Параметры христианской политики (стр. 1 из 3)

.

В.Махнач

Что мешает становлению русского национального самосознания? Проблема духовного кризиса русского народа, включающая кризис религиозного, нравственного и национального самосознания является главной, лежащей в основе всех остальных проблем. Причина такого духовного кризиса уходит корнями в гораздо более отдалённую эпоху, чем советский период в истории России. Исторические факты свидетельствуют, что уровень религиозного и национального сознания у большинства русских людей был невысок и в предреволюционные годы, что и позволило антирусским силам сначала произвести февральский, а затем и октябрьский перевороты, уничтожить царскую семью, развязать гражданскую войну, в которой с обеих сторон погибли миллионы русских людей, нанести непоправимый ущерб русской культуре, взорвав сотни храмов и памятников русской исторической славы и т. д.

Корни духовного кризиса русского народа следует искать в эпохе Петра I с его реформами, которые и привели в конечном итоге к расколу русской нации на европеизированное дворянство и оставшееся верным своим национальным русским традициям крестьянство и купечество. В последующие эпохи этот раскол хоть и заметно сузился, но так и остался не преодоленным до конца. Русское общество по-прежнему делилось на два лагеря: с одной стороны были "образованные", "баре"(чиновники, интеллигенция, европеизированная буржуазия, помещики, офицеры и т. п.), с другой стороны крестьянство, купечество и рабочее сословие. Культурные различия между двумя лагерями дополнялись огромным социальным и имущественным неравенством. Совершенно ясно, что в этих условиях не могло быть общей национальной идеи, способной объединять различные сословия русского народа в минуту опасности. Первая мировая война показала это со всей очевидностью. Разумеется, не начнись эта война, вряд ли бы произошло и падение царского режима. Скорее всего, он бы эволюционировал в сторону западноевропейской модели конституционной монархии. Однако война разразилась и ещё больше обострила противоречия в русском обществе, которыми не замедлили воспользоваться внешние и внутренние враги России, в частности, различные революционные партии, ряд из которых, как например большевики, непосредственно финансировались германским правительством и рядом американо-еврейских банкиров для ведения подрывной деятельности против Российского государства и для организации переворота, приведшего к его разрушению. Известны также факты негласной поддержки большевиков (в ущерб Белому движению) со стороны стран Антанты, которые во имя своих геополитических целей стремились расчленить, или хотя бы максимально ослабить национальную Россию.

Второй важной причиной, не позволившей развиться русскому национальному самосознанию, был многонародный характер империи. Допетровская Русь в отличие от Российской империи в основных своих параметрах оставалась Православным русским государством, даже, несмотря на свой многоэтнический характер. Это объяснялось тем, что, во-первых, в состав допетровской Руси входило всё же значительно меньше народов, чем в Российскую империю, а во-вторых, эти народы стояли на более низком уровне культурного развития, чем русские, в большинстве случаев не имели своей государственности, легко впитывали русскую культуру и ассимилировались. Положение изменилось, когда империя увеличилась за счёт территорий, заселённых народами, имевшими до этого свои государства и развитую национальную культуру: поляков, польских евреев, грузин, армян, прибалтов и др. Эти народы было невозможно ни ассимилировать, ни полностью духовно интегрировать в Российское государство, которое оставалось для них чужим. Именно представители этих народов активно участвовали в революционном или сепаратистском движении, составляя рукодящее и среднее звено многих революционных партий (эсеров, большевиков и меньшевиков), а впоследствии - в государственных и карательных органах (ВЧК). Многие из них, зачастую под прикрытием революционных, социально-экономических лозунгов преследовали свои чисто националистические цели. Можно с уверенностью сказать, что если бы правители России не включили в состав империи эти народы, её история была бы совершенно иной, без столь революционных драматических потрясений и бессмысленных жертв, затраченных поколениями русских людей для сохранения в составе Российского государства территории, которые в конечном итоге, всё равно не удалось удержать.

Однако, создание ли империи привело к разрушению православно-русского самосознания? Хорошо известно, что главными носителями самосознания в любой стране являются образованные слои, и именно они явились в России отступниками от традиционных национальных ценностей. Вместо того, чтобы синтезировать национальный опыт с опытом западноевропейских цивилизаций, взяв от неё всё самое лучшее, но не теряя своего лица, русские правящие слои пошли в основном по пути копирования и подчинения европейским цивилизационным нормам за счёт беспощадной эксплуатации русского народа. Кроме того, сам факт объединения в рамках одного государства столь различных по своей вере, культуре, историческому опыту народов не давал развиваться истинно русскому национальному самосознанию. Уже царское правительство начало практику подавления этнического русского патриотизма, подменяя его идеей патриотизма державного, российского (надеясь тем самым объединить общей идеей различные народы, входящие в империю, что однако не удалось) и, проводя политику преимущественного развития национальных окраин за счёт перекачки трудовых и материальных ресурсов из центральных великорусских губерний. Разумеется, эта политика по своим масштабам не идёт ни в какое сравнение с антирусской политикой большевистского режима.

В определённом смысле судьба Российской империи (Третьего Рима) и СССР напоминает судьбу Рима первого. Римская империя была огромным многонародным континентальным государством, не раз находившемся на грани распада, но всякий раз находившим в себе силы для восстановления единства. Её окончательное падение объясняют различными причинами, но главная, думается, состоит в том, что в конце концов исчез основной фактор, скрепляющий империю, собственно римский народ, постепенно растворившийся в более многочисленных народах, входивших в Римское государство. Эти народы перенимали внешние признаки римской цивилизации, говорили на вульгарной, упрощённой латыни, но не обладали тем, что лежало в основе всех военных и политических успехов римлян - римским национальным духом.

Аналогичным образом, в случае растворения русского народа в других более многочисленных народах, которые уже приступили к интенсивному заселению России (миграция в Россию представителей среднеазиатских и закавказских народов, а также из Китая, стран Азии и Африки), исчезнет и сама Россия, на территории которой будет создано совершенно новое космополитическое государство или группа государств. Правда, целый ряд публицистов, писателей и историков пытаются внушить широкой публике мысль о том, что никакого русского народа уже давно нет, а есть некая смесь различных народов, говорящих по-русски, но ничего общего не имеющая с теми восточными славянами, которые создали более тысячи лет назад Русское государство. Цель подобных высказываний совершенно ясна: подавить национальное самосознание русского народа, внести в души русских людей сомнения в собственной полноценности, в самом факте своего существования. Цель поистине дьявольская.

Можно было бы не обращать внимания на всех этих клеветников России, если бы такие суждения не получили определённого распространения в среде тех литераторов, которые относят себя к патриотическому лагерю. "...Носителей чисто русской или, скажем так, восточнославянской "крови" вообще очень мало", - пишет о русском народе один из постоянных авторов "Нашего современника" В. Кожинов. "Всё настолько перемешано с финно-угорскими, многочисленными горскими и другими племенами, что о никакой чистоте "крови" не может быть и речи". (Цит. по "МГ", № 10, 1993, с. 195). Столь категорические высказывания должны быть подкреплены ссылками на соответствующие антропологические исследования, но таких ссылок нет. И это беда не только В. Кожинова.

Литераторы, отрицающие какое-либо кровное родство между русскими людьми, совершенно сбрасывающие фактор крови как объединяющее начало в русской нации и делающие акцент лишь на факторе духовного единства, не имеют, по-видимому, не малейшего представления о такой науке, как антропология, которую со всем основанием можно отнести к разряду точных наук. Положение действительно более чем страшное. С одной стороны, существуют научно-исследовательские институты, занимающиеся изучением расово-антропологических характеристик русского и других народов бывшего СССР, уже опубликованы и продолжают публиковаться тысячи научных книг, статей и докладов по данной тематике, в которых все эти характеристики описаны и классифицированы. Накоплено, таким образом, огромное количество антропологической информации. А с другой стороны, дилетанты-публицисты, судя по всему, не имеющие об этой информации ни малейшего представления, продолжают а различных вариациях муссировать в своих статьях расхожую остроту: "поскреби русского - найдёшь татарина". Люди, повторяющие её, не дают себе труда полистать хотя бы элементарный учебник по антропологии, имеющийся в любой научно библиотеке. Невольно хочется их спросить: а какого, собственно говоря, татарина вы хотите найти, "скребя" русского человека? Ведь татары подразделяются на несколько весьма различных между собой антропологических типов: от европеоидного до нечётко выраженного монголоидного. Любой народ любого государства состоит из различных антропологических типов. Так, например, израильский народ подразделяется на темнокожих восточных и светлокожих европейских евреев, во французском народе можно выделить смуглокожих, черноволосых южан, близких по своим расовым характеристикам к арабам и относительно светловолосых обитателей северных департаментов - потомков германского племени франков, от имени которых происходит название страны. В центральных районах Франции преобладают своего рода переходные типы между этими двумя крайностями. Это и неудивительно, если учесть, что французская нация сложилась в результате смешения представителей многих народов: галлов, римлян, франков, норманнов, бриттов и ряда средиземноморских. В Германии светловолосый нордический тип является меньшинством, преобладают шатены и между населением различных земель существуют заметные антропологические различия. Весьма пестра по расово-антропологическому составу испанская нация, сложившаяся в результате смешения иберийских племён, римлян, кельтов, германцев и арабов. Известно также, как сильно по внешнему облику отличаются между собой жители Северной и Южной Италии.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.