регистрация /  вход

Демократия и свобода в политической теории и практике (стр. 1 из 5)

Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В.

“Все люди равны в республиканских государствах, они равны и в деспотических государствах в первом случае они равны, потому что они – все, во втором – потому, что они ничто. Свобода есть право делать все, что дозволено законом”.

Ш. Монтескье

§ 1. Демократия: сущность и этапы развития

Термин “демократия” древнегреческого происхождения: demos – народ и kratein – властвование, что означает “власть народа” (или “народовластие”). Более развернутое определение “демократии” было дано американским президентом Линкольном: “правление народа, избранное народом и для народа”.

Демократия и свобода – сложные и многозначные категории. О демократии можно говорить как о ценности общественной жизни, об идеале государственного устройства, механизме функционирования реально существующего государства. Но в любом случае понятие демократии будет тесно связано с понятием свободы, в первую очередь с политическим понятием свободы (liberty). От этого последнего слова происходит понятие либерализм, возникшее в XVII в. Поэтому, по сути дела, речь будет идти о связи демократии и либерализма.

Долгое время - от античности до конца XVIII в. – под демократией имели в виду одну из форм государства с такой организацией власти, при которой правят не одно лицо или группа лиц, а все граждане и решения принимаются простым большинством голосов. Демократия понималась как прямая власть народа по образцу Афин V–IV вв. до н.э.

Демократия – одна из древнейших форм государственного устройства. Аристотель в своей работе “Афинская политая”, посвященной истории афинского государства с XIII по V в. до н.э., показал, как в течение семи столетии в результате законодательных инициатив различных правителей на фоне постоянной борьбы двух “партий” – демоса (народа) и аристократии (знати) – складывается такой политический строй, при котором народ добивается равных со знатью прав на участие в политической жизни. [c.240] В V в. до н.э. в “славную эпоху Перикла” власть принадлежала собранию свободных граждан, периодически сходившихся на городской площади для обсуждения общественных дел. Политические решения принимались простым большинством голосов. Собрание распоряжалось казной, утверждало законы, решало вопросы войны и мира. Для занятия многочисленных должностей по управлению различными государственными делами использовался метод жеребьевки.

При всем этом важно учитывать, что в афинском государстве того периода насчитывалось 400 тыс. жителей, но лишь 40 тыс. из них были полноправными гражданами. Женщины, переселенцы, рабы политическими правами не обладали.

В более позднее время Афинское государство узнало и другую форму демократии, которая близка к “власти толпы” (охлократии). При таком правлении власть большинства в народном собрании выступала как коллективная тирания, характерной чертой которой являлось несоблюдение законов. “Неумеренная демократия” вела к неэффективности управления, нестабильности государственной власти и осуждалась в политических учениях античности После того как Аристотель показал, что переход от демократии к охлократии ведет к вырождению государственной жизни, “демократия” в течение последующих двух тысячелетий не пользовалась популярностью. Для европейского средневековья была характерна феодальная раздробленность и позднее такая форма государства, как абсолютная монархия. Города-республики встречались значительно реже.

Фактически, только в конце XVIII в., после того как на месте английских колоний в Северной Америке английскими, ирландскими и другими европейскими переселенцами было образовано новое государство – США, после того, как в самой Европе грянула Великая французская революция с ее призывами к свободе, равенству и братству – только после этого понятие демократии приобрело широкую известность и популярность. Однако в Европе принципы либерализма и демократии (личной свободы и народной власти) долгое время существовали раздельно. Французская революция провозгласила принципы демократии и открыла возможность широкого народного представительства, но без либерализма (гарантии личной свободы). Английская революция (1688) утвердила в Англии принципы либерализма в условиях конституционной монархии, но без демократии. [c.241]

Зато в Соединенных Штатах Америки получил развитие новый тип государственного устройства, основанный на синтезе демократии и либерализма. Рассмотрим это подробнее.

До последней четверти XVIII в. североамериканскими колониями управлял губернатор, представлявший интересы Британской короны. В то же время в каждой колонии существовали законодательные собрания, избиравшиеся узким кругом состоятельных граждан и поначалу имевшие скромные претензии на власть. Британское управление без представительства американцев уже в середине XVIII в. было расценено в британском парламенте как проявление тирании, отрицающей не только естественные права человека, но и традиционные права англичан. В ходе войны за независимость (1775–1783) колонии заявили о своем отделении от Англии. Законодательные собрания выступили с требованием полноты парламентской власти. В Филадельфии собрался Конгресс представителей всех тринадцати колоний, принявших в 1776 г. “Декларацию независимости”. Основной идеей Декларации было провозглашение либеральных прав и требование конституционного (правового) государства, обеспечивающего соблюдение этих прав.

С самого начала революции были очевидны и ее демократические тенденции: народные массы требовали для себя широкого представительства в органах государственной власти. Эти требования имели свою основу в прямой демократии городских собраний, которая развилась в колониях еще с середины XVII в. Демократический заряд таких собраний был всегда высок. В них участвовали не только граждане, имеющие право голоса при выборах в Законодательные собрания, но все слои общественности, вплоть до “должников и чернорабочих”1.

Конституция США, принятая в 1787 г., стала компромиссом между либеральными идеями, принципами американских последователей Дж. Локка и демократическими требованиями широких народных масс.

Основатели американского государства разработали и реализовали на практике систему норм, совмещающих демократические принципы правления народа и либеральные принципы защиты свобод и прав каждого человека. В этих целях им представлялось важным избежать создания правительства, абсолютно зависимого от воли большинства избирателей. Дж. Мэдисон полагал, что “подобные демократии всегда были образцами неспокойствия и раздоров, несовместимых с гарантиями личной безопасности и имущественных прав, и в целом так же недолго жили, как и насильственной смертью погибали”. И творцы американских законов сумели достичь равновесия между идеалом решающей воли большинства избирателей (идеей классической демократии) и необходимостью защитить права меньшинства (либеральной идеей). [c.242]

Для развития политической науки существенно, что тогда была понята тесная связь между соблюдением прав меньшинства и политической стабильностью. А. Гамильтон справедливо заметил, что “люди любят власть... Отдайте всю власть большинству, и оно будет угнетать меньшинство. Отдайте всю власть меньшинству, и оно будет угнетать большинство, поэтому власть должна быть поделена между теми и другими так, чтобы каждая сторона могла защитить себя от другой”2.

Уже к середине XIX в. США стали первым образцом современного либерально-демократического общества. А. де Токвиль, посетивший Америку в 30-х гг. XIX в. в своей работе “Демократия в Америке” называет три рода причин, по которым современное ему демократическое общество в США являлось одновременно и либеральным (свободным):

• во-первых, случайная и своеобразная ситуация, в которой оказалось американское общество: выгодное географическое положение, отсутствие военной опасности со стороны соседних государств, огромные территории, которые заняли иммигранты из Европы, обладающие техническими достижениями своей цивилизации и занявшиеся деятельностью в сфере промышленности и торговли;

• во-вторых, дорогу свободе в Америке проложили хорошие законы. В этой связи Т. Джефферсон заметил, что если в Европе в борьбе за демократию пролито много крови, американцы пролили много чернил;

• в-третьих, наиболее значимыми причинами той свободы, которой характеризуется американская демократия, служат привычки, нравы и верования американского народа, который религиозен и свободен одновременно3.

А. де Токвиль делал вывод о том, что американский опыт в установлении свободы и политического равенства скоро будет иметь решающее значение и на европейском континенте?4

Развитие демократии в Европе, связанное с требованием всеобщего избирательного права, включало в число основных политических участников событий западноевропейский рабочий класс, который с середины XIX в. выступил как организованная политическая сила. Если раньше работающие по найму и лишенные частной собственности рабочие были лишены избирательных прав, то к началу XX в. западноевропейский рабочий класс их добился. [c.243]

Все это привело к тому, что под демократией стали понимать не только одну из форм государственного устройства, как в эпоху античности, но и сущностные качества всего общества – политические, экономические, социальные, духовные. При этом демократия выступает уже не как власть народа, а как власть с согласия народа, когда граждане принимают участие в выработке решений не прямо, а опосредованно – через своих представителей. Последние принимают решения большинством голосов, но с сохранением прав меньшинства. Такая демократия называется конституционной, или либеральной.

Новое качество современной демократии. Современная демократия имеет следующие характерные черты и особенности.

Во-первых, она строится на новом понимании свободы и равенства. Принципы свободы и равенства, в соответствии с естественно-правовой теорией либерализма, распространяются на всех граждан государства. По мере демократизации общества эти принципы все больше воплощаются в практическую жизнь.