных и иных активов в обмен на долги. Активная поддержка государствами взаимопроникновения капиталов.

3.9.2. Создание эффективной системы взаиморасчетов, сначала на двустороннем уровне, а затем, возможно, и через создание платежного союза с резервной валютой. Вместе с тем, следует избегать полного объединения финансовых систем. Пример Белоруссии должен стать скорее исключением, чем правилом (хотя полностью исключать его повторения нельзя), в силу близости этой страны к России, ее стратегического положения. Необходимо внимательно изучить опыт, выгоды и издержки экономической интеграции с Беларусью.

3.9.3. Курс на создание тесного военно-политического союза значительной части государств бывшего СССР, в перспективе , возможно, с объединенными вооруженными силами

3.9.4. Курс на право всех граждан бывшего СССР иметь второе гражданство,* на защиту от какой-либо дискриминации.

3.10. Средствами достижения этих целей могли бы стать следующие:

3.10.1. Основными принципами политики должна быть гибкость. Кроме нескольких основных принципов, политика в отношении каждой из стран должна формироваться исходя из конкретных условий и конкретных интересов России. Линия на укрепление СНГ должна быть продолжена, но она не принесет эффективных результатов без усиления упора на двусторонние формы взаимодействия в отношениях с государствами бывшего СССР. Многосторонняя дипломатия в рамках СНГ должна развиваться на фундаменте новых двусторонних отношений, в которых Россия занимает более сильные позиции, чем в системе многосторонних контактов.

3.10.2. В рамках общих стратегических принципов России необходимо иметь отдельно разработанный курс в отношении каждого из государств бывшего СССР. Эти курсы могут существенно отличаться друг от друга.

3.10.3. Последовательное и энергичное взаимодействие с ответственными политическими силами соседних государств.

3.10.4. Проведение политики, направленной на предотвращение распада соседних государств, сохранение основных международно-признанных признаков их государственности. Вместе с тем, Россия не может стать гарантом сохранения режимов, показавших неспособность управлять своими странами или нарушающих права национальных меньшинств, в том числе русского.

3.10.5. Ограничение вмешательства во внутренние дела, кроме как в случаях грубых и массовых нарушений прав человека, развязывания гражданских войн, требующих мер по установлению мира в соответствии с Уставом ООН. Концепция особой ответственности России не должна вести к резкому расширению участия России в регулировании конфликтов. Москве стоит придерживаться принципа: чем меньше прямого вовлечения, тем лучше. Вместе с тем нельзя и абсолютизировать этот принцип — как показал опыт, в некоторых случаях раннее вмешательство может предотвратить тяжелые кровопролитные длительные конфликты.

3.10.6. Всемерная поддержка экспорта капитала в выгодные России сферы, поддержка налаживания прямых связей между областями, районами, городами, предприятиями.

3.10.7. Целенаправленные усилия по сохранению позиций русского языка, расширение за государственный счет подготовки специалистов из соседних государств в высших учебных заведениях России.

3.10.8. Политика России в отношении стран бывшего СССР должна быть направлена на защиту прав всех национальных меньшинств. Российский флаг, Москва должны стать символами гарантий прав меньшинств, защиты от агрессивного национализма, от войн и насилия. Но необходимо и самостоятельное направление политики в отношении защиты прав и интересов русских за рубежом. В этой связи представляется целесообразным создание специального государственного органа, координирующего работу соответствующих министерств и ведомств.

3.10.9. Учитывая особенности истории, географии и культуры государств Балтии, Россия должна иметь особую политику в отношении этих стран, нацеленную на строительство добрососедских отношений с ними по мере цивилизованного решения в них проблемы этнических меньшинств и при условии учета законных интересов безопасности России.

3.10.10. Курс на "лидерство вместо контроля" весьма далек от идеала, в том числе и с точки зрения авторов данных тезисов. Однако он является наименьшим злом. Вместе с тем, из имеющихся в распоряжении политики реалистических вариантов, он, как представляется, в наибольшей степени отвечает интересам как России и россиян, так и граждан сопредельных государств, заинтересованных в стабильности и хотя бы в потенциальных возможностях экономического роста. Он принимает во внимание законные интересы в сохранении национальной государственности народов и политических элит соседних стран.

Политика в отношении внешнего мира

4.1. Медленная, но неуклонная эрозия созданной в годы "холодной войны" системы безопасности, многообразный и широкий географический разброс экономических и политических интересов России, ее нынешняя относительная слабость, выявившиеся препятствия для быстрого сближения с Западом требуют проведения гибкой политики балансирования между центрами силы, динамического построения выгодных России балансов сил с отдельными государствами и в отдельных регионах.

4.2. Линия на отказ от дорогостоящей глобалистской политики должна быть продолжена. Политика должна быть максимально экономной, соразмерной нынешним возможностям. Но одновременно Россия должна активизировать свою политику сотрудничества и присутствия в тех регионах, где в этом сотрудничестве заинтересованы, и где оно может дать экономические дивиденды, увеличить общеполитическое влияние страны. Это, например, Индия, Греция, Болгария, в целом Юго-Восточная Европа, Ближний Восток.

Должна продолжаться политика, направленная на развитие максимально дружественных и тесных отношений с Китаем.

Резерв российской внешней политики — активизация присутствия в Азиатско-тихоокеанском регионе, взаимодействие в нем с США, Китаем, Японией.

4.3. Вместе с тем, в силу исторических, географических и культурных особенностей нашей страны, экономической и технологической мощи Запада, а также того, что у России пока не просматриваются естественные союзники на Юге и на Востоке, она должна сохранять в качестве своей долгосрочной цели налаживание стабильного реалистического партнерства, в перспективе, возможно, стратегической ассоциации со странами северного пояса — от США и Канады до Японии с постепенным вовлечением в него Китая и других государств. Следует продолжить курс на приобщение России, а затем, возможно, и Китая к деятельности "большой семерки" — вначале на политическом направлении.

4.4. Необходимо проводить политику, направленную на то, чтобы избежать ненужного нарастания напряженности с Западом, и наоборот, вести дело к налаживанию с ним максимально тесного взаимодействия в тех областях, где это возможно, однако не за счет отказа России от собственных интересов, а за счет их более активного согласования. Доминирующим содержанием отношений должно стать стабильное сотрудничество при расширении поля партнерства там, где наши интересы и концепции решения проблем полностью совпадают (например, нераспространение ядерного оружия, иные сферы военно-стратегического взаимодействия, особенно с США). Не исключается и ограниченное и контролируемое соперничество на отдельных направлениях (например, торговля оружием).

4.5. Интересы избежания изоляции, сохранения влияния в отношениях с Западной Европой, предотвращения возврата к военному противостоянию в Европе, создания в будущем действенной системы общеевропейской безопасности, в которую полновесно входила бы Россия, требуют сохранения образовавшегося в центре Европы полудемилитаризированного пояса государств, недопущения расширения НАТО, расширения диалога России и НАТО, который в перспективе сделал бы неактуальным вопрос о расширении блока без участия в его деятельности самой России. Национальным интересам России в целом отвечало бы распространение на страны Центральной и Восточной Европы зоны благосостояния и стабильности, быстрейшее включение этих стран в ЕС.

4.6. Необходима резкая активизация российской политики в Европе, усилий, направленных на создание в долгосрочной перспективе эффективной системы коллективной общеевропейской безопасности, либо, в крайнем случае, на предотвращение создания такой системы, в той или иной степени исключающей Россию. Учитывая сохранение возможности расширения НАТО без участия России, необходимо активизировать поиск альтернативных путей обеспечения безопасности и политических интересов России в Европе.

4.7. Необходимы и специальные усилия по поддержанию и расширению интенсивного диалога и взаимодействия с ведущими странами Запада, особенно с Германией и США.

4.8. Для того, чтобы ослабить возможные раздражители отношений с внешним миром, связанные с активизацией процессов интеграции на территории бывшего СССР, целесообразно вовлекать Запад, другие ведущие государства в интенсивный двусторонний диалог по этим проблемам.

4.9. Нельзя допустить, чтобы необходимое изменение тона российской дипломатии в отношениях с Западом в сторону большей самостоятельности и равноправия стало вещью в себе, а увлечение словами привело бы к новому отчуждению между Россией и наиболее передовыми и мощными странами. Реализация Россией своего статуса одной из ведущих держав должна происходить на базе восстановления ее экономики, возобновления экономического роста, использования существующих и создания новых рычагов воздействия на ситуацию, реальных политических шагов по укреплению позиций России на территории бывшего СССР, а не за счет агрессивной риторики, которая наносит прямой ущерб интересам страны.

Организационные меры

5.1. Главная задача — создание условий для максимальной концентрации и координации ресурсов и действий всех ведомств по защите и продвижению внешнеполитических интересов общества и государства. Выстраивание эффективной структуры органов, призванных защищать интересы страны на внешней арене — задача не менее приоритетная, чем выработка самой политики. Конкретно мы считаем целесообразным принятие следующих мер:

5.1.1. Значительное увеличение внимания Президента к вопросам внешней политики. Резкое усиление роли президентских структур в ее формировании и координации, при сохранении демократического баланса и конституционной ответственности всех ветвей власти, включая и сильный парламент.

5.1.2. Создание в президентском аппарате — с возможным использованием или вовлечением аппарата Совета безопасности или на его основе — структур, способных эффективно координировать политику, имеющих для этого соответствующий кадровый потенциал, и, главное, полномочия от президента. Мы не хотим исключать и возможности повышения потенциала МИД в вопросах координации внешней политики. Но опыт убеждает в ограниченности его возможностей, особенно в том, что касается политики в отношении стран бывшего СССР.

5.1.3. Выработку президентским аппаратом и под эгидой президента при участии ведомств и межведомственных комиссий Совета Безопасности постоянно обновляемых директив по отдельным направлениям политики безопасности, в частности, по внешней политике. После утверждения Советом Безопасности и президентом эти директивы должны приобретать обязательный характер. Нарушение или неисполнение их без согласования с президентом по каждому отдельному вопросу должно вести к практически автоматическому отстранению от должности лиц, допустивших нарушение.

5.1.4. Создание адекватной задачам, достаточно мощной структуры, способной комплексно и эффективно формировать и координировать претворение в жизнь политики в отношении каждой из стран бывшего СССР. Это может быть сделано через создание соответствующего департамента со страновыми отделами в аппарате президента, в аппарате СБ, через повышение статуса Министерства по делам СНГ и создание в нем страновых отделов, обладающих кадровыми возможностями и прерогативами по координации деятельности ведомств, через соответствующее усиление МИДа. Могут быть, видимо, и другие варианты. Ясно одно — продолжение нынешнего положения недопустимо.

5.1.5. Целесообразно создание специального подразделения в аппарате Президента, которое занималось бы государственной информационной деятельностью по вопросам внешней политики при самой жесткой координации с МИД.

5.2. Должны быть приняты специальные меры организационного, а также материального и морального характера по спасению и укреплению кадрового корпуса дипломатического ведомства, офицерского корпуса силовых министерств, чья роль на нынешнем этапе нашей истории будет неизбежно возрастать не только с точки зрения поддержания внутренней стабильности, но и проведения политики предотвращения и регулирования кризисов в ряде регионов бывшего СССР, сбора адекватной информации, обеспечения политических и экономических интересов России.

5.3. Учитывая возрастание политического влияния вооруженных сил в современной политической жизни России, государственному руководству и прежде всего самому Министерству обороны, руководству других силовых министерств следовало бы не только содействовать развитию гражданского контроля над вооруженными силами, но и разработать и претворить в жизнь программу интеграции офицерского корпуса в гражданское общество. Необходима и разработка комплексной программы повышения социального статуса и престижа воинской службы. Сближение с офицерским корпусом, его поддержка — задача и новых элит, прежде всего предпринимателей, заинтересованных в стабильном развитии страны.

Возможные прогнозы на будущее и будущий президент России.

1. Состояние массового сознания российского общества отличается крайней противоречивостью, сегментацией, идейно-политической пестротой. Для него характерны различные проявления и тенденции, две из которых являются основными: демократическая и авторитарная. Социальные основания этих тенденций имеют довольно сложную структуру. Помимо относительно устойчивого «ядра» как демократическая, так и авторитарная тенденции могут опираться на одинаковые, причем весьма значительные слои населения, которые по одним вопросам занимают демократическую позицию, а по другим - выглядят как приверженцы авторитаристских устремлений. Такая, казалось бы, парадоксальная ситуация является вполне закономерным выражением социально-экономических и политических процессов, характерных для общества переходного, трансформационного типа.

2. Авторитарные тенденции порождены во многом социальным расслоением российского общества, угрозами, проистекающими из экономической и политической нестабильности, затянувшимся поиском выхода страны из кризиса. Признаки авторитарных настроений в разной степени прослеживаются как в тех слоях общества, которые больше других выиграли от реформ так и в тех, материальное положение которых заметно ухудшилось. Наиболее демократически ориентированным выглядит социальный слой, благосостояние которого возросло при одновременной утрате ощущения уверенности в завтрашнем дне, то есть речь идет о людях, воспринимающих перемены в обществе как сочетание возросших потребностей с ростом возможностей реализации этих потребностей.

3. Несоторые весьма распространенных мифов (стереотипов) о характере сознания российского общества не выдерживают критики:

· об исключительно патерналистском характере сознания и ценностей россиян, несовместимых с рыночным типом хозяйствования;

· о подавляющем господстве уравнительного подхода к проблеме социальной дифференциации, нежелании россиян жить в условиях общества с имущественным расслоением;

· о глубоком кризисе ценностей россиян в условиях рыночной трансформации, влекущем за собой как моральную деградацию общества, так и утрату национальной самобытности.

В настоящее время в российском обществе существует два основных типа ценностных установок: ценности, в основе которых лежат ориентации уравнительного характера, и ценности, где главное - ориентация на общество равных возможностей. В целом первая ориентация распространена заметно меньше, чем вторая. Основную значимость для большинства опрошенных имеют ценности приватной жизни и возможность самореализации.

Политическое будущее России очень неопределенно. Рассмотрим несколько вариантов сценарив.[1]

а) так и останется. Ситуация, похоже, стабильна. За 10 лет массовых беспорядков не началось.

Еще через 10 лет народ привыкнет. Латиноамериканский вариант. Добываемого сырья хватит на разворовывание элитой, а уровень жизни рядовых людей будет близок к нулю. "Средний класс" будет развиваться по пилообразной кривой - сначала очень и очень медленно расти, в основном за счет увеличения (медленного) присутствия иностранного предпринимательства. Неизбежные же раз во сколько-то лет обвальные кризисы (обвал очередной схемы воровства) будут напротив, отпугивать иностранцев.

б) при наличии сильной личности (пока ее нет) - возврат к авторитаризму в полный рост. Совершенно не факт, что это сильно облегчит жизнь массам (в Белоруссии не облегчило) - хотя и накинет узду на элиту (которая, возможно, будет истреблена и заменена на новую, послушную. Опять же не факт, что это улучшит жизнь масс).

Продлится это может в течение жизни этой личности - а потом примерно то же самое, что описано выше.

в) наилучший вариант - что-то посередине. Возврат к авторитаризму в какой-то степени, некоторое обуздание аппетитов элиты, призванное решить 2 главных проблемы - низкий уровень жизни народа и слабость непаразитического предпринимательства. Опять же нужна личность. Она запросто может скатится на вариант б) - ничто этому не препятствует.

г) если сильной личностью окажется региональный лидер - он может пойти на развал страны как единого целого (что радостно поддержит - возможно, даже в военном плане - весь остальной мир).

Далее каждая из частей страны пойдет по пути а), б), или в).

Каких политических взглядов должен придерживаться будущий президент России

В январе РОМИР провел исследование по всероссийской репрезентативной выборке (N=2000) в 41 субъекте Российской Федерации (207 точек опроса). В ходе исследования россиянам был задан вопрос, сторонником каких политических взглядов должен быть следующий Президент РФ. На вопрос было возможно несколько ответов.

В целом, исследования, которые были раньше проведены РОМИР по сходной тематике, показали, что личные качества политиков оказывают большее влияние на принятие электорального решения большинства россиян, чем знакомство с их политическими программами. Несмотря на то, что в последнее время усиливается тенденция повышения внимания к политическим взглядам кандидатов в Президенты, 20,3% опрошенных россиян заявили, что приверженность будущего Президента России определенным политическим взглядам не имеет для них никакого значения. Кстати, именно такой подход россиян и обеспечил успех на Парламентских выборах "Единству" - партии, вообще лишенной внятной идеологии, во главе которой стояли популярные личности. Интересно также, что 18,7% граждан России полагают, что новый Президент должен быть приверженцем правых взглядов - то есть либералом или демократом. 14% россиян считает, что новый лидер государства должен быть крайне левых политических взглядов, т.е. коммунистом. 9,9% россиян хотели бы видеть нового Президента сторонником умеренно левых взглядов - то есть социалистом. Примерно столько же респондентов предпочли бы, чтобы новый руководитель страны придерживался центристской идеологии. Сторонников монархии на сегодняшний день в России почти нет. 8,1% граждан сообщили, что у Президента России вообще не должно быть никаких выраженных политических взглядов. Затруднились с ответом 19% россиян.

Таким образом, если рассматривать тех, кто имеет определенное мнение относительно предпочтительных взглядов будущего Президента, получается, что примерно равное число россиян являются приверженцами Президента, который в той или иной степени является сторонником демократических взглядов (либерал, центрист) и человека с социалистическими взглядами (коммунист, социалист). В этой ситуации преимущественно при совершении выбора граждане в любой ситуации будут руководствоваться прежде всего эмоциональным впечатлением от кандидата.

Тем не менее, полезно проследить предпочтения населения в различных группах населения. Среди тех, кто считает, что следующий российский Президент должен быть крайне левых политических взглядов, преобладают женщины (59,4% к 40,6% - мужчины), то же характерно и для умеренных левых взглядов (61,4% - женщины). Женщины преобладают и среди тех, кто считает, что Президент должен придерживаться правых взглядов (56,2% к 43,8%) тех, для кого взгляды лидера государства не имеют значения ( 57,6% к 42,4%) и считающих, что Президент не должен быть сторонником определенной идеологии (57,7%). Во взглядах на центризм мужчины и женщины распределились примерно одинаково. Среди затруднившихся с ответом - большинство составляют женщины (72,3%).

Если рассматривать различные возрастные группы, то сторонником крайне левых политических взглядов будущего Президента хотели бы видеть преимущественно люди старшего возраста. Меньше всего Президента-коммуниста хотела бы видеть молодежь и люди 30-39 лет (11%). В целом, чем старше возрастная группа, тем более проявляются симпатии к крайне левым политическим взглядам. Умеренно левого Президента хотели бы видеть также люди старшего возраста (26,7%) и 40-49 лет (22,4%). Среди молодежи и лиц 30-39 лет также существуют определенные симпатии к социалистам (17,1%). Президента с правыми взглядами, либерала или демократа хотели бы преимущественно видеть молодые люди (30,2%) и люди 30-39 лет (24,4%). Меньше всего сторонников демократического Президента среди людей 50-59 лет (12,2%) и 60+(14,6%). Центристом Президента преимущественно хотели бы видеть люди 30-39 лет (25%), а также примерно в равной степени 40-49 лет (21,8%), молодежь и лица старшего возраста (18,6%). Не имеет значения идеология Президента для людей старшего возраста (26,7%) и 40-49 лет (21,9%). В несколько меньшей степени это характерно для остальных возрастных категорий. Те же группы людей преимущественно полагают, что Президент не должен быть приверженцем каких-либо политических взглядов, больше всего их и среди затруднившихся с ответом. Таким образом, наиболее компромиссна для различных возрастных групп фигура Президента-центриста, старшая возрастная группа тяготеет к коммунистической и социалистической идеологии, а для молодежи и лиц среднего возраста большее значение имеют либеральные, демократические ценности.

По уровню образования вполне очевидно просматривается тенденция "поправения" электората с ростом уровня образования. Так большинство лиц с начальным и ниже уровнем образования, определившихся со своими предпочтениями (19,2%), считают, что новый российский Президент должен быть крайне левым, еще 6,2% представителей этой группы хотели бы видеть нового лидера социалистом. В группе с неполным средним образованием большинство (20,3%) также тяготеют к Президенту с крайне левыми политическими взглядами, а 13,8% хотели бы видеть нового Президента социалистом. Коммунистом нового Президента хотели бы видеть также 22,4% лиц с полным средним образованием, 26,7% - со средним специальным и 11,4% - с высшим образованием. Социалиста хотели бы видеть 26,7% граждан с полным средним образованием, 37, 1% лиц со средним специальным образованием и 16,2% граждан с высшим образованием. Либерала, демократа во главе страны хотели бы видеть преимущественно люди с полным средним, средним специальным и высшим образованием (28,6%, 35,3% и 25,7% соответственно). Человека с центристскими взглядами хотели бы видеть будущим Президентом России также люди с указанным выше образовательным уровнем: 26,1%, 29,3% и 30,3% соответственно. Не имеет значения политическая приверженность кандидата для 8% лиц с образованием начальным и ниже, для 16,2% граждан с неполным средним образованием, 28% лиц с полным средним образованием, 24,7% - со средним специальным образованием и 16% - с высшим. Считают, что у Президента не должно быть никаких идеологических предпочтений, 4,8% лиц с образованием начальным и ниже, для 13,7% граждан с неполным средним образованием, 26,8% лиц с полным средним образованием, 31,5% - со средним специальным образованием и 23,2% - с высшим. Больше всего затруднившихся с ответом - среди лиц с полным средним образованием (28%), а меньше всего - среди граждан с высшим образованием (11,1%).

Если рассматривать политические ожидания россиян относительно нового Президента с точки зрения доходов, то менее всего Президента-коммуниста и социалиста совсем не хотели бы видеть люди с высоким уровнем дохода (от 5.000 рублей в месяц), а также отказавшиеся назвать свой доход. Коммуниста предпочли бы видеть в качестве Президента люди с доходом от 401 до 800 рублей в месяц и от 801 до 1.500 рублей (30,2%). Президента-социалиста хотели бы видеть в России люди с доходом от 401 до 800 рублей в месяц (18,1%), 801 до 1.500 рублей (25,7%) и от 1.501 до 3.500 рублей (29%). К таким Президентам объективно тяготеет и низкодоходная группа (12,1% и 10%) соответственно. Либерала, демократа в качестве Президента также преимущественно хотела бы видеть группа 801 до 1.500 рублей (23,6%) и от 1.501 до 3.500 рублей (28,4%), а также люди с доходом от 401 до 800 рублей в месяц (13,8%) и от 3.501 до 5.000 рублей (8,2%). Центристом Президента хотели бы видеть группа 801 до 1.500 рублей (25,5%) и от 1.501 до 3.500 рублей (27,7%), а также люди с доходом от 401 до 800 рублей в месяц (15,4%) и от 3.501 до 5.000 рублей (12,2%). Практически нет тех, для кого политические пристрасти Президента не имеют значения, и тех, кто полагает, что у Президента не должно быть политической ориентации, среди высокодоходной группы, мало их и среди отказавшихся назвать свой доход и затруднившихся с его определением. Самое большое количество тех, для кого не имеет значения политическая позиция нового Президента, в группе от 801 до 1.500 рублей (29,7%) и (24,7%) и от 1.501 до 3.000 рублей (20%). В тех же группах наиболее высок показатель тех, кто полагает, что у Президента не должно быть политической ориентации. Затруднившихся больше всего в группе от 401 до 800 рублей (30,5%) и в группе от 801 до 1.500 рублей (23,3%), а меньше всего в высокодоходной категории.

Данное исследование еще раз подтверждает, что в современной России сосуществуют различные системы ценностей. Это особенно очевидно на примере политических ценностей различных групп россиян. Так для лиц старшей возрастной категории, преимущественно с низкими и средними доходами, низким уровнем образования важны ценности уже ушедшего политического периода, предпочтения отдаются коммунистической и социалистической идеологии. Молодежь и лица 30-39 лет более тяготеют к ценностям демократии, либерализма и для них важно, чтобы следующий Президент был приверженцем именно этих политических ценностей.

Литература

1.Г.А. Белов. Политология - М.: ЧеРо, 1998

2.К.С. Гаджиев. Политическая наука – М.: Международные отношения, 1996

3.Р.Т. Мухаев. Основы политологии М.: Новая школа, 1996.

4.Политология. Учебное пособие – СПб: Бизнес-Пресса, 1998

5.Политология, М. Н. Марченко. М., «Зерцало», 1997.

6.Политология, В. А. Мельник. Минск, «Вышэйшая школа», 1996.

7.Политология, Л. В. Сморгунов, В. А. Семенов. С.-П., 1996.

8.Политология, Г. А. Белов. М., «ЧеРо», 1997.

9.Пресс-релиз Московского Центра Карнеги. - 2001. - 4 января.

10. ФОМ-ИНФО. - 2000. - # 4 (249). - 28 янв. - С. 3.

11. ВЦИОМ, 19-22 ноября 1999 г. (Полит.Ру. - 1999. - 30 нояб.).


[1] Будущее России – Караганов, Washington post. 2-2001

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий