регистрация /  вход

Блеск и нищета социалистического донбасса (стр. 1 из 4)

Р.В.Манекин

Очерки истории Донецкого края

Очерк четвертый. «Донбасс – это лучшие люди страны!» (Донбасс от 1940-х к 1970-м)

В 1940-1950-е гг. Донбасс восстанавливала вся страна (Кемерово, Кузбасс, Ленинград, Чернигов, Ташкент). И, вместе со страной, плененные немцы. На шахты и в «горячие цеха» пришли тысячи женщин, заменив погибших на фронтах мужчин (Нина Кузьменко, Мария Гришутина, Зина Лагутина, Роза Бурых и др.). Восстановление хозяйства края осложнялось засухой 1946-1947 гг. В регионе вновь замаячил устрашающий призрак голода. Донбасс, в который раз, почти полностью обезлюдел. К концу 1944 г. в Донецкой области уже работало 8 доменных и 24 мартеновских печи, 15 прокатных станов, 54 коксовые батареи. Но к началу 1950-х гг. отсутствие трудовых резервов в Донецком бассейне начало приобретать критический характер.

В мае 1947 года СовМин СССР принял постановление об организационном наборе в Донецкую область молодежи из других регионов страны. Во исполнение этого постановления, в течении первой послевоенной пятилетки, в бассейн ежегодно направлялись от 20 до 50 тыс. юношей и девушек из Винницы, Киева, Полтавы, Сум, Воронежа, Курска, Орла, Пензы, Ярославля, др. Одновременно, зимой 1946-1947 гг. в Молдавии, в Нижнем Поволжье, Белоруссии на Северном Кавказе случилась очередная засуха, да такая, что урожайность зерновых упала до 0,6-1,4 центнеров с гектара. В СССР снова начался голод. Только в 1946-1947 гг. от хронического недоедания и болезней в стране скончалось более миллиона человек, а деревню покинуло около 6 млн. чел. Одним из «волонтеров» послевоенной волны миграции на донецкие шахты стал сын белорусского крестьянина Николай Лунев - будущий директор передовой донецкой шахты им. М. Калинина, а в 2000-е гг. - президент «Землячества донбассовцев» в Москве. Между тем, в конце 1940-х гг. условия труда и быта горняков были столь тяжелы, что на угольных, металлургических, химических предприятиях Донбасса почти повсеместно отмечалась высокая «текучесть кадров». Ситуация начала поправляться, после возвращения в Донбасс, «коренных» «донецких», демобилизованных из Советской армии (Николай Манекин), лиц, «перемещенных» на работу в Германию (Анатолий Манекин), а также с подрастанием нового поколения донбассовцев (Владимир Манекин, Димитрий Волков, Леонтий Волков, Неля Волкова, др.).

В конце 1940-х-1950-е гг., в строгом соответствии с программными установками экономической теории Карла Макса-Фридриха Энгельса-Владимира Ульянова-Ленина-Иосифа Джугашвили-Сталина на приоритетное развитие отраслей тяжелой индустрии, иначе говоря - в силу инерции экономического мышления коммунистической элиты, промышленность Донбасса оказалась, чуть ли не главным пунктом назначения государственных инвестиций СССР, включая репарации, поступающие из разгромленной фашистской Германии. Объем финансовых вливаний в экономику Донецкого края в этот период сравним с «планом Маршала» в Западной Европе. Деньги в регион буквально текли рекой. Причем, несмотря на издержки командно-административной системы, тратились они не только широко, но и с умом: прежде всего, на восстановление, но и на модернизацию производства. Как следствие, к 1950 году механизация процессов зарубки угля на донецких шахтах составила 97%, откатки – 95%, в металлургической промышленности мартеновские цеха освоили выпуск новых высококачественных марок сталей, прокатные – выпуск профилей проката. К концу 1940-х гг. из затопленных в войну шахт было откачено 650 млн. м.3 воды, в строй были введены 145 новых рудника. В регионе были построены 145 новые шахты, сооружены Мироновская и Славянская ГРЭС.

Огромные вложения в индустрию Восточной Украины в 1950-е годы явились фундаментом восхождения во власть донецких и днепропетровских партийно-хозяйственных групп. Именно, «донбассовцы» (Никита Хрущев, Николай Подгорный, Иван Казанец, Леонид Краснянский, Николай Рыжков, др.), а также «днепропетровцы» (Леонид Брежнев, Николай Щелоков, Николай Тихонов, Виктор Чебриков) управляли советской страной во времена хрущевской «оттепели» и брежневского «застоя».

Еще раз: в условиях командно-административной системы, ни о какой самостоятельной политической роли хозяйственной элиты Донбасса говорить, разумеется, не приходилось. Однако, используя номенклатурные механизмы советского государства, донбассовцы упорно, хоть и не всегда осознанно, проводили в жизнь социально-экономические установки, заложенные в природе исторического Донбасса. Так, например, в 1957 году уроженец Донбасса Никита Хрущев на государственном уровне инициировал ряд реформ, быть может, обусловленных производственным опытом исторического Донбасса и, во всяком случае, оказавших стимулирующее воздействие на развитие его экономики.

С точки зрения политической, экономические реформы «раннего» Хрущева выросли из отрицания, как жесткого администрирования хозяйственной жизни страны, принятого в годы правления Иосифа Сталина (1925-1928-1953 гг.), так и экономического курса, разработанного а августе 1945 года председателем Госплана СССР Николаем Вознесенским (1903-1950 гг.; репрессирован в кампанию 1948-1953 гг.) и воспроизведенного в основных чертах в марте-июне 1953 года председателем Совета Министров СССР Георгием Маленковым (снят с поста в феврале 1955 года).

Дело в том, что еще к началу 1950 гг. в советском обществе начали ощущаться признаки социального недовольства, вызванного низким уровнем жизни населения, что особенно остро воспринималось народом после победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (смотри, например, об этом фильм Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя»). В 1944 году миллионы советских солдат участвовали в освобождении стран Центральной и Западной Европы от фашизма. В этих походах бойцы наблюдали жизнь простых польских, чешских, словацких, венгерских, австрийских, немецких обывателей. В результате кругозор советского рядового существенно расширился. Он получил возможность сравнивать собственный быт с условиями жизни в европейских странах. И итоги этого сравнения складывались явно не в пользу СССР.

В 1948-1953 гг. Иосиф Джугашвили-Сталин попытался решить возникшую диллему путем организации новых массовых репрессий. Однако, после смерти «вождя» 5 марта 1953 года, возобновление репрессивной практики 1930- х гг. стало политически невозможным: ни один из тогдашних политических деятелей – ни Маленков, ни Берия, ни Молотов, ни Микоян, ни Хрущев не обладали авторитетом Сталина, необходимым для нового раскручивания маховика массовых репрессий. В результате, 14 декабря 1947 года советское правительство отменило карточную систему, а 15 декабря 1947 года была проведена конфискационная денежная реформа, отобравшая, в частности, у крестьян до 1/3 денежных накоплений. Так в стране вновь возникла дороговизна и, обусловленный ею, низкий покупательный спрос населения. Вместе с тем, на фоне послевоенных трудностей, в СССР постепенно (чуть ли не самопроизвольно) начала осуществляться демократизация общества. По крайней мере, это коснулось общественных настроений. В частности, в конце 1940-нач.1950 гг. в советских концентрационных лагерях начались массовые выступления заключенных - бывших солдат, например: в Печоре (1948 г.), Салехрде (1950 г.), Кингире (1952 г.), Экибастузе (1952 г.), Воркуте (1953 г.), Норильске (1953 г.), проч. В этой обстановке в августе 1953 года новый председатель СовМина СССР Георгий Маленков выступил с инициативой по перераспределению государственных инвестиций с отраслей тяжелой промышленности на развитие сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности. В 1953 году Георгия Маленкова поддержал глава объединенного МВД Лаврентий Берия (расстрелян после 26 июня 1953 года).

Следует признать, что с сугубо экономической точки зрения, стратегия развития народного хозяйства, предложенная Вознесенским-Маленковым, безусловно, представлялась оправданной. За годы сталинской индустриализации до 70% всех рабочих оказались занятыми в тяжелой промышленности. При этом, доля средств производства в ее продукции также достигла 70%. Страна, тем временем, недоедала. Людям не во что было одеться, некуда было выйти, нечем было заняться после тяжелого трудового дня. Объективно, в 1950 гг. экономика СССР нуждалась в коренной реструктуризации. Однако, конкретно для индустриального Донбасса, реструктуризация советской экономики грозила существенным сокращением государственных инвестиций.

В пылу ожесточенной борьбы внутри ЦК КПСС в период с лета 1953 по октябрь 1957 года, «донбассовец» Никита Хрущев добился, вначале, ареста Лаврентия Берии, затем - отстранения от власти «антипартийной группы» Георгия Маленкова, Вячеслава Скрябина-Молотова и Лазаря Кагановича, и, наконец, - ссылки в отдаленный военный округ победителя Адольфа Шилькгрубера-Гитлера, Георгия Жукова. Между тем, проблема повышения качества жизни населения, по-прежнему, сохраняла свою актуальность.

В этих условиях, партийное руководство Никиты Хрущева, с неизбежностью, должно было пойти по экстенсивному пути развития жизнеобеспечивающих отраслей экономики страны. Хлеб решили добывать на неосвоенных целинных залежах Северного Казахстана. И, начиная с 1954 года свыше 120 тыс. специалистов сельского хозяйства и 30 тыс. партийных работников (и в их числе – Леонид Брежнев) были направлены на целину. Одновременно, в Центральных и Центрально-Черноземных областях СССР были повышены закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, списаны долги прошлых лет, в несколько раз увеличены государственные расходы на социальное развитие села. Советская деревня начала потихоньку оживать. В 1955-1962 гг., после визита Никиты Хрущева в США, которые в п.п. 1950- гг. находились в стадии активной механизации сельского хозяйства и бурного развития агротехнического комплекса, в СССР началась кампания по внедрению в отечественные сельхозобороты новой высокопроизводительной зерновой культуры: кукурузы. С 1955 по 1962 гг. в СССР площади под засев кукурузы увеличились с 18 до 37 млн. га. В конце 1950-хг г. в стране началось активное городское строительство, люди, наконец, разъехались из сталинских «коммуналок» - квартир, в которых одновременно проживали несколько разных семей. Между тем, уже в феврале 1946 года, американский президент Гарри Трумэн в послании к Конгрессу, развернул обширную программу по «спасению» Европы от советской экспансии (была принята, так называемая, «доктрина Трумэна»), 5 марта 1946 года в университетском городке Фултон премьер-министр Великобритании Уинстон Черчиль, в присутствии Гарри Трумэна, заявил о необходимости возведения вокруг СССР нового «железного занавеса». Так, в конце 1940-х гг. в мире началась, так называемая, «холодная война» - открытое политическое противостояние СССР и его союзников и США и стран Западной Европы, которое периодически перерастало в войну «горячую»: в Корее (1948-1953 гг.), Польше (1956 г.), Венгрии (1956 г.), на Кубе (1961 г.), во Вьетнаме (1964-1965 гг.), Чехословакии (1968 г.), Афганистане (1979-1989 гг.), на Африканском континенте (1960-1980-е гг.), в Латинской Америке. В результате, на долгие 35 лет СССР был втянут в бесперспективную гонку наземных, морских ядерных и, в конечном счете, космических вооружений. Вот почему, и в 1950-е гг. и в последующий период, также как и во вт. пол. 1920-1930-х гг., на развитие социальной сферы в СССР расходовались средства, оставшиеся после выполнения бюджетных обязательств пред отраслями оборонной и тяжелой промышленности (т.е., применялся, так называемый, «остаточный принцип» финансирования). Как следствие, массовые застройки рубежа 1950-1960-х гг. производились по типовым проектам и из дешевых строительных материалов, что дало повод Эльдару Рязанову чуть позже создать замечательный фильм «С легким паром!», а московскому градоначальнику Юрию Лужкову на рубеже XX-XXI вв. инициировать очистку столицы от некачественного хрущевского жилья. Между тем, в 1959 году, ловким маневром по реорганизации межрайонных моторно-тракторных станций, государство принудило колхозы и совхозы выкупить сельскохозяйственную технику у бывших МТС по повышенным ценам. В результате, в течении 1956-1960 гг. власти почти полностью компенсировали затраты на развитие сельского хозяйства, понесенные в п.п. 1950-х годов. В промышленности отказ Никиты Хрущева от курса Вознесенского-Маленкова привел к тому, что в начале 1960-х гг. производство средств производства в общем объеме промышленной продукции составило уже не 70%, как в 1953 г., а 75%.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!