регистрация /  вход

Власть и собственность (стр. 1 из 5)

Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В.

“Широко распространено мнение, что политика и экономика – это вещи разные и между собой почти не связанные, что личная свобода – это вопрос политический, а материальное благополучие – экономический и что любой политический строй можно совместить с любым экономическим. Такое мнение есть заблуждение”.

М. Фридман, лауреат Нобелевской премии по экономике

§ 1. Политический подход к собственности

Собственность является не только категорией политэкономической и юридической, как это обычно принято считать, но и категорией политической, ибо она неразрывно связана со всем “миром политики”.

Ничто так не раскалывало во все времена общества, как отношение к собственности. И в наши дни в обновляющейся России кипят страсти вокруг собственности. Одни люди, указывая на развитые страны Запада, говорят, что их высокий уровень и качество жизни, стабильность и динамичное развитие обусловлены институтом частной собственности, неотъемлемым правом каждого человека на собственность и безусловной защитой этого права законом (заметим, человек может и не иметь собственности, имущества, но никто не может лишить его права быть собственником).

Другие люди, напротив, акцентируют внимание на том, что частная собственность скорее разъединяет людей, чем соединяет, не отвечает принципам справедливого общественного устройства. В доказательство они ссылаются на традиции коллективной и кооперативной собственности, подчеркивая, что совместное владение собственностью способствует установлению между людьми отношений сотрудничества и взаимопомощи.

Так кто же прав? Что же такое собственность – добро или зло? Поиски ответа на этот вопрос – занятие непростое. Оно требует серьезных размышлений. [c.183]

Что такое собственность? Первая книга “Саги о Форсайтах” Джона Голсуорси по английски называется “The Man of Property”, что в русских изданиях переводится как “собственник” или “человек – собственник”. Однако и буквальный, и содержательный перевод этого выражения может быть гораздо глубже – “человек Собственности”, т.е. человек – не просто собственник, порождение собственности, но и человек, получающий благодаря собственности право на самоуважение и уважение со стороны других лиц.

Собственность – это не просто вещь, в отношении которой человек может сказать “это мое”. Нужно еще, чтобы принадлежность данной вещи данному человеку так или иначе признавалась другими людьми, обществом и от их имени – законом. В противном случае то, что называется собственностью, теряет, всякий смысл.

Робинзон, оказавшись на необитаемом острове, построив себе жилище, возделав землю, одомашнив диких коз, мог с полным основанием сказать: все это мое. Впрочем, он мог объявить своим и весь остров, назвав себя королем или как-нибудь еще. Но он этого не сделал. Не сделал потому, что был на этом острове один.

Стало быть, собственность – это не просто вещь, а отношение между людьми по поводу вещи. Чтобы вещь стала собственностью, нужно сообщество людей, между которыми возникают определенные отношения в связи с вещью.

Причем вопрос стоит не так, быть или не быть собственности как отношениям между людьми по поводу вещей. Ей быть обязательно, необходимо. Есть общество – есть и собственность. И наоборот. Хотят того люди или не хотят, осознают это или не осознают, но чтобы существовать и развиваться, они вступают друг с другом в определенные отношения, связанные с производством материальных благ – производственные отношения, в основе которых лежат отношения между людьми по поводу вещей. Следует иметь в виду, что собственность представляет собой общественные отношения не только по поводу производства, но и по поводу вытекающих из них отношений распределения, обмена (обращения) и потребления. В этом суть политэкономического подхода к определению и пониманию собственности.

Согласно юридическому подходу, собственность есть принадлежность средств и продуктов производства определенным лицам – индивидам или коллективам – в определенных исторических условиях, отражающих конкретный тип отношений собственности. Право собственности как право конкретных субъектов на определенные объекты (имущество) сводится, как правило, к трем правомочиям: 1) праву владения, т.е. предоставляемой законом возможности фактического обладания вещью и удержания ее в собственном владении; 2) праву пользования, т.е. основанной на законе возможности эксплуатации имущества, извлечения из него полезных свойств и/или получения от него плодов и доходов; и 3) праву распоряжения имуществом, т.е. предоставленной собственнику возможности по своему усмотрению и в своих интересах совершать действия, определяющие юридическую судьбу имущества1. [c.184]

При политическом подходе к собственности акцент делается на принципах экономической политики государства, на том, допускает Ли оно экономическую свободу и в каких пределах, в какой мере экономическая организация общества влияет на политическую организацию, на концентрацию и рассредоточение власти.

Что такое “власть – собственность”? Собственность всегда связана с властью, хотя отношения власти и собственности в условиях различных культур и цивилизаций могут быть различными. На Западе эти отношения строились на принципе относительной самостоятельности власти и собственности. На Востоке в качестве альтернативы европейским видам частной собственности – античной, феодальной и буржуазной – сложился феномен “власти – собственности”.Как подчеркивают специалисты-востоковеды, это не столько собственность, сколько, власть, так как функции собственника здесь опосредованы причастностью к власти, т.е. к должности, а не к личности правителя. Процесс приватизации, бывший одновременно определенным этапом политогенеза, формирования государственности, расставлял акценты достаточно резко: государство как институт противостояло частному собственнику, видя в чрезмерном его усилении угрозу для своего существования (доходы казны) и для стабильности общества в целом. Феномен “власти – собственности” означает, что все государственное первично, а частное вторично, к тому же опосредовано тем же государством2.

§ 2. Собственность: теории и реалии

Хорошо известно, что философы разделились на два лагеря – материалистов и идеалистов – в зависимости от решения принципиального вопроса' о том, что первично и что вторично, – материя или сознание. Можно сказать, что при трактовке проблем общественной, социальной жизни людей они тоже разделились на два лагеря в зависимости от своей приверженности общественной или частной собственности. Причем среди сторонников той и другой форм собственности можно обнаружить как материалистов, так и идеалистов. [c.185]

Так, например, Платон выступал за общность имущества и быта представителей двух высших сословий – философов, правящих государством, и воинов, его охраняющих. “Прежде всего, – писал он, – никто не должен обладать никакой частной собственностью, если в том нет крайней необходимости. Затем ни у кого не должно быть такого жилища или кладовой, куда не имел бы доступа всякий желающий”3. Что касается ремесленников и земледельцев, то им разрешалось иметь частную собственность, деньги и торговать на рынке.

Позже Платон преобразует идею коллективной собственности философов и воинов в идею единого для всех граждан порядка пользования имуществом. Земля и дома являются собственностью государства, но каждый гражданин получает на правах владения земельный надел и дом, которые передаются по наследству. Все остальные виды имущества граждане могут приобретать в частную собственность, но ее размеры ограничиваются. Философ рекомендовал установить предел, дальше которого не может идти накопление богатства отдельными гражданами. Избыток, если он будет, поступает в пользу государства.

Решительным сторонником частной собственности, противником обобществления имущества, предлагаемого Платоном, выступил Аристотель. Лишь в одном, пожалуй, Аристотель согласился с Платоном – в том, что частную собственность следует ограничить. “Величайшим благополучием для государства является то, чтобы его граждане обладали собственностью средней, но и достаточной”4.

Согласно Аристотелю, частная собственность, социальное неравенство – явления естественные, существующие от природы, и потому вполне справедливые. Вместе с тем Аристотель высказал суждение о преимуществе частной собственности перед общественной (общей), к которому впоследствии апеллировали многие мыслители: “К тому, что составляет предмет владения очень большого числа людей, прилагается наименьшая забота. Люди заботятся всего более о том, что принадлежит лично им; менее заботятся они о том, что является общим, или заботятся в той мере, в какой это касается каждого. Помимо всего прочего люди проявляет небрежность в расчете на заботу со стороны другого”5.

Важно отметить следующее. Спор философов по проблеме собственности с самого начала не замкнулся пределами сугубо экономического рассмотрения, а имел ярко выраженные политические аспекты. [c.186] Так, у Платона те, кто обладают властью и силой, т.е. правители и воины, не могут иметь частной собственности, потому что она порождает злейший социальный порок – корыстолюбие, способное разложить эти сословия, вызвать социальные антагонизмы в обществе и, в конце концов, подточить и погубить государство.

Аристотель же не находил связи между частной собственностью, корыстолюбием и столкновением различных социальных интересов, состоянием общественных нравов. По его мнению, “те, которые чем-либо владеют и пользуются сообща, ссорятся друг с другом гораздо больше тех, которые имеют частную собственность”.

В Новое время, в эпоху зарождения и развития капитализма, спор “за” и “против” общественной или частной собственности продолжился и углубился.