Экономические взгляды представителей австрийской школы маржинализма

Министерство образования Украины Харьковская государственная академия городского хозяйства Кафедра экономической теории Реферат по курсу: "История экономических учений"

Министерство образования Украины

Харьковская государственная академия городского хозяйства

Кафедра экономической теории

Реферат

по курсу: "История экономических учений"

на тему:

"Экономические взгляды представителей австрийской школы маржинализма"

Студентки

2 курса группы ЭСП – 1

факультета ЭиМ

Дахно Н.В.

Преподаватель:

Тимофеева С.Б.

Харьков – 1999


Содержание

Введение___________________________________________________________ 3

1. Общая характеристика маржинализма_____________________________ 4

2. К. Менгер – основоположник австрийской школы маржинализма_______ 6

3. Экономические воззрения О. Бем-Баверка и Ф. Визера__________________ 11

3.1. Ойоген фон Бем-Баверк (1851-1914)_______________________________ 11

3.2. Фридрих фон Визер (1851-1926)__________________________________ 15

Заключение_______________________________________________________ 18

Список литературы________________________________________________ 19

Введение

В течение последних тридцати лет XIX в. классическую политическую экономию сменила маржинальная экономическая теория. В значительной степени эта смена стала следствием огромного прогресса в науке, особенно в ее естественных и гуманитарных отраслях, и экономике, которая все более обретала признаки монополистического типа хозяйствования.

Основная идея маржинализма – исследование предельных экономических величин как взаимосвязанных явлений экономической системы в масштабе фирмы, отрасли, а также в масштабе всего народного хозяйства. В данном контексте современный маржинализм включает в себя ныне и неоклассическую и кейнсианскую экономические концепции, а экономика впервые стала наукой, которая изучает взаимосвязь между данными целями и данными ограниченными средствами, имеющие альтернативные возможности использования. При этом следует иметь в виду, что альтернативная возможность предполагает использование ресурсов и затрат времени только для достижения какой-либо одной цели.

Переоценку устоявшихся почти за двухсотлетнюю историю ценностей "классической школы", произошедшую в последней трети XIX в., в экономической литературе нередко характеризуют как некую "маржинальную революцию". Однако необходимо подчеркнуть, что факт начала "маржинальной революции" едва ли кем был замечен. А о том, что она уже свершилась, впервые провозгласил в 1886 г. Л. Вальрас. Он исходил из выдвинутых им идей анализа предельных экономических величин и имел претензии на первенство в этой "революции". Но поскольку в пределах трех лет, т.е. 1871-1874 гг., работы подобной направленности были опубликованы также У. Джевонсом и К. Менгером, между этими тремя экономистами началась неразрешимая на первый взгляд тяжба о научном приоритете. И только в 1878 г. ее неожиданно прервал английский профессор Адамсон, случайно обнаруживший в Британском музее книгу тогда никому неизвестного немецкого автора Г. Госсена, изданную гораздо раньше (1854) и содержавшую изложение принципов маржинального анализа.

Таким образом, случайно обнаруженная в 1878 г. книга Г. Госсена сняла вопрос о научном приоритете в маржинальной теории, т.е. о том, кто из троих – К. Меногер, У. Джевонсон или Л. Вальрас – является ее родоначальником. Между тем выяснилось, что и среди предшественников маржинализма – первооткрывателе категории "предельная полезность", используемой для анализа поведения потребителей, и пионеров математического анализа функциональных зависимостей для выявления равновесия в хозяйственной системе – было сразу несколько авторов. Ими оказались наряду с Г.Госсеном еще один немецкий ученый и практик И.-Г. фон Тюнен, два французских исследователя – Ж. Дюпюи, и О. Курно и некоторые другие.

Чтобы рассмотреть суть и особенности произошедшей "маржиналтной революции", отметим, что маржинализм (от слова "marginale", которое в переводе с англо-французского означает "предел") базируется на принципиально новых методах экономического анализа, позволяющих определять предельные величины для характеристики происходящих изменений в явлениях. В этом одно из его важнейших отличий от классической политической экономии. Так, например, по классической концепции в основе определения цены лежит затратный принцип, увязывающий ее величину с затратами труда. По концепции маржиналистов формирование цены (через теорию предельной полезности) увязывается с потреблением продукта, т.е. с учетом того, насколько изменится потребность в оцениваемом продукте при добавлении единицы этого продукта.

"Революционное" отличие методологии маржинализма состоит в том, что, если "классики" подразделяли экономические явления тенденциозно, считая сферу производства первичной по отношению к сфере обращения, а стоимость – исходной категорией всего экономического анализа, то маржиналистами экономика рассматривается как система взаимозависимых хозяйствующих субъектов, распоряжающихся хозяйственными благами, т.е. материальными, финансовыми и трудовыми ресурсами. Поэтому благодаря маржинальной теории проблема равновесия и устойчивого состояния экономики стали предметом анализа результатов взаимодействия с окружающей средой как предприятий и фирм, так и народного хозяйства в целом. Далее, в сравнении с классической маржинальная теория широко применяет математические методы, в том числе дифференциальные уравнения (исчисления). Причем математика для маржиналистов необходима не только для анализа предельных экономических показателей, но и для обоснования принятия оптимальных решений при выборе наилучшего варианта из возможного числа состояний и гипотез.

"Маржинальная революция" дала новые доказательства для постепенного отхода от ортодоксальной версии количественной теории денег Рикардо-Милля. В результате "пришло время" неформального признания функций денег, как средства обращения; меры стоимости или единицы счета; средства сбережения, накопления или средства сохранения стоимости. Но главное – отпала необходимость поиска среди разнообразных функций денег ведущей или основной функции, что всегда чревато преувеличением значения одних функций в ущерб другим, и стало возможным признать: "Деньги – это то, что деньги делают. Все, что выполняет функции денег, и есть деньги".

Наконец, "революционным" можно признать то обстоятельство, что методологический инструментарий маржинализма позволил, в конце концов, снять вопрос о первичности и вторичности экономических категорий, считавшийся столь важным у "классиков". Это произошло прежде всего благодаря предпочтению каузальному (причинно-следственному) подходу функционального, ставшего важнейшим средством анализа, превращения экономическую теорию в точную науку.

В свершении "маржинальной революции" в экономической литературе выделяют два этапа.

Первый этап охватывает 70 – 80-е гг. XIX в., когда возникли обобщения идей маржинального экономического анализа в трудах австрийца К. Менгера и его учеников, а также англичанина У. Джевонса и француза Л. Вальрасса. на этом этапе среди представителей маржинальной теории большее признание получил К. Менгер, ставший во главе "австрийской школы" маржинализма. Его школа, в которой активно сотрудничали также Ф. Визер, О. Бем - Баверк и другие ученые, выступала против исторического и социологического подходов в экономической теории, ратуя, как и "классическая школа", за "чистую экономическую науку". При этом ставшая на данном этапе центральной теория предельной полезности товара объявлялась школой главным условием определения его ценности, а сама оценка полезности товара признавалась психологической характеристикой с позиции конкретного человека. Поэтому первый этап маржинализма принято называть "субъективным направлением" политической экономии.

Второй этап "маржинальной революции" приходится на 90-е гг. XIX в. с этого времени маржинализм становится популярным и приоритетным во многих странах. Главное достижение маржиналистов на данном этапе – отказ от субъективизма и психологизма 70-х гг., с тем, чтобы подтвердить, говоря словами Й. Шумпетера, что "целью чистой экономики… всегда оставалось объяснение регулярного хода экономической жизни на основе данных условий". В результате представители "новых" маржинальных экономических идей стали расцениваться в качестве приемников классической политической экономии и называться неоклассиками, а их теория, соответственно, получила название "неоклассической". На втором этапе "маржинальной революции" – этапе формирования неоклассической экономии – наибольший вклад внесли англичанин А. Маршалл, американец Дж.Б.Кларк и итальянец В. Парето.

Карл Менгер (1840-1921) как ученый экономист с мировым именем и глава "австрийской школы" маржинализма занимает достойное место в ряду лучших представителей экономической науки второй половины XIX в. несмотря на дворянское происхождение, он придерживался либеральных взглядов на проблему социально-экономического развития общества, которые, очевидно, сложились еще в годы учебы на юридических факультетах университетов в Вене и Праге. Незначительный на первый взгляд опыт практической деятельности на поприще журналистики и государственной службы позволил талантливому исследователю К. Менгеру подготовить и издать в 1871 г. фундаментальный, как выяснилось впоследствии, труд под названием "Основания политической экономии". "Основания" К. Менгера, вдохновившие его последователей в Венском университете на дальнейшие научные изыскания в соответствии с "новыми" методологическим принципами "учителя", способствовали в конечном счете тему, что на всем протяжении первого этапа "маржинальной революции" из трех общеизвестных родоначальников маржинальной экономической теории наибольшее признание имел именно он – основоположник "австрийской школы". Связанно это с тем, что в отличии от методологии У. Джевонсона и Л. Вальраса менгеровская методология исследования сохранила отдельные ключевые позиции методологии "классиков". Это, во-первых, отсутствие в экономическом анализе средств математики и геометрических иллюстраций. Во-вторых, использование принципов исходной (базовой) категории, которой считается стоимость (ценность) с той только разницей, что последняя, по Менгеру, должна определятся хотя и по каузальному принципу, но не в связи с измерением издержек производства (или затрат труда), а в связи с субъективной характеристикой – предельной полезностью. И в-третьих, в отличие от "классиков" К. Менгер считает первичной не сферу производства, а сферу обращения, т.е. потребление, спрос.

Главным элементом в методологическом инструментарии К. Менгера является микроэкономический анализ или индивидуализм, позволивший, с одной стороны, противопоставить учению "классиков" об экономических отношениях между классами общества анализ экономических отношений и показателей на уровне отдельного хозяйствующего субъекта, но, с другой, - увлечься предвзятым положением о том, что якобы выявить и решить экономические проблемы возможно, рассматривая их только на уровне индивида, на микроуровне с учетом феномена собственности и обусловленного относительной редкостью благ человеческого эгоизма.

В самой первой главе "Оснований" речь идет о делении экономических благ на порядки и обосновывается принцип комплиментарности (дополняемости) производительных благ. Что же означают менгеровские "блага первого порядка" и "блага отдаленных порядков"? В чем содержание превращения "блага высшего порядка" в "блага низшего порядка"? Вполне исчерпывающий ответ на эти вопросы очевиден из следующего высказывания самого автора "Оснований": "Если мы располагаем комплиментарными благами какого-либо высшего порядка, то сперва эти блага должны быть преобразованы в блага ближайшего низшего и так далее, пока мы не получим блага первого порядка, которые можно уже непосредственно применить к удовлетворению наших потребностей. Промежутки времени, лежащие между отдельными фазами этого процесса… все же вполне исчезнуть не могут". Итак, по Менгеру, непосредственное удовлетворение потребностей человека обеспечивает распоряжение благом первого порядка, а обладание благом второго, третьего и более отдаленных порядков требует, чтобы их "опосредованным образом" можно было бы "применить к удовлетворению наших потребностей". При этом ценно замечание ученого о том, что "мы ни в коем случае не в состоянии употребить единичное благо высшего порядка на удовлетворение наших потребностей, если в то же время не располагаем остальными благами высшего порядка", поскольку не имея, например, "в своем распоряжении… для производства хлеба… блага второго порядка … хлеб не может быть изготовлен даже при наличии… всех остальных необходимых благ". Существенно и то отличие, которое К. Менгер отмечает по поводу обладания субъектом благами высшего и низшего порядков. В этой связи автор "Оснований" аргументирует положение о том, что блага высшего порядка становятся употребимыми в соответствии с "законами причинности" и лишь по истечении промежутка времени, подвергаясь изменению, превращаются в блага первого порядка, т.е. в состояние, которое можно назвать удовлетворением человеческих потребностей.

Наконец, с точки зрения методологии небезынтересно мнение К. Менгера о том, что является критерием экономического характера благ. Этим критерием, пишет он, не может быть затраченный на благо труд, так как его нужно искать исключительно в отношении между надобностью в благах и количеством благ, доступным распоряжению. В развитие этой позиции ученый уточняет, что если предоставленные природой в распоряжение человека блага превышает потребность в них, то они могли бы сохранить для потребителей экономический характер, когда тот, кто обладает властью, устраняет остальных хозяйствующих субъектов от свободного распоряжения ими.

В третьей главе "Оснований", разрабатывая теорию стоимости (ценности), определяемую предельной полезностью, К. Менгер как бы заново открыл "законы Госсена". Он убежден, что ценность экономических благ выявляется человеком в процессе удовлетворения потребностей, т.е. тогда, когда он сознает зависимость от их наличия в своем распоряжении; соответственно не имеют для человека никакой ценности, в том числе потребительной, только неэкономические блага. Кроме того, поясняет, что ценность не есть нечто присущее благам, не свойство их, но, наоборот, лишь то значение, которое мы прежде всего придаем удовлетворению наших потребностей. Чтобы подтвердить такого рода суждение, К. Менгер приводит пример оазиса, где вода из источника, покрывающая все потребности людей в ней, не имеет ценности и, наоборот – вода приобретает для жителей оазиса ценность, когда внезапно поступление воды из источника сократится на столько, что распоряжение определенным количеством воды станет необходимым условием для удовлетворения конкретной потребности жителя оазиса.

В итоге возникает менгеровская субъективистская трактовка ценности, ставшая впоследствии обшей исходной позицией "австрийской школы", а именно: "Ценность – это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни и их благосостояния, и поэтому вне их сознания не существует". Но какова мера ценности, если она не существует вне сознания? Ответ К. Менгера лаконичен: "ценность субъективна не только по своему существу, но и по своей мере". Таким образом, автор "Оснований" посягнул на святая святых классической политической экономии – трудовую теорию стоимости. По его мнению, затраты труда и его количества или других благ на производство того блага, о ценности которого идет речь, не находятся в необходимой и непосредственной связи с величиной ценности.

Между тем предложенная К. Менгером и поддержанная его учениками теория стоимости так же как и аналогичная теория "классиков" представляет собой тупиковый вариант определения истинной цены товаров. Ведь фактически по данной теории "австрийской школы", получившей название "теории вменения", предполагается, что доля стоимости блага первого порядка вменяется благам последующих порядков, использованным при его изготовлении. В основе этой версии лежит тезис автора "Оснований", в соответствии с которым "при всех условиях ценность благ высшего порядка определяется предполагаемой ценностью благ низшего порядка, на производство которых они предназначаются или предположительно предназначаются людбми". Другими словами, менгеровская "предполагаемая ценность продукта" является принципом определения величины ценности "благ высшего порядка".

К. Менгер считает ошибочным ставить в вину социальному строю возникающую якобы "возможность… отнимать у рабочих часть продукта труда". Он пишет, что труд представляет собой только один элемент производственного процесса, который является не в большей степени экономическим благом, чем элементы производства. Поэтому, по его мнению, владельцы капитала и земли живут не за счет рабочих, а за счет пользования землей и капиталом, которое для индивида и общества имеет ценность так же точно, как и труд.

Автор "Оснований" подвергает серьезной критике и теорию заработной платы "классиков", по которой цена простого труда тяготеет к минимуму, но она при этом должна "прокормить" рабочего и его семью. По мнению лидера "австрийской школы", такой подход неправомерен, поскольку идея о заработной плате как источнике для поддержания жизни будет всегда приводить к увеличению числа работников и снижению цены труда до прежнего (минимального) уровня. Поэтому во избежание регулирования цены простого труда по принципу минимума средств существования им рекомендуется сведение более высокой цены остальных видов труда на затрату капитала, на ренту с таланта и т.д.

Проблематике обмена К. Менгер посвятил четвертую главу "Оснований", возвращаясь затем к ней и в последующих главах. Сущность этой категории сведена в книге ученого преимущественно к индивидуальному акту партнеров, результат которого якобы обоюдовыгоден, но не эквивалентен. По его словам, всякий экономический обмен благ для обменивающихся индивидов означает присоединение к их имуществу нового имущественного объекта, и поэтому обмен можно сравнить в хозяйственном смысле с продуктивностью промышленной и сельскохозяйственной деятельности. Вместе м тем обмен, по Менгеру, - это не только выгода, но и экономическая жертва, вызванная меновой операцией, отнимающей часть экономической пользы, которую можно извлечь из существующего менового отношения, что нередко делает невозможной реализацию там, где она была бы еще мыслима.

Высоко оценивая место и роль обмена в экономической жизни, глава "австрийской школы" осудил негативное отношение к занятым в этой сфере людям со стороны представителей классической политической экономии. Все, кто способствует обмену, т.е. экономическим меновым операциям, продолжает автор "Оснований", являются такими же производителями, как земледельцы и фабриканты, ибо цель всякого хозяйства состоит не в физическом увеличении количества благ, а в возможно более полном удовлетворении человеческих потребностей.

В попытке предостеречь от представления о том, что величина цен на товары есть существенный момент обмена и что количества благ в акте обмена являются эквивалентами, К. Менгер утверждает: "…исследователи в области явлений цены напрягали свои усилия для решения проблемы сведения предполагаемого равенства между двумя количествами благ к его причинам, и одни искали эти причины в затрате одинакового количества труда на данные блага, другие – в равных издержках производства, возникал даже спор о том, отдаются ли блага в обмен одно на другое, потому что они – эквивалентны, или блага потому эквивалентны, что в акте мены отдаются одно за другое, тогда как в действительности нигде не бывает равенства в ценности двух количеств благ.

3.1. Ойоген фон Бем-Баверк (1851-1914)

Принадлежал к дворянскому роду, дружба с детства с Ф. Визером и совместная с ним учеба в университетах Германии и на юридическом факультете Венского университета, а затем увлечение и пристрастие к экономическим воззрениям К. Менгера.

Имя этого ученого, практика и государственного деятеля широко известно мировой экономической науке прежде всего тем, что он в составе знаменитой триады "австрийской школы" продолжил во многом небезуспешный поиск решения проблемы ценообразования на факторы производства "без математики", сконцентрировав внимание на одной из основополагающих идей своего учителя – факторе времени превращения благ отдаленного порядка в благо первого порядка. В сферу исследования в отличие от К. Менгера он включил не только категории индивидуального обмена, но и категории целостного рынка, в том числе такие звенья, как производство и распределение. При этом нельзя отрицать, что даже в своей нашумевшей "теории ожидания" О. Бем-Баверк целиком опирается на характерные для "австрийской школы" принципы субъективизма, выдвинув в рамках этой теории положение о происхождении процента на капитал как о процессе ожидания, т.е. когда "будущее благо" превратится в "настоящее благо".

В упомянутых "Основах" О. Бем-Баверком поставлена одна главная задача – обосновать "закон величины ценности вещи", и для ее решения обозначена нематематическая "простейшая формула" в следующей трактовке автора: "Ценность вещи измеряется величиной предельной пользы этой вещи". В соответствии с обозначенной "простейшей формулой" возможно, по мнению ученого, полагать, что величина ценности материального блага определяется важностью конкретной (или частичной) потребности, занимающей последнее место в ряду потребностей, удовлетворяемых имеющимся запасом материальных благ данного рода. Поэтому основой ценности, заключает О. Бем-Баверк, служит не наибольшая или средняя, а наименьшая польза, позволяющая в конкретных хозяйственных условиях употреблять эту вещь рациональным образом, и "мы принимаем за мерило ценности наименьшую пользу, ради получения которой представляется еще выгодным с хозяйственной точки зрения употреблять данную вещь".

Затем следует пример, ставший в буквальном смысле слова хрестоматийным. В нем речь идет об одиноком поселенце, избушка которого изолирована от остального мира первобытным лесом, и о том, как этот поселенец рассчитывает употребить запас собранного со своего поля хлеба в количестве пяти мешков. Расчет поселенца таков: первый мешок ему необходим, чтобы не умереть с голода до следующей жатвы; второй- чтобы улучшить свое питание настолько, чтобы сохранить свое здоровье и силы; третий – чтобы к хлебной пищи прибавить несколько мясной пищи (он предназначается для откармливания птицы); четвертый – должен пойти на приготовление хлебной водки; пятый – чтобы употребить его на корм для нескольких штук попугаев, болтовню которых ему нравиться слушать.

Резюме О. Бем-Баверка по этому примеру почти такое же, как у его учителя К. Менгера, - чем больше в наличии однородных материальных благ, тем меньше "при прочих равных условиях" ценность отдельной их единицы, и наоборот. Но важно при этом уточнение автора "Основ" о том, что обладание пятью мешками не означает возможность удовлетворить сумму равнозначных потребностей, поскольку "удовольствие держать попугаев + употребление хлебной водки + употребление мясной пищи + сохранение здоровья + поддержание жизни – сумма, которая не в пять раз , бесконечно больше удовольствия держать попугаев". Кроме того, здесь, вероятно, уместна еще одна обобщающая фраз ученого: "Простой человек применял учение о предельной пользе на практике гораздо раньше, чем формулировало это учение политическая экономия".

Подобно К. Менгеру, О. Бем-Баверк характеризует цену товара как следствие субъективных оценок материальных благ участниками обмена, т.е. убежден, что и ценность и цены возникают посредством субъективных оценок готовых продуктов их потребителями. Причем спрос на эти продукты обусловлен, на его взгляд, также субъективными оценками этих продуктов. Одновременно, подчеркивая бескомпромиссность своей позиции, автор "Основ" заявляет: "Дуалистическое объяснение явлений ценности и цены двумя различными принципами "пользы" и "издержек производства" представляется и ненужным и неудовлетворительным".

Центральная идея "теории ожидания" – возникновение прибыли (процента) на капитал – была вкратце изложена О. Бем-Баверком еще в "Основах". Там говорится, что в связи с продолжительностью времени, в тече6нии которого производительные средства, т.е. материальные блага более отдаленного порядка, превращаются в ее продукт, возникает разница в ценности этих средств и продукта и что величина этой разници в ценностях бывает то больше, то меньше, смотря по продолжительности периода времени. Отсюда ученым делается главный вывод: "эта-то разница и представляет собой ту складку, в которой скрывается прибыль на капитал".

Однако целостная "Теория ожидания" О. Бем-Баверка, разработанная в книга "Позитивная теория капитала", несмотря на свою субъективную основу, содержит немало острых положений. Под их влиянием как выразился Дж. Хикс в своей книге "Стоимость и капитал", всякий, "кто занимается изучением капитала, рано или поздно становится жертвой теории О. Бем-Баверка", но затем "большинство исследователей в конце концов отказываются от этой теории, даже если ее нечем заменить". Эта теория привлекает читателя формальной идеей отказа происхождения процента на капитал благодаря производительности последнего. По версии ее автора рабочие в отличие от капиталистов недооценивают свое будущее, не стремясь к ожиданию плодов своего труда. Капиталисты, напротив, предпочитают "окольные", а не "прямые методы" производства, требующие сравнительно больше времени, в течении которого прирост совокупного продукта от воздействия "первичных" факторов производства уменьшается. Поэтому, по Бем-Баверку, чем больше капитализирована экономика, т.е. чем выше степень "окольности", тем ниже норма прироста продукции и соответственно норма процента, так как ее определение рассматривается им как результат обмена труда на предметы потребления.

Итак, О. Бем-Баверк, отрицая "теорию вознаграждения" Н. Сениора, подобно К. Марксу, как бы признает возникновение прибавочной ценности в процессе переноса капиталом (как произведенного средства производства) своей ценности на продукт, но в отличие от него обращается к другой, хотя также мнимой причине самовозрастания стоимости, а именно ко времени, в течении которого оборачивается капитал. Более того, в отличие от К. Маркса О. Бем-Баверк утверждает, что процент на капитал являет собой общеэкономическую категорию, которая возникает не только при капитализме, но и там и тогда, где и когда имеет место обмен товарами текущего и будущего потребления. Таким образом, по Бем-Баверку, в отличие от К. Маркса не неопределенность денежной "стоимости рабочей силы" создает "прибавочную стоимость" с участием при этом капитала, а, наоборот, специфический ресурс "капитал", который участвует в процессе производства во времени, не поддается точному денежному измерению, и поэтому в зависимости от размера капитала и продолжительности производственного процесса складывается больший или меньший процент на капитал как заслуга тому, кто позволяет себе подобное "ожидание".

Чтобы доказать свою версию, О. Бем-Баверк рассматривает ситуацию выпуска продукции при фиксированных параметрах количества труда и оборотного капитала (имея в виду питание, одежду и другие предметы потребления для рабочих) и при средней продолжительности периода производства (так как реальная структура производственных фондов неодинакова). Но при этом очевидны не только статистический подход исследования, но и ошибочное допущение неотвратимости удлинения среднего периода производства в результате постоянного, непрерывного внедрения достижений научно-технического прогресса со всеми вытекающими от сюда негативными последствиями.

Тем не менее, Бем-Баверк верен субъективизму, заявляя о существовании трех независимых причин или оснований, которые склоняют людей выразить готовность приобрести блага именно сегодня, а не завтра, из-за чего в конечном счете и создается процент на капитал. Первую он связывает с существованием в обществе всегда малообеспеченных людей, одни из которых надеются на обогащение, а другие нет, но в целом и те и другие сегодняшние блага предпочитают будущими. Вторая причина распространяется на ту часть общества, которая имеет недостаточно воли, воображения и веры, чтобы предпочесть не настоящие блага, а будущие. И согласно третьей причине, людям свойственно стремление к "окольному" производству сегодня, чем к "непосредственному" производству в будущем, к надежде получить больше продукта (соответственно выгоды) теперь же, тем более точно, по его мысли, отдача в дальнейшие периоды производства будет якобы снижаться.

3.2. Фридрих фон Визер (1851-1926)

Не менее именитый представитель "австрийской школы", один из ближайших сподвижников К. Менгера барон Ф. Визер, получив университетское образование, почти целиком посвятил себя научно-исследовательской и преподавательской деятельности. Государственная служба заняла в его биографии незначительный промежуток времени, когда в 1917-1918 гг. ему довелось быть министром торговли Австро-Венгрии. Как и О. Бем-Баверк, он был удостоен чести пожизненного членства в верхней палате парламента.

Ф. Визер пропагандировал, совершенствовал и популяризировал учение "австрийской школы" во всех своих публикациях, включая следующее: "О происхождении и основных законах экономической ценности" (1884), "Естественная ценность" (1899) и "Теория общественного хозяйства" (1914). К заметным заслугам ученого на поприще экономической науки следует отнести внедрение и научный оборот и соответственно в сокровищницу "школы" терминов "законы Госсена", "предельная полезность", "вменение".

Знакомясь с творческими достижениями Ф. Визера, во избежание повторений общих положений, позиций и суждений с его коллегами-единомышленниками по "австрийской школе", обратим здесь внимание на те из них, которые содержат несовпадающие идеи либо встречаются только у него. В числе подобных моментов можно выделить предлагаемый Ф. Визером способ определения суммарной полезности.Как мы видели выше, О. Бем-Баверк в примере с пятью мешками хлеба о их суммарной полезности говорит, что она "не в пять раз, а бесконечно больше удовольствия держать попугаев". Тем самым этот ученый дает понять, что каждый из пяти мешков имеет различную предельную полезность. Иначе говоря, Бем-Баверк характеризует суммарную полезность посредством так называемого аддитивного способа. По мнению Ф. Визера этот способ не приемлем. Им предлагается простое умножение предельной полезности блага на количество однородных благ, что принято называть мультипликативным способом определения суммарной полезности. Его аргументация в пользу названного способа такова: "…основной закон исчисления пользы гласит, что все единицы запаса (части, штуки) оцениваются соразмерно предельной полезности. Этот закон мы будем называть законом предельной полезности, или предельным законом. Из предельного закона вытекает следствие, что каждый делимый запас экономически оценивается путем умножения предельной полезности на количество единиц запаса (частей, штук)… Это не новый закон, а только другая формулировка предельного закона…"

Еще одним неординарным моментом в творчестве Ф. Визера является исследование чрезвычайно важной проблематики в рамках его же "теории вменения дохода". Основное внимание в связи с этой проблематикой уделяется им характеристике категорий "частная собственность " и "частная организация хозяйства ". Ф. Визер приходит к заключению, что смысл частной собственности определяется логикой хозяйствования. При этом в качестве трех аргументов в пользу такого суждения называются: необходимость бережного отношения к расходованию хозяйственных благ с тем, чтобы сохранять свою собственность от других претендентов; важность вопроса о "моем" и "твоем"; правовые гарантии для хозяйственного использования собственности.

Ф. Визер отмечает, что задача вменения всегда сводится лишь к тому, чтобы из множества причин выделить решающие с точки зрения поставленной цели и поэтому практически значимые. В частности, в отношении к производству применения вменения гарантирует достижение его целей. И далее следует вывод: "Являясь актом распределения дохода по факторам, вменение есть не что иное, как акт исчисления полезности. До сих пор мы исследовали исчисление полезности при упрощенном допущении, в теории вменения мы исследуем законы исчисления полезности для более сложного случая, когда средства производства выполняют свои функции во взаимодействии".

Частную собственность Ф. Визер рассматривает в тесной взаимосвязи с проблемой частной организации хозяйства. По его мысли, частный хозяйственный порядок – единственная исторически оправдавшаяся форма крупного общественного экономического союза, опытом столетий доказавшая более успешное благодаря ей общественное взаимодействие, чем при всеобщем подчинении по приказу. Признавая правомерность только частной экономики, он полагает, что общество не должно отклонять и право частного владения, в противном случае очень скоро государство стало бы единственным владельцем всех средств производства, что ни в коем случае не должно произойти, поскольку оно не в состоянии управлять этими средствами производства так же эффективно, как это делают частные лица. При этом ученый резко критикует противников частной собственности.

Заключение

В заключении можно сказать, что в своем "субъективном течении", т.е. на данном первом этапе (70-80-е гг. XIXв.), маржинализм акцентировал внимание на значении экономического анализа в части проблематики, связанной с потреблением (спросом). Представители "австрийской школы" маржинализма выступали портив исторического и социологического подходов в экономической теории, высказываясь, как и "классическая школа", за "чистую экономическую науку". Они использовали, подобно "классикам", причинно-следственный анализ и эта приверженность каузальному (причинно-следственному) анализу привела и тех и других к версии признания стоимости (ценности) товарных благ в качестве исходной категории экономического исследования. Можно так же отметить, что центральной на данном этапе стала "теория предельной полезности товара" и объявлялась школой главным условием определения его ценности, сама оценка полезности товара признавалась психологической характеристикой с позиции конкретного человека.

Характеризуя этот этап, М. Блуг указывает на ряд недостатков, которых не избежали все три основателя теории предельной полезности, в их числе:

1) полезность товара рассматривается как функция количества этого товара, не зависящая от количеств других потребляемых товаров;

2) "объяснение" поведения потребителя полезностью сталкивается с двойственной оппозицией (одна из них утверждает, что теория полезности исходит из сомнительной и даже неверной психологии, а другая – что психологические аспекты потребительского поведения не имеют отношения к объективному развитию экономического процесса, который от индивидуальных ощущений не зависит);

3) "благосостояние" сводится к сумме количественных, поддающихся измерению полезностей для всех индивидов (домохозяйств) общества, и оптимальным считается такое распределение ресурсов, которое максимизировало бы благосостояние именно в этом смысле, и др.


Список литературы

1. Косов В.В. История экономических учений: Учебное пособие. – Х., 1996.

2. Костюк В.Н. История экономических учений. – М.: Центр, 1997. – 224 с.

3. Титова Н.Е. История экономических учений: Курс лекций. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 280 с.

4. Ядгаров Я.С. История экономических учений: Учебник для вузов. - М.: ИНФРА-М, 1998. – 288 с.

1) Что нового, "революционного" можно отметить в маржинальной экономической теории?

2) Какая теория объявлялась "австрийской школой" главным условием определения ценности товара? Указать ряд недостатков.