регистрация /  вход

Борьба за власть в СССР (стр. 1 из 8)

1. Введение Предметом моей работы является борьба за власть и привилегии. Особый размах этот процес приобрёл в период правления Брежнева, само вхождение во власть которого является великолепной иллюстрацией интриганства и противостояния различных группировок в самых верхних эшелонах власти. Несмотря на несомненный интерес данной проблемы и её остроту, публикации на эту тему практически отсутствуют. Да, безусловно есть материалы о перевороте, в результате которого был смещён с должности Хрущёв. Однако связь борьбы за власть в Кремле с получаемыми вследствие этого привелегиями, несмотря на её полную очевидность, всегда обходили деликатным молчанием. Для того, чтобы лучше понять суть данного явления нужно обратиться к его истории.

2. Из истории вопроса С самого начала идея власти, диктатуры стала характерной чертой советской системы во всех ее проявлениях. Ленин определяет государство как дубинку, как инструмент создания нового, социалистического общества и нового человека эпохи социализма[1] . Вообще говоря, эта теория основана на идеях Маркса, на его учении о производительных силах и производственных отношениях как основе не только общественной структуры, но и самого существования человека. Однако ленинская теория отходит от идей Маркса, как только начинает рассматривать в качестве фундамента марксистской доктрины революцию и власть «диктатуру пролетариата», а не преодоление бесчеловечных, гнетущих условий жизни общества. Признав принцип, что власть основа всего в обществе, и узаконив насилие (Ленин определял диктатуру как власть, не ограниченную никакими законами)[2] , нельзя было построить ничего иного, как общество, в котором властители партийная бюрократия, номенклатура превращаются в привилегированную монополистическую касту.

Конечно, Ленин считал это лишь временной формой, которая исчезает с «отмиранием» государства. И все же уже в 1918 году Ленин в беседе с рабочей делегацией высказался за то, чтобы партактивисты получали дополнительным продовольственный паек[3] . Так вместе с властью стали расти и привилегии, государство же не проявляло никаких признаков «отмирания», а наоборот, становилось все сильнее. Дело в том, что бюрократия и не думает ограничивать свои привилегии. Напротив, она расширяет их и укрепляет свое господство.

Цель бюрократии власть и господство над другими. Этому и посвящают себя ее руководители партийные олигархи. В своей работе я часто буду использовать слово“номенклатура” Что оно означает?

Слово «номенклатура» пришло к нам из глубины тысячелетий. В Древнем Риме раб, громко провозглашавший на приемах имена входивших гостей, назывался «номенклатором» (от латинского «nomen» имя). Видимо, от этого и пошло слово «номенклатура» как список имен или названий. Вот определение номенклатуры опубликовано в Советском Союзе в учебном пособии для партийных школ «Партийное строительство». Вот оно: «Номенклатура это перечень наиболее важных должностей, кандидатуры на которые предварительно рассматриваются, рекомендуются и утверждаются данным партийным комитетом (райкомом, горкомом, обкомом партии и т. д.). Освобождаются от работы лица, входящие в номенклатуру партийного комитета, также лишь с его согласия. В номенклатуру включаются работники, находящиеся на ключевых постах»

Академик А. Д. Сахаров писал: «Хотя соответствующие социологические исследования в стране либо не производятся, либо засекречены, но можно утверждать, что уже в 20-е ЗО-е годы и окончательно в послевоенные годы в нашей стране сформировалась и выделилась особая партийно-бюрократическая прослойка «номенклатура», как они себя сами называют, «новый класс», как их назвал Джилас»[4] . Маркс считал основой классов отношение к собственности. Но является ли обладание собственностью важнейшим признаком номенклатуры?

3. Номенклатура “особая прослойка” общества Номенклатура возникла как историческое продолжение организации профессиональных революционеров, сделавшихся после победы революции профессиональными правителями страны. Номенклатура это «управляющие». Функция управления стержень номенклатуры. С точки зрения исторического материализма, речь идет об управлении общественным производством. Во всех формациях господствующий класс осуществляет такую функцию. Но было бы неверно игнорировать существенную разницу в этом отношении между классом номенклатуры и классом буржуазии, управляющим общественным производством при капитализме. Буржуазия руководит в первую очередь именно экономикой, непосредственно материальным производством, а уже на этой основе играет роль и в политике. Так пролег исторический путь буржуазии от ремесла и торговли, от бесправия третьего сословия к власти. Иначе проходит исторический путь номенклатуры. Он ведет от захвата государственной власти к господству и в сфере производства. Номенклатура осуществляет в первую очередь именно политическое руководство обществом, а руководство материальным производством является для нее уже второй задачей. Политическое управление наиболее существенная функция номенклатуры. Главное в номенклатуре власть. Не собственность, а власть. Буржуазия класс имущий, а потому господствующий. Номенклатура класс господствующий, а потому имущий. Капиталистические магнаты ни с кем не поделятся своими богатствами, но повседневное осуществление власти они охотно уступают профессиональным политикам. Номенклатурные чины сами профессиональные политики и, даже когда это тактически нужно, боятся отдать крупицу власти своим же подставным лицам. Заведующий сектором ЦК спокойно относился к тому, что академик или видный писатель имел больше денег и имущества, чем он сам, но никогда не позволил бы, чтобы тот ослушался его приказа. Он фанатик власти. Это не значит, что ему чуждо все остальное. По природе он отнюдь не аскет. Он охотно и много пьет, главным образом дорогой армянский коньяк; с удовольствием и хорошо ест: икру, севрюгу, белужий бок то, что получено в столовой или буфете ЦК. Если нет угрозы скандала, он быстренько заведет весьма неплатонический роман. У него есть принятое в его кругу стандартное хобби: сначала это были футбол и хоккей, потом рыбная ловля и охота. Он заботится о том, что бы достать для своей новой квартиры финскую мебель и купить через книжную экспедицию ЦК дефицитные книги (конечно, вполне благонамеренные).” Стабильная и спаянная правящая верхушка, удерживала власть благодаря согласию в главном: стремлении институционализировать властные отношения, зашитить интересы бюрократических структур и сохранить коллективное руководство, сосредоточенное в окружении одного человека-символа. Немалую роль в этом играл непрерывный и все парализующий компромисс между трудносочетаемыми общими установками и столь же противоречивой практикой как центре, так и на местах. Политический консерватизм или экономическая реформа, стабильность кадров или выдвижение новых поколений функционеров, личная преданность или компетентность, жесткое администрирование или допущение элементов рынка, приоритет тяжелой и оборонной промышленности или легкой, партийность или технократические ценности, руковадящая роль партии или активность масс в общественных организациях, более или менее надежно контролируемых,все эти фундаментальные про блемы, решение которых предполагало выбор, никогда не дово дились до конца из-за боязни нарушить консенсус, коснувшись сути вещей. Такой подход к делу приводил к торможению, а затем и провалу многих попыток реформ, проистекавших из желания решить проблемы, не затрагивая причин их возникновения: централизации, бюрократизма органов управления, утвердившегося еще в ЗО-е гг, волюнтаризма[5] . КПСС оставалась главной структурой, привлекавшей людей к общественной жизни. За пятнадцать лет с 1965 по 1980 г,-число ее членов выросло на 42% [6] (ежегодно в партию вступало полмиллиона человек), и к началу 80-х гг. партия насчитывала 17 млн. коммунистов[7] . Значительно выросла доля членов КПСС с высшим образованием: к концу 70-х гг. более четверти членов партии имели высшее образование, среди вступавших в нее с высшим образованием было уже более 45% [8] . Партийный билет становился все более и более полезным дополнением к диплому, способствуя карьере и налагая лишь минимальные и формальные обязательства на его владельца. Они состояли главным образом в уважении к правилам игры, что означало не критиковать открыто режим, закрывать глаза на противоречия между политическими речами и реальной жизнью, в которой царила, апатия, цинизм и коррупция и, в более общем плане, преобладание личных интересов над общественными. В этих условиях коммунист жил с двойной моралью, лояльно служа режиму и нередко не разделяя при этом в глубине души убеждений, выражаемых во всеуслышание. Из 17 млн. коммунистов почти четверть занимала выборные посты в 400 тыс. первичных партийных организациях[9] . Эти 4 млн. коммунистов, с большим преувеличением называвшиеся активом, составляли своего рода банк данных из которого проводили дальнейший отбор примерно 400 тыс. освобожденных работников аппарата[10] . В действительности путь поступенькам выборных должностей, обеспечивавший выдвижение активистов из низовых организаций (коммунисты из профсоюзов, Советов, различных общественных организаций, первичных партийных организаций), все реже приводил к желанным постам, входящим в союзную, республиканскую, региональную номенклатуру. Кандидаты на такие должности, все более тесно связанные с административными и политическими функциями, все чаще подбирались и назначались непосродственно в вышестоящих организациях. 70-80 гг. были от мечены прочной стабилизацией элиты и прекращением ее по полнения снизу[11] . Система становилась замкнутой и закрытой. Номенклатура понятие, вошедшее в повседневные разговоры после успеха одно именной книги М.Вселенского,-представляла собой настоящую касту, с трудно поддающейся оценке численностью. Политическая стабильность брежневского периода позволила расцвести могущественной элите. Уверенной в себе, в своих правах и привилегиях, в возможности самовоспроизводства, Однако укоренение этой, словно перенесенной из феодального общества элиты со своей иерархией, территорией и двором входило во все большее противоречие с другой стороной политики власти, заключавшейся в вовлечении масс в общественную жизнь: стоило ли стремиться к активному участию в ней, если достижим был лишь формально почетный статус, но не реальная принадлежность к избранным? В условиях, когда номенклатура смыкала свои ряды, когда все глубже становилась пропасть между власть предержащими и рядовыми гражданами, поощряемое властями участие в новых общественных объединениях, которые могли бы составить гражданское общество, становилось все более и более формальным.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!