регистрация / вход

Роль России в гармонизации процессов мирового развития

Национальные экономики начинают активно интегрироваться в единый планетарный механизм с универсальной системой ценностей, макроэкономического регулирования, взаимодействия финансовых институтов и рынков.

Львов Д.С.

За последние десятилетия облик мировой экономики неузнаваемо изменился. На наших глазах происходит качественная трансформация институциональных основ мирового рынка. Национальные экономики начинают активно интегрироваться в единый планетарный механизм с универсальной системой ценностей, макроэкономического регулирования, взаимодействия финансовых институтов и рынков. По существу, это новый мир, новая экономика, мало похожая на экономику свободной рыночной конкуренции времен Смита и Рикардо. Он предстает перед нами в новом характере рыночных отношений, в образе новых проблем и противоречий. Прежде всего, это замещение механизмов свободной конкуренции механизмами картельных соглашений транснациональных корпораций (ТНК), поделивших между собой более трети рынка труда, более половины рынка капитала, более двух третей общего объема продаж наукоемкой продукции. Поскольку мир ТНК представляют собой страны “золотого миллиарда”, последние получают возможность аккумулировать у себя через соответствующие финансовые механизмы и институты подавляющую часть добавленной стоимости отсталых и развивающихся стран. В обратном направлении идут потоки капитала на создание экологически неблагополучных производств и переработку накопленных отходов стран “золотого миллиарда”. Подобная ситуация разводит народы все дальше и дальше друг от друга по шкале национального благополучия. Эту систему, которая возвышает возвысившихся и содействует дальнейшей деградации деградирующих, теперь называют новым мировым разделением труда. В результате мы являемся свидетелями постоянно усиливающегося экономического и социального неравенства стран.

На долю так называемых отсталых стран, где уровень среднедушевого дохода не превышает 350-370 долл. в год, приходится сегодня около 60 процентов всего населения Земли. Это геомасштабный пояс абсолютной бедности – основной источник разрушения глобального социально-экономического равновесия. За этим поясом следует пояс относительной бедности, который охватывает страны, где среднедушевой доход не превышает 2300-2500 долл. в год – так называемые развивающиеся страны. Это еще более четверти населения земли. В сумме на эти две группы стран приходится около 85 процентов населения. Над ними, как бы особняком, стоят страны “золотого миллиарда” во главе с США. Среднедушевой доход в этих странах превышает 20 тыс. долл. в год, т.е. в 8 раз выше, чем в развивающихся и в 55 раз - чем в отсталых странах мира.

На долю стран золотого миллиарда приходится примерно 15 процентов населения земли, то есть в 7 раз меньше, чем на первые две группы стран вместе взятые.

В обратной пропорции идет распределение мирового ВВП. На долю 15 процентов населения стран золотого миллиарда приходится около 80 процентов от общего объемамирового продукта, в то время, как на долю 85 процентов населения других стран мира приходится лишь его пятая часть.

Не трудно понять, что если и далее не будет осуществлено хотя бы частичное перераспределение мирового дохода от стран “золотого миллиарда” в пользу отсталых и развивающихся стран, то социальные противоречия в мире будут резко усугубляться.

Положение отсталых стран в глобальном экономическом пространстве дополнительно усугубляется нарастающим валом техногенных и природных катастроф, непропорциональным ростом затрат на их ликвидацию в национальном продукте этих стран по сравнению со странами золотого миллиарда. Так, по данным академика В.И. Осипова, отношение экономических потерь от крупных природных катастроф к национальному ВВП составляет для отсталых стран более 20 процентов.

Это в 5 раз превышает аналогичный уровень для стран золотого миллиарда и в 2 раза – развивающихся стран. Столь высокие потери для отсталых стран вряд ли следует связывать только с результатами их хозяйственной деятельности. Главная причина – неоправданное перераспределение рисков от индустриальной деятельности стран золотого миллиарда в отсталые и развивающиеся страны мира. Последние принимают на себя основную часть ущерба от нарушения экологического равновесия в странах золотого миллиарда. Он, в своей определяющей части, является перераспределенным.

Сегодня основной потенциал глобального экологического равновесия сосредоточен в пяти крупнейших стран – России, Бразилии, Австралии, Канады и США. Наибольший вклад в сохранение экологической устойчивости планеты вносит природный потенциал России – около 10%, т.е. примерно в 2 раза больший, чем. Например, США или Канады. Весьма примечательно, что если четыре из вышеназванных пяти стран поддерживают положительный баланс устойчивости мировой экосистемы, то хозяйственная система США отрицательно влияет на эту устойчивость.

Это означает, что в рамках действующего глобального механизма распределения мировой добавленной стоимости, США получают возможность аккумулировать в своем национальном продукте ту часть национального продукта отсталых и развивающихся стран, которую им сегодня приходиться тратить на компенсацию отрицательного вклада индустриальной деятельности США в глобальное экологическое равновесие. При этом США и другие страны золотого миллиарда в должной мере не осознают, что тяжелейшая судьба отсталых стран теперь оказывается неразрывно связанной с их собственной судьбой. До поры до времени они могли не считаться с экологической нагрузкой, которую они перекладывали на отсталые страны. Но теперь, когда масштабы отрицательного воздействия хозяйственной деятельности стран золотого миллиарда на глобальное экологическое равновесие резко увеличилось, все более очевидным становится зависимость благополучия всех стран от глобальных процессов разрушения Природы.

Сегодня национальных или региональных решений проблемы сохранения планетарного экологического равновесия просто не существует. Настала пора глубокого осознания, что будущее нашей планеты связано с совместной, целенаправленной деятельностью всех стран. Поэтому вопрос сегодня правомерно ставить так – либо выживаем все вместе, либо – никто. Остановить разрушающее влияние мировой хозяйственной деятельности на Природу возможно лишь совместными усилиями всех стран. В мировой экономике необходимо задействовать такой механизм, который обеспечивал бы перераспределение значительной части экологических рисков от отсталых и развивающихся стран к странам золотого миллиарда. Последние должны взять на себя большую часть расходов по компенсации того экологического ущерба, который они наносят ассимиляционному потенциалу планеты своей индустриальной деятельностью. Часть этих расходов могла бы непосредственно передаваться отсталым и развивающимся странам на поддержание равновесия их природных экосистем. От того, насколько лидеры ведущих стран мира смогут осознать необходимость такого перераспределительного механизма, зависит будущее мира. Проявят они мудрость понимания той исторической роли, которую возложило на них историческое Провидение, человечество будет спасено. Нет, - мир будет ускоренно продвигаться к глобальной катастрофе. Я думаю, что вопрос правомерно ставить сегодня именно в такой плоскости.

Но, одновременно следует четко представить себе, что решение экономических проблем нового миропорядка неразрывно связано с решением взаимосвязанного комплекса внеэкономических проблем.

Одной из определяющих компонент глобального равновесия является нравственная составляющая социально-экономического развития, непосредственно связанная с человеком, его культурой, историческими преданиями и верованиями, особенностями национального уклада жизни. Либеральная доктрина, являющаяся основой современного миропорядка, с самого начала ничего общего с человеком не имела.

Внутренний мир человека остается вне рамок этой доктрины. Соображения нравственности, солидарной заботы о будущем, создание равных стартовых условий для всех, необходимости обеспечения полной занятости населения, ликвидация бедности просто отбрасываются в сторону, как проявления “совкового мышления”. Для либеральных доктринеров до сих пор остается непонятым фундаментальный тезис – в ходе реформ приходится перестраивать не только саму реальность – экономику, но и отношение людей к этой реальности, то есть трансформировать образ социального мира, который превалирует в сознании сограждан той или иной страны. И этот образ отнюдь не является стандартным, удовлетворяющим понятиям и критериям, устоявшимся в сознании народов отдельных стран. Сейчас неуместно говорить лучше они или хуже, например, у европейских стран, или стран азиатского региона, у Америки или России.

Важно другое – что народы, населяющие мир – разные, неодинаково воспринимающие глобальные процессы, происходящие в мире, по-разному оценивающие многие явления общественной жизни. И в этом многообразии и есть одна из определяющих компонент устойчивости современного мира. Попытка заменить это многообразие стандартным единообразием разрушает мир, легко может привести его в состояние хаоса и катаклизмов. Человечество давно осознало опасность депопуляции отдельных видов растений и животного мира. Исчезающие особи бережно заносятся в “Красную книгу”. Но в самом человеческом сообществе эта опасность до сих пор остается недостаточно осознанной. За последние столетия исчезли многие племена и народности. Так называемые малые народы продолжают стремительно вымирать. Их давно уже впору заносить в “Красную книгу исчезающих видов человечества”.

С неослабевающей силой, через мировую информационную сеть – Интернет, идет навязывание всем странам мира западной культуры, буржуазной морали и системы ценностей общества потребления. Система массовой информации разворачивает сознание людей против идеалов социальной справедливости, естественного чувства человека к взаимной солидарности и выручке, духовного обогащения в процессе общения людей. Происходит замыкание на своем и личном. Человек ограждается от общества своим домом, своим благополучием.

Система пытается превратить человека в отчужденную производительную силу, мумию его культуры, социальную машину, низводящую богатство человеческого общения к механическим взаимодействиям по схеме: “стимул – реакция”. Идея свободы личности для творчества и созидания, для духовного возвышения себя и других низводится системой до идеи индивидуального обогащения, а то и прямо стяжательства.

Тем самым идет процесс интенсивного вырождения нравственной компоненты жизни людей. Человек как бы уходит внутрь себя. Сначала с безразличием и апатией, а затем с усиливающейся агрессивностью начинает относиться к происходящим переменам.

И это можно рассматривать как ответную реакцию на попытки разрушения извне исторически сложившегося укладов жизни людей, устоявшихся представлений о добре и справедливости, исторических преданий и ценностей. Многими народами мира современная глобализация именно так и воспринимается. Отсюда логически напрашивается вывод, что национальное и особенное никак не могут быть разменены на стандартизацию экономической жизни для всех. Сохранение национального многообразия должно быть поставлено выше экономических доктрин.

Важность первоочередного решения духовно-нравственных проблем устойчивого развития, наглядно демонстрирует миру десятилетний опыт экономических реформ в России.

Одной из определяющих причин их низкой результативности – пренебрежение духовным Миром человека, его нуждами и чаяниями. В этой связи следует обратить внимание на проблему ускоряющейся смертности населения России.

Начиная с 1992 года, коэффициент смертности населения России значительно превышает коэффициент рождаемости. По этому страшному показателю Россия примерно в два раза “опережает” европейские страны и США. У нас начался - может быть, необратимый - процесс депопуляции – своеобразный “крест над Россией” [1] .

Весьма существенное обстоятельство обнаруживается, если приоткрыть “лицо” этой смертности. Оно, в основном, - русское. В исконно российских губерниях – Костромской, Ярославской, Смоленской и др. – скорость смертности превышает среднюю по России.

Вторая отличительная черта – это “молодое лицо” смертности. Наиболее дееспособная часть нашего населения - молодые люди в возрасте от 44 до 46 лет – это цвет нации! - также вымирают с высокой скоростью.

Есть и еще одна ее особенность – смертность не щадит и относительно благополучную “коммерческую” прослойку нашего общества. Так называемые “новые русские” вымирают с не меньшей скоростью. И “криминалитет” от законопослушных граждан в этом отношении не отстает. Иначе говоря, ускоряющаяся смертность коснулась всех. Поэтому мы имеем все основания признать нынешний процесс депопуляции населения России эпидемией смертности.

Если проанализировать динамику демографических процессов в России, то можно обнаружить, что к середине ХХI века в нашей стране будет жить на 40 миллионов человек меньше, чем сейчас. К тому времени “коренного” населения у нас останется всего 38 процентов. Это имеет особое значение, поскольку наша страна называется Россией, именно потому, что большинство ее населения в течение многих столетий составляли русские люди.

Чего же стоят тогда экономические реформы, если человеку, его здоровью, эти реформы несут ускоряющуюся смертность?

Обращая внимание на экономические предпосылки высокой смертности, мы вовсе не полагаем, что можно победить эту страшную эпидемию, опираясь только на экономические методы. Да, они важны и необходимы. Но только в тех пределах, когда власть своими действиями не угрожает целостности внутреннего мира человека, когда экономические реформы не идут вразрез с исторически сложившимися в сознании людей представлениями о социальной справедливости. Мы же в эйфории рыночных реформ переступили допустимую грань: духовное и живое подменили материальным и мертвым. И вот теперь пожинаем последствия этого. В обществе накапливаются признаки социальной апатии и разочарования, когда человек ставит вопрос - не для чего жить, а как выжить?

Одной из определяющих причин ускоряющейся смертности является незамоленный грех российского общества за отступление от нравственных, духовных принципов жизнедеятельности людей, накопленный как за годы советской власти, так и, в особенности, за годы так называемых рыночных реформ.

Чтобы побороть эту страшную беду, придется начинать не с материального, а духовного. Необходимо обратить внимание на то, что основная масса населения считает проводимые реформы безнравственными. Безнравственными потому, что обогащение нынешней финансово-промышленной элиты, получившей теперь все властные полномочия, произошло не за счет их собственного вклада капитала в развитие производства, за свой, так сказать, страх и риск, а за счет бесконтрольного присвоения общественного дохода от природно-ресурсного, потенциала страны, что не имеет и не может иметь оправдания ни с экономической, ни с нравственно-этической точек зрения. Природные богатства не являются делом рук человеческих. Они, по существу, дарованы нам свыше – от Бога! Поэтому они должны принадлежать всем! В этом и состоит суть главного противоречия. Противоречия между духовным и основным и материальным, или второстепенным.

В этом отношении опыт России может служить наглядным подтверждением тупиковости реализуемой сегодня странами Золотого миллиарда безнравственной концепции глобализации мировой экономики.

Для того, чтобы отвернуть мир от опасности глобального разрушения, необходимо разрешение глобальной проблемы организации системы социальных гарантий, обеспечивающей человеку достойное существование и создающей необходимые условия для обеспечения высокого качества жизни для всех.

Это систему мы называли системой национального имущества [2] .

Основные ее составляющие: закрепление за обществом прав титульного или верховного собственника национального имущества; система социального дивиденда; механизмы публичного управления общественными доходами и налогозамещаемый механизм рентных платежей.

Конституционное закрепление за обществом как своего рода юридическим лицом высшего ранга прав верховного владельца территориальных и природных ресурсов: земли, воды, воздушного пространства, лесов, полезных ископаемых, ресурсов континентального шельфа создало бы операциональную основу для предоставления всем членам общества равных прав доступа к доходу от используемых природных ресурсов. Это явилось бы содержательным наполнением принципа равенства стартовых возможностей для всех. Материальной реализацией верховных владельческих прав общества на начальное имущество могло бы стать обращение рент от использования природных ресурсов в общественные доходы, аккумулируемые в системе общественных финансов. Это сумма рентных доходов, образующаяся после оплаты услуг всех остальных факторов производства, составляет чистый доход общества, в котором все его члены имели бы равную долю. Она может стать материальной основой их гражданского статуса - социального дивиденда.

Важнейшей составной частью системы управления национальным имуществом является концепция социального дивиденда. Суть концепции социального дивиденда в том, чтобы механизм общественного расходования природной ренты был ориентирован на институты социального гарантирования уровня и качества жизни, обеспечивающие мобилизацию соответствующих средств на ключевые социальные задачи долгосрочной перспективы. Социальный дивиденд мыслится нами не как дополнительный доход, получаемый всеми и каждым в качестве собственников природных ресурсов и расходуемый по личному усмотрению в частном порядке (как, например, это устроено в американском штате Аляска).

Социальный дивиденд мы рассматриваем как главный источник социально-стратегической компоненты общественных расходов, т.е. расходов, не только направленных на развитие человеческого потенциала, но и осуществляемых общественно-организованным способом. Это прежде всего сферы бесплатного здравоохранения и образования. Иначе говоря, действует принцип: стратегическая компонента расходов на общественное благосостояние – за счет природной ренты. Текущая их компонента – за счет личных доходов от наемного труда и предпринимательской деятельности.

Одной из главных компонент системы национального имущества выступает налогозамещающий рентными платежами экономический механизм. Мировая практика использования классических схем налогообложения, является убедительной иллюстрацией того, что они являются одним из главных сдерживающих факторов экономического роста. Они не в состоянии устранить основного противоречия капиталистической системы – между Человеком и Природой, между социальным миром и опасностью его уничтожения. И все дело в том, частное (личное) присвоение общественного по своей сути рентного дохода ограничивает возможности государства для качественного выполнения им социальной и других своих важнейших функций.

Возникающую в результате нехватку средств государство вынуждено покрывать за счет усиления налогового бремени с бизнеса и доходов населения. Это сдерживает экономический рост, угнетающе действует на предпринимательство, сокращает его инвестиционную активность. Без налогов любая система обойтись не может. Но зачем же искусственно ужесточать налоговое бремя, когда у многих из развивающихся стран и, прежде всего у России, имеется такой мощный источник доходов, как рента? Нельзя же и далее интересы узкой группы аморальных присвоителей рентного дохода ставить выше общественных и отдавать предпочтение увеличению налоговых изъятий любой ценой, пренебрегая долгосрочными интересами социально-экономического развития отдельных стран.

Задумываясь над всем этим, обнаруживаешь удивительное непонимание как у наших, так и у западных либералов роли и места налоговой системы в управлении общественным развитием. Современная западная теория налогов является историческим анахронизмом. Она базируется на ложных постулатах “справедливого” частного присвоения дохода, не являющегося делом рук человеческих. Поэтому она считает обоснованной консолидированную ответственность всех членов общества за благополучие привилегированного слоя рантье.

Современная теория налогов с удивительным спокойствием жрецов смитовского богатства народов оправдывает существование “классического” неравенства исходных, базовых условий капиталистической конкуренции, лишает основную часть граждан непререкаемого права на равный доступ к тому, что страна получает от Бога! Нашим либералам невдомек, что капиталистическая система, сохраняя титул частной собственности на землю, вынуждена нести дополнительную и весьма значительную налоговую нагрузку. Это не может не утяжелять капиталистическую экономику, не снижать ее эффективность и конкурентоспособность. И если, несмотря на это, капитализм процветает, то не в связи, а против действующей там налоговой системы. Капиталистический мир сегодня настолько богат, что может себе позволить такую роскошь. Но для бедных стран такая роскошь - разорение.

Единственный правомерный выход – замена нынешней налоговой системы механизмом налогозамещения рентными платежами.

Тогда определяющая часть государственных расходов на общественные нужды стала бы покрываться в основном за счет ренты. А вот то, чего не будет хватать, сверх того, могло бы компенсироваться введением дополняющей рентные платежи системой налогов – на имущество, на сверхдоходы богатых граждан и т.п. Вот тогда все расставляется по своим местам – налоги не будут “душить” производство, а рента станет на деле главным источником покрытия общественно значимых социальных потребностей.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий