регистрация / вход

Обострение межнациональных отношений в период перестройки

Обострение межнациональных отношений в период перестройки. Причины обострения межнациональных отношений.

Перестройка, инициированная М.С. Горбачевым и стоящей за ним группой реформаторов, обнажила целый клубок противоречий, подспудно вызревавших в недрах «развитого социализма». Среди них межэтнические противоречия сыграли далеко не последнюю роль.

Вопрос о том, был ли Советский Союз империей, продолжает оставаться дискуссионным. Противники такого определения говорят об отсутствии четкого территориального разграничения «метрополии» и собственно «колониальных» анклавов, об экономической помощи со стороны «метрополии» национальным окраинам, наконец, о прокламируемой идеологии интернационализма и «дружбы народов». Но вместе с тем очевидно и другое: еще в советский период межнациональная напряженность была очевидна, более того, эта напряженность хронически перерастала в открытые конфликты.

На наш взгляд, удерживать ситуацию под контролем длительное время удавалось по следующим причинам. Во-первых, великая народная революция 1917 года прокламировала лозунги как социального, так и национального освобождения, которые не могли не найти отклика в многонациональной среде. Во-вторых, центр (т.е. историческая Россия) оказывал «национальным окраинам» реальную экономическую помощь, что способствовало экономическому росту и подъему материального благосостояния. В-третьих, многие народы получили в большей или меньшей степени атрибутику национальной государственности, что способствовало формированию национальной политической элиты, ее консолидации и самоидентификации. В-четвертых, опять-таки при помощи Центра резко возрос общеобразовательный и культурный уровень населения, возникла широкая прослойка национальной интеллигенции, что порождало, по крайней мере, на первых порах, чувство благодарности по отношению к «старшему брату». В-пятых, конституировавшийся в Советском Союзе режим тоталитарного толка в корне пересекал какую бы то ни было самодеятельность, тем более настроения фронды.

Тоталитарный политический режим, будучи самодостаточным, содержит в себе весьма значительный запас прочности. Вместе с тем при первых же попытках его реформирования этот потенциал очень быстро сходит на нет, и глубинные противоречия системы тут же обнажаются. Так оно случилось и в сфере межнациональных отношений. Достаточно было первых шагов в сторону демократизации и гласности, как этнополитические конфликты стали чуть ли не повседневной реальностью.

Широко распространено мнение, что советское руководство во главе с М.С. Горбачевым не осознавало всей глубины и масштабности межнациональных проблем и потому не смогло адекватно на них прореагировать. В этих суждениях много справедливого, но утверждать, что М.С. Горбачев и его соратники совсем уж не видели этих проблем, было бы неточно. Изначальное отношение М.С. Горбачева к межнациональным проблемам все же существовало и заключалось в его постулате о том, что этнонационализм не только отвлекает от решения насущных социальных проблем, но и противостоит ему. По мере развертывания перестройки советский лидер стремился к созданию единого рыночного пространства, регулируемого из единого центра. В его планах было существенное расширение гражданских прав, а не перенос регулирования гражданских отношений из сферы компетенции союзного центра на уровень региональной бюрократии.

М.С. Горбачев считал, что национальный вопрос во многом подогревается искусственно, что его раздувают региональные криминальные кланы вкупе со сросшимися с ними бюрократическими элементами. Здесь он, пожалуй, был недалек от истины, ибо многие представители региональной бюрократии действительно увидели в «перестроечных» реформах угрозу их положению.

Очевидно, вместе с тем, и другое: правильно зафиксировав вышеуказанное обстоятельство, М.С. Горбачев явно недооценивал действие других существенных факторов, «работавших» на нагнетание межнациональной напряженности. Это сказалось, в частности, на решениях сентябрьского

(1989 г.) Пленума ЦК КПСС, специально посвященного межнациональным отношениям. К тому времени руководству КПСС стало ясно, что традиционное массированное использование военной силы, даже подавив массовые национальные движения на окраинах, реанимирует диктатуру в центре и приводит к краху реформ (не говоря уже о новом витке конфронтации с Западом). Проблема была не в том, чтобы подавлять массовые национальные движения, а в том, чтобы направлять их в конструктивное русло. А вот этого, увы, руководству КПСС достичь не удалось.

До 1989 г. еще оставалась возможность решить назревшие проблемы территориального размежевания через проведение серии референдумов на местах, на что М.С. Горбачев, тем не менее, не пошел. Он пытался в борьбе против республиканской бюрократии опираться на автономии, говоря о расширении из прерогатив. Но пойти на кардинальное изменение их статуса он опять-таки не решился, чем и вызвал недоверие уже и с их стороны. Конечно, в условиях обострения межнациональных отношений последствия принимаемых кардинальных решений были непредсказуемы, но не принятие назревших решений, как показала практика, вела к еще большему негативу. Ошибки, допущенные в период перестройки, нуждаются в скрупулезном анализе, ибо их повторение в современных условиях демократизирующейся России может привести к не менее тяжелым последствиям.

Рис. 1 Обострение межнациональных отношений в период перестройки.

Причины обострения межнациональных отношений

Прежде чем говорить о причинах обострения межнациональных отношений в бывшем СССР и в самой России, являющихся в настоящее время одним из главных источников социальной напряженности в стране, закономерно поставить вопрос о том, что в действительности представляли из себя находящиеся на территории СССР этнические группы, какой характер носила проводимая в стране национальная политика. Оба эти вопроса теснейшим образом взаимосвязаны, ибо ошибки в национальной политике КПСС во многом предопределили искусственный и в значительной мере насильственный процесс формирования наций и народностей в СССР. Отметим два наиболее существенных обстоятельства, обусловивших обострение национально-этнических отношений.

1) На протяжении многих десятилетий в стране происходил процесс огосударствления наций, они создавались без учета реальных потребностей и интересов людей коренной нации и национальных меньшинств. Искусственно выделялись такие административно-государственные единицы как союзные и автономные республики, национальные округа и области. Не существовало четких и ясных критериев, по мимо идеологических, которые давали бы возможность, например, провести строгое разграничение между союзными и автономными республиками. Различные национально-этнические общности в зависимости от политического и административно-территориального статуса наделялись различными правами, степенью экономической самостоятельности. Как отмечает С.Кордонский, нации были превращены в "социально-учетные группы" наряду с другими элементами государственной политики, а руководители национальных республик должны были регулярно докладывать о своих достижениях в области экономики, культуры, грамотности и других показателях. Реальный процесс развития наций подменялся социально-статистическими показателями "расцвета и сближения наций" (Кордонский С.Г. Нации как государственные институты).

Искусственное вторжение государства в процесс национальных отношений с самыми благими намерениями, за которыми скрывались идеологические догмы КПСС о создании бесклассового общества и построении коммунизма в СССР, на практике принимало форму насильственного окультуривания. Фактически такая политика означала консервацию прежнего дореволюционного уровня развития наций и отношений между различными этническими группами, хотя развивались эти отношения в новых условиях.

Таким образом, есть основания полагать, что нации в СССР рассматривались государственно-бюрократическим аппаратом управления не как подлинные этнические общности с присущими им социокультурными особенностями, различной степенью развития национального самосознания, культурной самобытностью и др., а как искусственно сформированные по идеологическим критериям социальные общности, развитие которых осуществлялось и направлялось идеологическими установками. Иными словами, национальный вопрос не был решен в СССР вопреки официально пропагандируемым лозунгам о расцвете и сближении наций. Причины этого кроются не только в авторитарно-бюрократическом стиле управления страной, но еще в том, что та модель социализма, которая существовала в СССР, не смогла удовлетворительно решить социально-экономические проблемы, связанные с обеспечением населения национально-территориальных образований высоким и стабильным уровнем жизни, устойчивым социально-экономическим ростом. Именно устойчивый социально-экономический прогресс и сопровождающий его высокий уровень и качество жизни способствовали успешному решению национально-этнических проблем в капиталистических странах на протяжении второй половины ХIХ в. и в ХХ столетии, что способствовало преобладанию интеграционистских тенденций над сепаратистскими.

«Интернационализм» как один из ведущих принципов марксистско-ленинской идеологии также сыграл отрицательную роль в проведении национальной политики. На практике он вел к нивелированию национально-этнических различий, порождая и усиливая предрассудки, предубеждения и недоверие одной нации по отношению к другой. Одним из важных свидетельств политики интернационализма и сближения наций явилось объявление русского языка в качестве единственного государственного языка, что автоматически вело к принижению роли национальных языков и культурных особенностей. Интернационализм означал вместе с тем приоритет политических и социально-экономических отношений над национально-этническими, тормозил процессы роста этнического самосознания, формирование самобытной культуры и психологии. Хотя нельзя отрицать отдельных фактов своевременного оказания помощи различным республикам, как это было, например, после землетрясения в Ташкенте в 1968 г. и в Армении в 1988 г.. В годы «перестройки», когда наметились признаки ослабления централизованной государственно-партийной власти стала формироваться первая волна националистических движений в республиках Прибалтики, «интернационализм» стал нарицательным именем, синонимом «русской империи», реальным образом врага, на который сконцентрировались националистические страсти и эмоции.

2) Второй большой круг проблем, повлиявших на обострение национально-этнических отношений в бывшем СССР, заключается в самой природе этничности; точнее порождаемых ею специфических взаимосвязях личности и этнической группы. Эта проблема никогда прежде не рассматривалась всерьез ни официальной идеологией, ни теорией марксизма-ленинизма, считающей национальные отношения в качестве вторичных, порожденных классовыми и политическими отношениями. Однако принадлежность человека к определенному классу, или социальному строю и этническая принадлежность – это явления разного порядка. Принадлежность к этносу связана с культурно-историческими истоками формированиями личности, его мировоззрения, чувствами патриотизма и любви к Родине, к окружающим его людям того же этноса. Поэтому этнические чувства и переживания, связанные с ними ценностные ориентации при определенных обстоятельствах могут возобладать над его социально-классовыми интересами, политическими установками. Подобные явления чаще всего имели место в ранних периодах истории, когда «трайбализм», принадлежность к одному роду и племени, превалировал в отношениях между различными этническими группами, еще не имевшими зрелой политической организации.

В современную эпоху этнические установки и ценности начинают преобладать в отношениях между различными социальными группами, государствами, в отношениях между личностью и обществом в тех случаях, когда социально-экономические и политические интересы людей по тем или иным причинам не могут быть удовлетворены, т.е. имеют место кризисные явления в общественной жизни. Тогда феномен этничности, имеющий глубинные корни в национальной культуре и традициях, обычаях, образе жизни людей, становится важнейшим интегрирующим фактором для людей одной национальности, сплачивает их для достижения политических и социально-экономических задач. Иными словами, этничность выступает инструментом, противостоящим социально признаваемым в данном обществе критериям социальной стратификации, такими как доход, образование, власть и другим известным фактором, влияющим на социальную позицию людей, их права и привилегии. Люди одной этнической группы объединяются на базе своих исконных этнических ценностей для того, чтобы изменить существующую социальную структуру, сложившуюся систему социальной стратификации, социального неравенства.

Среди этнографов преобладает несколько отличная, хотя в основных чертах совпадающая с социологической трактовкой, интерпретация причин обострения межэтнических отношений. Решающую роль в национально-этнических конфликтах отводят феномену национализма, который в наиболее краткой форме звучит так: «Национализм – это политический принцип, суть которого состоит в том, что политические и национальные единицы должны совпадать». Английский философ Э.Геллнер, которому принадлежит это определение национализма, уточняет, что националистические чувства вызываются как раз нарушением этого принципа. «Националистическое движение – это движение, вдохновляемое чувствами подобного рода» (Геллнер Э. Нации и национализм). В отечественной обществоведческой литературе феномену национализма, в котором видят своеобразный движущий мотор, раскручивающий межэтнические конфликты, также отводится первостепенное место.

В данном случае национализм может быть истолкован как принцип межгосударственных отношений или как инструмент борьбы за политическую независимость определенной этнической группы. Но достаточно очевидно, что ссылка на национализм многое не объясняет в отношениях между этническими группами, особенно коренной национальностью и малой национальностью, живущих в пределах единого государственного образования. Борьба, например, за свои права многих этнических групп, представляющих из себя национальные меньшинства, в США, европейских странах, странах третьего мира не затрагивают, или, по крайней мере, в незначительной степени, вопросов территориально-государственного устройства. На первом месте здесь вопросы изменения существующей системы социальной стратификации, социального неравенства: получить равные права с коренной нацией или даже добиться определенных привилегий в доступе к материальным и культурным ресурсам и ценностям. Если же перейти на межгосударственный уровень, когда в политических отношениях громко звучат националистические нотки, даже в этом случае предметом борьбы выступает не столько оформление новой этнической государственности, сколько скрывающееся за этим стремление перераспределить природные, социальные и культурные ресурсы в пользу своей этнической группы. Именно такого рода интересы этнических групп скрываются за национальными конфликтами в бывшем СССР и Российской Федерации. Отсюда и стремление к национальной независимости бывших республик и автономий СССР, поскольку это напрямую открывает путь к различным ресурсам, которые прежде находились под контролем центральной власти, партийно-государственного аппарата.

В условиях обострения социально-политического, экономического и культурного кризиса СССР этнические связи и отношения, привязывавшие личность к его историческим корням, Родине, отечеству, обычаям, традициям, родному языку, эмоциональные чувства «естественной этничности» начинают преобладать над экономическими, классовыми и политическими интересами людей. Ближайшее этническое окружение личности оказывается наиболее устойчивым и поэтому в период разгула национализма «этническое сообщество» начинает играть первостепенную роль в жизни человека. С одной стороны, идентифицируя себя с определенной этнической группой, человек чувствует себя более уверенным и защищенным, в нем обостряется чувство личной активности и заинтересованности в проблемах развития своей общности. Вместе с тем, «в период разгула националистических страстей этническое общество может поработить личность». В свою очередь это ведет в деиндивидуализации человеческой личности, открывает дорогу для проявления агрессивности, разрушительных инстинктов, которые выступают психологической основой многих межэтнических конфликтов. Старые государственные институты, социалистическая мораль и идеология перестают быть регулятором поведения человека, который руководствуется захлестнувшими его чувствами этноцентризма (моя этническая группа самая хорошая, мужественная, трудолюбивая и т.д.).

Эмпирические социологические данные, в общем подтверждают эти теоретические рассуждения, фиксируют рост «конфликтного потенциала» в массовом сознании – высокую готовность населения участвовать в конфликтах на стороне своей этнической группы.

В настоящее время межнациональные конфликты превратились в одну из самых мощных доминант социальной напряженности в России, где еще в 1992 г. насчитывалось приблизительно 70 зон потенциальных межнациональных конфликтов (Рукавишников В.О. и др. Социальная напряженность: диагноз и прогноз), некоторые из которых на данный момент привели к человеческим жертвам, а в Чечне - даже к крупномасштабным военным действиям.

Существует весьма распространенная точка зрения, что межнациональные конфликты, происходящие на территории бывшего СССР, могут с такой же интенсивностью проявиться и в межэтнических отношениях на территории России (Солодухин Ю. Грозит ли Российской Федерации участь Советского Союза?). Действительно, эти конфликты не обошли стороной и Россию, но в большей мере проявились они именно в странах ближнего зарубежья. Нельзя обойти молчанием и тот факт, что негативные последствия национальной политики КПСС больше всего сказались именно на русской нации: выполняя роль главной, ведущей нации, будучи «оплотом интернационализма» русский народ не смог в достаточной мере выработать национального самосознания, утратил многие прежние национально-культурные особенности. Процесс восстановления самобытной русской культуры начался лишь в самые последние годы, когда пресса заговорила о «русской идее» и глубинных корнях отечественной культуры.

Выполняя роль «народа-интернационалиста», Россия давала возможность проживания на своей территории представителям всех других этнических групп. В Москве, например, как и в большинстве крупных городов мира, проживают представители почти всех национальностей. Наряду с этим за пределами Российской Федерации до последнего времени проживало примерно 55 млн. чел. (сейчас цифра уменьшилась в связи с усилением миграции русского населения из бывших республик), особенно велика была доля русского населения в республиках Прибалтики, в Казахстане, Белоруссии, на Украине и др. Одна из самых актуальных проблем в связи с этим - положением русского населения в бывших республиках СССР, где, как уже отмечалось, очень сильны тенденции этноцентризма и рост националистических настроений. Можно выделить основные тенденции этих отношений.

Во-первых, это утрата прежнего достаточно высокого статуса русской нации. Правительства некоторых новых национальных государств открыто проводят политику выживания представителей русской этнической группы, лишая их политических и гражданских прав. Русским теперь приходится довольствоваться статусом национальных меньшинств, они вынуждены бороться за свои социально-экономические права, отстаивать интересы своей этнической группы в экономике, политике, культуре. Несмотря на поддержку правительства России, многие русские вынуждены мигрировать из Эстонии, Литвы, Латвии, Украины и др..

Вторая проблема связана с ростом сепаратистских тенденций на территориях России. Ряд крупных республик, таких как Башкирия, Татарстан, Якутия, Бурятия, заявили о создании собственной государственности и, не ставя вопрос о выходе из Российской Федерации, вместе с тем, проводят линию на расширение своих прав в хозяйственных, финансовых, социальных областях и внешнеэкономической деятельности. Однако высокая доля русского населения во многих республиках, его культурная интеграция с местными этническими группами, входящими в состав Российской Федерации, служит серьезным противовесом сепаратистским тенденциям.

Список литературы

1. Бабаков В.Г. Межнациональные противоречия и конфликты в России» // Социально- политический журнал. 1994, №8, стр. 16-30

2. Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в России// Общественные науки и современность. 1996, №2, стр. 153- 164

3.Комоцкая В.Д. Фактор политической культуры в межэтнических конфликтах на территории бывшего СССР. М., 1998

4.Морозова Л.А. Национальные аспекты развития российской государственности// Государство и право. 1995, №12, стр. 11-18

5.Шарафулин М.М. Межнациональные конфликты: причины, типология, пути решения// Проблемы образования, науки и культуры. М., 2006, Политика и международные отношения. Выпуск 20.

6. Шутов А.Д. Коренные этносы Балтии и русские: общие интересы// М.,Социс. 1996, №9 стр. 113-116

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий