регистрация / вход

Фашизм как социокультурное явление

Введение. Актуальность темы. Научная новизна и степень разработанности. Актуальность выбранной темы очень велика, и связана она прежде всего с тем, что поднимаемый шум вокруг фашизма и неофашизма несет не только положительную функцию в плане освещения проблемы, но и обратную в плане её популяризации и неверной трактовки.

Введение.


Актуальность темы. Научная новизна и степень разработанности.


Актуальность выбранной темы очень велика, и связана она прежде всего с тем, что поднимаемый шум вокруг фашизма и неофашизма несет не только положительную функцию в плане освещения проблемы, но и обратную в плане её популяризации и неверной трактовки.

По мнению многих исследователей, фашизм как социально-политический и морально-психологический феномен не может быть рассмотрен как категория сугубо историческая. Фашизм, как идеология, политическая система и социальная практика всегда привлекал внимание исследователей. Очевидно, причина заключается не только в историческом интересе к прошлому. Существуют социальные и политические причины этого интереса. Во-первых, живы ещё люди, которые были современниками и участниками роковых событий. И поэтому любое серьезное исследование фашизма люди, пережившие войну, воспринимают как своеобразное осмысление их жизни, борьбы и страданий. Во-вторых, в разных точках планеты периодически возникают военно-полицейские режимы, заимствующие методы и формы политической борьбы из арсенала фашизма. Эти режимы тоже подпитывают интерес к феномену, называемому «фашизм». Еще одну причину выделяет болгарский политолог Ш.Желев, отличая при этом, что любые попытки интерпретировать культурные ценности, выявлять сложную траекторию развития культуры и цивилизации снова возвращают нас к теме фашизма как потенциальной угрозе их уничтожения, если его предпосылки не будут изжиты окончательно и навсегда.1

В результате современное общество оказывается не в состоянии полностью оградить себя от рецидивов фашизма.

Таким образом, неслучайно тема фашизма (который обнаруживает незаурядную способность трансформации и приспособления) до сих пор не оставляет равнодушными людей разных поколений, не позволяет успокоиться людской совести – а также и мысли, в том числе и научной.

Фашизм, как и неофашизм, по степени научной разработанности довольно хорошо освещен в трудах историков, политологов и психологов, как отечественных, так и зарубежных – Арендт, Милза, Фромм, Каграманов, Галкин, Дилигенский и т.д. Вошедшая в широкий научный оборот в 50-е годы на Западе теоретическая конструкция тоталитаризма сыграла немалую позитивную роль в исследовании механизма национал-социалистической диктатуры, особенно в ходе анализа проблем подавления оппозиции, создания и функционирования аппарата насилия и всеобъемлющего контроля над личностью, идеологической унификации, способов мобилизации масс и их превращения в фундамент режима, путей формирования военно-централизованной экономики. Однако уже к концу 60-х годов многим западным ученым стало ясно, что доктрина тоталитаризма отнюдь не может претендовать на универсальное объяснение феномена германского фашизма.

Исследователи совершенно справедливо считают, что понять процесс создания комплексной картины нацистского режима невозможно без учета резких перепадов в общественном сознании ФРГ. К началу 80-х годов, по мере накопления и публикации документальных данных о периоде гитлеризма, по мере отработки методологического инструментария в исторической науке и обществе ФРГ сложилось, при всех расхождениях в частных оценках, определённое согласие по поводу того, что преступления фашизма вытекают из сущности самого режима, а развязанная Гитлером война носила неприкрыто агрессивный характер. Некоторые историки предлагают версию о «вторичности» фашистской диктатуры и её преступлений, которые были как будто всего лишь вынужденным «ответом на большевизм». Однако, думается, что кровавые преступления одной диктатуры нельзя исторически оправдать путем сравнения со злодеяниями другой. Проблема «ухода» от прошлого и преодоления фашизма является в некоторых странах актуальной и острой проблемой сегодняшней политики и составляет часть общего процесса социализации, который будет унаследован и продолжен очередными поколениями. По мнению компетентных специалистов, особая опасность фашизма в том и заключалась, что он претендовал на роль всеобъемлющей альтернативы либерализму и демократии как силам, воплощавшим «старую» цивилизацию и культуру. По сути дела, видимо, нужно говорить о том, что фашизм не только сулил, но и претворил в жизнь своего рода морально-культурную революцию, тем самым бросив открытым вызов гуманизму, взрывая и без того хрупкую грань между добром и злом.

В 1995 году была опубликована «Библиография национал-социализма», представляющая собой фолиант, насчитывающий более чем тысячу страниц и содержащий сведения о 20 тысячах работ по проблематике истории гитлеровского режима. В настоящее время поток литературы не иссякает.


Цели и задачи исследования.


Настоящее исследование ставит своей целью дать характеристику фашизму как социокультурному явлению. Для реализации этой цели необходимо решение следующих задач:

1. Охарактеризовать основные предпосылки возникновения и истоки фашизма.

2. Описать этапы эволюции и психологическую структуру фашизма.

3. Предоставить историю фашизма в её движении от фашизма к нацизму.

4. Установить влияние фигуры Гитлера на становление фашистской идеологии.

5. Установить основные причины, которые привели к краху фашизма.

6. Рассмотреть неофашизм и его направления.

7. Выявить особенности и специфику проявления фашизма в России.

8. Наметить тенденцию развития фашизма в XXI веке.


При написании дипломной работы были использованы следующие методы исследования:

1. Метод наблюдения и описания, позволяющий изучить имеющуюся литературу по искомой проблеме и изложить представленные в ней концепции.

2. Метод системного анализа, помогающий рассмотреть фашизм в комплексе экономических, политических, идеологических и культурных связей.

3. Метод сравнительно-исторического анализа, способствующий сравнению фашизма с другими тоталитарными режимами.

4. Метод компонентного анализа, определяющий место фашизма в современном обществе.


На защиту выносится положение о том, что появление фашизма и его многочисленных вариаций на современном этапе обуславливается экономическими, политическими культурными и рядом других сдвигов в обществе.


Структура работы.


Настоящая дипломная работа состоит из введения, трёх глав, заключения и библиографического списка использованной литературы.


Содержание работы.


Во введении обосновываются актуальность, научная новизна и степень научной разработанности темы, определяются цели и задачи исследования, характеризуется теоретическая значимость работы, представляются методы исследования и структура работы.

В первой главе рассматриваются основные предпосылки возникновения, истоки и этапы эволюции фашизма. Акцентируется внимание на наличии психологической структуры фашизма, характеризуется идеология фашизма в целом.

Во второй главе прослеживается история фашизма, начиная с раннего итальянского фашизма и заканчивая «зрелым» нацизмом. В связи с этим определяется влияние личности Гитлера на становление фашистской идеологии. Выявляются причины поражения фашизма.

В третьей главе рассматривается о неофашизм и его направлениях. Поднимается вопрос об активизации фашизма в разных странах, подробно описывается появление фашизма в России, а также дается характеристика русских фашистских организаций.

В заключении приводятся некоторые предположения и выводы, к которым мы пришли в ходе проведенного исследования.


Глава I. Истоки, этапы эволюции и психологическая структура фашизма.


    1. Определение понятия «фашизм». Психологическая структура фашизма.


Едва появившись в политическом лексиконе, слово «фашизм» стало служить для обозначения самых различных режимов, движений, коллективных и индивидуальных действий и образов мышления. До самого последнего времени, особенно в странах либеральной демократии, фашизмом назывались любые проявления правой политики. Правые же, наоборот, с фашизмом отождествляли красный тоталитаризм. При этом ни в том, ни в другом лагере не могли четко объяснить, где кончается правая политика и где начинается тоталитаризм.

Однако следует определить семантическое поле термина «фашизм».

Наиболее общее определение фашизма представлено в Большой советской энциклопедии, где, в частности, в словарной статье указывается, что слово «фашизм» произошло от итальянского «fascismo», «fascie», что буквально означает – пучок, связка, объединение. Фашизм – это политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных сил империалистической буржуазии. Фашизм у власти – это открыто террористическая диктатура самых реакционных кругов монополистического капитала, осуществляемая с целью сохранения капиталистического строя. Важнейшие отличительные черты фашизма – это использование крайних форм насилия для подавления рабочего класса и всех трудящихся, воинствующий антикоммунизм, шовинизм, расизм. Внешняя политика фашизма характеризуется как политика империалистических захватов.1

Французский исследователь Пьер Милза конкретизирует приведенное выше определение, акцентируя внимание на том, что слово «фашизм» происходит от итальянского «fascio di combattimento», что означает «боевая связка». Термин был заимствован итальянскими националистами у крайне левых и связан с революционной традицией («связки» сицилийских трудящихся в 1893 – 1894 гг.). Фашистским назвало себя общеитальянское собрание сторонников Муссолини, собравшееся 23 марта 1919 г. в Милане.2

Однако наряду с этими определениями существует множество других, каждое из которых в той или иной степени раскрывает политическую сущность этого противоречивого и загадочного для культуры ХХ в. явления.

Ж.Желев высказывает интересную мысль о том, что, когда итальянские фашисты пришли в 1922 г. к власти, многие марксисты и вся европейская социал-демократия 20-30-х годов говорила о фашизме как о мелкобуржуазной революции, «о борьбе средних слоев за самосохранение». Таким образом, движение понималось как результат бунта мелкой буржуазии, задавленной в схватке между крупным капиталом и рабочим движением.3

В 1932 г., когда итальянский фашизм начал выстраивать свою специфическую государственную систему, Э.Тельман охарактеризовал фашизм, как «вооруженную контрреволюцию, представленную в виде массового движения, воплощенную в гитлеровских организациях».4

Французский историк фашизма Пьер Милза пишет о том, что в целом существует 3 интерпретации фашизма.

Первая из этих интерпретаций – теория «нравственной болезни» Европы. Наиболее разработанная версия данной теории принадлежит итальянскому философу Б.Кроче, который полагал, что фашизм – это реакция в большинстве европейских стран против общей тенденции осуществления идеалов, унаследованных от философии Просвещения.1

Вторая интерпретация фашизма, согласно точке зрения Милзы, - это радикальная, первоначально появившаяся в левых марксистских кругах. По мнению радикалов, фашизм является логическим и неизбежным результатом длительной эволюции, следствием врожденных пороков исторического развития определенных стран, в первую очередь Италии и Германии.2

Третья классическая интерпретация фашизма принадлежит марксистам, которые считают, что фашизм можно объяснить лишь в рамках социоэкономических структур капиталистического общества, находящегося на стадии монополистической концентрации и империализма. Фашизм является специфической для ХХ в. формой антипролетарской реакции.1

Желев отличает, что Эрих Геес, стремясь выразить противоречивую природу фашизма, особенно противоречивость его хозяйственной организации, определил фашизм как «индустриальный феодализм», как систему, сочетающую в себе высокое индустриальное развитие капитализма с докапиталистическими формами внешнеполитического принуждения.3 Болгарский ученый приводит еще ряд определений, подчеркивающих противоречивость фашизма. Некоторые исследователи назвали германский фашизм «революцией нигилизма» («революцией отрицания»).

Уинстон Черчилль дал своеобразное генетическое определение фашизма, называя его «тенью или, скорее, уродливым ребенком коммунизма».1 Интересно, что на сродство фашизма и коммунизма указывают и либеральные исследователи.

Однако все эти определения, по мнению Ш.Желева, отражают лишь отдельные стороны реального политического явления, названного фашизмом. Именно поэтому политолог приводит свое исчерпывающее определение: «Фашизм одновременно и «массовое движение», и «революция мелкой буржуазии», и «отчаянная борьба средних слоёв за самосохранение», и «революция справа», и «превентивная контрреволюция», и в каком-то смысле даже «шизофрения нации», «эпилептический припадок» целого народа».1

Эрих Фромм, рассуждая о фашизме, пишет, что в научной литературе о фашизме высказывается две противоположные точки зрения. Первая состоит в том, что фашизм – это сугубо экономическое и политическое явление, и психология никак его не объясняет, а вторая – в том, что фашизм – чисто психологическая проблема.1 Если принять первую точку зрения, то получается, что победа фашизма объясняется как результат обмана и подавления большинства народа вероломным меньшинством. С другой стороны, если следовать второй точке зрения, то фашизм может объяснить только психопатология, поскольку Гитлер считается маньяком или невротиком, а его последователи – безумцами или психически неуравновешенными людьми. По мысли Л.Мамфорда, в свете этого объяснения надо искать подлинные корни фашизма.

Э.Фромм высказывает гипотезу о том, что фашизм – это, безусловно, психологическая проблема, однако оговаривается, что сами психологические факторы могут быть поняты лишь при учете их формирования под воздействием факторов социально-политических и экономических. Таким образом, согласно теории Фромма, фашизм – это экономическая и политическая проблема, но без учета психологических факторов невозможно понять, каким образом он приобрел власть над целым народом.1

О психологизме фашизма рассуждает и Жорж Батай. Указывая на то, что общество в целом явление «однородное», фашизм нужно считать «инородным элементом».2 В понимании ученого «однородность» означает соизмеримость элементов и осознанность этой соизмеримости, то есть человеческие взаимоотношения могут поддерживаться путем сведения их к устойчивым правилам, основанным на осознании возможной отождествимости определенных лиц и определенных ситуаций; в принципе, обусловленное таким образом существование, по мысли Батая, исключает всякое насилие.1 Напротив, «инородным» элементам, согласно концепции Батая, свойственны буйство, неумеренность, исступленность и безумие: это активные индивиды или толпы, которые проявляют себя в разрушительной деятельности, направленной против законов социальной однородности. Таким образом, инородная реальность – это реальность силы или шока.3 В качестве примера инородного элемента исследователь рассматривает Муссолини и Гитлера, отмечая при этом, что на фоне демократических политиков разных стран, воплощающих собой заурядность, вообще присущую однородному обществу, Муссолини и Гитлер сразу выделяются как совершенно иное явление4 - явление инородное.


    1. Варианты и этапы эволюции фашизма.


По мнению многих историков и политологов, существуют варианты и этапы эволюции фашизма. Отсюда – два главных критерия различения, которые выделяет П.Милза:

1) пространственный критерий, предполагающий, что нет одного фашизма, существуют фашизмы (подчеркнуто нами). Зарождаются политические движения нового типа, которые родственны друг по другу по социальной базе, программам и методам действия, но в то же время обладают спецификой, связанной с историческим прошлым и традициями.1

2) временной критерий, предполагающий, по мысли Милзы, что в эволюции фашизма можно различить четыре этапа.

Первый фашизм (фашизм на I этапе) развертывается в условиях кризиса экстремистских движений, воплощающих интересы и чувства значительной части средних классов. Эти движения направлены одновременно и против капитализма, и против крайне левых революционных сил. Для «второго» фашизма, следуя концепции ученого, характерен более или менее формальный союз между крупными частными собственниками и мелкой буржуазии во имя захвата или возврата власти. Третий этап – фашизм у власти. Четвертый соответствует стадии установления абсолютного тоталитаризма.2

Интересным представляется тот факт, что политолог Пьер Милза раскрывает содержание каждого из перечисленных этапов.

На II этапе, по мнению исследователя, фашизму оказывают поддержку представители крупных частных интересов. Очевидно, продолжает рассуждать ученый, что если бы фашизм опирался только на свои силы, то он имел бы крайне небольшие шансы не то чтобы придти к власти, но и просто выжить.1 Таким образом, по мысли многих исследователей, финансовый капитал стоит у истоков фашизма и определяет его программу.2

Третий этап («фашизм у власти») отличает поддерживание союза между крупными частными интересами и средними классами. Фашизм у власти (фашизм – режим), если следовать концепции П.Милзы, имеет ряд характерных черт:

а) экономически господствующие классы внутри находящегося у власти блока осуществляют гегемонию, которая слабеет по мере усиления тоталитаризма, роста влияния фашистской партии;

б) происходит подлинный раздел власти между высшей буржуазией (господствующим классом) и средним классом, овладевшим государством и управляющим им. Вождь (дуче, фюрер) является ключом системы;

в) фашистский режим отличает стремление интегрировать массы в новую систему.

В результате всего этого возникает чистая тоталитарная система, где партия (и/или руководитель) навязывает свою собственную линию социоэкономическим силам, которые привели их к власти. Именно это IV-ый этап эволюции, по замечанию Милзы, - «интегральный фашизм» - отличает примат политики и идеологии над экономикой, усиление методов физического и психологического террора.2 Принимая концепцию Милзы, нужно отметить, что, видимо «четвертый фашизм» был реальностью в годы II Мировой войны в Германии, а переход к такому режиму начался в Италии в 37-38 годах.

Таким образом, по справедливому замечанию Ш.Желева, тоталитаризм – это та существенная черта фашистской диктатуры и фашистского государства, полно и всеохватывающе выражающая их политическую природу, которая обязательно должна присутствовать в характеристике фашизма.1


1.3. Тоталитаризм. Понятие. Характерные признаки, система идеологии.


Попробуем определить семантическое поле понятия «тоталитаризм».

Тоталитаризм, по мнению А.С.Белоусова и А.Шумавана, - это одна из форм диктаторского режима, стремящаяся к полному подчинению общественной и частной жизни граждан системе политического господства. Названный тип диктаторского режима появляется лишь в ХХ веке, когда массовые народные движения стали действующими субъектами политического развития, то есть силой, при опоре на которую приходят к власти организованные структуры, выражающие тоталитарную тенденцию.2

Детально и глубоко, по мысли И.В.Кондакова, природу тоталитаризма и его отличие от авторитарной власти раскрывает Ю.Н.Давыдов. Его исходное определение выглядит следующим образом: «тоталитаризм (от лат. «totus» - весь, целый, совокупный) – система насильственного политического господства, характеризующаяся полным подчинением общества, его экономической, социальной, идеологической, духовной и даже бытовой жизни власти господствующей элиты, организованной в целостный военно-бюрократический аппарат и возглавляемой лидером. Основной силой, на которую опирается тоталитаризм, является люмпенство города и деревни»3.

По наблюдениям многих исследователей, процесс становления и утверждения тоталитаризма наряду с люмпенизацией общества предполагает насильственную «организацию» общественной жизни на принципах «чрезвычайного положения». Подобная организация общественной жизни достигается применением средств прямого террора, инициируемого сверху. Под социальной «мобилизацией сверху», следуя концепции Белоусова и Шумавана, понимается воздействие тоталитарной власти на социально-экономические, а также культурные, духовные и иные процессы, происходящие в общественном организме, последствия которых не приводят напрямую к какому-либо определенному эффекту в политической сфере, но отражаются в системе социально-экономических и духовных связей, образующих основу гражданского общества.1

Суммирует все вышеизложенное нами исследователь Доминик Кола, указывающий на то, что террор и всеобщая мобилизация – это главные черты тоталитарного строя.2 Причем речь идет о стремлении с требованиями определенной четкой модели. В этом, по мнению Белоусова и Шумавана, и состояла «суть попытки создать нового человека – «фашиста».2

Интересной представляется мысль Кондакова о том, что различение правого тоталитаризма (фашизм, нацизм) и левого социал-тоталитаризма (сталинизм, троцкизм), а также признание того неоспоримого факта, что в основе той и другой тоталитарной системы лежат различные экономические, политические и идеологические принципы, нисколько не отменяет того положения, что обе разновидности тоталитаризма обладают принципиальной общностью как определенный тип политической системы. В том и в другом случае общество в целом «заряжено» «вирусом тоталитаризма».1

Применительно к тоталитаризму, если принимать концепцию Белоусова и Шумавана, используются два понятия: консенсус и насилие, поскольку в условиях тоталитаризма консенсус навязывается силой, а насилие, идеологически обосновываемое и юридически закрепляемое, составляет одну из главных опор консенсуса.2 Получается, что насилие оказывается не только способом подавления оппозиции и инакомыслие, но и средством для постоянного подогрева энтузиазма и веры сторонников.

В целом становится ясно, что тоталитарное общественное устройство государства, общества и власти во многом базируется на исходной теоретической доктрине, внедренной впоследствии в жизнь средствами неограниченного насилия, террора, милитаризации и бюрократизации всех общественных структур и отношений.3

Доминик Кола, рассуждая о тоталитаризме, подчеркивает, что тоталитаризм имеет характерные признаки, которые, в частности, сформулировал Карл Фридрих в середине 50-х гг. ХХ века.4 Тоталитарное общество отличается следующими главными чертами (выделим наиболее главные):

1) официальная идеология, представленная официальной доктриной;

2) наличие одной массовой партии, которая организуется на строго иерархической основе и имеет только одного вождя;

3) технически обусловленная почти монопартийная власть над всеми эффективными средствами вооруженной борьбы;

4) система террористической полицейской власти, опирающаяся на монополию, на насилие и средства коммуникации.1

Доминик Кола приходит к совершенно точному, на наш взгляд, выводу о том, что авторы, создавшие теорию тоталитаризма, не настаивали на том, что тоталитарное общество едино, а лишь на том, что стоящие у власти лица намерены добиваться такого единения.1

Между тем многие исследователи тоталитаризма указывают на то, что в тоталитарной идеологии заложена неосуществленная утопия, то есть заведомо иррациональная цель (см. подробно работы Кола, Кондакова, Милзы). Кондаков акцентирует внимание на том, что тоталитарная идеология имеют свою строгую систему:

а) тоталитарная идеология претендует на всеобщность, на воплощение истины, правоты и блага народа;

б) что, в принципе, не наблюдается в реальности прошлого и настоящего;

в) ради осуществления провозглашаемых идеалов необходимо радикальное переустройство общества в целом и каждого в отдельности – то есть добровольное или «насильственное» обновление;

г) все идеологические постулаты и лозунги могут приниматься только на веру и носят характер культа;

д) преобразование общества должно осуществляться вопреки воле народа.2

Особенно представляется интересной, на наш взгляд, мысль исследователя И. В. Кондакова о том, что сама политическая монополизация власти является лишь соответствующей заданной модели тоталитарной идеологии. То есть идеология, согласно концепции Кондакова, является по отношению к политике первичной, политика – вторичной (следствием идеологии, ее результатом), а экономика, право, информация, культура и все остальное оказывается вообще «третичными», находятся в полной зависимости от политики, превращаются в дополнение к ней. В результате, все соотношение этажей социальной реальности оказывается «перевернутым» с ног на голову. Отсюда и историческая неизбежность крушения всех тоталитарных режимов. «Таким образом, - делает вывод ученый, - будучи обреченным режимом, тоталитаризм, удерживаемый исключительно силой (оружия, террора, пропаганды, основанной на лжи и секретности), представляет собой «балансирование страха», искусственно поддерживаемое обстановкой « военного лагеря» или осужденной крепости.1

Исследователи феномена тоталитаризма (Х.Арендт, Хабермас, Кондаков) совершено справедливо утверждают, что «вирус тоталитаризма» может привиться не на любой культурной и социальной почве: для установления тоталитарного режима в стране необходимо в качестве обязательной предпосылки тоталитарность массового сознания (или хотя бы прототалитарная ментальность).2


1.4. Идеология фашизма.


Детально рассмотрев понятие тоталитаризма, считаем правомерным остановиться на таком сложном явлении как идеология фашизма.

Общеизвестным является тот факт, что в борьбе за создание массовой социальной базы фашизм выдвинул систему взглядов, составивших так называемую фашистскую идеологию, которая представляет собой беспринципный конгломерат реакционных учений и теорий, сложившихся до появления фашизма.

В центре фашистской идеологии – идеи военной экспансии, расового первенства (теория «народного сообщества» и «корпоративности»),вождизма («принцип фюрерства»), всевластие государственной машины (теория «тотального господства»). Мы придерживаемся точки зрения Доминика Кола по вопросу о том, что одной из черт тоталитаризма выделяется монополизация инструментов коммуникации и навязывание обществу одной единственной идеологии.1 По мнению многих исследователей фашизма, весьма существенной чертой фашистской идеологии является стремление выступать под чужим флагом с целью маскировки своего истинного содержания.2

А.И.Борозняк в статье «Историки ФРГ о нацизме» констатирует, что к концу 60-х годов многим западногерманским ученым стало ясно, что доктрина тоталитаризма не может претендовать на универсальное объяснение феномена германского фашизма. 3,4

Кстати нужно оговорить, что до сих пор нет точности в употреблении слова «фашизм». Поэль Карп по этому поводу пишет, что фашистским именуют порядок, существовавший в Германии между 1933-м и 1945 годами. Однако в Германии он именовался не фашистским, а национал-социалистическим. Партия же Гитлера называлась «немецкая национал-социалистическая рабочая партия». А в России еще до войны стали называть её фашистской, перенося на неё наименование сходного движения, созданного в Италии социалистом Муссолини, действительно именовавшегося фашистским.5 Смешение понятий можно наблюдать у многих исследователей, в частности, у Ю.Каграманова, утверждавшего, что идеология национал-социализма не представляла собой законченной системы. И в связи с этим «для определения фашизма нужно спуститься глубже уровня идеологии, поскольку фашизм рождается в тех слоях сознания (и подсознания), где стихийно совершается религиозный выбор и формируются сообразные с ним основные психологические установки.1 В этом смысле совершенно правомерным представляется утверждение Ж.Батая о том, что фашистская власть характеризуется прежде всего тем, что её основание является одновременно и военным и религиозным, причем эти элементы нельзя разграничить: таким образом, фашистская власть уже в самой своей основе предстает как завершенная концентрация.2

Очень важно, что идеологический арсенал, который был использован германскими фашистами для завоевания влияния на массы, утверждения своего политического господства в стране, установления в ней режима кровавого террора и развязывания захватнической войны, не был их собственным. Об этом пишет А.А.Галкин.3

Фашистами были выполнены и взяты на вооружение наиболее простые и доступные массовому сознанию идеи:

1) по мысли Гитлера «историческая задача в том, чтобы уничтожить марксизм». На основе антимарксизма и строилась вся пирамида нацистских националистических теорий;

2) определяющее место в идеологическом багаже фашизма заняла расовая теория, поскольку, по мнению Галкина, она в большей степени, чем любые другие, соответствовала настроениям, чувствам и предрассудкам той части населения, на которые ориентировался фашизм4;

3) из геополитической области было взято учение о государстве, согласно которому развитие государства подчиняется тем же закономерностям, что и развитие живых существ. Существуют молодые, зрелые и умирающие государства. Согласно этой концепции Германия объявлялась молодым государством, в результате чего любое её агрессивное действие могло быть объяснено и оправдано динамичной стадией развития2;

4) теория «естественной границы», позволяющая претендовать на обеспечение Германии выхода к Средиземному и Черным морям, на контроль над устьем Рейна, на перенесение южных германских границ к Альпам, к Балканам и куда угодно1;

5) теория о «жизненном пространстве», в основе которой лежал тезис о том, что в мире существует не только «невыносимая теснота и перенаселение», но и имеются страны, владельцы которых не в состоянии в достаточной степени обработать и развить свою территорию.2 Понятно, что любой агрессивный акт сопровождался ссылками на необходимость «жизненного пространства»;

6) важнейшей идеей была идея «национального социализма». Интересно, что нацистские идеологи социализм определяли (вслед за Шпенглером) как форму общественной организации, при которой государству принадлежат решающие функции во всех областях жизни, начиная с политики и заканчивая культурой и личной жизнью граждан. В этой связи вспоминаются слова Геббельса: «В государстве – все, вне государства – ничего».

Ко всему вышеизложенному следует добавить то, что некоторые исследователи фашизма считают целесообразным выделить основные приметы фашизма, поскольку именно в этом случае можно будет охарактеризовать такое сложное явление, как фашизм.2

Первая примета – неприятие истории. Реальная действительность сложна, запутанна и многообразна. Однако фашизм ценит лишь простые и механические решения вопросов исторического бытия.

Вторая примета – это наличие врагов. Отсюда – первоначальная задача – разделаться со врагами.2 Гитлер выступал против христианства и коммунизма, поэтому очень легко было объявить врагами евреев, которые, якобы, придумали как христианство, так и коммунизм.

По сути, получается, что фашизм бросает вызов всей истории христианского человечества. И по мнению Каграманова, германский фашизм тяготел не просто к языческим, а даже к архаическим формам.

Нужно заметить, что сразу покончить с христианством было трудно, и поэтому Гитлер и Муссолини, мечтая о новой вере и о времени, когда будет создан «новый человек», «породистый», созданный по евгеническим рецептам (человек, который будет наводить ужас), заключили впоследствии своего рода союз между фашистским государством и частью церковной верхушки.1,2

Третья примета фашизма – это отвращение к современной «прогнившей цивилизации», которое может проявляться или бродяжничеством или уходом на «лоно природы». Интересным в этой связи представляется высказывание Гитлера о Природе. Э.Фромм отмечал, что Гитлер настаивал на том, что «можно и должно управлять людьми, но Природой управлять нельзя».3

В результате к парадоксальному выводу приходит историк и литературовед Ю.Каграманов. Определяя фашизм как регрессивный морализм, он считает, что этот фактор даёт фашизму право называть себя «духовной революцией».4

Своё развитие получили социологические и социоэкономические интерпретации фашизма. Представители этих направлений (в частности, А.Ф.К.Органски и П.Милза) не считают фашизм идеологическим продуктом мелкой буржуазии, поскольку «фашизм есть один из ответов на проблемы индустриализации».1 Кроме этих интерпретаций существует ещё одна – психосоциальная, представителем которой справедливо принято считать Э.Фромма. Э.Фромм сделал интересный вывод о том, что в деструктивном обществе ХХ века, человек, лишившись своих традиционных групповых связей, оказывается изолированным и отчужденным. Отсюда и ощущение беспомощности, от которого индивид пытается избавиться с помощью «механизмов бегства». Это авторитаризм, «разрушительность». Они и составляют опору фашизма.2,3


Некоторые выводы и предположения.


Из всего изложенного нами выше можно сделать некоторые выводы.

1. Наиболее общим определением фашизма является то, что фашизм со всеми его разновидностями – это необратимая гипертрофия государства, противопоставившего отдельному человеку и разнообразию людских общностей.4

2. Фашизм – это политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных кругов монополистического капитала, осуществляемая с целью сохранения капиталистического строя.

3. Существует множество интерпретаций фашизма, основными из которых являются: теория «нравственной болезни» Европы; представление о том, что фашизм является логическим и неизбежным результатом длительной эволюции; а также объяснение фашизма в рамках социоэкономических структур капиталистического общества.

4. Интересным и исчерпывающим является определение фашизма, предложенное политологом Ш.Желевым: «фашизм – это и «массовое движение», и «революция мелкой буржуазии», и «отчаянная борьба средних слоёв за самосохранение», и «революция справа», и «превентивная контрреволюция», и в каком-то смысле даже «шизофрения нации», «эпилептический припадок» целого народа».1

5. Многими исследователями различаются варианты фашизма, которые объединяет общая психологическая структура, а не экономические условия, на основе которых фашизм возникает.2

6. Фашизм – психологическая проблема, однако оговаривается, что сами психологические факторы могут быть поняты лишь при учете их формирования под воздействием факторов социально-политических и экономических. Таким образом, согласно теории Э.Фромма, фашизм – это экономическая и политическая проблема, которую невозможно понять без учета психологических факторов.

7. Фашизм невозможно определить без учета и характеристики такого явления как тоталитаризм.

8. Для определения фашизма нужно спуститься глубже уровня идеологии, поскольку фашизм рождается в тех слоях сознания, где стихийно совершается религиозный выбор и формируются психологические установки.

9. Фашизм не возникает в любой момент истории. Появление и подъём фашизма совпадает с эрой империализмов. По мнению историка и философа Э.Кольте, существует «эпоха для фашизма», которая заканчивается с завершением второй мировой войны и возникновением капиталистической системы.3

10. Фашизм является плодом кризиса (экономического, социального, политического, культурного) либеральной системы и представляет собой ответ на «ситуацию отчаяния».

11. Этот кризис поражает в особенности мелкую буржуазию, предопределяя её иррациональные реакции и радикальную идеологию, отличающую фашизм на I этапе его развития (если следовать теории Милзы).

12. Фашизм у власти приводит к усилению капиталистических структур и ускоряет процесс экономической концентрации.

13. В результате, в определенных социально-экономических условиях (инфляция) особенно резко проявляются некоторые черты характера средних классов, начиная с садо-мазохистских тенденций. По мнению австрийского психолога В.Райха, фашизм представляет собой девиантную (отклоняющуюся) и садо-мазохистскую реакцию на отчуждение в современном обществе, на сексуальное и властное подавление. Интересно, что общая структура характера обычного человека, по мысли Райха и Фромма, представляет собой три «концентрических» круга. Фашизм ориентирован на средний слой, который представляет собой бессознательное (по Фрейду) – жестокие, садистские, похотливые, алчные, завистливые побуждения.1


Глава II. История фашизма.


    1. От фашизма к нацизму.


2.1.1 Появление фашизма в Италии.


Но почему же всё-таки фашизм смог овладеть умами и душами миллионов людей, не встретив никакого сопротивления? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к истории фашизма.

Политический режим всегда находится в самой прямой и непосредственной зависимости от социальной базы диктатуры буржуазии. Еще до наступления общего кризиса капитализма буржуазия систематически прибегала к авторитарным и террористическим методам правления. После первой мировой войны и Великой Октябрьской социалистической революции отход буржуазии от демократии приобретает практически универсальный характер. Именно в первые послевоенные годы возникает такое принципиально новое политическое явление, как фашизм, который был совершенно неизвестен капитализму в предшествующую эпоху. Фашизм мог появиться только как реакция буржуазии на уже победившую диктатуру пролетариата. Неудивительно, что на своей родине, в Италии, фашистское движение сразу же приняло антибольшевистский характер. Из этого семени в последующем развились, главное отличительное качество фашизма - воинствующий антикоммунизм, сдобренный самой разнузданной социальной и националистической демагогией. При всей пестроте и сложности классового состава фашистского движения определяющим является его антипролетарский характер. Фашизм есть непосредственная реакция всего антипролетарского фронта на над­вигающуюся социалистическую революцию в условиях развала или кризиса буржуазного государства, разброда в господствующем классе, социальной истерии во всех слоях общества. По своей социальной природе фашизм есть не что иное, как превентивная контрреволюция, имеющая своей целью не только предотвратить надвигающуюся социалистическую революцию, но и увести массы в сторону от борьбы за социализм под псевдосоциалистическими и шовинистическими лозунгами. Установление фашизма представляет собой коренной переворот, приводящий к полному и окончательному уничтожению буржуазной демократии самой буржуазией, поскольку социальная база ее диктатуры распалась. «Приход фашизма к власти, - говорил Г. М. Димитров на VII конгрессе Коминтерна, - это не обыкновенная замена одного буржуазного правительства другим, а смена одной государственной формы, классового господства буржуазии - буржуазной демократии другой его формой - открытой террористической диктатурой»1.

При установлении фашизма не происходит изменения классовой сущности государственной власти, не меняется и характер общественно-экономического строя. При установлении фашизма к власти приходит самая реакционная часть буржуазии, которая устанавливает режим прямого произвола и беззакония. Будучи порождением эпохи общего кризиса капитализма, фашизм представляет собой открыто террористическую диктатуру наиболее реакционных и шовинистических элементов финансового капитала.

Социальной базой фашистских движений, по мнению ряда исследователей, является прежде всего мелкая буржуазия. К ней примыкают различного рода деклассированные элементы, а также значительная часть безработных. Но это вовсе не означает, что при установлении фашизма к власти приходит мелкая буржуазия. Эта австромарксистская теория была в свое время широко распространена. К ней часто обращаются и современные буржуазные ученые. Однако на самом деле мелкая буржуазия в силу двойственного характера своей политической психологии и ее положения в системе общественного производства не может сама осуществлять государственную власть. Мелкобуржуазное происхождение многих фашистских вождей (Муссолини - сын кузнеца, Гитлер - сын сапожника, ставшего затем таможенным чиновником), однако наличие выходцев из этой среды на важных постах в механизме фашистской диктатуры никак не меняет ее сущности.

Фактически власть находится в руках наиболее реакционных элементов монополистического ка­питала. Фашизм устанавливался не сразу. Прежде чем произвести замену политического режима, буржуазия проводила серию подготовительных мероприятий. Г. М. Димитров говорил на VII конгрессе Коминтерна: «До установления фашистской диктатуры буржуазные правительства обычно проходят через ряд подготовительных этапов и осуществляют ряд реакционных мероприятий, помогающих непосредственному приходу фашизма к власти». Фашизация политического режима осуществляется обычно по следующим основным направлениям: открытое нарушение и попрание буржуазно-демократических прав и свобод; преследование и запрещение коммунистических и рабочих партий, а также прогрессивных профсоюзов и общественных организаций; слияние государственного аппарата с монополиями; милитаризация государственного аппарата; упадок роли центральных и местных представительных учреждений; рост дискреционных полномочий исполнительных органов государственной власти; сращивание партий и профсоюзов с государственным аппаратом; консолидация ранее разрозненных фашистских и реакционно-экстремистских партий и организаций; возникновение различного рода правоэкстремистских движений (Национальный фронт во Франции, Итальянское социальное движение и т. д.).

В условиях общего кризиса капитализма, а особенно на современном его этапе, элементы фашизации той либо иной степени имеют место во всех буржуазных странах, достигших стадии государственно-монополистического капитализма.

Фашизм как особого рода буржуазный политический режим обладает рядом особенностей, отличающих его от иных авторитарных режимов. Фашизм не только целиком уничтожает буржуазную демократию, но и теоретически «обосновывает» необходимость установления тоталитаризма. Вместо либерально-демократической концепции индивидуализма фашизм выдвигает концепцию нации, народа, интересы которого всегда, везде и во всем превалирую над интересами отдельных личностей.

Фашизм в теории и на практике порвал со всеми политическими и правовыми принципами буржуазной демократии, такими, как народный суверенитет, верховенство парламента. разделение властей, выборность, местное самоуправление, гарантии прав личности, господство права.

Фашизм теоретически «обосновывает» отсутствие антагонистических классов в буржуазном обществе. Вместо классов он вводит понятие корпораций. Корпоративизм провозглашает «сотрудничество труда и капитала», при котором предприниматель уже не является эксплуататором, а выступает как «капитан индустрии», руководитель, осуществляющий важнейшую социальную функцию. Корпорации якобы сотрудничают друг с другом и пребывают в определенном соподчинении. Согласно фашистской идеологии, каждая корпорация, занимающая присущее ей место в иерархической системе, осуществляет свойственную ей «социальную функцию». Корпоративистские теории проповедуют единство и монолитность нации. Так, в муссолиниевской Хартии труда (апрель 1927 г.) говорилось: «Итальянская нация является организмом, цели, жизнь и средства действия которого превышают силой и длительностью цели, жизнь и средства действия составляющих этот организм отдельных лиц и групп их. Она представляет моральное, политическое и экономическое единство и целиком осуществляется в фашистском государстве». На самом деле в условиях фашистского «морально-политического единства» возрождается на империалистической основе кастовая система, при которой псе граждане распределяются по подчиненным фашистскому государству корпорациям.

Известно, что первые фашистские организации появились весной 1919 года, а в 1922 году фашисты во главе с Муссолини уже захватили власть.1,2 Думается, что было бы упрощённым увязывать итальянский фашизм только с личностью Муссолини. Однако, уделяя должное внимание осмыслению политических событий и идеологии, необходимо учитывать индивидуальный стиль политического лидера. По мнению многих исследователей, «миф» Муссолини не может не интересовать нас и сегодня, поскольку нельзя не признать, что Муссолини – колоритная и яркая фигура ХХ века.

Достоверно известно, что отец Муссолини – Алессандро – был сельским кузнецом. По своим политическим убеждениям отец был «бубожником» - полусоциалом-полуанархистом. Позже, в 1928 г., в своей автобиографии Бенито Муссолини напишет, что отец читал ему вслух Макиавелли, и после его смерти за гробом шли «тысячи товарищей». Интересную мысль по этому поводу высказывает Ц.И.Кин, подчёркивая, что «тысячи товарищей» в действительности были «десятками приятелей». Однако эти «тысячи» звучало хорошо и вполне отвечало психологии нарциссов.3 Сам Бенито Муссолини получил в «наследство» очень красивое имя. Алессандро своего сына – первенца назвал Бенито-Амелькаре-Андреа. Бенито – в честь популярного либерального мексиканского деятеля Бенито Хуареса; второе имя было дано в честь члена Первого Интернационала, итальянца Амелькаре Чиприане; а третье – в честь Андреа Косты, первого итальянского социалиста, избранного членом парламента. В 1901 году, окончив школу, Бенито получил право преподавать в начальной школе, однако он не пожелал и уехал в Швейцарию, где вёл пропаганду среди итальянских рабочих. В целом в своей биографии этот период представляет как романтически-революционный. Биографы отмечают, что к 1912 году характер Муссолини уже сформировался: это был «провинциальный бунтарь с непомерной жаждой власти, упрямый, высокомерный, категоричный в своих суждениях, однако легко их меняющий из тактических соображений; мастер фразы, человек одновременно импульсивный и холодный, циник».1 Современники Муссолини констатируют, что, выступая впервые на съезде 1912 года, Муссолини имел большой успех. «Речь его была самой резкой и импозантной и поражала чем-то небывалым».2 После съезда Муссолини избрали в состав Руководства партии, а через несколько месяцев назначили директором партийного органа «Аванти!», газеты, выходящей и по сей день.

Естественно, что Муссолини «быстро и коварно» избавился от тех, кто делал газету до него. В этой связи нетрудно вспомнить Сталина. В 1914 году «под влиянием пробудившегося национального сознания решительно рвёт с социалистами (с «Аванти!» в том числе) и приступает к выпуску собственной газеты «Пополо д’Италия» («Народ Италии»).3 По мнению ряда политологов и историков, Денито Муссолини отнюдь не принадлежал к тем, кто на протяжении десятилетий вёл мирную, почти евангельскую пропаганду. В 1917 году он напечатал статью под названием «Окопная аристократия», которая была адресована главным образом фронтовикам, из которых большинство позднее примкнуло к фашизму. В 1919 году, вскоре после возвращения из армии, в которую Муссолини во время Великой Войны пошел добровольцем, видя, по мнению Бухарина и Преображенского, неминуемую гибель своей Родины от развивающегося коммунизма, он основывает фашистскую партию.1 Исследователь Ц.И.Кин отмечает, что 23 марта 1919 г. в особняке миланского торгово-промышленного банка состоялась первая ассамблея. С этого дня и ведут свою историю, своё официальное начало итальянские фашистские боевые отряды – fasci italiani di combattimento.2 После этого по всей стране стали возникать фаши с пестрым социальным составом: много молодёжи преимущественно из среды мелкой буржуазии, безработные, люди свободных профессий, заурядные обыватели, у которых идей вообще не было, люди дна. Всё это объяснялось тем фактором, что, согласно точке зрения Муссолини, фашизм «позволяет себе роскошь быть одновременно аристократическим и демократическим, консервативным и прогрессивным, отстаивает как легальную, так и нелегальную деятельность.3 Программа Центрального комитета фаши была опубликована только 23 сентября.

На парламентских выборах 1919 года было избрано 505 депутатов, причём Муссолини не получил ни одного места. Находясь в тупиковой и кризисной ситуации, Муссолини хотел оставить политику и вернуться к журналистике. Даже «Аванти!» саркастически писала по этому поводу, что где-то нашли разлагающийся труп («кажется, это Бенито Муссолини»). Однако в январе 1921 года на съезде в Ливорко произошел раскол в рядах социалистической партии и часть депутатов съезда образовала коммунистическую. 12 ноября 1921 года фашистское движение преобразовалось в партию – крупнейшую политическую силу.

С весны 1921 года итальянские фашисты развернули подлинную гражданскую войну против организованного рабочего класса и всех демократических сил страны. В ноябре 1921 года на очередном съезде фашистских организаций была создана Фашистская национальная партия. Уже в октябре 1922 года фашистами был «инициирован» вооруженный «поход на Рим», давший правящим кругам Италии предлог для передачи основных рычагов политической власти фашистам.

Однако было принято иное решение: 31 октября 1922 года глава партии Муссолини был назначен премьер-министром Италии.

Новое правительство начало с отмены указа и праве крестьян захватывать необрабатываемые земли, с реакционных перемен в рабочем законодательстве, с установления жестокого контроля над профсоюзами, с преследования демократических организаций. Фашистские боевые отряды сделались частью репрессивного правительственного аппарата.

Не решаясь еще на разгон парламента, Муссолини и его клика провели закон, согласно которому автоматически получает две трети депутатских мандатов та партия, за которую проголосует одна четвертая часть избирателей. Этот удивительный по своему цинизму акт позволял предвидеть, чем станет Италия после выборов.

Результаты выборов (1924 года) подозрительно точно совпали с планами Муссолини: из 12 млн. голосов 4 млн. были сочтены профашистскими. Фашистская милиция - главный виновник «победы» - торжествовала.

Но демократия не была убита. В лице социалиста Матеотти, депутата, оратора, мужественного человека, она разоблачила комедию выборов и заодно продажность и подкупность деятелей нового режима, в особенности самого Муссолини.

Фашисты убили Матеотти. Страну охватила волна негодования. Трудящиеся массы были готовы смести фашизм. Нужно было воспользоваться моментом. Но позиция, имевшая влияние, - социалисты, республиканцы, «пополяри» (католическая партия) - предпочла тактически ошибочный уход из парламента, бойкот последнего.

Расправившись с оппозицией и укрепившись у власти, правительство Муссолини переходит в наступление на демократию. Январским законом 1926 года оно присваивает себе право издавания декретов помимо парламента. Вслед за этим фашистский режим развертывается во всей своей красе.

«Чрезвычайные законы» следовали один на другим. Они запретили профессиональные союзы (за исключением огосударственных фашистских) и политические партии (за исключением одной фашистской); они восстановили смертную казнь за «политические преступления»; они вводили чрезвычайную юстицию (трибуналы) и административную (внеусадебную) высылку; коммунистическая партия была объявлена вне закона; органы местного самоуправления упразднялись: на их место встали назначенные правительством чиновники (подеста).

Демократические свободы были отброшены. Оппозиционная пресса закрыта. Тысячи демократов были убиты по суду и без суда, брошены в концентрационные лагеря, где их ожидала та же смерть, только медленная и мучительная.

Всякое новое усиление террора провоцировалось обыкновенно каким-нибудь «покушением», «заговором» и т.п. В ноябре 1926 года за попытку совершить покушение на жизнь Муссолини был убит на месте 15-летний мальчик. Тотчас последовала волна арестов, смертных приговоров и т. д.

Политический режим1 итальянского фашизма определился быстрее, чем сложился его государственный строй.

Известный нам Пьемонтский статус отменен не был, но никакого соответствия между ним и тем, что стало при фашизме, не существовало. Сохранялась монархия, но в таком жалком виде, что никто не принимал ее в расчет. Считалось, Муссолини отвечает перед королем, так даже писалось в законах, но никто и не верил и меньше всего король.

Уже закон 1925 года «О полномочиях главы правительства» делал премьер-министра неответственным, не зависящим от парламента. Его коллеги по министерству, его министры превратились в простых помощников, ответственных перед своим главой; они назначались и смещались по воле последнего.

В течение многих лет (до 1936 года) Муссолини занимал 7 министерских постов одновременно. Закон 1926 года «О праве исполнительной власти издавать юридические нормы» предоставил «исполнительной власти», то есть тому же главе правительства, право на издание «декретов – законов». При этом никакой грани между «законами», оставшимися компетенцией парламента, и «декретами-законами» проведено не было.

Парламент, у которого отняли привилегию издавать законы, который лишили права контролировать действия правительства, стал ненужным. Но его сохраняли для «демонстрации единства» между «народом» и правительством (отчасти для внешнего мира).

«Должный» состав парламента обеспечивался «реформой политического правительства», осуществленной в 1928 году.

Реформа эта необычайно ярко изображала саму суть фашизма: страх перед народом и презрение к нему; приверженность к громкой фразе и непревзойденные образцы политического обмана, игра в «народность» власти и неприкрытая диктатура.

Выборы депутатов производились следующим образом: а) кандидаты в депутаты выдвигались в основном профсоюзами (на практике - руководящими центрами фашистских союзов); б) так называемый большой национальный совет фашизма (штаб партии) отбирал из общего списка, представленного профсоюзами, 400 депутатов; в) избирателям предоставлялось право одобрить это назначение.

Право голоса давалось мужчинам старше 21 года, если они отвечали одному из следующих требований:

а) платили взносы в профессиональный союз;

б) уплачивали налог в размере не менее 100 лир;.

в) держали ценные бумаги (государственные или банковские);

г) Принадлежали к церковному клиру.

Вторая быстро выявившаяся тенденция касалась фашистской партии: она стала составной частью государственного аппарата.

Партийные съезды были отменены, равно как и всякие формы партийного «самоуправления».

Большой совет фашистской партии состоял из чиновников по должности и по назначению. Председателем совета являлся глава правительства. Совет ведал конституционными вопросами, обсуждал важнейшие законопроекты, от него исходили назначения на ответственные посты.

Устав партии утверждался королевским декретом; официальный руководитель партии («секретарь») назначался королем по представлению главы правительства. Провинциальные организации партии руководились назначенными сверху секретарями: состоявшие при них директории имели совещательные функции, но даже членов этих директорий назначали указом главы правительства.

Третья тенденция может быть определена словом террор. Фашистский режим не может иначе держаться, кроме как средствами массового подавления, кровавыми расправами. Соответственно с этим определяется значение полиции, точнее тех многих полицейских служб, которые были созданы при режиме Муссолини.

Помимо общей полиции существовали: «организация охраны от антифашистских преступлений» (ОВРА), «особая служба политических расследований», «добровольная милиция национальной безопасности».

Для расправы с врагами режима были созданы особые комиссии, названные «полицейскими судами». Членами этих комиссий являлись должностные лица фашистского репрессивного аппарата: начальник полиции, прокурор, начальник фашистской милиции и др. Для осуждения не требовалось никаких иных мотивов, кроме подозрения в «политической неблагонадежности» Наиболее, важные политические дела рассматривались «особым трибуналом». Это он осудил к 20-ти годам тюрьмы Антонио Грамши, выдающегося основателя и вождя коммунистической партии Италии.

Никакой антинародный режим не может держаться одним насилием. Отсюда проистекла потребность прикрыть тоталитарную диктатуру какой-нибудь видимостью «заботы» о трудящемся человеке.

Так, по мнению Галкина и Дилигенского, уродилось «корпоративное государство», созданное законами 1926 - 1934 гг. Его официальной, напоказ выставляемой целью были «примирение» между трудом и капиталом; его действительным результатом было усиление экономического и политического господства монополий.1,2

В стране создавались 22 корпорации (по отраслям промышленности). В составе каждой из них находился представитель фашистских профсоюзов, предпринимательских союзов, фашистской партии. Председателем каждой из 22 корпораций стал «сам» Муссолини; он же возглавил министерство корпораций.

Закон предоставил корпорациям определение условий труда (рабочее время, заработная плата) и разрешение трудовых споров (забастовки запрещались и подавлялись). Но каждый раз решения принимались к неизменной выгоде предпринимателей невыгоде для рабочих. Это и понятно, если иметь в виду, что профсоюзы, предприниматели и представители партии имели равный голос в корпорациях, а руководство профсоюзов (не говоря уже о партийных чиновниках) было продажным и подкупа сверху донизу. Его никто не выбирал, оно никак не отвечало свои действия перед профсоюзной массой.

Установление корпоративного строя позволило Муссолини разделаться с парламентом, с тем, что от него осталось. Вместо него была создана «палата фашистских организаций и корпораций», члены которой назначались Муссолини.

Неотъемлемым свойством фашистской диктатуры является внешняя экспансия. Муссолини заявлял претензии на то, чтобы «возродить Римскую империю».

Фашистская Италия требовала себе некоторые французские земли (Савойя, Ницца, Корсика), претендовала на Мальту, пыталась захватить остров Корфу, надеялась установить господство над Австрией (до союза с гитлеровской Германией), готовилась к захвату Восточной Африки.

Во время осуществление этой программы, никак не соответствовавшей военной способности Италии, Муссолини удалось захватить слабую, отсталую Абиссинию (1936 г.), оккупировать Албанию (1938г.).

В июне 1940 года Италия – партнер Германии и Японии по антикоминтерновскому пакту – объявила войну Франции и Англии. Спустя некоторое время она напала на Грецию. Итальянская фашистская пресса наполнилась обещаниями скорой великой афро-европейской Римской империи. Конец был совсем не таким, как это предполагалось.


2.1.2 Предпосылки возникновения фашизма в Японии.


Правящие классы Японии в особой степени, как мы уже знаем, тяготели к военно-монархической диктатуре. Иначе и быть не могло, поскольку конкурентная способность японской промышленности обеспечивалась низким жизненным уровнем рабочего, который удавалось удерживать благодаря совсем уж нищенскому существованию японского крестьянина, соглашавшегося на любую работу и за любую плату.

В то время как 74 % крестьян владели 22% земли, кучке помещиков принадлежало 42%. Четыре млн. крестьянских хозяйств имели крошечные наделы (по 0.5 Га) или вовсе не имели земли. Понятно, почему крестьяне устремлялись в города. Экономические и политические интересы тесно связывала японские монополии с помещиками и профессиональной военщиной.

С точки зрения историков, союз этот преследовал две главные цели: обуздание рабочего класса и крестьянства, с одной стороны, завоевание внешних рынков для японской промышленности - с другой. Деревня, жившая натуральным хозяйством почти не покупала изделий промышленности. Внутренний рынок был поневоле узким. Превратить натуральное крестьянское хозяйство в товарное могла бы только земельная реформа, но ее не хотели помещики.

С помещиками, с реакционным дворянством вообще не хотели ссориться капиталисты: и те и другие имели общего врага - пролетариат и крестьянство.

Выходом из этой ситуации признавалось завоевание чужих территорий, завоевание внешних рынков. Отсюда выдвижение военной силы, агрессивная внешняя политика, отсюда указанный выше союз.

Ни одно из крупных империалистических государств не осуществляло столь робко и столь непоследовательно немногие либеральные реформы, как Япония.

В 1925 году здесь вводится «всеобщее» мужское избирательное право, при этом права голоса были лишены военнослужащие, студенты, лица, не имеющие годичного ценза оседлости, пользующиеся благотворительностью, и, наконец, главы знатных фамилий (чтобы последние на смешивались с прочими гражданами). От кандидата в депутаты был потребован крупный залог в размере 2 тыс. иен., поступавший в казну, если оказывалось, что кандидат не набрал минимума голосов. Среди других либеральных реформ отметим введение суда присяжных.

И нигде – вплоть до установления военно-монархической диктатуры - не осуществлялась в таких масштабах , как в Японии, борьба с рабочим движением.

Укажем, например, на закон «Об охране общественного спокойствия» 1925 года, установивший многолетние каторжные работы за участие в организациях, ставивших цепью уничтожение частной собственности и изменений политическое строя.

В 1928 году японское правительство запрещает все «левые» организации. Тысячи рабочих и крестьян были брошены в тюрьмы. Специальный указ устанавливал длительное тюремное заключение для рядовых коммунистов и смертную казнь для активистов компартии.

А в 1938 году японский парламент принимает пресловутый «закон о всеобщей мобилизации нации», разрешавший предпринимателям удлинять по своему усмотрению рабочий день и снижать заработную плату. Забастовки были объявлены преступлением. Конфликты между рабочими к капиталистами передавались на окончательное решение арбитражной секции «особой полиции».1

Парламент Японии играл ничтожную роль. Нижняя палата его собиралась не более чем на три месяца в год. Остальные 9 месяцев правительство (пользуясь правом издавать указы) законодательствовало само.

Конституция не устанавливала ответственности правительства перед парламентом, вследствие чего палата не располагала средством для эффективного влияния на политику. В то же время правительство, прибегнув к императорскому указу, могло в любой момент распустить палату.

Поощряемые крупным капиталом, в стране множились и крепли разного рода фашистские организации. Одна из них, объединявшая «молодое офицерство», но руководимая генералами требовала ликвидации парламента и партийных кабинетов. Она хотела установления военно-фашистской диктатуры во главе с императором.

В 1932 году «молодое офицерство» учинило настоящий военный мятеж. Вместо того чтобы усмирить его участников, правительство пошло навстречу их требованиям: партийный кабинет был устранен, а на его место пришли генералы и адмиралы.

Во всем этом была своя закономерность. Последовательное усиление роли военных в определения политики, их проникновение на все важные посты в государственном аппарате служили, хотя и своеобразно, целям подчинения японской государственной машины кучке наиболее крупных, наиболее агрессивных монополий, жаждавших войны и сохранения зверских форм эксплуатации внутри страны.

Уже в 1933 году Япония выходит из Лиги наций и вторгается в Китай, намереваясь превратить его в колонию. Она дважды делает попытку вторжения на территорию СССР: первый раз у озера Ханка, второй - у озера Хасан, но каждый раз с огромным для себя уроном. Лелея заветный план порабощения Азии и Океании, Япония вступает в союз с гитлеровской Германией. Заимствуя у последней лозунги «нового порядка», «избранной расы» и «исторической миссии», Япония готовилась к переделу мира с тем, чтобы «великая нация» получила «великую территорию».

Фашизация японского государственного строя получила своё развитие с началом второй мировой войны и в ходе неё.

В 1940 году японские правящие круги, но в особенности генералитет, сделали премьер-министром принца Коноэ, бывшего идеологом тоталитарного военно-фашистского режима. Наиболее важные посты в правительстве были поручены представителям концернов тяжелой промышленности.

Вслед за тем начинается создание так называемой новой политической структуры. В осуществление этого плана политические партии (за исключением, разумеется, коммунистической) объявили о самороспуске. Все вместе они составили «Ассоциацию помощи трону» - государственную организацию, финансируемую правительством и им же руководимую.

Органами ассоциации на местах служили так называемые соседские общины – средневековый институт, возрожденный реакцией. Каждая такая община объединяла 10-12 семей. Несколько общин составляли «ассоциацию улицы», поселка и т.д.

Ассоциация помощи трону предписывала членам общины следить за поведением соседей и доносить о всём замеченном. Одна община должна была следить за другой.

На заводах и фабриках создавались вместо запрещенных профсоюзов «общества служения отечеству через производство», куда рабочих загоняли силой. Здесь точно так же добивались взаимной слежки и слепого повиновения.

Непременным элементом «новой политической структуры» сделались унификация прессы, строжайшая цензура, шовинистическая пропаганда. Ни о каких «свободах» не могло быть и речи.

Экономическая жизнь контролировалась специальными ассоциациями промышленников и финансистов, наделённых административными полномочиями. Это называлось «новой экономической структурой». Японский парламент, вернее то, что от него осталось, потерял всякое значение. Члены его назначались правительством или (что то же самое) избирались по особым спискам, составленным правительством.

Так получили свое выявление основные признаки фашизма. Но были и некоторые отличия:

а) в Германии и Италии фашистские партии контролировали армию, в Японии именно армия играла роль главной руках правящей политической силы;

б) как и в Италии, так и в Японии фашизм не ликвидировал монархии; разница в том, что итальянский король не играл ни малейшей роли, тогда как японский император нисколько не утратил своей абсолютной власти и своего влияния (сохранились и все связанные с монархией учреждения вроде Тайного совета и пр.).

Японский фашизм выступал в специфической форме военно-монархической диктатуры.1


2.1.3 Особенности организации фашистского режима в Болгарии, Польше, Румынии, Испании и Китае.


Чтобы дать себе представление о том, чем был капитализм в период между двумя мировыми войнами, нельзя упускать из виду и те небольшие государства, где политические режимы были фашистскими, как в Германии, или близкими к нему.

Фашистским был по своему существу военный переворот 1923 года в Болгарии, устранивший правительство "земледельцев" (премьер Стамболийский был при этом зверски убит) и передавший власть палачу болгарского народа Цанкову.

Переворот был совершен главным образом «Военной лигой». Болгарская реакция поддержавшая «лигу», была раздражена теми мерами Стамболийского, которые задевали крупный капитал, в особенности прогрессивным подоходным налогом и пр., она была весьма встревожена крупным успехом компартии на выборах (более 200 тыс. голосов) и ее растущим влиянием. Перевороту способствовала антикоммунистическая (и антирабочая) политика «землевладельцев», наступление Стамболийского на компартию.

Правительство Цанкова отменило прогрессивные начинания «земледельцев», в том числе аграрный закон. Продолжительность рабочего дня была доведена до 12 часов. Фактически ликвидированным оказался воскресный и праздничный отдых. Были предприняты массовые аресты коммунистов.

В создавшейся ситуации компартия Болгарии приняла решение о создании единого фронта демократических организаций в целях свержения фашистской диктатуры вооруженным путем. Восстание было начато в сентября 1923 года, продолжалось около двух недель, но было подавлено.

Фальсифицировав «победу» на выборах в Народное собрание, режим Цанкова пытался упрочить свое существование террористическим законом «Об охране государства». Он предусматривал уголовное наказание за принадлежность к компартии и даже «за коммунистический образ мыслей». Затем были распущены профсоюзы и т. д.

Правительство Цанкова продержалось три года. В течение нескольких следующих лет болгарские буржуазные партии пытались править методами, приближавшимися к буржуазно-демократическим.

Рабочий класс получил возможность восстановить профсоюзы: компартия оставалась под запретом, но была разрешена легальная Рабочая партия, посредством которой коммунисты участвовали в выборах, вели легальную работу в профсоюзах и пр.

В 1934 году реакционное офицерство, объединенное партией «Звено», устраивает новый военный переворот. Самозванное правительство (К. Георгиева) разгоняет парламент, распускает политические партии, кроме правительственной, запрещает всякую политическую деятельность вообще.

Спустя восемь месяцев правительство военной диктатуры уступает место правительству монархической диктатуры.

Логическим следствием этих процессов явилась ориентация на фашистскую Германию. В марте 1941 года в качестве союзника Германии, Болгария отзывается втянутой во вторую мировую войну.

В 1926 году военно-фашистский переворот происходит в Польше. Причины его во многих отношениях типические: экономический развал, резкое обострение классовой борьбы в городе и деревне, нежелание правящего буржуазно-помещичьего блока поступиться хоть в малом своими интересами.

В некоторых исследованиях, посвященных анализу и истории польской конституции 1921 года, межвоенный период польской истории делится на три этапа: этап формального применения конституции 1921 года, сопровождавшегося запрещением коммунистической партии, подавлением демократического и национально-освободительного движения; этап «первоначальной фашизации политической жизни» (1926-1935 гг.) и этап «усиленной фашизации», ознаменованной принятием и введением реакционной конституции 1935 года. В наши дни, заметим, такого рода периодизация подверглась ревизии: особенно это относится к усиленной фашизации, которой как будто бы и не было.

Во многом типичными оказались политические последствия военного переворота: фактическая власть сосредоточилась в руках «главного инспектора вооруженных сил», каким стал Пилсудский, и это не было тайной ни для кого; президент республик - креатура Пилсудского - получил право издания актов, по своему предмету и силе действия не отличающихся от закона, парламент, ничтожный и зависимый, мог быть разогнан по единому слову Пилсудского.

Серия уголовных законов и всевластие полиции венчала этот режим.

Опыт военной диктатуры пилсудчиков нашел себе воплощение в конституции 1935 года. Она создает одну реальную власть, - власть президента. Он отвечает «перед богом и историей за судьбы государства»; «в его лице сосредоточивается единая и неделимая (!) государственная власть», под его главенством находятся: правительство, сейм и сенат (парламент), вооруженные силы, суд, государственный контроль.

Президент назначает по «своему усмотрению» (а не по парламентским традициям) председателя совета министров, а затем и самих министров, созывает и распускает парламент, заключает и ратифицирует международные договоры, командует вооруженными силами, назначает на государственные должности и т.д. Он оказывает влияние на выбор преемника, а в известных случаях назначает будущего президента; «отзывает», и тоже «по своему усмотрению», премьер-министра, председателя Верховного суда, высших военных начальников, осуществляет право помилования. Президенту предоставляется право предавать суду членов правительства, которым не располагали даже некоторые короли, например английский.

Декреты президента, говорится в конституции, имеют силу закона. Ему же, наконец, предоставляется право введения исключительного положения на всей территории страны и со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Стоит ли после всего этого упоминать о парламенте, тем более что комплектование последнего стало зависеть от правительства (одна треть сената прямо назначалась президентским указом).1

Режим пилсудчиков имел трагические следствия. Когда в 1939 году гитлеровская Германия напала на Польшу, судьба страны решилась в течение первых десяти дней борьбы.

Конституция 1923 года, введенная в Румынии, имела во многих отношениях формальное значение. Это в особенной степени относится к. тому кругу буржуазно-демократических свобод, которые она провозглашала под влиянием момента. Уже в 1924 гиду серией реакционные законов была загнана в подполье коммунистическая партия, поставлены под правительственный контроль профсоюзы, сняты ограничения для арестов о политическим мотивам. На полный ход заработали военные трибуналы.

Наперекор «свободе слова и печати» тюремное заключение угрожало всякому обвиненному в пропаганде демократических идей (закон «О социальной безопасности»).

Всеобщее (мужское) избирательное право сделалось тем более фикцией, когда законом 1926 года была введена «премия» для партии, собравшей 40 голосов: она получала 60% всех мандатов.

Фашизация политического строя Румынки, на чем настаивали реакционные организации вроде «Железной гвардии», была ускорена в годы мирового экономического кризиса.

Закрылись сотни предприятий. Соответственно с тем увеличилось число безработных и голодных людей. Заработная плата рабочих, всегда низкая, едва достигала 60% от уровня 1929 года. Задолженность крестьян по долгам и налогам возросла до 150 млрд. Лей, сотни тысяч их разорились.

Забастовки и крестьянские волнения, а значит, массовые расстрелы и расправы следовали друг за другом. Забастовочное движение, руководимое компартией Румынии, достигло особого размаха в 1933 году. Крупнейшими в истории рабочего движения были относящиеся к этому времени забастовки железнодорожников и нефтяников.

В создавшейся обстановке румынские правящие классы решили воспользоваться опытом Гитлера. Они помогли усилению «Железной гвардии», активизировали влияете двора на политическую жизнь, свели на нет значение парламента.

В 1938 году король Румынии Кароль II, получив поддержку от монополий, помещиков и генералитета, совершает военный переворот, отменяет действие конституции 1925 года и всю власть сосредоточивает в своих руках. Политические партии и профсоюзы были распущены, парламент разогнан, демократические свободы окончательно отменены.

Военно-монархическая Румыния связала свою судьбу с судьбой германского фашистского рейха. Фактическая власть сосредотачивалась в руках генерала Антонеску, тесно связанного с Гитлером. Раздавив своих конкурентов в правительстве (лидеров «Железной гвардии»), Антонеску сделался единоличным "кондукатором" Румынии (1940 г.). Военно-фашистская диктатура приобрела все свои свойства и качества.

22 июня 1941 года, в тот же день, что и Германия, фашистская Румыния напала на Советский Союз.

Особую роль в истории предвоенной Европы сыграла установление фашистской диктатуры в Испании.

Первый ее период приходится на 1923-1939 гг. Военный переворот, совершенный генералом Примо де Ривера в 1923 году при прямом содействии монархии, завершился разгоном парламента (кортесов), отменой буржуазных свобод и конституционных гарантий (личной неприкосновенности), роспуском политических партий, переходом власти в руки военной хунты.

Военному перевороту помогла колониальная авантюра Испании в Марокко. Позорные поражения испанской армии в борьбе против рифских племен, сражавшихся под руководством Абд-эль Керима, усилили общее недовольство грязной войной, а заодно и правительством, которое её вело.

Отменив декрет о 8-часовом рабочем дне и запретив стачки под страхом уголовного наказания, Примо де Ривера стремился упрочить господство буржуазии над рабочим классом введением корпоративной системы по итальянскому образцу.

Как и в Италии, создавались «корпорации», составленные из предпринимателей, представителей допущенных (правительственных) профсоюзов и государственных чиновников.

Но все было напрасно. Рабочий класс Испании не подчинился диктатуре. Крестьянские массы вели упорную борьбу за землю. Правящая хунта раздиралась грызней за власть. Продолжение военной диктатуры грозило революционным взрывом. В январе 1930 года Прямо де Риверо отказался от власти и эмигрировал из страны.

За крахом диктатуры последовало свержение монархов (апрель 1931г.). События развертывались быстро. В антимонархическом движении сплотились самые разные силы - от рабочих и крестьян до левобуржуазных партий и социалистов.

Монархия пыталась спасти себя частичными уступками, но безрезультатно. Дело было не только в самой монархии, но и во всех тех пережитках прошлого, которые она защищала: господство помещиков, католической церкви и военных хунт, отсутствие свобод, социальное и национальное угнетение.

В апреле 1931 года республиканцы одерживают блестящие победы на муниципальных выборах. Вслед за тем они образуют республиканские правительства сначала в Барселоне, а зятем в Мадриде. Король Альфонс бежал во Францию.

Революция, ликвидировавшая испанскую монархию, была буржуазно-демократической. Такой же оказалась по своему содержанию конституция Испанской республики, утвержденная в 1931 году Учредительным собранием.

Статья 1 конституции гласила «Испания есть демократическая республика трудящихся всех классов, построенная на началах свободы и справедливости».

За декларацией следовали принципы: равенство всех перед законом; отказ от государственной религии и отделение церкви от государства, равное право для всех независимо от происхождения, пола, богатства, политических взглядов и пр.; неприкосновенность, личности и жилища, свобода слова и печати, неприкосновенность переписки, право собраний и союзов.

Законодательная власть вручалась парламенту (кортесам), набранному на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования. Избирательное право предоставлялось гражданам обоего пола начиная с 23 лет. Каталония сделалась автономной областью в рамках единой Испанской республики. Конституция объявляла ликвидированными феодальные отношения и обещала аграрную реформу. Учредительное собрание приняло законы о 8-часовом рабочем дне и социальном страховании.

Всему этому не суждено было претвориться в жизнь. Аграрная реформа свелась к наделению двух миллионов бедняков 70 тыс. гектаров, закон о социальном страховании, как и многие другие, остался на бумаге.

В обстановке всеобщего недовольства исходом революции совершается размежевание сил. В то время как рабочий класс был расколот по вине социал-демократических лидеров, а компартия оставалась недостаточно сильной, реакция, богатая и могущественная, объединяется в так называемой Испанской конфедерации автономных правых. На выборах 1933 года ей удалось одержать крупную победу и составить правительство.

Реакционный курс правых партий, их откровенный отказ от завоеваний революции вызвал знаменитое восстание астурийских шахтеров, поддержанное восстанием в Каталонии и всеобщей забастовкой в Мадриде, Севилье и других городах. С помощью марокканских войск и иностранного легиона правительство подавило восстание: 2 тыс. шахтеров было убито и не менее 30 тыс. приговорено заключению. Автономия Каталонии была ликвидирована.

В период «черного двухлетия», которым были названы особенно мрачные 1934-1935 гг., реакции удалось ликвидировать основные социальные достижения революции: крестьяне сгонялись с земли, рабочие более других испытали на себе последствия контрреволюционного террора. Компартия должна была уйти в подполье.

Тем не менее торжество реакции было призрачным. Каждый новый ее шаг усиливал кризис режима, способствовал отходу ее былых сторонников. В стране назревала революционная ситуация. Возник Народный фронт в составе коммунистов, социалистов, республиканцев, членов Всеобщего рабочего союза и др.

На выборах, происходивших в феврале 1936 года, история преподала правым поучительный урок: партии Народного фронта получили 268 мест в парламенте (из 473).

Правительство левой ориентации, возникшее после выборов, вернуло страну к завоеваниям революции: были выпущены из тюрем политические заключенные, восстановлена автономия Каталонии, приняты, законы, улучшавшие положение рабочих, началось осуществление аграрной реформы.

Победа Народного фронта активизировала испанский фашизм, группировавшийся в партии «Фаланга» и вокруг неё. В середине июля 1936 года в испанском Марокко, а вслед за тем во многих городах самой Испании начался военно-фашистский мятеж, главой которого стал генерал Франко.

Мятежники получили щедрую помощь - военными материалами и людьми - со стороны Германии и Италии. На их стороне оказались правительства Англия и Франции. На помощь республиканской Испании пришли тысячи замечательных бойцов-демократов из всех стран мира. Они создали интернациональную бригаду, покрывшую себя вечной славой. На стороне республиканцев находился, конечно, и советский народ.

Героически бился народ Испании, и особенно испанские коммунисты. Весь мир следил за исходом этой борьбы, одни - со страхом, другие - с восхищением и надеждой.

Два с половиной года (32 месяца) длилась гражданская война в Испании. То, за что бились республиканцы, они пытались осуществить уже в ходе войны: было преступлено к национализации крупной промышленности, более 300 тыс. крестьянских семей получили безвозмездно пять с половиной млн. га земли, были приняты законы о 48 -часовой рабочей неделе, охране труда, социальном обеспечении. Не только Каталония, но и Баскония получили национальную автономию.

В конце 1936 года наступило ухудшение военного положения Испанской республики. В январе 1939 года пала Барселона. В конце марта испанский фашизм торжествовал победу.

Спустя несколько месяцев генерал Франко стал фактически единоличным диктатором Испании.

В то время, как Англия и Франция проводили политику невмешательства в испанские дела, что означало потворствование фашизму, Советский Союз, несмотря на все трудности, снабжал республиканскую Испанию оружием, а советские добровольцы, главным образом танкисты и летчики, принимали непосредственное участие в боях с фашистскими армиями.

Завоевания революции были аннулированы. Рабочее законодательство отменено, трудовые договоры, профсоюзы, стачки и пр. запрещались. Крестьяне должны были вернуть землю помещикам и заплатить (за все три года) арендные платежи. По всей стране свирепствовал безудержный террор.

Фактически участвуя в войне на стороне гитлеровской Германии, помогая ей ресурсами и людьми, Испания считалась юридически «нейтральной». Режим Франко надолго пережил войну, сохранившись до ноября 1975 г., то есть, до смерти диктатора.

В 1927 году после контрреволюционного переворота, совершенного правым крылом партии гоминдан (во главе с Чан Кай-ши), контрреволюционный, профашистский режим устанавливается в Китае.

Ему предшествует война, начатая, как уже говорилось выше, Кантоническим правительством против милитаристов Севера. Немногочисленная национально-революционная армия, выступившая в 1926 году из г. Кантона (на юге Китая), получила широчайшую поддержку рабочих и крестьян. Она быстро превратилась в крупную военную силу. Вскоре у милитаристов (клики генералов, поделивших между собою страну) был отвоеван Центральный Китай, а затем и Шанхай, самый крупный промышленный город и порт Китая.

Война пробудила революционную энергию. Крестьяне явочным порядком захватывали земли помещиков, образовывали союзы, бравшие власть. Быстро росла компартия Китая (возникла в 1921 году).

Подъем революционного движения напугал национальную буржуазию, руководившую гоминданом. Она переходит в лагерь реакции, способствуя установлению диктатуры контрреволюционной части гоминдана.

Быстро договорившись со своими недавними противниками-милитаристами, клика Чан Кай-ши утверждается в Пекине. Этим заканчивался, по гоминдановской терминологии, «этап военной власти», и начиналась так называемая политическая опека партии гоминдан над народом.

Конституция 1931 года закрепила фактически установившуюся систему «опеки» тем, что передала всю законодательную власть в руки съезда гоминдана, а всю исполнительную – правительству формируемому центральным органом власти (ЦИКом). Глава правительства, формально и фактически безответственный, был наделен функциями президента, премьер-министра, командующего вооруженными силами, и пр.

Никаких свобод не существовало, местного самоуправления - также. Повсюду господствовали «комиссары по умиротворению», бывшие одновременно с тем командующими местными военными силами.

По своему классовому характеру диктатура гоминдана была контрреволюционной диктатурой крупных помещиков и крупной буржуазии

Необходимость «политической опеки» объяснялась обыкновенно «неподготовленностью» народа к демократическому конституционному правлению. Научить этому обязывались как раз чанкайшисты.

Гоминдану не удалось распространить свою власть на всю территорию Китая. В результате ряда восстаний (особенно кантонского) в стране возникают районы революционной рабоче-крестьянской красной власти. Они сливаются в единую рабоче-крестьянскую республику (хотя и существуют рассредоточено). В 1931 году состоялся съезд рабочих и крестьянских депутатов, принявший закон об аграрной реформе, 8-часовом рабочем дне и пр. Съезд избрал центральное советское правительство и утвердила конституцию Советской республики.

В 1933 году Китайская рабоче-крестьянская республика занимала территорию, на которой проживало 60 млн. человек.

Гоминдановская армия и Красная Армия рабоче-крестьянской республики находились в состоянии непрерывной войны. Военные усилия гоминдана, направленные на ликвидацию «районов красной власти», долгое время были безуспешными. Только в 1934 году ему удалось добиться успеха. Красная Армия и правительство рабоче-крестьянской республики должны были оставить Центральную революционную базу и эвакуироваться в один из районов провинции Шенси (на севере Китая).

В 1931 году Китай сделался жертвой японской агрессии. К началу второй мировой войны Япония контролировала большую часть китайской территории.

Мы оставляем в стороне фашистские и военно-диктаторские режимы в Латинской Америке, фашистский государственный строй Португалии, фашистский политический режим в Южно-Африканском союзе и другие.

Охарактеризовав некоторые особенности организации фашистского режима разных стран, считаем правомерным обратиться к истории возникновения фашизма (нацизма) в Германии.

2.1.4 Немецкий национал-социализм.


Неоспоримым является тот факт, что фашизм Муссолини нельзя сравнивать с национал-социализмом Гитлера уже только потому, что в Италии не было никогда ни газовых камер, в которых убивали людей, ни костров. Кроме того, нельзя ставить знак равенства между Бенито Муссолини и Адольфом Гитлером.

Германский фашизм, по мнению ряда исследователей, в том числе и Ю.Каграманова, начинался с невинных культурнических движений эскапистского характера, таких как «фёлькише» («народ») и «младодвижение», представители которых отмежевывались от своих отцов.1

Доктор исторических наук А.А.Галкин, анализируя концепции различных исследователей, говорит о том, что фашистские партии и установленные ими режимы обладали большим национальным своеобразием.2

Согласно концепциям ряда исследователей, германский национал-социализм отличался от итальянского фашизма. Оба они не были похожи на испанский фалангизм, на фашистские и фашизоидные партии и движения в межвоенной Восточной Европе, в Скандинавии, в Латинской Америке. Это дало, по мысли А.А.Галкина, основание некоторым исследователям предложить гипотезу, в соответствии с которой фашизм как общий феномен представлял собой всего лишь пропагандистский фантом.3 В 20-30-е годы в левых кругах стран Запада получили распространение представления о фашизме как выражении антикапиталистического бунта разоряющейся мелкой буржуазии (в одних случаях – городской, в других – сельской). Наряду с этим в работах известных марксистских теоретиков некоммунистической ориентации О.Бауэра и Х.Брандлера фашизм трактовался как специфическая форма бонапартизма, приход к власти которого может быть обусловлен особой ситуацией, когда относительное равновесие антагонистических классов создаёт возможность проведения таким режимам сравнительно независимой политики.1,2

Следует согласиться с точкой зрения доктора исторических наук К.Г.Холодковского, который утверждает, что фашизм, как режим (или ультраправый фашизоидный режим) в результате складывается из разных элементов: в Италии – фашистские боевые отряды-сквадры, националисты, революционные «синдикалисты»; в Испании фашистская фаланга была лишь одним из четырёх элементов, соединение которых дало франксистский режим.1 Таким образом, понятно, что в истории фашизм каждый раз – иной, с обновленным набором черт, и возникает каждый раз по-новому.3

Историки указывают, что германский национал-социализм имел одно основание с итальянским фашизмом, но всё же отличался от него, так как был значительно жёстче.

Немецкая фашистская партия, имевшая официальное название - «Национал-социалистическая рабочая партия Германии (НСДАП)», возникла в 1919 году. Принятое партией название отражало стремление её организаторов использовать в интересах крайней реакции влияние идей социализма среди германских трудящихся.

Следуя концепции А.А.Галкина, нужно признать, что германский фашизм, как и итальянский, возник в совершенно определенных исторических обстоятельствах. Его появление – это специфический мобилизационный ответ на резко кризисную ситуацию.4

Известным фактом является то, что в 20-30-е годы европейское общество вошло в полосу острейшего кризиса, который во многом был связан с последствиями первой мировой войны. Парламенты не успевали адекватно реагировать на вызревающие проблемы, обострились межгосударственные и межнациональные отношения, экономика, выражаясь термином А.Галкина «агонизировала». Таким образом, в Германии к концу 20-х годов сложился союз между ведущей фашистской партией страны – национал-социалистами с одной стороны, и влиятельными финансовыми и промышленными группами с другой. Крупные финансисты и промышленники Германии, по мнению ряда исследователей, столкнувшись с острой кризисной ситуацией в 1929-33 гг., проявили заинтересованность в передачи власти НСДАП. В результате, их поддержка сыграла решающую роль в назначении главой правительства (канцлером) Германии вождя НСДАП А.Гитлера.

Исторические требования прошлого наложились на жестокий внутренний кризис, и фашизм явил себя немецкому народу в ипостаси спасителя нации. Историки и политологи констатируют, что германский рейхстаг после падения кайзеровского режима и создания республики стал ареной беспрерывных политических склок, интриг и потерял всякое доверие избирателей, у которых всё сильней стала проявляться тяга к сильной власти, способной покончить с изнурительной, ослаблявшей страну говорильней и объединить нацию.

А.А.Галкин подчеркивает, что германский вариант фашизма был, безусловно, предельно гнусным, но в его основе лежали объективные причины – своими корнями он уходил в реальные потребности общества.1 В этой связи нужно отметить, что на базе экономического кризиса возник как следствие кризис общеидеологический. Особенность фашизма, по мнению Дилигенского и Галкина, состояла в том, что он предлагал «квазиединую и квазилогическую» идеологию2 - идеологию упрощенную и доступную массе. Кроме того, фашизм обладал и организационными механизмами, способными мобилизовывать массы. Исследователи фашизма утверждают, что своей жесткой дисциплиной фашизм предлагал обществу как бы ту форму, к которой оно «инстинктивно» тянулось. Представляется, что именно поэтому при всей логической несостоятельности фашистских постулатов, при всей их антигуманности и антиинтеллектуальности фашизм в Германии для большинства нации оказался чрезвычайно привлекательным явлением.

А.А.Галкин говорит о том, что партия Гитлера пришла к власти на националистических лозунгах. Причём одновременно фашисты провозглашали в своей предвыборной программе ряд лозунгов, которые были близки людям наёмного труда.1 В целом фашистское руководство проводило активную социальную политику: создало туристическое общество, которое устраивало бесплатные поездки рабочих в европейские страны, организовывало кампанию под названием «Зимняя помощь» (собирались вещи и раздавались нуждающимся). В каждом доме был свой уполномоченный фашистской партии, функция которого состояла в том, что он должен был знать, где кто живёт и кто в чём нуждается. А.А.Галкин отмечает, что вышеназванный уполномоченный, когда наступала зима, приходил в дом и говорил следующее: «Мы единая нация, мы должны помочь друг другу. Фюрер заботится о вас. Вот – примите скромное выражение его заботы». И конечно, это был не простой подарок, а нужный и необходимый конкретно каждому человеку.

Очень важным моментом является то, что, по мнению А.Галкина, Гитлера поддержала основная часть интеллигенции, которая в условиях экономического кризиса являлась наиболее пострадавшей стороной.2 Таким образом, первой неправительственной организацией, которая поддержала фашистов еще до прихода к власти, был «Немецкий союз доцентов». А накануне выборов 5 марта 1934 г. почти все нобелевские лауреаты Германии подписали обращение к правительствам и народам мира с просьбой поддержать национальные устремления немецкой нации и фюрера. Немногим раньше все в той же обстановке углублявшегося политического кризиса, опираясь на поддержку группы крупных монополий и заключив союз с влиятельными кругами в руководстве рейхсвера, вождь («фюрер») германских фашистов Гитлер получил в конце января 1933 г. мандат на формирование правительства. По данным исторической энциклопедии, инсценировав поджог рейхстага и приписав вину за нее коммунистам, германские фашисты в течение нескольких месяцев полностью «унифицировали» страну, обрушив кровавый террор на все демократические и либеральные течения, бросая в тюрьмы и физически уничтожая всех действительных и потенциальных противников нацистского режима. Вслед за Коммунистической партией были запрещены Социал-демократическая и все традиционные буржуазные партии. Были распущены все общественные организации и, прежде всего, профсоюзы, лишен своих прерогатив парламент, отменены все формы обществ контроля за государственной администрацией.1 По словам Руге Вольфа, на Германию опустилась «ночь фашизма». Террор и бесчеловечность стали повседневностью 65-миллионного народа, а зверства , творившиеся именем Гитлера превзошли по своей мерзости и жестокости все, что только имело место в предшествующие века.2 Крестьяне и торговцы, ремесленники и кустари, ожидавшие от фашизма экономических благ, были обмануты: ни земли, ни кредита, ни отсрочки долгов они не получили.

С первых дней власти гитлеровцы стали готовиться к «большой войне», которая должна была обеспечить германской нации господство над всем миром.

Односторонне, при благожелательном отношении США, Англии и Франции, Германия разрывает Версальский договор и создает колоссальную военную машину. В 1939 году Гитлер отдал приказ о начале военных действий против Польши. Началась Вторая мировая война.

Авторы Малой Советской Энциклопедии указывают на то, что именно пользуясь попечительством правящих кругов Англии, Франции и США, фашистская Италия в 1936 г. захватывает Эфиопию; в результате итальяно-германской вооруженной интервенции в 1939 г. в Испании утверждается фашистский режим во главе с генералом Франко, а в 1938 г. гитлеровская Германия захватывает сначала Австрию, в 1939 г. – Чехословакию, Албанию и нападает на Польшу, что и положило начало II Мировой войне 1939-1945 гг.1

Суммируя все сказанное выше, можно сделать некоторые выводы.

1. Некоторые исследователи совершенно справедливо указывают на наличие психологических причин возникновения нацизма. Однако, видимо, чувство тревоги, бессилия и социальной изоляции, которыми был охвачен средний класс (являющийся, как отмечалось выше, основной опорой фашизма), и вытекающие из них разрушительные тенденции – не единственный психологический источник нацизма. Крестьяне были возмущены своими городскими кредиторами, у которых были в долгу, рабочие были обескуражены постоянным отступлением, начавшимся сразу после их первых побед в 1918 г., и вообще огромное количество народа было охвачено чувством собственной «ничтожности и бессилия» (по Фромму). Эрих Фромм делает глобальный вывод о том, что все эти психологические условия были причиной нацизма, но они сформировали ту человеческую основу, без которой нацизм не смог бы развиться. Однако, согласно концепции Э.Фромма, полный анализ возникновения и победы нацизма должен опираться не только на психологические, но и на чисто экономические и чисто политические факторы.2

2. В становлении нацизма большую роль сыграли представители крупного капитала и полуразорившиеся юнкерства. Без их поддержки, по мнению многих исследователей, Гитлер никогда не смог бы победить.

3. Как следствие этого к концу 20-х годов в Германии сложился союз между ведущей фашистской партией и влиятельными финансовыми и промышленными группами.

4. В 30-е годы симпатии абсолютного большинства немецкого офицерства уже находились на стороне НСДАП – нацистской партии Гитлера, несмотря на идеологический раскол немецкого офицерства.

5. Парадоксально, но фактом является то, что основная часть интеллигенции поддержала Гитлера.

6. Нацистская система, по мнению Фромма, - это «усовершенствованный» вариант довоенного германского империализма; нацисты продолжают дело павшей монархии.1

7. В целом мы согласны с точкой зрения А.А.Галкина, который констатирует, что в условиях глобального кризиса «поправила» большая часть германского общества и при всех оговорках Гитлер пришел к власти, опираясь на массовую поддержку избирателей, которые вскоре поняли, какую они совершили ошибку, отдав голоса за национал-социалистов. Однако было уже поздно, поскольку заработала машина террора и развернулась тотальная пропаганда.2

Таким образом, между двумя рассматриваемыми режимами много общего, поэтому попробуем выделить их основные черты:

а) как фашизм, так и нацизм были порождены противоречиями, возникшими между «старыми» и «новыми» правительствами;

б) фашизм и нацизм – «детище» острых кризисов, сотрясающих общество. Чем глубже кризис, тем питательнее основа для фашизма. Для снятия угрозы нужно найти кризису пути для адекватного решения;

в) фашизм и нацизм – это массовое движение, когда все недовольные могут встать под его знамена;

г) фашизм и нацизм – это идеология и апеллирование к человеческим страстям;

д) фашизм и нацизм – это психологическое явление;

е) фашизм и нацизм – это диктатура, террор и насилие, а во внешней политике – захватнические войны.


2.2. Личность Гитлера и её влияние на становление фашистской идеологии.


Общепризнанным и аксиоматичным является тот факт, что колоритная фигура Гитлера оказала решающее влияние на становление фашистской идеологии.

Адольф Гитлер, по мнению историков, в своей жизни как бы поднимался по ступенькам неудач: нерадивый учащийся (учился он плохо, хотя впоследствии говорил об этом с какой-то странной гордостью), исключённый из средней школы, как следствие этого, не получивший систематического образования даже в объёме средней школы и не имеющий аттестата зрелости; абитуриент, провалившийся на экзаменах; в конце концов – «изгой» (по мнению Фромма), отлучённый от своего класса, неудавшийся художник, - каждое поражение всё больше ранило его нарциссизм и, всё больше его угнетало.1,2 Он был типичным представителем низов среднего класса – был никем и не имел никаких перспектив на будущее. Именно в «Майн кампф» он подчеркивает, что в молодости он был «никто», «безвестный человек».3 Думается поэтому Гитлера не воспринимали всерьёз. Елена Ржевская размышляя по этому поводу, пишет, что в широких либеральных кругах Германии дело воспринимали как фарс Гитлера, сборища национал-социалистов, их лозунги, ряженых коричнево-рубашечников. А в это время в Германии происходит процесс накапливания фашистских сил.1 В связи с этим узник концлагерей третьего рейха Симон Визенталь писал: «Мы недооценили Гитлера, приняв его при первом появлении за смехотворного и закомплексованного недоучку…Мир не принимал Гитлера всерьез, мир рассказывал о нем анекдоты…Мы не распознали вовремя опасность. Наше поколение дорого заплатило за свой оптимизм»4.

В Гитлере, если следовать психологической концепции Фромма, сочетались черты возмущенного и озлобленного мелкого буржуа, с которым низы среднего класса могли себя отождествлять эмоционально и социально, и черты ренегата, готового служить интересам германских промышленников и юнкеров.2 Историки отмечают, что недостаток образования мог быть восполнен посредством самообразования, однако незнание начальных основ наук, помноженное на дикие предубеждения необразованного, но маниакального самоуверенного человека никак не могло способствовать расширению интеллектуального кругозора.1 Нужно, правда, заметить, что в венский период (1907-1913) жизни он много читал, однако блуждал наугад среди дешевых псевдонаучных брошюр и прислушивался к модным сенсационным «теориям». Его особенно привлекали маргинальные гении, не признанные наукой серьёзные изобретатели, авантюристы амбициозного воображения (в этом смысле, видимо, родственные ему души). В целом, по мнению Эриха Фромма, автобиография Гитлера служит прекрасной иллюстрацией авторитарной личности, характер которой определяется присутствием садистских и мазохистских влечений.3 Исследователь нацизма определяет садизм как стремление к неограниченной власти над другими, более или менее связанное с разрушительными тенденциями, а мазохизм – как стремление раствориться в подавляющей силе, приобщившись к её мощи и славе. Таким образом, по мысли Фромма, и садистские и мазохистские тенденции вызываются неспособностью индивида к самостоятельному существованию, его потребностью в симбиотической связи для преодоления одиночества.1 Получается, что в Майн Кампф Гитлер неоднократно демонстрирует своё садистское стремление к власти. Оно характерно и для его отношения к немецкому народу, который он презирает и любит типично по-садистски.2 По мнению А.Буртина, учитывая глубокое презрение фашистов к народу вообще, не стоит удивляться подобным фразам: «Народ сам по себе не имеет никаких убеждений» или «Чего хотят массы – это победа сильного и уничтожение или безоговорочная капитуляция слабого.2 Гитлер беспощаден к любой форме проявления слабости: «Если немецкий народ в этой борьбе потерпит поражение, значит, он был слишком слаб.3 Гитлер совершенно не колеблется и заявляет, что господство над миром является его целью и целью его партии. Согласно его теории, стремление к власти коренится в вечных законах природы (а он признаёт лишь эти законы и следует им), сам он действует по велению высшей власти – Бога, Судьбы, Истории, Природы; его стремление к господству – это лишь защита от стремления других к господству над ним и над немецким народом. Он хочет только мира и свободы. Видимо, уничтожение славянской нации обусловливается тенденцией к миру?

На вооружение Гитлера были взяты некоторые ценности, заимствованные у консерватизма традиционалистского толка:

1) первая ценность – это высокомерно негативное отношение к человеческой личности как существу, подверженному всяческим порокам, «сосуду греха» (по терминологии А. Галкина)4, нуждающемуся для нормального существования в постоянной узде и твёрдой направляющей руке. Нетрудно в этой связи вспомнить слова И.Геббельса, который утверждал, что единственное, чего хотят массы, чтобы ими прилично управляли;

2) вторая – негативное восприятие разума как неправомерного проявления человеческой гордыни, весьма несовершенного инструмента познания мира, источника заблуждений и разочарований. Чрезмерное упование на разум провозглашает источником бедствий, от которых страдает как личность, так и человечество в целом;

3) третья – оценка нации как определяющего, неизменного, внутренне непротиворечивого инструмента истории человечества, единственного судьбоносного фактора.

Представляется, что именно пренебрежительное отношение к личности, трактовка человека как «сосуда зла» стали обоснованием системы жесткого контроля над обществом со стороны той его части, которая, согласно концепции Гитлера, сумеет благодаря биологической наследственности и самоусовершенствованию, подняться над обычным человеческим уровнем (идея «сверхчеловека»). По мысли Гитлера и других фашистских идеологов, необходим строгий контроль над обществом, который будет осуществляться специальными институтами. Отсюда, естественная потребность в вожде. Ослабление воли вождя, по мнению идеологов фашизма, неизбежно приведет к анархии и беззаконию, а следовательно, к распаду общества. Естественным при этом является оправдание крайних мер насилия.

С точки зрения А. Галкина, цель фашизма – возрождение и оздоровление в своей стране «титульной» нации, рассматриваемой как этническо-биологическое единство и, с другой стороны, - прекращение существования России как государства.1 Поэтому поводу Гитлер писал: «Одна из основных задач германского государственного управления заключается в том, чтобы навсегда предотвратить всеми возможными средствами развитие славянских рас. Естественные инстинкты всех живых существ подсказывают нам необходимость не только побеждать своих врагов, но и уничтожать их».1

В «Майн Кампф» Гитлер писал. Как ему ненавистны славяне – низшая раса. Позже он уточнил, что собирается «устранить миллионы представителей низшей расы, которые размножаются как паразиты». Готовясь к нападению на Советский Союз, Гитлер издал ряд секретных приказов, в которых объявлял предстоящую войну расовой, а Гиммлер выступил с речью и призвал к запланированному геноциду, говоря при этом, что должно быть уничтожено 30 миллионов славян. Несложно себе представить, в какое безумие и хаос погрузился бы весь мир. Видимо, современные фашисты, как русские, так и западные, до конца не осознают, на какую тропу они встали и чем это чревато для цивилизации в целом.

Очень интересными представляются параллели, проводимые многими историками, философами, политическими деятелями, - о похожести тоталитарных режимов. Например, известный политик и телеведущий Сергей Доренко говорит о «близости» коммунизма, фашизма и нацизма, отмечая при этом, что «если интересы класса выше прав личности – это коммунизм, если интересы государства выше прав личности – это фашизм, а если интересы нации выше прав личности – это нацизм».2

Следует, таким образом, признать, что в тоталитарных режимах – и в гитлеровском, и в сталинском – немало схожих черт и заимствований. Однако, по мнению Е.Ржевской, механическое сличение – это болезнь упрощенности,3 ведь германский фашизм – это свой «опрокинутый» мир, имеющий свою природу, истоки, цели и задачи. Некоторые исследователи указывают на абсурдность фашизма, а Гитлера признают некрофилом, которой в приступе ярости был не просто безобразен – он производил шоковое впечатление. В частности, приступ ярости «бесноватого фюрера» описывает генерал-полковник Гейнц Гудерман: «С побагровевшими от ярости щеками, подняв сжатые кулаки, стоял передо мной человек весь трясущийся от гнева и полностью потерявший самообладание. После каждого взрыва ярости Гитлер срывался с места, устремлялся по ковру туда и обратно… При этом он надрывался от крика, глаза вылезали из орбит и на лбу у него вздувались вены».1 И этот человек был вождем! Однако в Гитлере, по мнению исследователей нужно видеть не просто политика, а существо религиозного культа.2 Это мотивировано тем, что некоторые источники приводят факты ясновидения Гитлера: во время Первой мировой войны словно неведомая сила заставила его покинуть место, куда тут же упал снаряд. Подобные случаи были и позднее, во время покушений на фюрера.

К началу 30-х годов при поддержке Рудольфа Гессе и профессора Хаусхофера, который был военным атташе Германии в Японии (он же человек, посвященный в тайный орден Зеленого Дракона, человек, для которого были открыты двери буддистского храма, человек, по свидетельству современников, обладающий способностью ясновидения), организовывает механизм диктатуры, включающий в себя аппарат террора (СА, СС, Гестапо, «Народный трибунал» и другие органы фашистской юстиции). Уже к началу 30-х годов СС сложился в настоящий орден, сформированный по принципу орденов средневековья. Это была антихристианская организация,3 выбравшая своим символом левую свастику (в противоположность правой христианской свастике), вращающуюся против часовой стрелки:

Христианский правый крест выглядел по другому (вращался по часовой стрелке):

Джон Фоли отмечает, что само слово «свастика» произошло от санскритского слова «благоденствие».1 Германский крючковатый крест как раз и приняла нацистская партия в качестве символа в 1919 году. Гитлера к власти, таким образом, привели не только объективно сложившиеся политические и экономические условия, но и мистики. Именно об этом пишет исследователь Ю. Воробьевский.2 Дата нападения Германии на Советский Союз тоже выбрана не случайно, а в соответствии с руническим кругом. Ведь, по замечанию Воробьевского, 22 июня – древнегерманский праздник солнечного торжества, а через две руны после той, которой обозначен этот день, по кругу идет руна «зич», означающая священный огонь и победу.3 Таким образом, тот факт, что именно Гитлер пришел к власти, многими исследователями не рассматривается как случайный. Чистым ли совпадением было наложение экономического, политического и духовного кризиса? Видимо, Гитлер и его нацистский режим действительно оказались «в нужное время в нужном месте» и явились ответом на возникшую кризисную ситуацию (следуя концепции Галкина).

Таким образом, было бы несправедливо утверждать, что фашизм явился исключением из правила и случайностью.

Резолюция, принятая по докладу Г.Димитрова а VII конгрессе Коминтерна, определяла фашизм как политическую систему открытой террористической диктатуры, в установлении которой капитализм ищет себе спасение; как открытую, террористическую диктатуру наиболее реакционных, шовинистических элементов финансового капитала в целях осуществления исключительных, грабительских мер против трудящихся, подготовки нападения на СССР, подавления колониального освободительного движения. Безусловно, со всем этим невозможно не согласиться.


Выводы ко II главе.


  1. Необходимо разграничивать итальянский фашизм и немецкий национал-социализм;

  2. Первые фашистские организации появились весной 1919 г., а весной 1922 г. фашисты во главе с Муссолини уже захватили власть;

  3. Установление фашистского режима стало возможным в Японии, Болгарии, Польше, Румынии, Испании, Китае и других странах;

  4. Германский фашизм начинался с невинных культурнических движений эскапистского характера;

  5. В становлении нацизма большую роль сыграли представители крупного капитала и полуразорившиеся юнкерства. Без их поддержки, по мнению многих исследователей, Гитлер никогда не смог бы победить. Как следствие этого к концу 20-х годов в Германии сложился союз между ведущей фашистской партией и влиятельными финансовыми и промышленными группами. В 30-е годы симпатии абсолютного большинства немецкого офицерства уже находились на стороне НСДАП – нацистской партии Гитлера, несмотря на идеологический раскол немецкого офицерства. Парадоксально, но фактом является то, что основная часть интеллигенции поддержала Гитлера. Нацистская система, по мнению Фромма, - это «усовершенствованный» вариант довоенного германского империализма; нацисты продолжают дело павшей монархии.1 В целом мы согласны с точкой зрения А.А.Галкина, который констатирует, что в условиях глобального кризиса «поправила» большая часть германского общества и при всех оговорках Гитлер пришел к власти, опираясь на массовую поддержку избирателей, которые вскоре поняли, какую они совершили ошибку, отдав голоса за национал-социалистов. Однако было уже поздно, поскольку заработала машина террора и развернулась тотальная пропаганда.2

Таким образом, между двумя рассматриваемыми режимами много общего, поэтому попробуем выделить их основные черты:

а) как фашизм, так и нацизм были порождены противоречиями, возникшими между «старыми» и «новыми» правительствами;

б) фашизм и нацизм – «детище» острых кризисов, сотрясающих общество. Чем глубже кризис, тем питательнее основа для фашизма. Для снятия угрозы нужно найти кризису пути для адекватного решения;

в) фашизм и нацизм – это массовое движение, когда все недовольные могут встать под его знамена;

г) фашизм и нацизм – это идеология и апеллирование к человеческим страстям;

д) фашизм и нацизм – это психологическое явление;

е) фашизм и нацизм – это диктатура, террор и насилие, а во внешней политике – захватнические войны;

  1. На становление фашистской идеологии оказала большое влияние личность самого Гитлера;

  2. К власти Гитлера привели не только объективно сложившиеся политические и экономические условия, но и мистика;

  3. Становление и развитие фашистской идеологии не было случайным явлением в мировой истории и культуре. Появление фашизма является следствием экономического, политического и духовного кризиса целой нации.


Глава III. Неофашизм и его направление. Фашизм в России.


3.1. «Первая и вторая волна» появления скинхедов. Активизация фашистского движения в разных странах.


Вторая мировая война в Европе окончилась сокрушительным поражением фашизма в сфере политики, экономики, стратегии и идеологии. Под ударами вооруженных сил антигитлеровской коалиции рухнула государственная машина нацистского господства. Известно, что решающую роль в её сокрушении сыграли Советские Вооруженные Силы.

Фашистская государственная система покоилась на порочных человеконенавистнических идеях. По мнению исследователей, расовая теория и практика господ и рабов не могли служить сколько-нибудь надежной политической основой гитлеровского режима и его внешней экспансии. Они пришли в непримиримое противоречие с интересами народов Европы и других континентов, с общечеловеческими нормами жизни. Идейная платформа фашизма, его завоевательная программа, агрессивность и жестокость, ставка на насилие порождали для Германии все новых и новых врагов. Это чрезвычайно ограничило возможности гитлеровской стратегии. В тех странах, где фашизм находился у власти, коммунисты встали во главе подпольного антифашистского движения. В годы 2-ой мировой войны фашистский террор на оккупированных территориях, геноцид лагеря смерти, преднамеренное уничтожение миллионов людей во всей полноте раскрыли бесчеловечную сущность фашизма, который навлек на себя ненависть народов всего мира. В фашистском тылу – на оккупированных территориях и в самих фашистских странах – возникло антифашистское Движение Сопротивления, подрывавшее боевую мощь фашистской армии и прочность фашистских режимов. Разгром Германии и ее союзников , однако, не означал, что фашизм был уничтожен. В странах, находящихся в фашистском блоке, корни фашизма были ликвидированы не полностью. Начавшаяся после 2-ой мировой войны «холодная война» привела к оживлению фашистских элементов и в тех капиталистических государствах, которые входили в прошлом в состав антигитлеровской коалиции.

В капиталистических странах, правящие круги которых придерживаются границы методов правления, сложилась более или менее влиятельная крайне правая оппозиция, в ряде случаев откровенно фашистская или полуфашистская по своему характеру. Понятно, что сила и влияние этой оппозиции справа колеблется в зависимости от изменения экономической конъюнктуры и состояния международной обстановки, возрастая при обострении кризисных явлений внутри страны и на международной арене и ослабевая при смягчении напряженности. В некоторых случаях фашистские и полуфашистские элементы в союзе с милитаристскими силами предпринимают попытки захватить господствующие позиции путем военных переворотов. А.А.Галкин отмечает, что, действуя в новых условиях, фашистские силы принимают новое обличие.1 Поэтому, по мнению многих исследователей, говоря о современности, чаще всего используют термин «неофашизм».

В неофашизме условно можно выделить два основных направления. Первое представляет собой лишь слегка трансформированное «традиционное» фашистское движение, пытающееся сохранить все, что только возможно из идеологии и методов германского национал-социализма и итальянского фашизма 30-40-х годов. Участники таких групп и маленьких группок – это, прежде всего, лица, игравшие видную роль в фашистском движении в 30-40-х годах и замешанные в военных и иных преступлениях. Некоторые из них, по свидетельствам историков, отбывали в первые послевоенные годы наказание, будучи осужденными либо военными судами союзников, либо судами своих стран. Фашистские организации подобного рода проявляли большую активность. Сразу после войны, когда в Западной Европе принимались определенные конкретные меры по наказанию фашистских военных преступников, эти организации начали готовить их бегство в страны, где им не грозила опасность.

По мысли историков и политологов, гораздо большую опасность представляет собой другое направление в неофашизме, отличительной особенностью которого является сочетание нелегальных и полулегальных методов с сохранением внешней лояльности к законности и парламентским институтам. Вне зависимости от «теоретического отношения к наследству»1 они делают упор на современные проблемы и рекламируют себя как организации сегодняшнего дня. Постоянно лавируя, они пытаются спекулировать на ломке традиций социальной структуры в результате научно-технической революции и на действительных язвах капиталистической системы.

По словам А.Буртина, «осовременивание» фашизма произошло достаточно легко: европейские «нео» с присущей им способностью совмещать все, что угодно, взяли на вооружение арсенал всей послевоенной альтернативистской мысли. В ход пошли и антибюрократические маогитские идеи «новых левых» 60-х, и антиамериканизм «новых правых» 70-х, и теория исламской революции Хомейни.2 Согласно концепции Буртина, в основе неофашистских представлений об идеальном государственном строе лежит сформулированная Фердинандом Геннисом концепция «Общины» и «Общества». Община, по Геннису, это традиционный тип человеческого коллектива, характеризующийся отсутствием представления об индивидууме как о его базовой составляющей. Человек в общине сам по себе значения не имеет и является частью семьи, рода, племени, Нации. Сама же община видится как некая естественная, изначальная и идеальная форма человеческого уклада. Общество должно строится на принципе «коллективного договора», который будет связывать индивидуумов. Общество должно быть основано на принципе индивидуального эгоизма, предполагающего, что реализация всех потребностей человека является его личным делом. В целом, излагая теорию Генниса, Буртин отмечает, что община имеет единый социоэкономический и нравственный критерий, воплощенный в Традицию, которая является основой общинного быта.1 Само понятие «традиции» является базовым в неофашизме. Интересным представляется интерпретация общины с ее Порядком для фашиста как синонима рая, а современного мира как «либерального ада». Классики фашизма думали также. Скажем, по Муссолини: «Для фашиста государство – абсолют, в котором индивидуумы и группы мыслимы только потому, поскольку они существуют внутри государства». Отто Дитрих по этому поводу писал, что личность, не поднятая на поверхность обществом или его признанием, не есть личность.

Политический строй западного общества современного «наци», по мнению ряда исследователей, определяют как строгую «систему». Кстати, само понятие было введено «новыми левыми» в 60-е годы и с легкостью принято неофашистами. Система в результате восстания должна быть разрушена.

В плане экономики теория «нео» призывает изучить и заново воссоздать все нерыночные способы товарообмена. Таким образом, будучи, с одной стороны, прямым продолжением фашизма первой половины 20-го века – идей Эрнста Юнгера, Габриоле Д.Аннунцио, Хосе Примоде Ривера и не изобретя в философском плане ничего существенно нового, сегодняшний неофашизм представляет собой вместе с тем достаточно современную и законченную политическую теорию, стремящуюся дать свой ответ на все общественные вопросы.

Однако, вернемся к самым «ранним неофашистам». После поражения во второй мировой войне германский национал-социализм возродился в типично благополучных странах, в частности в Англии – в среде «бритоголовых» или «скинхедов» (от англ. – «бритая голова»). А.Тарасов утверждает, что с сегодняшним образом скинхеда – хулиганствующего молодчика, тупого расиста, фашиста и антисемита – они не имели ничего общего. Скорее наоборот.1

Скинхеды «первой волны» были субкультурой рабочих райнов Британии, которая возникла как молодежная классовая культура протеста против и официальной буржуазной культуры, и контркультуры тех лет. По словам А.Тарасова, подростки из рабочих райнов рассматривали британскую контркультуру как «выпендреж» маменькиных сынков из семей «среднего класса» и из богатых семей – развлечение богатых бездельников, делающих вид, что они против буржуазного общества.1 До скинхедов в Англии в конце 50-х годов появились две молодежные «тусовки» - тэды и моды ( тедди-бойз и тедди-гелз – уменьшительное от имени Эдвард; они подражали в одежде моде времен короля Эдварда; моды – враги тэдов, как противопоставление современных несовременным). Естественно, что две тусовки ненавидели друг друга и регулярно устраивали массовые драки.

Скинхеды презирали и тех и других и били их как предателей своего класса. Чтобы подчеркнуть свою классовую принадлежность, они выработали свой собственный стиль одежды: «донки» - теплая грубошерстная куртка или полупальто с кожаной кокеткой, грубые брюки до колен, длинный, до колен, пиджак «зут» и тяжелые высокие прочные ботинки строительных рабочих и докеров. Подстрижены были под короткий бобрик, обычно с бачками, а «бритоголовыми» их обзывала тогдашняя длинноволосая молодежь, что впоследствии и было принято ими в качестве названия. Наиболее интересным и парадоксальным является то, что скинхеды «первой волны» любили чернокожих. Они даже слушали «музыку черных» - вест-индийскую и ямайскую музыку стилей ска, реггей и рок-стеди. А в отчаянных драках скинхедов с рокерами на рубеже 70-х годов чернокожие вест-индийцы участвовали плечом к плечу с англосаксами и ирландцами, т.е. дети рабочих против детей буржуазии. Вскоре скинхеды исчезли: поколение повзрослело, обзавелось семьей и в целом «перебесилось».1

Вторая волна возникла в конце 70-х. Вызвал ее, как это было и с фашизмом, экономический кризис. Ведь, согласно концепции профессора А.А.Галкина, потребность в фашизме возникает в острых кризисных ситуациях. Второй причиной появления скинхедов «второй волны» многие историки считают увлечение панк-культурой, которая дошла до рабочих районов, в результате чего молодежь из бедных семей стала вытеснять с панк-сцены детей «среднего класса».

В результате жестокого экономического кризиса к середине 80-х годов целые графства в Англии превратились в так называемые «зоны бедствия» (по мнению ряда специалистов, эти зоны называли еще депрессивными регионами). Именно здесь, как считают ученые, расцвела субкультура скинхедов «второй волны». Единственным развлечением детей безработных, не видящих никаких перспектив, было подраться с такими же, но из соседнего района. В результате, согласно концепции Тарасова, установился новый канон одежды скинхеда, в которой все было строго функциональным и приспособленным для «стритфайтинга» - уличной драки: черные джинсы, дешевые, прочные, на которых плохо видны грязь и кровь, тяжелые шнурованные армейские башмаки на толстой подошве, удобные для бега и являющиеся оружием в драке, а бритая или стриженая «под ноль» голова – тоже затем, чтобы противник или полиция не могли схватить за волосы.1 Таким образом, между скинхедами «первой волны» и скинхедами «второй волны» не было ничего общего, кроме названия.

В конце 70-х в Великобритании активизировались неофашисты, которые быстро стали для скинхедов образцом для подражания. С другой стороны, по мнению ряда исследователей, и неофашисты начали активно работать среди скинхедов. Фашисты финансировали создание скин-клубов. Самодеятельные скин-группы, тяготевшие к пост-панку, стали петь песни на откровенно расистские темы. Излюбленным лозунгом скинхедов стал лозунг «Сохраним Британию белой!». Таким образом, сформировалось понятие «наци-скин». На улицах Британских городов развернулись ожесточенные схватки между «старыми» и «новыми» скинхедами. Причем, Тарасов отмечает, что неприглядную роль при этом сыграли британские СМИ, которые упорно выдавали эти столкновения за «побоища между противоборствующими бандами наци-скинов».2 В целом, вдохновленная поиском сенсации, магическими «тремя С» (секс, скандал и страх) британская масс-медиа рекламировала наци-скинов так широко, как никогда не рекламировалось ни одно молодежное движение в Англии. По свидетельствам Тарасова, результатом этих уличных столкновений «старых» с «новыми» стало появления двух скин-движений – с одной стороны, наци-скинов («новых»), с другой – «ред-скинз» («красных скинов»), т.е. «старых». «Ред-скинз» почти полностью восприняли новую, более удобную одежду наци-скинов и внешне отличаются от них только нашивками с портретами Ленина, Че Гевары, Нельсона Манделы или с названиями своих организаций и левацких групп, на которые они ориентируются. «Ред-скинз» сегодня действуют активно в Англии, ФРГ, Франции, США, Польше, Испании.

В первой половине 80-х годов наци-скины появились в Скандинавии, Голландии, ФРГ, Австрии, США, Канаде, Австралии, затем – во Франции, Бельгии, Дании и Швейцарии.

Очень примечательной, по мысли Тарасова, является история движения в США. Первые скинхеды завелись там еще в 70-е годы. Расистами они не были – кроме скинхедов-белых, скинхедов-негров, скинхедов-пуэрториканцев, скинхедов-евреев, скинхедов-латиноамериканцев имелись группы со смешанным расовым составом. Все мирно уживались и долго недоумевали, почему в СМИ о скинах говорят как о фашистах. Но к 1984-му году и в США возникли группы наци-скинов. Американские исследователи единодушно отмечают, что наци-скины в США были порождены американскими же СМИ, настойчиво рекламировавшими «подвиги» британских скинхедов-фашистов.

Если британские или американские наци-скины были известны избиениями чернокожих и азиатов, то немецкие скинхеды сразу прославились убийствами. Их жертвами были, как правило, турки и курды-гастарбайтеры, иностранные рабочие. Интересно, что наци-скины никогда не попадали на местные отделения турецкой фашистской Партии националистического действия.

После краха «Восточного блока» скинхеды появились в Польше, Чехии, Венгрии, Хорватии, Словении и Болгарии. Жертвами их террора обычно становятся цыгане, которых, в частности, в Хорватии осталось мизерное количество.

В результате социологического опроса выяснилось, что на сегодняшний день в Британии насчитывается приблизительно от 1500 до 2000 скинов. Самое большое количество бритоголовых в Германии (5000 чел.), в Венгрии и Чехии (более 4000 в каждой), США (3500), Польше (2000), В Великобритании, Бразилии и Италии по 1500 чел в каждой, во Франции, Испании, Канаде и Голландии их численность приблизительно по 500человек в каждой. Существуют скины в Австралии, Новой Зеландии и даже Японии. Общее движение бритоголовых охватывает более чем 33 страны на всех шести континентах. По всему миру их число составляет не менее 70000 человек.

Историки и политологи основной организацией скинхедов считают организацию «Честь и Кровь», которая была основана в 1987 году музыкантом Яном Стюартом Дональдсоном, выступавшим под именем Ян Стюарт. Группа Яна Стюарта Skrewdriver («отвертка») на протяжении многих лет была самой популярной скингруппой в Британии и во всем мире. Под названием («Ку-Клукс-Клановец») группа сделала несколько записей для американского рынка, одна из их песен имеет характерное название «Fetch the rope» («Неси веревку»). Стюарт всегда предпочитал называть себя просто «нацистом», а не «неонацистом». В интервью одной из лондонских газет он сказал: «Я восхищаюсь всем тем, что сделал Гитлер, кроме одного – его поражения».

Наследие Стюарта, «Честь и Кровь» (как мы поясним, это название является переводом эсэсовского девиза) живо и по сей день. Это не столько политическая организация, сколько «неонацистское уличное движение». Распространившись по всей Европе и США, «Кровь и Честь» действует сегодня как головная организация, объединяющая более 30 скиновских рок-групп, издает свой журнал (с одноименным названием), широко использует современные средства электронной связи, распространяя по всему миру свои идеи. Их аудитория насчитывает несколько тысяч пользователей.

Скиновские музыкальные группы, присоединившиеся к движению «Честь и Кровь», имеют своих охранников. Их нередко можно увидеть в боях с противниками-антифашистами во время клубных и уличных концертов.

После смерти Стюарта, движение -попало под влияние экстремистской неонацистской группировки Combat 18 («Битва 18» — числовое обозначение первых букв имени Адольф Гитлер), в рядах которой состоят бритоголовые и футбольные болельщики.

В целом нужно отметить, что бритоголовые — фанатичные болельщики некоторых английских футбольных команд. Вместе с присоединившимися к ним футбольными фанатами — многие из которых разделяют их неонацистские убеждения — скинхеды возглавили расистское движение, широко распространенное среди футбольных болельщиков. Нередко на матчах можно увидеть как они приветствуют друг друга нацистским салютом и выкрикивают в адрес черных игроков оскорбительными клички и ругательства. Впрочем, насилие — их профессия. Объединяясь с членами группировки Combat 18 и другими неформальными молодежными объединениями, скины устраивают потасовки иногда во время футбольных матчей, но, как правило, уже за пределами стадиона, на улицах, в пивных и на станциях метро. Тем не менее, если уличные стычки возникают чаще стихийно, то после футбольных матчей они нередко планируются заранее и направляются отдельными вожаками, многие из которых принадлежат к неонации.

Довольно приличное количество бритоголовых принимает активное участие в различных неофашистских группировках. К примеру в Британии, наиболее многообещающей среди них является расистская и антисемитская Британская Национальная Партия (БНП), и вышеупомянутый Комбат 18. БНП принимает участие в выборах и набирает некоторое число голосов в отдельных районах Лондона. Комбат 18, насчитывающая от 100 до 150 членов, более заметно проявляет себя в уличных боях, нежели в политическом плане.

Исследователи указывают, что связи с крайне правыми характерны для бритоголовых всего мира. В одних странах они открыто поддерживают тесные контакты с неонацисткими политическими партиями. В других предпочитают оказывать им скрытую поддержку. Можно перечислить страны и правые политические партии, с которыми сотрудничают местные бритоголовые:

Бельгия Вяаамс Блок

Чехия Республиканская Партия

Франция Французская и Европейская Националистическая Партия

Германия Свободная Немецкая Партия Рабочих, Немецкая Национал-Демократическая Партия

Венгрия Партия Венгерских Интересов

Италия Итальянское Социальное Движение

Нидерланды Демократическая партия Центра, Партия Центра '86 Польша Польская Национальная Партия
Испания Juntas Espanolas
Швеция Шведские Демократы
США Народная Партия

Поддерживая связи с правыми политическими партиями, скинхэды, в своем большинстве скептически относятся к возможности прихода к власти парламентским путем. Они стремятся добиться своих целей скорее путем дезорганизации общества путем прямого насилия и запугивания своих противников. Как правило, большинство населения хотя и побаивается высказывать свое согласие с действиями этих группировок, однако в глубине души одобряет их. Лозунги типа «Иностранцы вон!» в крайне форме выражают скрытые чаяния многих простых обывателей.

Особенно это относится к Германии. Эйфория от объединения Западной и Восточной Германии вскоре уступила место потрясению от некоторых сторон жизни «западного рая». Молодые восточные немцы видя, что предпочтение в объединенной Германии отдается не им, «братьям по крови», но эмигрантам из третьих стран, начали создавать группировки, нападающие на иностранных рабочих. Многие западные немцы, сочувствуют им, хотя и побаиваются открыто высказывать свои взгляды.

Немецкое правительство не сразу сумело эффективно отреагировать на рост подобных настроений. Зато быстро отреагировали правые партии, что привело к значительному усилению расистских тенденций. Однако уже имея опыт в деле «денацификации», «немецкое» правительство сегодня прикладывает все силы, чтобы обуздать новое движение. В Германии существую наиболее «драконовские законы», направленные против деятельности правых партий. (Так, например, запрещено отдавать приветствие нацистским салютом. Но немцы не растерялись и просто стали вздымать вверх не правую, а левую руку.)

Равным образом в Чехии и Венгрии многие жители этих стран склонны рассматривать скинхэдов как своих защитников, так как их действия направлены против цыган, нацменьшинства всегда бывшего основным источником криминогенной ситуации.

В США напротив, сила скинов не в общественной поддержке, каковая практически отсутствует, но в их открытой приверженности к грубому насилию и отсутствии страха перед наказанием. Новое движение во многом стало восприемником ранее существовавших расистских и антисемитских групп, включая Ку-Клукс-Клан и полувоенные неонацистских группировок. Они вдохнули новые силы и новую энергию в прежнее движение.

Скинхэды разных стран поддерживают между собой тесные связи. Различные музыкальные скин-группы периодически устраивают общие концерты, существует крупный рынок скинхэдовской символики и музыки; продаются различные журналы; налажен активный обмен материалами и информацией; за последнее время активно используются средства электронной связи, Интернет и пр. Так, например, в Англии издаются такие журналы как «Кровь и Честь» (Вlооd and Honour), «Ботинки и Подтяжки» (Вооts and Braces), «Наступательное Оружие/Offensive Weapon, «Арийский Воин» (Аrуаn Warrior) и другие, в которых публикуются последние новости и информация о событиях, происходящих в движении, интервью, письма и множество нацистской и одинистской символики.

Во многом своей известностью скинхеды обязаны новому стилю в музыке. И действительно сложно себе представить новый молодежный стиль, без соответствующего музыкального направления. Им стал «oi» (так приветствуют друг друга выходцы из низших слоев в Великобритании), имеющий адаптированный перевод на русский и означающий что-то вроде «Эй, мужик!». Как правило это жесткая и яростная Нордическая музыка. В качестве примера можно привести следующий отрывок:

Железная Гвардия Европы

Поднимается из могил

Они идут как один

Они должны спасти новый порядок.

Воззрения скинов отражают сами названия многих групп: «Жестокая атака» (Brutal Attack),Поле битвы» (Battle Zone), «Лезвие бритвы» (Razor's Edge), «Никаких угрызений » (No Remorse) (последняя любит в своих песнях использовать тематику Холокоста). Обычными темами скинмузыки является расовая война, целые города превращающиеся в поле битвы, и окончательное торжество Белого человека на своей земле. «Белый Воин» поёт:

Городское сражение

Вопрос жизни и смерти

Простой как белое и черное

Ты будешь сражаться до последнего дыхания…

Когда битва закончится

И победа придет

Земля Белого человека будет принадлежать

Белому народу

Все предатели исчезнут.

Хотя в последнее время многие социологи констатируют упадок движения, однако большинство исследователей этого явления, считает, что оно представляет собой нечто большее, чем проходящее увлечение, что подтверждается более чем двадцатью годами его существования, с периодическими взлётами и падениями, оно, тем не менее, продолжает вызывать отклик среди молодёжи и привлекать её в свои ряды.

По мнению А.Тарасова и ряда других компетентных специалистов, наци-скинхеды ничего не знают о своей культуре, о своих корнях и являются продуктом системы и жертвами СМИ, которые представляют скинхедов как нацистов, и никогда не говорят о скинхедах как антирасистах.

В настоящее время в благополучных странах Запада появляется все больше сторонников идеи национальной терпимости. Например, в Швейцарии на парламентских выборах в 1999 году правая Швейцарская Народная Партия (ШНП) стала второй после социалистов политической силой страны.1 Все дело в том, что лидеру ШНП Кристофу Блохеру - жест­кому политику и удачливому предприни­мателю - удалось сыграть на националь­ных чувствах сограждан. В последнее вре­мя швейцарцы получили несколько ощути­мых ударов по самолюбию: история с ев­рейскими авуарами и нацистским золотом, последние скандалы с отмыванием денег в швейцарских банках... И, конечно, многие швейцарцы считают, что надо закрыть страну от иммигрантов. Лидер правых «озвучил» недовольство сограждан: десятки тысяч обосновавшихся здесь граждан Косово живут за счет швейцарцев, получая всевозможные социальные пособия, а в благодарность за гостеприимство промышляют воровством.

Политологи считают, что у победы ШНП на выборах есть и еще одна причина – причина психологического свойства. Чрезвычайно настойчиво накануне голосования местная пресса демонстрировала личность Блохера, называя его чуть ли не расистом. В итоге – он победил. А ведь Гитлера тоже называя мистиком, провидцем и Великим Магом.1

Крайне правая партия Франции Нацио­нальный фронт (НФ) существует уже чет­верть века. Но в последние пять - семь лет НФ особенно окреп - он контролирует муниципалитеты четырех довольно круп­ных городов Франции: Тулон, Оранж, Витроль и Мариньян плюс трех десятков по­селков. «Фронтовики» еще заседают в ме­стных законодательных органах. Но самое главное: во многих районах теперь вместе традиционной дуэли - левые-правые вы­боры - появилась «третья сила».

На предпоследних прези­дентских выборах лидер НФ Ле Пен вполне мог бы выйти во второй тур и схлестнуться там с Шира­ком, если бы правые не раскололись и часть их го­лосов не ушла к социали­стам. Правда, закрепиться в парламенте Франции ультраправым мешает избирательская система – в Нацио­нальное собрание прошел один депутат от НФ. И того вскоре попросили оттуда за нарушение процедуры выборов.

Как и всякая нацистская партия, НФ – это пирамида с харизматическим лидером во главе. Ее основу составляют не партийные первички, а россыпь разного рода ассоциаций – от водителей такси до кружков защиты природы и животных. Так им легче проводить в жизнь свой главный лозунг «Сначала - французы!". Еще несколько лет назад фронт яростно боролся против европейского единения, но теперь, когда оно стало свершившимся фактом, появился второй лозунг «Настоящие европейцы - в настоящей Европе!».

Кто голосует за НФ? В большинстве -молодежь со средним образованием. В по­следнее время, по мнению С. Кулишова в массы избирате­лей вливаются рабочие и даже безработ­ные, и все из-за того, что социальная по­мощь приезжим во Франции достигла та­кого уровня, что в некоторых случаях луч­ше быть иммигрантом, чем бедным фран­цузом.1

Теоретически «фронтовики» через не­сколько лет могут значительно укрепить свои позиции в парламенте, и давно бы это сделали, если бы не их антисемитизм – жесткое сопротивление ему преодолеть куда труднее, чем всеобщее «фи» и обвинения в расизме.

Австрийская партия свободы (АПС) по­лучила на последних выборах в Законода­тельное собрание 27,2 процента голосов, пропустив вперед лишь традиционно силь­ных в Австрии социал-демократов. 49-летний лидер Йорг Хаидер - человек неор­динарный. Хороший оратор, альпинист, участник забегов на марафонскую дистан­цию. Этот эксцентричный и нахрапистый «вождь» - типичный популист, чутко улав­ливающий конъюнктуру. Если надо, он, выступает как махровый национал-па­триот, призывая австрийцев вспомнить, что именно они, а не «иностранцы», явля­ются хозяевами в стране. Хайдер не ску­пится даже на заведомо невыполнимые обещания: в стране, где действует самая дорогая в мире система пенсионного обес­печения, пожирающая львиную долю на­логовых поступлений, он объявляет, что его партия будет добиваться увеличения размеров детских пособий и кардинального снижения на­логов. Но откуда он возьмет необходимые для этого мил­лиарды шиллингов, не объ­ясняет. Очевидно, что «вождь» беззастенчиво пе­редергивает факты и откро­венно врет, но итог впечат­ляет: за 12 лет его лидерства число сторонников АПС вы­росло в пять раз!

Хаидер во время избира­тельных кампаний вместе с народом неизменно пьет пи­во, ест сосиски и клянет на­воднивших Австрию иностранцев, из-за которых растет преступность.

АПС особенно популярна среди избира­телей моложе 30 лет, домохозяек и пенси­онеров. Кстати, свой успех на парламент­ских выборах Йорг вместе с единомыш­ленниками отметил не на закрытой полит-тусовке, а в обычной пивной в рядовом районе австрийской столицы. Дескать, и радость победы мы разделяем с народом…

На современном этапе до 200 тысяч американцев состоят членами неофашистских групп. Они утверждают, что их час еще придет. Наиболее ярким представителем неофашизма является университетский профессор физики Пирс, оставивший кафедру ради «национальной идеи» и ставший лидером самой заметной в США неонацистской партии «Национальный альянс».

Как понимают его соратники националь­ную идею Америки? Это ясно уже из усло­вий приема в партию. Ее членами достой­ны быть лишь белые и неевреи. Неграм следует возвращаться в Африку. Гомосек­суалистов и семитов Пирс предложил по­грузить в 10 000 грузовиков для перевозки скота и отвезти в заброшенные шахты.

Партия Пирса пока, по замечанию С. Кулешова не марширует по улицам и сосредоточена на разъяснитель­ной работе. У нее - радиостанция, книж­ный магазин, продающий тома Гитлера и Гесса, страница в Интернете. К своему журналу «Национальный авангард» партия издает приложение в виде комиксов, ко­торые распространяются в школах.1

Свою численность «Национальный альянс» держит в секрете, но независимые эксперты отмечают заметный рост партии в 90-е годы. Она открыла свои отделения в 25 штатах и даже в Нью-Йорке.

Несмотря на резкие высказывания «Альянс» ведет себя относительно скромно в отношениях с окружающими. Более того, когда несколько лет назад власти Бостона не разрешили неофашистской партии уличное шествие, она через суд добилась отмены запрета и выплаты компенсации в 80 тысяч долларов.

По некоторым оцен­кам, до 200 тысяч американцев состоят членами неофашистских групп и примыкающих к ним «скинхедов» и расистов из ку-клукс-клана. Они утверждают, что их час еще придет.

В Норвегии, одной из самых преуспевающих стран мира, где безработица сведена почти к нулю, а многомиллионные поступления от нефти буквально плещут через край, с каждым годом растет популярность крайне правой националистической организации – «Партии прогресса». Образованная в 1973 году как типично популистская партия, она называлась почти смешно «Партия Андерса Ланге – за уменьшение налогов, сборов и вмешательства государства». В том же году она набрала 5 процентов голосов, выйдя на пятое место. А на последних выборах два года назад партия стала уже второй, получив 15 процентов голосов.

Кто же эти люди? По мнению Кулешова и Гессена, не слишком образованные работяги, до смерти боящиеся какой либо конкуренции, в том числе и со стороны иностранных специалистов. А также «средний класс» - процветающие, но ненавидящие эмигрантов граждане.1,2

Партия учит: все беды – от иностранцев! Одним из самых экстравагантных её предложений стал проект постройки специальных тюрем и лагерей где-нибудь в Африке, чтобы не содержать преступников – иностранцев в дорогих благоустроенных норвежских тюрьмах, похожих на дома отдыха. Особенно не по нутру членам «Партии прогресса» приезжие из России, которые якобы стремятся в Норвегию исключительно с преступными намерениями, отдыхают в лагерях беженцев как на курортах, а параллельно воруют и грабят.

Но свое расистское нутро партия умело скрывает, объявляя себя либеральной. В её программе, например, заявлено, что идеология «прогрессистов» зиждется на национальных ценностях и христианской вере. А вот выступления её лидеров сомнений не оставляют: главный лозунг националистов – «Норвегия – для норвежцев!»

Кости Бенито Муссолини еще не успели сгнить в итальянской земле, а его единомышленники уже объединились в Итальянское социальное движение под руко­водством нового дуче - Джордже Альмиранте. Было это в 1946-м. Тогда клеймо военных преступле­ний, стоявшее на партии, не дава­ло ей шансов играть сколько-ни­будь существенную роль в поли­тической жизни страны.

Но с годами неофашисты смяг­чились, расстались с реваншистскими лозунгами и фашистской символикой, официально отреклись от нацизма.

С приходом в начале 90-х нового секре­таря Джануралко Оини партия стала на­зываться Национальный альянс, который в 1994 году получил рекордные 17 про­центов голосов в парламенте. Отказав­шись от антисемитизма, «национальные правые» получили пропуск в правительст­во в составе блока «Полюс свободы» те­лемагната Сильвио Берлускони. И сейчас Национальный альянс, находясь в оппози­ции, сохраняет свой электорат.

Дополнительный шарм в глазах темпе­раментного итальянского избирателя при­дает партии наличие такого депутата, как пышная красавица блондинка Алессандра Муссолини, внучка «великого дуче» и племянница Софи Лорен. Но крова­вый след, тянущий­ся от Бенито, не позволит его идей­ным наследникам самостоятельно прийти к власти, пока жива память об итальянском Сопротивлении и красных партиза­нах второй мировой войны.

Зато итальянские ультраправые, не отказавшиеся от свастик, имперских орлов и патологи­ческой ненависти к «комиссарам и евреям», спокойно переко­чевали в ряды нацистов и болельщиков-ультрас столичных команд «Рома» и «Лацио». Именно из этой среды выросла груп­па «Антисионистское движение», которая взяла на себя ответственность за взрыв в конце прошлого года в римском Музее ос­вобождения.

По мнению исследователей, местные «наци» в Татарстане заявили о себе в начале 90-х, в разгар «митинговой войны» в республике. Сейчас попритихли, но своим «идеалам» не изменили.

Костяк Союза татарской молодежи, по замечанию Кулешова, «Азат-лык» составляют молодые люди с хорошей физической подготовкой и организованностью. «Азатлыковцы» всерьез выступают за восстановление независимых татарских го­сударств на «исторических территориях» Ка­занского, Астраханского, Сибирского ханств. В Татарстане партия насчитывает порядка 500 человек. Со­ратники у них есть в Башкортостане и в Удмуртии, Самаре, Ярославле.1

Старшие братья «Азатлыка» - пар­тия «Иттифак» («Союз») - ярые пропагандисты «чистоты крови». Межнациональные браки рассматри­вают как «обкрадывание генофонда нации».

"Азатлык" и "Иттифак» нахо­дятся в жесткой оппозиции к республиканской власти, и даже пытались создать свой «парламент татарского наро­да» - Милли меджлис.

Получается, что во всех бедах опять виноваты иностранцы и иноверцы. Если очистить страну от этой так называемой «швали», народ будет жить лучше и спо­койнее, потому что они проедают наши деньги, воруют наши рабочие места, про­дают нашим детям наркотики. И вообще страна должна принадлежать «титульной нации», а не иммигрантскому сброду!

Те, кто проповедует эти идеи нацио­нального экстремизма, называют себя патриотами и убеждены в своей исклю­чительности. Национальная и расовая терпимость, которой требует наше время, для них – пустое слово.

Идеи фюрера спустя полвека припуд­рили новой демагогией, приспособили к рамкам национальных законов, приня­тых под влиянием памяти об ужасах фашизма. Как всякие бытовые гады, они мутировали, но суть их осталась той же.

Раньше правые экстремистские партии побе­ждали, когда страна попадала в кризис: высо­кая безработица и низкий уровень жизни толка­ют людей в объятия радикалов. Но в последнее время популярность ультраправых растет даже в самых благополучных странах.

«Национальная спесь» заслоняет реальность. А она такова: на пороге нового столетия «белая раса» численно сокращается, причем рождае­мость особенно катастрофически падает в Ев­ропе и России. И это тенденция: если у нас ее пытаются объяснить малыми доходами населе­ния, то на Западе, наоборот, это связывают с эгоистичной привычкой к комфортной жизни.

А что делать в нашем случае? Рождаемость низкая, а где же брать представителей «титульной власти»? Кто будет жить на планете Земля остается пока неясным.


3.2. Появление фашизма в России. Российские фашистские партии.

Примечательным и тревожным фактом общественной жизни считается появление в России современной фашистской идеологии. Многие исследования пронизывает нескрываемая обеспокоенность возможности прихода к власти в России ультраправых сил. И это не является случайным, поскольку фашизм в России – это уже не миф, а реальность.

В этом параграфе мы попытаемся проследить, как зарождался и «набирал» обороты русский национализм.

Говоря о наиболее раннем русском национализме, ученые имеют ввиду прежде всего движение, появившиеся в 1905 г. и получившее название «Черная сотня». Американский историк У.Лакер подчеркивает, что черная сотня представляла собой в момент её развертывания набор крайне реакционных организаций, обычно напрямую связанных полицией. Своих членов они рекрутировали, поми­мо отдельных представителей бюрократии, также и - новый момент - из низов: из среды лавочников, охотнорядцев, разного рода тогдашних маргиналов. Черносотенство имело своих лидеров и ораторов типа А. Дубровина, В. Пуришкевича, Н. Маркова, публицистов вроде М. Меньшикова, первым развернувшего проповедь расового антисемитизма в России. В дружинах черносотенцев были и неко­торые начатки дисциплины, действовали вооружен­ные группы террористов и провокаторов. Лакер находит совокупность этих явлений достаточной, чтобы рассматривать черносотенцев как «прообраз партии нового типа»1.

Лакер приводит утверждение французского посла в Петербурге Жоржа Луи о том, что «черная сотня» будто бы «правила страной». Это – преувеличение. Черносотенцы пользовались покро­вительством царя, симпатизировавшего им. Однако реально это лишь дополнительно компрометировало Николая II и монархию, да и монархизм в целом. «Черная сотня» на практике дезорганизо­вывала то далеко не совершенное управление, которое было. Не зря С.Витте называл черно­сотенцев «обычными ворами и хулиганами».

К ним с презрением относился П.Столыпин, который иной раз даже разгонял их шайки (и это несмотря на хорошо известные царские к ним симпатии). Их не могли терпеть в чиновничьей среде, при всем консерватизме последней. Про общество в более широком смысле и говорить не приходится; о «слабом представительстве» черносо­тенцев в университетах и среди студенчества У. Лакер упоминает специально.

Движение черносотенцев по-настоящему актив­но проявляло себя всего в течение полутора-двух лет. После 1907 г. оно, распавшись от внутренних склок и дрязг, фактически сошло со сцены.

Автор делает примечательный итоговый вывод из всей истории с «черной сотней»: «Чистокровный, примитивный расизм нельзя было внедрять в стране, где половина населения – инородцы».

Шлейф отрицательных эмоций, связанных с черносотенством, в нашей общественной памяти настолько устойчив, что на реабилитацию «черной сотни» её постсоветские прозелиты решились сравнительно поздно. Автор в качестве такого момента называет провозглашение в августе 1991 г. Союза русского народа. Однако, насколько можно судить, Союз этот в дальнейшем не подавал особых «признаков жизни», растворившись в общем течении «патриотического» потока. Под названием «Черная сотня» с лета 1992 г. в Москве и Москов­ской области действует национально-православная группа во главе с А. Штильмарком, издается время от времени одноименный листок монархического, антикоммунистического и антисемитского содержа­ния. Очевидно, что черносотенство — это не тот символ и не то знамя, под которыми в современной России могли бы развернуться хотя бы и самые крайние ультрареакционеры.

Ближе всего к эталону «черной сотни», по мнению У. Лакёра, подходят различные группировки русских фашистов 20-х и 30-х годов. Таковыми были, в частности, «младорос-сы» во главе с А.Казен-Беком в Париже, фашис­тские партии в Германии и в Маньчжурии (лидер последних К. Родзаевский), группа (полумифиче­ская) А.Вонсяцкого в США. Почти все они презирались в эмигрантской среде и подозревались в том, что состоят на службе ино­странных разведок.1

«Гораздо более интересным и влиятельным» по сравнению с партиями открытого фашизма У.Лакёр находит Народный трудовой союз (НТС), созданный в конце 20-х годов молодежью в Югославии. Стратегический лозунг НТС - солидаризм. Он раскрывается иделогами организации как синтез активизма, идеализ­ма и национализма, причем в трактовке последнего «изма» делается акцент на хомяковскую формулу «соборности».

Ныне НТС развернул свою деятельность в России. И поскольку он делает попытки «подняться над старыми спорами между большевиками и их противниками», тут в принципе мыслимы какие-то моменты соприкосновения с позициями некоторых «патриотических групп». Однако репутация (руко­водители НТС ее отрицают, Лакёр ее подтверждает) сотрудничества, причем тесного, с нацистской Германией, а затем и с власовцами, сужает воз­можности маневрирования НТС на патриотическом поле. В целом отклик на пропаганду НТС в новой России, по оценке автора, оказался слабым.

Более серьезную по сравнению с эмигрантским источником подпитку современному российскому правому радикализму, по мнению Лакёра, способен дать советский опыт. Автор утверждает, что в советском государстве политика интернациона­лизма, провозглашенная в момент октябрьского переворота, уже в годы гражданской войны стала дополняться возвращением к национальным тради­циям, что при Сталине (в этом ученый видит суть «советского патриотизма»)-произошла практиче­ская реабилитация «русского национализма», вклю­чая элементы ксенофобии и даже расизма.1

С другой стороны, У.Лакёр придает важное значение тому обстоятельству, что «пока комму­низм был у власти, открытая проповедь расизма была невозможна». Это и обусловило недоразвитие в рамках сталинистского тоталита­ризма полномасштабных расизма и национализма-шовинизма. Представляется, однако, что решаю­щую роль тут сыграл не столько запрет на расизм, сколько та самая многонациональность страны, которая в свое время под­резала крылья «черной сотне» с ее «ненаучным» расизмом.

Российский национализм, в том числе православ­но-клерикальный, сам оказался гонимым, дисси­дентским, и, хотя власти в брежневский период стали понемногу смягчать против него преследо­вания (их обращение с А.Сахаровым, по своему мировоззрению близким к социал-демократизму, было намного жестче, чем с «патриотом» И.Шафаревичем), в застойную пору дело так и не дошло до оформления какого-то блока властей с бунтарями из «патриотов» или до консолидации этих последних. «Патриоты» и среди диссидентов оказались в меньшинстве, и между собой так а не смогли прийти к доктринальному единству.

В настоящее время, в наибольшей степени, черносотенная идеология и символика проявили себя в спектре организации "Память", ее спутников и наследников. Первозданный антисемитизм, расизм, шовинизм, ультра клерикализм (но при случае и неоязычество) не только проявились здесь в полном развороте, но и сопровождались, а отчасти сопровождаются и ныне (хотя бы у баркашовцев), попытками подвести под них фашистского типа организационно-симво­лическую базу – развертывание отрядов, введение униформ, использование значков и иных символов, организация общественный скандалов и провокаций.

Каков же результат? По наблюдению автора, «сплошные расколы». "Васильевцы", "сычевцы", "емельяновцы", "фомичевцы" вступили между собой в противоречие, да так, что их перестали пускать к себе на порог даже более солидные правые консерваторы, как, собственно, оно произошло и с черносотенцами в 1905-1907 гг. Дело "Памяти" уже в период, охва­ченный авторским изложением, зримо закончилось провалом. Правда, последние два года знамя «чистого расизма» пытаются нести другие когорты, но в наши дни и они настолько основательно скомпрометировали себя, что серьез­ное политическое влияние им едва ли светит. Примитивный расизм и в данном случае не окупился1.

Несколько особняком стоит также рассмотренный автором вопрос о группе «Союз» которая держалась «умеренно националистических позиций», избегала «острых проявлений антисеми­тизма», но тоже не слишком преуспела. Сам автор видит здесь частный случай: группе мешал «штамп компартии», в то время (1990-1992 гг.) восприни­мавшийся негативно.

Итак, в целом итог получается в пользу тезиса Пайпса: если говорить об опасности «классического фашизма», то тревожиться на этот счет было бы излишне. Он скорее всего не пройдет.

Таким образом, одна из первых русских националистических группировок была «Черная сотня», которая, думается, заложила основы русского фашизма.

Однако, отдав должное истории, перейдем к характеристике современных идеологий.

«Скинхеды» («бритоголовые») - радикальное молодежное движение, не объединенное в рамках какой-либо организации, а разрозненное на множество независимых друг от друга группировок.

Экзотическая форма протеста – «скинхеды» - появились в России в первой половине 1990-х годов. Наибольшее распространение «скинхед»-движение получило в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, Томске, Иркутске, Владивостоке, Воронеже и Ярославле Интересно, что большая часть российских «скинхедов» восприняла только внешний облик западных «скинхедов», предпочитая стиль «милитари»: камуфляж, военные ботинки, специфические шарфы и короткие куртки «бомберы» - в большинстве случаев российские «бритоголовые» не перенимают идеологии своих западных «коллег».

Как известно, за рубежом «правые» (националисты) и «левые» «скинхеды» представлены приблизительно в равном количестве, хотя правые безусловно гораздо заметнее. В России же подавляющее большинство «бритоголовых» представляют собой либо националистически настроенную молодежь, либо футбольных фанатов.


В России сегодня, по мнению ряда исследований, представлено три поколения «скинхедов», отличающихся и по своему социальному составу, и по идеологии, и по деятельности.1,2

К первой группе относятся ветераны «скинхед»-движения. Большинству из них за 30 лет и приобщились они к движению еще с начала 1990 годов. Их характеризуют как модников, ведущих «буржуазный» образ жизни. Для большей наглядности можно представить одну из поговорок, характерную для этого круга лиц: «Тот не «скинхед», кто меньше, чем на «штуку» «баксов» одет». Неотъемлемые моменты жизни таких «скинхедов»: посещение различных концертов и употребление дорогого пива.

Эта группа «скинхедов» имеет и свою медиа-культуру. В частности, выпускаются журналы ("Под ноль", "Отвертка", "Белое сопротивление", "Street fighter", бюллетень "Moscow hammer skins" (организаторы начинали свою деятельность как отделение американской организации), "Бритоголовые идут" (проект Сергея Троицкого - "Паука", который в последнее время активно пропагандирует «скиновскую» тематику). Содержание подобных изданий, в основном, состоит из интервью со «скиновскими» музыкантами и содержат несколько идеологических статей.

Важной особенностью первой группы является то, что они не любят различные политические партии и советуют «молодежи» избегать вступления в их ряды. По мнению некоторых активистов российских экстремистских организаций, эта группа представляет скорее «стилистических» «скинов» (имидж), а не реальных агрессоров.

Вторую группу с достаточной долей условности можно назвать «средними «скинхедами». Они могут состоять в политических партиях, более боеспособны и активны.

«Скинхеды», сотрудничающие с российскими партийными организациями объединились, в основном, вокруг «Народной национальной партии», «Русского действия» Константина Касимовского, «Общество «Нави», «Национал-большевистской партии», Национал-республиканской партии России Юрия Беляева. Наиболее заметные и авторитетные фигуры среди этих «скинхедов»: Семен Токмаков, Илья Лазаренко, Андрей Семилетников («Дымсон»). Прежде лидером этого крыла «скинхедов» считался Олег Гуськов. Именно он в рамках «Русского национального союза» Константина Касимовского (организация была закрыта в 1998 году) организовал так называемый «Московский скин-легион», известный погромными действиями. Интересно, что Касимовский до сих пор пользуется уважением и почитанием некоторого крыла «скинхедов» (считают его своим), хотя известно, что сам он никогда «скинхедом» не был.

Еще одна, третья, группа - так называемые «бабсы» (вариант – «папсы»). Они фактически состоят из «скинхедов-пионеров» (средний возраст составляет 13-14 лет), которые нередко существуют при какой-либо «старшей» организации.Большое влияние на «скинхед-движение» имеют «скиновские» музыканты: Среди наиболее известных: «Terror National Front» (TNF), который возглавляет музыкант по кличке «Хэнк»1.

Среди других «скиновских» музыкальных групп отметим группу «Коловрат» (самая популярная «скинхед»-группа), лидером которой является Денис Герасимов. Эта группа была образована на базе группы «Русское гетто». Отметим также группу «Ультра» (город Иванов) и группу «Радегаст» (Москва).

Кроме этого, большое влияние на всю «скинхед»-культуру в России оказал нашумевший фильм «Romper Stomper», который в российском прокате вышел в 1999 году под названием «Скины» с Расселом Кроу в главной роли. Известно, что после просмотра фильма, который, в принципе, задумывался как «антискиновский», российское «скинхед»-движение получило много новых активистов. Известны даже случаи, когда после просмотра многие представители других «культур» (в частности, байкеры, панки и др.) «забривались» наголо.

«Скинхедов» по мнению Кулешова, или попросту бри­тоголовых, в городе на Неве пока немного. Во-первых, в культурной столице не очень-то приживаются идеи национал-социализма, а во-вторых, попробуйте сами побегать с лысым черепом при десятигра­дусном морозе и стопроцентной влажности. Так что местные скины активизируются в теп­лые времена года. И способ­ствует этому не только ску­пое северное солнце, но и футбольный сезон. Ибо среднестатистический пи­терский скин обязательно болеет за «Зенит» и участву­ет в фанатских потасовках.

Основной «идеей» питерских скинов является тезис о превос­ходстве «белой расы». Молодой человек не понимает, почему в Питере большинство рынков «держат» кавказские группировки, а приез­жие парни трясут баксами рядом с нищими стариками. Виноваты низ­шие расы, замечанию Тарасова твердит нацистская философия, и парень бреет голову и идет «гасить» черных.

Одно из любимых занятий пи­терских скинов - так называемые пикники. Летом в питерском при­городе с курьезным названием Шапки собираются группы брито­головых в армейском камуфляже и тяжелых ботинках. Днем они от­рабатывают навыки рукопашного боя на свежем воздухе, а ночью разжигают костры в виде выло­женных сушняком свастик. В тем­ноте горящая свастика смотрится очень красиво. Скины хлещут водку и, со слов Черкасова, мечтают о будущей России для русских.1

Доктор исторических наук Алексей Малашенко совершенно справедливо замечает, что проблема фашизма в России или «русского фашизма» одновременно и очень проста, и очень сложна. Из её простоты и запутанности следует, что с одной стороны, с этим феноменом (легко различным по свастике на руке и черным сапогам) бороться чрезвычайно легко. Однако с другой стороны – он присутствует в размытом виде, как нечто очень радикальное, в доброй полудюжине ныне действующих партий и объединений, и оттого как бы неуловим.2

Сколько сегодня в России националисти­ческих организаций, никто точно сказать не может. 99 процентов таких объединений со­стоит из 3—5 человек. Очень часто один и тот же человек состоит в нескольких органи­зациях. По данным ГУВД, только в одной Москве нацистские группировки располага­ют, как минимум, тремя тысячами активных боевиков. Кроме того, еще около 30 тысяч человек, проживающих в столице, так или иначе связаны с экстремистскими организа­циями ультраправого годка. Если же гово­рить о неорганизованных молодежных груп­пировках — «скинхедах» или бритоголовых, то в столице их — более 10 тысяч.

Эксперт, президент Информационно0исследовательского центра «Панорама» Владимир Прибыловский рассказывает о наличии партий с фашистским уклоном: «На политическом левом фланге располагается экстремистская «Трудовая России» Анпилова, на правом – осколки РНЕ, Народная националистическая партия, НБП Эдуарда Лимонова»1.

Сейчас наиболее крупная организация - «Русская цель» Семена Токмакова, она на­считывает 150 активных боевиков. Семен Токмаков, уроженец Рыбинска, работал ох­ранником в издательстве «Русский писа­тель», на досуге он писал стихи о величии русской нации. Потом создал свою програм­му, но которой следует, что «негры являются злом» и их надо «подвергать специальной эвтаназии». «Прославился» он в 1997 году, когда вместе с другими «скинхедами» избил чернокожего охранника посольства США в Москве в Филевском парке. Его арестовали, но довольно быстро юный борец со злом оказался на свободе.

Как известно, много среди «cкинов» и футбольных фанатов. Среди радикальных фанатов наиболее известны спартаковские болельщики «спайдеры» со своеобразными филиалами «Хули­ганс» и «Гладиаторс». За честь ЦСКА бьют­ся бритоголовые «Воины»; московское «Ди­намо» отстаивает «Динамит», за Зенит - «Невский фронт». Известно, что в Московской области численность фашистов на порядок выше, чем в столице, что, кстати, вполне объясни­мо: если в Первопрестольной молодежь еще в состоянии найти себе развлечение, благо, дискотек и прочих увеселительных заведений здесь в избытке, то в областных городах и поселках с этим наблюдается яв­ная «напряженка». Недаром большинство молодых людей, которых удалось задержать милиции после погромов в Ясенево и Цари­цыно, оказались жителями именно Москов­ской области, а не самой Первопрестоль­ной. Национальный экстремизм в России носит провинциальный характер.

Спрос, как известно, рождает предложе­ние. Есть у «скинхедов» и своя, особая суб­культура. В газетах и журналах, часто издаваемых полулегально, поются настоящие гимны будущим спасителям Земли от зла: «Ребята бодро шагают по Бульварному коль­цу, прожигая взглядом каждую фигуру, каждую тень на своем пути. Горе тому, кто явля­ется извечным врагом этих «новых штурмо­виков» — если ты ниггер или косой, хачик или еврей, птюч или рэппер — расплатой за свой облик будет очередь хороших ударов по разным частям тела» («Штурмовик»). Мос­ковские бритоголовые зачитываются журна­лами «Под пол!." и «Уличный боец», питер­ские - «Русским кулаком». Есть и свои музыкальные группы. Помимо уже упомянутой «Коррозии металла» самая известная сегодня группа - «Коловрат».

Субкультура приносит весьма ощутимый доход. Например, «Коловрат» призывает своих поклонников покупать новые одно­сторонние черные футболки «Коловрат. Россия» с цветным изображением стилизированного креста и логотипом группы на груди, а так же на правом рукаве. Каждая —«всего» по 250 рублей.

В столице уже есть свои сформировавшиеся точки, где практически всегда можно купить экстремистские журналы, музыкальные альбомы, нашивки и прочую атрибутику. Hеплохой доход приносят видеокассеты с нацистскими фильмами.

Московский антифашистский центр представляет краткую характеристику некоторых наиболее известных русских фашистских партий.1

ПАРТИЯ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФРОНТ

Образована в сентябре 1994 года на съезде в Москве. Лидер — Илья Лазаренко, студент, юрист. Численность на сегодняшний день — до пяти тысяч членов.

В соответствии с программой целью ПНФ является «национальная революция, которая свергнет нынешний либерально-демократический режим».

Партия выступает за создание «мощной Рос­сийской национально-трудовой империи, постро­енной на началах авторитарной иерархии, корпо­ративности, общественного самоуправления». За путь «Русского национального социализма». В соответствии с программой целью ПНФ явля ется «национальная революция, которая свергнет нынешний либерально-демократический режим».

НАРОДНО-СОЦИАЛИСТКАЯ ПАРТИЯ РОССИИ

О создании этой партии было объявлено на всероссийской конференции НСПР 8 мая 1994 года в Новосибирске. Лидер — Юрий Котов. Числен­ность — не менее 3 тысяч человек. По партий­ной программе цель движения — создание едино­го унитарного государства. Российского государ­ства русских и россиян.

Партия не скрывает своего намерения занять­ся евгеническими мероприятиями, как «нормой жизни здорового общества». Все население стра­ны предполагается «освидетельствовать на ка­чество генофонда», после чего разделить его на четыре категории: ненужную, малоценную, цен­ную и особо ценную. Затем первую категорию уничтожить, ну а численность второй «свести до минимума», как следует из одной статьи про­граммного характера, опубликованной газетой «Эра России». Считается также необходимым ввести обязательный принцип национально-пропорционального представительства.

Разумеется, перечень отнюдь не исчерпывается вышеперечисленным. Упомянуть можно многих. Это Русская партия Виктора Корчагина, нацио­нально-патриотический фронт «Память» Д. Ва­сильева, Всемирный антисионистский и антима­сонский фронт «Память» В. Емельянова, Союз русского народа. Черная сотня. Русский нацио­нальный союз и Национально-республиканская партия России, и многие другие.

Самой известной, пожалуй, фашистской организацией в России следует признать Русское Национальное Единство (РНЕ).

РУССКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО.

Образовалось осенью 1990 года, отпочковав­шись от общества «Память». Вождем движе­ния является Александр Баркашов. Организа­ция имеет следующую структуру: вождь — главные соратники — соратники — сподвиж­ники — сочувствующие. Численность соратни­ков, членов военизированной организации боевиков внутри РНЕ. составляет по России 15 тысяч человек, а всего в движении несколько десятков тысяч.

В документах РНЕ содержатся идеи установ­ления безраздельного господства русской нации в России, депортации кавказцев, тюркских на­родов и среднеазиатских национальностей на «историческую родину» и «сведение их числен­ности до минимума», евгенические мероприя­тия, посредством которых будут уничтожены все душевнобольные и «неполноценные», запрет смешанных браков, очищение страны от ина­комыслящих. Власть предполагается сосредо­точить в руках «русского национального вож­дя».

Пить у баркашовцев не то что нельзя, а не рекомендуется. Курить — тоже. Рекоменду­ется ладить с родителями и строить здоро­вую семью. Люди. «склонные к пьянству и наркомании», в «соратники» никак не допус­каются. «Соратники» — избранная группа наиболее активных участников движения, насчитывающая, по сведениям моих собе­седников, около 10 000. Баркашовское дви­жение, с региональными группами в 270 го­родах, насчитывает несколько сотен тысяч «сторонников» — сочувствующих, которые заходят за пропагандистскими материалами, делятся ими с друзьями. Это, по словам Баркашова, «потенциальный актив». Ближе к ядру движения находятся «сподвижники», или «регулярный актив», — те, кто вплот­ную занимается распространением баркашовской литературы. И наконец, «соратни­ки», во главе с «главным соратником» Алек­сандром Петровичем, — это те, кто готов «подчинить личную волю воле движения».

Конкретно враг согласно, Баркашову, есть «международная сила, испо­ведующая мировоззрение иудаиз­ма». Вроде бы все понятно. Но мои «соратники» опять вносят поправку. «У нас еврейского вопроса вообще не существует», — утверждает Вяче­слав Воронин, в прошлом худож­ник, ныне охранник и баркашовский «соратник» (а также автор пла­катов, на которых нац-элитарные молодые люди отдают салют, то бишь приветствие, и провозгла­шают славу России). Баркашовцы, оказывается, зла евреям как тако­вым не желают, а вовсе поддержи­вают право всех наций на развитие.1

В первую очередь, конечно, име­ется в виду развитие русской нации. Согласно программе Русского на­ционального единства (РНЕ) сво­бода всех национальных, религиоз­ных и культурных меньшинств может обеспечиваться «лишь в той ме­ре, в какой она укрепляет духовные силы Русских и Россиян», А евреи, как объясняют мои собеседники, только и делают, что подрывают Россию.

«Чем занимаются евреи? — рито­рически вопрошает Воронин. — Распространением ин­формации. Этим зани­мается разведка». По­этому, продолжает он, в баркашовской России проблема ев­рейского «засилья» «решится поэтапно».

«С евреями мы не хотим конфликтов, — продолжает Воронин, — но, к счастью, они легко управляемы. Мы говорим: «Мы — нацисты, завтра будем бить евреев» — пуф, они разбегаются, Ель­цину готовы жопу лизать от страха. А мы о них заботимся, как это ни странно. Мы хотим, чтоб они жили нормально, говорили на своем язы­ке. Зачем им говорить по-русски?» Когда я напоминаю им, что в Совет­ском Союзе за изучение иврита са­жали, «соратники» смотрят на меня с изумлением. Такого в их версии ис­тории не было.1

Баркашовцы гордятся своим зна­нием истории, обосновывая даже свою символику историческим происхождением свастики. Но исто­рия у баркашовцев, как и все остальное, свое­образна. Напри­мер, история со­ветских репрессий в изложении Воро­нина такова: «От первых лагерей, которые придумал Троцкий, до тех же самых кибуцев — это все еврейские штучки". А во время Второй ми­ровой воины лаге­рей смерти, напри­мер, не было, а были лагеря, в ко­торые немецкие нацисты выну­ждены были поме­стить евреев, так как, по словам Кружилова, «их надо было изолировать как разведку: представьте себе такую сеть у себя в тылу». Холокост, согласно сведениям Кружи­лова, — это сио­нистский съезд, проведенный в Мо­скве в апреле. В ходе съезда евреи, остающиеся в Рос­сии, получили цен­ные разведыва­тельные указания.

Баркашовцы не во всем равняются на не­мецких нацистов, но признают, что «Майн кампф» продолжает их вдохновлять. Соби­раются учиться на ошибках немецких предшественников и считают, что Баркашов по сравнению с Гитлером находится в выигрышном положе­нии, так как не стоит перед «необходимо­стью» завоевывать но­вые земли. «У России земли достаточно, чтобы построить нормальное государ­ство», — констатируют «соратники» в унисон.1

К построению «нормального» — то есть унитарного русского — государства баркашовцы собираются приступить, как только придут к вла­сти. Мирным, эволюционным, а не революционным путем. «Нацисты никогда не приходили к власти рево­люционным путем», — объясняет Кружилин, — и в этом разница не только между нацистами и комму­нистами, но и между нацистами и фашистами. Смешение терминов «нацист» и «фашист» ужасно оби­жает баркашовцев. Фашизм, объяс­няют они, это насилие и ущемление прав граждан. Это, например, пре­зидентский указ о борьбе с преступ­ностью. А баркашовцы, по мнению Малашенко, никакие не фашисты, а анти­фашисты, и при одной региональ­ной организации РНЕ в Сибири даже функционирует антифашист­ский центр.

При нацизме же права и интересы граждан будут стоять превыше все­го. Наступит эта сказочная эра, как только баркашовцы победят на вы­борах, к которым они уже готовят­ся, ибо выборы не за горами.

На победу баркашовцы не то что надеются, а твердо рассчитывают. Количество «сочувствующих» дает им на это веские основания. Сравни­вая РНЕ с демократами и прочая, Воронин говорит: «Все это карли­ковые партии, верхушечные. Они оставили народ кому? Нам и остави­ли».

Особого внимания заслуживает партия ЛДПР (Либерально-Демократическая партия России) и ее лидер В.В.Жириновский. Существует множество точек зрения по вопросу: можно ли программу этой партии квалифицировать как полномасштабный фашизм? У.Лакёр считает, что Жириновский до фашизма не дотягивает.1 Однако, по мнению компетентных специалистов, если следовать концепции профессора В.Ядова, характеризует идеологию фашизма как совокупность ряда черт. Попробуем их обозначить.

  1. Безусловная доминанта национального интереса над общечеловеческими ценностями;

  2. утверждение особой мысли данного народа;

  3. отвержение демократической системы власти в пользу диктаторской;

  4. ставка на использование силы;

  5. контроль над массовым сознанием;

  6. культ харизматического лидера – вождя и др.2

Думается, что ряд названных черт фашизма можно обнаружить в «феномене Жириновского». Но при всем этом политологи утверждают, что

Экономико-социальная, как и внутриполити­ческая, программатика ЛДПР заурядна до баналь­ности. Начиная с «либерально-демократического» названия, партия Жириновского декларирует обыч­ный набор прав и свобод, который можно найти у множества современных политических партий в России и где угодно. Она высказывается за сме­шанную экономику, не возражает против ее преобразований, но "постепенно, без революцион­ных скачков и потрясений". В политической струк­туре предусматривается сильная власть президента (предполагается, что им со временем может стать глава партии), но значительные прерогативы имеет и парламент, перед которым президент несет ответственность. Временно, в качестве этапа на пути к развернутой демократии, Жириновский и его коллеги по партии считают допустимым авторитар­ный режим, но неизменно указывают на необхо­димость соблюдения и в рамках такого режима «разумного баланса» между гражданскими свобо­дами и их обусловленными кризисной ситуацией сознательными ограничениями.

Американский исследователь Мак Фаул говорит о том, что Жириновский – последовательный фашист.1

Однако было бы неправильным утверждать, что в России есть только «русский фашизм», в то время, когда лидеры националистических партий Татарстана регулярно проводят митинги. на центральных площадях крупнейших городов республики, совершают официальные визиты к известным ваххабистским лиде­рам, заявляют о своей под­держке джихада, саму Рос­сийскую Федерацию назы­вают «соседним враждеб­ным государством» и призы­вают сохранить в татарских паспортах пресловутую пя­тую графу, чтобы легче было отличать «наших» от «не на­ших». А наиболее экстреми­стски настроенные лидеры татарских националистов требуют присоединения к Татарстану Симбирска, Са­ратова, Астрахани, выделе­ния из состава Башкорто­стана татарских районов. При этом требуют немед­ленно переименовать по­волжские города Саратов в Сары-тау (Жел-ая гора), Ас­трахань в Хаджи-Татархан, саму же Волгу — в Итиль.

Калмыцкие национали­сты упорно отстаивают тре­бование о передаче Калмы­кии двух районов Астрахан­ской области, которые ко­гда-то кратковременно вхо­дили в состав Калмыкии.

Чеченские националисты требуют передачи Ичкерии части территории Дагестана, Ингушетии, Ставрополья.

Чувашские — создания Большого Чувашстана на территориях, где компактно проживают чуваши.

На Северном Кавказе черкесские национальные лидеры мечтают о создании Великой Адыгеи (или Вели­кой Черкесии) — федера­тивного государства, кото­рое включало бы Кабарду, Черкесию, Адыгею, Абха­зию и другие народы адыгейской группы. Эта федерация должна «доминировать в ре­гионе и противостоять Рос­сии».

И все же: возможна ли сегодня, в начале третьего тысячелетия, победа фашизма в России? Ответ на этот вопрос мы попытаемся дать ответ в следующем параграфе.


3.3. Возможность создания фашистского режима в России – миф или реальность?


В научной литературе до сих пор не сложилось единой точки зрения по вопросу – возможен ли фашизм в России как его классической форме, так и в несколько видоизмененной.

Некоторые исследователи (Лакёр, Истягин, Дилигенский) уверены в том, что опасность фашизма может быть нейтрализована, но лишь при условии целеустремленной общественной борьбы с ней. Другая группа исследователей с настороженностью смотрит на угрозу фашизма (Каграманов, Галкин, Тарасов).

В частности, известный исследователь феномена фашизма А.Галкин считает, что вопрос о вероятности зарождения отечественного фашизма невозможно решить однозначно, поскольку это чрезвычайно трудный воп­рос. По многим параметрам многое из того, что происходит и произошло в нашей стране, напоминает события в до­военной Германии. Но ведь многие собы­тия развиваются и в совершенно проти­воположном направлении. Скажем, Гер­мания от режима парламентской власти переходила к жесткой диктатуре. Мы, наоборот, пытаемся однопартийную власть заменить парламентской. Соот­ветственно и иные политические сюже­ты. Фашистская Германия предельно милитаризировала экономику, вогнав её в жесткое планово-административное ру­сло. Мы, наоборот, пытаемся реформи­ровать экономику на принципах саморе­гулирования. Германия вооружалась, мы разоружаемся. Германия захватывала территории, мы возвращаем. В Герма­нии рабочее движение жестоко подавля­лось, у нас обретает новый социальный статус. Германия наложила запрет на свободу слова, мы, наоборот, дали ему зеленый свет. Как видите, несовпадений даже в первом приближении множество.

И тем не менее вероятность установления фашизоидных (с элементами фашизма) режимов в бывших советских республиках есть. И в основном в республиках мононациональных, с подавляющим преобладанием коренного населения. Там легче играть на националистических чувствах, проще сплачивать и мобилизовывать массу. Вектор исторического движения там более совпадает с движением, которое предпринимали довоенные Испания, Румыния и некоторые другие. Ведь в этих странах не было чисто фашистских режимов. Фашистские партии шли там вначале на компромиссы с королевской властью, с родовой знатью, с католическими партиями и уже потом устанавливали свою диктатуру — при этом не такую тираническую как в Германии.

Серьезную опору современным преемникам фашизма может составить люмпен-пролетарская масса. Неожиданно быстрая ломка устоявшихся традиционных структур вынуждает ее изменить привычный образ жизни, искать внешнего врага. Объединение ее представляет собой горючий социальный материал, способный к спонтанному самовозгоранию.

Вероятность ослабления фашистской угрозы находится в теснейшей зависимости от хода политических и экономических реформ. Скажем, чем больше будет в стране собственников, тем менее отзывчивее будет общественное ухо на лозунги, призывающие к насилию, ибо всякое насилие таит в себе угрозу собственности. Чем скорее политики смогут договориться относительно) территориальных вопросов, защиты гражданских прав некоренного население, тем слабее будут призывы к реваншизму и сильнее — к гражданскому и национальному согласию. Как раз слабая управляемость реформами таит в себе куда большую опасность, чем действия сил, которые мы отождествляем с фашистскими. Но невозможно заглушить национальное сознание, как невозможно отмахнуться и от социальных требований трудящихся. Путь России либеральный заключается, видимо в сохранении государства как вековечно ценности, отказаться от которой значило бы поставить крест на собственной истории, ввергнуть людей в пучину национальных междоусобиц. И одновременно снятие жесткого государственного вето со свободомыслия и свобододействия — в экономике, в политике, в культуре — во всем. Без свободы мы обречены на национал-социализм самого худшего образца. Он не будет в частности похож на фашистский, но в своих главных выражениях — принуждение, тотальное подчинение — совпадать с ним будет. Это будут поминки демократии.1

А.Тарасов отмечает, что появление фашизма в России в 1994 году было невозможно. (Другое дело – современная ситуация.) А. Тарасов отмечает, что в 2000 г. всё больше обостряются соц – политичеакие, экономические и ряд других противоречий, поэтому вероятность установления фашистского режима возрастает и имеет место быть. Мотивирует он это тем, что для победы фашизма требуется сочетание многих факторов.1

Для победы фашизма, как показывают компаративные исследования, требует­ся сочетание многих факторов:

а) наличие «среднего класса» — социальной базы фашизма; наличие затянувше­гося острого политического кризиса;

б) наличие революционной ситуации (на стадии перехода к бонапартизму или в других случаях — на стадии угрозы установления революционной диктатуры);

в) существование массовых (численностью в сотни тысяч и миллионы человек) фашистских движений, имеющих собственные вооруженные отряды, навязавшие обществу массовый политический террор, поддерживаемые и снабжаемые оружием со стороны армии и/или полиции;

г) поддержка крупного частного промышленного и финансового капитала.

Для победы фашизма требовалось, чтобы фашистские движения выработали единую идеологию, причем эта идеология уже прошла бы стадию адаптации и стала привлекательной и понятной широким массам. Необходимы также моральная самодискредитация представительной демократии, широкое распространение в обществе милитаристских идей, воинствующего национализма, элитаризма и культурного примитивизма.

Тогда в России все эти факторы отсутствовали. Вместо единого массового фашистского движения со своими вооруженными отрядами, чинящими политиче­ский террор, имелось лишь множество микроскопических конкурирующих фашист­ских и протофашистских сект, практически не оказывавших никакого влияния на массы и соревновавшихся даже не на уровне лидеров и лозунгов, а на уровне разных фашистских (протофашистских) идеологий. Отсутствовало широкое распро­странение расистских, социал-дарвинистских, геополитических и т. п. идей. Не было «среднего класса в западном понимании» — а его советский эрзац стремительно исчезал под ударами экономических реформ. В России тогда отсутствовал крупный промышленный и финансовый частный капитал, который почему-либо был заинте­ресован в поддержке фашистов. Не было примеров поддержки фашистов со стороны армии, общество отрицательно относилось к милитаризации.

Совершенно справедливо утверждение А.Тарасова о том, что это еще — не преддверие фашизма. По-прежнему отсутствуют многие факторы, необходимые для победы фашистов. Но уже налицо ситуация, позволяющая фашистским движениям всерьез и надолго закрепиться на политиче­ской сцене России — и успешно развиваться, даже игнорируя парламентские методы борьбы. Особенно опасно то, что фашисты быстро усиливают свое влияние именно в молодежной среде. Сегодня политикой в России активно и сознательно интересуется меньше четырех процентов молодежи. Из них больше половины симпатизирует именно фашизму. Если так пойдет дальше, российские власти дождутся того, что вся молодежь разделится на аполитичное и апатичное наркотизированное большинство, с одной стороны, и на политически активное фашиствующее меньшинство — с другой. Что же будет дальше?

В России для создания фашистского режима пока не хватает нескольких важных факторов: нет достаточно мощных военизированных формирований крайне правых, нет заинтересованности в их приходе к власти со стороны влиятельных консервативных кругов (промышленников, бизнес-элиты, чиновников и т.д.), нет официальной поддержки их организаций со стороны военных, да и идеи крайне правых в народе малоизвестны. Однако все упущения и недоработки экстремисты могут наверстать.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прошло пять десятилетий со времени разгрома третьего рейха. И тем не менее даже полувека оказалось недостаточно ни для того, чтобы по-настоящему осмыслить многие тайные механизмы, породившие фашизм в Германии, ни для того, чтобы общество выработало иммунитет против его возрождения в ином обличье. Способно ли общество его распознать? Нет, если не знать, из каких тщательно скрываемых красок изначально замешивался зловещий коричневый цвет.

Найденные нами документы свидетельствуют: «мистика фашизма» - не экзотика. Именно изучение и использование протофашистскими идеологами чрезвычайно длительных исторических тенденций и опыта тайных обществ, пронесенного через века, делают это зловещее явление чрезвычайно живучим.

  1. Фашизм представляет собой иррациональную неадекватную реакцию общества XX века на острые кризисные процессы, разрушающие устоявшиеся экономические, социальные, политические и идеологические структуры.

  2. Фашизм – это по мнению исследователей, правоконсервативный революционаризм, пытающийся, не считаясь с жертвами, с социальной ценой, снять реальные противоречия общества, разрушив все то, что воспринимается как препоны к сохранению и возрождению специфически понимаемых извечных основ бытия.

  3. Существует множество интерпретаций фашизма, основными из которых являются следующие:

а) фашизм – это нравственная болезнь Европы;

б) массовое движение;

в) «революция мелкой буржуазии»;

г) «отчаянная борьба средних слоев за сохранение»;

д) превентивная революция;

е) «эпилептический припадок» целого народа.

  1. Фашизм – это психологическая проблема, однако сами психологические факторы могут быть поняты лишь при учете их формирования под воздействием факторов социально-политических и экономических.

  2. Определение фашизма невозможно без учета характеристики такого явления как тоталитаризм.

  3. Для определения фашизма нужно спуститься глубже уровня идеологии, поскольку фашизм рождается в тех слоях сознания, где стихийно совершается религиозный выбор и формируются психологические установки.

  4. Фашизм – это феномен XX века. Он порожден его проблемами и противоречиями.

  5. Фашизм, как партия, движение и режим является детищем острых кризисов, сотрясающих общество. Чем глубже и всеобъемлюще кризис, тем питательнее почва для фашизма. Снять угрозу можно окончательно лишь в том случае, если кризисное развитие пойдет адекватное, т.е. позитивное решение.

  1. В становлении нацизма большую роль сыграли представители крупного капитала и полуразорившиеся юнкерства. Без их поддержки, по мнению многих исследователей, Гитлер никогда не смог бы победить. Как следствие этого к концу 20-х годов в Германии сложился союз между ведущей фашистской партией и влиятельными финансовыми и промышленными группами. В 30-е годы симпатии абсолютного большинства немецкого офицерства уже находились на стороне НСДАП – нацистской партии Гитлера, несмотря на идеологический раскол немецкого офицерства. Парадоксально, но фактом является то, что основная часть интеллигенции поддержала Гитлера. Нацистская система, по мнению Фромма, - это «усовершенствованный» вариант довоенного германского империализма; нацисты продолжают дело павшей монархии.1 В целом мы согласны с точкой зрения А.А.Галкина, который констатирует, что в условиях глобального кризиса «поправила» большая часть германского общества и при всех оговорках Гитлер пришел к власти, опираясь на массовую поддержку избирателей, которые вскоре поняли, какую они совершили ошибку, отдав голоса за национал-социалистов. Однако было уже поздно, поскольку заработала машина террора и развернулась тотальная пропаганда.2

Таким образом, между двумя рассматриваемыми режимами много общего, поэтому попробуем выделить их основные черты:

а) как фашизм, так и нацизм были порождены противоречиями, возникшими между «старыми» и «новыми» правительствами;

б) фашизм и нацизм – «детище» острых кризисов, сотрясающих общество. Чем глубже кризис, тем питательнее основа для фашизма. Для снятия угрозы нужно найти кризису пути для адекватного решения;

в) фашизм и нацизм – это массовое движение, когда все недовольные могут встать под его знамена;

г) фашизм и нацизм – это идеология и апеллирование к человеческим страстям;

д) фашизм и нацизм – это психологическое явление;

е) фашизм и нацизм – это диктатура, террор и насилие, а во внешней политике – захватнические войны;


  1. Фашизм отличается от обычных, традиционных диктатур тем, что черпает свои силы в массовом движении протеста. Отсюда – огромная роль фашистских организационных структур, способных направить недовольство граждан, стимулируемое кризисным развитием, в желательном направлении. Массовое движение обычно нуждается в идеологии, способной доступно сформулировать цели и способы их достижения, а также создать образ врага, низвержение которого откроет путь к успеху. Такая идеология может основываться на любой системе ценностей. Однако правоконсервативная ценностная системы в этом отношении более эффективна, поскольку апеллирует к страстям, врожденным инстинктам, низменным чувствам человека. Поэтому в особо кризисных условиях она обладает преимущественными шансами.

  2. Фашизм отличается от обычных, традиционных диктатур тем, что черпает свои силы в массовом движении протеста. Отсюда – огромная роль фашистских организационных структур, способных направить недовольство граждан, стимулирующее кризисным развитием, в нужном направлении.

Массовое движение обычно нуждается в идеологии, способной доступно сформулировать цели и способы их достижения, а также создать образ врага, низвержение которого приведет к успеху.

  1. На становление фашистской идеологии оказала огромное влияние «мистическая» (по мнению специалистов) личность Гитлера.

В России для создания фашистского режима пока не хватает нескольких важных факторов: нет достаточно мощных военизированных формирований крайне правых, нет заинтересованности в их приходе к власти со стороны влиятельных консервативных кругов (промышленников, бизнес-элиты, чиновников и т.д.), нет официальной поддержки их организаций со стороны военных, да и идеи крайне правых в народе малоизвестны. Однако все упущения и недоработки экстремисты могут наверстать.


Библиографический указатель


  1. Авербух В., Владимиров Д. Коричневый марш // Российская газета 2002. 26 апреля.

  2. Арендт Х. Вирус тоталитаризма // Социс. 1989. №5.

  3. Батай Ж. Психологическая структура фашизма // Новое литературное обозрение. 1995. №13.

  4. Белоусов Л.С., Шумаван А. История фашизма и его преодоление в единой истории ХХ века // Полис. 1999. №4.

  5. Большая Советская энциклопедия. М: Энциклопедия. 1985. т.27.

  6. Борозняк А.И. Историки ФРГ о нацизме // Новая и новейшая история. 1997. №1.

  7. Буртин А. Черное солнце абсолюта // Новое время. 1994. №35.

  8. Бухарин Н., Преображенский Е. Звезда и свастика. М.: Терра-терра. 1994.

  9. Вайнштейн Г.И. Рост авторитарных настроений и фашистской опасности в современной России // Полис. 1995. №2.

  10. Вольф Руге. Как Гитлер пришел к власти. М., 1985.

  11. Воробьевский Ю. Мистика фашизма // Россия. 1995. 12-18 апреля, 26 апреля.

  12. Галкин А.А. О фашизме и его сущности, корнях, признаках и формах проявления // Полис. 1995. №2.

  13. Галкин А.А. Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации // Диалог.1992. №8-10.

  14. Галкин А.А. Фашистский идейный синдром: генезис германского варианта // Вопросы философии. 1988. №11.

  15. Геббельс Й. Дневники 1945 г. Последние записи. Под общ. Редакцией А.А.Галкина. Смоленск: Русич. 1993.

  16. Гессен М. Не спрашивай: возможен ли в России фашизм. Он уже появился. // Новое время. 1994. №35.

  17. Гус М.С. Безумие свастики. – М.: Советский писатель. 1973.

  18. Диличенский Г.Г. Старый и новый облик фашизма // Полис. 1995. №2.

  19. Джилас М. Лицо тоталитаризма. М.: Новости. 1992.

  20. Дубнов В. Бой с собственной тенью // Новое время. 1995. №14.

  21. Желев Ж. Фашизм // Преподавание истории в школе. 2000. №10.

  22. История государства и права зарубежных стран. Учебное пособие в 2-х частях, ч.II. М., Юридический колледж МГУ. 1994.

  23. Каграманов Ю. О свастике, что завертелась в другую сторону // Дружба народов.2000.№6.

  24. Каграманов Ю. Отчего затянулась «гибель богов». Фашизм как феномен европейской культуры // Новый мир. 1995. №12.

  25. Карп П. Уроки экстремизма // Книжное обозрение. 1995.№23.

  26. Кейссар Х., Познер В. Вспоминая войну (советско-американсий диалог). М.: Новости.1990.

  27. Ким Ц.И. Начало итальянского фашизма: Бенито Муссолини, социально-психологический портрет // Вопросы философии, 1988 №11

  28. Книга исторических сенсаций. – М.Раритет, 1993

  29. Кола Д. Артикуляции политики. В 3-х частях. Ч. III// Политическая социология. М.: Вест мир, ИНФРА-М. 2001.

  30. Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М.: Аспект Пресс.1997.

  31. Комсомольская правда, 18.01.2000.

  32. Кулешов С. Мода на фашизм // Век. 1995. №13.

  33. Лакёр У. Черная сотня. Происхождение русского фашизма (рецензия на книгу (автор названия) // Мировая экономика и международные отношения. 1995. №11.

  34. Ларионов В.В. Сокрушительное поражение фашизма в Европе. Советская стратегия победы // США. Экономика. Идеология. Политика. 1995. №5.

  35. Левин И.Б. Размышления об итальянском кризисе // Полис. 1995. №2.

  36. Малашенко А. Фашизм почти не виден? Три тенденции политического экстремизма // Российские вести. 1995. 5 ноября.

  37. Малая советская энциклопедия. В 2-х томах под редакцией Б.А. Введенского, т.2 М:. «Советская энциклопедия». 1960.

  38. Мак Фаул М. Спектр русского фашизма // Независимая газета, 1994. 2 ноября.

  39. Милза П. Что такое фашизм? // Полис. 1995. №2.

  40. Млынник Ч. Приглашение к фашизму // Наш современник. 1995. №5.

  41. Новиков А. Фашизм как форма некрофилии // Новый мир. 1994. №6.

  42. Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Под общей ред. И.М. И.М.Фрадкина. Смоленск: Русич.1993.

  43. Поликарпов В.С. Феномен человека вчера и завтра. Ростов-на-Дону. 1996.

  44. Преступные цели – преступные средства. Документы об оккупационной политике Фашистской Германии на территории СССР (1941-1944 гг.) под общ. ред. Е.А.Болтина и Г.А.Белова. М.: Экономика.1985.

  45. Ржевская Е. Весна 45-го – конец фашизма, весна 95-го – начало? // Мифы и факты. 50-летие Победы. Гуманные ценности и патриотизм. Составители: С.Юшенков и В.Оскоцкий. М.: Независимое изд-во ПИК.1995.

  46. Росс А. Куда ведет золотой телец? // Молодая гвардия. 1995. №1.

  47. Самсонов А.М. Крах фашистской агрессии 1939-45: исторический очерк, 2-е изд. М.: Наука. 1982.

  48. Советская историческая энциклопедия. М., 1973, т.14. статья «Фашизм»

  49. Суд над неонацистами // Известия. 1996. 10 февраля.

  50. Тарасов А. Бритоголовые. Новая протофашистская молодежная субкультура в России // Дружба народов. 2000.№2.

  51. Тоталитаризм: что это такое? (исследования зарубежных политологов) сб. статей. В 2-х томах, т1-2.М., 1993.

  52. Устюжакин В. Не Сталин определял ход истории, а история – ходы Сталина // Комсомольская правда. 1999. 21 декабря

  53. Фоли Д. Энциклопедия знаков и символов., М., Вече. АСТ. 1996.

  54. Фромм Э. Адольф Гитлер: клинический случай некрофилии. М.:Прогресс-VIA, 1992

  55. Фромм Э. Психология нацизма // Тайна порока или душа просит грязи. Сост. Е.В.Медреш. – Харьков: ИКФ «Гриф». 1995.

  56. Холодковский К.Г. Социальные и социально-психологические предпосылки фашизма // Полис. 1995. №2.

  57. Ядов В. Фашизм // Известия. 1994. 23 ноября.

1 Желев Ж. Фашизм. Преподавание истории в школе, 2000 г., №10, с.21

1 БСЭ, т.27, с. 895

2 Милза П. Что такое фашизм?// Полис, 1995 №2, с.156.

3 Желев Ж. Фашизм.// Преподавание истории в школе, 2000 г., №10, с.24

4 Желев Ж. Фашизм.// Преподавание истории в школе, 2000 г., №10, с.25

1 Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 г., №2, с.156

2 Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 №2, с.157.

3 Желев Ж. Фашизм. Преподавание истории в школе, 2000 г., №10, с.25

1 Фромм Э. Психология нацизма. Тайна порока или душа просит грязи. Составитель Е.В.Медреш – Харьков, ИКФ «Гриф», 1995 г., с.181

1 Желев Ш. Фашизм. Преподавание истории в школе, 2000 г., №10, с.25

2 Батай Ж. Психологическая структура фашизма. Новое литературное обозрение, 1995 г. №13, с.80,87.

3 Батай Ж. Психологическая структура фашизма. Новое литературное обозрение, 1995 г. №13, с.85

4 Батай Ж. Психологическая структура фашизма. Новое литературное обозрение, 1995 г. №13, с.86

1 Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 г., №2, с.160

1 Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 г., №2, с.161

2 Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 г., №2, с.162

1 Желев Ш. Фашизм. Преподавание истории в школе, 2000 г., №10, с.27

2 Белоусов Л.С., Шумаван А. История фашизма и его преодоление в единой истории Европа ХХ века. Полис, 1999 г. №4, с.175

3 Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М. Аспект Пресс, 1997 г., с.578

1 Белоусов Л.С., Шумаван А. История фашизма и его преодоление в единой истории Европа ХХ века. Полис, 1999 г. №4, с.176

2 Кола Д. Артикуляции политики, ч. III. Политическая социология. М. Издательство «Весь мир», «ИНФРА-М», 2001 г., с.215

1 Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М. Аспект Пресс, 1997 г., с.579

2 Белоусов Л.С., Шумаван А. История фашизма и его преодоление в единой истории Европа ХХ века. Полис, 1999 г. №4, с.174, 177

3 см. подробно: Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М. Аспект Пресс, 1997 г., с.579-580

4 Кола Д. Артикуляции политики, ч. III. Политическая социология. М. Издательство «Весь мир», «ИНФРА-М», 2001 г., с.311-313

1 Кола Д. Артикуляции политики, ч. III. Политическая социология. М. Издательство «Весь мир», «ИНФРА-М», 2001 г., с.311-313

2 Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М. Аспект Пресс, 1997 г., с.580

1 Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М. Аспект Пресс, 1997 г., с.581

2 См. об этом: Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М. Аспект Пресс, 1997 г., с.585

1 Кола Д. Артикуляции политики, ч. III. Политическая социология. М. Издательство «Весь мир», «ИНФРА-М», 2001 г., с.259

2 См. например, Каграманов Ю. Отчего затянулась «гибель богов». Фашизм как феномен европейской культуры. Новый мир, 1995 г. №12, с.192

3 Борозняк А.И. Историки ФРГ о нацизме. Новая и новейшая история, 97 №1, с.67

4 См. также: Тоталитаризм: что это такое? Исследования зарубежных политологов. Ч. I и II, М.1993 г.

5 Карп Поэль. Уроки экстремизма. Книжное обозрение №23 от 6 июня 1995 г., с.8

1 Каграманов Ю. Отчего затянулась «гибель богов». Фашизм как феномен европейской культуры. Новый мир, 1995 г. №12, с.192

2 Батай Ж. Психологическая структура фашизма. Новое литературное обозрение, 1995 г. №13, с.96

3 Галкин А.А. Фашистский идейный синдром: генезис германского варианта. Вопросы философии, 1988 №11, с.129

4 Галкин А.А. Фашистский идейный синдром: генезис германского варианта. Вопросы философии, 1988 №11, с.130-131

1 Галкин А.А. Фашистский идейный синдром: генезис германского варианта. Вопросы философии, 1988 №11, с.132

2 См. подробно работу Каграманова, с.193

1 Каграманов Ю. Отчего затянулась «гибель богов». Фашизм как феномен европейской культуры. Новый мир, 1995 г. №12, с.196

2 Галкин А.А. Фашистский идейный синдром: генезис германского варианта. Вопросы философии, 1988 №11, с.134

3 Фромм Э. Психология нацизма. Тайна порока или душа просит грязи. Составитель Е.В.Медреш – Харьков, ИКФ «Гриф», 1995 г., с.202

4 Каграманов Ю. Отчего затянулась «гибель богов». Фашизм как феномен европейской культуры. Новый мир, 1995 г. №12, с.199

1 Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 г., №2, с.159

2 См. Фромм Э. Психология нацизма. Тайна порока или душа просит грязи. Составитель Е.В.Медреш – Харьков, ИКФ «Гриф», 1995 г., с.198

3 См. Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 г., №2, с.160

4 Карп Поэль. Уроки экстремизма. Книжное обозрение №23 от 6 июня 1995 г., с.15

1 Желев Ш. Фашизм. Преподавание истории в школе, 2000 г., №10, с.25

2 См. Батай Ж. Психологическая структура фашизма. Новое литературное обозрение, 1995 г. №13, с.99

3 Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 г., №2, с.163

1 Милза П. Что такое фашизм? Полис, 1995 г., №2, с.159-160

1 См. Черниловский З.М. Всеобщая теория государства и права. М., «Юристъ», 1995 г.

1 БСЭ, т.27

2 Малая советская энциклопедия под ред. Б.А.Введенского, т.9. Государственное научное издание «Советская энциклопедия», 1960 г.

3 Кин Ц.И. Начало итальянского фашизма: Бенито Муссолини, социально-психологический портрет. Вопросы философии, 1988 г. №11, с.109-111

1 Кин Ц.И. Начало итальянского фашизма: Бенито Муссолини, социально-психологический портрет. Вопросы философии, 1988 г. №11, с.114,115

2Кин Ц.И. Начало итальянского фашизма: Бенито Муссолини, социально-психологический портрет. Вопросы философии, 1988 г. №11, с.114,115

3 Бухарин Н., Преображенский Е. Звезда и свастика. М. Терра-терра, 1994 г., с. 195-196

1 Бухарин Н., Преображенский Е. Звезда и свастика. М. Терра-терра, 1994 г., с. 197

2 Кин Ц.И. Начало итальянского фашизма: Бенито Муссолини, социально-психологический портрет. Вопросы философии, 1988 г. №11, с.121-122

3 См. подробно Кин Ц.И. Начало итальянского фашизма: Бенито Муссолини, социально-психологический портрет. Вопросы философии, 1988 г. №11, с.122-123


1 Под политическим режимом, вслед за компетентными специалистами, будем понимать «совокупность приёмов и методов, при помощи которых господствующий класс осуществляет свою диктатуру».

1 Галкин А.А. Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации, с.23.


,2 Дилигенский Г.Г. Указанная работа, с.35.

1 Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права, с.180-200

1 Государственное право буржуазных и развивающихся стран. М., Юридическая Литература, 1989, с.38-50

1 См. подробно: История государства и права зарубежных стран. Учебное пособие в 2-х частях. Ч.2, кн-II, М., «Юридический колледж МГУ», 1994 г.

1 Каграманов Ю. Отчего затянулась «гибель богов». Фашизм как феномен европейской культуры.// Новый мир, 1995 г. №12, с.198

2 Галкин А.А. О фашизме – его сущности, корнях, признаках и формах правления.Полис, 1995 г., №2, с. 8.

3 Галкин А.А. О фашизме – его сущности и корнях…, с.8-9

1 См. Галкин А.А. О фашизме – его сущности и корнях, признаках и формах правления.// Полис, 1995 г., №2, с.6-7

2 Дилигенский Г.Г. Старый и новый облик фашизма.// Полис, 1995 г. №2, с. 35

3 Холодковский К.Г. Социальные и социально-психологические предпосылки фашизма,// Полис, 1995 г №2 с.8

4 Галкин А.А. «Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации».// Диалог, 1992 г., № 8-10, с. 21

1 Галкин А.А. «Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации». Диалог, 1992 г., № 8-10, с. 22

2 Дилигенский Г.Г. Старый и новый облик фашизма. Полис, 1995 г. №2, с. 34

1 Галкин А.А. «Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации». Диалог, 1992 г., № 8-10, с. 22-23

2 Галкин А.А. «Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации». Диалог, 1992 г., № 8-10, с. 23

1 Советская историческая энциклопедия. М., 1973 г., т.14

2 Руге Вольф. Как Гитлер пришел к власти. М., 1985 г., с. 1, 29

1 Малая Советская Энциклопедия. с. 891-892

2 Фромм Э. Психология нацизма, с.188

1 Фромм Э. Психология нацизма, с.189-190

2 Галкин А.А. «Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации». Диалог, 1992 г., № 8-10, с. 23

1 Фромм Э. Адольф Гитлер: клинический случай некрофилии. М., «Прогресс», VIA, 1992 г., с.130

2 Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера, под общей ред. И.М.Фрадкина, Смоленск, «Русич», с.14

3 Фромм Э. Психология нацизма. с. 188.

1 Ржевская Е. Весна 45-го - конец фашизма, весна 95-го - начало? Сб. Мифы и факты, с.93.

2 Фромм Э. Психология нацизма, с.190.

3 Фромм Психология нацизма, с.191

1 Фромм Психология нацизма, с.191

2 Буртин А. Указ работа, с.23

3 Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера, под общей ред. И.М.Фрадкина, Смоленск, «Русич», с.16

4 Галкин А.А. О фашизме – его сущности, корнях, признаках и формах проявления, с.11

1 Галкин А.А. О фашизме – его сущности, корнях, признаках и формах проявления, с.12

1 Ржевская Е. Весна 45-го - конец фашизма, весна 95-го - начало? Сб. Мифы и факты, с.95.

2 Комсомольская правда от 21 декабря 1999 г.

3 Ржевская Е. Весна 45-го - конец фашизма, весна 95-го - начало? Сб. Мифы и факты, с.97.

1 Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера, под общей ред. И.М.Фрадкина, Смоленск, «Русич», с.11

2 Воробьевский Ю. Мистика фашизма. Россия, 1995, 12-18 апреля

3 Воробьевский Ю. Мистика фашизма. Россия, 1995, 12-18 апреля

1 Фоли Д. Энциклопедия знаков и символов. М., Вече АСТ, 1996, с. 154

2 Воробьевский Ю. Мистика фашизма. Россия, 1995, 26 апреля

1 Фромм Э. Психология нацизма, с.189-190

2 Галкин А.А. «Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации». Диалог, 1992 г., № 8-10, с. 23

1 Галкин А.А. О фашизме – его сущности, корнях, признаках и формах проявления, с.8

1Дилигенский Г.Г. Старый и новый облик фашизма. Полис, 1995 г. №2, с. 35

2 Буртин А. Черное солнце абсолюта, с.20

1 Буртин А. Черное солнце абсолюта, с.21

1 Тарасов А. Бритоголовые. Дружба народов, 2000№2,с.142

1

1 Тарасов А. Бритоголовые. Дружба народов, 2000№2,с.143

1 Тарасов А. Бритоголовые. Дружба народов, 2000№2,с.143

2 Тарасов А. Бритоголовые. Дружба народов, 2000№2,с.143

1 Тени оживают в полдень (материал подготовили С.Овчаренко и Е.Умеренков) //Комсомольская правда, 18.01.2000 г.

1 См: Воробьевский Ю. Мистика фашизма. Россия, 1995, 12-18 апреля, с. 10

1 Кулешов С. Мода на фашизм // Век, 1995 №13, с.10.

1 Кулешов С. Мода на фашизм // Век, 1995 №13, с.11.


1 Кулешов С. Указ. Работа, с.10.

2 Гессен М. Указ. Работа, с.24.

1 Кулешов С. Указ. Работа, с.10.

1 Лакер У. Черная сотня, с.138.

1 Лакёр У. Указ. Работа, с.141.

1 Лакёр У. Указ. Работа, с.145.

1 См. подробно: Лакер У. Указ. Работа, с.146.

1 Лакер У. Указ. Работа, с.147.

2 Тарасов А. Бритоголовые, с.131.

1 Тарасов А. Бритоголовые. Дружба народов, 2000№2,с.131.

1 Черкасов И. Скинхеды в статье Тени оживают в полдень.

2 Малашенко А. Фашизм почти не виден? // Российские вести, 5 ноября 1995 года. с.13.

1 Малашенко А. Фашизм почти не виден?// Российские вести, 5 ноября 1995 г.

1 Малашенко А. Указ. Работа, с.13.

1 Буртин А. Указ. Работа, с.24-25.

1 Малашенко А. Указ. Работа, с.14.

1 У.Лакёр. Черная сотня. Происхождение русского фашизма. // Мировая экономика и международные отношения, 1995 г. №11, с.148

2 Ядов В. Фашизм.// Известия, 1994, 23 ноября.

1 Мак Фаул. Спектр русского фашизма // Независимая газета, 1994, от 19 ноября

1 Галкин А.А. О фашизме и его сущности, корнях, признаках и формах проявления // Полис, 1995 №2, с.24

1 Фромм Э. Психология нацизма, с.189-190

2 Галкин А.А. «Потребность в фашизме возникает в кризисной ситуации». Диалог, 1992 г., № 8-10, с. 23


1 Гаджиев К.С Политическая наука:,1994.-397

2 Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры1994.-378

3 Основы политической науки:Учеб. пособие для вузов.Ч. 2/Под ред. Пугачева В.П.1994.-224

4 Мировое политическое развитие:Век 20: 1995. –336

5 Камю А. Бунтующий человек: Философия, политика, искусство.-,1990.-415

6 Пугачев В.П.,Соловьев А.И. Введение в политологию: 1995 .-320

7 Бачинин В.А. Философия: Философия, мир, человек, социум.1994.-86

8 Жарова Л.Н.,Мишина И.А. История Отечества,1900-1940: 1995 –335

9 История Отечества:Люди, идеи, решения: Очерки истории Сов. гос-ва1991.-366

10 Арендт X. Истоки тоталитаризма: 1996.-

11 Социальные и гуманитарные науки.Указ лит 1992 г./ 1994 -348 с

12 Культурология История мировой культуры' 1995 -223

13 Ерасов Б С. Социальная культурология. 1996 -591

14 Трельч Э Историзм и его проблемы.Логическая проблема философии истории,1994.-719

15 Кармин А С. Основы культурологии Морфология культуры 1997 -509

16 Вебер А. Избранное Кризис европейской культуры 1999.-228 с

17 Россия и Германия на пути к антитоталитарному согласию. 2000.

18 Белоусов Л. С., Режим Муссолини и массы. 2000.

19 Фефелов С. В., Зарождение тоталитаризма в Советской России и крестьянство в 1918-1921 гг. 2000.

20 Рошель П. Д., Фашистский социализм.2001.

21 "Римский, Культура и тоталитаризм, 1999.

22 Викторов, Быль о голых королях. 2001.

23 Галактионов Ю. В., Германский фашизм в зеркале историографии 20-40-х годов. 1996.

24 Манштейн Э. фон Л, Из жизни солдата. 2000. (След в истории.)

25 Гитлер А., Моя борьба. 2000.

26 Борозняк А. И., Искупление. 1999.

27 Безансон А., Бедствие века. 2000.

28 Большаков А. П., Практикум по истории европейского фашизма. 1997. (Серия "Психология истории".)

29 Агония Третьего Рейха. Возмездие. 2000.

30 Коммунизм и национал-социализм: сравнительный анализ. 2000. (Политическая наука. N1.)

31 Петербургская школа: неприятие идеологии насилия и фашизма. 2000.

32Тоталитаризм в России (СССР) 1917-1991 гг.: оппозиция и репрессии. 1998.

33 Райх В., Психология масс и фашизм. 1997. (Классика психологии.)

35 Черная Л. В., Коричневые диктаторы. 1999. (Исторические силуэты.)

36 Ерин М. Е., "Имперская трудовая повинность" в нацистской Германии (1933 - 1945). 1998.

37 Пруссаков В., Прах Гитлера. 1994.

38Демиденко М. Н., По следам СС в Тибет. 1999.

39 Токарева Е. С., Фашизм, церковь и католическое движение в Италии. 1999.

40 Галактионов Ю. В., Германский фашизм как феномен первой половины XX века: отечественная историография 1945-90-х годов. 1999.

42 Пугачев Г И., Еврейский фашизм в России. 2000.

43 Райх В., Психология масс и фашизм. 1997.

44 Мир, прогресс, права человека. 1998.

45 Черная Л. В., Коричневые диктаторы. 1999. (Исторические силуэты.)

46 Римский В. П., Тоталитарный космос и человек. 1998.

47 Тоталитаризм XX столетия. 1999. (Социализм: теория и практика. Ч. 2. )

48 Головатенко А. Ю., Социализм: теория и практика. 1999.

49 Почепцов Г. Г., Тоталитарный человек. 1994.

50 Мизес Л. фон. Индивид, рынок и правовое государство. 1999.

51 Демократия и тоталитаризм: проблемы противостояния (политические режимы в современном). 1999.

52 Цитович В. И., Согласованность или кризис. 1999.

53 Российский фашизм и коммунисты-интернационалисты. 1998.

54 Энциклопедия Третьего рейха 1999.

55 Захаров В В , Начало начал 2000

56 Желев Ж.Фашизм. Тоталитарное государство: 1991. - 336

57 Фромм Э.Адольф Гитлер: Клинический случай некрофилии 1992. - 246

58 Звезда и свастика: Большевизм и русский фашизм / Ред.-сост. Кулешов С 1994. - 320 с

59 Прошлое одной иллюзии / Ф. Фюре. 1998. - 639 с

60 Додд У.Э. Дневник посла Додда 1933-1938 гг. (1961)


61 Подновинский М. В окружении Гитлера – Документальная повесть (1981)


62 Розанов Г.Л. Крушение фашисткой Германии (1963)


63 Всемирная история под редакцией Жукова Е.М. т10 (1965)


64 Титаренко И.Н. История культуры (И907)


65 Мусский И. Сто великих диктаторов (2000)


66 Иванов В.Г. Коричневая Паутина: Из досье современного фашизма (1985)


67 История политических партий России: Учебник для вузов под редакцией Зевелёва А.И. (1994)


68 Мельников Д.Е., Черная Л.Б. Империя смерти: Аппарат насилия в нацисткой Германии (1989)


69 Шиллер Ф. Собрание сочинений (1957)


70 Джианс Микован Лицо тоталитаризма (1992)


71 Наун Вумка Антифашистская солидарность в годы II мировой войны (1987)

72 Кант. Критика чистого разума


__________Министерство образования Российской Федерации___________

ТАГАНРОГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РАДИОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


Факультет естественно-научного и гуманитарного образования


Кафедра истории и философии__ Группа Н-27


К защите допустить:

Зав. кафедрой Поликарпов В.С.

«____»________________2001 г.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

на тему: фашизм как социокультурное явление


Руководитель дипломной работы: к.ф.н., доцент Титаренко И.Н.

(должность, ученая степень и звание, Ф.И.О.)


Дипломник: Попов Сергей Павлович (Н-27)

(фамилия, имя, отчество, группа)

«_____»_____________2002 г.


Таганрог 2002


Таганрогский государственный радиотехнический университет


Факультет естественно-научного и гуманитарного образования


Кафедра истории и философии__ Группа Н-27


З А Д А Н И Е

по выполнению дипломной работы студента


1. Тема работы______________________________________________________


Утверждена приказом по вузу №210-ст от 22.03.01 г.


2. Срок сдачи студентом законченной работы__________________________


3. Цель работы______________________________________________________


____________________________________________________________________


4. Содержание дипломной работы (перечень подлежащих разработке вопросов)


__________________________________________________________________


__________________________________________________________________


6. Консультанты по работе (с указанием относящихся к ним разделов)


__________________________________________________________________


__________________________________________________________________


Дата выдачи задания_______________________________________________


Руководитель______________________________________________________

(подпись)


Задание принял к исполнению (дата)_________________________________


Подпись студента__________________________________________________


СОДЕРЖАНИЕ.


Глава I. Основные предпосылки возникновения, истоки, этапы эволюции и психологическая структура фашизма

1.1. Определение понятия «фашизм»……..………………………………….9

1.2. Варианты и этапы эволюции фашизма…………………………………14

1.3. Определение понятия «тоталитаризм»……………………………………...16

1.4. Общее представление об идеологии фашизма. Выводы ………………...20


Глава II. История фашизма.

2.1.1 Появление фашизма в Италии…………………………………………28

2.1.2 Предпосылки возникновения фашизма в Японии………………………...41

2.1.3 Особенности организации фашистского режима в Болгарии, Польше, Румынии, Испании и Китае……………………………………….46

2.1.4 Немецкий национал-социализм……………………………………….58

2.2. Личность Гитлера и её влияние на становление фашистской идеологии………………………………………………………………………65

Выводы ко II главе……………………………………………………………72


Глава III. Неофашизм и его направление. Фашизм в России.

3.1. «Первая и вторая волна» появления скинхедов. Активизация фашистского движения в разных странах…………………………………..75

3.2. Появление фашизма в России. Российские фашистские партии……95

3.3. Возможность создания фашистского режима в России – миф или реальность?……………………………………………………………………….112


Заключение………………………………………………………………………117


Библиографический указатель………………………………………………….121

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий