Антифашизм и теория борьбы против фашизма

Фашизм, его проявления и определения. Возникновение фашизма. Фашистское государство, его особенности и теории фашизма. Причины возникновения международного антифашистского движения. Борьба с фашизмом и движение Сопротивления в оккупированных странах.

Курсовая работа

Дисциплина:

История политических и правовых учений

Тема:

«Антифашизм и теория борьбы против фашизма»

2008

ПЛАН РАБОТЫ:

Введение ------------------------------------------------------------------------------------- 3

Глава I. Фашизм, его проявления и определения

1.1. Возникновение фашизма ----------------------------------------------------------- 5

1.2. Фашистское государство, его особенности ------------------------------------- 6

1.3. Теория фашизма ---------------------------------------------------------------------- 9

Глава II. Борьба с фашизмом

2.1.Причины возникновения международного антифашистского движения --------------------------------------------------------------------------------------------------- 14

2.2. Движение Сопротивления в оккупированных странах --------------------- 16

2.3. Теория борьбы с фашизмом ------------------------------------------------------ 18

Выводы ------------------------------------------------------------------------------------- 22

Список использованных источников и литературы ------------------------------ 24

Введение:

Антифа (антифашизм) — международное движение, которое ставит своей целью борьбу с фашизмом. Объединяет левые, леворадикальные и автономные партии и общественные организации, которые борются с нацизмом и расизмом.

Термин «антифашистское движение» впервые появился в Италии, где использовался для обозначения противников Муссолини.

В Германии с 1923 года существовало «Антифашистское движение» (нем. AntifaschistischeAktion), которое являлось частью Союза красных фронтовиков (нем. Rotfrontkдmpferbund) — военной организации Коммунистической партии в Германии времен Веймарской республики. Его члены, которые приходили из рядов коммунистической, а позже и социалистических партий Германии, не ставили своей целью ведения революционной борьбы, а боролись за идеалы Веймарской республики против вызванного фашизмом возвращения в варварство.

После прихода к власти А. Гитлера термин вышел из применения и только иногда использовался для обозначения коммунистического сопротивления.

В 1920-40-ых годах Советский Союз поддерживал антифашистские движения разных стран, которые часто употребляли термин «антифа» в описаниях организаций. Одной из наиболее известных подобных организаций являлась «Красная капелла». «Красная капелла» – самая эффективная разведывательная сеть Советского Союза, которая охватывала не только всю Европу, но и фашистскую Германию. Возглавлял её «шпион всех времен и народов» Леопольд Треппер, он же – Жан Жильбер[1] .

Много военнопленных захваченных во время Великой Отечественной войны, проходили специальные курсы для антифашистов.

История XX века всё ещё находится в зоне затемнения, в чём легко убедиться, полистав некоторые юбилейные издания, которые подводят итоги столетия. Но даже на этом фоне история довоенных лет и Второй мировой войны выглядит подлинно черной пропастью. Мало какая отрасль знаний сталкивалась со сколькими трудностями, испытывала такую жесткую и повсеместную цензуру. Никто не торопится рассекречивать архивы, и, по осторожной оценке, историки еще не видели и половину того, что необходимо для объективного описания дипломатических, военных, экономических событий эпохи.

И, конечно, самоцензура. Ещё живы два поколения людей, для которых перенесенные страдания, жертвы, благородные порывы наполняют смыслом прожитую жизнь. Для них объективность – слишком жестокий экзамен.

В описаниях войны по-прежнему тяжело отличить миф от лжи, полуправду от факта. Множество вопросов до сих пор остаются без ответа: почему Чемберлен подписал Мюнхенское соглашение? на самом ли деле Рузвельт сознательно провоцировал Японию на объявление войны? как решался вопрос о разделении Германии?.. Сколько советских людей погибло в Великую Отечественную войну?

Сразу после войны, задолго до любых исторических и демографических исследований, Сталин говорил о семи миллионах. Позже, в хрущевские времена, это число выросло почти втрое. И хотя происхождение его настолько же сомнительно, как и первого, двадцать миллионов прижились, стали частью национального самосознания. Представьте лишь, что однажды в результате кропотливой работы историков окажется, что не двадцать, а пять миллионов или, напротив, пятьдесят? Страшно подумать, через какую мясорубку придется пропустить память, и неизвестно, захочется ли после этого иметь историю вместо мифологии...[2]

Глава I. Фашизм, его проявления и определения

1.1. Возникновение фашизма

Фашизм (от лат. итал. пучок, связка, объединение) это правоэкстремистское политическое движение, которое возникло в странах Западной Европы после Первой мировой войны и победы Октябрьской революции в России.

Сначала такие организации и движения возникли в Италии и Германии. Первую фашистскую организацию под названием «Фашио ди комбаттименто» («Союз борьбы») создал в 1919 году Бенито Муссолини (1883-1945 гг.). От названия этой организации и пошло название «фашист».

В 1920-30-ые годы фашисты пришли к власти в Италии, Германии, некоторых других странах.

Сначала фашизм провозглашал антимонополистические и социалистические лозунги. Используя недовольство общества массовой безработицей и инфляцией, он находил своих поклонников в среде городской мелкой буржуазии, крестьянства и части рабочих. Впоследствии фашистское движение идет на соглашение с монополистическим капиталом.

Идеология фашизма – это антидемократизм и антикоммунизм, расизм и шовинизм. В ее основе лежат идеи социал-дарвинизма о борьбе видов и рас.

Особенное место в идеологии фашизма занимает концепция нации как высшей и вечной реальности, основанной на общности крови. Отсюда встает задание сохранения чистоты крови и расы. В фашистском обществе «высшие нации» должны были главенствовать над «нижними».

В сфере внешней политики эта теория расовой пренебрежительности служила обоснованием политики империалистических захватов и порабощения других народов. Осуществление имперских планов возлагалось на сильную армию, способную обеспечить тотальное уничтожение противника и колонизацию захваченных земель


1.2. Фашистское государство, его особенности

Политической формой фашистского государства является тоталитаризм. Государство провозглашается ответственным за отдельные судьбы как физически, так и духовно. Оно призвано беспощадно положить конец любым посягательством на единство нации. Фашизм проповедовал необходимость сильной власти, основанной на политическом господстве авторитарной партии, которая обеспечивает тотальный контроль над лицом и всем обществом. Необходимым условием политического господства признается культ вождя.

Фашизм решительно отбрасывает классовую борьбу, которая противоречит идее единства нации, выступает за интеграцию классов в расовое или корпоративное содружество. Придя к власти, фашисты запретили рабочие партии, забастовки и другие формы и средства защиты трудящимися своих интересов.

Создав тоталитарные террористические режимы, фашизм уничтожил все демократические свободы и институты. Произошла милитаризация всех сфер общественной жизни, а контроль над обществом осуществлялся с помощью государственных структур и партийных военизированных формирований. Государственное и партийное насилие стало нормой жизни.

Фашизм сыграл решающую роль в развязывании Второй мировой войны, в которой испытал сокрушительное военное и морально-политическое поражение. Вскоре по окончанию войны в некоторых западных государствах – ФРГ, Италии, США, Великобритании, Франции он начал возрождаться уже как неофашизм.

Неофашизм проповедует те же идеологические и политические взгляды, что и фашизм, опирается на ту же социальную базу – слои, вытесненные ходом общественного развития на обочину жизни, маргиналов.

Стратегической целью, как фашизма, так и неофашизма, – является неограниченная экспансия (империализм).

Цель фашизма – неограниченное господство над своим и покорёнными народами. Фашизм опирается на социальный дарвинизм – это было одно из направлений в социологии ХІХ века, он, зачисляя нацию к виду в природе, переносит в опыты общества теорию Дарвина о борьбе за существование и пространство. Эта теория не имеет применения со второй половины ХХ века.

Фашизм – преимущественно европейское политическое движение XX столетия и особенная форма государственного правления.

Слово «фашизм» итальянского происхождения. Сначала оно использовалось только относительно итальянской действительности 20-х годов. Впоследствии им начали называть и аналогичные движения в других странах. Немецкие фашисты называли себя «нацистами», «наци».

Фашизм как политическое движение имеет ряд черт, которые определяют его специфику.

Первая – это национализм, что переходит в шовинизм и расизм. Для фашистов интересы нации выше индивидуальных, групповых, классовых. Последние, безусловно, должны приноситься в жертву первым. Фашизм вроде бы вобрал у себя всю волну шовинизма и национализма времен Первой мировой войны. К тому же наибольший размах этого движения в Германии и Италии объясняется обидой национальных чувств народов этих стран, которые завершили свое объединение позже других и вышли из Первой мировой войны не только ослабленными, но и униженными: Германия – условиями Версальского мира, Италия – тем, что её интересами пренебрегли на Парижской мирной конференции.

Для фашистов демократия это синоним хаоса, альтернативой которому они считают порядок и дисциплину.

Сближало фашистов с традиционно правыми восхваление государства: и те, и другие видели в нём сосредоточение национального духа, основу стабильности и порядка. И те, и другие были против любой модернизации, они призывали к механическому возвращению к источникам, корням, национальным святыням.

Фашисты выдвинули и стремились реализовать на практике не просто идею сильного государства, а государства тоталитарного, которое поглощает гражданское общество. В Германии реализация этой идеи породила конфликт фашистов с церковью, которая стремилась сберечь свою автономию. Традиционные правые не допустили бы такого конфликта в силу своего расположения к церкви. К тому же они были, в отличие от фашистов, немногочисленной элитой (родовые аристократы, большие финансисты и промышленники). Фашизм – это массовое движение, в котором принимали участие ремесленники, крестьяне, мелкие торговцы и предприниматели, служащие, ветераны войны.

Уродливой чертой фашистского движения является склонность к насилию, которое они утверждали, делали из него культ. На насилии они стремились построить новый мировой порядок. Понимание насилия как необходимого атрибута политической борьбы роднило фашизм с ортодоксальными социалистами и коммунистами.

Заимствуя у социалистов ряд лозунгов и идей, фашизм считал социалистов и коммунистов основными своими врагами.

Антикоммунистические лозунги способствовали объединению итальянских фашистов, немецких нацистов и японских милитаристов в антикоминтерновский пакт. Социалистов они не воспринимали за их «вину» в поражении в Первой мировой войне.

В разных странах фашистское движение имело свои специфические черты. Будучи националистами, его поклонники не прилагали усилий, чтобы создавать общую программу.

Итальянский фашизм образцом для подражания считал Римскую империю и стремился превратить Средиземное море в «итальянское озеро».
Испанский фашизм в значительной мере был реакцией на революционные выступления населения и проникновение коммунизма. Основой его служил монархизм, клерикализм и антикоммунизм.

1.3. Теория фашизма

Фашизм – сложное и противоречивое явление, которое не поддаётся простым определениям. Ж. Желев считает, что «пришло время создать единственную теорию фашизма, которая бы логически соединила исследование разных его аспектов», однако, на пути этому стоит несколько проблем:

1) Определение действенного критерия определения определенной идеологии как фашистской:

a) Недостатки теории тоталитаризма. Подход со стороны «теории тоталитаризма» ориентируется на форму политического режима. Но это требует того, чтобы идеологически фашистское движение достигло вершин власти и начало строить тоталитарное государство. До этого же момента главенствует известный популизм та доктринальная эклектика таких движений. Иначе можно бы было, определить партию Б.Муссолини в 1922 году как синдикалистскую, а НСДАП до уничтожения отрядов СА – как социалистическое движение (конечно, оба – в границах националистического стиля мышления). Даже при условии достижения власти нет однозначности в оценках: считать Испанию времен Ф. Франко тоталитарным государством или авторитарно-традиционалистическим режимом (а разница значительна), как определять режимы А. Салазара, Ю. Пилсудского, М. Горти, М. Примо, К. Маннергейма, де Риверы?

b) Совокупность программных положений фашистских партий. Другая возможность – анализ пунктов официальных программ фашистских движений: примат национализма, империалистические устремления, всемогущество национального государства (тоталитарный аспект), милитаризм, антипарламентаризм, корпоративный принцип, признание частной собственности с осуждением злоупотреблений ею, ориентация на мелкие и средние предприятия, вождизм (фюрерство), отбрасывание идеи классовой борьбы за счет национального солидаризма, интеграция индивида в определенный ряд сообществ, утверждение независимости государства от церковных учреждений и др.

Французский ученый Р. Бурдерон пишет, что «ни одна из программ не содержит какого-то фундаментального положения, которое бы не встречалось в других программах. Те или иные частные положения одни программы содержат, а в других их нет, но все они связаны с каким-то более общим положением».

Британец Р.Скратон, напротив, считает, что не все из упомянутых характерных черт свойственные каждому из классических образцов фашизма (Третий Рейх, Италия, Испания). Следует отметить, что из перечисленных признаков две имеют принципиальное значение:корпоративный принцип и выразительный тоталитаризм, которые не являются совместимыми, и именно это разногласие очерчивает два разных направления фашистской идеологии – (итальянский) фашизм и (немецкий) нацизм.

При таких условиях, при учёте «необязательности» перечисленных черт, проблема естественно запутывается, поскольку много пунктов были свойственные доктринам других межвоенных правых (радикальных, консервативных, клерикальных) и левых (синдикалисты) группировок и движений.

c) Сомнительна и полезность определений «от противоположного». Негативный способ определения фашизма, который «выступает против социализма, либерализма, демократии» опять порождает нескладицу, поскольку в этой борьбе конкурировали между собой очень разные движения и доктрины консервативного, националистического, анархо-синдикалистского направления.

«Негативное определение» очень почитают историки или политологи лево-либеральной ориентации, которые таким образом могут кучей зачесть к «фашистам» своих любых политических противников.

d) Вопрос «экспорта» фашистской идеологии. Постоянно присутствующей в исследованиях остается проблема идейных корней фашизма и средства распространения его идей.

2) Социальная ориентация фашистской доктрины. Вопрос социальной ориентации фашизма открывает одно из наибольших его противоречий (в то же время чуть ли не самую характерную его черту): как выразителю элитарной идеологии удавалось мобилизовать огромную массовую поддержку.

Инициировал фашизм «бунт среднего класса», который был вызван социально-экономическими проблемами межвоенных периодов, о которых уже немного шла речь. Элитаризм доктрины был не «природно-органическим», как у консервативно-аристократических кругов, а научно или псевдонаучно обоснован (ибо так было моднее).

При борьбе за власть фашизм пытался достичь чрезвычайной массовости своего движения посредством популизма и перенятой у социалистических партий практики мобилизации масс: «В пропаганде вообще я видел инструмент, которым марксизм-социалистические организации пользуются искусно», – отмечал А.Гитлер. «Я уже давно удостоверился, что верное использование этого оружия является настоящим искусством, и что буржуазные партии почти не умеют им пользоваться».

Именно в этом противоречии массовости и антиэгалитарности можно увидеть одну из главных границ между фашизмом и консерватизмом, поскольку европейский консерватизм ориентировался на аристократию, собственнические слои, «старую элиту», не впадая в «грех» противоречивой массовости и «задабривания» перед народом. Вместо этого фашизм, как идеология, которая добывает в борьбе «фашистскую революцию», бросал в массы лозунги радикальных социальных превращений и создания «новой элиты», – вещь маловероятная для консерваторов. Поэтому именно социальный аспект идеологии и социальную природу движения и можно считать одним из реальных критериев дифференциации фашизма и консерватизма в межвоенные периоды.

3) Фашизм или нацизм? Существует проблема, которая остается мало замеченной в литературе – проблема адекватности термина «фашизм» всем разнообразным проявлениям этого явления. Когда идет речь об узком, аутентичном значении («итальянский фашизм»), то вопросов нет, но когда называть «фашизмом» немецкий нацизм, то сомнения появляются. Так, львовский историк К. Бондаренко считает, что в разряд «фашистских» не попадает идеология А. Гитлера – нацизм. Согласно с гитлеровскими теориями, на первом месте в общественном сознании должно находиться понятие расы, а не понятие государства (как это отмечаем в фашизме). Кроме того, для нацизма не является характерной такая черта, как корпоративизм... А фашизм является еще и по существу корпоративно-синдикалистским тоталитарным движением».

Считая фашизм движением за «правую революцию», К.Бондаренко утверждает, что «…нацизм, в отличие от фашизма, имел ряд признаков левого движения», «более того, именно А. Гитлер ликвидировал фашистское движение в Германии в течение 1934-1935 годов». Но здесь автор сам себе противоречит, поскольку в это время было ликвидированы отряды СА и политическое направление, представленное братьями Г. и О. Штрасерами – именно те силы, которые олицетворяли «социализм» национал-социализма. После этого нацизм уже вряд ли мог иметь признаки левого движения.

В этом аспекте интерес представляет то, что в фашизме Италии и других романских стран социалистическая (синдикалистская) наследственность была сильнее и сохранялась дольше, воплощаясь доктринально, прежде всего, в корпоративизме. Поэтому, как критерий дифференциации фашизма и нацизма корпоративизм действительно имеет главное значение: в «25 пунктах» (программе) Немецкой национал-социалистической рабочей партии (1920 г.) упоминания о нём нет, но вместо этого представленная идея «создания сильной централизованной государственной власти» без любого посредничества профсоюзов (п.25).

В ряду вариаций фашизма советская историография употребляет интересный термин «пиренейский фашизм», который характеризуется корпоративизмом в условиях аграрных обществ. Но конфликт «аграрный-индустриальный» совпадает с еще более интригующим аспектом, недостаточно учтённым в литературе: корпоративизм или же «итальянский образец» распространился в романских католических странах, а нацизм – в германоязычных протестантских.

Поразительный пример страны, одновременно немецкоговорящей и католической, – Австрия 1920-1930-х годах, в которой существовали соответственно две враждебные фашистские силы – нацистская партия (филиал НСДАП) и «Гаймвер» (итальянская ориентация). Можно допустить, что, имея, общие корни, фашизм в условиях разных социальных структур, политических культур и языковых культурных пространств реализовался в двух вариантах – фашистском (корпоративном) и нацистском.


Глава II. Борьба с фашизмом

2.1.Причины возникновения международного антифашистского движения

Как бы прелюдией к Второй мировой войне стала гражданская война в Испании 1936 года. Борьба с испанским фашизмом становится отправной точкой истории международного антифашистского движения.

Начало Второй мировой войны и оккупация агрессивными странами значительных территорий в Европе, Азии, Африке сопровождалось установлением т. наз. «нового порядка». Основным его содержанием было обеспечение господства захватчиков. Этот порядок базировался на беспощадном терроре и насилии. Оккупированные страны Европы и Азии испытали значительные территориальные изменения.

На карте мира появились новые государства: Словакия (в 1939 г.), Хорватия (1941 p.), Бирма (в 1944 г.), Индонезия (в 1945 г.). Но независимость этих государств была дискредитирована сотрудничеством с агрессорами.

Державы-союзники Германии, Италии, Японии получили значительные территориальные приобретения. Так, Венгрия получила Карпатскую Украину, Трансильванию, часть Словакии и Югославии, Румыния – Транснистрию, Болгария – часть Добруджи, Македонии, Фракии, Финляндия вернула потерянные в 1940 г. территории.

Оккупационная политика фашистов на территории Восточной Европы и СССР проводилась согласно с планом «Ост».

Оккупированные советские территории были разделены на три части. Тыловые районы немецких групп армий были переданы под управление военного командования, а другие подчинены «восточному министерству» во главе с Розенбергом и разделены на два рейхскомиссариата – «Остланд» (Прибалтика и большая часть Беларуси) и «Украина». Западноукраинские земли были присоединены к польскому «генерал-губернаторству».

Главными средствами, которыми фашисты пользовались в утверждении своего господства, были натравливания одних наций на другие и физическое их истребление. Такие народы, как цыгане, евреи, подлежали полному уничтожению.

С оккупированных территорий к Германии вывозились продовольствие и сырьё, другие материальные ценности.

Население на оккупированных территориях сначала вообще ничего не получало за свой труд, потом стало получать мизерные доли за работу на оккупантов. В ужасных условиях находились 5,5 млн. советских военнопленных, 3,5 млн. из них погибло.

Важным элементом в насаждении «нового порядка» были концентрационные лагеря, в которые отправляли всех недовольных. В Европе насчитывалось тридцать пять концлагерей. Наибольшие из них –Дахау, Бухенвальд, Майданек, Освенцим. Это были настоящие фабрики смерти. Там были уничтожены миллионы людей из разных стран.

Оккупационная политика Японии по форме была несколько иной, но суть сохранялась та же самая. Агрессивные устремления прикрывались лозунгами: «Создание процветающей Азии», «Освобождение Азии от белых колонизаторов». К образуемым оккупационным администрациям пытались привлечь лидеров национально-освободительных движений порабощенных народов.

После ввода «новых порядков» порабощённые народы Европы и Азии встали на борьбу против врага.


2.2. Движение Сопротивления в оккупированных странах

Оккупационная политика Германии и Японии вызывала развертывание движения Сопротивления. Он возник во всех оккупированных странах, но размах его был разным.

Во главе движения Сопротивления стали социалистические, коммунистические, радикальные и националистические партии.

Во Франции с фашистской оккупацией и коллаборационистским правительством маршала Петена боролись партизанские отряды и подпольные группы, возглавляемые коммунистами и социалистами. Созданная де Голлем организация «Свободная Франция» в 1942-1943 годах установила контроль над африканскими колониями Франции.

В ноябре 1942 г. французское подполье заключило с де Голлем соглашение о совместных действиях. В мае следующего года был создан Национальный совет Сопротивления, который объединил все силы, боровшиеся с оккупантами. В июне был образован Французский комитет национального освобождения, который объявил себя правительством во главе с де Голлем.

Значительного размаха набрало народно-освободительное движение в Югославии. С 1941 года здесь велись активные боевые действия против фашистов. В 1943 г. было создано правительство новой Югославии – Антифашистское вече народного освобождения Югославии во главе с Йозефом Броз Тито.

Партизанские армии формировались в Греции и Болгарии. Значительную роль в этом процессе играли коммунисты.

В Польше эмигрантское правительство и его представительство – руководили борьбой отрядов Армии Краёвой. Коммунисты в противовес им создали Гвардию Людову.

Усиливались антифашистские настроения и в Германии. Группа офицеров и правительственных чиновников осуществила попытку государственного мятежа с целью уничтожения фашистского режима и прекращения войны. 20 июля 1944 г. полковник Штауффенберг оставил портфель с бомбой замедленного действия в помещении, где находился Гитлер. Бомба взорвалась, однако Гитлер остался жив. Выступление мятежников было жестоко подавлено.

В 1944 г. в ряде европейских стран произошли антифашистские восстания. Поражением завершилось восстание, поднятое 1 августа в Варшаве Армией Краёвой.

29 августа началось Словацкое национальное восстание при участии партизан и словацкой армии. Ценой больших усилий гитлеровцам удалось его подавить.

Партизанская борьба имела как военное, так и политическое значение. Широкомасштабные диверсионные операции партизан, истребительные рейды внесли значительный вклад в победу над фашистами.

Значительные операции провели партизанские соединения Колпака, Федорова, Сабурова, Наумова и др.

Всего на территории СССР действовало свыше 6 тыс. партизанских отрядов, которые уничтожили около 1 млн. гитлеровцев.

Наиболее широкомасштабные диверсии были проведены летом в 1943 года во время Курской битвы под названием «Рельсовая война» и в сентябре 1943 г. под названием «Концерт». Фашисты были вынуждены для охраны своих коммуникаций от партизан держать в своем тылу значительные силы.


2.3. Теория борьбы с фашизмом

И как движения, и как режимы – коммунизм и фашизм существовали в одно и то же время и принадлежали к одной и той же эпохе, нашей. В ХІХ веке о них еще ничего не было известно – фашистских и коммунистических правительств не существовало. А сразу по завершении Первой мировой войны они заполонили всё пространство европейской политики. Носители неслыханных амбиций, в то же время подобных и противоположных, они провозглашают идею появления нового человека, хоть и противостоят друг другу.

Из политических движений и коммунизм, и фашизм, благодаря победному продвижению, быстро превращаются в режимы и выявляют абсолютно новые черты для истории Европы. Тотальная политическая направленность, которую они олицетворяют и провозглашают, приводит только к тому, что между ними вспыхивает невиданный до тех пор поединок, поскольку именно со своей собственной победой и коммунизм, и фашизм связывают построение нового общества, что придет на смену буржуазному. Подобие только углубляет антагонизм.

Собственно, это и становится источником наибольших осложнений для понимания истории ХХ века. Поскольку она имеет дело и переплетается с режимами до тех пор непознанными, описания которых мы не найдем ни у Аристотеля, ни у Монтеск’е, ни у Макса Вебера, такая уникальность передаётся и самой истории.

Ученый-историк силится сопоставлять неизвестное с известным и рассматривать ХХ век сквозь очки века девятнадцатого: он пытается смотреть на все события как на возобновление борьбы за и против демократии в форме фашизм/антифашизм.

Эта тенденция имела широкий отголосок в политических страстях нашего времени, а по завершении Второй мировой войны приобрела почти сакраментальный характер. Она будет оставаться классическим примером постижения отдельных составляющих современной истории, потому что указывает на принудительную зависимость, которая повлияла на мировоззрение людей через события и общественное мнение.

Проявления этой принудительной зависимости оказались настолько сильными, что там, где она проявлялась больше всего – а именно во Франции и в Италии – постулат тождественности между коммунизмом и антифашизмом надолго заблокировал возможность любого аналитического подхода к коммунизму.

С изучением истории фашизма было не легче, ведь концепт, мгновенно девальвированный, как распечатанные в огромном количестве деньги, сначала ассимилировал режим Муссолини и нацизм, чтобы распространиться затем на все авторитарные или диктаторские правительства: нужно было, чтоб «фашизм» пережил поражение и исчезновение, чтобы антифашизм смог продолжать орошение истории ХХ века! Еще никогда заклейменный позором режим не имел стольких посмертных почитателей и последователей в воображении тех, кто его победил...

Нужно, чтоб однажды написали историю того, как медленно просыпались представления об упомянутых режимах и какие роли сыграли в этом процессе, с одной стороны, политические обстоятельства, с другой – оригинальный взнос некоторых мыслителей.

Все мы еще живем среди руин старых представлений: общественная жизнь Европы регулярно вынуждает оживать призрак фашизма, чтобы объединить антифашистов – при отсутствии менее абстрактных целей. А то, что еще может служить политическим деятелям, потеряло свое применение, по крайней мере, в интеллектуальном плане.

Крах коммунизма сделал из него предмет исторических исследований, вроде вскрытия трупа, как это уже произошло с фашизмом (или нацизмом). Закончилось время взаимных маскарадов, которыми оба монстра пользовались для борьбы друг против друга и надувательства тех, кто при этом присутствовал.

Фукидид сказал, что некоторые люди умудряются вкладывать в слова смысл, противоположный обычному; наше столетие именно тем и занималось, что искажало значение слов, а тем самым – и людей.

Свидетелей не найти — все поголовно были уничтожены. Та же проблема встает и перед японцами: невозможно отыскать доказательства против военных, которые совершали преступления во время последней войны, например, против тех, кто прививал вирусы военнопленным в Маньчжурии.

В коммунистической стране ложь считалась делом государственного веса. Каждый гражданин был обязан верить пропаганде.

Целые пласты действительности оставались, – как в гитлеровской Германии, но в течение значительно более длительного времени, – совсем закрытыми от населения: люди не знали о существовании целых городов или отраслей промышленности, прошлое либо искажалось, либо вообще вычёркивалось из памяти. Большевизм имел маниакальную страсть к поискам крамолы и разоблачения тайных подступов своих врагов; действуя в знаменательном противоречии с основами марксизма, чьим наследником он себя провозглашал, Сталин не прекращал разоблачать притворные заговоры и устраивать ужасающие судебные процессы. Однако страна лжи, была в то же время ещё и огромным бюрократическим механизмом прусского типа (Ленин захватывался прусской организованностью); архивы, которые сохранялись в огромной тайне, пополнялись и росли непрерывно. Архивы коммунистического государства колоссальны.

В каждом экс-коммунистическом заведении, а особенно в тайной полиции, – полки с архивными делами тянутся в даль на много километров. В дополнение романтический флёр, который обвивал коммунистический режим, преумножал количество его поклонников за границей, а вместе с тем – и количество шпионов, которые работали на СССР.

Лица наподобие Треппера вызывали общее восхищение. Судоплатов, который организовывал за границей убийство Троцкого и много других покушений на людей, неугодных коммунистическому режиму, хвастается в мемуарах своими подвигами и, не чувствуя ни малейшего раскаяния, во второй раз зарабатывает на муках собственных жертв. Таковой является жизнь.

Эти споры между кабинетными учеными, которые кое-где обнародовались, лишний раз напоминают нам о сегодняшнем тяжелом положении историков: эпоха манихейства окончилась, последние её представители оставляют наш мир; срок полвека вполне достаточный, чтобы изменить точку зрения. А между тем всё повторяется снова: завтрашние люди эксплуатируют вчерашние битвы. Как прервать молчание или, точнее, как покончить с конформизмом легенды? Что сначала: прощение или справедливость? Эти вещи вообще несовместимы? Как сказать правду о палачах, которые в свою очередь стали жертвами, как это повсеместно происходило в сталинские времена? Как относиться к компромиссам с идеологиями «исторической целесообразности», которые кружили головы интеллектуалам прошлого и которыми мы теперь сыты по горло?

Если в иллюзии имеется прошлое – значит, у неё может появиться и будущее. Человек живет не хлебом единым, она живет ещё и утопией, так что в теперешнем отсутствии утопий нет, возможно, ничего доброго. История – это ещё и боль, и все мы рано или поздно начинаем бояться её[3] .


Выводы:

Невозможно однозначно определить само понятие «фашизм». Как явление – фашизм определил всю историческую реальность двадцатого столетия. Как политическое учение фашизм не исчерпал себя до сих пор и благополучно здравствует в виде различного рода «неофашизмов» и подобных ему радикальных и террористических течений.

В 1920-30-ые годы фашисты пришли к власти в Италии, Германии, некоторых других странах.

Сначала фашизм провозглашал антимонополистические и социалистические лозунги. Используя недовольство общества массовой безработицей и инфляцией, он находил своих поклонников в среде городской мелкой буржуазии, крестьянства и части рабочих. Впоследствии фашистское движение идет на соглашение с монополистическим капиталом.

Идеология фашизма – это антидемократизм и антикоммунизм, расизм и шовинизм. В ее основе лежат идеи социал-дарвинизма о борьбе видов и рас.

Особенное место в идеологии фашизма занимает концепция нации как высшей и вечной реальности, основанной на общности крови. Отсюда встает задание сохранения чистоты крови и расы. В фашистском обществе «высшие нации» должны были главенствовать над «нижними».

В сфере внешней политики эта теория расовой пренебрежительности служила обоснованием политики империалистических захватов и порабощения других народов. Осуществление имперских планов возлагалось на сильную армию, способную обеспечить тотальное уничтожение противника и колонизацию захваченных земель.

Рождение и расцвет «третьего рейха», как апофеоза фашистского движения часто приписывают влиянию и содействию монополистического капитала, однако в этом есть лишь доля истины. Эта доля в том, что при помощи германского фашизма делалась попытка сокрушить советский тоталитаризм. Катализатором служил известный пакт Молотова-Риббентропа. Запад понимал, что если два зверя объединятся – демократия прикажет долго жить.

Интересный факт: согласно вышеупомянутому пакту – из «зон влияния» фашистской Германии были отозваны 10 тысяч кадровых разведчиков СССР. Была уничтожена вся агентурная сеть Советов в Европе. Каково же было изумление немцев, когда с началом оккупации Польши в 1939 году – по всей Европе заработали десятки тайных радиостанций! Большая доля таких передач осуществлялась организацией, которую гестаповцы назвали «Красная капелла». Это не были профессионалы, а люди, которые по идейным соображениям ненавидели фашизм (Леопольд Треппер лишь организовал и упорядочил эту организацию).

Другим знаковым фактом можно считать создание во время Великой Отечественной войны диверсионных отрядов СООН (специальный отряд особого назначения), основной задачей которых была «активизация антифашистской борьбы среди населения на оккупированных территориях». На практике это осуществлялось следующим образом: члены СООН, переодетые в немецкую форму уничтожали часть населения, демонстрируя «зверства фашистских захватчиков». Это ли не фашизм? Цель оправдывает средства…

Из политических движений и коммунизм, и фашизм, благодаря победному продвижению, быстро превращаются в режимы и выявляют абсолютно новые черты для истории Европы.

Тотальная политическая направленность, которую они олицетворяют и провозглашают, приводит только к тому, что между ними вспыхивает невиданный до тех пор поединок, поскольку именно со своей собственной победой и коммунизм, и фашизм связывают построение нового общества. И это «новое общество» является лишь ширмой, фасадом – за которым находится ад похлеще Дантова.

Возникновение подобных идеологий стало возможным благодаря возникновению и развитию средств коммуникации – газет, радио, кино. Появилась возможность влияния на «массы» и манипулирования сознанием этих масс. Сознание же тогдашнего (начало и середина ХХ века) обывателя было благодатным полем для подобных манипуляций. Этим и воспользовались «вожди» и «отцы» для пропаганды и насаждения своих идей.

Как только средний уровень информированности и самосознания общества начинает достигать определённой черты – подобного рода манипуляции становятся всё менее реальными, хотя и методы влияния на «сознание масс» – более изощрёнными.

В нашем обществе можно наблюдать примеры такого влияния: неонацисты, «скинхеды» и т.п.

«Кукловоды», которые используют идеи фашизма и нацизма (а ныне и коммунистические идеи) – прекрасно понимают их несостоятельность, но ведь для них это всего лишь инструмент, а цели – совершенно иные.


Список использованных источников и литературы:

Давиденко Ю.П.; «Польские авиационные части в годы Второй мировой войны»; М., 1996 г.;

Король В.П., «Военные потери славянских народов СССР в годы Великой отечественной войны (1941-1945 гг.)»; М., 2000 г.;

Кучер В.В.; «Пакт Молотова-Риббентропа: путь к Второй мировой войне»; М., 1998 г.;

Лазько Г.П.; «Нашей крепостью будет каждый порог ...» (мобилизация польской общины для отпора немецкой агрессии 1939 г.); К., 2001 г.;Новиков С.И.; «Через новые документальные источники – к малоизвестным страницам истории войны»; М., 1993 г.;

Ороловская В.П.; «Политика Италии на Балканах в 1919 - 1941 гг.»; М., 1997 г.;

Розумюк В.И.; «Доктрина национал-социализма: идеологическая легитимация гитлеровского режима»; М., 2001 г.;

Трикиша А.; «Военно-економическое сотрудничество Советского Союза и Германии в 1922 - 1941 гг.»; М., 1993 г.;

Шевченко А.И.; «Военное сотрудничество Красной Армии и рейхсвера в 20-тые годы – начальный период Второй мировой войны»; М., 1999 г.;

http://www.inter.ua/ua/media/2005/16/1048.html ;

http://if.russ.ru/issue/3/20010528_pech.html .


[1] http://www.inter.ua/ua/media/2005/16/1048.html

[2] Марк Печерский; «Спор немецких историков: между памятью, прошлым и историей»; М., 2005 г.

[3] ПьерГремион «Антикоммунистическая интеллигенция» (1995)