Хрупкая милитократия лучше прочного исламизма (стр. 1 из 2)

Карманов Д.

К оценке внутриполитического положения Пакистана

Весьма вероятно, что в недалеком будущем в Азии может стать еще одним очагом исламизма больше со всеми вытекающими из этого последствиями. Речь идет о Пакистане, который уже долго находится в ситуации перманентного вялотекущего кризиса власти. И если до сих пор военному руководству страны с трудом, но все же удавалось держать ситуацию под контролем, то ход последних событий показывает, что эта бывшая часть Британской Индии, ставшая самостоятельным государством в 1947 г. и с тех пор раздираемая комплексом противоречий, сейчас переживает крайне сложный этап своей истории. По всем признакам, внутриполитические реалии сегодняшнего Пакистана напоминают классическую предреволюционную ситуацию, когда "верхи не могут, а низы не хотят". И если недавние революции на постсоветском пространстве носили в основном оранжево-розовый оттенок, то может статься, что в мусульманском Пакистане фоном коренных перемен станет зеленый цвет ислама.

Корни нынешнего обострения нестабильности в этом государстве уходят в историю. С момента образования государства у Пакистана было, по большому счету, лишь две альтернативы: либо военная диктатура (милитократия), либо торжество ислама. Любая попытка светских властей привить стране нормы секуляризма и сделать ислам лишь элементом национальной культуры заканчивалась поражением секулярных идей в пользу военных и исламистов. Нынешний президент Пакистана, он же - главнокомандующий его вооруженными силами и самый верный союзник Джорджа Буша в борьбе с терроризмом в Южной Азии, генерал Первез Мушарраф как руководитель страны переживает далеко не лучшие времена. С момента захвата власти в результате государственного переворота в 1999 г. ему постоянно приходилось бороться за сохранение своих позиций сразу на нескольких "фронтах": с исламистами, нарождающейся демократической оппозицией и сепаратистами в провинциях. Нынешнее же положение, в котором оказался военный президент, можно охарактеризовать как все нарастающую политическую изоляцию.

Оппозиция сильна и становится все сильнее

Опыт "цветных" революций свидетельствует о том, что корни любой из них лежат, прежде всего, в недовольстве широких слоев населения своим бедственным материальным положением и уровнем жизни. После захвата власти в 1999 г. генерал Мушарраф стремился довольно радикально реформировать стагнирующую экономику. Как следствие, в стране набирала темпы инфляция, росла безработица, и даже Центральный банк Пакистана находился на грани банкротства. Инвестиции в национальную промышленность упали до критической отметки, а неудачи правительства в борьбе с безработицей стали причиной растущего народного возмущения. Дело в том, что реализация всех благих начинаний осуществлялась и осуществляется генералом-президентом в классических традициях командно-административной системы. В частности, волевым решением были резко сокращены процентные выплаты по государственным облигациям, и миллионы людей столкнулись с угрозой потери своих вложений. Сейчас, несмотря на все усилия генерала, среднестатистический доход на душу населения в Пакистане даже меньше, чем в Грузии и Киргизии.

Наряду с нарастающими трудностями реформирования национальной экономики президенту Пакистана приходится сталкиваться и с растущим сопротивлением оппозиции, особенно исламистской. Одним из наиболее красноречивых проявлений вражды между генералом и его оппонентами стал недавний бойкот парламентских фракций при голосовании по вопросу утверждения Шоуката Азиза - ставленника Мушаррафа - на должность премьер-министра. Дальше - больше. Генерал волей-неволей подливает масла в огонь, снабжая оппозицию и "иже с ними" многочисленными поводами для недовольства. Дело дошло до того, что лидеры исламистской оппозиции призвали народ к проведению 2 апреля 2005 г. всеобщей акции протеста. Забастовка не состоялась, однако созданный прецедент говорит о многом.

Своего рода знаковым этапом в конфликте "генерал - оппозиция" стало обращение Мушаррафа к нации, в котором он отрекся от былых обещаний и заявил, что не передаст власть в стране в "гражданские" руки. Реакция пакистанской общественности, хотя и имеющей весьма смутное представление о демократии и гражданских свободах, не заставила себя долго ждать. Такая оппозиционная партия, как "Альянс за возрождение демократии" (АРД) публично объявила о своем несогласии с решением президента. Былые союзники - и те теперь публично демонстрируют свое недовольство. Даже патронируемая им лично с 2002 г. коалиция исламских партий "Муттахида Маджлис-э-Амль" (ММА) в парламенте опротестовала это самовольное и явно необоснованное решение генерала. Ее активисты угрожают вывести из-под контроля обстановку в парламенте.

"Чеченский узел" по-пакистански

В стране происходит консолидация оппозиции на почве антимушаррафских настроений. В марте 2005 г. было объявлено, что ММА и ARD объединяют свои усилия в борьбе против диктатуры президента. Результат такого "слияния" не заставил себя долго ждать. 5 сентября оппозиционеры призвали начать всенародную забастовку по всей стране с требованием отставки действующего президента. Кульминацией событий стали сентябрьские выборы в местные органы власти. С заявлениями о фальсификации итогов голосования выступили все оппозиционные объединения. Исламская ММА и нерелигиозные движения объявили о своем бойкоте всех последующих избирательных кампаний. Во многих городах вспыхнули стихийные акции протеста, итогом которых стала гибель около 50 человек1 .

Однако самую серьезную угрозу для генерала представляют пакистанские исламские экстремисты, пытающиеся уничтожить президента не только политически, но и физически. По их утверждению, санкционировав военную кампанию на северо-западе страны против скрывающихся в горных районах Зоны племен элементов "Аль-Каиды" и талибов, Мушарраф отошел от ценностей ислама и присоединился к "неверным" Запада. Из-за опасений за свою жизнь генерал руководит страной из резиденции, расположенной на территории закрытой и строго охраняемой военной базы в Равалпинди. Объявив войну исламским экстремистам, Мушарраф начал играть "ва-банк", и каждый ход в этой игре для него может стать последним. Покушения на него становятся все более изощреннее. К примеру, в 2004 г. ему чудом удалось уцелеть после того, как террористы взорвали начиненный взрывчаткой автомобиль в непосредственной близости от проезжавшего президентского кортежа. Какой будет следующая атака на жизнь генерала, неизвестно. А судя по тому, с какой решимостью он продолжает ассоциироваться с ненавистным в исламистских кругах Западом, новые покушения на него, бесспорно, будут.

В схватке с исламистами армия Мушаррафа использует все более технологичные виды вооружений, закупаемых, к тому же, у "неверных" США, например, современные боевые вертолеты, оснащенные необходимой для ведения ночного боя авионикой. Власти упорно не желают впускать в страну как свергнутого Мушаррафом премьер-министра Наваза Шарифа, так и известного оппозиционера и мужа находящейся в изгнании Беназир Бхутто - Азефа Зардари2 . В целях искоренения антипрезидентских настроений в исламистских кругах генерал санкционировал кампанию по проверке, регистрации и, в случае необходимости, закрытию исламских религиозных школ - медресе. Естественно, гнева духовенства избежать не удалось.

Президенту Мушаррафу предстоит развязать и свой "чеченский узел". Головной болью для генерала становится рост сепаратистских настроений в провинциях. Наиболее серьезно проблема возможного вооруженного мятежа стоит в Белуджистане - самом крупном по территории, но вместе с тем, наименее развитом и одним из самых бедных районов Пакистана. Его главное богатство - залежи хромитов, угля, серы, природного газа и нефти. Последние по сети трубопроводов поступают во многие районы страны, в том числе и в столицу Исламабад. Особенно большую ценность представляют залежи природного газа в районе Суй. Правительство Мушаррафа интенсивными темпами разрабатывает месторождения Белуджистана, однако местное население, веками живущее за счет небольших доходов от земледелия, садоводства и скотоводства, практически не получает должной компенсации за все неудобства, вызванные эксплуатацией местных залежей полезных ископаемых. Более того, несмотря на вклад Белуджистана в обеспечение страны энергоносителями, центральное правительство фактически не занимается реализацией там социальных и экономических программ и проектов. Средства поступают в местный бюджет нерегулярно и не в полном объеме.

Такая политика президента стала одной из причин недовольства среди племен белуджей, которые считают себя обделенными. На почве недовольства в провинции консолидируются силы и средства противников нынешнего режима, что привело к появлению ряда вооруженных повстанческих группировок. Наиболее мощная из них - Армия освобождения Белуджистана (БЛА) - от имени местных племен ведет борьбу против режима генерала. Вооруженные современными видами стрелкового оружия повстанцы нападают на нефтеперерабатывающие предприятия провинции, вынуждая некоторые из них закрываться, следствием чего зачастую бывает нехватка нефтепродуктов в центральных районах страны. Ситуация накалена настолько, что поводом к вооруженным выступлениям может служить любой факт дискриминации со стороны властей. К примеру, формальным предлогом нападения 11 января 2005 г. повстанцев БЛА на хорошо охраняемый газоперерабатывающий завод послужило амнистирование офицера-пенджабца, ранее обвиненного в изнасиловании местной жительницы3 . Присланным Мушаррафом армейским подразделениям понадобилось пять дней, чтобы отбить завод у мятежников, не обошлось без жертв с обеих сторон. Но вместо поиска достойного компромисса генерал заявил, что в случае необходимости его армия будет преследовать и добивать повстанцев, где бы они ни находились. В свою очередь, ответом местной оппозиции Мушаррафу стал "совет" не доводить дело до повторения событий 1971 г., когда от Пакистана отделился Восточный Пакистан (нынешняя Бангладеш).


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.