регистрация / вход

Деколонизация…

Под причинами деколонизации я понимаю естественный процесс, который не контролировался и не планировался метрополиями, а под целями я понимаю спланированный и контролируемый процесс деколонизации.

Эссе

Пулешков Евгений

Политология, 4 курс

Целью данной работы я ставлю рассмотрение причин, а может быть и целей деколониального мирового движения (если таковые имеются, что и предстоит выяснить). Под причинами деколонизации я понимаю естественный процесс, который не контролировался и не планировался метрополиями, а под целями я понимаю спланированный и контролируемый процесс деколонизации. В течение пяти веков происходило зарождение, формирование, становление процесса разделения мира между великими державами планеты. Этот процесс привел к образованию колоний по всему миру, которые управлялись данными державами, к коим относились Великобритания, Испания, Португалия, Франция, Голландия и некоторые другие. Благодаря колониям, метрополии обрели колоссальный ресурс для собственного развития. И вдруг, сложившийся порядок в сравнительно короткий срок, и в относительно бесконфликтной форме предается разрушению при попустительстве великих держав. Почему это так произошло, почему державы во многих случаях добровольно и без особой борьбы отказывались от своих колониальных владений? В данной работе я попытаюсь ответить на настоящий вопрос.

Я не стану рассматривать исторический процесс образования колоний, их развития, а затем и их освобождения. Образование независимых государств из бывших колоний в историческом срезе – этот процесс сам по себе не имеет ценности в рассмотрении данной проблемы. Какая-нибудь героическая борьба конголезского народа не даст нам ответа на поставленный вопрос, она является лишь формальным проявлением процессов, которые находились в более глубинных слоях. Потому надобно проследить лишь те причины и моменты, которые присущи всем деколонизированным странам, и являются своего рода пронизывающими историю каждой освобожденной страны.

Для установления изначального порядка, из которого будет происходить развитие мысли, я возьму в качестве оного те причины падения мирового колониального порядка, которые приводят в учебниках истории, в частности из учебника Говорова Ю. Л. «История стран Азии и Африки в новейшее время». Итак, причинами кризиса колониальной системы империализма можно считать следующие факторы: во-первых, жизнестойкость восточных обществ, сопротивление традиционных структур древнейших цивилизаций колониальному подавлению и насильственному внедрению чуждых порядков, норм, образа жизни, культурная реакция на колониальное порабощение; во-вторых, способность восточных обществ к восприятию передовых для него западных идей, институтов, науки и техники. Даже марксизм пришел на Восток с Запада. Против Запада - его же оружием; в-третьих, развитие капитализма в колониях привело к появлению новых классов, национальной буржуазии и пролетариата, способных возглавить антиколониальную борьбу; в-четвертых, межимпериалистические противоречия (и особенно мировые войны) ослабили колониализм перед лицом народов Востока; в-пятых, антиколониальный мировой протест, проявившийся в борьбе других государств против империалистов, и в осуждении немалой частью мира, а особенно СССР, колониальной политики - и это всё повлияло на волю борцов за независимость, усилив её, и на волю эксплуататоров, ослабив её.

Такие причины падения колониального строя приводятся в учебнике. Теперь нужно рассмотреть каждую и найти ответ на поставленный вопрос. После второй мировой войны встал вопрос об отсталости стран «третьего мира». Подвергался сомнению сложившийся мандатный порядок управления территориями, закрепленный Лигой наций. Многим казалось, что метрополии сдерживают в развитии свои колонии, и что им необходимо освободиться и получить независимость. Но страны-метрополии в свою защиту говорили о слаборазвитости народов, населяющих эти территории, о том, что их население просто исторически неразвито, у них нет истории, так как они всю жизнь живут в родоплеменных отношениях, и что контроль империй над своими колониями наоборот благоприятен для стран и населяющих их туземцев. Ведь империи несут им блага цивилизации, строят дороги, города, больницы, школы, помогают развивать промышленность. Как не странно, правы были и те и другие. Но империи, отстаивающие сложившейся порядок, оказались правыми в большей степени даже потому, что противники колониализма ошиблись в том, что если дать свободу и независимость странам «третьего мира», то они смогут повысить самостоятельно свое благосостояние, путем свободного труда и увеличения экономического роста. Этот тезис сторонников скорейшей деколонизации был ошибочным, что показала проведенная в начале второй половины 20 века деколонизация. Колонизаторы уходили, причем нередко уходили без серьезной борьбы, однако их уход не привел к стабилизации ситуации в странах «третьего мира», к их экономическому росту и благосостоянию. (Конечно, существуют примеры неоднозначные, например Индия, которая имеет высокие темпы экономического роста, при массовой нищете населения.) Что же произошло? Когда Британия, Франция и другие державы дали своим колониям независимость, в большинстве случаев рост их экономик прекратился, а в некоторых примерах и пошел вниз с сопровождающей постоянной внутринациональной кровавой борьбой. Таким образом, данные события показывают, что факторы, способствующие деколонизации, приведенные в учебнике истории о жизнестойкости восточных обществ и их передовом характере, способствующем восприятию новых идей и технических новшеств, не совсем адекватно описывают реальность. Возможно, их жизнестойкость находится на высоком уровне, но передовой характер, как мне кажется, им вовсе не присущ, по крайней мере, это подтверждает пример многих африканских стран. Например, Габон. Это государство обладает огромными запасами углеводородов и иных полезных ископаемых, но они не разрабатываются, так как в стране отсутствует добывающая, перерабатывающая, металлургическая промышленности. Государство до сих пор является аграрным, а таковым оно стало благодаря французским колонизаторам, которые построили систему орошения, плантации, дороги, морские порты. После ухода французов, в стране ничего не изменилось. Так же в качестве примера можно привести изученною мною Мавританию, в которой до сих пор сохраняются дофеодальные уклады деления некоторых слоев населения на социальные группы. Также в стране присутствуют рабовладельческие отношения, хотя таковые были отменены более 20 лет назад. Система рабовладения, существующая в этой стране на протяжении многих веков, практикуется как частными лицами, так и целыми семьями. Большинство чёрного населения страны даже после принятия закона об отмене рабства не могут покинуть своих хозяев. Они считают, что единственная возможность выжить для них - это оставаться преданным своему хозяину. Это объяснимо тем, что большинство чёрных не имеют никакого образования, и только и умеют служить хозяевам. Но не всегда рабство носит добровольный характер. Беглых рабов разыскивают и возвращают. Повальная безграмотность населения, половина которого не умеет писать и читать. Существующая горнодобывающая и рыбная промышленность были построены благодаря французским колонизаторам. Основные города, дороги, школы, больницы были также построены благодаря существованию колониально порядка. Народам помогали бороться с эпидемиями и голодом. С тех времен в стране ничего не изменилось, усилились разве что межклановые противоречия, которые при французах подавлялись военной силой и не мешали развитию хозяйства страны. Из всего этого следует, что колониализм как таковой нельзя характеризовать как однозначно отрицательное явление. Колониальная система управления принесла народам помимо военных конфликтов и реальные блага современной цивилизации. Таким образом, можно в некоторой форме опровергнуть тезис о восприимчивости народов стран «третьего мира» к передовым идеям и техническому прогрессу. Стоит признать, что существует некоторая отсталость данных народов, которая проявляется на всем историческом мировом пути. Ведь Африку долгое время не колонизировали всю, а исключительно прибрежные зоны подверглись контролю. Народности, населяющие центральную часть континента, не подвергались колонизации, так как их считали непривлекательными в плане бедности и отсталости. Но вдруг за какие-то 15 лет, Африка, которая раньше никому не была нужна, оказывается поделенной полностью между колониальными державами. Передовые европейские народы все-таки решил нести прогресс в эти отсталые земли.

Так почему же европейцы решили взять на себя бремя по колонизации отсталых народов, населяющих центральную Африку, где не были разведаны ресурсы? Объяснение этому я нашел в книге Б. Кагарлицкого «Марксизм: не рекомендовано для обучения». Кагарлицкий в свою очередь пришел к объяснению этого факта, проанализировав работы Маркса, Ленина, Розы Люксембург. Кагарлицкий пишет о том, что существуют циклы перенакопления капитала, открытые Розой Люксембург. В соответствии с ними, существуют моменты, когда образуется большое количество избыточного капитала, которому необходимо найти применение, и наилучшими путями для этого является война и внешнеполитическая экспансия, приводящие к захвату новых рынков. То есть, необходимы новые рынки дешевой рабочей силы и соответственно рынки сбыта. Таковыми и могут послужить новые народы. Как раз в западных странах в 1870-е годы наблюдалось явное перенакопление капитала, Экономика Британии, которая была локомотивом европейской экономики, стагнировала. То же наблюдалось на континенте и в США, и это историки назвали поздневикторианской депрессией. Получается, что весь мир был поделен, все включено в капиталистическую экономику, которая сдерживалась в развитии перенакоплением капитала, которому не было применения. И тогда вспомнили про не захваченные центральные районы Африки, которые были поделены за какие-то 15 лет. Так что получается, Европейская буржуазия, чтобы спасти экономику, была вынуждена взять на себя бремя по тяжелой работе – внедрению отсталых народов в орбиту капиталистической экономики. И Кагарлицкий приводит слова Маркса о том что, главным оружием капитализма в этом деле являются дешевые товары, а не канонерские лодки. Только необходимо заставить варваров покупать эти товары, а чтобы это сделать, их нужно приучить к благам цивилизации (ведь безграмотному населению не нужны телевизоры и чайники). А потому Маркс смотрел на колониализм не как на примитивный метод военно-политического ограбления народов, а как на необходимую меру по включению в мировой рынок туземцев и подчинению их мировой экономической логике, для выживания мирового капитализма. Навязав первоначально, где добровольным путем, а где и силой капиталистические отношения, они в дальнейшем смогут воспроизводиться и без колониальной армии, администрации и полиции. Капиталистические отношения станут для варваров своего рода наркотиком, точнее не сами отношения, а те товары и возможности, которые они принесут. Когда попробуешь их, то позже их потребление войдет в привычку, от которой будет сложно отказаться, тем самым варвары будут окончательно втянуты в капиталистический мир. Но это будет возможным только тогда, когда будет проделана огромная работа по приобщению варваров к цивилизованному миру, для чего необходимо разрушить их привычный традиционный уклад жизни, пересилить их в города, навязать им западные ценности. Из всего этого следует, что общества, приобщенные к капитализму, служат для него поставщиком дешевой рабочей силы и потребителем товаров. Также в традиционные общества можно экспортировать нерешенные в капитализме проблемы, которые как бы амортизируют эти проблемы и противоречия.

Таким образом, исходя из вышеописанного, были сформированы местные управленческие элиты, и сформировалась местная буржуазия. Но местная буржуазия не была до конца независимой буржуазией в том плане, что она присваивала себе, как бы чужой труд, а не буржуазный. То есть местная обуржуазившаяся элита, во-первых, присваивала плоды нетрадиционных укладов труда, например рабства, а во-вторых, она не обладала основным капиталом, который был необходим для поддержания производства в колониях, так как этот капитал шел из метрополии. А потому распространенный тезис из учебников истории о том, что вновь образовавшиеся классы в колониях привели к борьбе за независимость, является не совсем корректным. В учебниках утверждается, что местная буржуазия хотела избавиться от западной буржуазии и стать независимой, на что подталкивала немногочисленных рабочих и население на борьбу с колонизаторами. Такие примеры существовали, но они не были многочисленными, и в рамках их местная буржуазия хотела лишь приобрести полное влияние над страной, сбросив колониальную администрацию, но при этом, не выходя из рамок взаимодействия с европейской буржуазией. А потому часто сами колониальные державы форсировали деколонизацию. Классическим тому примером является султан Брунея, который фактически умолял британцев, чтобы они не уходили. Был долгий торг по этому поводу: султан упрашивал британцев оставить хотя бы часть колониальной администрации, но британцы стояли на своем: будет полная независимость и никаких компромиссов. В колониальных обществах Индии, Юго-Восточной Азии и Восточной Африки махараджи, султаны и туземные вожди привыкают играть на бирже, покупают лондонские магазины, вкладывают деньги в европейские акционерные общества. Из этого следует, что неоправданно говорить, о местной буржуазии, как определяющем движущем факторе деколонизации. Часто обуржуазившаяся элита не хотела независимости.

Следующим фактором, упоминающимся в учебниках истории, называют межимпериалистические противоречия. Это, пожалуй, самый убедительный фактор из всех. Под таковыми противоречиями понимают мировые войны, которые изрядно ослабили экономики западных стран. Теперь европейским колонизаторам не хватало времени и ресурсов на управление колониями, а тем более на их развитие. Требовалось много сил на восстановление разрушенного после войн собственного хозяйственно-экономического комплекса. Потому контроль над колониями был ослаблен, что сказалось на усилении тех сторон, которые стремились завоевать независимость для колоний. Таковыми сторонами являлись местная интеллигенция, а также различные кланы и вожди, которые желали обрести собственный контроль над колониями. Таковые силы получали поддержку со стороны формирующегося и крепнущего социалистического мира. Главным примером служил СССР, который боролся против мирового империализма и оказывал всестороннюю помощь как экономическую, так и военную тем силам, которые боролись за независимость колоний. Это как раз является пятым фактором, приводимым в учебнике истории, приведшим к деколонизации.

Но межимпериалистические противоречия нужно понимать не только как две мировые войны, но и как стремление США вывести колонии из под контроля европейских держав, для того чтобы сами США могли проникнуть на их рынок. Николас Хаггер в своей книге «Синдикат» приводит альтернативный взгляд на мировую историю, который гораздо безупречнее в логическом плане объясняет многие события мировой истории. В частности, Хаггер объясняет деколонизацию, обязанностями между европейским державами и США, возникшими во время Второй мировой войны. Владельцы нефтяных месторождений Рокфеллеры стремились сделать мир свободным от протектората европейских держав, чтобы иметь возможность проникать на рынок колоний. Рокфеллеры могли влиять на события второй мировой войны путем наличия перед ними обязательств у Гитлера, который был обязан им тем, что они производили огромные инвестиции в германскую промышленность, то есть в военную машину Рейха. Используя это преимущество, они решили воздействовать на Британию. Они дали Гитлеру новые займы, а тот в свою очередь подготовил операцию «Морской лев» в соответствии с которой на берегу пролива Ла-Манш были сосредоточены 160 тысяч немецких десантников, готовых вторгнуться в Британию, которая находилась на краю своего краха после массированных бомбардировок. Премьер министр Черчилль срочно запросил помощи у Рузвельта, чтобы тот открыл второй фронт в Европе, объявил войну Гитлеру. Рузвельт же был выходцем из организации Совет по Международным Отношениям, которая финансировалась Рокфеллерами. Таким образом, Рокфеллеры имели влияние на Рузвельта, который к ним прислушивался. Джон Рокфеллер попросил Рузвельта, чтобы тот выдвинул условия Черчиллю, на которых США вступят в войну. Таковыми условиями были передача Британией иракских нефтяных месторождений и деколонизация всех своих заморских территорий. Рузвельт выдвинул перед Черчиллем эти унизительные для него требования, и тот вынужден был согласиться. После очередных кредитов, и инвестиций в Германскую экономику со стороны рокфеллеровских компаний, Гитлер согласился отменить нападение на Британию, а США вступили в войну. После войны Британия передала нефтяные месторождения компании Рокфеллера, и через некоторое время начала давать независимость своим колониям. Таким образом, были выполнены обязательства Британии перед США (Рокфеллерами), сутью которых была деколонизация. Кстати сказать, СССР в своей антиимпериалистической позиции вынашивал такие же соображения, как и США, которые выступили за деколонизацию. Советскому Союзу было выгодно освобождение колоний, так как он получал доступ к территориям этих стран, которые обладали немалыми природными ресурсами, и где можно было основывать свои военные базы.

Но была ли деколонизация слишком болезненным явлением для европейских держав? Отнюдь нет. Все вышеописанные факторы являлись лишь толчком к уже назревшему решению, о политическом освобождении колоний (но не об экономическом!). Примитивные военно-административные методы эксплуатации колоний уже давно ушли в прошлое. Они теперь стали слишком затратными, так как содержание колониальных администраций, армий требовало больших финансовых и людских ресурсов. Эти методы были необходимы, для того чтобы подготовить территории к вхождению в капиталистическую миро-систему. «Подсадив на иглу» западных ценностей потребления благ африканские народы, они прочно пополнили ряды мировых потребителей, а также рынок рабочей силы. В колониях были созданы все условия для вхождения их в мировую капиталистическую систему. Промышленные производства, созданные на территории колоний, которыми владели западные фирмы, теперь стали платить налоги метрополиям. Это оказалось намного выгоднее и эффективнее, нежели получать мизерные налоги от туземного населения. Теперь свободные страны «третьего мира» были окончательно втянуты в орбиту капитализма, и выйти из нее не представлялось возможным, так как это грозило полным экономическим крахом. Создались такие условия, когда развитие без западных инвестиций стало невозможным. Когда же новые независимые страны пытались идти по пути независимости, национализировали предприятия, закрывались от капиталистического мира, то они терпели крах. Ведь политика изоляционизма в условиях оторванности от мировой экономики имеет свои пределы, особенно для тех стран, которые не обладают достаточным спектром природных ресурсов. А потому неизбежно в таких странах в результате экономических противоречий к власти приходила прозападная элита, которая вновь открывал страну для западных инвестиций. Инвесторы же не будут вкладывать свои деньги в рискованное дело, из которого они не смогут получить больше денег, чем вложили. Таким образом, освободившиеся колонии всегда отдают больше, чем получают, что является важнейшим фактором формирования мирового финансового рынка, к чему и стремились западные капиталисты, когда начинали колонизацию. Теперь это происходит бесконфликтно, и по меткому выражению американского политолога Майкла Паренти в его книге «Власть над миром: истинные цели американского империализма» - «сложился такой порядок, называемый неоколониализмом, при котором флаг державы остается дома, тогда как доллар распространяется по всему миру».

Итак, вот мы и подошли к понятию «неоколониализма». Вышеописанный порядок неминуемой зависимости только что получивших свободу стран и называется неоколониализмом. Эта неминуемость обеспечена подготовленной заранее почвой в период колониализма. Почва подготавливалась как путем добровольного склонения колоний к капиталистическому пути, так и путем силы. Например, в 1810 году Индия экспортировала в Англию текстиля больше, чем Англия в Индию. К 1830 году поток сменил направление. Британцы установили тарифные барьеры, запретившие доступ в Англию индийским товарам, и демпинговые цены на свои товары в Индии. Такая политика поддерживалась военными кораблями и армией. По прошествии нескольких лет большие текстильные города Индии – Дакка и Мадрас превратились в города-приведения. Индийцы были отправлены в поля, выращивать хлопок, который использовался на текстильных заводах Британии. Затем Индия накапливала таким способом долг перед Англией. Так происходило усиление зависимости Индии перед Британией. (Этот пример приводит Майкл Паренти). И после дарования независимости Индии, она осталась с разрушенной промышленностью, зависимая от Британии в плане текстиля и долговых обязательств. Теперь не войска контролировали Индийскую территорию, а западный капитал контролировал индийскую экономику. Такая обстановка сложилась почти со всеми бывшими колониальными странами. Поставленные в столь неблагоприятные условия, страны «третьего мира» были вынуждены брать большие займы у банков западных стран и у МВФ. Задолженность этих стран росла по кредитам, и они уже вынуждены выплачивать не сами долги, а проценты по долгам, а для этого они брали новые кредиты. Так мировая капиталистическая система обеспечила себе подпитку. Этот порядок теперь называется неоколониализмом, который был давно спланирован западными капиталистическими державами.

Отсюда ясно следует, что деколонизация это всего лишь переход к новому типу господства над теперь свободными странами. Свободными политически, но не экономически. Этот способ обходится намного дешевле и приносит гораздо большие доходы, чем прежний. Здесь, на мой взгляд, уместно сравнение этого перехода со вторым законом диалектики о переходе количественных изменений в качественные. Количественные изменения – это усиление военного контроля над колониями, подчинение местной управленческой администрации, то есть создание коллаборационистских правительств, приобщение туземного населения к ценностям западной цивилизации. Когда эти изменения произошли, то случился присущий между переходами скачок, сопровождаемый некоторыми потрясениями. К таковым потрясениям можно отнести все вышеперечисленные факторы, повлиявшие на колониальные державы (борьба туземцев и части обуржуазившейся элиты против колониального господства, межимпериалистические противоречия, поддержка со стороны социалистического блока и т.д.), и освобождение метрополиями своих колоний. И после этого скачка, количественные изменения окончательно перешли в новое качество. Это качество теперь характеризуется новым типом контроля – боле дешевым и более эффективным, для западных держав, и более изнуряющим для бывших колоний.

Таким образом, я считаю, что деколонизация имеет за собой определяющим импульсом не причины, а цель, которую поставили перед собой западные колониальные державы. Этой целью и был переход к новому более эффективному методу контроля над своими колониями, которые теперь формально становились независимыми, но, по сути, еще более закабаленными. То есть цель деколонизации – это сознательно поставленная задача. А ускорением к выполнению этой давно намеченной задаче послужили факторы, которые можно отнести к формальным причинам деколонизации (борьба туземцев и части обуржуазившейся элиты против колониального господства, межимпериалистические противоречия, поддержка со стороны социалистического блока и т.д.). Ведь если бы метрополиям было выгодно и необходимо существование колониального порядка, то они бы его поддерживали и подавили бы всякое национальное сопротивление, и всевозможными способами достигали бы компромисса с туземцами. Из этого я заключаю, что главной движущей силой деколонизации были уже заранее поставленные цели, а причины сыграли лишь формальную роль.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий