регистрация /  вход

Критические замечания по поводу альтюсеровской концепции становления марксизма (стр. 1 из 2)

П.Павлидис (Греция)

В середине 60-х годов, участвуя в дискуссии о теоретической эволюции молодого К.Маркса, французский философ Л.Альтюсер выдвинул особую точку зрения, которая глубоко расходилась с концепциями других марксистских философов. По мнению Л.Альтюсера, большинство марксистов при изучении вышеназванной проблемы пользуются ошибочным методом, его Л.Альтюсер называет аналитико-телеологическим. Суть этого метода заключается в том, чтобы подойти к изучению произведений молодого К.Маркса с точки зрения его зрелых работ и, вследствие этого, искать в каждом незрелом труде наличие противоположных сторон: идеализм - материализм, либерализм - коммунизм. По мнению Л.Альтюсера такой метод является телеологическим и характерен в первую очередь для Гегеля.

Если мы рассматриваем незрелые стадии определенного процесса развития с точки зрения зрелых, то в первых неизбежно будем искать черты и стороны вторых и представлять этот процесс так, как будто он был уже заложен в структуре его начальных этапов. Марксисты, придерживающиеся такого метода ищут, по мнению Л.Альтюсера, в произведениях молодого К.Маркса столкновение противоположных теоретических сторон, одни из которых будут сохранены впоследствии у зрелого К.Маркса, а другие отброшены.

По мнению Л.Альтюсера, знание этапа зрелости определенного процесса развития не является необходимым для изучения незрелых этапов, так как каждый этап развития определенной теории носит абсолютно целостный и самостоятельный характер. В нем нельзя искать противоположные черты, стороны.

Для того чтобы выявить закономерности теоретического развития молодого К.Маркса, необходимо, по мнению Л.Альтюсера, придерживаться другого метода. Согласно этому методу ключ для решения вышеназванной проблемы находится вне рамок теории. При сравнении же разных этапов теоретического развития К.Маркса мы все время находимся в области теории и представляем дело так, как будто зрелость теории уже заложена в ее незрелых этапах, а значит переход от одного этапа к другому совершается только в рамках теории. Л.Альтюсер считает, что движущие силы развития теории находятся в практике, в эмпирии и во взаимодействии с ней думающего, теоретизирующего человека. Таким образом, теоретическое развитие К.Маркса заключается не в переходе от незрелого Маркса-идеалиста к зрелому Марксу-материалисту в процессе борьбы зрелых и незрелых, материалистических и нематериалистических элементов в нем, а в движении К.Маркса от сферы идеологии к сфере эмпирии, практики и от нее к науке. Как считает Л.Альтюсер, К.Маркс первоначально был чистым идеологом, и все его работы до определенного времени носили чисто идеологический характер. Потом К.Маркс обратился к изучению практики, действительного хода истории, чтобы после этого перейти к научному рассмотрению действительности. Здесь стоит остановиться на том, что Л.Альтюсер понимает, под словом "идеология". Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что по Альтюсеру идеология - это донаучный период в развитии индивидуального сознания, когда на действительные проблемы, которые ставит перед мыслящим субъектом его эпоха, дается ложный ответ, так как сами эти проблемы осознаются превратно и искаженно.

Таким образом, идеология по Л.Альтюсеру есть искаженное осознание действительности и только. Как мы видим, Л.Альтюсер определяет донаучный этап развития сознания не способом отражения действительности, а степенью истинности этого отражения. Мы могли бы добавить, что тут даже нельзя говорить о степени, поскольку идеология представляется как сугубо искаженное отражение действительности, которой противопоставляется наука как сугубо истинное отражение действительности.

Но здесь возникает вопрос; в силу каких обстоятельств осуществляется переход от идеологии к науке, раз они так резко противостоят друг другу? Л.Альтюсер на этот вопрос отвечает: в силу практики. Непосредственное обращение к практике, к изучению действительного положения дела является тем фактором, который разрушает иллюзии и мифы идеологии, и ведет нас к научному рассмотрению вещей[1] [1]. Этим ответом Л.Альтюсер считает вопрос исчерпанным, но, увы, по нашему мнению, этим ответом вопрос еще больше осложняется. Если практика, непосредственное обращение к действительности являются мостиком между идеологией и наукой, то что тогда является мостиком между идеологией, и практикой? Что приводит человека, полностью отданного сфере идеологии, к непосредственному обращению к действительности? На этот вопрос Л.Альтюсер ответа не дает и даже не ставит такой вопрос. По нашему мнению, в рамках резкого противопоставления идеологии науке, и, соответственно, Маркса-идеолога Марксу-ученому на вышеназванный вопрос ответить нельзя. Если определенный этап теоретического развития К.Маркса, в данном случае идеологический, резко противопоставляется другим (этапу непосредственного обращения к действительности и этапу научной деятельности), то от такого этапа нельзя никоим образом перейти к другому. Если принять, что К.Маркс первоначально полностью находился во власти идеологии, то его переход к рассмотрению практики нельзя считать осознанным шагом, совершившимся по собственной воле К.Маркса, а скорее всего - случайным, совершившимся под воздействием сугубо внешних для К.Маркса факторов. Это доказывается тем, что сознательное стремление к непосредственному обращению к эмпирии означало бы, что К.Маркс, находясь еще под влиянием идеологии, сильно усомнился в ней. А это означало бы, что в рамках идеологического сознания возникли противоположные стороны. Чтобы обратиться к практике, К.Маркс должен был бы сначала признать иллюзорный характер идеологии, или, по крайней мере, усомниться в правоте ее положений. Но что могло бы привести К.Маркса к таким сомнениям, раз он находился полностью во власти идеологии, то есть иллюзий, если не сама идеология? Но разве это не означает, что в таком случае идеология перестает быть единой и непротиворечивой? С другой стороны, само признание противоречивости различных сторон идеологии (сторон, содействующих обращению к практике и отвлекающих от нее) не означало бы повторение той методологической ошибки, о которой шла речь в начале, и которую Л.Альтюсер так сильно критиковал?

Если же считать, что переход К.Маркса к сфере практики произошел не сознательным путем, то опять нельзя говорить о переходе, ибо в силу неосознанности этого перехода действительное положение вещей продолжало бы осмысливаться под углом зрения идеологии.

Из всего этого следует, что если считать вслед за Л.Альтюсером каждый этап теоретического развития К.Маркса абсолютно целостным и самостоятельным, то тогда нельзя допустить возможности перехода к какому-нибудь другому этапу развития, нельзя допустить возможности развития вообще. Ошибки Л.Альтюсера в данном вопросе заключаются, по нашему мнению, в том, что он отрицает всякую роль теории в процессе ее собственного развития. Все в этом процессе зависит от практики. Практика не только в последнем, но и в первом счете определяет развитие теории. Теория же не играет никакой роли в своем взаимодействии с практикой.

Далее, по мнению Л.Альтюсера, теория то ли искажает практику, и тогда является идеологией, то ли ее верно отражает, и тогда является наукой. Иного не дано.

Таким образом, произведения молодого К.Маркса отдаются сфере идеологии. Они сугубо идеологичны, то есть иллюзорны. В них, соответственно, нет ни грана истины. Следовательно, от них нельзя ожидать какого-либо стимула для перехода к рассмотрению истинного положения вещей. Этот стимул приходит извне, из практики, но откуда приходит практика? Здесь Л.Альтюсер молчит.

Так как Л.Альтюсер отводит немецкой философии сугубо отрицательную роль в формировании марксизма (раз она сугубо иллюзорна, она должна быть потом отброшена К.Марксом), то марксизм лишается своих теоретических предпосылок. Если же будем, подобно Л.Альтюсеру, считать, что предпосылки зрелого марксизма коренятся лишь в практике, то мы должны будем признать, что само непосредственное обращение К.Маркса к практике никогда не могло бы начаться, поскольку для этого потребовался бы осознанный волевой акт, а осознание этой необходимости не могло случиться вне категорий предшествующего этапа, когда К.Маркс находился в плену немецкой философии. Таким образом, надо было бы наряду с практическими предпосылками рассматривать теоретические предпосылки марксизма, включив сюда немецкую философию. Но это отвергается Л.Альтюсером, ибо зрелый К.Маркс абсолютно отличается от молодого, от Маркса - сторонника Гегеля и Л.Фейербаха.

Из всего вышеизложенного следует, что для того, чтобы согласиться с Л.Альтюсером - признать переход К.Маркса от идеологии к практике и от нее к науке, мы должны выступить против него - отвергнуть резкое противопоставление одной сферы другой, отвергнуть концепцию Л.Альтюсера об абсолютной целостности каждого этапа теоретического развития К.Маркса и концепцию о противоположных моментах внутри каждого этапа.

Для того чтобы научно представить процесс теоретического развития К.Маркса, мы должны кроме всего названного отбросить и альтюсеровский запрет рассмотрения незрелых стадий с точки зрения зрелых. Если мы имеем дело с определенным процессом развития, то мы не можем понять, что развивается, точнее, в чем заключается развитие, если не будем сравнивать этап завершения этого процесса с его началом. С другой стороны, нельзя определить само начало процесса, если не поставить вопрос, началом чего оно является. Таким образом, нельзя понять, что является началом марксизма, если не знаем, что такое марксизм, то есть, если не будем изучать зрелый марксизм.

Является ли такой подход телеологическим? Необязательно. Телеологическим он был бы, если бы мы признали, что в незрелом марксизме уже заложен зрелый, но еще полностью не проявивший себя марксизм. Когда же мы говорим, что для того, чтобы понять начало марксизма, надо заранее изучать его зрелость, мы имеем в виду, что, зная теоретические достижения зрелого марксизма, мы можем обнаружить те стороны незрелого марксизма, которые, хотя и заимствованы из предшествующего К.Марксу теоретического наследия, содействовали продвижению К.Маркса вперед. Несмотря на имеющиеся у них недостатки, они наиболее верно отражали в домарксистский период те объекты, которые пришлось изучать К.Марксу. Такой подход позволит нам обнаружить и то новое, что открыл сам К.Маркс, по сравнению с предшественниками, концепции которых служили ему исходной точкой в теоретической работе.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!