Россия и мировой восточный вопрос

Наталия Нарочницкая

"Восточный вопрос не принадлежит к числу тех, что подлежат решению дипломации"

Н.Я.Данилевский "Россия и Европа"

Взрывы американских бомб на территории многострадальной суверенной Югославии окончательно похоронили миропорядок ХХ века. Невиданная со времен Гитлера по своей бесцеремонности агрессия в центре Европы, попрание международного права и вопиющий двойной стандарт обнажили истинное лицо Pax Americana и так называемой "демократической перестройки мировой политики". Под этим идеологическим флагом совершалось сознательное разрушение России как державы, без которой до сих пор ни одна пушка в Европе не стреляла. Замаскированное под прощание с тоталитаризмом происходило крушение всей русской истории - Ясского и Кючук-Кайнарджийского договоров, Ништатского мира, Полтавы и Вечного мира с Польшей.

То же происходит с сербами и Сербией. Они как форпост православного мира, граница которого проходит по реке Дрине, стали объектом геополитических проектов "Mitteleuropa" в начале века и грубых военных акций в его конце. Цель очевидна: окончательно фрагментировать православных славян, подавить их национальную волю и, наконец, превратить поствизантийское пространство в вотчину атлантической цивилизации и его мирового правительства. Только это позволит безвозвратно запереть Россию в геополитической резервации: положение до Ливонской войны на Северо-западе, положение после Крымской войны на Юге, отсечение от Черного моря и византийского пространства тюрко-исламской дугой до Китая, которая, пройдет через Кавказ, Татарстан, Поволжье и отделит также от Каспийского бассейна. Запад созидает на обломках России и славян новую империю, проявляя такое необузданное стремление к мировому господству, которое напомнило времена крестовых походов и конквистадоров.

Сегодняшняя агрессия развивается на фоне резкого изменения не только военно-стратегической, но и идеологической ситуации в Восточной Европе. Вступление в НАТО Венгрии, Польши и Чехии помимо резкого нарушения военно-стратегических симметрий сделало Североатлантический альянс гораздо более антирусским, с выраженным негативным отношением к православному славянству. Причины этого имеют глубокие исторические корни.

Став последней добычей религиозной экспансии католицизма на востоке Европы, эти нации были превращены в форпост латинства в славянском мире и на протяжении веков либо сами, либо в фарватере Габсбургской империи давили и нападали на Русь и православное славянство. В результате венгерского завоевания в XIV веке часть сербского этноса была окатоличена и превратилась в хорватов, ненависть которых к своему прежнему естеству - православному сербству превосходит все мыслимые параметры. Хорватия воевала на стороне Гитлера и совершила чудовищный геноцид православного сербского гражданского населения. Извечная реальность - историческая враждебность Польши к Руси-России - с неизменностью проявлялась во все века польского могущества и самостоятельности вплоть до укрощения ее российской мощью. После пяти веков (XII-XVII) ни чем не спровоцированной экспансии на западнорусские православные земли это смешно объяснять "разделами Польши" "царизмом". Затем уже Россия усмиряла в 1831г. польское восстание и, верная Венской системе, вводила свои войска в Австрию в 1849г., спасая ее от венгерского восстания и неминуемого распада.

При всех смутах и внутренних драмах России во все времена эти нации, так или иначе, участвовали во враждебных внешних акциях против России. Примеров тому достаточно от наполеоновского нашествия до интервенции в охваченную гражданской войной Россию, куда устремились и венгры, и чехи, и поляки. Для сравнения, несмотря на печальный опыт советско-финской войны, Финляндия продолжает оставаться добрым соседом России. Но что бы ни писали о русском империализме, общим итогом последних десяти веков средневековой и новой истории остается неоспоримый факт, что с Х до середины ХХ столетия именно Запад с острием из восточноевропейских католиков постоянно продвигался на Восток, а западные границы колыбели русской государственности едва сохранялись с переменным успехом.

Только Ялта и Потсдам изменили положение, сделав всю территорию Восточной Европы на пятьдесят лет сферой влияния СССР и, как отмечал А.Тойнби, "Запад впервые за тысячу лет ощутил на себе давление России, которое она испытывала все века от Запада". И в этот период истории именно Польша, Венгрия, Чехословакия, спасенные русскими от тотального уничтожения фашизмом или от в лучшем случае уготованной им участи свинопасов и горничных, оказались куда менее надежными членами советского блока, чем даже побежденные и разделенные немцы. Если немцев Горбачев буквально вытолкал к их западным собратьям, то поляки, венгры и чехи подверглись вооруженному вмешательству СССР в их внутренние дела для сохранения блокового равновесия. Симптоматично, что эти страны, включая славянские Чехию и Польшу недвусмысленно одобрили бомбардировки НАТО сербских позиций в Крайне и Боснии и безоговорочно вступили в Североатлантический альянс в тот самый момент, когда НАТО в нарушение всех правовых норм готовила удары против Югославии, против сербов, которые никогда в истории не обижали их. Все это говорит о более глубоких религиозно- и культурно-исторических мотивах, нежели противоборство "тоталитаризма и демократии". Такой сложный опыт взаимоотношений делает для этих наций столь соблазнительным реванш, обещает усиление идеологизации геополитического наступления НАТО.

В этом ключе можно рассмотреть и подписание Хартии Украина - НАТО, где содержится четкая формулировка о стратегической цели Украины - интеграции в западноевропейские институты, среди них "атлантические структуры". Ратификация Договора России с Украиной сняла ряд объективных препятствий для вступления ее в НАТО. К тому же, этот Договор не содержит обязательства не вступать в блоки и союзы, враждебные друг другу и не допускать на свои территории вооруженных сил третьих держав. То, как это, может быть использовано, продемонстрировали заявления Председателя Совета по национальной безопасности Украины: "НАТО не должна оставить бывшие республики СССР один на один со своей безопасностью".

Наивно искать причины раздвоенности украинского сознания в бегстве от тоталитаризма, равно как и объяснять украинским "трудящимся", что их отделили от братьев для того, чтобы легче было грабить. Лучше задуматься, почему еще в Австро-Венгрии придавали столь громадное значение реформе украинского языка, с таким тщанием подыскивая различия в топонимике и поощряя каждую точку над i, отрывающую украинскую графику от русской? Для чего капитальный девятитомный труд интеллектуального патриарха М.Грушевского ( Исторiя Украiны - Руси. Киiв -Львiв, 1907) еще в начале века подводил к мысли, что туранская Московщина украла киевскую историю и софийские ризы у арийской Украины? Почему православного полкового священника Центральной Рады Иоанна Теодоровича в 1924г. в Канаде, несмотря на "героическое" националистическое прошлое, подвергали поношению униаты. "Потому что ты не греко-католик, - писал он, - "ты не можешь быть украинцем... ты кацап, москаль, проклятый схизматик".

Истоки проблемы - в ненависти исторического католицизма к русскому православию, в Брестской унии, которая провела драматическую разделительную линию в жизни одного народа. Отрыв Киева от Москвы, окатоличивание восточного славянства были вековыми устремлениями Запада: "О мои Русины! Через вас-то надеюсь я достигнуть Востока..." - взывал Папа Урбан VIII в начале XVII столетия. В начале ХХв. Вена и Ватикан спешно готовили Галицию на роль "украинского Пьемонта", превращая русинов (самоназвание галичан до начала ХХ в.) в украинцев, внося лозунг всеукраинского единства, сулящего в грядущей войне в случае победы австро-германского блока отрыв Малороссии от России. П.Н.Дурново предупреждал в 1914г.: "только безумец может хотеть присоединить латинскую Галицию. Он потеряет империю". В прошлом только гений А.С.Пушкина с его историософским чутьем угадал, что эта проблема всегда остро встает при наступлении Запада на Восток: "Наш Киев дряхлый, златоглавый, сей пращур русских городов, сроднит ли с буйною Варшавой святыни всех своих гробов"?

Будущее покажет, какая линия возобладает в политике Киева. Пока же, Украина - объект приложения колоссальных политических, финансовых усилий и демократических ухаживаний США. Британский министр обороны М.Ривкин заявлял, что вовлечение Украины в партнерство с НАТО должно стать логическим завершением распада СССР. Конгресс США перенацелил стратегическую активность и финансирование на Киев, чтобы предупредить всеми средствами любые интеграционные тенденции с Россией, которая, по З.Бжезинскому, вместе с Украиной стала бы опять "империей", то есть супердержавой. Но на пути самых заветных стратегических и идеологических устремлений Запада остается ряд серьезных препятствий, которые США пытаются устранять разными средствами.

Прежде всего, это Белоруссия - вовсе не тоталитарно-коммунистическая - этот ярлык - лишь предлог для нападок, но настроенная сугубо антиатлантически, а также демонстративно равнодушная к Западу со всем его идейным багажом, что вызывает бойкот и истерическую, откровенно непристойную травлю. Очевидно, что будет оказан окончательный нажим с целью покончить и с Приднестровьем - единственной после ухода российских кораблей из Измаила точкой опоры России на дунайско-балканском направлении. На фоне вступления в НАТО восточноевропейских государств, а также явной готовности македонских националистических лидеров из ВМРО сыграть на интересах США и НАТО в пику "сербскому гегемонизму", православная и не подчиняющаяся атлантическому диктату Сербия является совершенно недопустимой занозой в тылу, и поэтому против нее совершается агрессия.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.