регистрация / вход

Арабо-израильские войны 1960-х годов

Арабо-израильские конфликты в канун "Шестидневной войны" 1967 года. Пакт Египта и Сирии о совместной обороне. Отношение СССР к войне. Начало операции "Голубь", установление израильского господства в воздухе. Советское присутствие в Египте, участие в боях.

АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЕ ВОЙНЫ 1960-х гг.

Арабо-израильские конфликты в канун «Шестидневной войны» 1967 года

Арабы-палестинцы после 1949 г. Отношения между Израилем и соседними арабскими государствами оставались далекими от добрососедских. Ноябрьская резолюция ООН 1947 г., по которой провозглашалось создание двух государственных образований на территории древней Палестины - евреев и арабов-палестинцев, не нашла поддержки ни у одной из сторон. Кровопролитная война 1948-1949 гг. привела к аннексии Израилем около семи тысяч квадратных километров земель, закрепленных за арабами. Примерно 900 тысяч арабов оказалось в одночасье беженцами, вынужденными укрываться в соседних арабских странах.

Плохо скрываемое чувство ненависти арабов к еврейскому государству легко было превратить в повод для открытого столкновения. Беженцы-палестинцы были полны антиеврейских настроений. В их лагерях создавались разнообразные организации, совершавшие диверсионные акции на территории Израиля. Для последних не было секретом, что эти организации пользовались поддержкой арабских государств.

«Эль-Фатх» и Израиль осенью 1966 г. Наиболее крупной военизированной организацией палестинцев стала «Эль-Фатх». Она активизировала свою деятельность на территории Израиля осенью 1966 г. и израильское правительство делало многочисленные заявления о недопустимости ее акций. 13 ноября того же года израильская армия предприняла крупную контртеррористическую операцию против баз боевиков из «Элъ-Фатх». Перейдя государственную границу Иордании, они атаковали деревню Самуа, где проживало около четырех тысяч жителей. В результате этой акции было разрушено 125 жилых домов, что должно было символизировать решимость израильских властей бороться с террористами из палестинских организаций.

Пакт Египта и Сирии о совместной обороне. На роль лидера в арабском мире по-прежнему претендовал Египет, возглавлявшийся А.Г. Насером. Именно на Египет смотрели как на главного защитника интересов всех арабов, в том числе - и как на борца против израильской агрессии на палестинские территории. Под эгидой Насера 4 ноября 1966 г. между Египтом и Сирией был подписан Пакт о совместной обороне. Согласно его положениям, в случае, если Сирия подверглась бы нападению, Египет должен был прийти ей на помощь. Так как оба государства имели общие границы лишь с Израилем, то ни для кого не было секретом, против кого этот пакт был направлен.

Воздушное сражение 7 апреля 1967 г. Насер не случайно обратил внимание па укрепление отношений с Сирией, так как именно на израильско-сирийской границе в районе Голанских высот происходили пограничные столкновения. 7 апреля 1967 г. это вылилось в крупное воздушное сражение между израильскими «Миражами» и сирийскими МиГами. В серии воздушных боев над Тивериадским озером израильские ВВС сбили 6 сирийских МиГов, не потеряв ни одного своего самолета. В Сирии это расценили как подготовку израильтян к нападению-

Вдобавок к этому начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) И. Рабин во всеуслышание заявил, что израильская армия оставляет за собой право в любой момент атаковать Дамаск и свергнуть правящий режим Hyp Эддина Атасси.

Совет в Каире. На этом фойе в Каир из Советского Союза поступило секретное сообщение о концентрации 10 армейских бригад ЦАХАЛа на сирийской границе. Правда, источник данной информации не вполне ясен, так как сегодня выяснено, что ничего подобного не было.

Однако в Каире 14 мая 1967 г. был созван военный совет, где присутствовал весь генералитет египетской армии. На нем Насер, дабы поддержать вес Египта как лидера арабского мира, принял решение о мобилизации армии и переброске дополнительных частей на Синайский полуостров. Данный шаг должен был предостеречь Израиль от скоропалительных действий.

Совещание в Тель-Авиве. Действительно, весть о переброске двух египетских дивизий на Синай привела в шоковое состояние премьера Израиля Леви Эшкола, занимавшего и пост министра обороны. Он собрал экстренное совещание 15 мая, где была принята точка зрения И. Рабина, заявившего: «Если Насер продолжит отправку своих солдат на Синай, мобилизация станет неизбежной. Мы не можем себе позволить риск оставить свою южную границу с тем небольшим количеством солдат, которые там есть».

Действия египетских войск. Решение Насера было встречено положительно во всем арабском мире. Но одновременно росло требование не останавливаться на половинчатых действиях и идти до конца, а значит, расположить армию непосредственно на границе с Израилем, где с 1956 г. находился миротворческий корпус ООН.

Оказавшись в двойственном положении, Насер, под нажимом арабских государств, 18 мая 1967 г. потребовал вывести войска ООН с линии перемирия с Израилем и закрыл для израильских судов выход из залива Акаба в Красное море. Король Иордании Хусейн сразу присоединился к егапетско-сирийскому «антиизраильскому фронту», который поставил цель «сбросить сионистское образование в море». Была объявлена блокада израильского побережья. Третья арабо-израильская война становилась неизбежной.

Подготовка к войне. Противники готовились к войне долгое время. В Каире, Дамаске и Аммане чувствовался настоящий предвоенный психоз - радио и телевидение беспрерывно транслировали воинственные марши, которые часто прерывались угрожающими заявлениями в адрес Израиля и США, звучала фраза Г.А. Насера: «Если Израиль хочет напасть на нас, то мы говорим ему: "Добро пожаловать!".

Отношение СССР к войне. О готовящейся войне знало и руководство СССР. Нет данных о том, что кто-либо из советского руководства хотел войны на Ближнем Востоке. Кремль скорее был вынужден поддерживать арабов, так как в ином случае вся прежняя политическая линия становилась ошибочной и требовала пересмотра. Из заявления советского правительства от 23 мая 1967 г. однозначно следовало, что Москва будет на стороне арабов, если на них нападут. Но Г.А. Насеру дали понять, что СССР не будет вместе с Египтом, если тот первым начнет военные действия против Израиля.

О предстоящей войне знали, однако мероприятия по эвакуации многочисленного гражданского персонала (включая семьи советских военных специалистов) решили не проводить, чтобы, как разъясняла Москва, «не создавать паники и не провоцировать обострение обстановки»-

Прогнозы советских дипломатов. В советских дипломатических кругах существовало два взгляда на возможный исход войны: одни, в основном те, кто не был вовлечен в сферу советско-арабского военного сотрудничества, считали, что дело кончится полной катастрофой для арабов; более осведомленные о наших взаимоотношениях в военной области, полагали, что коалиция сможет продержаться достаточно долго для того, чтобы заработал международный механизм урегулирования.

На победу никто всерьез не рассчитывал. Большинство сходилось на том, что ближневосточные руководители делают свою ставку на вмешательство в конфликт великих держав. Не секрет, что египетский лидер в какой-то мере руководствовался опытом Суэцкого кризиса, когда жесткая позиция СССР предопределила исход, благоприятный для арабов.

Начало всеобщей мобилизации в Израиле. Закрытие единственного выхода Израиля к Красному морю привело к внутриполитическому кризису в правительстве Эшкола. Военные круги во главе с И. Рабином настаивали на незамедлительных ответных действиях. 23 мая в Израиле началась всеобщая мобилизация. Страна готовилась к войне: доноры выстраивались в очереди в пункты переливания крови, городские парки были закрыты - там готовились места для временных захоронений, с теми же целями были заготовлены упаковочные мешки и 10 тысяч гробов.

В ночь на 1 июня военные убедили Эшкола уйти с поста министра обороны и назначить вместо себя генерала Моще Даяна. После этого те, кто еще надеялся на мирный исход кризиса, были вынуждены признать тщетность своих надежд. Имя Моше Даяна означало только одно – война.

Пакт Египта и Иордании о совместной обороне. Насер тем временем, видя, что Израиль не намерен уступать, также занялся подготовкой к предстоящей войне. 30 мая в Каире, по инициативе египетской стороны, был подписан Пакт о совместной обороне с Иорданией. Причем король Иордании Хусейн согласился на создание коалиционных сил под верховным командованием египетского генштаба. 1 июня к Пакту присоединился Ирак, перебросивший пехотную бригаду в Иорданию. Остальные арабские государства региона также не остались в стороне от конфликта и выразили готовность оказать посильную помощь.

Арабский план войны. 2 июня Насер на военном совете довел до сведения военных имевшуюся у него информацию: Москва выступила против намерений Египта первым атаковать Израиль, но она окажет поддержку, если арабы окажутся жертвой агрессии. И второе, по разведданным, Израиль должен напасть па Египет в течение следующих 72 часов, то есть до 5 июня. По принятому оперативному плану ведения войны, Египет на первом этапе прочной обороной должен измотать израильские! войска в приграничном сражении и выиграть время для мобилизации. На втором этапе - перейти в контрнаступление и, нанеся главный удар из района Абу-Авегейла, окружить и уничтожить войска противника в южной части страны. Затем развить успех в направлении Тель-Авива с целью уничтожения еврейского государства.

Оперативный план Израиля. Израиль, заручившись негласной поддержкой США, готовился к активным боевым действиям. По требованию М. Даяна в субботу 3 июня было созвано правительственное совещание, которое с перерывами продолжалось до полудня 4 июня. На нем, под нажимом военных, было принято решение о нанесении предупредительного удара по арабским силам, назначенным на утро 5 июня. Принятый оперативный план получил название «Голубь».

После проведения мобилизации численность армии Израиля составила 264 тысячи человек, 1100 танков, 450 боевых самолетов и 18 кораблей ВМФ. На вооружении ЦАХАЛа находились американские танки М-4 «Шерман» и М-48 «Паттон», английские М-5 и М-7 «Центурион» и французские АМХ-13. ВВС Израиля (Хель Хаавир) были укомплектованы американскими, английскими и французскими «Вотур», «Скайхоук», «Мистер» 4А и «Мираж» CS с реактивными ракетами на борту.

Израиль создал следующие ударные группировки войск: на Синайском направлении (Юг) - 70 тысяч человек, 600 танков и 220 боевых самолетов; на Дамаскском направлении (Север) - 50 тысяч человек, 100 танков, 330 единиц артиллерии, до 70 боевых самолетов; на Аммайском направлении (Центр) - 35 тысяч личного состава, 220 танков и самоходных установок, до 400 стволов артиллерии, 25 боевых самолетов.

Состав вооруженных сил Египта. К началу войны в составе вооруженных сил Египта насчитывалось 300 тысяч человек, 1200 танков, 500 самолетов и 90 кораблей ВМФ. Основные силы сухопутной армии (100 тысяч человек и тысяча танков) были сосредоточены на Синайском полуострове: у израильской границы были развернуты три мотопехотные и одна пехотная дивизии, во втором эшелоне располагались три дивизии и несколько отдельных бригад. В составе вооруженных сил Сирии и Иордании насчитывалось около 100 тысяч человек, 750 танков, 130 самолетов и 28 боевых кораблей. Основная их масса была развернута на границе с Израилем. Накануне войны к иорданским войскам присоединилась иракская пехотная бригада.

Таким образом, общая численность войск арабской коалиции насчитывала 400 тысяч человек, 1950 танков и САУ1 и 630 самолетов. В количественном соотношении! войска арабов превышали Израиль: по личному составу -в 2 раза, по артиллерии - в 2,5 раза, по тапкам и авиации -в 1,5 раза. На вооружении стран коалиции находилось оружие и техника советского производства: танки Т-34, Т-54, Т-55, ИС и САУ, самолеты - МиГ-15/17/19/21, Ил-28 и Ту-16.

Начало операции «Голубь» и установления израильского господства в воздухе

Роль авиации. По планам Генерального штаба Израиля, в сложившихся условиях, многое должно было зависеть от внезапности и массированное™ удара. Решающая роль в достижении победы отводилась авиации. Она должна была внезапными атаками по аэродромам Египта, Сирии и Иордании уничтожить их боевую авиацию и тем самым завоевать господство в воздухе, создав благоприятные условия для развития наступательных операций сухопутным войскам.

Подготовке израильских ВВС отводилось большое, внимание. Командовавший Хель Хаавиром Мордехай Ход поставил задачу: выяснить мельчайшие детали и подробности о противнике, включая обычное время вылета на патрулирование, летные маршруты, порядок размещения самолетов на базе и точный распорядок дня на полетных аэродромах с указанием времени приема пищи, отдыха и т.н. При помощи разведки все эти сведения оказались в распоряжении летчиков. О том, что разведка хорошо сработала, говорит тот факт, что во время войны все макеты самолетов на египетских аэродромах остались в целости и сохранности, т.е. обмануть ими Израиль не удалось.

Главное направление удара. По мнению израильских стратегов, самая серьезная опасность поджидала армию со стороны египетских вооруженных сил как наиболее боеспособной и хорошо вооруженной группировки. Разгром египетской армии на Синайском полуострове считался главным направлением удара в предстоящей войне. От действий на египетском направлении зависел успех всей войны. Поэтому против Египта - на Южном фронте - были развернуты основные ударные силы Израиля в составе 14 бригад (70 тысяч человек и 600 танков). На остальных фронтах эти силы были значительно меньше. На Центральном фронте - против Иордании -7 бригад (35 тысяч человек и 200 танков), на Северном -против Сирии - 10 бригад (50 тысяч человек и 300 танков). Еще один показательный факт: для поддержки наступления войск Южного фронта выделялось 220 самолетов, Центрального - 30 самолетов, а Северного - 70 самолетов.

Маскировка. Израильское командование провело ряд крупных мер по оперативно-стратегической маскировке. В частности, была осуществлена тщательная маскировка районов сосредоточения войск. Командование запретило использование радиостанций для связи между штабами и войсками до выхода их в исходные районы и перехода в наступление. Все передвижения войск к границам проводились только ночью, а их сосредоточение в исходных районах тщательно маскировалось. Особенно строго держались в секрете приготовления к нападению израильской авиации. На аэродромах и в воздухе строго соблюдался постоянный режим боевой готовности. Был запрещен полет военных самолетов вблизи арабских границ, а также ограничен радиус полетов разведывательных самолетов.

Израильские истребители атакуют. Израильский генеральный штаб решил воспользоваться возможностью разгромить основные силы египетских ВВС первым ударом. Большая часть самолетов Египта была расположена на приграничных аэродромах, что делало их весьма уязвимыми.

Утром 5 июня в 7.10 по израильскому времени с аэродромов поднялись основные воздушные силы Хель Хаавир и взяли курс на северо-запад в сторону Средиземного моря. Несмотря на то, что факт выдвижения крупных сил противника был засечен иорданской радиолокационной станцией (РЛС), он не был доведен до сведения египетской стороны, так как в это время произошла смена кодировки связи.

В 7.45 по израильскому, или в 8.45 по каирскому, времени, строго в соответствии с планом, первая волна в 80 израильских истребителей накрыла десять военных аэродромов на территории Египта. Это были Эль-Ариш, Джебель-Либни, Бир-Гифгафа, Бир-Тамада, Абу-Суэйр, Кабрит, Инкас, Аль-Маза, Бени-Суэйр и Фаид. Налет авиации Израиля оказался столь неожиданным для египтян, что большая часть МиГов была уничтожена прямо на земле. В воздух смогли подняться только два звена МиГ-21, которым удалось сбить два «Миража», после чего они были уничтожены превосходящими силами противника.

Потери Египта. До 11.45 израильская авиация накатывалась тремя волнами с интервалами в десять минут. Во втором ударе приняли участие уже 120 машин. По разрозненным данным, потери ВВС Египта достигали 200 боевых самолетов. Практически в первые часы Египет потерял большую часть своей истребительной авиации и всю бомбардировочную, в том числе и 30 бомбардировщиков дальнего действия Ту-16. Противовоздушная оборона Египта оказалась не готова к активному противодействию. Наиболее боеспособной оказалась зенитная артиллерия, сбившая до 35 самолетов противника.

В результате боевых действий израильской авиацией на аэродромах и в воздушных боях было уничтожено около 270 самолетов стран арабской коалиции и выведено из строя 9 аэродромов

Сирия и Иордания вступили в войну спустя только четыре часа, когда ВВС Египта уже потеряли боеспособность.

Прикрытие сухопутных сил. В течение первого дня войны Израиль завоевал безраздельное господство в воздухе, и авиация смогла переключиться на операции по прикрытию сухопутных сил. Уже во второй половине дня 5 июня были нанесены удары по стратегическим объектам противника: мостам через Суэцкий канал, узлам коммуникации и штабам. В первый же день удалось вывести из строя фронтовой узел связи египтян на Синайском полуострове, что привело к дезорганизации системы обороны и деморализации личного состава армии.

Воспоминания С.Тарасенко. Вот что вспоминает непосредственный участник третьей арабо-израильской войны, тогдашний атташе посольства СССР в Египте С. Тарасенко: «Через час мы уже практически знали, что происходит. В посольство прибыла группа советских специалистов, работавших на крупнейшей египетской базе... Их внешний вид - порванная грязная одежда, осунувшиеся лица - говорил сам за себя. На вопрос, что случилось, старший офицер коротко бросил: "У Египта больше нет ВВС, базы Кайро-Уэст тоже нет"».

Удивляло спокойствие и даже безразличие египетских генералов и старших офицеров, убежденных, что они начали войну не с Израилем, а против США, в которую неминуемо втянется и Советский Союз и придаст боевым действиям совершенно иной характер. Тем временем израильские войска полностью захватили Синай и вышли на восточный берег Суэцкого канала.

Синай как главный театр войны

Синайские пески. На суше главным театром боевых действий стал Синайский полуостров. Исход операции здесь решал окончательный исход всего конфликта. В качестве современного театра войны Синай имеет мало себе подобных в мире. Это район, где противники могут сражаться, не угрожая жизням мирного населения, где в одной битве могут сойтись тысячи танков, где для свободного маневра имеются бескрайние пески синайской пустыни, предоставляющей прекрасные естественные возможности для обороны.

Прогнозы Египта. Египетская армия заняла глубоко-эшелонированную оборону, перерезав основные пути через пустыню, оставив без должного внимания прибрежный район, покрытый дюнами, которые считались непроходимыми для тяжелой техники. В Генеральном штабе Египта были уверены, что Израиль предпримет главное наступление на крепость Шарм-эш-Шейх через Эль-Куп-тиллу, как и в войне 1956 г., чтобы деблокировать Тиранские проливы. Поэтому египтяне на юге Синая сконцентрировали сильную бронетанковую группировку, рассредоточив свои танковые части вдоль границы и ослабив оборону севера полуострова.

Планы израильтян. Разработанный израильским генеральным штабом план предусматривал поэтапное развитие операции. Вначале - прорыв египетской обороны в двух местах - главный удар наносится как раз в северной части Синая, вспомогательный - в центральной. На втором этапе - продвижение бронетанковых частей к горному кряжу восточнее Суэцкого канала с целью занятия перевалов и окружения египетских частей на полуострове. И на третьем этапе - окончательное уничтожение техники и личного состава египетской армии. С этой целью израильские части на Южном фронте были сведены в три группировки: «Север» под командованием И. Таля, «Центр» - А. Иоффе и «Юг» - А. Шарона.

Отборные бронетанковые части генерала И. Таля (250 танков и бронетранспортеров) должны были осуществить первый прорыв в районе Рафаха, неподалеку от моря и южнее Газы. Главной целью наступления был Эль-Ариш, расположенный на побережье в 30 км западнее Рафаха. В этом городе находилась основная база снабжения египетской армии на Синае.

Оборона Рафаха была поручена частям 7-й стрелковой пехотной дивизии. Система обороны состояла из комплекса минных полей, рядов колючей проволоки и глубокоэшелонированной обороны, использовавшей выгоды местности - дюны. Подступы к позициям прикрывались огнем противотанковой артиллерии. В тылу располагались артиллерийская бригада 122-мм орудий и дивизион 100 -мм гаубиц.

Наступление Северной группы израильских войск. Оно началось на приморском направлении в 8.15 по израильскому времени 5 июня после короткой артиллерийской и авиационной подготовки. Главный удар группа наносила частями левого фланга в 30-ти километровый промежуток между 7-й и 2-й египетскими мотопехотными дивизиями, вспомогательный - в стык между 20-й пехотной и 7-й мотопехотной дивизиями в направлении на Хан-Юнис. Для содействия наступлению группы в тыл 7-й мотопехотной дивизии египтян был выброшен вертолетный десант силой до батальона. К исходу дня в результате фронтальной танковой атаки северной группе удалось, потеряв до 40 танков, прорваться в районе Хан-Юнис на побережье Средиземного моря и отрезать части египтян из 20-й пехотной дивизии, а 7-ю дивизию охватить с обоих флангов. При этом две бронетанковые бригады развили наступление вдоль побережья и к исходу дня б июня блокировали в районе Эль-Ариша египетскую пехотную бригаду.

Наступление в центре. Центральная группа израильских войск должна была атаковать укрепленный город Абу-Авигейла, находившийся на перекрестке важнейших дорог полуострова из Эль-Ариша, Эль-Кусейма и Джебель-Либни. Гарнизон Абу-Авигейла надежно блокировал дальнейшее наступление северной группировки, угрожая ей с тыла. Опорный пункт Абу-Авигейла был сильно укреплен и оборонялся 2-й пехотной дивизией, 80 танками Т-54 и Т-34, а также шестью артиллерийскими дивизионами 122-мм орудий, несколькими противотанковыми дивизионами и тяжелыми минометами.

Перейдя в наступление только в полдень 5 июня, израильские войска центральной группировки встретил» упорное сопротивление египтян и были вынуждены отойти на исходные позиции. Не сумев обеспечить прорыва с ходу, командующий А. Иоффе ввел в бой две бронетанковые бригады, которые ночью обошли Абу-Авигейлу с севера и юга. Одновременно в тыл египтян был высажен вертолетный десант, уничтоживший артиллерию противника. К утру 6 июня израильские войска штурмом взяли Абу-Авигейлу.

Бои на Суэцком направлении. На южном (Суэцком) направлении в первый день израильские войска успеха не добились. Более того, б-я египетская мотопехотная дивизия, отразив атаки израильтян, сама перешла в контрнаступление и вклинилась на территорию Израиля на глубину до 10 километров.

В течение б июня израильские войска при массированной поддержке авиации продолжали наступать. Чтобы завершить окружение 2-й и 7-й египетских дивизий, часть сил Северной группы повела наступление в южном направлении. С целью выхода в тыл 6-й египетской дивизии и содействия наступлению Южной группировки на Суэцком направлении в сторону Нахля и перевала Митла продолжили действия две танковые бригады Центральной группировки израильтян.

Попытка арабских контратак. Египетский Генеральный штаб также в этот день предпринял попытки контратаковать силами двух дивизий (3-й и 9-й) Бир-Лахфан, а силами 4-й танковой дивизии - Абу-Авигейлу. Однако израильская авиация сорвала эти планы. Понеся большие удары от авиационных налетов, дивизии начали отход на запад. Не состоялся контрудар и 4-й танковой дивизии: во время выхода дивизии в исходный район для наступления, был получен по радио приказ па отход на западный берег Суэцкого канала. Как выяснилось позднее, этот приказ был дезинформацией со стороны израильской контрразведки.

К исходу 6 июня египетские войска, окруженные в районе Газы и Эль-Ариша, прекратили сопротивление, а 2-я дивизия была окружена и понесла большие потери 7-я египетская дивизия также отступала на запад. Когда стало ясно, что планировавшиеся контрудары не состоялись, был отдан общий приказ об отходе за Суэцкий канал.

Египетские войска в ловушке. С утра 7 июня израильские войска продолжали развивать свой успех, и к исходу дня передовые бронетанковые подразделения овладели Румани, Бир-Гифгафа и перевалом Митла. Вследствие этого основная масса египетских войск, находившихся на Синайском полуострове, оказалась отрезана от выходов к каналу. После этого ловушка для отходивших египетских войск оказалась захлопнутой. Авангардные части израильтян, перекрыв основные пути отступления египтян, устраивали им засады, а с воздуха отступавшие части постоянно атаковала израильская авиация. Таким образом, например, в районе Нахла, были уничтожены 50 танков Т-54, два артиллерийских дивизиона, более 300 автомобилей и более тысячи солдат. В историю войны для египтян эта местность вошла под названием «Долины смерти».

Такие же сражения происходили и в других пунктах отхода египтян - перевале Митла, Бир-Гифгафа.

К полудню 8 июня передовые части израильской ар- мии вышли к Суэцкому каналу в районах Порт-Фуада, Эль-Кантары, Исмаилии и Суэца. К исходу 8 июня линия фронта стабилизировалась.

Иорданский фронт. Поражение египетской армии на Синайском полуострове предопределило ситуацию и на других фронтах. Наступление Израиля на иорданском фронте началось 6 июня, и уже к исходу следующего дня его войска окружили и разгромили деморализованные иорданские части на западном берегу реки Иордан, а 8 июня! вышли на всем фронте на реку Иордан.

Сирийский фронт. На сирийском направлении наступление началось только 9 июня в 12.30 дня, когда уже Лесь мир знал о катастрофическом поражении арабских войск. К исходу 10 июня израильские войска выбили деморализованные сирийские части с Голанских высот 1 и вклинились на территорию Сирии на глубину до 26 километров.

Фактически боевые действия на всех фронтах завершились 13 июня, несмотря на то, что Совет Безопасности ООН принял соответствующую резолюцию еще в ночь на 7 июня, предусматривавшую прекращение огня в тот же день.

Действия СССР. В ходе войны Советский Союз направил к берегам Египта оперативную эскадру ВМФ из состава Черноморского флота: 1 крейсер, до 9 эсминцев, до 3 подводных лодок. Вскоре к ней присоединилась группа кораблей и подводных лодок из состава Северного флота. Эскадра увеличилась до 40 боевых единиц, в том числе 10 подлодок. Корабли находились в боевой готовности и базировались в египетском порту Порт-Саид. Им противостояли корабли 6-го флота США - 2 авианосца («Америка» и «Саратога»), 2 крейсера, 4 фрегата, 10 эсминцев, несколько подводных лодок. Эти силы в случае обострения обстановки могли быть дополнены со стороны Великобритании.

10 июня СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем и по прямой линии связи с Вашингтоном довел до мирового общественного мнения, что если Израиль не прекратит военные действия, то Советский Союз «не остановится перед принятием мер военного характера». В этот же день израильские войска прекратили огонь. Будучи не в состоянии предотвратить поражение арабских стран в военных действиях, СССР помог им уйти от политического и стратегического краха.

Молниеносная победа Израиля. Потери арабов

Война длилась всего 6 дней (с 5 по 10 июня 1967 г.). В ходе войны израильские войска нанесли сокрушительное поражение армиям Египта, Сирии и Иордании, оккупировали Синайский полуостров и сектор Газа, Голанские высоты и территорию западного берега реки Иордан общей площадью 68500 квадратных километров. ВВС Сирии и Египта утратили свою боеспособность, а ВВС Иордании прекратили свое существование. Общие потери вооруженных сил стран арабской коалиции составили свыше 40 тысяч человек, 900 танков и 360 самолетов. Наибольшие потери понес Египет: он потерял 80% военного снаряжения, 11 500 человек убитыми, 5500 пленными (в их числе были 21 генерал и 3000 офицеров).

Египет потерял около тысячи танков, из которых 100 были захвачены в полной исправности и с неизрасходованными боекомплектами и около 200 - с незначительными повреждениями и неисправностями. Потери Сирии 7 50 самолетов и 50 танков, Иордании - более 20 самолетов и 150 танков, Ирака, который тоже принял участие в войне - 2 самолета, не считая 18 самолетов, поврежденных на аэродромах.

Израильские потери во время войны 1967 г. составили: около 800 человек убитыми, 700 человек ранеными, около 100 танков и 48 боевых самолетов.

Советские потери в войне 1967 г. составили 35 человек. В основном военнослужащие погибли во время налетов израильской авиации на военные объекты Египта и Сирии.

Феномен Г.А. Насера. При позорнейшем военном поражении Египта Г.А. Насера спасли чутье политика и знание местного арабского менталитета. Он взял па себя ответственность за все неудачи на фронте и заявил, что уходит со своего поста президента. Ночь самоотставки Г.А. Насера стала самой «шумной» за все дни войны, 10-миллионный Каир непрерывно скандировал: «На-сер! На-сер! На-сер, не уходи!». Распространялись самые противоречивые слухи - от самоубийства главы государства до разоблачения международного империалистическо-сионистского заговора против свободолюбивого египетского народа, который, якобы, станет реальностью в случае ухода «раиса» (по-арабски - президент, руководитель).

Утро осветило победу Г.А. Насера. В глазах большинства арабов он стал настощим героем, выигравшим «шестидневную» войну. При этом не секрет, что даже десятая доля тех грандиозных ошибок и просчетов, которые он допустил, обрекла бы на позор и политическую гибель любого другого лидера.

Советская военная поддержка Египта. Через несколько дней после окончания войны начались массированные переброски оружия, снаряжения и инструкторов в Египет и Сирию. Была выделена чрезвычайная экономическая помощь. Уже 14 июня в Египет для «моральной поддержки» прибыла эскадрилья бомбардировщиков Ту-16. Вслед за ней по воздушному мосту стала перебрасываться другая советская военная техника и оружие. Только в октябре 1967 г. в Египет было доставлено: 100 истребителей МиГ-21, 50 - МиГ-19, 60 - Су-7 и 20 бомбардировщиков Ил-28.

Все это позволило Г.А. Насеру вскоре заявить, что благодаря помощи Советского Союза Египту «удалось полностью восстановить оборонную мощь», и он теперь «оказался в состоянии проводить в широких масштабах операции против Израиля».

Конференция арабских государств и тройное «нет». Несмотря на сокрушительное поражение от Израиля, в августе 1967 г. в столице Судана Хартуме прошла конференция глав арабских государств. На занятие сопредельных арабских территорий, сопровождавшееся новыми массовыми волнами беженцев, арабские лидеры ответили тремя «нет»: нет - миру с Израилем, нет - признанию Израиля, нет - переговорам с Израилем. Таким образом, попытка Израиля решить проблему ближневосточного кризиса силовыми методами окончилась полным провалом. Израиль по-прежнему остался в окружении враждебно настроенных арабских государств.

СССР, Египет и Израиль в межвоенный период

Арабский мир после войны. Война 1967 г., по всей военно-политической логике, должна была нанести серьезный ущерб советскому престижу в ближневосточном регионе. Этому как никогда ранее способствовали не только поражение «промосковских» арабских режимов, но и развязанная Западом и Израилем «информационная война». Однозначно утверждалось, что виной «арабской катастрофы» явилась ориентация па коммунистический блок, на «устаревшее и списанное советское вооружение». Проводилась мысль о том, что СССР-де не заинтересован в мире на Ближнем Востоке, он стремится «силой и коварством» подчинить арабские народы, превратить их в «безропотных марионеток великодержавных амбиций и мессианских чаяний группы кремлевских фанатиков».

Однако в действительности советская репутация в арабском мире не пострадала. Общественно-политические процессы, набиравшие силу в 1950-е начале 1960-х гг., по инерции продолжались. Война 1967 г. их ускорила. В арабском общественном мнении она воспринималась как «агрессия Израиля в сговоре с США» и совпадала, таким образом, с советской версией.

Антизападные настроения усилились. На этой волне в июле 1968 г. произошел новый переворот в Ираке, где к власти пришла партия Баас, в мае 1969 г. - леворадикальный переворот в Судане, а 1 сентября 1969 г. - военный переворот в Ливии. Все новые «правительства» сразу же стали «дружественными» Москве и получили заверения, что СССР не допустит их падения при любой «силе и мощи» империалистического давления.

Проблемы СССР в арабском мире. Вместе с тем уже в начале 1970-х гг. стали проявляться и усиливаться тенденции, подвергавшие эрозии советское влияние на Ближнем Востоке. Дело было даже не в том, что революционно-авторитарные режимы оказались не в состоянии решать внутренние проблемы. В конце концов, неудачи можно было списать на происки империализма и сионизма, на обстановку военного времени. Дело было в некой противоречивости советской позиции по отношению к арабо-израильскому конфликту.

Вооружая Египет и Сирию, Советский Союз не хотел и не планировал военного решения проблемы, сохранения решительного перевеса сил у арабов, изменения статус-кво. С одной стороны, советские лидеры опасались нового поражения арабов. В этом случае для спасения «друзей» необходимо было бы поднять уровень вовлеченности в конфликт, что вызвало бы адекватную реакцию США. С другой - урегулирование конфликта означало бы уменьшение зависимости арабских стран от Советского Союза, что никак не соответствовало внешнеполитическим установкам КПСС и советского государства. Фактически СССР был заинтересован в сохранении состояния «ни войны, ни мира», которое отчасти аккомпанировало общеарабской позиции трех «нет», выработанной на Хартумском совещании арабских лидеров 1 сентября 1967 г.

«Война на истощение». Между тем национальное унижение за поражение в июньской кампании толкало египетского и сирийского руководителей на все новые антиизраильские демарши. Заручившись молчаливым согласием СССР, а также в ответ на отдельные военные акции Израиля, официальный Каир принял решение на ведение «военных действий малой интенсивности» против «незаконного сионистского образования». Уже в марте 1969 г. египтяне начали так называемую войну на истощение. Она включала артиллерийские перестрелки, воздушные бои, рейды коммандос через Суэцкий канал. Израильские войска, укрепившиеся на линии на восточном берегу, несли потери. В апреле Египет официально заявил, что не считает себя более связанным обязательством о прекращении огня. В Москве после определенных колебаний не стали возражать против подобных намерений Каира, хотя на берегу канала уже появились первые! жертвы и среди советских военнослужащих.

Военно-морское сотрудничество. После событий 1967 г. в СССР было принято решение о создании оперативных эскадр разнородных сил военно-морского флота в наиболее неспокойных регионах мира. Ранее эта идея была отвергнута Н.С. Хрущевым ввиду требовавшихся для ее осуществления больших экономических затрат.

Теперь же, в июле 1967г., была издана директива о создании Средиземноморской эскадры, а затем и эскадры в Индийском океане. Несение боевой службы стало осуществляться и в других акваториях Мирового океана, как отдельными кораблями, так и группами кораблей (западное побережье Африки, северная часть Тихого океана и т.д.).

Особое внимание было уделено военно-морскому сотрудничеству с арабскими странами. Вскоре после окончания Шестидневной войны в Египет прибыла первая группа советников из числа адмиралов и офицеров ВМФ СССР. К тому времени египетский флот считался самым крупным в Восточном Средиземноморье, по боевому составу и возможностям многократно превосходил ВМС Израиля. Он включал несколько соединений, укомплектованных кораблями преимущественно советского производства. Среди них: бригада подводных лодок (12 единиц); бригада ракетных катеров (12 единиц); бригада торпедных катеров; бригада эскадренных миноносцев (9 единиц, в том числе 4 корабля советской постройки, 2 из которых в 1967 г. прошли модернизацию в СССР). Во все эти бригады были назначены советские советники, располагавшие собственным аппаратом советских же специалистов.

Ядерная эскадра. Во время войны 1967 г. как в Вашингтоне, так и в Москве существовали опасения, что Израиль, при неблагоприятном для него развитии событий, сможет прибегнуть к применению некоторых видов оружия массового поражения, наличие которого официальным Тель-Авивом не отрицалось. Опасения заметно усилились после того как израильтяне (будто бы по «трагической» ошибке) разбомбили американское военно-морское судно электронной разведки «Либерти», призванное предупреждать применение ядерных и химических компонентов вооруженной борьбы. Отчасти именно с целью сдерживания к берегам Египта (в Красное море) прибыла эскадра ВМФ СССР с ядерным оружием на борту.

После поражения в войне и закрытия Суэцкого канала часть египетских кораблей осталась в Красном море. Советским специалистам приходилось работать фактически на два фронта - на Красном море, где в южной части Синайского полуострова не прекращались боевые действия, и у средиземноморского побережья, где обеспечивалась система противоздушной обороны и решились другие боевые задачи.

Советским военнослужащим официально запрещалось участвовать в боевых действиях и предписывалось избегать пленения противником. Вместе с тем «неофициально» им неоднократно приходилось выходить в море на кораблях для выполнения боевых задач. Одеты они были в матросское рабочее обмундирование, не имели погон, знаков различия и документов.

«Акция» ноября 1969 г. Наиболее успешной такой «акцией» египетского флота был (в ночь с 9 на 10 ноября 1969 г.) артиллерийский удар по береговым военным объектам на севере Синайского полуострова в 40 км восточнее Порт-Саида. Два эсминца, на борту которых находились советские моряки, во взаимодействии с ракетными и торпедными катерами, береговой артиллерией и при поддержке авиации подвергли обстрелу израильские позиции, где были сосредоточены военная техника, склады топлива и боеприпасов. После успешного выполнения задачи, отрываясь от противника, эсминцы в течение двух часов подвергались атакам более чем 40 израильских самолетов, 3 из которых были сбиты.

Контрмеры Израиля. В конце 1969 г. ситуация в регионе резко изменилась, и явно не в пользу Египта. Израиль, опираясь на более высокую боеспособность своей армии и более совершенную военную организацию, а также на полученные от США новые истребители-бомбардировщики F-4, перенес «войну на истощение» вглубь Египта.Объектами нападения стали не только военные, но и гражданские цели.

Эпизодические воздушные схватки между египетскими и израильскими летчиками начались весной 1968 г. в районе Суэцкого канала. Со стороны Израиля в воздушных боях участвовали самолеты «Мираж», со стороны Египта - истребители МиГ-21. После нескольких неоправданных потерь израильтяне начали более тщательную - с учетом американского опыта во Вьетнаме подготовку к воздушным боям. Процесс обучения значительно облегчился после бегства в Израиль иракского летчика на самолете МиГ-21. Возможности боевой машины отныне не составляли тайны. Таким образом, израильские пилоты смогли освоить оптимальную тактику борьбы с противником, оснащенным самолетами из СССР.

Тактика борьбы. Она включала ведение боя на малых высотах по горизонтали с применением сильных радиопомех по всему диапазону частот приема советских боевых машин. С помощью специально оборудованных самолетов израильтянам удавалось с довольно большой точностью определять местоположение египетских радиолокационных станций и их возможности. Были выяснены и «мертвые зоны» радаров, что было впоследствии использовано для их уничтожения с воздуха. Постоянно велось изучение морально-психологических качеств египетских летчиков, уровня их профессиональной подготовки.

Искусно используя равнинный характер местности, израильские самолеты летали на предельно малых высотах, и египетские средства ПВО были не в состоянии отразить рейды вражеской авиации. На вооружении египетской армии имелись лишь зенитная артиллерия и устаревшие советские зенитно-ракетные комплексы ПВО «Двина», предназначенные для стрельбы по высотным целям. Они не могли сбивать израильские «Фантомы», которые атаковали арабские позиции с высоты 50-70 м. Нередко израильские самолеты проносились и над крышами Каира, напоминая о том, «кто хозяин в регионе».

Операция «Хордос». В конце 1969 г., в ответ на явное нежелание Египта сесть за стол переговоров, Израиль приступил к осуществлению плана операции «Хордос». Ее цель - уничтожение 18 военно-стратегических объектов Египта. Предварительно было совершено свыше 300 разведывательных полетов авиации, в ходе которых были выявлены египетские зоны ПВО. После их сравнительно легкого подавления израильские ВВС получили возможность беспрепятственно наносить ракетно-бомбовые удары по центральным египетским районам и по пригородам Каира, где наблюдалось много жертв среди мирного населения.

Новая военная поддержка Египта. Все это обострило обстановку в Египте и нанесло такой ущерб престижу президента Г. Насера, что он вынужден был совершить в декабре 1969 г. тайный визит в Москву для «важной и конфиденциальной», беседы с Л. Брежневым. Он просил о создании «эффективного ракетного щита» против израильской авиации и размещении в Египте «регулярных советских частей противовоздушной обороны и авиации».

Просьба была удовлетворена, хотя египетскому лидеру отказали в открытой поддержке, в том числе и добровольцами.

Л. Брежнев возражал: «Нам никто не поверит, что нашлось воевать в чужой стране столько добровольцев. И вообще - мы так не привыкли». Сошлись на том, что акция должна пройти «без шума».

В связи с поставленной задачей были ускорены и успешно завершены работы по созданию пехотного зенитно-ракетного комплекса «Стрела-2». В самом конце 1969 г., когда 10 израильских «Фантомов» по привычке па малой высоте перелетели Суэцкий канал и приблизились к позициям египетской армии, раздалось несколько залпов нового оружия. Домой вернулись только четыре машины противника. Интенсивность налетов на Египет резко снизилась. Новый переносной ЗРК стрелял с солдатского плеча и наводился на цель по тепловому излучению двигателя самолета.

Стремясь закрепить «свой военный успех», Насер в очередной раз просил СССР «оказать прямую военную помощь стране, не являющейся участником Варшавского договора». При этом он неоднократно заявлял, что Египет готов вступить в Варшавский договор «хоть завтра», так что русские могут не смущаться.

Операция «Кавказ»: советские войска в Египте

План операции «Кавказ». В декабре 1969 г. в СССР разработали план операции «Кавказ» - создания на территории Египта группировки советских войск ПВО. Группе наших генералов и офицеров надлежало в срочном порядке провести рекогносцировку местности и выбрать технику, отправляемую в О АР для советских, а также египетских войск.

Было разработано несколько конкретных генеральных планов строительства площадок и огневых позиций для дислокации зенитно-ракетных комплексов С-75 «Двина» (для египтян) - 25 единиц по плану - и С-125 «Печора» (для ограниченного контингента из Советского Союза) - 24 единицы. В систему ПВО включались зенитные самоходные установки «Шилка» и комплексы «Стрела-2». Был предложен ряд вариантов базирования советской авиации на местных аэродромах.

Для отправки в Египет уже были отобраны 32 тысячи советских генералов, офицеров и солдат. Группировка войск включала в себя особую зенитно-ракетную дивизию в составе трех зенитно-ракетных бригад и Центра радиоэлектронной борьбы; истребительно-авиационную группу в составе двух полков и группу военных советников и специалистов.

В конце января 1970 г. оперативная группа в количестве 20 человек вылетела в Каир для оказания помощи египетской стороне в ускоренном строительстве инженерных сооружений и оборудовании боевых порядков для размещения зенитно-ракетных дивизионов.

Отправка советских войск в Египет. Отправка дивизии производилась из порта Николаев в первых числах марта. Было задействовано 16 транспортов Министерства морского флота СССР. В соответствии со специальным советско-египетским соглашением советские войска направлялись в Египет «только для защиты его воздушного пространства». В одном из приказов министра обороны СССР, в частности, отмечалось: «В поход за Суэцкий канал, если его вдруг перейдут египтяне, не ходить ни в коем случае!..»

В пиление судовые трюмы (твиндеки) кораблей были погружены: боевая техника, ракеты, боеприпасы, продукты питания, хозимущество, различное оборудование, бензин, спирт и т.д. Автомобили, дизеля, кабины управления, наведения и связи размещались на верхней палубе. На каждое судно грузилось по 2 дивизиона.

Меры маскировки. Личный состав был переодет в гражданское платье, не имел каких-либо документов. Солдаты и сержанты размещались в трюмах, а офицеры в каютах. По легенде, как и на Кубу, перевозилась сельхозтехника. Соблюдались все меры маскировки и секретности режима плавания.

Существовал строжайший приказ стрелять без колебаний по тем, кто «попытается выпрыгнуть за борт». При проходе турецких проливов от услуг лоцманов отказывались, вручая последним «спецподарки». Никто из личного состава (не говоря уже об их семьях) не знал, куда и на какое время отправляются «подготовленные подразделения». По словам генерала А. Смирнова, «люди, в общем-то, догадывались», что их ждет впереди, но «в те времена со слухами боролись различные службы очень жестко».

Прибыв на место, личный состав сразу же переодевался в египетскую военную форму без знаков различия и погон. Для опознавания генералы и офицеры носили полевые куртки поверх брюк, а сержанты и солдаты заправляли их под ремень. Из личного оружия каждый солдат и сержант получал автомат Калашникова, каждый офицер - пистолет Макарова. Помимо этого, в подразделениях имелись гранаты, гранатометы, ручные пулеметы и зенитно-пулеметные установки. Разгрузка личного состава и боевой техники, а также все марши для занятия стартовых позиций ЗРК проходили только ночью, в светлое время суток войска находились в так называемых «отстойниках», строго соблюдая маскировку.

Советская авиагруппа. Советская авиационная группа включала отдельную разведывательную истребительную эскадрилью (30 МиГ-21, 42 летчика) и истребительный авиационный полк (40 МиГ-21, 60 летчиков). Помимо советских офицеров и солдат, в полку проходили стажировку по различным специальностям и арабские военнослужащие.

После специального курса боевой подготовки летчики группы получили боевые машины в разобранном виде. На транспортных самолетах Ан-12 они были доставлены в Египет. Авиационные механики отправлялись непосредственно в Каир тем же путем. 1 февраля 1970 г. эскадрилья и полк заступили на боевое дежурство.

Почти в то же время в Египет были переброшены и отдельные эскадрильи морской авиации. Вскоре с египетских аэродромов начали работать советские противолодочные самолеты Ил-38, разведывательные Ан-12. Вся боевая работа, естественно, велась в обстановке строгой конспирации.

«Советское присутствие в Египте». Однако, несмотря на все усилия сохранить тайну, этого сделать не удалось. Вскоре в западной печати появились сведения о «советском присутствии в Египте», включая точные координаты новых зенитных позиций и аэродромов базирования советской авиации. Тут же израильское радио начало вести передачи на русском языке «специально для советских воинов». По оценкам американских экспертов, к концу 1970 г. в Египте находилось 15-20 тысяч советских военнослужащих.

Между тем Москва официально заявляла, что советчики в Египте есть, а войск нет. На проводах в Египет с эскадрилий министр обороны А. Гречко недвусмысленно предупредил пилотов: «Имейте в виду, товарищи, если вас собьют за Суэцким каналом, и вы попадете в плен - мы вас не знаем, выкарабкивайтесь сами».

Участие в боях. 30 июня 1970 г. было уничтожено 2 самолета израильтян. 18 июля противник предпринял попытку ликвидировать советскую зенитно-ракетную группировку. В налете на 5 дивизионов участвовали 24 «Фантома» (6 групп по 4 истребителя-бомбардировщика в каждой). В результате ожесточенного боя ракетчики уничтожили два самолета противника и подбили один. Однако израильтяне, удачно применяя авиабомбы и ракетные снаряды, вывели из строя антенный пост и осуществили прямое попадание в пусковую установку в момент ее перезаряжания. Пусковой расчет погиб.

Один из израильских самолетов, упавший в глубокие пески, остался цел и невредим, что сразу же привлекло внимание советских экспертов. Штурман его экипажа погиб, а пилот-командир (из американских евреев), ранее участвовавший в войне во Вьетнаме, попал в плен. Вскоре самолет и летчик были отправлены в Москву.

Впрочем, израильская сторона описывает события по-другому: штурман М. Эйни неудачно катапультировался и с многочисленными переломами в бессознательном состоянии был подобран египтянами, после чего оказался в каирской тюрьме. В 1973 г. освобожден из плена в составе группы из израильских летчиков. Что касается пилота, то он решил «дотянуть» горящий «Фантом» до израильской территории, однако сорвался в штопор и разбился. Точное место падения до сих пор не установлено. Пилот считается пропавшим без вести, что соответствует действительности, т.к. никаких, сведений о его дальнейшей судьбе в СССР не имеется до сих пор.

Приблизительно в этот же период четверо израильских пилотов и штурманов оказались в сирийском плену. Их обменяли на пятерых офицеров сирийского генштаба, специально похищенных на ливанской территории группой спецназа, в которую входил будущий премьер-министр Израиля лейтенант Б. Нетаньяху. Всего за период с 30 июня по 3 августа было сбито 12 и подбито 3 самолета противника.

Боевые испытания новой советской техники. Важно отметить, что в Египте прошли испытание отдельные образцы отечественной техники и вооружения. В частности - самолеты МиГ-23, оснащенные индивидуальной системой радиоэлектронной защиты «Сирень». Эти истребители совершали полеты практически над всей территорией Израиля и в районах дислокации зенитных систем «Хок» американского производства. При этом локаторы «Хоков» «забивались» сверхсекретной аппаратурой «Смальта», которая была доставлена в Египет в апреле 1970 г. Для подготовки аппаратуры к боевой работе требовалось определить технические параметры «Хока». Для этого создавались подвижные группы, в состав которых входили советские и египетские военнослужащие, а также представители промышленности и заводов-изготовителей. Сама аппаратура была заминирована, в случае попытки захвата ее нужно было взорвать.

Подобными средствами радиоэлектронной безопасности, а также самолетами типа МиГ-23 израильская сторона не располагала. В результате была нарушена вся система ПВО Израиля. В этой связи ряд оппозиционных партий предъявил серьезные претензии правительству за закупку чрезвычайно дорогостоящего и оказавшегося неэффективным «Хока». Это обстоятельство послужило одной из причин отставки премьер-министра Голды Меир.

В Египте был впервые облетан в боевых условиях новейший истребитель-разведчик МиГ-25. Его неоднократно пытались перехватить израильские пилоты на «Фантомах». В одном из перехватов в районе Суэцкого канала участвовало, к примеру, несколько десятков израильских истребителей. Однако летчику удалось уйти. После смерти Г.А. Насера машины данного типа были эвакуированы в СССР.

План Роджерса. «Война на истощение» шла с переменным успехом и могла продолжаться бесконечно. Сложилась своего рода патовая ситуация. Тогда США выдвинули план мирного урегулирования ближневосточной проблемы, известный как «план Роджерса». Он предусматривал прекращение огня на 90 дней как первый шаг к установлению мира. Египет не без нажима СССР согласился, Израиль тянул с ответом. Ситуация резко изменилась лишь после того, как в результате огня советских ракетных дивизионов израильская сторона стала нести ощутимые потери в авиации. Всего с 20 июля 1969 по начало августа 1970 г. было сбито 94 израильских самолета, иными словами, за год была уничтожена почти половина израильского парка боевых машин. 7 августа наконец-то было установлено перемирие сроком на три месяца. «Война на истощение» пошла на убыль.

После смерти Г.А. Насера. 28 сентября 1970 г. Насер умер. Началось постепенное ухудшение советско-египетских отношений, хотя на первых порах новый египетский президент А. Садат стремился действовать, как и его предшественник. Но он питал истинные симпатии к американцам и весьма недоверчиво относился лично к Л. Брежневу. Кроме того, Садат убедился, что арабо-израильский конфликт потерял первостепенное значение в советской внешней политике. Москва не собиралась жертвовать разрядкой для того, чтобы удовлетворить возросшие военные амбиции египетского лидера. Наконец, освобождение Синая становилось для Садата делом личной чести, но эта идея встречалась в СССР прохладно.

А. Садат колебался вплоть до апреля 1972 г., до очередного визита в СССР, не давшего ожидаемых результатов: Египту было отказано в просьбе увеличить советскую военную помощь. Тут же в Каир прибыл госсекретарь США Г. Киссинджер, который поставил египетскому лидеру примерно такое условие: убирайте из страны русских, и Америка будет выплачивать вам ежегодно 3 миллиарда долларов для поднятия экономики и укрепления обороны.

7 июля 1972 г. советский посол В. Виноградов прибыл в резиденцию А. Садата, чтобы довести до египетского руководства содержание беседы Л. Брежнева с американским президентом Р. Никсоном, где частично обсуждалась ближневосточная проблема. СССР в очередной раз подтверждал свою решимость защищать справедливое дело арабских народов, заявлял о готовности вести переговоры с США о сокращении поставок вооружений на Ближний Восток. Когда В. Виноградов закончил, Садат нервно спросил: «Это все?» - «Да, все» - ответил посол. - «Ну так вот, - без перехода начал египетский президент. - Я решил отказаться от услуг советских военных. Они нам больше не нужны. Пусть возвращаются домой, отдыхают... Обсуждение излишне. Я уже принял решение. Советские военные должны немедленно уехать...»

Вывод советских войск из Египта. Тут же были обнародованы цифры и даты. Их общий смысл сводился к следующему: к 17 июля 15 тысяч советских специалистов должны быть за пределами Египта. Из страны вывозится все вооружение, которое использовалось непосредственно советскими военнослужащими. Правда, через несколько дней Садат чуть подкорректировал свои требования и стал настаивать на передаче египетской стороне всего поставленного из СССР оружия и боевой техники. Вскоре американские эксперты буквально наводнили египетские части ПВО, начав «знакомиться» с технической документацией с советским грифом «Совершенно секретно». Одновременно в местных средствах массовой информации началась кампания, смысл которой сводился к тому, что СССР, проникнув в Египет в силу стечения обстоятельств, больше думал о распространении собственной коммунистической идеологии, чем о военной стороне дела, поставляя в страну «второсортное оружие», чего нельзя сказать об американцах, сумевших оснастить Израиль первоклассной боевой техникой. (Реально даже в Советском Союзе далеко не каждая воинская часть имела оснащение, сравнимое с тем, что было в Египте). К слову сказать, советская военная помощь Египту с 1965 по 1972 г. обошлась в 3200000000 долларов.

Высылка советского военного персонала из Египта была воспринята в Москве со смешанными чувствами. Конечно, это было политическое поражение, проигрыш по всем статьям. Потеря военных позиций в такой стратегически важной стране, как Египет, ложилась тяжелым пятном на советский престиж, особенно в странах «третьего мира». Даже сама форма, в какой стала происходить эвакуация советских военнослужащих, была оскорбительной: в конце концов, их направляли в «служебную командировку» по настоятельной просьбе египетского руководства. Но одновременно пришло и чувство облегчения.

Как встречали на родине. Отправляли советских военнослужащих самолетами Ан-12, Ан-22, Ил-18 и Ил-62 а также теплоходами в Севастополь и Одессу. Солдаты и офицеры ждали торжественного приема, встречи с родными и близкими. Однако... порты оказались оцепленными вооруженными людьми в штатском. Всех строили и в сопровождении автоматчиков отводили в военные городки. Было запрещено звонить по телефону, ходить в туалет без сопровождения охраны, делиться с кем-либо из местного персонала любыми впечатлениями от заграничной командировки... На четвертые сутки после соответствующих инструктажей, проводившихся офицерами особого отдела, «воинов-интернационалистов» начали откомандировывать к местам постоянной службы.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий