регистрация / вход

Разделение властей

Содержание Два представления о разделении властей 2 Сущность разделения властей 9 Список литературы. 13 1. Два представления о разделении властей В обоснование классового компромисса между враждующими социальными группами с учетом реального соотношения их сил и влияния во Франции в середине 18 века состояло существо доктрины разделения властей, разработанной Ш.

Содержание

1. Два представления о разделении властей 2

2. Сущность разделения властей 9

Список литературы. 13

1. Два представления о разделении властей

В обоснование классового компромисса между враждующими социальными группами с учетом реального соотношения их сил и влияния во Франции в середине 18 века состояло существо доктрины разделения властей, разработанной Ш. Л. Монтескье.

Политическая свобода, говорит автор «Духа законов», имеет место лишь при умеренных правлениях, ее нет ни в аристократии, где вся власть принадлежит одной знати, ни в демократии, где господствует народ. Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором законодательная, исполнительная и судебная власти были бы разделены и могли взаимно сдерживать друг друга. Все погибло бы, подчеркивал Монтескье, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из санов­ников, из дворян или простых людей, были бы соедине­ны эти три власти.

Исходя из этого, Монтескье предлагает каждому сословию (классу) предоставить часть верховной власти. Так, законодательную власть, по его мнению, необходи­мо поделить между буржуазией и феодалами, образо­вав двухпалатный парламент, состоящий из собрания представителей народа и из аристократической знати Исполнительную власть можно сохранить у дворянства оставив ее королевскому правительству, которое, одна­ко, должно стать ответственным перед народным представительством, т. е. буржуазией. Судебная власть, ко­торую Монтескье, в отличие от Локка, специально выделил в триаде властей, может быть доверена не какому либо постоянному органу, а выборным лицам из народа привлекаемым к отправлению правосудия на определенное время. Нужно, чтобы судьи были одного общественного положения с подсудимым, равными ему, чтобы ему не показалось, что он попал в руки людей, склонных притеснять его. В случае важных обвинений подсудимому предоставляется право отвода судей. Задача суда состоит в том, чтобы решения и приговоры всегда были лишь точным применением закона. «Таким образом,— считает Монтескье, — судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана ни с известным положением, ни с известной профессией; она станет, так сказать, невидимой и как бы не существующей» [Монтескье Ш. Л. Избранные произведения. М., 1995]. Благодаря такой ее организации судебная власть становится социально и политически нейтральной и не сможет превратиться в деспотическую. Поэтому, делает вывод Монтескье, «из трех властей... судебная в известном смысле вовсе не является властью» и, следовательно, нет необходимости как в ее ограничении другими властями, так и во вмешательстве суда в законодательство и управление. Исходя из этого, в дальнейшем Монтескье рассуждает, в основном, о разделении политических сил и полномочий между законодательной и исполнительной властями.

Подобно многим своим предшественникам Монтескье считает, что для обеспечения эффективности управления необходимо рациональное разделение труда в сфере государственной жизни. Он отмечает, что каждая из трех ветвей власти в соответствии со спецификой ее функций должна осуществляться особым самостоятельным орга­ном. Однако Монтескье идет гораздо дальше в иссле­довании системы государственных органов, характера взаимоотношений между ними, механизма их взаи­модействия и противодействия в целях предотвращения произвола и обеспечения свободы личности. Монтескье неоднократно подчеркивает важность независимости властей и органов, их осуществляющих, в отношении ус­ловии их формирования, сроков деятельности, а также их взаимной несменяемости. Он считает недопустимым, чтобы одни и те же лица принимали участие в осуще­ствлении функций более чем одного из трех органов правления, например, чтобы министр или судья заседа­ли в парламенте, а депутат проводил в жизнь законы и отправлял правосудие.

Особое значение Монтескье придавал своей идее рав­новесия властей и системе «сдержек и противовесов». Он считает необходимым установить такие взаимоотноше­ния между выделенными им властями, чтобы они, само­стоятельно решая государственные задачи, каждый сво­ими правовыми средствами, могли в то же время урав­новешивать друг друга, предотвращая возможность узурпации полномочий верховной власти каким-либо од­ним учреждением. Так, исполнительная власть, будучи, по мнению Монтескье, подзаконной, должна, однако, ог­раничивать действие законодательного собрания, кото­рое иначе сосредоточит в себе деспотическую власть. Поэтому монарх, личность которого священна, наделяется правом вето при утверждении законопроектов, обла­дает законодательной инициативой, по его указу созы­вается и распускается парламент. Вместе с тем законо­дательная власть, хотя и не вправе, по терминологии Монтескье, «останавливать» требующую быстрых реше­ний деятельность исполнительных органов, однако она полномочна контролировать, каким образом приводят­ся в исполнение созданные ею законы, и правительство обязано давать отчет парламенту о своем управлении.

В отличие от Локка, который разделение властей трактовал как их сотрудничество и тесное взаимодейст­вие на основе преобладания законодательной власти над исполнительной, Монтескье подчеркивал необходимость полного равновесия, независимости и даже обособления властей. Это, однако, не означало их неограниченности. Наоборот, согласно Монтескье, ни одна власть не должна вторгаться в компетенцию другой, но каждая из них, защищая себя от возможного вторжения, вправе контролировать и сдерживать другую власть, предотвращая превышение полномочий, злоупотребления и деспотизм.

Разработанная Монтескье сложная система «сдержек и противовесов», т. е. взаимного уравновешивания и даже противопоставления властей, не обеспечивала эффективного сотрудничества между ними в решении государственных дел и не предусматривала создания действенного механизма для решения возможных коллизий. Монтескье сознавал, что скомбинированные им таким образом власти могут оказаться в состоянии неподвижности и бездействия, но надеялся устранить это затруднение тем соображением, что, «так как необходимое течение вещей заставит их действовать, то они будут действовать согласованно».

При обосновании теории разделения властей Монтескье пытался применить на французской почве некоторые существенные черты современных ему европейских государств и особенно английской конституционной монархии, в которой он видел образец умеренной формы правления, являющейся, по его мнению, наилучшей.

В частности, сложное построение законодательной вла­сти в лице нижней палаты как выборного органа народ­ных представителей и верхней палаты как наследствен­ного собрания аристократической знати, «обладающего правом отменять решения народа», точно так же, как и «народ может отменять его решения», — было основано у Монтескье на структуре английского парламента.

Однако Монтескье, идеализируя английскую систему правления и следуя в этом отношении Локку, обратил внимание лишь на внешнюю сторону английской консти­туционной системы. В действительности в Англии не существовало разделения властей в том смысле, в каком его понимал Монтескье. По свидетельству крупного ан­глийского государствоведа В. Беджгота, английская кон­ституция построена по принципу единой верховной вла­сти, причем эта решающая власть находится в руках одних и тех же людей. В Англии не было и строгого обособления трех отраслей власти между различными государственными органами. Английский король как но­ситель исполнительной власти мог также принимать уча­стие и в законодательстве, действуя совместно с обеими палатами («король в парламенте»), и в судопроизводст­ве, назначая, помимо избираемого населением суда присяжных также несменяемых, пожизненных «корон­ных судей» с широкой компетенцией. Английский пар­ламент также не ограничивался одной только законода­тельной деятельностью и мог принимать участие в уп­равлении. Так, он был вправе подвергать ответственно­сти министров королевского кабинета, решать важнейшие финансовые вопросы, определять порядок организа­ции армии. Также и в области судопроизводства парла­мент мог рассматривать (в верхней палате) дела по обвинению в государственных преступлениях лиц знат­ного сословия. В тот период, характеризовавшийся, как |уже отмечалось, компромиссом буржуазии с либераль­ным дворянством, все сферы государственной власти не­сли на себе отпечаток политического господства этих двух классов, одинаково заинтересованных в предотвра­щении «неконтролируемого» влияния широких народ­ных масс на решение государственных дел.

Доктрина разделения властей по своей политической направленности в интерпретации Локка и особенно Мон­тескье носила умеренный, компромиссный характер и представляла собой идеологическое обоснование классового блока буржуазии и дворянства в ходе буржуазных революций XVII—XVIII вв. В этой теории наиболее яр­ко и зримо отразились противоречия перехода от фео­дального общества и государства к буржуазному со всеми его позитивными и негативными проявлениями. Сле­довательно, при оценке теории разделения властей важ­но учитывать ее историческую прогрессивность неизбежную ограниченность.

Учение о разделении властей в условиях абсолютиз­ма того времени служило главным образом предотвра­щению беззакония и произвола со стороны королевской администрации, обеспечению основных прав и свобод человека. Это само по себе имело, несомненно, важное прогрессивное значение. Концепция разделения властей способствовала укреплению новых, буржуазных общест­венных отношений и созданию соответствующей им организации государственной власти. В общем русле на зревших политических реформ шло требование того, что бы управление страной осуществлялось в соответствии с законами, установленными выборными представительными органами. Серьезным шагом вперед в развитии политической мысли и конституционной практики была разработка принципов и организационных начал деятельности государственных органов, исследование основных направлений их взаимодействия, способов « форм их соучастия в осуществлении государственных дел

Однако классовая сущность этой доктрины, выразив­шей притязания буржуазии на политическую власть и готовой в целях обеспечения «умеренного правления» поделить ее с либеральным дворянством, сводилась к отказу от народного суверенитета. Опасаясь «деспотизма большинства», Монтескье считал, что народ, будучи некомпетентным в государственных делах, не вправе принимать активные решения, связанные с исполнитель­ной деятельностью, — все его участие в управлении должно быть ограничено избранием представителей.

Такая направленность лозунга разделения властей и обусловила большой успех теории Монтескье. Она по­зволяла буржуазии, обосновать свои приход к политической власти, с наименьшим ограничением сословных привилегий и интересов правящих классов провозгла­сить основные политические права и свободы, обеспе­чить прочность рождающегося буржуазного строя и в то же время не допустить проведения достаточно глубо­ких демократических преобразований в общественной жизни. Благодаря этому концепция разделения властей стала влиятельной буржуазной политической доктриной именно в той форме, какую ей дал Монтескье, а самого автора «Духа законов» стали даже называть родона­чальником этого принципа.

Последователи Монтескье утверждали, что теория разделения властей «была им очищена от шлака и за­сверкала новыми гранями». По мнению французского государствоведа А. Эсмена, Монтескье настолько пре­образовал элементы, выработанные его предшественни­ками, что «сделал из них как бы новое творение; из за­родыша он вывел живое существо, достигшее своего полного развития».

Не отрицая решающей роли Монтескье в обосновании классического варианта этого учения, необходимо, однако, отметить (и этот вывод полностью вытекает из приведенного выше анализа истоков рассматриваемой теории), что идеи, выдвинутые Монтескье, не были «раскрытием ранее неведомой тайны». Они не явились автору «Духа законов» как «наитие свыше». Связанные с современной ему действительностью, они были основаны на всем предшествовавшем развитии политической мысли.

Теория разделения властей в трактовке Монтескье получила широкую поддержку среди умеренной буржуа­зии и либерального дворянства. Некоторые мыслители, принимая основные положения этой доктрины, возража­ли против ее «крайностей», вскрывали некоторые ее про­тиворечия.

Стремление Монтескье и его сторонников раздробить суверенитет и сохранить королевскую власть, хотя и ог­раниченную, но независимую от парламента и препят­ствующую передаче всей полноты власти в руки наро­да, встретило решительное осуждение со стороны вели­кого французского мыслителя Жана Жака Руссо (1712—1778 гг.).

Если Монтескье был идеологом крупной буржуазии, готовой к компромиссу с королевской властью, то Рус­со выражал взгляды мелкой буржуазии, которая хотела раз и навсегда покончить с феодализмом и установить демократические порядки. В острой политической борь­бе с дворянством и абсолютизмом мелкая буржуазия нередко отождествляла свои классовые интересы с ин­тересами широких слоев народа. Ж.-Ж. Руссо выступил для своего времени с радикальной политической про­граммой, лейтмотивом которой была идея демократиче­ской организации государственной жизни посредством «общественного договора», утверждающего «царство ра­зума» и обеспечивающего народный суверенитет. По мнению Руссо, суверенитет неотчуждаем, един и неде­лим. Исходя из этого, он критикует идею разделения властей Монтескье, а также тех политиков, которые «разделяют суверенитет в его проявлениях». Они, как отмечает Руссо, разделяют его на силу и на волю, на власть законодательную и на власть исполнительную; на право облагать налогами, отправлять правосудие, ве­сти воину, на управление внутренними делами и на пол­номочия вести внешние сношения; они то смешивают все эти части, то отделяют их друг от друга; они делают из суверена какое-то фантастическое существо, сложенное из частей, взятых из разных мест. С точки зрения Рус­со, те права, которые нередко принимают за части суверенитета, на самом деле все ему подчинены и всегда предполагают наличие единой высшей воли, гегемонию верховной власти, которую нельзя разделить, не унич­тожив.

В идее Монтескье о взаимном сдерживании обособ­ленных и противопоставленных друг другу властей Рус­со видел нежелательные крайности, которые ведут к их враждебным отношениям, дают силу частным влияни­ям или даже к раздроблению государства. Отвергая идею разделения властей в трактовке Монтескье, автор «Общественного договора» вместе с тем признает необ­ходимость разделения государственных функций и раз­граничения органов, представляющих в пределах своей компетенции государственную власть. Руссо видит прин­ципиальное различие между законодательной и испол­нительной властью. Законодательная власть у него тес­но сливается с суверенитетом. Это — воля всего суверен­ного народа и потому должна регулировать вопросы об­щего характера, касающиеся всех. Руссо признает, что тот, кто формулирует закон, знает лучше всех, как этот закон должен приводиться в исполнение и истолковы­ваться. Казалось бы, поэтому не может быть лучшего государственного устройства, чем-то, в котором власть исполнительная соединена с законодательной. Тем не менее, Руссо делает вывод, что во избежание влияния частных интересов на общественные дела необходимо, чтобы превращением закона как общего правила в акты индивидуального характера занималась особая прави­тельственная (или исполнительная) власть. Исполни­тельная власть «как сила политического организма» ус­танавливается решением суверенного народа, а потому выступает только в качестве его доверенного и слуги. Народ поручает осуществление этой власти конкретным уполномоченным лицам, которые должны действовать в строгих рамках закона и подлежат неусыпному контро­лю со стороны верховной законодательной власти. Более того, полномочия исполнительной власти исчезают сами собой, как только народ на законном основании со­брался в качестве суверена для ведения своих дел.

Отсюда видно, что, проводя различие между законодательной и исполнительной властью, Руссо ни в коем случае не допускает независимости правительства от народа-законодателя. Что касается судебной власти, то Руссо уделяет ей значительно меньше внимания, но подчеркивает неукоснительную связанность ее законами в то же время ее необходимую организационную самостоятельность по отношению как к законодателю, так и к правительству.

Руссо исходит из того, что равновесие всех сфер власти в государстве, их согласованная деятельность должны обеспечиваться не обособлением или противопоставлением их друг другу, не с помощью взаимных сдержек и противовесов, как это предлагалМонтескье, а благодаря преобладанию верховной законодательной власти, воплощающей суверенитет народа.

При всей демократической направленности взглядов Руссо, они носили, однако, идеалистический, мелкобуржуазный характер. Тем не менее, его учение о том, что народ является единственным источником единой и неделимой суверенной государственной власти, имело большое политическое значение и оказало на дальнейшее развитие буржуазного государствоведения не меньшее влияние, чем взгляды Монтескье.

2. Сущность разделения властей

Теория разделения властей является важным звеном в истории развития буржуазной политической мысли и конституционной практики. Ее главное требование, вы­двинутое Джоном Локком и Шарлем Луи Монтескье в период борьбы буржуазии с феодальным абсолютиз­мом, заключалось в том, что для "утверждения полити­ческой свободы, обеспечения законности и устранения злоупотребления властью со стороны какой-либо социальной группы, учреждения или отдельною лица необ­ходимо разделить государственную власть на законода­тельную, исполнительную и судебную. Причем каждая из этих «властей», являясь самостоятельной, независи­мой и взаимно сдерживающей друг друга, должна осу­ществлять свои функции посредством особой системы органов и в специфических правовых формах.

Эта доктрина позволяла буржуазии обосновать свой приход к политической власти ипостепенно оттеснить феодаловотопределения государственной политики. Провозглашая разделение властей, буржуазия хотела организовать государственную власть таким образом, чтобы, взяв ее в свои руки, сделать аппарат власти более действенным, отвечающим реальным потребностям, повседневной практики на основе рационального распре­деления властных полномочий между отельными ор­ганами государства.

Основные постулаты этой теории оказали большое влияние на разработку учения о сущности государствен­ной власти, способах и формах ее организации, механиз­ме взаимодействия органов государства, функционирования политической системы, на исследование проблем суверенитета, демократии, народного представительства, парламентаризма и других принципиальных вопросов государственного права.

Лозунг разделения властей получил свое воплоще­ние и в конституционной практике буржуазных стран. Так, Декларация прав человека и гражданина (1789 г.) считает идею разделения властей настолько существен­ной, что в статье 16 подчеркивает: «Всякое общество, в котором не обеспечено пользование нравами и не прове­дено разделение властей, не имеет конституции». Кон­цепция разделения властей служила руководящим на­чалом при составлении ряда буржуазных конституции и структурном оформлении государственного аппарата (например, Конституция США 1787 г, французские кон­ституции 1791, 1795, 1848 гг., Конституция Норвегии 1814 г. и другие).

Имея глубокие исторические корни, теория разделе­ния властей как самостоятельная и цельная политиче­ская доктрина сформировалась в период буржуазных революций XVII-XVIII вв. Основные постулаты «клас­сическою» варианта этой доктрины были выдвинуты сначала Джоном Локком, а затем Шарлем Луи Мон­тескье как идеологами умеренных кругов буржуазии, стремившихся мирным путем получить доступ к госу­дарственной власти на основе компромисса с либераль­ным дворянством.Не случайно, что именно в Англии XVII в., где буржуазная революция носила умеренный и компромиссный характер, концепция разделения влас­тей в трактовке известного английского философа Джо­на Локка смогла отразить потребности рождающегося буржуазного строя и поэтому стала популярной полити­ческой доктриной.

Свои политические идеи Джон Локк (1632—1704) изложил в ряде работ, среди которых особенно выделяется «Второй трактат о государстве: О государственном правлении», изданный в 1690 г.—через два года после так называемой «славной революции», т. е. политичес­кого переворота 1688 г., установившего в Англии конс­титуционную монархию. В отличие от некоторых своих предшественников и современников (например, Дж. Мильтона, О. Сиднея, Дж. Гаррингтона и др.), чьи по­литические взгляды отражали потребности лишь отдель­ных групп восходящею класса, Дж Локк сумел воз­выситься до теоретического выражения общеклассовых интересов буржуазии, осознание которых позволило ей объединить свои силы и одержать победу в борьбе с феодальным абсолютизмом, хотя бы и на основе ком­промисса с новым, обуржуазившимся дворянством.

Исходя из реально сложившихся в стране политиче­ских отношений, Дж. Локк как «сын классового компро­мисса 1688 г» теоретически оправдал его, поскольку в результате «славной революции» был практически реа­лизован локковский идеал—конституционная монархия. С либеральных и умеренных позиции Дж. Локк сформулировал некоторые общие принципы буржуазного государственного строя, обосновал своего рода программу сторонников тех общественно- политических порядков, ко­торые закрепились после того, как английское общество было переделано на буржуазный лад. К. Маркс назвал Локка «классическим выразителем правовых представлений буржуазного общества в противоположность феодализму.

В целях обеспечения основных прав человека Дж. Локк считал необходимым ограничить политическую власть и ввести ее в определенные рамки. Одним из важнейших средств достижения этого, по мнению Лок­ка, является разделение властей, способное предотвратить концентрацию всей полноты власти в руках одних и тех же людей, которые, обладая возможностью созда­вать законы, могут захотеть исполнять их к своей лич­ной выгоде, в противоречии с общими интересами. По­этому Локк предлагает отделить, исполнительную власть от законодательной и обязать самих законодателей под­чиняться действию ими же установленных законов.

Учитывая объективные потребности в разделении усложняющегося труда по управлению государством, Локк различает три власти: законодательную, исполни­тельную и федеративную (союзную). Такую классифи­кацию он проводит в соответствии со спецификой осу­ществляемых ими функций—создание законов для об­щественного блага, их исполнение и ведение отношений с другими государствами Законодательная власть как выражение воли народа (имущих сословий) должна быть, по Локку, отделена от остальных властей и отдана в руки «многих лиц, надлежащим образом соединенных в собраниях», т. е. избираемому народом представи­тельному органу—парламенту. Исполнительная и со­юзная власти хотя и являются, по словам Локка, раз­личными по своему содержанию, однако эти власти трудно разделить между различными органами, поскольку их несогласованность могла бы повлечь за собой беспорядок или гибель общества. Исходя из этого, Локк вверяет обе эти власти одному лицу — монарху, которому должна принадлежать и так называемая «прерогатива», т. е. полномочия по охране «общего блага» в случаях, не терпящих промедления. Однако, подчеркивает Локк, монарх не должен злоупотреблять своей прерогативой, которая правомерна лишь постольку, поскольку используется в общих интересах. Судебную власть Локк не обозначает как отдельную, а считает ее составным элементом исполнительной власти, подчеркивая при этом, что в отправлении правосудия должен принимать участие народ.

Посредством «правильной» организации государственной власти Локк стремился сконструировать сложный политический механизм, способный «уравновесить власть правительства, вложив отдельные части ее в «различные руки», а именно—разделить ее между парламентом и королем, т. е. в конечном счете между буржуа­зией и дворянством.

В основе доктрины Локка лежат социально-политические соображения, заботы о стабильности буржуазных государственно-пра­вовых институтов, стремление предотвратить подлинно революционное их преобразование, не допустить новые смуты и перевороты, которые он считает национальным бедствием.

Локк исследует основные принципы и направления взаимодействия различных властей, способы и формы их соучастия в осуществлении государственных дел, говорит о необходимости взаимных «сдержек и противовесов».

Идею разделения властей развили позднее Монтескье и Руссо, что было рассмотрено выше.

Максимилиан Робеспьер (1758—1794 гг.) как вождь якобинцев и комиссар Конвента, выступая за «самодержавие народа» и считая равновесие властей «химерой», заявлял, что все должностные лица являются лишь уполномоченными народа, должны отчитываться перед ним в своей деятельности. Именнотогда Якобинский Конвент сосредоточил в своих руках всю полноту верховной власти, как законодательной, так исполнительной, отказавшись тем самым от разделения властей. Обоснование неограниченного суверенитета народа и отрицание принципа разделения властей содержалось в Якобинской Конституции 1793 г., которая, однако, не вступила в силу из-за гражданской войны и иностранной военной интервенции.

С победой контрреволюции буржуазия, ликвидировала режим Конвента, уже открыто выступает против демократических «эксцессов» народного представительства. Поднимая на щит лозунг разделения властей как «первого условия свободного правления», она стремится те самым укрепить и сделать независимой от парламента правительственную власть. Разделение властей трактуется как «вечный закон» и необходимая предпосылка справедливости, общественного порядка и законности. Из этого исходит, например, Конституция Франции 1795 г., закрепляя, что «общественный порядок не может быть гарантирован, если не установлено разделение властей».

Список литератур ы

1. Барнашев А.М. Теория разделения властей: становление, развитие, применение. Томск, 1988.

2. Бельский К.С. Разделение властей и ответственность в аппарате государственного управления.-М., 1990

Фетисов А.С. Разделение властей // Социально-политический журнал, 1995, №6

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий