Демократия и свобода в политической теории и практике

Демократия: сущность и этапы развития. Либерально-демократические ценности и принципы демократии. Механизм функционирования демократических систем. Закат демократии?

Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В.

“Все люди равны в республиканских государствах, они равны и в деспотических государствах в первом случае они равны, потому что они – все, во втором – потому, что они ничто. Свобода есть право делать все, что дозволено законом”.

Ш. Монтескье

§ 1. Демократия: сущность и этапы развития

Термин “демократия” древнегреческого происхождения: demos – народ и kratein – властвование, что означает “власть народа” (или “народовластие”). Более развернутое определение “демократии” было дано американским президентом Линкольном: “правление народа, избранное народом и для народа”.

Демократия и свобода – сложные и многозначные категории. О демократии можно говорить как о ценности общественной жизни, об идеале государственного устройства, механизме функционирования реально существующего государства. Но в любом случае понятие демократии будет тесно связано с понятием свободы, в первую очередь с политическим понятием свободы (liberty). От этого последнего слова происходит понятие либерализм, возникшее в XVII в. Поэтому, по сути дела, речь будет идти о связи демократии и либерализма.

Долгое время - от античности до конца XVIII в. – под демократией имели в виду одну из форм государства с такой организацией власти, при которой правят не одно лицо или группа лиц, а все граждане и решения принимаются простым большинством голосов. Демократия понималась как прямая власть народа по образцу Афин V–IV вв. до н.э.

Демократия – одна из древнейших форм государственного устройства. Аристотель в своей работе “Афинская политая”, посвященной истории афинского государства с XIII по V в. до н.э., показал, как в течение семи столетии в результате законодательных инициатив различных правителей на фоне постоянной борьбы двух “партий” – демоса (народа) и аристократии (знати) – складывается такой политический строй, при котором народ добивается равных со знатью прав на участие в политической жизни. [c.240] В V в. до н.э. в “славную эпоху Перикла” власть принадлежала собранию свободных граждан, периодически сходившихся на городской площади для обсуждения общественных дел. Политические решения принимались простым большинством голосов. Собрание распоряжалось казной, утверждало законы, решало вопросы войны и мира. Для занятия многочисленных должностей по управлению различными государственными делами использовался метод жеребьевки.

При всем этом важно учитывать, что в афинском государстве того периода насчитывалось 400 тыс. жителей, но лишь 40 тыс. из них были полноправными гражданами. Женщины, переселенцы, рабы политическими правами не обладали.

В более позднее время Афинское государство узнало и другую форму демократии, которая близка к “власти толпы” (охлократии). При таком правлении власть большинства в народном собрании выступала как коллективная тирания, характерной чертой которой являлось несоблюдение законов. “Неумеренная демократия” вела к неэффективности управления, нестабильности государственной власти и осуждалась в политических учениях античности После того как Аристотель показал, что переход от демократии к охлократии ведет к вырождению государственной жизни, “демократия” в течение последующих двух тысячелетий не пользовалась популярностью. Для европейского средневековья была характерна феодальная раздробленность и позднее такая форма государства, как абсолютная монархия. Города-республики встречались значительно реже.

Фактически, только в конце XVIII в., после того как на месте английских колоний в Северной Америке английскими, ирландскими и другими европейскими переселенцами было образовано новое государство – США, после того, как в самой Европе грянула Великая французская революция с ее призывами к свободе, равенству и братству – только после этого понятие демократии приобрело широкую известность и популярность. Однако в Европе принципы либерализма и демократии (личной свободы и народной власти) долгое время существовали раздельно. Французская революция провозгласила принципы демократии и открыла возможность широкого народного представительства, но без либерализма (гарантии личной свободы). Английская революция (1688) утвердила в Англии принципы либерализма в условиях конституционной монархии, но без демократии. [c.241]

Зато в Соединенных Штатах Америки получил развитие новый тип государственного устройства, основанный на синтезе демократии и либерализма. Рассмотрим это подробнее.

До последней четверти XVIII в. североамериканскими колониями управлял губернатор, представлявший интересы Британской короны. В то же время в каждой колонии существовали законодательные собрания, избиравшиеся узким кругом состоятельных граждан и поначалу имевшие скромные претензии на власть. Британское управление без представительства американцев уже в середине XVIII в. было расценено в британском парламенте как проявление тирании, отрицающей не только естественные права человека, но и традиционные права англичан. В ходе войны за независимость (1775–1783) колонии заявили о своем отделении от Англии. Законодательные собрания выступили с требованием полноты парламентской власти. В Филадельфии собрался Конгресс представителей всех тринадцати колоний, принявших в 1776 г. “Декларацию независимости”. Основной идеей Декларации было провозглашение либеральных прав и требование конституционного (правового) государства, обеспечивающего соблюдение этих прав.

С самого начала революции были очевидны и ее демократические тенденции: народные массы требовали для себя широкого представительства в органах государственной власти. Эти требования имели свою основу в прямой демократии городских собраний, которая развилась в колониях еще с середины XVII в. Демократический заряд таких собраний был всегда высок. В них участвовали не только граждане, имеющие право голоса при выборах в Законодательные собрания, но все слои общественности, вплоть до “должников и чернорабочих”1.

Конституция США, принятая в 1787 г., стала компромиссом между либеральными идеями, принципами американских последователей Дж. Локка и демократическими требованиями широких народных масс.

Основатели американского государства разработали и реализовали на практике систему норм, совмещающих демократические принципы правления народа и либеральные принципы защиты свобод и прав каждого человека. В этих целях им представлялось важным избежать создания правительства, абсолютно зависимого от воли большинства избирателей. Дж. Мэдисон полагал, что “подобные демократии всегда были образцами неспокойствия и раздоров, несовместимых с гарантиями личной безопасности и имущественных прав, и в целом так же недолго жили, как и насильственной смертью погибали”. И творцы американских законов сумели достичь равновесия между идеалом решающей воли большинства избирателей (идеей классической демократии) и необходимостью защитить права меньшинства (либеральной идеей). [c.242]

Для развития политической науки существенно, что тогда была понята тесная связь между соблюдением прав меньшинства и политической стабильностью. А. Гамильтон справедливо заметил, что “люди любят власть... Отдайте всю власть большинству, и оно будет угнетать меньшинство. Отдайте всю власть меньшинству, и оно будет угнетать большинство, поэтому власть должна быть поделена между теми и другими так, чтобы каждая сторона могла защитить себя от другой”2.

Уже к середине XIX в. США стали первым образцом современного либерально-демократического общества. А. де Токвиль, посетивший Америку в 30-х гг. XIX в. в своей работе “Демократия в Америке” называет три рода причин, по которым современное ему демократическое общество в США являлось одновременно и либеральным (свободным):

• во-первых, случайная и своеобразная ситуация, в которой оказалось американское общество: выгодное географическое положение, отсутствие военной опасности со стороны соседних государств, огромные территории, которые заняли иммигранты из Европы, обладающие техническими достижениями своей цивилизации и занявшиеся деятельностью в сфере промышленности и торговли;

• во-вторых, дорогу свободе в Америке проложили хорошие законы. В этой связи Т. Джефферсон заметил, что если в Европе в борьбе за демократию пролито много крови, американцы пролили много чернил;

• в-третьих, наиболее значимыми причинами той свободы, которой характеризуется американская демократия, служат привычки, нравы и верования американского народа, который религиозен и свободен одновременно3.

А. де Токвиль делал вывод о том, что американский опыт в установлении свободы и политического равенства скоро будет иметь решающее значение и на европейском континенте?4

Развитие демократии в Европе, связанное с требованием всеобщего избирательного права, включало в число основных политических участников событий западноевропейский рабочий класс, который с середины XIX в. выступил как организованная политическая сила. Если раньше работающие по найму и лишенные частной собственности рабочие были лишены избирательных прав, то к началу XX в. западноевропейский рабочий класс их добился. [c.243]

Все это привело к тому, что под демократией стали понимать не только одну из форм государственного устройства, как в эпоху античности, но и сущностные качества всего общества – политические, экономические, социальные, духовные. При этом демократия выступает уже не как власть народа, а как власть с согласия народа, когда граждане принимают участие в выработке решений не прямо, а опосредованно – через своих представителей. Последние принимают решения большинством голосов, но с сохранением прав меньшинства. Такая демократия называется конституционной, или либеральной.

Новое качество современной демократии. Современная демократия имеет следующие характерные черты и особенности.

Во-первых, она строится на новом понимании свободы и равенства. Принципы свободы и равенства, в соответствии с естественно-правовой теорией либерализма, распространяются на всех граждан государства. По мере демократизации общества эти принципы все больше воплощаются в практическую жизнь.

Во-вторых, демократия развивается в больших по территории и по численности государствах. Принципы прямой демократии в таких государствах действуют главным образом на уровне местного самоуправления, а на уровне национальном получает развитие представительная форма демократии. Граждане осуществляют управление государством не непосредственно, а путем выбора представителей в государственные органы.

В-третьих, представительная форма демократии возникает в ответ на необходимость выражения многообразных, в первую очередь экономических интересов гражданского общества.

В-четвертых, современные либерально-демократические государства, во многом отличаясь друг от друга, строятся на системе общих либерально-демократических принципов и ценностей: признание народа источником власти; равноправие граждан и соблюдение прав человека; приоритет прав человека над правами государства; выборность основных органов государственной власти, подчинение меньшинства большинству при принятии решений, но с гарантией прав меньшинства; верховенство закона; разделение властей, предполагающее их относительную автономию и взаимный контроль и др.

В-пятых, либеральная демократия рассматривается как процесс, который начался в раннем конституционализме Англии и США и имеет тенденцию к демократизации всех сторон жизни, а также к распространению во всем мире. [c.244]

Исторические пути движения к демократии различны у разных народов, но все современные демократические государства функционируют на общих либерально-демократических принципах и достигли внутреннего консенсуса (согласия) относительно основных ценностей общественной и личной жизни.

§ 2. Либерально-демократические ценности и принципы демократии

На сегодняшний день либерально-демократическое устройство имеют несколько десятков государств Концептуальной основой главных ценностей в современных демократиях является формула: “Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах” Свобода – базовая ценность современной демократии.

Среди основных прав человека основатель идеологии либерализма Дж. Локк выделял права на жизнь, свободу и частную собственность. Данная триада прав может иметь по меньшей мере две интерпретации буржуазную и гражданскую5. С буржуазной точки зрения права на жизнь и пользование земными благами (на “частную собственность”) являются основными ценностями. В гражданской интерпретации базовой ценностью нового общества является свобода.

Свобода как ценность не предписывает человеку никакого конкретного поведения, она не навязывает никакого заведомо определенного содержания деятельности, а открывает для личности широкие возможности выбора наполненных различным содержанием форм поведения и деятельности. Именно по этому поводу и на основе признания ценности свободы в западноевропейском и североамериканском обществах было достигнуто согласие, в то время как вокруг частной собственности шла острая классовая борьба.

Либеральные права гарантировали лишь индивидуальную свободу личности и формальное равенство всех перед законом, но не социальное равенство. В отсутствие такового использование многих из прав превращалось в фактическую привилегию имущих классов. В XX в. либеральные или гражданские, личные права были дополнены социально-экономическими правами, обещавшими каждому достойные условия существования. Так сложился целостный комплекс прав человека, признанных мировым сообществом современным эталоном свободы. [c.245]

Закрепленные Организацией Объединенных Наций во Всеобщей Декларации прав человека (1948) права и свободы можно разделить на четыре группы.

В первую группу входят так называемые элементарные права и свободы. Сюда относятся права на жизнь, свободу и личную неприкосновенность (ст. 3), свободу от рабства (ст. 4), запрет пыток или жестокого, бесчеловечного обращения и наказания (ст. 5), равенство всех людей перед законом и равную защиту закона (ст. 7), ряд прав, касающихся процедурных гарантий правосудия (ст. 8–11), право на защиту от произвольного вмешательства в личную и семейную жизнь и от посягательства на честь и репутацию, неприкосновенность жилища, тайна переписки (ст. 12).

Вторую группу составляют гражданские права. В Декларации провозглашаются: право личности на признание ее правосубъектности (ст. 6), свобода передвижения и выбора места жительства (ст. 13), право на убежище (ст. 14), право на гражданство (ст. 15), право вступать в брак и создавать семью (ст. 16), право владеть имуществом (ст. 17).

В числе политических прав и свобод Декларация устанавливает: свободу мысли, совести и религии (ст. 18), свободу убеждений и выражения их (ст. 19), свободу мирных собраний и ассоциаций (ст. 20), право принимать участие в управлении своей страной (ст. 21).

И наконец, ст. 22–28 перечисляют экономические, социальные и культурные права, такие как право на труд и свободный выбор работы, равную оплату за равный труд, право на объединения в профессиональные союзы, право на отдых и досуг, право на определенный жизненный уровень, право на образование6.

Другой базовой ценностью современной демократии является принцип равенства людей. Равенство не означает идентичности людей. Как известно, все люди разделены на расы, национальности, классы, отличаются приверженностью к разным религиям, однако все они едины в том, что они – люди, обладающие способностью разумно мыслить. Но способность разумно мыслить не порождает способность разумно действовать. В христианском понимании – все люди равны перед Богом. Его требования ко всем людям одинаковы, но ответственность людей за свои действия разная.

В американской Декларации независимости нашла отражение вера в равенство людей в том смысле, что все они обладают такими неотъемлемыми правами, как право на жизнь, свободу и стремление к счастью. Такое равенство не означает дар или подношение человеку, которое он получает в связи с фактом рождения. [c.246] Оно должно рассматриваться как благоприятная возможность или даже требование. Так, например, фраза о праве на стремление к счастью не означает, что человек не может быть несчастным и что кто-то другой (государство, семья, друзья) обязательно сделают его счастливым. Она означает лишь, что каждый человек имеет право стремиться к счастью, и нет непреодолимых препятствий на этом пути. В этом все люди равны. Но счастья невозможно добиться без индивидуальных усилий, которые у разных людей разные. Отсюда проистекает неравенство людей.

Демократия признает различие и неравенство в талантах и способностях людей. И требует, чтобы тем, кто превосходит остальных своими способностями, были обеспечены все возможности для их развития (независимо от расовых, религиозных и социальных различий).

Лишать людей с выдающимися способностями шанса превзойти других не только неверно с моральной точки зрения, но и социально расточительно.

Однако равенство, понимаемое как равенство возможностей, не может быть магической формулой для достижения социальной справедливости в обществе.

Если бы все люди имели равные способности, рождались в одинаково благополучных семьях и получали равное образование, только тогда предоставление всем равных возможностей могло бы стать наилучшим решением проблемы справедливого общества.

Многие различия не могут быть устранены с помощью действия закона, равного для всех. Но законы могут уменьшить различия в происхождении и образовании в самом начале жизненного пути и таким образом сделать равенство возможностей более действенным7.

На страже прав и свобод стоят правовой закон и гражданское общество, которые сами по себе представляют важнейшие завоевания, ценности демократии. Правовой закон оформляет государственность в качестве демократической, а гражданское общество обеспечивает демократической государственности необходимые связи с обществом. Чем более развито гражданское общество, тем больше оснований у демократии. И наоборот: чем меньше развито гражданское общество, тем больше возможностей для установления и существования недемократических режимов.

Принцип плюрализма. Признавая свободу базовой ценностью, общество должно обеспечить ей абсолютную обязательность. Отсюда берет свое начало религиозный, мировоззренческий, идеологический, политический, экономический плюрализм западных либеральных демократий. [c.247] Плюрализм (от лат. pluralis – множественный) в общественной жизни характеризуется разнообразием форм собственности, общественных интересов, партий и ассоциаций, идейных течений и т.д., а также особым конкурентным характером взаимоотношений между ними. Однако свободная конкуренция различных политических сил протекает по определенным, принятым всеми участниками “правилам игры”. Конфликты, возникающие в ходе такого конкурентного соперничества, должны разрешаться по общепризнанным правилам, включающим отказ от насилия при разрешении конфликта, терпимость к мнению оппонентов, поиск консенсуса и готовность к компромиссам, уважение закона, прав личности, демократического порядка в целом.

Концепция плюрализма, выработанная Г. Ласки, Э. Бернштейном, Р. Гильфердингом и др., выросла из идей либерализма. В отличие от классического либерализма, где главным субъектом общественной жизни выступал отдельный свободный индивид, реализующий свои интересы в конкурентном соперничестве с интересами других граждан, в плюралистической теории таким объектом является общественная группа. Плюралистическая теория демократии, выступающая с позиций соперничества организованных общественных групп, является дальнейшим развитием либеральной теории в условиях многочисленного и сложно организованного индустриального общества. Сегодня либерально-демократические государства называются иногда плюралистическими демократиями. Плюрализм, как множественность, разнообразие и свобода самовыражения, обязывает к тому, что если будут найдены общие правила, нормы, ценности, регламентирующие поведение людей (которые необходимы для обеспечения порядка, стабильности, дисциплины), то они должны быть установлены в результате свободного согласия.

Совмещая власть и свободу, современные демократии руководствуются принципом правления большинства при защите прав меньшинства. Люди с различным опытом и жизненными интересами, разными политическими целями должны иметь возможность для свободного выражения своих потребностей и стремлений. Политические решения в этих условиях вырабатываются как результат столкновений неодинаковых интересов, когда налицо лишь минимум общих взглядов. Очевидно, что при многообразии мнений и интересов невозможно принять вполне удовлетворительное для всех решение. Поэтому основой для соглашения вынужденно берется принцип большинства. Политическая власть принадлежит тому кругу лиц, за которых в результате свободных выборов проголосовало большинство населения. [c.248]

Но представители большинства не вправе игнорировать интересы меньшинства, запрещать ему отстаивать свои позиции, так как никто не застрахован от ошибок. Обязанность правящей группировки, избранной большинством, – признать право меньшинства на политическую оппозицию и критику, возможность прихода к власти по итогам новых выборов своих оппонентов.

Свобода формирована и выражения мнения, гарантирующая права оппозиции, есть основополагающее требование демократии. Кратко демократию можно даже отделить как власть большинства, уважающую права меньшинства, гцзидим, в современном значении понятие “демократия” имеет мало общего с “господством народа”. Демократия есть власть народных предателей, которая (прямо или опосредованно) свободно избрана большинством народа и контролируется им.

§ 3. Механизм функционирования демократических систем

Взять под контроль действия властей можно с помощью конституционного закона или совокупности законов. Идея конституции как основного закона, который провозглашает принцип разделения властей и определяет полномочия любых властна институтов и должностных лиц, – важнейшая в идеологии либерализм Реализация этой идеи обеспечивается сложным механизмом сдержек и противовесов.

Так, например, в готической системе США на каждый орган государственной власти вдаются функции контроля за решениями других органов. Например, принятие законов – прерогатива Конгресса. Но и Президент влияет на законодательный процесс, поскольку обладает правом “вето”. Он обязан предоставлять Конгрессу отчет о положении страны и предлагать на его усвоение те или иные необходимые меры. Сенат, в свою очередь, контролирует предоставленное Президенту право назначения на должности метров. Конгресс может отклонить “вето” главы исполнительной власти (Президента). Исполнительные власти могут расходовать деньги только в соответствии с решениями Конгресса. Верховный суд назначается Президентом с согласия Сената, Конгресс наделен правом формировать нижестоящие суды, а Верховный суд – контролировать Конгресс и исполнительную власть. Здесь имеет место не столько “разделение властей”, сколько взаимное участие государственных структур в осуществлении власти столь сложное устройство было разработано специально для того, чтобы защитить отдельные, частные интересы как перед интересами большинства так и от правительственного вмешательства. [c.249]

Свободные выборы представителей власти. Свободные выборы предусматривают:

• всеобщее и равное избирательное право по принципу “один человек – один голос”;

• свободное выдвижение кандидатур, возможное благодаря праву на свободное образование и функционирование партий;

• тайное голосование;

• создание избирательных комиссий для проведения выборов: центральных, окружных, участковых;

• демократический способ подбора центральных избирательных комиссий: с равным представительством от разных партий, выступающих на выборах, или с привлечением нескольких членов, назначаемых парламентами или местными властями после консультации с партиями и т.д.;

• контроль за точностью списков избирателей с возможностью их обжалования в местных судах;

• гласность при подсчете голосов, который осуществляется в присутствии лиц, не входящих в состав комиссий; сохранение бюллетеней после подсчета на случай повторного проведения операций;

• возможность судебного пересмотра результатов выборной кампании;

• справедливый механизм управления выборами с равным доступом кандидатов к средствам массовой информации и справедливой системой финансирования избирательной кампании и т.д.

Типы избирательных систем. В современных демократических странах совокупность правил и приемов организации выборов и определения их результатов получила название избирательной системы. Избирательные системы позволяют провести перевыборы властей в ненасильственной форме, в рамках конституционных ограничений. Проведение свободных выборов и признание обществом их результатов – важный признак способности современных демократий решать проблемы мирными политическими средствами и обеспечивать легитимность политического процесса.

Существуют две избирательные системы – мажоритарная и пропорциональная. Мажоритарная (от фр. majoritaire – большинство) система предполагает, что победителем в голосовании является тот, кто набрал большинство голосов избирателей.

Мажоритарная система основана на принципе относительного или абсолютного большинства.

Принцип относительного большинства означает, что победившим в голосовании является тот, кто набрал голосов больше, чем его соперники. Такая система существует в США, Канаде и Великобритании. По принципу абсолютного большинства голосование считается состоявшимся только в том случае, если тот, за кого голосуют избиратели, наберет 50% голосов + 1 голос. [c.250] Если ни один из кандидатов не набрал абсолютного большинства голосов, проводится второй тур выборов. В нем участвуют два кандидата, набравшие наибольшее число голосов в первом туре. Для победы кандидату достаточно получить простое большинство голосов. Такая мажоритарная система существует во Франции, в Ирландии, в Австралии.

Наиболее распространена в Европе пропорциональная избирательная система. При пропорциональной системе депутатские места в парламенте распределяются в зависимости от числа голосов, поданных на выборах за партийные списки. При этом избиратели голосуют не за отдельных кандидатов, а за партии, представившие партийные списки кандидатов. Пропорциональные выборы предусматривают, что при определении результатов выборов учитываются все голоса избирателей, поданные за партийные списки. В этом – принципиальное отличие пропорциональной системы от мажоритарной, в которой только “победитель получает все”, а голоса, поданные за кандидатов, оставшихся в меньшинстве, не учитываются.

В некоторых странах существуют так называемые смешанные системы. Так, в ФРГ половина депутатов парламента избирается по мажоритарной системе, а вторая – по пропорциональной.

Что касается президентских выборов, то в тех странах, где они проводятся с помощью прямого голосования населения, эти выборы проходят по мажоритарной системе абсолютного или относительного большинства. В Российской Федерации, которая изъявила намерение добиваться демократического преобразования общества, выборы в Федеральное Собрание в 1993 и в 1995 г. проходили по смешанной избирательной системе. Одна половина состава Государственной Думы (нижней палаты) избиралась по мажоритарной системе (225 депутатов), а другая половина – по пропорциональной, согласно партийным спискам. В Государственную Думу прошли те партии и избирательные блоки, которые набрали более 5% голосов избирателей (так называемый избирательный порог в 5%).

В представительных демократиях народ, как уже отмечалось, не осуществляет власть, а передает ее органам и лицам, действующим от его имени. Есть два основных способа дать правительству власть, не подвергая демократию опасности. Оба этих способа показали свою жизнеспособность. Они отличаются рядом особенностей. Великобритания считается родиной парламентской формы правления – наиболее распространенной в демократических странах. Ее восприняли Швеция, Дания, Норвегия, ФРГ, Австрия, Швейцария, Бельгия, Италия, Испания, Португалия и др. США дали начало президентской форме правления. [c.251]

Сравнительная таблица форм правления

Парламентская форма

(британская и немецкая модель)

Президентская форма

(американская модель)

Глава правительства (исполнительная власть) избирается парламентом (законодателями), имеет право роспуска парламента Президент (исполнительная власть) и состав парламента (законодатели) избираются на выборах, поэтому президент не имеет права роспуска парламента
Правительство назначается парламентом и может быть отозвано Американские законодатели не могут сменить президента из-за изменившегося большинства в Конгрессе. Только в исклю-чительных случаях, когда президент обвиняется в преступлении, он может быть лишен поста двумя третями голосов Сената
Премьер-министр в Великобритании входит в состав палаты общин Президент и члены его правите-льства не могут совмещать прави-тельственные должности и парла-ментские мандаты
Монарх или президент осуществляют только представительские функции в исполнительной власти, а подлинная правительственная власть - у главы правительства (премьер-министра или канцлера) Президент имеет реальную власть, объединяет в своём лице функции главы государства и главы правительства
У правительства есть право законодательной инициативы и полное право вето на издание законов Президенту США формально закрыта возможность законодатель-ной инициативы. У него есть только право налагать вето на законодательные решения Конг-ресса. Вето президента может быть отменено при голосовании с большинством в две трети

В функционировании западных демократий важная роль принадлежит политическим партиям. Партии с различными программами отражают интересы тех или иных социальных сил, создаются и существуют для полного завоевания государственной власти или участия в ней в блоке с другими партиями. Своих целей они добиваются в ходе выборов, в борьбе за голоса избирателей (электората).

Помимо партий в политическом процессе в демократических странах участвуют широкие политические движения, не имеющие характерных для партий организационных структур и политических программ, а также так называемые группы давления, которые стремятся не к завоеванию государственной власти, а лишь к влиянию на тех, кто ее осуществляет. Группы давления создаются на базе групп интересов. Группы интересов – это элиты, профсоюзы, молодежные, феминистские движения, религиозные объединения, военно-промышленный комплекс, ассоциации предпринимателей, фермеров и т.д. [c.252] Чтобы включиться в политическую борьбу за удовлетворение своих интересов, добиться каких-либо государственных решений в свою пользу, они обычно и создают группы давления. Так, многие профсоюзы создают комитеты для проведения своих политических акций.

В условиях плюралистической демократии группы осуществляют давление через: а) партии; б) законодателей; в) людей, занятых в исполнительной структуре власти и правительстве; г) людей, принадлежащих к бюрократии; и наконец, д) с помощью общественного мнения.

Существование многообразных групп давления является дополнением к многопартийности и расширяет плюрализм. Группы давления существуют как вне центров власти, так и внутри них (лобби). В США группы давления сформировались еще в середине XIX в. Тогда термин “лоббирование” означал покупку голосов за деньги в коридорах власти. В дальнейшем в США (с 1946) и в других демократических странах явление лоббизма получило жесткое нормативное регулирование и было поставлено под жесткий финансовый контроль в соответствии с законом. Это позволило М. Дюверже расценить их деятельность как переход от коррупции к информации органов государственной власти по конкретным вопросам.

Политическое участие. В современных демократиях представительная система правления дополняется элементами прямой демократии. Непосредственное участие граждан в политике, или политическое участие, - это любые действия (голосование, участие в работе партий и других общественных организаций, в проводимых ими кампаниях, форумах, политических акциях местных органов власти и т.п.), предпринимаемые гражданами с целью повлиять на государственную политику, управление общественными делами, на позицию и деятельность избранных ими политических деятелей. Эти действия могут быть организованными и неорганизованными, постоянными и эпизодическими. Законное право на непосредственное участие в политике делает политическую систему открытой.

Одна из форм прямого демократического участия граждан в политике – проведение референдумов. Референдум – это всеобщее волеизъявление (голосование или опрос) по важным государственным и местным вопросам. На референдумы в разное время и в разных странах выносились такие вопросы, как, например, форма избрания президента: парламентом или прямым голосованием избирателей (во Франции в 1962 г.), определение политической линии правительства (об условиях участия Испании в НАТО; о вступлении Норвегии в ЕС). В США в 80-е гг. на референдумах решалось, одобрить или отклонить отдельные законы: об изменении различных видов налогов; о закрытии местных АЭС; о запрещении продажи оружия населению; об ограничении прав больных СПИДом; об ужесточении правовых норм против наркоманов; о поправках к конституции и т.д. [c.253] Политическое участие – это реализация прав граждан самостоятельную активную роль в политической жизни.

Современная демократия требует не только активного, но и сознательного участия граждан в политическом процессе. Не секрет, что партии, ведущие борьбу за власть и соревнующиеся за государственные посты, стремятся воздействовать на общественное мнение. Их цель – получить поддержку большинства избирателей любой ценой. Имея конституционное право на свободу формирования и выражения мнений, люди должны ясно представлять себе обстоятельства, которые воздействуют на их политическое сознание. В современной политологии исследованы различные культурные и экономические факторы влияния на мнение граждан, а также многообразные механизмы массового психологического внушения. Если, например, человек не знает о различных технических стратегиях и методиках воздействия СМИ, он безоружен перед пропагандистскими усилиями и не в состоянии адекватно оценивать политическую реальность. Уже в школах будущие граждане должны получать знания о законах информационного воздействия, в противном случае они могут стать тенью власти, которой слепо покоряются, или эхом СМИ8.

Демократия требует не только заинтересованного, но и просвещенного участия граждан в политической жизни.

§ 4. Закат демократии?

Сегодня много говорят и пишут о кризисе демократии. Известный французский политический мыслитель Р. Арон в книге “Демократия и тоталитаризм” пишет: “Можно мечтать об идеальном конституционном режиме без каких бы то ни было несовершенств, но нельзя представить себе, что все политические деятели заботятся одновременно и о частных интересах, которые они представляют, и об интересах сообщества в целом, которому обязаны служить; нельзя представить режим, где соперничество идей свободно, а печать беспристрастна, где все граждане осознают необходимость взаимной поддержки при любых конфликтах”9.

Р. Арон рассматривает различные виды разложения конституционно-плюралистических, т.е. демократических, режимов. Так, он считает, что их разложение можно наблюдать на уровне государственных институтов, настроений в обществе, социальной инфраструктуры; они могут разлагаться из-за избыточной олигархичности или из-за чрезмерной демагогичности. [c.254] Но сам он предпочитает и предлагает другим для рассмотрения простое, по его словам, различение: “еще нет” и “больше невозможно”. Р. Арон поясняет: “Известны конституционно-плюралистические режимы, которые разлагаются из-за того, что у них еще-нет глубоких корней в обществе; в то время другие разлагаются под воздействием времени, собственного износа, привычки,– иными словами, их функционирование более невозможно”10.

Участники одного из проходаших в начале 90-х гг. коллоквиумов по проблемам демократии констатировали: “Нынешний кризис демократии имеет несколько проявлений. Это кризис государственности, кризис форм участия и политической активности, кризис гражданственности. Размывается республиканский идеал в чувство интернационализма. Морально изношены политические перегородки и традиционная политическая игра. Очевидна трагическая неспособность современных людей осуществить первейшую цель человеческого общежития: всего-навсего обеспечить жизнь”11.

Возьмем, к примеру, две общеизвестные угрозы: рост преступности (преступности как явления, имющего многообразные формы) и надвигающаяся экологическая катастрофа. Ни одно либерально-демократическое государство не продемонстрировало способности справиться с феноменом преступности, с экологическими проблемами, что не может не вызывать разочарования у людей.

Только в самые последние годы либерально-демократическое государство обратило, наконец, свои взоры на то обстоятельство, что в результате все усиливающегося дарения общества на природу (неудержимо растут масштабы производственной деятельности людей и их количество) она очень скоро может оказаться непригодной для жизни.

Решив, в основном, на предыдущем этапе проблему социальной и материальной ущемленности, нищеты, либерально-демократическое государство находится сегодня на такой стадии, когда главным требованием становится экологическая надежность. В обществе присутствует боязнь всеобщего разрушения природы и жизни, главным типом права становится право на экологическое выживание. В состоянии ли либерально-демократическое государство пойти на ограничение производства и предпринимательской активности (и, соответственно, на ограничение потребления), чтобы прийти к экологическому равновесию, “естественному”, адаптивному образу жизни? Или оно будет решать свои проблемы за счет других государств? [c.255] В любом случае, для обеспечения экологической безопасности потребуется государственное регулирование и высокий авторитет власти.

Между тем уже сегодня авторитет власти падает. Известный американский политолог С. Липсет отмечал: доверие американцев к власти, ко всем государственным институтам в США устойчиво снижается. Так, общенациональные опросы, проводимые службой Харриса с 1966 г., выявили в 1994 г. самый низкий уровень доверия к правительственным институтам из когда-либо зафиксированных. “Большое доверие” к исполнительной ветви власти выразили всего лишь 12% всех опрошенных (в 1966 г. – 41%, в 1981 г. – 24%). Доверие к Конгрессу выразили – 8% опрошенных (в 1981 г. – 16%, в 1966 г. – 42%). Служба Янкелевича отмечает резкое снижение доли респондентов, уверенных в том, что то, что делается правительством, всегда или в большинстве случаев правильно. В 1964 г. так думало 76% опрошенных, в 1984 г. – 44, а в 1994 г. – 19%12.

В анкете, предложенной центром изучения общественного мнения Мичиганского университета, задавался вопрос: “Могли бы Вы утверждать, что в своей деятельности правительство в основном руководствуется интересами немногих влиятельных группировок, или же оно действует на благо всего народа?” В 1964 г. 29% опрошенных ответили, что правительство действует в интересах ограниченного числа крупных предпринимателей. К 1980 г. этот показатель достиг уже 70%, а в 1992 г. – 80%. Согласно опросу общественного мнения, проведенного институтом Гэллапа в 1994 г., 66% респондентов, входящих в общенациональную выборку, согласились с тем, что “правительство почти всегда оказывается расточительным и неэффективным”. Примерно такой же процент опрошенных высказали мнение, что “большинство избранных должностных лиц мало волнует, что думают простые люди”13.

Что касается России, то к ней вполне применима формула кризисного состояния демократии, определяемая Р. Ароном как “еще нет”. Действительно, в России нет глубоких корней демократии (народной власти), не говоря уже о демократии либеральной (конституционной), т.е. власти народа, соблюдающей права каждого человека.

Среди россиян существуют разные взгляды на сущность демократии. Согласно данным социологического опроса населения России, проведенного Центром социологических исследований МГУ в конце 1995 г., на вопрос: “Как Вы думаете, что самое главное в демократии?”, 41% респондентов ответили, что это – законность и правопорядок; 15,6 – свобода личности и 14,8 – власть народа, 4,2 – частная собственность; 2,4% – учет интересов меньшинства. [c.256]

Сегодня в России наблюдается противоречивая ситуация. С одной стороны, можно утверждать, что демократия пустила в России достаточно глубокие корни. Об этом свидетельствуют ответы респондентов на вопрос: “Поддержали бы Вы лидера, который во имя восстановления порядка в России установил бы с помощью армии и сил безопасности диктаторский режим, или противостояли любой диктатуре, считая, что свобода важнее?” Больше половины опрошенных – 51,8% заявили, что противостояли бы любой диктатуре, 21,8 – поддержали бы такого лидера, 25,2 – затруднились ответить.

В то же время многие исследования говорят о том, что в России растет отчуждение граждан от политики и, прежде всего, от власти. Они попрежнему являются в неизмеримо большей степени объектом политики, нежели ее субъект. О насущных нуждах простых людей стремящиеся во власть слышат только во время предвыборных кампаний, но, войдя во власть, тут же забывают о них и их нуждах. Ответственность властей за результаты своего руководства и управления обществом мала как никогда. Демократическая эйфория, характерная для конца 80-х – начала 90-х гг. прошла.

1. Что такое прямая демократия и представительная демократия? Чем вторая отличается от первой?

2. Какие факторы обусловили изменение понимания демократии как формы государства и его сущности?

3. Платон был противником демократии. Какие он выдвигал объективные причины против этой формы правления? Какие у него были субъективные причины для этого?

4. Основываясь на конституции ФРГ (Италии, Франции, США и др.), сделайте сообщение (доклад, реферат), раскрывающее демократический характер этого государства.

5. Для самостоятельной работы рекомендуется статья известного американского политолога: Лейпхарт А, Конституционные альтернативы для современных демократий // Полис. 1995. № 2. [c.257]

Список литературы

1 См.: Мэтьюз Д. Перспективы демократии. М., 1993. С. 13.

2 Цит. по: Кронин Т.Е. Как разумно управлять собой // Полис. 1994. № 3. С. 179.

3 См.: Токвиль А де. Демократия в Америке. М., 1992. С. 214–235.

4 Хотя Америке посчастливилось не знать феодализма, что послужило успеху быстрого становления свободы и демократии как принципов государственного устройства, она знала вплоть до 1863 г. худший вид несвободы – рабство, сознательно учрежденное и поддерживаемое плантаторами в южных штатах страны.

5 См.: Матц У. Идеологии как детерминанта политики в эпоху модерна. // Полис. 1992. № 1–2. С. 137.

6 См.: Всеобщая декларация прав человека. М., 1995.

7 См.: Ebenstein W. Two Ways of Life. N.Y. Р. 22.

8 См.: Шерель П.-И. Строить демократию: свобода формирования и выражения мнений // Полис. 1993. № 6. С. 100.

9 Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993. С. 136.

10 Арон Р. Демократия и тоталитаризм. С. 137.

11 Ler paradigmes de la democratie Paris, 1994. Р. 5.

12 См.: Липсет С. Американская демократия в сравнительной перспективе // Сравнительная социология. Избранные переводы. М., 1995. С. 159.

13 См.: Липсет С. Американская демократия в сравнительной перспективе // Сравнительная социология. Избранные переводы. М., 1995. С. 160.