Понятие естественного закона как основание законодательства в государстве общественного договора (стр. 1 из 2)

Понятие естественного закона как основание законодательства в государстве общественного договора

Захарченко М.В.

Печальный опыт политических реформ в России заставляет нас заново ставить вечный вопрос о нравственности и политической власти. Общественное сознание не удостоверяет идею правомочности безнравственной власти, осуществление такой властью полномочий государства воспринимается как беззаконие, как насилие. Общество, стремящееся к гражданскому согласию, не приемлет условий "общественного договора", при которых оно должно ограничивать себя во имя "корпоративного интереса государства". Граждане России хотят видеть государство как суверенную силу, работающую для реализации общего блага. Идеологические клише периода реформ мало, однако, помогают в осознании способов эволюционного выхода из идеологического кризиса. Наши идеологические стереотипы по- прежнему чреваты великими потрясениями.

Российские реформаторы доселе заинтересованы более всего в технических совершенствах западного мира: их влечет к технике биржевых спекуляций, бытовой и электронной технике, технике манипуляции общественным сознанием. Технический подход к реформам дразнит своей простотой и ошеломляет последствиями. На нашей почве утилитарное восприятие механизмов технического прогресса приводит к некоему неизменному последствию, которого нет на Западе, на родине его идеологии. На Западе этот прогресс порождает раскол классовый, раскол на бедных и богатых, - тем не менее они остаются людьми одной нации, одной культуры. В России его работа приводит к расколу самой нации, самой культуры, к превращению государства в корпорацию, преследующую свой корпоративный интерес в ущерб народного блага.

Идеология современного европейского государства возрастала как идеология государства национального, ориентированного на идею "общего блага", и вопрос об отношении нравственности и власти стоял едва ли не во главе угла этого идеологического процесса,- важно лишь понимать при этом, что идея нравственного закона в западной культуре мыслится кардинально иначе, нежели в культуре русской. Если мы хотим понять эту сторону развития идеологии либерализма, ключом для нас послужит понятие естественного закона. Прослеживая развитие идеи естественного закона в европейской идеологии Нового Времени, мы ясно увидим линии преемственности и точки трансформации различных культурных традиций, создающих мир Европы. Мы сумеем различить формы, обеспечивающие непрерывность нравственного самосознания культуры, и, возможно, заново осознать значимость сохранения исторической памяти в любых общественных катаклизмах (1).

Понятие естественного закона - одно из важнейших понятий средневековой теологии Западного мира. Этот закон определяет действия человеческой природы по её "естеству", человеческое же естество, в соответствии с Откровением о творении человека по образу и подобию Божию, видится в специфически человеческой форме единства разумности и свободной воли. Они едины - поскольку проистекают из нерушимого единства Божественного существа. Единство это имеет специфическую форму, - поскольку человек был искушен и пал, свободная воля порабощена, разум более не может свободно воззреть на Бога (человек изгнан из рая), - и естественный закон обретает модус закона, принуждающего индивидуальную волю сознавать бытие иного разума, иной свободы как необходимую границу своего индивидуального произволения. Единство разума и свободы восстанавливается постольку, поскольку достигается взаимное признание самоценности человеческой общности, поскольку ценность её признается благом высшим, нежели беспредельное индивидуальное произволение. В грехопадении распадаются и внутренние и внешние связи человеческого естества - распад разума и свободы соотносится с распадением единства человеческой общности: Адам перелагает вину своего искушения на Еву, Каин убивает Авеля. Естественный закон - как закон жизни искусившегося познанием добра и зла человека - это закон, который управляет воссозданием человеческой общности на основании познания высшего блага.

Систематическую разработку понятия естественного закона предлагают богословы "золотого века схоластики", ведущее место среди них занимает Фома Аквинский. Одно из определений содержится в его основополагающем труде "Сумма теологии". Оно таково: "естественный закон есть "предназначение разума к высшему благу тем, кто несет ответственность за общность, и он обнародован" (цит. по 1).

Понятие естественного закона является одним из оснований разработки системы политической философии в ХУ11 веке. Теоретики "государства общественного договора" (или "государства общественного согласия", допустимы оба термина) - в центр своих разработок ставят проблему возможности и способа удостоверения естественного закона в индивидуальном сознании. Естественный закон существует и имеет свое основание в законе творения - или в "природе вещей". Естественный закон "обнародован" - то есть человеку откуда-то известны его форма и его начала. Человек законодательствует, исходя из начал естественного закона. Общественные смуты, однако, вплотную приводят нас к необходимости считаться с фактом, что нормы человеческого законодательства приходят в непримиримое противоречие друг с другом, и различные человеческие общности задают разные перспективы возведения норм человеческого законодательства к началам естественного закона.

Идеологическое обеспечение политического процесса, известного нам как "буржуазные революции Нового времени" оформляется как программа узаконения "государства гражданского согласия".Программа зиждется на идее морального субъекта, которая всесторонне разрабатывается в философии Нового Времени начиная с Декарта. Моральный субъект - это субъект, который способен судить о добре и зле на началах собственного разумения, его суждение, однако, претендует на всеобщность. На этом основании моральный субъект способен настаивать на общественном признании законности поступков, совершаемых им исходя из закона, удостоверенного в его самосознании, то есть он видит свой разум как "правый разум". Наша задача - указать на генетические связи понятий "естественный закон" и "моральный субъект".

Приведем два определения естественного закона:

Локк: "... этот закон природы может быть описан как проявление божественной воли, познаваемой благодаря светочу природы, указывающее нам, что согласуется и что не согласуется с разумной природой, и тем самым повелевающее нам нечто или запрещающее".

Гроций: "... естественный закон есть диктат правого разума, определяющий, что действие - в соответствии с тем, согласуется оно с природой, индивидуальной или общественной, или не согласуется - является либо морально необходимым, либо морально порочным, и, следовательно, предписывается такое действие Богом, творцом природы, или воспрещается..."

Здесь одинаково фиксирован способ действия естественного закона: он действует посредством норм, определяющих, что есть, и что не есть разумная природа, которой индивид должен соответствовать. По-разному фиксирован источник закона: онтологический (происхождение норм) и гносеологический (формы опознания и удостоверения норм в индивидуальном сознании). Познать естественный закон - значит, познать "разумную" - общественную или индивидуальную - природу человека. Субъект, в котором онтологическая и гносеологическая сторона естественного закона совпадают, обладает значимостью общественного авторитета. Подчинение общественному авторитету со стороны индивидуального сознания возможно постольку, поскольку именно этот субъект мыслится тем, кто несет ответственность за общность на началах естественного закона. Будучи признан в качестве такового - и только вследствие этого - он признается также и в качестве абсолютного судьи внешнего (гражданского) и внутреннего (нравственного) содержания всякого индивидуального действия.

Идеология "государства общественного согласия" выполняет две важнейшие задачи: первая - обоснование исторически преходящего характера двух важнейших форм общественного авторитета - монархии и церковной иерархии, и вторая - удостоверение морального субъекта в качестве начала общественного законодательства, и в этом качестве - как общественный авторитет. На основе решения этих двух задач в данной идеологии выстраивается программа конституирования принципиально нового института общественного законодательства.

В борьбе за веротерпимость (между сторонниками римской церкви и протестантами) одна из линий принципиального размежевания определилась как вопрос о праве общественного авторитета вторгаться в сферу нравственной жизни индивидуума. Позиция римской церкви в том, что церковная юрисдикция с необходимостью распространяется также и на сферу индивидуальной нравственности. В русле движения протестантизма отстаивают ту точку зрения, что индивид по закону творения может и имеет право сам отвечать за свои побуждения, действия и результаты. Индивид, общественно удостоверяющий свои побуждения, действия и результаты именно как свои, есть моральный субъект, если он способен предъявить их связь и возвести к основаниям естественного закона. Нравственное действие возможно только как действие морального субъекта, он сам для себя есть общественный авторитет в сфере нравственности. Институциализированная власть вправе судить результаты его действий, но моральный субъект вправе определить её приговор как насилие, а не как наказание закона, то есть на основании свидетельства своего сознания ("совести" - в английском языке это слова однокоренные, и оба возводятся к латинскому слову scientia, научное систематическое знание). Следовательно, моральный субъект , настаивая на единстве собственного разума и воли, вправе отказывать институциализированной власти в достоинстве общественного авторитета.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.