Геополитическая характеристика Кавказско-Каспийского региона

Политико-географические параметры Кавказско-Каспийского региона. Факторы, определяющие главные задачи Кавказско-Каспийской геополитики России. Роль Кавказско-Каспийского геостратегического региона в мировой политике и в политической стратегии России.

Реферат на тему: «Геополитическая характеристика Кавказско-Каспийского региона»

Содержание

Введение

1. Политико-географические параметры Кавказско-Каспийского региона

2. Геополитическая идентификация Кавказско-Каспийского региона

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Актуальность выбранной темы обозначена тем, что за последнее десятилетие Кавказ и в более широком плане Кавказско-Каспийский регион, долгое время считавшийся далекой периферией геополитических интересов ведущих государств мира, чуть ли не в одночасье оказался в центре соперничества различных стран и политических сил, поскольку стал рассматриваться в качестве источника баснословных природных ресурсов, прежде всего углеводородного сырья. Углеводородные ресурсы региона на глазах превратились в одну из стержневых проблем современной международной политики. Наряду с энергоресурсами регион богат запасами таких полезных ископаемых, как железные, медные и хромовые руды, глауберова соль, хлориды, фосфориты, асбест и так далее, а также биоресурсами. В Каспийском море сосредоточено около 90 % мировых запасов осетровых рыб. Кавказско-Каспийский регион имеет большие перспективы стать важным узлом комплексных трансконтинентальных транспортных систем по линии Юг-Север и Восток-Запад.

Он превратился в эпицентр широкомасштабных событий и процессов всемирно-исторического значения. Неожиданно здесь завязались многосложные узлы местных, региональных и глобальных интересов. Все это делает Кавказско-Каспийскую региональную систему политических отношений важным перекрестком для нескольких крупномасштабных проектов, требующих сотрудничества стран всего континента.

Цель работы дать геополитическую характеристику Кавказско-Каспийского региона.

Для достижения поставленной цели необходимо рассмотреть ряд задач:

- описать политико-географические параметры Кавказско-Каспийского региона;

- провести геополитическую идентификацию Кавказско-Каспийского региона.

1. Политико-географические параметры Кавказско-Каспийского региона

Сегодня Кавказско-Каспийский регион находится в фокусе интересов России, Западной Европы, США, а также влиятельных государств Востока - Ирана и Турции и других государств, претендующих на роль региональных лидеров. Растущее внимание региону уделяют Китай, Япония и другие государства. Все это делает Кавказско-Каспийскую региональную систему политических отношений важным перекрестком для нескольких крупномасштабных проектов, требующих сотрудничества стран всего континента.

Кавказско-Каспийский регион связан с Россией качественно более тесными историческими, экономическими, политическими и культурными отношениями, нежели с Западом. С другой стороны, российская геополитика на Северном Кавказе является пассивной, тогда как США, НАТО и Европейский Союз целенаправленно реализуют здесь свои политические интересы.

Кавказско-Каспийский регион занимает в геополитике стратегическую нишу. С географической точки зрения Кавказско-Каспийский регион это:

-во-первых, плацдарм, стягивающий на себя Черноморское и Каспийское морские пространства;

-во-вторых, с военно-стратегической точки зрения - важнейший плацдарм для давления и наступления в любом направлении, на любую страну не только данного региона, но и прилегающих регионов;

-в-третьих - это плацдарм для контроля над коммуникациями;

-в-четвёртых, с экономической точки зрения - это не только мировой перекресток транспортных путей по осям Восток-Запад, Север-Юг, но и регион с прилегающими к нему огромными углеводородными ресурсами.

Министерство энергетики США оценивает ресурсы Каспийского бассейна в следующих цифрах:

-нефть - от 17 до 33 млрд. баррелей, потенциальные запасы 230 млрд. баррелей (около 27,5 млр.т.);

-газ - разведано 232 трлн. куб. футов, потенциально 350 трлн. куб. футов. Таким образом, Каспийский регион Государственным департаментом США определяется как «наиболее значительный игрок на мировом нефтяном рынке в предстоящем десятилетии». Как заметил бывший госсекретарь США Д. Бейкер, «в XXI в. каспийская нефть может иметь такое же значение для индустриального мира, какое сегодня имеет нефть Персидского залива»[1] .

Кавказско-Каспийский регион долгое время был периферийным и не играл сколько-нибудь активной роли в геополитической стратегии ведущих участников международного процесса. Его становление в качестве самостоятельной общности явилось следствием распада СССР и последующего ослабления позиций России в южных постсоветских государствах. Стремление республик Закавказья и Центральной Азии закрепить новый, суверенный статус послужило для крупных мировых и региональных политических сил поводом для начала целенаправленных действий по вовлечению этих стран в сферу своего влияния. Процесс осознания центрально-азиатскими и закавказскими республиками своей независимости от России, являющийся базовым условием для реализации целого ряда интересов ведущих государств и негосударственных факторов, во многом инициировался и координировался последними.

В настоящее время Кавказско-Каспийский регион притягивает к себе практически всех ведущих мировых геополитических игроков. Особый интерес со стороны многих ведущих держав мира связан не только и не столько с наличием огромных запасов углеводородного сырья, но и с тем, что регион постепенно становится ключевым в геостратегии мировых конкурирующих сил. Возрастающая напряженность в регионе неизбежное следствие геополитической ситуации, способствующей геостратегической конкуренции.

Необходимо отметить, что Кавказско-Каспийский регион имеет ряд особенностей, которые влияют на национальную безопасность России:

-специфические национальные особенности народов, проживающих на Северном Кавказе;

- высокий риск обострения этнических и религиозных проблем;

- долговременная основа для возникновения внутренних вооруженных конфликтов;

-непрекращающиеся попытки Запада формировать и поддерживать прозападную ориентацию в южно-кавказских и центрально-азиатских государствах.

Исключительно важной, ключевой геополитической проблемой оказывающее существенное значение в процессах политической интеграции является «Геополитический статус Каспийского моря». Длительные дискуссии по поводу международно-правового статуса Каспия привели лишь к тому, что он приобрел статус «моря раздора». Суть проблемы заключается в том, что Каспийская пятерка никак не может разделить самое большое в мире озеро (которое давно уже принято именовать морем), а с ним и его недра, в частности, нефть.

С точки зрения нормы международного морского права, Каспий относится к закрытым (замкнутым) морям. В соответствии с этой классификацией возможны два подхода к управлению им[2] :

а) либо посредством деления на национальные сектора,

б) либо путем совместного управления.

Общей, принципиальной основой для всех стран-участниц многочисленных переговоров является убеждение в том, что:

а) характер международного взаимодействия на Каспийском море - проблема глобальная;

б) обеспечение сотрудничества всех прибрежных государств на Каспии необходимо, для реализации этого целесообразно создание центра регионального сотрудничества;

в) взаимодействие осуществимо только на основе полного паритета всех прикаспийских государств.

Кавказско-Каспийский регион относится к типу «функциональных» регионов и его формирование было призвано способствовать решению задач целого ряда политических факторов. Концепция региона изначально формулировалась как инструмент экспансионистских устремлений крупных западных держав, связанных с проникновением на ранее «закрытое» постсоветское пространство.

Представляя основные геополитические образы Кавказско-Каспийского региона следует выделить следующие[3] :

- образы «энергетической кладовой»,

- «транспортного коридора»,

- «буферной зоны»,

- «зоны нестабильности».

Взаимодействие этих и других образов пространства формирует несколько концептуальных границ региона, иногда совпадающих с государственными, а иногда пересекающих их. Каждый из таких образов, являясь результатом осмысления собственных интересов и пространственных реалий, оказывает серьезное влияние на динамику политических процессов в регионе, во многом предопределяя становление и задавая вектор развития региональной системы политических отношений.

Вместе с тем ситуация, сложившаяся в последние годы в Кавказско-Каспийском регионе, приобретает все более глобальную значимость. Чрезвычайно актуальными становятся проблемы нефти и газопроводов, условия добычи минералов, а также развернувшееся геополитическое соперничество региональных и мировых держав.

Ситуация усугубляется еще и тем, что в стратегическом плане прилегающая к региону территория России имеет низкий уровень промышленного развития, отставание по большинству социально-экономических показателей, высокий уровень безработицы, теневой экономики и организованной преступности. Все это негативно сказывается на безопасности России, особенно с позиций возможного повышения роли Кавказско-Каспийского региона в перспективе.

Сегодня напряженность усиливается из-за активного военного, политического и экономического проникновения США и НАТО в Грузию, Азербайджан и в перспективе в Армению[4] .

Отсутствие должного внимания к вопросам Кавказско-Каспийского региона со стороны прежнего руководства страны после распада Советского Союза привело к тому, что Россия едва не утратила свое влияние в этом стратегически важном месте. Отчасти этим объясняется тот факт, что в регионе получил определенное распространение религиозный экстремизм, и мы являемся свидетелями попыток международного терроризма пустить свои корни в прикаспийских регионах.

Высокая значимость Кавказско-Каспийского региона в аспекте российских национальных интересов предопределяется тем, что Россия является и прикаспийским государством, и территорией потенциального и реального транзита каспийских энергоресурсов, и государством, в значительной степени включенным в глобальный уровень политики. Занимаемое Россией положение сопряжено с особыми сложностями, но одновременно создает для нее дополнительные возможности - как в исследуемом регионе, так и за его пределами. При этом ситуация в регионе характеризуется стремительным развитием острых политических процессов, радикализацией общественно-политической жизни, активным внешним вмешательством в региональные события, что ставит под угрозу политическую стабильность и на прилегающих российских территориях.

В Кавказско-Каспийском регионе у России можно уже сегодня обозначить как минимум три варианта геополитического сценария:

Неблагоприятный - уход России из региона в качестве активного и самостоятельного геополитического игрока. При этом варианте Россия становится проводником чужих идей и интересов, а Каспий попадает в зону международных отношений «третьих стран», заочно решающих его судьбу. При такой ситуации страны-субъекты региона полностью устраняются из непосредственного живого диалога и становятся марионеточными.

Благоприятный - Россия становится игроком-лидером и через Каспий выходит в зону Индо-Персидского региона. Данный вариант будет свидетельствовать о полном вовлечении Ирана в российскую геостратегическую игру и усиления конфронтации с США.

Средний (промежуточный) вариант - сохранение в Кавказско-Каспийском регионе многополярности и усиления напряженности в деле урегулирования так называемого «каспийского узла».

Факторы, определяющие первоочередные задачи кавказско-каспийской геополитики России, таковы[5] :

- обладание энергетическими ресурсами Каспия, в разработку которых уже сделаны значительные капиталовложения;

- поддержание конкурентоспособности российских маршрутов вывода энергоносителей на мировой рынок;

- модернизация трубопроводов и диверсификация их направлений;

- определение правового статуса Каспия путем соглашения всех 5 приморских стран;

- недопущение в Каспийский бассейн ВМС внешних для него стран либо всемерная локализация ущерба от их появления;

- модернизация транспортных коммуникаций;

- противодействие военно-политическим угрозам, содействие в разрешении региональных конфликтов;

- сохранение и рациональное управление природной средой Каспия.

При анализе места и роли Кавказско-Каспийского геостратегического региона как в мировой политике, так и в политической стратегии России следует рассматривать как единое целое безотносительно к государственным, административным, этнонациональным и иным границам, разделяющим его изнутри. Обоснованность такого подхода определяется общностью тесных многовековых экономических, культурных, политических и иных связей, исторических судеб, близостью форм, стандартов и стереотипов повеления, особенностями менталитета и другое. У народов Кавказа есть и общие дела, интересы, особенно в обеспечении и поддержании в регионе мира и стабильности, преодолении последствий войн и конфликтов, предотвращении нового витка конфронтации, защите его этнокультурного и природно-экологического своеобразия.

2. Геополитическая идентификация Кавказско-Каспийского региона

Хроническая военно-политическая нестабильность последнего десятилетия на Кавказе и нагнетаемые на этом фоне страхи распада региона, его т.н. балканизации и т.п. привлекает к региону пристальное внимание региональных держав, мировых центров силы, суб- и транснациональных политических авантюристов, международных терорристических организаций, иностранных спецслужб. По-видимому, всем им кажется, что Кавказ и весь Черноморско-Каспийский регион могут стать для них легкой добычей[6] .

Традиционное значение Кавказа и Каспия определяется прежде всего его промежуточным положением на стыке культур и цивилизаций, на важном перекрестке транспортных путей Восток-Запад, Север-Юг. Кавказ как евразийское пограничье на протяжении двух-трех последних тысячелетий являлся ареной соперничества континентальных империй. История борьбы за Северный Кавказ между Россией, Турцией и Ираном насчитывает несколько столетий. Начиная с ХIХ в. в эту борьбу стали вмешиваться государства Запада, а с конца ХХ в., наряду с новой активизацией роли Турции и Ирана, усилилось участие в региональных процессах государств из Ближнего и Среднего Востока. При этом участники кавказской интриги преследуют различные цели и реализуют собственные стратегии.

Кавказско-Каспийский регион как геополитическая конструкция, с одной стороны, есть последствие цепной реакции распада СССР, а с другой – результат целенаправленных усилий (проектирования) ряда региональных, нерегиональных, глобальных политических и экономических акторов, направленных на политическое и экономическое доминирование в данном геостратегическом районе посредством различного рода экспансий: экономической, духовно-культурной, информационной.

Специфика Кавказско-Каспийский геополитического конструкта определяется его приграничным положением, близостью к южному флангу НАТО, непосредственным соседством с Закавказьем и Центральной Азией, выходами к Каспийскому и Черному морям; близостью территории региона к нефтяным запасам и к транснациональным евроазиатским транспортным коммуникациям и энергомостам; особой стратегической значимостью региона для РФ; наивысшей концентрацией субъектных административно-территориальных образований в регионе с высокой плотностью населения, наличием в пределах его границ очагов общественно-политической нестабильности, межнациональных и религиозных противоречий[7] .

Современная конфигурация Кавказско-Каспийской системы политических отношений определяется геополитическими (военно-стратегическими, логистскими), экономическими, этноконфессиональными, демографическими и экологическими факторами, причем экономическая составляющая отношений не является простой проекцией геополитической, так как ряд промышленных транснациональных групп используют конфликтогенную составляющую этих факторов для достижения узкокорпоративных интересов. Специфика конфигурации политических отношений в данном регионе обусловлена, с одной стороны, общностью экономических, культурных, политических и иных связей, исторических судеб, близостью форм, стандартов и стереотипов поведения и мышления региональных акторов, а с другой - столкновением глобализационных векторов - неолиберального, исламского, китайского.

Внутренний контур политико-интеграционных отношений в Кавказско-Каспийском регионе определяется процессами внутригосударственной, межрегиональной и межпартийной политической интеграции, приводящими к тому, что проекты, планируемые как интеграционные для одних региональных авторов, расцениваются другими как дезинтеграционные, поскольку в структуре мотивации внутрирегиональных политических субъектов доминируют мотивы неэкономического характера (историческая память о конфликтах и др.). Политическая интеграция в Кавказско-Каспийском регионе является необходимым предусловием экономической, что определяет специфику интеграционных процессов в данном региональном пространстве.

Внешний контур политико-интеграционного развития региона, специфика реализовывающихся политических проектов определяются системой геополитических интересов разнополярных авторов. При всем многообразии интеграционных проектов в Кавказско-Каспийском регионе наиболее значима их «поляризация» на основе оппозиции «российских» и «антироссийских» геополитических интересов.

Условиями успеха российской региональной политики являются: конструирование образа экономически и политически развитой страны, обладающей глубокими корнями в регионе, ответственной за его судьбы и играющей роль «моста», «гаранта» мирного «диалога цивилизаций»; упреждающая активность, направленная на идеологическое и институциональное объединение реализуемых под российской эгидой интеграционных проектов; вовлечение в сферу своего влияния неантагонистически ориентированных по отношению к ней авторов.

Заключение

Таким образом, нынешние геополитические процессы, происходящие на Северном Кавказе, со всей очевидностью показали провал прежней кавказской политики России. На протяжении всего последнего периода она характеризовалась колебаниями и непоследовательностью, ошибками в оценке ситуации и сомнительными решениями, отсутствием политической воли в достижении поставленных целей. В настоящее время идет сложный процесс осмысления концепции кавказской политики России применительно к жизнедеятельности ЮФО, в частности, Северокавказского региона. При этом западное сообщество активно старается участвовать в кавказских делах, ведет поиск и навязывает свое видение региональной системы коллективной безопасности, предлагает новые формы сосуществования народов, подталкивая процессы в выгодном для себя направлении.

Сегодня ситуация на Юге заметно меняется. Это связано с началом реформы власти в России, укреплением ее вертикали, повышением эффективности действий власти. Предпринимаются шаги по оздоровлению основ российского федерализма. Приводятся в соответствие с российской Конституцией и федеральными законами конституции и законодательные акты субъектов Федерации. Москва старается внимательно отслеживать происходящие в округе события и тенденции и своевременно принимать такие меры, которые не дали бы раскачать общественно-политическую ситуацию, не позволяли развиваться необратимым, деструктивным процессам.

Геополитический аспект международных отношений применительно к ЮФО - лишь одна из сторон сложного взаимодействия интересов многочисленных участников, вовлеченных в происходящие в регионе процессы. Как показывают события, эти процессы имеют как внутренние, так и внешние корни.

Чтобы быть эффективной, российская политика на Юге страны в ее геополитическом измерении должна опираться на ясно сознаваемые и отчетливо выраженные национальные российские интересы, преследовать четко определенные цели и иметь реалистическую стратегию их достижения. Если интерес России состоит в сохранении территориальной целостности и укреплении общенационального единства, то главным направлением государственной политики должно стать активное развитие федеративных отношений. Вялое реагирование на быстро меняющуюся ситуацию - худший вариант действий.

Задача российской внешней политики и дипломатии - создание благоприятных внешних предпосылок для реализации главных целей, то есть сохранения целостности государства и укрепления его единства. Для этого необходимо выработать и реализовать единую скоординированную стратегию применительно к ЮФО и кавказскому региону.

Ее основными направлениями могли бы стать:

Повышение заинтересованности иностранного капитала в стабилизации ситуации на Северном Кавказе; привлечение западных нефтяных и газовых компаний к реализации коммерческих проектов на территории Юга России, включая строительство трубопроводов, эксплуатацию ресурсов российского шельфа Каспия, реконструкция и строительство портов на российском побережье Черного и Каспийского морей; максимальное использование транзитного потенциала Юга России, активизация участия России в проектах ТРАСЕКА; развитие, в том числе с участием иностранного капитала, транспортной, коммуникационной и рекреационной инфраструктуры региона; реализация в дополнение к ТРАСЕКА инициативы о развитии транзитных связей через территорию Юга России и Кавказа в меридиональном направлении; вовлечение территорий ЮФО в проекты, осуществляемые в рамках Черноморского экономического сотрудничества; нормализация отношений с непосредственными соседями - государствами Закавказья, восстановление доверительных отношений с Грузией, создание условий для восстановления прежнего пограничного режима; активизация усилий по урегулированию грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов; достижение договоренностей о возобновлении транспортных коммуникаций Север-Юг через территорию Абхазии. В отношениях с Грузией и Азербайджаном Россия в полной мере должна использовать тот экономический аргумент, что до сих пор одним из основных источников жизнеобеспечения населения Азербайджана и Грузии являются не международные нефтепроекты, а торгово-предпринимательская деятельность азербайджанцев и грузин на территории России. Именно российский рынок, а не каспийская нефть останутся основным источником развития этих стран и в будущем.

Необходимы дальнейшее укрепление полномасштабного и всестороннего сотрудничества с Арменией; институциализация постоянного политического диалога с Ираном и Турцией, создание предпосылок для понимания руководством этих стран пользы стратегического взаимопонимания с Россией; введение в практику регулярных консультаций на уровне генеральных штабов; осуществление комплекса мер, направленных на превращение традиционного ислама на Северном Кавказе в союзника в борьбе с терроризмом и экстремизмом.

Обеспечение внешнеполитических интересов России в связи с Северным Кавказом требует координации усилий федерального Центра и регионов ЮФО. Не политика преимуществ для одних народов и ущемления других, а политика культурного плюрализма и уважения гражданских прав должна лежать в основе общественного устройства, стремящегося избежать кризисов и конфликтов.

Список использованной литературы

1. Аббасбейли А.Н. Проблемы военно-политической безопасности стран каспийского бассейна// Каспийский регион: политика, экономика. культура. - 2007. - № 4. - С. 11.

2. Буянов B.C. Россия и Кавказский регион // Геополитика: Учебник / Под общ. ред. В.А. Михайлова; Отв. ред. Л.О. Терновая, С.В. Фокин. – М.: Изд-во РАГС, 2007. – С 197–218.

3. Буров А.А. Специфика Кавказско-Каспийского региона как геополитической конструкции // Ученые записки №4, 2008 – С. 6.

4. Буров А.А. Характеристика внутреннего контура политико-интегрированных отношений Кавказско-Каспийского региона // Вестник ПГЛУ. - 2008. - №3. - С. 353 - 359.

5. Буров А.А. Реалии и тенденции интеграционного развития Кавказско-Каспийского региона // Каспийский регион. - 2009. - №1(18). - С. 73 - 79.

6. Военно-политическая обстановка в зоне Южного федерального округа России. // Доклад подготовлен экспертами Объединенного бюро информации и стратегических оценок "Вектор" // Журнал теории и практики Евразийства №12. 2001

7. Гусейнов В. Каспийская проблема: геополитические и экономические аспекты // Вестник аналитики. 2001. № 2. С. 89-144.

8. Исаев Б.А. Геополитика: Хрестоматия. – СПб.: Питер, 2007. – 512 с.:

9. Жильцов С.С., Зонн И.С., Ушков А.М. Геополитика Каспийского региона. - М., 2003. – 280 с.

10. Михайлов В.А. Международные аспекты политики России в Кавказском регионе // Россия в мировой политике. М., 2002.

11. Эжиев И.Б. Геополитика Каспийского региона - М.: Изд-во Андалус. 2007. – 208 с.


[1] Буров А.А. Специфика Кавказско-Каспийского региона как геополитической конструкции // Ученые записки №4, 2008 – С. 6.

[2] Жильцов С.С., Зонн И.С., Ушков А.М. Геополитика Каспийского региона. - М., 2003. – 280 с.

[3] Гусейнов В. Каспийская проблема: геополитические и экономические аспекты // Вестник аналитики. 2001. № 2. С. 89-144.

[4] Аббасбейли А.Н. Проблемы военно-политической безопасности стран каспийского бассейна// Каспийский регион: политика, экономика. культура. - 2007. - № 4. - С. 11.

[5] Буров А.А. Специфика Кавказско-Каспийского региона как геополитической конструкции // Ученые записки №4, 2008 – С. 6.

[6] Военно-политическая обстановка в зоне Южного федерального округа России. // Доклад подготовлен экспертами Объединенного бюро информации и стратегических оценок "Вектор" // Журнал теории и практики Евразийства №12. 2001

[7] Буров А.А. Характеристика внутреннего контура политико-интегрированных отношений Кавказско-Каспийского региона // Вестник ПГЛУ. - 2008. - №3. - С. 353 - 359.