регистрация / вход

Борьба за власть в СССР

Борьба за власть и привилегии в СССР. Номенклатура как господствующий класс в советском обществе.

1. Введение

Предметом моей работы является борьба за власть и привилегии.

Особый размах этот процес приобрёл в период правления

Брежнева, само вхождение во власть которого является

великолепной иллюстрацией интриганства и противостояния

различных группировок в самых верхних эшелонах власти.

Несмотря на несомненный интерес данной проблемы и её остроту,

публикации на эту тему практически отсутствуют. Да, безусловно

есть материалы о перевороте, в результате которого был смещён

с должности Хрущёв. Однако связь борьбы за власть в Кремле с

получаемыми вследствие этого привелегиями, несмотря на её

полную очевидность, всегда обходили деликатным молчанием.

Для того, чтобы лучше понять суть данного явления нужно обратиться

к его истории.

2. Из истории вопроса

С самого начала идея власти, диктатуры стала характерной

чертой советской системы во всех ее проявлениях. Ленин опре-

деляет государство как дубинку, как инструмент создания ново-

го, социалистического общества и нового человека эпохи социа-

лизма[1] . Вообще говоря, эта теория основана на идеях Маркса,

на его учении о производительных силах и производственных от-

ношениях как основе не только общественной структуры, но

и самого существования человека. Однако ленинская теория отхо-

дит от идей Маркса, как только начинает рассматривать в ка-

честве фундамента марксистской доктрины революцию и

власть - “диктатуру пролетариата”, а не преодоление бесчело-

вечных, гнетущих условий жизни общества. Признав принцип,

что власть - основа всего в обществе, и узаконив насилие (Ле-

нин определял диктатуру как власть, не ограниченную никакими

законами)[2] , нельзя было построить ничего иного, как общество,

в котором властители - партийная бюрократия, номенклатура -

превращаются в привилегированную монополистическую

касту.

Конечно, Ленин считал это лишь временной формой, которая

исчезает с “отмиранием” государства. И все же уже в 1918 году

Ленин в беседе с рабочей делегацией высказался за то, чтобы

партактивисты получали дополнительным продовольственный

паек[3] . Так вместе с властью стали расти и привилегии, государ-

ство же не проявляло никаких признаков “отмирания”, а наобо-

рот, становилось все сильнее.

Дело в том, что бюрократия и не думает ограничивать свои

привилегии. Напротив, она расширяет их и укрепляет свое гос-

подство.

Цель бюрократии - власть и господство над другими. Этому и

посвящают себя ее руководители - партийные олигархи.

В своей работе я часто буду исрользовать слово“номенклатура”

Что оно означает ?

Слово “номенклатура” пришло к нам из глубины тыся-

челетий. В Древнем Риме раб, громко провозглашавший на

приемах имена входивших гостей, назывался “номенкла-

тором” (от латинского “nomen” - имя). Видимо, от этого

и пошло слово “номенклатура” как список имен или на-

званий.

Вот определение номенклатуры опубликовано в Советском Союзе

в учебном пособии для партийных школ “Партийное строительство”. Вот оно: “Номенклатура - это перечень наиболее важных долж-

ностей, кандидатуры на которые предварительно рассмат-

риваются, рекомендуются и утверждаются данным партий-

ным комитетом (райкомом, горкомом, обкомом партии

и т. д.). Освобождаются от работы лица, входящие в но-

менклатуру партийного комитета, также лишь с его согла-

сия. В номенклатуру включаются работники, находящие-

ся на ключевых постах”

Академик А. Д. Сахаров писал:

“Хотя соответствующие социологические исследова-

ния в стране либо не производятся, либо засекречены, но

можно утверждать, что уже в 20-е - ЗО-е годы и окон-

чательно в послевоенные годы в нашей стране сформирова-

лась и выделилась особая партийно-бюрократическая

прослойка - “номенклатура”, как они себя сами назы-

вают, “новый класс”, как их назвал Джилас”[4] .

Маркс считал основой классов отношение к собственности.

Но является ли обладание собственностью важнейшим признаком

номенклатуры?

3.Номенклатура - “особая прослойка” общества

Номенклатура возникла как историческое продолжение организации профессиональных революционеров, сделавшихся после победы революции профессиональными правителями страны. Номенклатура - это “управляющие”. Функция управления - стержень

номенклатуры.

С точки зрения исторического материализма, речь идет

об управлении общественным производством. Во всех фор-

мациях господствующий класс осуществляет такую функ-

цию. Но было бы неверно игнорировать существенную

разницу в этом отношении между классом номенклатуры

и классом буржуазии, управляющим общественным про-

изводством при капитализме.

Буржуазия руководит в первую очередь именно эко-

номикой, непосредственно материальным производством,

а уже на этой основе играет роль и в политике. Так пролег

исторический путь буржуазии от ремесла и торговли, от

бесправия третьего сословия к власти.

Иначе проходит исторический путь номенклатуры. Он

ведет от захвата государственной власти к господству и в

сфере производства. Номенклатура осуществляет в пер-

вую очередь именно политическое руководство общест-

вом, а руководство материальным производством явля-

ется для нее уже второй задачей. Политическое управ-

ление - наиболее существенная функция номенкла-

туры.

Главное в номенклатуре - власть. Не собственность,

а власть. Буржуазия - класс имущий, а потому господ-

ствующий. Номенклатура - класс господствующий, а по-

тому имущий. Капиталистические магнаты ни с кем не

поделятся своими богатствами, но повседневное осущест-

вление власти они охотно уступают профессиональным

политикам. Номенклатурные чины - сами профессио-

нальные политики и, даже когда это тактически нужно,

боятся отдать крупицу власти своим же подставным лицам.

Заведующий сектором ЦК спокойно относился к тому, что

академик или видный писатель имел больше денег и иму-

щества, чем он сам, но никогда не позволил бы, чтобы тот

ослушался его приказа.

Он фанатик власти. Это не значит, что ему чуждо

все остальное. По природе он отнюдь не аскет. Он охотно и

много пьет, главным образом дорогой армянский коньяк; с

удовольствием и хорошо ест: икру, севрюгу, белужий

бок - то, что получено в столовой или буфете ЦК. Если

нет угрозы скандала, он быстренько заведет весьма

неплатонический роман. У него есть принятое в его кругу

стандартное хобби: сначала это были футбол и хоккей,

потом - рыбная ловля и охота. Он заботится о том, что бы

достать для своей новой квартиры финскую мебель и купить

через книжную экспедицию ЦК дефицитные книги

(конечно, вполне благонамеренные).”

Стабильная и спаянная правящая верхушка,

удерживала власть благодаря согласию в главном: стремлении

институционализировать властные отношения, зашитить

интересы бюрократических структур и сохранить коллективное

руководство, сосредоточенное в окружении одного человека-символа.

Немалую роль в этом играл непрерывный и все парализующий

компромисс между трудносочетаемыми общими установками и

столь же противоречивой практикой как центре, так и на местах.

Политический консерватизм или экономическая реформа, стабильность кадров или выдвижение новых поколений функционеров, личная преданность или компетентность, жесткое администрирова-

ние или допущение элементов рынка, приоритет тяжелой и

оборонной промышленности или легкой, партийность или

технократические ценности, руковадящая роль партии или ак-

тивность масс в общественных организациях, более или ме-

нее надежно контролируемых,- все эти фундаментальные про-

блемы, решение которых предполагало выбор, никогда не дово-

дились до конца из-за боязни нарушить консенсус, коснувшись

сути вещей.

Такой подход к делу приводил к торможению, а затем и

провалу многих попыток реформ, проистекавших из желания

решить проблемы, не затрагивая причин их возникновения:

централизации, бюрократизма органов управления, утвердив-

шегося еще в ЗО-е гг, волюнтаризма[5] .

КПСС оставалась главной структурой, привлекавшей людей к общественной жизни. За пятнадцать лет - с 1965 по 1980 г,-число ее членов выросло на 42% [6] (ежегодно в партию вступало полмиллиона че-

ловек), и к началу 80-х гг. партия насчитывала 17 млн. комму-

нистов[7] . Значительно выросла доля членов КПСС с высшим об-

разованием: к концу 70-х гг. более четверти членов партии име-

ли высшее образование, среди вступавших в нее с высшим

образованием было уже более 45% [8] . Партийный билет становил-

ся все более и более полезным дополнением к диплому, спо-

собствуя карьере и налагая лишь минимальные и формальные

обязательства на его владельца. Они состояли главным образом

в уважении к правилам игры, - что означало не критиковать

открыто режим, закрывать глаза на противоречия между поли-

тическими речами и реальной жизнью, в которой царила, апа-

тия, цинизм и коррупция и, в более общем плане, преоблада-

ние личных интересов над общественными. В этих условиях

коммунист жил с двойной моралью, лояльно служа режиму и

нередко не разделяя при этом в глубине души убеждений,

выражаемых во всеуслышание.

Из 17 млн. коммунистов почти четверть занимала выборные

посты в 400 тыс. первичных партийных организациях[9] . Эти 4 млн.

коммунистов, с большим преувеличением называвшиеся акти-

вом, составляли своего рода банк данных из которого проводили

дальнейший отбор примерно 400 тыс. освобожденных работников

аппарата[10] . В действительности путь поступенькам выборных

должностей, обеспечивавший выдвижение активистов из низовых

организаций (коммунисты из профсоюзов, Советов, различных

общественных организаций, первичных партийных организаций),

все реже приводил к желанным постам, входящим в союзную,

республиканскую, региональную номенклатуру. Кандидаты на такие

должности, все более тесно связанные с административными и политическими функциями, все чаще подбирались и назначались непосродственно в вышестоящих организациях. 70-80 гг. были от

мечены прочной стабилизацией элиты и прекращением ее по

полнения снизу[11] . Система становилась замкнутой и закрытой.

Номенклатура - понятие, вошедшее в повседневные разговоры после успеха одно именной книги М.Вселенского,-представляла собой настоящую касту, с трудно поддающейся оценке численностью. Политическая стабильность брежневского периода позволила расцвести могущественной элите. Уверенной в себе, в своих правах и привилегиях, в возможности самовоспроизводства, Однако укоренение этой, словно перенесенной из феодального общества элиты со своей иерархией, территорией и двором входило во все большее противоречие с другой стороной политики власти, заключавшейся в вовлечении масс в общественную жизнь: стоило ли стремиться к ак-

тивному участию в ней, если достижим был лишь формально

почетный статус, но не реальная принадлежность к избранным?

В условиях, когда номенклатура смыкала свои ряды, когда

все глубже становилась пропасть между власть предержащими и

рядовыми гражданами, поощряемое властями участие в новых

общественных объединениях, которые могли бы составить

гражданское общество, становилось все более и более формаль-

ным.

4.Генеральный секретарь-вершина класса номенклатуры

Византийский культ личности генерального секретаря

не способен скрыть от мира то, что на самой вершине

класса номенклатуры происходит борьба прежде всего

именно за этот пост, хотя обладатель его всегда изобра-

жается как незаменимый и как бы прямо для него рож-

денный.

Борьба за власть в Кремле ассоциируется с драматическими

дискуссиями чуть ли не как в западном парламенте. Между тем

ничего подобного нет. Борьба идет не при помощи парламентского

красноречия, а путем длительного - годами - подсиживания,

сложнейших хитросплетений и интриг, понять которые

политики демократического Запада вообще, вероятно, неспособны.

Красноречие же, если слово это можно применить к подготов-

ленным аппаратом и читаемым по бумажкам речам на

номенклатурно-бюрократическом жаргоне, используется

лишь на заключительном этапе, когда нужно наклеивать

политический ярлык на уже поверженного противника.

До того никаких открытых выступлений против него не

бывает; наоборот, его бдительность стараются усыпить де-

монстративной дружественностью.

Пост генерального секретаря может получить только

какой-то один человек, поэтому верхушка номенклатуры

старается при каждой смене генерального секретаря

создать более выгодные исходные позиции для очередного

тура борьбы в целом[12] .

Кого эта верхушка стремится выбрать в генеральные

секретари: самого сильного и способного? Наоборот,

того из членов Политбюро, что кажется ей самым недале-

ким и безобидным. Таким казался Сталин в начале 20-х го-

дов на фоне членов ленинского Политбюро[13] ; таким казался

Хрущев после смерти Сталина[14] (Маленков, наоборот, счи-

тался очень сильным); таким казался Брежнев после сме-

щения Хрущева, когда сильным считался Шелепин[15] . Фео-

дальные князья всегда старались посадить на королевский

трон возможно более слабого монарха, князья класса но-

менклатуры избирают по этому же принципу Генераль-

ного секретаря ЦК. Вот почему тот из членов Политбюро,

кто очень хочет стать генеральным секретарем, должен

не поражать воображение своими талантами и динамизмом,

а выглядеть ограниченным и бескрылым, скромным, по

груженным в техническую работу бюрократом, как это

сделал Сталин; Иванушкой-дурачком, какого любил

разыгрывать из себя Хрущев; стандартным провинциаль-

ным партработником, каким казался Брежнев; исполни-

тельным юнцом, готовым слушаться старших, каким

считался Горбачев.[16]

Где они, крикуны и печальники?

Отшумели и сгинули смолоду,

А молчальники вышли в начальники,

Потому что молчание - золото .

5.Брежнев : путь наверх

Что бы сейчас ни писали бывшие руководители, на Брежнева

власть свалилась как подарок судьбы[17] . Сталину, чтобы превратить

скромный по тем временам пост Генерального секретаря ЦК

партии в должность “хозяина” страны, “пришлось” уничтожить

едва ли не всех членов ленинского Политбюро, за исклю-

чением, разумеется, самого себя, а также огромную часть

партийного актива[18] . Хрущев после смерти Сталина был

вторым, а не первым, как многие думают, поскольку пер-

вым в ту пору считался Маленков. Хрущев выдержал

борьбу против могучих и влиятельных соперников, в том

числе таких, как Молотов, которые стояли у фундамен-

та государства чуть ли не с ленинских времен. Может

быть, поэтому сталинская и хрущевская эпохи, каждая

по-своему, были наполнены драматическими переменами,

крупными реформациями, беспокойством и нестабиль-

ностью.

Ничего подобного не происходило с Брежневым. Он

получал власть так плавно, как будто кто-то долго за-

годя примерял шапку Мономаха на разные головы и ос-

тановился именно иа этой. И пришлась она, эта шапка,

ему так впору, что носил он ее восемнадцать лет без вся-

ких страхов, катаклизмов и конфликтов. И непосредст-

венно окружавшие его люди жаждали только одного:

чтоб жил этот человек вечно - так хорошо им было. Сам

Брежнев во время встречи с однополчанами, гордясь

сшитым недавно мундиром маршала, сказал: “Вот... дос-

лужился”. Это слово вполне годится и для характеристи-

ки процесса его прихода на “должность” руководителя

партии и государства - дослужился...

Впрочем, в одном отношении приход Брежнева к ру-

ководству напоминает сталинскую и хрущевскую модель.

Никто не принимал его всерьез как претендента на роль

лидера, да и сам он всячески подчеркивал полное отсут-

ствие подобных амбиций. Во время подготовки его речей

(в бытность Председателем Президиума Верховного Совета СССР)

по случаю зарубежной поездки их составителям передали главное пожелание заказчика: “Поскромнее, поскромнее, я не лидер, я не

вождь...”[19]

Брежнев являл собой прямую противоположность

Хрущеву с его смелостью, склонностью к риску, даже

авантюре, с его жаждой новизны и перемен. Почему же

Хрущёв так покровительствовал ему ?

Как личность авторитарная, не склонная делить власть и

влияние с другими людьми, он больше всего окружал се-

бя такими руководителями, которые в рот ему глядели,

поддакивали и с готовностью выполняли любое его пору-

чение. Ему не нужны были соратники, а тем более вож-

ди. Он довольно нахлебался с ними после смерти Стали-

на, когда Маленков, Молотов, Каганович пытались изг-

нать его с политического Олимпа[20] . Такие, как Брежнев,

Подгорный, Кириченко, Шелест, были послушными ис-

полнителями его воли, “подручными”, как называл их

Хрущев. Правда, когда дело дошло до сакрамен-

тального вопроса “кто-кого?”, именно эти “подруч-

ные” быстро перебежали на другую сторону. Ибо в поли-

тике не бывает любви - здесь превалируют интересы

власти.

Сама по себе смена руководства таким именно обра-

зом представляет собой один из редких случаев в полити-

ческой истории. Обычно подобный метод оказывался эф-

фективным только тогда, когда убивали прежнего влас-

тителя. Успех “мирного заговора” против Хрущева ока-

зался возможен по двум причинам. Первая - он сам в

последние годы правления одну за другой подрубал все

ветви того дерева, на котором зиждилась его власть. Дру-

гая причина - Шелепин.

Хрущев, кажется, ни к кому не относился с таким до-

верием и никого не поднимал так быстро по партийной

и государственной лестнице, как этого деятеля. За корот-

кий срок Шелепин из рядового члена ЦК стал членом

Президиума, председателем Комитета партийно-государ-

ственного контроля, секретарем ЦК... Поистине верно го-

ворится: избавь нас, боже, от наших друзей, а с врагами

мы как-нибудь сами справимся.

Шелепин, однако, жестоко просчитался. Он плохо

знал нашу историю, хотя окончил ИФЛИ. Он был убеж-

ден, что Брежнев-фигура промежуточная, временная,

и ему ничего не будет стоить, сокрушив такого гиганта,

как Хрущев, справиться с человеком, который был всего

лишь его слабой тенью.

Надо заметить, что всей своей карьерой Брежнев был

обязан именно Хрущеву. Он закончил землеустроитель-

ный техникум в Курске и только в двадцатипятилетнем

возрасте вступил в партию. Затем, окончив институт, на-

чал политическую карьеру. В мае 1937 года (!) Брежнев

становится заместителем председателя исполкома горсо-

вета Днепродзержинска, а через год оказывается в обко-

ме партии в Днепропетровске.[21] Трудно сказать, способствовал

ли Хрущев этим первым шагам Брежнева, но вся его последующая

карьера происходит при самой активной поддержке тогдашнего

первого секретаря ЦК Компартии Украины, а потом и секретаря

ЦК ВКП(б). Когда Брежнев был направлен на должность

первого секретаря ЦК Компартии Молдавии, он привел туда многих

своих друзей из Днепропетровска,[22] здесь же обрел в каче-

стве ближайшего сотрудника тогдашнего заведующего

отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии респуб-

лики К. У. Черненко.

После XIX съезда партии Брежнев становится секре-

тарем ЦК,[23] кандидатом в члены Президиума ЦК, после

смерти Сталина оказывается в Главном политическом уп-

равлении Советской Армии и ВМФ. Чем больше укреп-

лялся Хрущев, тем выше поднимались акции Брежнева.

К октябрьскому Пленуму 1964 года он - второй секре-

тарь ЦК.[24] Таким образом, Хрущев собственными руками

соорудил пьедестал для преемника.

Впрочем, Брежнев не стал расправляться со своим

прежняя покровителем. Хрущев создал прецедент на

июньском Пленуме ЦК КПСС 1957 года.[25] Рассказывают,

что после позорного поражения сталинской гвардии ему

позвонил Каганович, который на протяжении многих лет

покровительствовал Хрущеву, и спросил: “Никита, что с

нами будет?” Хрущев ответил ему вопросом на вопрос:

“А что бы вы сделали, если бы ваша взяла? Сгноили бы

в Тмутаракани или поставили к стенке? А я вам скажу

просто: идите вы... сами знаете куда”.[26] И тут следовало

крепкое непечатное слово. Оно - это слово - означало

новую традицию: поверженных политиков не убивали, а

попросту отстраняли. Этой традицией воспользовался и

Брежнев. Отстранив Хрущева, он отправил его доживать

жизнь на загородную дачу, предусмотрительно сменив

там охрану.

6.Шелепин - последнее препядствие

на пути

Как происходит в действительности борьба за власть

в верхушке класса номенклатуры, рассмотрим на примере

схватки Брежнева с Шелепиным за пост Генерального сек-

ретаря ЦК КПСС. О соперничестве Брежнева и Щелепина

западная пресса писала много, но существенные элемен-

ты этой истории опубликованы не были.

Какова была карьера Александра Шелепина ?

Ни одна из политических звезд Кремля не поднялась

на партийном небосклоне столь блистательно и не закати-

лась столь безрадостно, как звезда Шелепина.

В конце ЗО-х годов Шелепин был студентом Москов-

ского института философии, литературы и истории

(ИФЛИ), в то время наиболее модного в кругах московской

интеллигенции. Саша Шелепин активно продвигался по

комсомольской линии и стал секретарем комитета ВЛКСМ

института.[27] Секретарем он был, как тогда и полагалось

суровым и бдительным. Шелепин кричал на одну студентку ИФЛИ,

когда она потеряла комсомольский билет: Ты знаешь, что ты

совершила? Ты отдала свой билет врагу. Вот сейчас ты сидишь

здесь, а враг ,шпион, диверсант - проходит по твоему билету в здание

ЦК комсомола!”[28]

В ЦК комсомола прошел, однако, не мифический враг,

а сам Шелепин. Окончив институт, бдительный секретарь

был взят на работу в Московский городской комитет ком-

сомола, и в начале войны ему было поручено подбирать

комсомольцев для заброски в тыл вермахта[29] - как раз

в качестве столь волновавших Шелепина шпионов и дивер-

сантов. В числе отобранных им оказалась знаменитая Зоя

Космодемьянская - школьница, неудачливая диверсант-

ка, носившая кличку Таня.[30] Она была поймана немцами

и повешена ими в подмосковной деревне Петрищево.

С петлей на шее Зоя крикнула: Сталин с нами- Сталин

придет! - за что и была объявлена советской националь-

ной героиней.

Именно на гибели несчастной девушки и сделал свою

карьеру Александр Шелепин. Сталин лично заинтересовался,

кто отыскал Зою и просил обратить на него внимание.[31]

В ту минуту и началось неудержимое возвышение Александра

Шелепина, приведшее к тому что он чуть было не стал третьим

преемником самого Сталина.

Шслепин последовательно был первым секретарем

Московского комитета комсомола, секретарем ЦК

ВЛКСМ, первым секретарем ЦК ВЛКСМ, председателем

КГБ СССР наконец, кандидатом в члены Президиума

и секретарем ЦК КПСС,[32] ведавшим партииными и адми-

нистративными органами, включая КГБ. Именно находясь

в этой весьма сильной позиции, Шелепин и протянул

руку к посту Первого секретаря ЦК КПСС - главы клас-

са номенклатуры.

Попытка захвата высшего поста в номенклатуре была

предпринята Шелепиным после тщательной подготовки.

На протяжении ряда лет он старательно формировал кад-

ры своих вассалов, всячески продвигая вперед членов

своей группы. Брал он в эту группу только людей нуж-

ных, как принято говорить на номенклатурном жаргоне

перспективных. Всех их он концентрировал в ЦК ком-

сомола, взял ряд из них затем на руководящие посты

в КГБ. Перейдя оттуда в ЦК партии, Шелепин передал

пост председателя КГБ своему преемнику на должности

первого секретаря ЦК комсомола Семичастному и стал

как секретарь ЦК КПСС рассаживать своих бывших ком-

сомольцев на различные руководящие посты.[33] Дело

было организовано широко. Напористые и наглые молодые

карьеристы из аппарата комсомола, быстро прозванные

хунвейбинами, расползались по номенклатуре.

Именно такой оказалась обстановка ко времени сверже-

ния Хрущева. Шелепин и Семичастный организационно

подготовили всю эту операцию. Находившийся на госдаче

в Пицунде Хрущев был незаметно полностью отгорожен

ими от всего мира, и его сторонникам не удалось сообщить

ему о готовившемся перевороте. Шелепин и Ссмичастный.

организовали также доставку Хрущева из Пицунды прямо

на заседание Президиума ЦК, где ему было объявлено о

его отставке.

Шелепин недаром проводил всю эту связанную с нема

лым риском акцию. Делал он это не для других, а для себя.

есть один не публиковавшийся до сих пор факт, без

знания которого нельзя понять весь ход событии. Факт та-

ков: не Брежнев, а Шелепин был намечен на пост преемника

Хрущева - Первого секретаря ЦК КПСС.[34] Был подго-

товлен даже соответствующий проект постановления ЦК.

Была достигнута договоренность и о том, что Брежнев из-

бирался Первым секретарем ЦК КПСС лишь временно,

с целью скрыть подлинные нити антихрущевского загово-

ра; затем этот пост должен был перейти в руки Шелепина.

Какие гарантии против концентрации власти в руках

Шелепина должна была получить верхушка класса номен-

клатуры? Было принято неопубликованное тогда решение

ЦК не допускать в дальнейшем совмещения в одном

лице обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС и Пред-

седателя Совета Министров СССР.[35]

Другой вопрос: действительно ли члены Президиума

ЦК удовольствовались такой ценой за передачу поста Пер-

вого секретаря ЦК склонному к диктаторству Шелепину?

Трудно отделаться от впечатления, что члены Президиума

ЦК просто обманули последнего. Он был нужен им, так как

без поддержки контролировавшегося им КГБ заговор не

удался бы, поэтому они обещали Шелепину пост Первого

секретаря ЦК.[36] Но, видимо, желания выполнять это обеща-

ние у членов Президиума ЦК КПСС не было. Только так

можно объяснить резкую речь Микояна на заседании Пре-

зидиума ЦК КПСС, направленную против назначения Ше-

лепина на пост первого секретаря.[37] Микоян отечески

предостерег собравшихся, что-де в противном случае им

придется пережить много бед с этим молодым человеком .

Никогда без нужды не рисковавший Микоян, против

которого лично Шелепин ничего не имел, не стал бы так

выступать и подвергать себя опасности мести шелспинцев,

если бы не был заранее уверен в том, что Президиум

ЦК его послушается.

Шелепина перевели из кандидатов в члены Президиу-

ма ЦК,[38] Семичастного ввели в состав ЦК КПСС.[39] Но на

посту Первого секретаря ЦК остался Брежнев - потому

что, как мы уже говорили, он рассматривался другими

членами Президиума в качестве наименьшего зла. Брежнев

не забыл Микояну этой услуги: вышедший на пенсию и

давно уже не член Политбюро, ловкий старец до самой

смерти пользовался всеми привилегиями члена высшего

руководства.

Брежнев, конечно, понимал, как шатко было его поло-

жение. Об этом с особой силой напомнил ему следующий

факт. При открытии XXIII съезда КПСС (1965 год)

шелепинцы устроили демонстрацию: когда при избрании

президиума съезда было названо имя Шелепина, в зале

разразились бурные аплодисменты - очевидно, заранее

организованные.[40] Брежневцы мгновенно сориентировались

и начали аплодировать после каждого зачитываемого име-

ни[41] чтобы сгладить неловкость; но эта с точки зрения

тогдашних нравов КПСС исключительно наглая выходка

показывала, что Шелепин не намерен стесняться в средств-

вах и что действовать против него надо было быстро.

Единственный из всех секретарей ЦК КПСС Шелепин

совмещал эту должность с правительственным постом:

в качестве председателя Комитета партийного и государ-

ственного контроля он был одновременно секретарем

ЦК КПСС и заместителем Председателя Совета Министр

ров СССР.[42] С целью лишить его этого статуса ЦК КПСС

попросту ликвидировал Комитет партийного и государ-

ственного контроля, образовав вместо него Комитет народ-

ного контроля.[43] Щелепин был освобожден от должности за-

местителя Председателя Совета Министров СССР, предсе-

дателем же Комитета народного контроля утвержден

не был.[44]

Однако у Шелепина оставался пост секретаря ЦК

партии, и поэтому для него была подобрана должность,

формально столь высокая, чтобы ее мог занимать член По-

литбюро: Шелспина вдруг утвердили председателем

ВЦСПС, таким образом он выбыл из секретарей ЦК.[45]

После этого всем стало ясно, что Шелепин проиграл игру.

1964 - 1965 гг. - пик карьеры Шелепина и начало ее конца: в

этот период он становится членом Политбюро и утра-

чивает свое политическое влияние, когда сперва теряет

пост заместителя Председателя Совета Министров, а за-

тем выводится из Секретариата ЦК. Шелепин, однако,

обладал еще некоторым влиянием в руководящих кругах

партии, помнили его роль в низложении Хрущева, чтобы

его можно было запросто прогнать. Поэтому Брежнев

после того как выпроводил его из Секретариата ЦК в

профсоюзы, счел нужным позолотить пилюлю - в честь

50-летня Шелепину была вручена Звезда Героя Социали-

стического Труда.[46] Шелепин, однако, еще долго оставался

членом Политбюро, в котором он в поисках опоры ме-

тался из стороны в сторону. Поддерживая противников

Брежнева, он неожиданно стал проявлять себя либера-

лом, лихорадочно ища сочувствия и поддержки Косыгина,

и решился на критику Брежнева за отсутствие у него

целенаправленности и определенности во внутренней

политике.[47] Спустя какое-то время Шелепин сделался горя-

чим поборником генсека и попытался, угождая Брежневу,

организовать в Политбюро поддержку разрядке.[48] Но было

уже поздно: Брежнев не простил отступничества.

Почему он не сопротивлялся? Потому что Брежнев

подрывал не только позиции лично Шелепина, но одно-

временно разгонял его группу. Шелепину было попросту не

на кого опереться.

Семичастный был лишен поста председателя КГБ

СССР и отправился в Киев в качестве заместителя Пред-

седателя Совета Министров УССР.[49] Чтобы выгнать другого

шелепинца - члена правительства СССР, бывшего секре-

таря ЦК комсомола Романовского, был ликвидирован воз-

главлявшийся им Государственный комитет по культур-

ным связям с зарубежными странами при Совете Минист-

ров СССР.[50] Сам Романовский был отправлен послом в Нор-

вегию.[51]

А сам Шелепин? Несмотря на то что он довольно от-

крыто фрондировал в Политбюро, его оттуда не удаляли.

В кругах аппарата ЦК говорили, что так хотел сам Бреж-

нев: Шелепин в Политбюро служил напоминанием другим

его членам, что, если они не будут слушаться Брежнева

и власть последнего ослабеет, Шелепин сможет вновь вска-

рабкаться наверх, и тогда уж им всем несдобровать. Так

или иначе. Шелепин был выгнан из Политбюро действи-

тельно только тогда, когда Брежнев заболел и наметилась

возможность его ухода от власти.[52] Сделано это было по

всем правилам номенклатурного интриганства:

В 1975 году Шелепин был послан в Англию,[53] где состоялись

направленные против него демонстрации протеста, которые

легко было предвидеть (дело в том, что именно Шелепин в

качестве председатсля КГБ СССР вручал орден Красного

Знамени Сташинскому за убийство в Мюнхене руководителей

украинских националистов Бендеры).[54] Антишелепинские

демонстрации в Англии не были объявлены выходкой

фашиствующих элементов, как это бывает обычно в слу-

чае антисоветских демонстраций за границей, а были ис-

пользованы для вывода Шелепина из Политбюро.[55]

В апреле 1975 года на Пленуме ЦК было принято решение о снятии

Шелепина с формулировкой, означающей полный и окончательный

его крах: “По личной просьбе”.[56] Большего и худшего униже-

ния для честолюбивого и гордого партийного функцио-

нера нельзя было придумать.

В номенклатурных кругах смеялись, что операция по

разгону шелепинцев была единственной до конца после-

довательной акцией брежневского руководства. Что ж,

последовательность была не случайной. В борьбе за

власть - самое для них главное - номенклатурные дея-

тели всегда проявляют последовательность.

Вот так происходит реальная борьба за власть в Кремле.

Как видите, она не имеет ничего общего с парламентские

ми словесными дуэлями. Это всегда сложные маневры,

сопровождаемые организационными решениями, назна-

чениями и перемещениями, которые все, однако, не рутин-

ны и не случайны, а направлены к единой продуманной цели.

7.Борьба за власть на вершине

политического Олимпа

На рубеже 60-70-х годов в высшем эшелоне совет-

ского руководства окончательно сформировалось два на-

правления-реформаторское и консервативное. Реформа-

торы были сторонниками системоукрепляющих реформ,

прежде всего в экономике, весьма индифферентно отно-

сясь к проблемам становления гражданского общества и

правового государства. Более того, многие из них, напри-

мер, А. Н. Косыгин, Ю. В. Андропов были весьма скепти-

чески настроены по отношению к политической и идеоло-

гической модернизации, полагая административно-команд-

ную систему самодостаточной. Поэтому Андропов, став в

1967 г. главой КГБ,[57] не чурался практики репрессий

против инакомыслящих, не без основания полагая, что

сколько-нибудь серьезный капитальный ремонт системы

не может не вызвать ее обвала. Но особую бдительность

охранители проявляли на “идеологическом фронте”, ста-

раясь сурово пресекать любые проявления “крамолы”,

В чистом виде, однако, за редким исключением, в руко-

водстве не встречались ни прогрессисты, ни ретрограды.

Как правило, окраска менялась в зависимости от полити-

ческой конъюнктуры. Сам Леонид Ильич Брежнев старал-

ся не связывать себя с каким-либо одним течением, он

поддерживал тех или других в зависимости от того, на-

сколько это укрепляло его позиции.

Принято считать, что Брежнев был бесталанным

лидером. И тем не менее важнейшие рычаги партийной и

государственной власти многие годы, находились в его

руках. Чем объяснить этот феномен? И какую позицию

занимало Политбюро - орган политического руковод-

ства, чья роль и задача в партии не только осуществлять

текущую политику и контроль за ее развитием, вырабаты-

вать коллективные решения, но и предотвращать дефор-

мации, отход от ленинских принципов действии, норм,

руководства. ..

При том, что Брежнев действительно ни в коей

мере не обладал качествами выдающегося деятеля, он был

хорошим выучеником той самой системы, о которой мы

говорили. И, пользуясь ее методами, сумел перевести

Политбюро во второй эшелон, лишить его нрава решающего

голоса.[58] Вроде бы безобидно - не надо членам Политбюро и

секретарям выступать на Пленумах и съездах, потому

что у нас общая линия. А по сути, члены Политбыро оказались

безголосыми.[59]

Дело в том, что Брежнев опирался на Секретариат, а не

на Политбюро. Традиционно Секретариат занимался орга-

низацией и проверкой выполнения решении, расстановкой

руководящих кадров. А теперь все предрешалось группой

секретарей. Там были Суслов, Кириленко, Кулаков, Усти-

нов... и другие. Секретариат рассматривал проблемы до

Политбюро. И нередко было так; когда члены Политбюро

приходили на заседание приходим на заседание, а Брежнев

им говорил: мы здесь уже посоветовались и думаем, что надо

так-то и так-то. И тут же голоса секретарей: да, именно так,

Леонид Ильич. Членам Политбюро оставалось лишь соглашаться.[60]

Воронов, бывший член Политбюро, вспоминал :

“- Как же это получилось? Когда освободили Хрущева от

должности, не видели замены. Встал вопрос - кто? Вто-

рым секретарем был Брежнев. Доступный, вальяжный, с

людьми умел пообщаться, не взрывался никогда. И биогра-

фия. Всю войну прошел, до войны был секретарем обкома

партии. Казалось, подходящий человек. Но главное выяви-

лось потом что он был очень некомпетентным руководи-

телем. Наверное, чувствуя это, ревновал Косыгина.

- Первые три года Брежнев прислушивался к мнению

членов Президиума.[61] Пытался вникать в хозяйственные

дела. Хотя он в них мало разбирался. Через три-четыре

года он стал считать себя вождем.[62] Верным марксистом-

ленинцем. Выдающимся деятелем международного ком-

мунистического движения. А страну забросил. И уже пош-

ла расправа с кадрами которые помогли ему прийти к

власти. Ордена любил безумно. Об этой его слабости были

осведомлены многие государственные деятели разных

стран. Помнится, Подгорный говорит ему: “Леонид Ильич,

нельзя же так. В народе уже анекдот ходит, что нужно

генсеку операцию делать по расширению груди. Награды

вешать некуда...”

Брежнев был стороником популизма в политике.

Авторитет себе он хотел завоевать скорым и легким способом.

Для этого сразу внес предложение повысить зарплату целому

ряду категорий работников.[63] Зарплату-то подняли, но ее нужно

было еще и чем-то отоварить. А товаров народного потребления

и услуг в нужном объеме не дали излишки денег нужно было

чем-то покрывать. Стали увеличивать производство водки,

дешевого вина.[64] И это был очень опасный путь. Огромные

деньги, которые накопились в сберегательных кассах или имелись

на руках у населения,- прямые последствия той необдуманной

политики. Пьянство, алкоголизм,так бурно расцветавшие в годы застоя,- тоже ее результат.

Л.И. Брежнев проводил большую часть своих решений

через Секретариат ЦК КПСС и стремился опираться на

аппаратные структуры.[65] Первоначально, располагая не

слишком уж большой кадровой базой, Леонид Ильич стал

возвращать на “высокую орбиту” политических жертв

Хрущева, типа Ф. Д. Кулакова, М. С. Соломенцева,

В. Капитонова, Г. С. Павлова. Но тогда же стала фор-

мироваться собственная кадровая “обойма” Брежнева.

С подачи К. У. Черненко, с поста директора ВПШ Молда-

вии на должность заведующего отделом науки и учебных

заведений ЦК КПСС был определен С. П. Трапезников.[66]

Министром внутренних дел СССР, несмотря на противо-

действие ряда членов Политбюро, был поставлен - так-

же доверенное лицо Л. И. Брежнева - Н. А. Щелоков.[67]

Первым зампредом КГБ стал работавший ранее в Молда-

вии С. К. Цвигун.[68]

Так возникла традиция кланового руководства партией

и государством. Клана будет два-наряду с молдавской

ветвью будет крепнуть днепропетровская, которая станет

расти за счет партийных функционеров, директоров пред-

приятий или просто знакомых, кто в разные годы или

учился с Брежневым, или работал, или помогал ему в про-

движении. Позднее эти ветви разрастутся, раскинутся да-

леко за пределы Молдавии и Днепропетровской области

и вберут в себя всех тех, кто встретился Леониду Ильичу

Брежневу на длинной и извилистой дороге его политиче-

ской карьеры, кто обратил на себя его внимание или уго-

дил ему.

При этом борьба за абсолютную власть наверху продолжалась.

В начале 1971 г. пал В. П. Мжаванадзе, партийный

руководитель Грузии; он был обвинен в коррупции.[69] Это был

первый удар генсека по высшей партийной коллегии. За предыдущие

годы правления Брежнева по его инициативе не было произведено

ни одного снятия среди членов Политбюро - его побуж-

дали считаться с необходимостью коллективности руко-

водства. За прошедшие семь лет Политбюро покинули

только трое: Ф. Р. Козлов - по болезни, А. И. Микоян и

Н.М. Шверник-по старости.[70] Но затем, на Пленуме ЦК

в апреле 1973 года, из Политбюро сразу были выведены

П.Е. Шелест, Г. И. Воронов. Их место заняли трое, и

все - сподвижники Брежнева: Ю. В. Андропов, председа-

тель КГБ, А. А. Громыко, министр иностранных дел, и

А.А. Гречка, министр обороны.[71]

Обстоятельства смещения Шелеста и Воронова нахо-

дились в тесной связи с противоборством генсека и премь-

ера. Брежнев долго и сложно маневрировал, прежде чем

решился нанести удар по Политбюро. Вначале, не будучи

в состоянии его подорвать извне, он решил его расшатать

изнутри - он сумел увеличить число его членов с 11 до 15[72]

И сразу получил в нем большинство. Следующий шаг

был вопросом партийной техники. Проявив благосклон-

ность к Шелепину, он столкнул его с Шелестом, а потвор-

ствуя соперничеству между Косыгиным и Подгорным,

изолировал Воронова.[73] Шелест был обвинен в национа-

лизме и переведен с Украины, где был первым секрета-

рем ЦК Компартии, в Москву.[74] Став одним из многих

заместителей Председателя Совета Министров и лишенный

опоры в Киеве, он вскоре был выставлен из Полит-

бюро.[75]

Г.И. Воронов же проиграл тогда, когда вместе с Ко-

сыгиным стал сомневаться в сельскохозяйственной про-

грамме Брежнева.[76] Поначалу он был высечен публично:

его не удостоен правительственной награды по случаю

шестидесятилетия, хотя, как члену Политбюро, ему пола-

галась Звезда Героя, а затем в Протоколе Политбюро (по

месту стояния на приемах и в расположении портретов

на торжествах) упал с пятого-шестого места на четыр-

надцатое.[77]

Возможно, Брежнев мог бы избавиться от Воронова

и раньше, уже в 70-м году. К тому времени распались свя-

зи, первоначально возникшие в Политбюро. Косыгин, те-

ряя влияние, терял и союзников (сперва от него отошел

Суслов, а затем оставил и Мазуров). Подгорный же, сми-

рившись с уходом из партаппарата, прижился в Президи-

уме Верховного Совета и больше не искал столкновений

с генсеком.[78] Но тогда он не изгнал Воронова из Политбю-

ро, не желая пошатнуть зыбкое равновесие сил при об-

суждении политики разрядки, против которой регулярно

выступал Шелест.[79]

Падение Воронова и Шелеста произошло на фоне воз-

вышения Г. В. Романова - еще один ловкий ход Бреж-

нева: впервые за десять лет-после ухода Козлова-

первый секретарь Ленинградского обкома партии стал пол-

ным членом Политбюро.

И чем больше усиливал свои позиции Брежнев, тем

больше падали престиж и влияние Косыгина. С конца

70-го и до середины 71-го года он едва ли не полностью

отстранился от дел в Совете Министров (там всеми де-

лами управлял Мазурок),[80] проводя часть времени в боль-

нице, а часть - на даче. Косыгин был главным препоном

для установления единовластия Брежнева, но не единст-

венным. Оставался еще Полянский, затаивший обиду на

Леонида Ильича за то, что тот, пообещав, не сделал его

премьером. На него Брежнев быстро нашел укорот -

обвинил в развале сельского хозяйства и на XXV партий-

ном съезде (1976 г.) выдворил из Политбюро.[81]

Наконец, Брежнев смог без лишней суеты присту-

пить к созданию собственного величия. Угодников, гото-

вых преклоняться и прислуживать ему, было более чем

достаточно, но для создания культа ему необходим был

жрец - он оказался под рукой: Черненко.

Удручающее положение, в котором оказалась страна,

вполне ассоциировалось с обликом дряхлевшего руково-

дителя Коммунистической партии и Советского государ-

ства. Л. И. Брежнев был утомлен, раздражен болезнями

и напуган неожиданно надвинувшейся старостью и не-

мощью. Все это находилось в кричащем противоречии с

неимоверным славословием в адрес генсека. Вышло шесть

томов сборников его выступлений и статей, ему присудили

Ленинскую премию за укрепление мира, издали пластинки

с его речами, напечатали марки, запечатлевшие его визит

на Кубу, тысячи его фотографий заполнили кабинеты,

улицы и прилавки книжных магазинов.[82] Вновь было вве-

дено в оборот дискредитированное Сталиным опреде-

ление - вождь. “Ты наш вождь” - оттарабанил А. Л. Ки-

риленко при вручении ему Леонидом Ильичам звезды

Героя. Затем “вождь” прозвучало в устах Д. А. Кунаева,

А. Алиева, Э. А. Шеварднадзе, В. В. Щербицкого. На-

чалось стремительное возвышение К. У. Черненко. В мар-

те 1976 г.[83] вне всякой связи с юбилеем ему, заведующему

общим отделом ЦК, с помпой вручили звезду Героя Соц-

труда. Изумленные обыватели на лекциях спрашивали:

“За какие заслуги наградили товарища Черненко?” Свы-

ше рекомендовалось отвечать: “За организацию XXV съез-

да КПСС”. Через несколько дней после награждения

У. Черненко стал, наконец, секретарем ЦК КПСС.

К тому времени позиции соперников Л. И. Брежнева

в высшем эшелоне значительно ослабли. В ходе подготов-

ки к принятию Конституции в мае 1977 г. из состава

Политбюро был устранен Н. В. Подгорный, и Брежнев за-

имел новый пышный титул - Председатель Президиума

Верховного Совета СССР.[84] Он перестал нуждаться в под-

держке Суслова, ибо стал хозяином положения настоль-

ко, что мог без особого труда, опираясь на свою команду,

устранить любого конкурента. В декабре 1978 г. из По-

литбюро был выставлен К. Т. Мазуров (о нем заблаговре-

менно была пущена молва; болен смертельной болезнью,

но он продюжил еще дюжину лет)[85] - последний союзник

Н. Косыгина. Черненко из кандидатов был переведен в

члены Политбюро, а кандидатом стал Н. А. Тихонов.

В Секретариате ЦК вместо Ф. Д. Кулакова (в 1960-гг. был первым секретарем на Ставрополье)[86] обосновался совершенно неизвестный в

столице ставрополец С. Горбачев. Весьма символично то, что в эти годы

наступил не только пик власти немощного Брежнева, но

и пик эволюции системы.

В это же время в высшем эшелоне советского ру-

ководства начинает складываться новое соотношение сил.

Поскольку лидер часто бывал болен, то реальная власть

в центральном партийном аппарате все больше переходила

к К. У. Черненко, хотя Суслов и продолжал здесь с ним

конкурировать. Резко выросло влияние члена Политбюро,

руководителя КГБ Ю. В. Андропова. К этой тройке при-

мыкали Д. Ф. Устинов - министр обороны и А. А. Громы-

ко - министр иностранных дел. Именно в их руках сос-

редоточилась вся полнота власти.

Именно в это время произошло окончательное сближение

В. Андропова с избегавшим острых углов и конфлик-

тов М. С. Горбачевым.[87]

Летом 1982 г. на политическом Олимпе стали просмат-

риваться некоторые подвижки. Председатель КГБ

В. Андропов был избран на пост секретаря ЦК КПСС

вместо ушедшего из жизни М. А. Суслова. Усиленно мус-

сировались слухи о неблагополучии в брежневском окру-

жении. Поговаривали, что, не вытерпев надругательства

над честью и законом со стороны брежневских родствен-

ников, покончил жизнь самоубийством С. М. Цвигун[88] (об-

стоятельства гибели его до сих пор не выяснены, и, вполне

возможно, он стал жертвой борьбы за власть между раз-

личными группировками).

В высшем эшелоне политического руководства страны

складывалось новое соотношение сил. Пробным камнем

стала борьба за отстранение от власти брежневского лю-

бимца, всесильного краснодарского “деятеля” С. Ф. Ме-

дунова - первого секретаря крайкома КПСС. После труд-

ного разговора с Леонидом Ильичам, как свидетельствуют

устные предания, Андропову и Горбачеву удалось пере-

местить Медунова в кресло зам. министра второстепен-

ного ведомства - Минплодоовощхоз СССР (по тем вре-

менам весьма суровое наказание).[89] В Краснодарский край

с подачи Андропова был направлен В. И. Воротников, ко-

торый был спешно отозван с поста посла в Республике

Куба. Новый первый секретарь крайкома попал в самую

гущу событий: на Кубани развертывались сочинское, ге-

ленджикское и другие дела. В едином мафиозном клубке

были здесь повязаны партийные, советские и хозяйст-

венные руководители. Причем коррупцией был “охвачен”

не только верхний, но и средний эшелон администрации.

Новый первый секретарь крайкома КПСС, опираясь на

поддержку своих патронов из ЦК, повел наступление на

коррумпантов. Только за 1984-1986 гг. в крае были ис-

ключены из КПСС более пяти тысяч человек, причем пол-

торы тысячи из них были преданы суду.[90]

8.Номенклатурный бакшиш

Почему же забыв о совести, честности, порядочности карабкались по лестнице власти эти далеко не самые глупые и бесталанные люди.

Ларчик открывался просто. Помимо официальных, ”легальных”

привилегий (зарплаты, в несколько раз превышающей зарплату среднестатического труженика, машины, дачи, санаториев, поездок зарубеж) принадлежность к номенклатуре, особенно её верхней части, давала ряд привилегий, не указанных в официальных реестрах.

Казалось бы, номенклатурщик получает более чем

достаточно. Но ему и этого мало. Помимо официально

выплачиваемых классом номенклатуры дивидендов с полу-

ченной прибавочной стоимости, номенклатурщик норовит

урвать себе еще дополнительные проценты с капитала

своей власти. Эти проценты взимаются в форме взяток.

Взяточничество - не монополия какой-либо одной

страны или социальной системы. Но есть у взяточничества

определенная питательная среда: господство бюрократии.

Чем больше бесконтрольная власть бюрократии, тем боль-

ше возможности у бюрократических хапуг требовать

взятки. Недаром именно в средневековых восточных

деспотиях с их разветвленным чиновничьим аппаратом

и полным отсутствием свободной информации бакшиш

постепенно пропитал все поры общества. Вместе со мно-

гими другими эта традиция восточных деспотий была

перенесена на покоренную татарами Русь и прочно там

укоренилась. Важно понять: приход к власти класса

номенклатуры не ослабил, а наоборот - усилил традицию

бакшиша, ибо именно при реальном социализме господст-

во и бесконтрольность политической бюрократии дости-

гают своего апогея.

Брать взятки номенклатурщикам, конечно, официально

по разрешается, за взятки даже наказывают. Но наказы-

вают редко и мягко, а взятки берут номенклатурщики

часто и помногу. В классе номенклатуры существует

негласная терпимость в отношении взяток. Она особенно

очевидна в тех республиках Советского Союза, где истори-

чески традиция бакшиша укоренилась наиболее прочно:

в Закавказье и в Средней Азии.

Вот некоторые данные по Азербайджану. Данные

достоверны: они взяты из закрытых материалов ЦК КП

Азербайджана. Их опубликовал выехавший в Израиль

Илья Григорьевич Земцев, работавший в секторе инфор-

мации при азербайджанском ЦК.[91] Приведем ряд цифр,

показывающих положение в Азербайджане, то есть не сен-

сационные вершины номенклатурного бакшиша, а его

относительно рядовые размеры.

Почем продавался в Азербайджане (по ценам 1969 года)

пост районного прокурора? Он стоил 30 000 рублей.[92] За эту

относительно сходную цену член партии мог при наличии

вакансии приобрести такой пост у секретарей райкома

партии и стать блюстителем социалистической законности.

Заметно дороже была должность другого блюстителя -

начальника районного отделения милиции. Здесь цена

была 50 000 рублей.[93]

За такую же цену можно было стать председателем

колхоза: пост, правда, теоретически выборный, но кол-

хозники, как и вес советские граждане, голосуют за

кого приказано, так что эта должность - в номенклатуре

райкома партии.

Подобная же номенклатурная должность директора совхоза котировалась выше - в 80 000 рублей: она выгоднее и открывает

большие возможности продвижения в номенклатуре.[94]

Конечно публичных торгов не проводилось.За указанную

сумму секретари райкома партии оформляли на покупа-

теля номенклатурное дело и утверждали на приобретаемую

должность решением бюро райкома. Полученные секре-

тарями деньги становились приятным дополнением к их

зарплате и номенклатурным пайкам.

Но зато, чтобы стать секретарями райкома, им тоже на-

до было в свое время раскошелиться - и гораздо щедрее,

чем райпрокурору. Должность первого секретаря райкома

КП Азербайджана стоила в 1969 году 200 000 рублей,

должность второго секретаря - 100 000.[95] Эти деньги упла-

чивались секретарям ЦК, так как должности - в номен-

клатуре ЦК КП Азербайджана.

Посты секретарей райкома выгодные: власть большая,

как видим, есть возможность получать хороший бакшиш;

поэтому они так высоко ценятся. В той же номенклатуре

ЦК КП Азербайджана были должности и подешевле:

директор театра - по цене от 10 000 до 30 000, директор

научно-исследовательского института - 40 000, звание

действительного члена Академии наук Азербайджанской

ССР - 50 000 рублей.[96]

А вот место ректора вуза оказалось намного дороже,

нежели звание азербайджанского “бессмертного” : до

200 000 рублей, в зависимости от вуза.[97] Это определяется

тем, что в зависимости от вуза же ректор взимал плату

за нелегальное зачисление в студенты: в Институте

иностранных языков - 10 000 рублей, в Бакинском

университете - 20 000 - 25 000, в мединституте -

30 000, в Институте народного хозяйства - до 35 000 руб-

лей.[98] Как видите, место ректора действительно стоит

рублей.

Реалистически обоснованный прейскурант был установ-

лен не только для должностей районных руководителей,

а также деятелей азербайджанской науки и культуры,

но и для самих членов правительства Азербайджанской ССР.

Пост министра социального обеспечения оценивался

в 120 000 рублей,[99] то есть дешево: дополнительно нажиться

за счет и без того мизерных пенсий и пособий для населе-

ния вряд ли представляется возможным. Почти столь же

малообещающий пост министра коммунального хозяйства

Азербайджана отпускался покупателю за 150 000 рублей.[100]

А вот место министра торговли, формально равное любому

другому министерскому посту, стоило 250 000 - четверть

миллиона рублей.[101] В условиях хронической нехватки

товаров это место обещает огромные прибыли.

Эти цифры взяты из закрытого доклада тогдашнего первого

секретаря ЦК КП Азербайджана Г. Алиева на пленуме

ЦК КП Азербайджана 20 марта 1970 года.[102]

Как и всегда в номенклатурных интригах, разоблачения

эти были связаны со смещением прежнего первого секре-

таря - Ахундова.

Азербайджан - не исключение и даже не сильнее всего

пораженная взяточничеством республика СССР. Через

три года после смещения Ахундова была раскрыта гру-

зинская панама.[103] Она затрагивала уже самый высший

круг номенклатуры - Политбюро ЦК КПСС.

Не надо думать, что таковы только закавказские респуб-

лики. Их перегнала в этом отношении Советская Средняя

Азия. Возьмем для примера самую развитую из средне-

азиатских республик - Узбекскую.

Член ЦК КПСС, Председатель Верховного Совета Узбекской

ССР Насридинова, “мудрая мать народа” брала по

100 000 рублей за помилование.[104]

9.Попытка борьбы с корупцией ?..

Что случилось с Насриддиновой? Отдали под суд?

Нет, она поднялась еще выше по номенклатурной лест-

нице: стала Председателем Совета Национальностей,

второй палаты Верховного Совета СССР. Позже она

стала замминистра промышленности строительных мате-

риалов СССР.[105]

Номенклатура не наказывает своих членов за взя-

точничество и прочие преступления как таковые. Если

кто-нибудь из номенклатурщиков получает наказание,

все понимают, что просто он проиграл в какой-то интриге

и против него используется обвинение в преступлении.

Впрочем, даже уголовное наказание номенклатурщика,

если до этого доходит, обычно бывает весьма легким и

если его приговаривают к лишению свободы, то отправ-

ляют в созданную специально для такой цели приви-

легированную “колонию для ответственных работников”.

Даже отбывая наказание за преступление,номенклатурщик не

должен смешиваться с обычными советскими гражданами.

Ласково спасая от наказания взяточников из своей

среды, номенклатура злобно наказывает тех, кто осмели-

вается их разоблачать. Так, по указанию Московского

горкома КПСС органами КГБ было сооружено дело о

“злоупотреблении служебным положением” на началь-

ника московского ОБХСС (отдела по борьбе с хищения-

ми социалистической собственности) Гришина, добивше-

гося отдачи под суд крупного взяточника Галушка -

первого секретаря Куйбышевского РК КПСС города

Москвы и члена бюро горкома партии.[106] Гришин был

арестован и осужден. К. М. Симис, бывший долгие годы

адвокатом в Советском Союзе, описывает случай из

адвокатском практики, когда тракторист - член партии, выступивший с разоблачением лихоимства директора деревоперерабатывающего завода, был по указанию первого секретаря райкома КПСС не только выгнан из партии и с работы, но отдан под суд “за клевету”.[107] Во

время суда набравшиеся смелости рабочие завода под-

твердили слова тракториста - но он все-таки был осужден,

и никакие заявления в ЦК КПСС и Прокуратуру СССР

ему не помогли ".[108]

В Советском Союзе никто этому не удивляется: уди-

вились бы, .если бы было иначе. Ведь даже на самой

верхушке класса номенклатуры, где привилегии фак-

тически безграничны, не обходилось без взяточничества и

казнокрадства. Бывшая долгое время членом Президиума

и секретарем ЦК КПСС Екатерина Фурцева, спущенная

затем на пост министра культуры СССР, выстроила в

начале семидесятых годов под Москвой на деньги мини-

стерства роскошную дачу.[109] Член ЦК КПСС, директор Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО)

АН СССР академик Н.Н. Иноземцев последовал ее примеру.[110]

А чего стесняться? Ведь даже в хрущсвское время член Президиума

и секретарь ЦК КПСС Фрол Козлов, считавшийся вторым ли-

цом в руководстве после Хрущева, как выяснилось, брал

взятки за назначение на руководящие посты, прекращение

судебных дел и прочие услуги. Брал он деньгами и драго-

ценными камнями через посредство своего приближенного

Смирнова, председателя исполкома Ленинградского

горсовета.[111]

По это в “застойные” времена. А как обстоит дели

во времена перестройки и гласности? “Узбекское дело”

ответило на этот вопрос.

Пока следователи Гдлян и Иванов разоблачали взя-

точничество узбекских номенклатурщиков, в Москве

взирали на это спокойно: ведь происходило разоблачение

назначенцев Рашидова, деятеля брежневской поры. Но

вот, возомнив, что им все можно, ретивые следователи

переступили границу дозволенного: появились в их ма-

териалах имена членов горбачевского Политбюро и

секретарей ЦК КПСС.

И сразу все изменилось. Прокуратура СССР занялась

не взяточниками, а следователями. Их обвинили в не-

дозволенных методах ведения дела; сознававшиеся взя-

точники, как по команде, отказались от своих признаний,

и суды стали их оправдывать.[112]

Но ведь у этих людей действительно были изъяты

миллионы рублей! Такие суммы они не смогли бы и за

жизней накопить из своей зарплаты, даже не тратя

из нее ни копейки. Однако вопрос об источнике мил-

лионов никого не интересовал, велено было клеймить

Гдляна и Иванова, посягнувших на честь высших лиц

в номенклатуре.[113] Нельзя на нее посягать!

Номенклатуре все дозволено, и номенклатурщику все

дозволено, пока он действует в интересах своего класса.

Во время междуцарствия ни одна ; серьезная проблема ни

внутренней политики (экономический кризис, социальная апа-

тия), ни внешней (кризис в отношениях между Востоком и За-

падом), унаследованная за 18 лет консервативной политики

олигархии стариков, не была решена хотя бы частично. Тем

не менее в первые месяцы после прихода Андропова к власти

создалось впечатление, что он собирается осуществить ряд пе-

ремен, морально очистить партию, приступить к экономиче-

сим реформам. В своей первой речи он установил срок в два

года, чтобы провести ряд изменений, которые позволили бы

приступить к выполнению следующей пятилетки в лучших ус-

ловиях, У него не хватило на это времени, поскольку он был у

власти всего пятнадцать месяцев, однако, учитывая его первые

шаги, можно усомниться в результатах, к которым привели бы

его реформы в будущем.

Во внутренней политике краткое пребывание Андропова у

власти было отмечено прежде всего попыткой покончить с на-

иболее вопиющими проявлениями коррупции, распространив-

шейся в своего рода семейных кругах партии из-за стабиль-

ности положения и абсолютной безнаказанности при Брежневе

огромного числа местных партийных руководителей.[114] Являясь

руководителем КГБ, Андаопов имел всю информацию о много-

численных делах (почти никогда не предававшихся огласке),

связанных с семейственностью и коррупцией, которые твори-

лись в феодальных уделах советских князьков, особенно во

второй половине 70-х., когда теневая экономика разрос-

лась до того, что проникла во все сферы экономической дея-

тельности, В связи с распространением этого явления в сентяб-

ре 1980 г. ЦК пар принял ряд мер, направленных на борьбу

с коррупцией.[115] Указания по этому вопросу были разосланы в

местные партийные организации в виде секретного письма.

Правящая верхушка отдавала себе отчет в том, что проблема

носила столь общий характер, что лучше было подойти к ней

как можно осторожнее, разбирая только самые вопиющие

злоупотребления и закрывая глаза на другие. В 1981-1982 гг.

прогремело несколько скандальных дел, раскрытых КГБ под

руководством Андропова (которые Запад трактовал как настоя-

щее объявление войны КГБ брежневской мафии, по выраже-

нию “Обсервер” от 7 марта 1982 г.)[116] : скандал с сервизом Екате-

рины 11-дело члена Политбюро -Романова, который взял

напрокат в Эрмитаже бесценный сервиз, чтобы отпраздновать

свадьбу своей дочери;[117] большое икорное дело, в которое был

вовлечен министр рыбного хозяйства А.Ишков, старый друг

А.Косыгина;[118] скандал в ОВИРе в Москве, и, наконец, брил-

лиантовая история, в которой непосредственно были замеша-

ны дочь Брежнева Галина и его зять Ю.Чурбанов, заместитель

министра внутренних дел.[119]

На похоронах отца дочь Брежнева была в плотном кольце

работников КГБ. На Галину уже имелся ордер на задержание,

после ареста 9 ноября ее близкого друга, директора самого зна-

менитого продуктового магазина в Москве (Елисеевского гаст-

ронома).[120] Сразу после смерти Брежнева газеты начали много

писать о коррупции высших чиновников.

Административно-командная система при Андропове

вырабатывала свои резервы, но процессы оздоровления

морально-политического климата уже наметились. Скоро-

постижно умер Ш. Рашидов. В Узбекистан были посланы

следственные группы. И хотя останки коммуниста-фео-

дала еще покоились у входа в ташкентский музей

им. В. И. Ленина, позиции хлопковой мафии были потес-

нены. На июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС из со-

става Центрального Комитета были выведены Щелоков

и Медунов.[121] Постепенно народу открывалась правда о пре-

ступных деяниях некогда сильных мира сего.

Но коррупция в высших эшелонах бюрократической

машины даже не приостановилась. Более того, она росла

вширь, распространялась не только внутри страны, но и

на сферу внешнеторговой деятельности. Так объектом

бюрократического “рекэта” стала очередная “стройка ве-

ка” - газопровод Уренгой - Помары - Ужгород,[122] рекла-

мировавшаяся как необычайное благо для советского

народа и поприще трудового героизма. Целый ряд работ-

ников внешнеэкономических ведомств и организаций за

взятки передавали инофирмам закрытые сведения, созда-

вали им выгодные по отношению к конкурентам условия,

шли на заключение с ними контрактов, явно не выгодных

стране. В частности, в результате преступных действий

бывших руководителей Всесоюзного объединения “Союз-

внешстройимпорт” Прасолова, Михайлова и Лыкова лишь

по трем контрактам на поставку жилых комплектов для

вышеупомянутого газопровода СССР потерял более

10 млн. инвалютных рублей. Правда, затем, в ходе след-

ствия, часть этой суммы удалось возвратить.[123]

11 декабря “Правда” неожиданно опубликовала отчет о последнем заседании Политбюро, посвященном обсуждению множества писем

рабочих и крестьян, недовольных ухудшением условий труда,

фальсификацией статистических данных, нарушениями в рас-

пределении жилья, расхищением денежных средств и другими

нарушениями законности, и справедливости. Этим сообщением,

за которым последовали предложения усилить санкции в отно-

шении коррупции, семейственности, расхищения и взяточни-

чества, правительство демонстрировало свое намерение энер-

гично бороться со всеми видами преступной деятельности на

всех уровнях, чтобы оздоровить моральный климат в обществе.

Эти меры не были чем-то невиданным в советской истории:

популистские кампании против коррупции “высокопоставлен-

ных князьков”, которые считали, что советские законы не для

них, а для простых людей, неоднократно предпринимал Ста-

лин. При Андропове эти акции явились результатом, как отме-

чает Ж.Медведев, мощного давления снизу. Коррупция охвати-

ла все уровни, и многие полагали, что ухудшение положения с

продовольствием и промтоварами вызвано их перераспределе-

нием в интересах номенклатуры, обильно снабжавшейся высо-

кокачественными продуктами через магазины для избранных, и

что благодаря широкой сети таких магазинов-распределителей

и системе индивидуальных пайков простой человек может рас-

считывать только на хлеб.

Кампания против коррупции скоро затихла. Ее основным

результатом стало обновление руководящей злиты. Этот про-

цесс носил, однако, ограниченный характер, и с почетом ухо-

дившие на пенсию министры уступали места своим первым за-

местителям. Следственные орган прекратили расследование

крупных скандалов, в которые были замешаны высокие пар-

тийные руководители, связанные с настоящей “советской ма-

фией”, и занялись борьбой с более скромными формами тене-

вой экономики: левыми приработками, мелкой спекуляцией,

чтобы в конечном счете перейти к борьбе за укрепление дис-

циплины.

10.Заключение

Вот, пожалуй, и всё что можно было написать о борьбе за

власть и привелегии, о новом ”классе” партийной номенклатуры,

которая ими обладала. Единственным утешением может служить

утверждение Милована Джиласа :

Слабость номенклатуры в том, что она сама отгородилась

от общества, которым управляет, и оказалась верхушечной струк-

турой без корней в народе. Поэтому я думаю, что ее уход и в боль-

ших странах “реального социализма” произойдет мирно, без

гражданской войны: просто не найдется достаточно граждан, го-

товых воевать за номенклатуру.


[1] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 8.

[2] Там же. С. 8.

[3] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 8.

[4] Там же. С. 14.

[5] Верт Н. История советского государства. М.,1994. С. 446.

[6] Там же. С. 462.

[7] Там же. С. 462.

[8] Там же. С. 462.

[9] Верт Н. История советского государства. М.,1994. С. 462.

[10] Там же. С. 462.

[11] Там же. С. 462.

[12] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 374.

[13] Там же. С. 374.

[14] Там же. С. 374.

[15] Там же. С. 374.

[16] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 374.

[17] Бурлацкий Ф.М. Вожди и Советники. М.,1990. С. 281.

[18] Там же. С. 281.

[19] Бурлацкий Ф.М. Вожди и Советники. М.,1990. С. 282.

[20] Там же. С. 282.

[21] Бурлацкий Ф.М. Вожди и Советники. М.,1990. С. 283.

[22] Там же. С. 283.

[23] Там же. С. 283.

[24] Там же. С. 284.

[25] Там же. С. 284.

[26] Бурлацкий Ф.М. Вожди и Советники. М.,1990. С. 284.

[27] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 375.

[28] Там же. С. 375.

[29] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 375.

[30] Там же. С. 375.

[31] Там же. С. 375.

[32] Там же. С. 376.

[33] Там же. С. 376.

[34] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 377.

[35] Там же. С. 377.

[36] Там же. С. 377.

[37] Там же. С. 377.

[38] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 377.

[39] Там же. С. 377.

[40] Там же. С. 378.

[41] Там же. С. 378.

[42] Там же. С. 378.

[43] Там же. С. 378.

[44] Там же. С. 378.

[45] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 378.

[46] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 519.

[47] Там же. Т. 2. С. 519.

[48] Там же. Т. 2. С. 519.

[49] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 378.

[50] Там же. С. 378.

[51] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 378.

[52] Там же. С. 379.

[53] Там же. С. 379.

[54] Там же. С. 379.

[55] Там же. С. 379.

[56] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 519.

[57] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 519.

[58] От оттепели до застоя. М.,1990. С. 134.

[59] Там же. С. 134.

[60] Там же. С. 135.

[61] Там же. С. 147.

[62] Там же. С. 147.

[63] От оттепели до застоя. М.,1990. С. 164.

[64] Там же. С. 164.

[65] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 516.

[66] Там же. Т. 2. С. 517.

[67] Там же. Т. 2. С. 517.

[68] Там же. Т. 2. С. 517.

[69] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 517.

[70] Там же. Т. 2. С. 517.

[71] Там же. Т. 2. С. 517.

[72] Там же. Т. 2. С. 517.

[73] Там же. Т. 2. С. 518.

[74] Там же. Т. 2. С. 518.

[75] Там же. Т. 2. С. 518.

[76] Там же. Т. 2. С. 518.

[77] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 518.

[78] Там же. Т. 2. С. 518.

[79] Там же. Т. 2. С. 518.

[80] Там же. Т. 2. С. 518.

[81] Там же. Т. 2. С. 518.

[82] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 528.

[83] Там же. Т.2. С. 528.

[84] Там же. Т.2. С. 529.

[85] Там же. Т.2. С. 529.

[86] Там же. Т.2. С. 529.

[87] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 529.

[88] Там же. Т.2. С. 533.

[89] Там же. Т.2. С. 533.

[90] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 534.

[91] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 280.

[92] Там же. С. 280.

[93] Там же. С. 280.

[94] Там же. С. 280.

[95] Там же. С. 281.

[96] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 281.

[97] Там же. С. 281.

[98] Там же. С. 281.

[99] Там же. С. 281.

[100] Там же. С. 281.

[101] Там же. С. 281.

[102] Там же. С. 281.

[103] Там же. С. 281.

[104] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 287.

[105] Там же. С. 287.

[106] Там же. С. 288.

[107] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 288.

[108] Там же. С. 288.

[109] Там же. С. 288.

[110] Там же. С. 288.

[111] Там же. С. 289.

[112] Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.,1991. С. 281.

[113] Там же. С. 289.

[114] Верт Н. История советского государства. М.,1994. С. 485.

[115] Верт Н. История советского государства. М.,1994. С. 446.

[116] Там же. С. 485.

[117] Там же. С. 485.

[118] Там же. С. 485.

[119] Там же. С. 485.

[120] Там же. С. 485.

[121] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 539.

[122] Наше отечество. М.,1991. Т. 2. С. 540.

[123] Там же. Т.2. С. 540.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий