регистрация / вход

Понятие "политическая культура" и его содержание

Понятие "политическая культура" и его содержание. Вовлечение социальных групп и индивидов в политику обу­словлено их стремлением реализовать свои социально значимые инте­ресы. Однако реализация существующих у них интересов осуществля­ется не непосредственно, а опосредуется наличием у субъектов по­литики тех значений и смыслов, в которых выражено их отношение к власти, политическим институтам, элитам, лидерам и т.д.

Понятие "политическая культура" и его содержание.

Вовлечение социальных групп и индивидов в политику обу­словлено их стремлением реализовать свои социально значимые инте­ресы. Однако реализация существующих у них интересов осуществля­ется не непосредственно, а опосредуется наличием у субъектов по­литики тех значений и смыслов, в которых выражено их отношение к власти, политическим институтам, элитам, лидерам и т.д. Эти смыс­лы и значения предписываются господствующей в обществе политиче­ской культурой, т.е. ценностно-нормативной системой, которой при­держивается большинство населения. Ценностно-нормативная система существует в виде общераспространённых и общепринятых фундамента­льных поведенческих, политических ценностей и идеалов.

Впервые термин "политическая культура" использовал в XVII веке немецкий просветитель И. Гердер (1744-1803). Естественно, он не предполагал тогда, что концепция политической культуры окажет такое влияние на политическую науку и практику. Объяснительные возможности политической культуры определяются многозначностью и многогранностью её измерений. Политическая культура представляет собой совокупность ценностей, установок, убеждений, ориентаций и выражающих их символов, которые являются общепринятыми и служат упорядочению политического опыта и регулированию политического поведения всех членов общества. Она включает в себя не только по­литические идеалы, ценности, установки, но и действующие нормы политической жизни. Тем самым политическая культура определяет наиболее типичные образцы и правила политического поведения, вза­имодействия власти - индивида - общества.

В науке сложились два основных подхода к трактовке полити­ческой культуры. Американский политологу Г. Алмонд (род. 1911), написавший в 50-х годах в соавторстве с другим американским ис­следователем С.Вербой (род.

1917) книгу "Культура гражданина", рассматривал политиче­скую культуру как психологический феномен. <<Каждая политическая система ,- отмечал он, - включена в особый образец ориентаций на политические действия. Я счел полезным назвать это "политической культурой">>. По содержанию политические ориентации включают, как полагал Алмонд, три вида компонентов: 1) знания, полученные инди­видом о политиках, политических институтах и партиях; 2) чувства, обуславливающие реакцию индивида, - чувства симпатии или антипа­тии, влечения или отвращения, восхищения или презрения; 3) ценно­сти, верования, идеалы, идеологию. Другая группа учёных, видя в политической культуре проявление нормативных требований (С.Вайт), совокупность типичных образцов поведения (Дж. Плейно), способ по­литической деятельности (У.Розенбаум) и т.д., считают, что это особый, специфический субъективный ракурс политики.

Наиболее последовательно такой подход выражается в понима­нии политической культуры как явления, базирующегося на ценност­ных, т.е. глубинных представлениях человека о политической вла­сти, которые воплощаются в самых типичных для него способах вза­имодействия с государством, формах практической деятельности. Ха­рактеризуя таким образом неразрывную связь политических действий человека с длительным и подчас мучительным поиском им своих поли­тических идеалов, политическая культура отражает только самые устойчивые и отличительные черты его поведения, не подтвержденные каким-либо стрмительным изменениям под воздействием конъюктуры или перепада настроений. В силу этого политическая культуравыра­жает воплощаемый на практике внутренний кодекс человеческого по­ведения и потому выступает как стиль деятельности индивида в сфе­ре политической власти (И.Шапиро, П.Шаран).

Характеризуя самые устойчивые представления человека и на­иболее типичные формы его взаимоотношений с властью, стиль его политической деятельности демонстрирует, насколько им восприняты и усвоены общепризнанные нормы и традиции государственной жизни, как в повседневной активностисочетаются творческие и стереотипи­зированные приемы реализации ими своих прав и свобод и т.д. Тот же разрыв (противоречие), который складывался между освоенными и неосвоенными человеком нормативами политической игры, стандартам гражданноского поведения, является важнейшим внутренним источни­ком эволюции и развития политической культуры.

В то же время сосуществование ценностей и сиюминутной (чувственной) мотивации поступков, известное несовпадение намере­ний и действий человека придают политической культуре внутреннюю противоречивость, позволяют сосуществовать в ней "логичным", "нелогичным" и "внелогичным" элементам (В.Парето), способствуют одновременному поддержанию ею активных и пассивных форм политиче­ского участия индивида.

Особой сложностью отличаетсястиль массового политического поведения граждан, поддерживаемый строением институтов власти, т.е. политическая культура общества в целом. Эта политическая ку­льтура, закрепляя нормы, стереотипы, приемы, общения и проч. в политическом языке (соответствующих терминах, символах и т.д.), придает особую значимость атрибутам государственности (флагу, гербу, гимну). Тем самым политическая культура стремится интегри­ровать общество, обеспечить стабильность отношений элиты и элек­тората. Там же, где люди отчуждены от власти и не имеют возможно­сти руководствоваться значимыми для себя политическими ценностями и целями, как правила, возникает противоречие между официальной (поддерживаемой институтами государства) политической культурой и теми ценностями (и соответствующими им формами поведения), на ко­торые сориентировано большинство или значительная часть населе­ния. Так, например, в ряде стран Восточной Европы официальные це­ли "социалистического строительства" в значительной мере внедря­лись под давлением государственных инстанций, ни по-настоящему не встроились в систему национальных ценностей и традиций. Поэтому и расстование с социалистическим тсроем прошло там достаточно без­болезненно, в виде т.н. бархатных революций.

Однако в разных странах - и даже в тех, где нет существен­ных противоречий между официальной и реальной политической куль­турой, - всегда сужествуют различия в степени признания и подде­ржки общественными группами и индивидами принятых в политической системе норм и традиций. Это свидетельствует о разной степени ку­льтурной оснащенности политических субъектов. Более того, там, где получают распространение идеи, пренебрегающие ценностью чело­веческой жизни, игнорирующие права граждан, где правящий режим заставляет людей руководствоваться чувствами страха и ненависти друг к другу, утверждает в общественном сознании идеологию наси­лия, - там распадается ткань политической культуры. Культурные ориентиры и способы политического участия уступают место иным взаимоотношениям граждан с властями. Фашистские, расистские, шо­винистические движения и терроризм, охлократические формы проте­ста и тоталитарный диктат властей неспособны поддерживать и рас­ширять культурное пространство в политической жизни. Напротив, они создают в политике культурный вакуум, порождают процессы, чреватые разрушением человеческого сообщества.

Строго говоря, политическая аультура отличается также и от предполитического (потестарного) учения граждан в отношениях вла­сти, основанного не на рациональных, а на иррациональных ориенти­рах, направленность которым задает круговая порука этноса, земля­ческая мифология, "единая кровь" своей общины. Носители подобного рода воззрений, не зная "общего интереса" и дисциплины (И.Ильин), понимая свободу как "бесчинство разнузданности" (С.Франк), служат источником классового и социального эгоизма, способствуют распро­странению болезненных энтофобий и вспышек насилмя в обществе.

Констатируя невозможность построения всех форм участия граждан в политике на образцах культуры, а также разную степень обусловленности институтов власти общепринятым ценностям, следует признать, что политическая культура способна сужать или же расши­рять зону своего реального существования. Поэтому в целом она не является универсальным политическим явлением, пронизывающим все фазы и этапы политического процесса. Развиваясь по собственным законам, она способна оказывать влияние на формы организации по­литической власти, строение ее институтов, характер межгосударст­венных отношений.

Назначение и функции политической культуры.

Воплощая ценностно-смысловую детерминацию политической ак­тивности человека, политическая культура характеризует его спо­собность понимать специфику своих властно значимых интересов, действовать при достижении целей в соответствии с привилами поли­тической игры, а также творчески перестраивать свою деятельность при изменении потребностей и внешних обстоятельств. Политическая культура может проявляться в форме духовных побуждений и ориента­ций человека, в опредмеченных формах его практической деятельно­сти, а также в институциализированном виде (т.е. будучи закреп­ленной в строении органов политического и государственного управ­ления, их функциях). Поскольку не все ценности одновременно воп­лощаются практически (и уж, тем более, институционально), между вышеназванными формами проявления политической культуры всегда имеются определенные противоречия.

В целом политическая культура способна оказывать тройст­венное влияние на политические процессы и институты. Причем такая взможность сохраняется даже в случае изменения внешних обсто­ятельств и характера правящего режима. Так, например, в традици­онных обществах (аграрных, помтроенных на простом воспроизводстве и натуральных связях) политическая культура даже в период рефор­мации, как правило, поддерживает прежнюю архаическую структуру власти, противодействуя целям модернизации и демократизации поли­тической системы. Такая способность политической культуры хорошо объясняет то, что большинство революций (т.е. стремительных, об­вальных изменений) чаще всего заканчивается либо возвратом к пре­жним порядкам (означающим невозможность населения адаптировать для себя новые цели и ценности), либо террором (только и способ­ным принудить людей к реализации новых для них принципов полити­ческого развития).

Во-вторых, политическая культура способна порождать новые, нетрадиционные для общества формы социальной и политической жиз­ни, а, в-третьих, комбинировать элементы прежнего и перспективно­го политического устройства.

Политической культуре свойственны определенные функции в политической жизни. К важнейшим из них можно отнести следующие:

- ИДЕНТИФИКАЦИИ, раскрывающей постоянную потребность чело­века в понимании своей групповой принадлежности и определение приемлимых для себя способов участия в выражении и отстаивании интересов данной общности;

- ОРИЕНТАЦИИ, характеризующей стремление человека к смыс­ловому отображению политических явлений, пониманию собственных возможностей при реализации прав и свобод в конкретной политиче­ской системе;

- АДАПТАЦИИ, выражающей потребность человека в приспособ­лении к изменяющейся политической среде, условиям осуществления его прав и властных полномочий;

- СОЦИАЛИЗАЦИИ, характеризующей обретение человеком опре­деленных навыков и свойств, позволяющих ему реализовывать в той или иной системе власти свои гражданские права, политические фун­кции и интересы;

- ИНТЕГРАЦИИ (дезинтеграции), обеспечивающей различным группам возможность сосуществования в рамках определенной полити­ческой системы, сохранения целосности государства и его взаимоот­ношений с обществом в целом;

- КОММУНИКАЦИИ, обеспечивающей взаимодействие всех субъек­тов и институтов власти на базе использования общепринятых терми­нов, символов, стереотипов и других средств информации и языка общения.

В различных исторических условиях - чаще всего при неста­бильных политических процессах - некоторые функции политической культуры могут затухать и даже прекращать свое действие. В част­ности, может весьма значительно снижаться коммутикативная способ­ность политических норм и традиций государственной жизни, в резу­льтате чего будет неизбежно обостряться полемика между различными общественными группами и особенно теми из них, которые придержи­ваются противоположных позиций относительно правительственного курса. Сдругой стороны, в переходных процессах нередко возрастает способность политической культуры к дезинтеграции систем правле­ния, основанных на непривычных для населения целях и ценностях.

Структура политической культуры.

Политическая культура - явление полиструктурное, много­уровневое. Многообразные связи политической культуры с различными социальными и политическими процессами предопределяют ее сложное строение и организацию. Разнообразные внутренние структуры поли­тической культуры отображают технологию формирования политическо­го поведения субъектов, этапы становления культурного целого( т.е. политической культуры отдельно взятой страны, региона), на­личие разнообразных субкультурных образований и т.д.

Одна из структур раскрывает различные способы ценностной ориентации человека на МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОМ (где он встраивает пред­ставления о политике в свою индивидуальную картину мировоспри­ятия), ГРАЖДАНСКОМ (где, осознавая возможности органов государст­венной власти и, в соответствии с этим, собственные возможности защищать свои права и интересы, человек вырабатывает качественно новый уровень понимания своего политического статуса), а также на СОБСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКОМ уровне ценностных представлений (где че­ловек вырабатывает отношение к конкретным формам правления режи­ма, своим союзникам и оппонентам и т.д.).

На каждом из этих уровней у человека могут складываться довольно противоречивые представления. Причем отношение к конк­ретным политическим событиям изменяется, как правило, значительно быстрее, нежели мировоззренческие принципы, в силу чего воспри­ятие новых целей и ценностей, переосмысление истории и т.д. осу­ществляются крайне неравномерно. Все это придает формированию и и развитию политической культуры дополнительную сложность и проти­воречивость. А степень соответствия уровней ценностной ориентации непосредственно определяет характер целосности и внутренней не­равновесности политический культуры.

Различия в выборе людьми тех или иных ценностных ориенти­ров и способов политического поведения в немалой степени зависят от их принадлежности в социальным (классы, слои, страты), наци­ональным (этнос, нация, народ), демографическим (женщины, мужчи­ны, молодеж престарелые), территориальным (население определенных районов и регионов), ролевым (элита и электорат) и другим (религиозные, референтные и проч.) группам. Выработка людбми цен­ностных ориентаций (и соответствующих форм поведения) на основе групповых целей и идеалов превращает политическую культуру в со­вокупность субкультурных образований, характеризующих наличие у их носителей существенных (несущественных) различий в отношении к власти и государству, правящим партиям, в способах политического участия и т.д.

В конкретных странах и государствах наибольшим политиче­ским влиянием могут обладать самые разные субкультуры (например религиозные субкультуры в Северной Ирландии и Ливане или этниче­ские в Азербайджане). В целом же наибольшим значением для жизни и политического развития общества обладает субкультура лидеров и элит, определяющая характер исполнения ее носителями специализи­рованных функций по управлению политической системой.

В этом смысле наиболее важными элементами данной субкуль­туры являются способности лидеров и представителей элиты выражать интересы рядовых граждан (и прежде всего не превращать свое обще­ственное положение в способ достижения сугубо индивидуальных це­лей), их профессиональные управленческие качества, а также те черты и свойства, которые позволяют им приобрести и поддерживать авторитет, убедить общественность во мнении, что занимаемое высо­кое место во властной иерархии принадлежит им по праву.

Типы политической культуры.

Г. Алмонд и С.Верба выделили три идеальных "чистых" типа политической культуры: патриархальную, подданническую политиче­ские культуры и культуру участия.

Патриархальная политическая культура характеризуется ори­ентацией на местные ценности (ценности клана, племени, рода) и может проявляться в форме местного патриотизма, семейственности, коррупции. Индивид маловосприимчив к глобальной политической ку­льтуре, не выполняет конкретных политических ролей (например, из­бирателя). Данный тип культуры характерен для молодых независимых государств, в которых политическая культура оказывается наслоени­ем местных субкультур.

Подданническая политическая культура предполагает пассив­ное и отстранённое отношение индивида к политической системе. Он ориентируется на традиции, хотя политически сознателен. Подчиня­ясь власти, индивид ожидает от неё различных благ (социальных по­собий, гарантий и т. д.) и опасается её диктата.

Культура участия отличается политической активностью, вов­лечённостью и рациональностью. Граждане стремятся активно воздей­ствовать на политическую культуру, направлять её деятельность с помощью законных средств влияния (выборов, демонстраций и т.д.).

Однако идеальные типы политической ориентации в чистом ви­де на практике не встречаются, они существуют, не вытесняя друг друга. Например, для политической культуры Великобритании XX века характерно сочетание подданничества, олицетворяемого институтом монархии, и ориентации на участие.

Согласно концепции Алмонда и Вербы политическая культура западных стран представляет особый вид смешанной культуры, кото­рую они назвали культурой гражданственности. Её наиболее харак­терная черта - рационально-активное поведение граждан, которое соответствует демократической политической системе. Содержание идеального типа культуры гражданственности Г. Алмонд и С.Верба раскрыли через набор качеств, которыми обладал её носитель: 1) общая положительная оценка значения деятельности национального правительства для него лично и глубокое сознание этого факта; 2) высокий уровень интереса к деятельности правительства и хорошая осведомлённость в этой области; 3) чувство гордости за политиче­ские институты своей нации;

4)ожидание того, что ему будет оказано равное и вниматель­ное отношение со стороны официальных лиц; 5) желание обсуждать вопросы политики публично или в кругу друзей и знакомых; 6) от­крытое и лояльное проявление оппозиционных настроений; 7) чувство удовлетворения в связи с проведением общенациональных политиче­ских мероприятий, например кампаний по выборам; 8) компетентность суждений по поводу правительственной политики и развитое чувство обязанности оказывать воздействие на эту политику лично или со­вместно с кемнибудь из сограждан; 9) компетентность в использова­нии правовых установлений в целях успешного противодействия актам произвола; 10) вера в то, что демократия участия является необхо­димой и желательной системой государственного управления. Однако результаты собственных эмпирических исследований Г.Алмонда и

С.Вербы показали утопичность их предположений о всеобщем участии граждан в политике, поэтому и их выводы о культуре гражданствен­ности существенно корректируются. "В идеальной культуре граждан­ственности,- замечали они,- активность и вовлечение граждан долж­ны уравновешиваться некоторой дозой пассивности и неучастия".

Особенности политических культур западного и восточного типов.

Идеалы политической культуры западного типа восходят к по­лисной (городской) организации власти в Древней Греции, предпола­гавшей обязательнсть участия граждан в решении общих вопросов, а также к римскому праву, утвердившый гражданский суверенитет лич­ности. Огромное влияние на их содержание оказали и религиозные ценности христианства, прежде всего протестанской и католической его ветвей. Специфика же восточных норм и традиций коренится в особенностях жизнедеятельности общинных структур аграрного азиат­ского общества, формировавшихся под воздействием ценностей ара­бо-мусульманской, кофуцианской и индо-буддийской культур.

Коротко говоря, наиболее существенные различия этих ценно­стных ориентаций граждан в политической жизни общества проявляют­ся в следующем:

1)ЗАПАД. Убежденность, что власть может покоиться на физи­ческом, духовном или ином превосходстве человека над человеком. ВОСТОК. Уверенность в божественном происхождении власти, не свя­занном ни с каким человеческим достоинством.

2)ЗАПАД. Отношение к политике как к разновидности конфлик­тной социальной деятельности, которая строится на принципах чест­ной игры и равенства граждан перед законом.ВОСТОК. Отношение к политике как к подвижнической, недоступной всем деятельности, подчиненной кодексу поведения героев и принципам божественного правления; отрицание случайности политических событий и понимание политики как средства утверждения конценсуса, гармонии и мира;

3)ЗАПАД. Осознание самодостаточности личности для осущест­вления властных полномочий, отношение к политическим правам как к условию укрепления права собственности; примат идеалов индивиду­альной свободы. ВОСТОК. Отрицание самодостаточности личности для осуществления властных полномочий, потребность в посреднике в от­ношениях между индивидом и властью; приоритет идеалов справедли­вости; политическая индифферентность личности.

4) ЗАПАД. Признание индивида главным субъектом и источни­ком политики, отношение к государству как к институту, зависимому от гражданского общества, гаранту прав и свобод личности, орудию предпринимательской деятельности индивида и группы. ВОСТОК. При­знание главенствующей роли в политике элит и государства, предпо­чтение патроната государства над личностью; признание приоритета над личностью руководителей общин, сообществ, групп; доминирова­ние ценностей корпоративизма;

5)ЗАПАД.Предпочтение личностью множественности форм поли­тической жизни, состязательного типа участия во власти, плюрализ­ма и демократии; предпочтение усложненной организации власти (наличия партий, разнообразных групп давления и т.д.). ВОСТОК. Предпочтение личностью исполнительских функций в политической жизни и коллективных форм политического участия, лишенных индиви­дуальной ответственности; тяготение к авторитарному типу правле­ния, упрощенным формам организации власти, поиску харизматическо­го лидера;

6) ЗАПАД. Рациональное отношение к исполнению правящими элитами и лидерами своих функций по управлению обществом, понима­ние необходимости контроля за их деятельностью и соблюдения пра­вил контрактной этики. ВОСТОК. Обожествление (сакрализация) пра­вителей и их деятельности по управлению обществом, отсутствие убежденности в необходимости их контроля.

7) ЗАПАД. Примат общегосударственных законов и установле­ний (кодифицированного права) над частными нормами и правилами поведения, понимание различий в моральной и правовой мотивации политических действий граждан. ВОСТОК. Приоритет местных правил и обычаев (местного права над формальными установлениями государст­ва, тенденция сглаживания противоречий между нравственными тради­циями общности и законодательными установлениями как мотивами по­литического поведения;

8) ЗАПАД. Достаточно ощутимая идеологизированность полити­ческих позиций граждан. ВОСТОК. Менее выраженная идеологизирован­ность позиций, веротерпимость (за исключением исламских течений). В классическом виде названные ценности и традиции взаимодействия человека и власти формируют органически противоположные политиче­ские культуры (например в США и Иране, Франции и Кампучии). И да­же перестройка политических институтов по образцам одного типа культуры не может порой покалебать устойчивость отдельных ценно­стей прежней культуры. К примеру, в Индии, где в наследство от колониального владычества Великобритании страна получила доста­точно развитую партийную систему, парламентмкие институты и проч., по-прежнему доминируют архетипы восточного менталитета. И поэтому на выборах главную рль играют не партийные прграммы, а мнения деревенских старост, князей (глав аристократических ро­дов), руководителей религиозных общин и т.д. В то же время и в ряде западноевропейских стран повышенный интерес к религиям и об­разу жизни на Востоке также никак не сказывается на изменении па­раметров политической культуры.

Правда в некоторых государствах все-таки сформировался не­кий синтез ценностей западного и восточного типов. Так, например, технологический рывок Японии в клуб ведущих индустриальных де­ржав, а также политические последствия послевоенной окупации страны позволили укоренить в ее политической культуре значитель­ные заряд либерально-демократических ценностей и образцов полити­ческого поведения граждан. Весьма интенсивное взаимодействие За­пада и Востока протекает и в политической жизни стран, занимающих срединное геополитическое положение (Россия, Казахстан и др.), - там формируется определенный симбиоз ценностных ориентаций и спо­собов политического участия граждан.

И все же качественные особенности вышеназванных маровых цивилизаций, как правило, обуславливают взаимно не преобразуемые основания политических культур, сближение которых произойдет, очевидно, в далеком будущем.

Особенности политической культуры в России.

Некоторые особенности политической культуры переходного типа. Политическая культура постсоветской России представляет со­бой синтез разнородных политических ценностей, установок и стан­дартов политической деятельности. Ошибочно предполагать, что де­кларирование несостоятельности коммунистических ценностей и иде­алов подданнической политической культуры советского типа может быстро привести к формированию политической культуры активной гражданственности. Гражданская культура имеет свой темп и динами­ку формирования, которые не совпадают с изменениями экономическо­го и социального характера, хотя и испытывают их влияние. Вот по­чему едва ли следует подтягивать естественный ход культурных из­менений к желаемым.

Формирование рыночных отношений, самостоятельного хозяйст­венного субъекта, многообразия форм собственности, социальных ин­тересов создает условия для изменения типа политических ориента­ций. Однако объективно развивающиеся процессы социальной диффе­ренциации только предполагают тенденцию складывания многообразия политических субкультур, но жестко предписывать ее не могут. Смыслы и значения политической активности могут формироваться на основе конфессиональных и этнических предпочтений, представлений, которые определяются социально-экономическим положением конкрет­ной группы, индивида. Однако, как показывает практика, изменение культурного кода политического поведения происходят очень медлен­но, поэтому часто политические решения правящей элиты рассчитаны на культуру политического участия и не сочетаются с реально доми­нирующей подданнической политической культурой. Это несоответст­вие новой структуры политических институтов стандартам прежней подданнической культуры является основой политических кризисов и конфликтов.

Тенденции развития российской политической культуры. Раз­витие рыночных отношений и политической демократии меняет источ­ники и способы формирования политической культуры, делает этот процесс стихийным, менее управляемым. В таких условиях политиче­ская культура более дифференцированна по формам выражения и субъ­екту-носителю. Существенно различаются формы выражения политиче­ских ориентаций (насильственные или мирные), их содержание у со­циальных групп с различным уровнем общей культуры, материальной обеспеченности, социальным опытом.

В условиях расширяющейся свободы противоречиво взаимодей­ствуют две тенденции: с одной стороны, доминирующим фактором со­циальной и политической активности становятся творческие начала личности, широта ее кругозора, склонность к преобразованиям; с другой - преобладание в реально существующем общественном созна­нии населения страны ценностей равенства, коллективизма, справед­ливости обнаруживает высокую зависимость политических представле­ний от конкретного материального положения индивида. Ориентация большинства населения на удовлетворение сиюминутных интересов де­лает его заложником популистских лидеров, демагогов, шарлатанов от политики.

Отсутствие в российском обществе фундаментальных и обще­принятых политических ценностей, а так же целостной системы поли­тической социализации, которая их воспроизводит и транслирует ши­роким слоям населения, порождает известные трудности на пути де­мократических преобразований. Во-первых, зависимость процесса формирования политической культуры от материального благополучия конкретного индивида делает политический процесс непредсказуемым и не создает предпосылок для диалога власти и общества. Во-вторых, стихийность и неуправляемость формирования политиче­ских ориентаций различными агентами социализации, которые часто предлагают взаимоисключающие образцы политического поведения, за­трудняют достижение согласия в обществе по базовым ценностям. Без наличия общепринятых ценностей власть оказывается не в состоянии создавать и поддерживать у населения веру в собственную легитим­ность. Тем самым политический режим оказывается не способным осу­ществлять интеграцию устремлений различных социальных групп вок­руг общезначимых целей и мобилизовать население на их осуществле­ние. Политическая стабильность в обществе создается не только благодаря эффективной социально-экономической политике, удовлет­воряющей растущие потребности индивидов, но и путем целенаправ­ленного формирования их политической культуры. Поскольку полити­ческая культура создает направленность и характер политической деятельности, ее уровень во многом определяет способность обще­ства к прогрессу и созиданию.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий