Суперпрезидентские республики Латинской Америки (стр. 1 из 4)

***

Президентская республика является одной из наиболее распространенных форм правления в латиноамериканских странах. Президентское правление установлено в 12 странах: Бразилии, Венесуэле, Гаити, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Колумбия, Коста-Рика, Мексика, Парагвай, Сальвадор и Эквадор. Для государств Латинской Америки свойственно особое понимание роли президента и придание особого значение возглавляемой им исполнительной власти. Особый статус президента не только существует на практике, но и закреплен в конституциях большинства этих стран. Такой характер государственной власти отражается в понятии - каудилизм . Слово «каудильо» означает лидер, руководитель, вождь. Но само понятие каудидизма шире. Реально, президент или каудильо оказывается осью политической жизни страны, "отцом нации". Если судить по полномочиям, которыми он наделяется официально и неофициально, то можно сказать, что его власть не просто президентская, а суперпрезидентская.

«"Суперпрезидентская" форма правления - это фактически независимая, неконтролируемая на практике законодательтной, исполнительной или судебной отраслью власти система государственного управления, основной чертой которой является гипертрофированная президентская власть. Эта форма правления, как правило, подразумевает принцип прямых выборов президента избирателями фактически без промежуточных органов или инстанций.»[1]

"Суперпрезидентская" форма правления подразумевает обширные полномочия президента, закрепленные в текстах конституций и реально осуществляемые на практике. Прежде всего, это полномочия его как главы государства. Ряд латиноамериканских конституций уполномочивает президента "олицетворять нацию" (конституция Перу), а конституция Аргентины 1853 года провозглашает его "верховным главой нации".[2]

В суперпрезидентских республиках статус президента как руководителя нации подразумевает его безусловное верховенство в системе всех государственных органов. Во всех латиноамериканских странах президент является главой государства, он возглавляет правительство и вооруженные силы. Хотя эти признаки есть и в обычных президентских республиках, в условиях Латинской Америки это создает мощную концентрацию власти в руках президента. Особенно важно в данном случае руководство президента вооруженными силами, так как армия часто играет решающую роль в политической жизни латиноамериканских стран.

Значительно усиливают полномочия президента в "суперпрезидентских" республиках обширные чрезвычайные полномочия, предусмотренные многими латиноамериканскими конституциями. Эти полномочия могут быть эффективно использованы практически в любых ситуациях, начиная от межгосударственного вооруженного конфликта и кончая внутренними беспорядками. "Диапазон возможного использования президентом его чрезвычайных полномочий более обширен, чем в обычной президентской республике и, как показывает политическая практика Латинской Америки, применяется чаще и эффективнее, чем в других регионах".[3]

Хотя образцом для большинства латиноамериканских конституций послужила конституция Соединенных Штатов Америки, политические реалии этих стран настолько не схожи, что выполняются эти конституции по-разному. Это относится в первую очередь к статусу президента. Если в Соединенных Штатах удается поддерживать баланс между законодательной, исполнительной и судебной властью, то в Латинской Америке заметно преобладание исполнительной власти, возглавляемой президентом. Законодательная власть в этих странах очень слаба, и президент имеет достаточно средств для давления на нее. Кроме того страны Латинской Америки отличает явная нестабильность партийных систем, "которые часто выступают просто в роли придатка государственного аппарата, что объясняется введением административно-полицейского контроля за деятельностью политической партии".[4] Положение политических партий нестабильно, и часто во время военных переворотов их деятельность бывает полностью запрещена.

Таким образом, при слабой законодательной власти и партиях, в странах Латинской Америки нет силы способной уравновесить влияние президента. Президент в этих странах становится центром политической жизни и не только главой исполнительной ветви власти, но нации в целом. И хотя по конституции баланс властей существует, на деле доминирует президент, и его полномочия значительно превышают полномочия других ветвей власти.

Исторические предпосылки образования суперпрезидентских республик в Латинской Америке

Для того чтобы понять истоки латиноамериканского каудилизма необходимо обратиться к истории. Первоначально страны Латинской Америки были колониями Испании и Португалии, а затем получили независимость. Однако процесс завоевания независимости здесь протекал иначе, чем колониальных странах Азии и Африки. Если в других колониях местное коренное население вело борьбу с колониальной администрацией, то в Латинской Америке индейцы (коренное население континента) играли крайне незначительную роль. В латиноамериканских странах в борьбе за независимость участвовала прежде креольская, принадлежащая к испанской культуре, или метисская элита, которая протестовала против чиновников, присланных из Испании.

Независимость государств Латинской Америки связана с политическими изменениями в метрополиях. "Независимость явилась не столько результатом восстания против короны, сколько следствием политического вакуума образовавшегося за время оккупации Наполеоном метрополий и сопротивления, оказываемого его брату, назначенному королем."[5] В это же время в Латинской Америке такие люди как Симон Боливар и Франсиско де Миранда, вдохновленные примером Соединенных Штатов и идеями Французской революции, сделали своей целью независимость и создание республики. В испанских колониях наступил кризис легитимности, которого удалось избежать в Бразилии (португальский король находился там, пока его власть на родине не была восстановлена).

Ослабленная внутренними конфликтами Испания не могла послать войска для наведения порядка в колониях. Несмотря на незначительное противодействие метрополии, процесс обретения независимости испанскими колониями не был мирным, он сопровождался гражданскими войнами, постоянной борьбой за власть различных креольских лидеров и элит.

Так в борьбе за независимость в первую очередь принимали участие военные, то это породило совершенно новый тип лидерства, о котором уже говорилось выше - каудилизм. Возник символ, который продолжает жить в сознании латиноамериканцев - сильный военный лидер, создающий нацию. Как раз в это время были заложены основы авторитаризма в Латинской Америке. При отсутствии легитимной власти, все решала сила и способность к харизматическому лидерству.

Одним из основных внутренних латиноамериканских конфликтов в XIX веке было противостояние между централистами и федералистами. Так как изначально большинство колоний находилось под властью Испании, то была идея создать единое государство. Однако попытки создать такое государство потерпели неудачу (Боливар пытался создать конфедерацию независимых колоний, а позже была попытка создать Великую Колумбию, в состав которой входили Венесуэла, Эквадор и Колумбия). Создать единое государство с центральным руководством было крайне сложно из-за огромной территории, где отдельные центры находились на очень больших расстояниях друг от друга и были достаточно независимы, и слабости центрального руководства. Федералисты также не преуспели, и Латинская Америка не стала федерацией по примеру Соединенных Штатов.

Федералистская политика, уравнивая отдельные центры, противопоставляла их периферии, что вызывало внутреннюю борьбу, как между отдельными каудильо, так и между центральными и местными властями. Кроме того, "культурная однородность испанских колоний затрудняла определение границ между нарождающимися республиками".[6]

Основой для разграничения новых государств служило созданное испанцами территориальное деление. Но границы бывших колоний не всегда были четко определены и часто не отвечали реальным границам новых государств. Это привело к множеству территориальных конфликтов и войн. Многие территориальные вопросы в Латинской Америке не решены и по сей день. Например, война между Парагваем и Боливией в 1932 -1935 годах (война Чако), конфликты между Колумбией, Эквадором и Перу, борьба Боливии с Чили и Перу за выход к морю или конфликт между Аргентиной и Бразилией по поводу Уругвая.

Эти войны во многом повлияли на процесс политической институционализации латиноамериканских государств. "Они легитимизировали значение армии а государственном строительстве и право вооруженных сил на ресурсы, которые могли бы быть использованы и для других целей."[7] Кроме того, многочисленные войны принесли славу успешным военным лидерам в странах-победителях, они же лишили легитимности правительства и режимы в побежденных государствах.

Говоря об историческом развитии латиноамериканских государств и их отличии от стран Африки и Азии, необходимо отметить, что в Латинской Америке рано начала развиваться ограниченная элитарная демократия и конституционные системы. Протодемократии появились в латиноамериканских странах еще в начале девятнадцатого века. Не везде опыт демократии оказался удачным, но он привел к созданию таких важных демократических институтов как выборный президент и конгресс, а также политические партии. Главной целью латиноамериканских демократий девятнадцатого и начала двадцатого века было реформирование политической системы и освобождение места для новых социальных групп, требующих участия в политике и возможности доступа к власти. Таким образом, мы видим, что опыт прошлого очень сильно повлиял на настоящее Латинской Америки и привел как к положительным так и к отрицательным последствиям.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.