регистрация / вход

Информационные войны современности

Сущность информационной войны, закономерности ее ведения и используемое оружие. Виды информационных атак и их отличительные признаки. Средства внешнеполитической пропаганды и их место в современных военных конфликтах с участием Российской Федерации.

КУРСОВАЯ РАБОТА

по предмету «Коммуникационный менеджмент»

на тему: «Информационные войны современности »

Содержание

Введение

1. Основы ведения информационной войны

1.1 Понятие «информационная война»

1.2 Виды информационных атак

1.3 Средства информационной войны

2. Внешнеполитическая пропаганда

Заключение

Список литературы


Введение

Технологическая революция привела к появлению термина «информационная эра» из-за того, что информационные системы стали частью нашей жизни и изменили ее коренным образом. Информационная эра также изменила способ ведения боевых действий, обеспечив командиров беспрецедентным количеством и качеством информации.

Теперь командир может наблюдать за ходом ведения боевых действий, анализировать события и доводить информацию.

Следует различать войну информационной эры и информационную войну. Война информационной эры использует информационную технологию как средство для успешного проведения боевых операций. Напротив, информационная война рассматривает информацию как отдельный объект или потенциальное оружие и как выгодную цель.

Технологии информационной эры сделали возможной теоретическую возможность – прямое манипулирование информацией противника.


1. Основы ведения информационной войны

1.1 Понятие «информационная война»

На концептуальном уровне можно сказать, что государства стремятся приобрести информации, обеспечивающую выполнение их целей, воспользоваться ей и защитить ее. Эти использование и защита могут осуществляться в экономической, политической и военной сферах. Знание об информации, которой владеет противник, является средством, позволяющим усилить нашу мощь и понизить мощь врага или противостоять ей, а также защитить наши ценности, включая нашу информацию.Информационное оружие воздействует на информацию, которой владеет враг и его информационные функции. При этом наши информационные функции защищаются, что позволяет уменьшить его волю или возможности вести борьбу. Потом дадим определение информационной войне – это любое действие по использованию, разрушению, искажению вражеской информации и ее функций; защите нашей информации против подобных действий; и использованию наших собственных военных информационных функций.Это определение является основой для следующих утверждений. Информационная война – это любая атака против информационной функции, независимо от применяемых средств. Бомбардировка АТС – операция информационной войны. То же самое можно сказать и про вывод из строя программного обеспечения компьютера АТС.Информационная война – это любое действие по защите наших собственных информационных функций, независимо от применяемых средств. Укрепление и оборона здания АТС против бомбардировок – тоже часть информационной войны. То же самое можно сказать и про антивирусную программу, которая защищает программное обеспечение АТС.Информационная война – только средство, а не конечная цель, аналогично тому как бомбардировка – средство, а не цель.Информационную войну можно использовать как средство для проведения стратегической атаки или противодействия.Военные всегда пытались воздействовать на информацию, требующуюся врагу для эффективного управления своими силами.Обычно это делалось с помощью маневров и отвлекающих действий. Так как эти стратегии воздействовали на информацию, получаемую врагом, косвенно путем восприятия, они атаковали информацию врага косвенно. То есть, для того чтобы хитрость была эффективной, враг должен был сделать три вещи:* наблюдать обманные действия* посчитать обман правдой* действовать после обмана в соответствии с целями обманывающего.Тем не менее, современные средства выполнения информационных функций сделали информацию уязвимой к прямому доступу и манипуляции с ней. Современные технологии позволяют противнику изменить или создать информацию без предварительного получения фактов и их интерпретации. Вот краткий список характеристик современных информационных систем, приводящим к появлению подобной уязвимости: концентрированное хранение информации, скорость доступа, повсеместная передача информации, и большие возможности информационных систем выполнять свои функции автономно. Механизмы защиты могут уменьшить, но не до нуля эту уязвимость.

1.2 Виды информационных атак

Как ранее говорилось, существует два способа повлиять на информационные функции врага – косвенно или напрямую.Проиллюстрируем разницу между ними на примере. Пусть нашей целью является заставить врага думать, что авиаполк находится там, где он совсем не находится, и действовать на основании этой информации таким образом, чтобы это было выгодно нам.Косвенная информационная атака: используя инженерные средства, мы можем построить макеты самолетов и ложные аэродромные сооружения, и имитировать деятельность по работе с ними. Мы полагаемся на то, что противник будет наблюдать ложный аэродром и считать его настоящим. Только тогда эта информация станет той, которую должен иметь противник по нашему мнению.Прямая информационная атака: если мы создаем информацию о ложном авиаполке в хранилище информации у противника, то результат будет точно такой же. Но средства, задействованные для получения этого результата, будут разительно отличаться.Другим примером прямой информационной атаки может быть изменение информации во вражеской базе данных об имеющихся коммуникациях в ходе боевых действий (внесение ложной информации о том, что мосты разрушены) для изоляции отдельных вражеских частей. Этого же можно добиться бомбардировкой мостов. И в том, и в другом случае вражеские аналитики, принимая решение на основе имеющейся у них информации, примут одно и то же решение – производить переброску войск через другие коммуникации. 1.3 Средства информационной войны

Бурное развитие электронной техники, в первую очередь вычислительной, и ее все более глубокое проникновение во все сферы жизни, включая государственное и военное управление, обусловили появление в последнее время принципиально нового вида противоборства государств – информационного (концепция ведения «информационной войны»).

Под термином «информационная война» понимается комплекс мероприятий, направленных на предотвращение несанкционированного использования, повреждения или уничтожения элементов собственной информационной инфраструктуры (ИИ), а также использование, нарушение целостности или уничтожение элементов ИИ противника в целях обеспечения информационного превосходства в мирное время, а также на различных этапах подготовки и ведения боевых действий.

Для ведения информационной войны разрабатываются специфические средства, которые могут быть оборонительными и наступательными.

Потребность в создании именно многоуровневой системы защиты связана с тем, что взаимосвязь всех перспективных информационных систем предполагается осуществить через средства единой для пользователей любого уровня глобальной коммуникационной сети. Разрабатываемые средства (сетевые шифраторы, комплект программных технических средств) должны будут обеспечивать проверку законности доступа к информационным ресурсам, идентификацию пользователей, регистрацию всех действий потребителей и персонала с возможностью оперативного и последующего анализа, а также необходимый уровень конфиденциальности.

По способам внедрения в состав информационных ресурсов противника и воздействия на них наступательные средства программно-технического воздействия (СПТВ) подразделяются на следующие классы:

- «логическая бомба» – скрытая управляющая программа, которая по определенному сигналу или в установленное время приходит в действие, уничтожая или искажая информацию, воспрещая доступ к тем или иным важным фрагментам управляющего информационного ресурса или дезорганизуя работу технических средств. Подобное вмешательство в АСУ войсками и оружием может коренным образом повлиять на ход и исход боя, операции;

- «программный вирус» – специализированный программный продукт, способный воспроизводить логические бомбы и внедрять их дистанционно в информационные сети противника, самостоятельно размножаться, прикрепляться к программам, передаваться по сети;

- «троянский конь» – программа, внедрение которой позволяет осуществить скрытый несанкционированный доступ к информационному массиву противника для добывания разведывательной информации;

- нейтрализатор тестовых программ, обеспечивающий сохранение естественных и искусственных недостатков программного обеспечения (ПО);

- преднамеренно созданные, скрытые от обычного пользователя интерфейсы для входа в систему, вводимые в ПО разработчиками с корыстными или диверсионно-подрывными целями;

- малогабаритные устройства, способные генерировать ЭМИ высокой мощности, обеспечивающий вывод из строя радиоэлектронной аппаратуры.

В качестве первоочередных объектов применения СПТВ с точки зрения нанесения максимально возможного ущерба могут рассматриваться информационные элементы систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства, пунктов управления высшего звена и обслуживающих их вычислительных центров и узлов связи. В мирное время подобного рода воздействие может оказываться на такие важные для государства цели, как банковская система, система управления воздушным движением, а также психологическое воздействие на население государства – противника (особенно в приграничных районах) с помощью средств радио- и телевизионного вещания.

К характерным чертам СПТВ можно отнести радикальность и псевдоизбирательность действия, универсальность, скрытность, внезапность, экономичность, многовариантность и свободу пространственно-временного маневра.


2. Внешнеполитическая пропаганда

После начала грузинской агрессии 8 августа 2008 года президент России Д.А. Медведев, прервав отпуск, принимает решение: военной силой прекратить геноцид осетинского народа и принудить грузинское руководство к миру. Для Саакашвили и его заокеанских покровителей действия России стали полной неожиданностью. Ожидали дипломатических заявлений, а в ответ на агрессию против Южной Осетии и убийство российских миротворцев регулярные российские воинские части с тяжелой боевой техникой – танками, гаубицами, системами залпового огня, авиацией – перешли Рокский перевал. Российские войска вошли не только в Южную Осетию, народ которой в августе 2008 года подвергся огню на уничтожение со стороны грузинских вояк, действовавших поистине с жестокостью фашистов, но и в Абхазию, чтобы предотвратить возможность повторения югоосетинской трагедии.

После наказания агрессора в соответствии с нормами международного права непрерывно наращивается информационное давление на нашу страну, которая защитила осетинский народ от уничтожения. По сути, в августе 2008 года против России была развернута грязная информационная война. Активное участие в ней принимали, прежде всего, американские и британские СМИ. В материалах CNN, Би-би-си и ряда других СМИ доминировали антироссийские материалы. В США, Великобритании и некоторых других странах усилились попытки негативного формирования образа России.

Агрессивная антироссийская пропаганда пытается навязать мировому сообществу отрицательные информационные клише о России. К сожалению, «пятидневная августовская война» на Кавказе показала нашу несостоятельность в отстаивании своих целей и интересов в мировом информационном пространстве.

Поэтому России в ближайшее время нужно сформулировать и дать адекватный информационный ответ, в первую очередь – на европейском и постсоветском пространстве. Прошедшее после «пятидневной августовской войны» на Кавказе время показало, что пока российская политическая элита пытается сделать соответствующие выводы после информационной агрессии США, Великобритании и ряда других стран против России. Прошло несколько публичных мероприятий с участием ведущих российских экспертов, на которых анализировался ход информационной войны против России (17 сентября 2008 года – организованный Общественной палатой круглый стол «Информационная агрессия против России: методы противостояния», 2 октября 2008 года – организованная партией «Справедливая Россия» международная конференция «Информационные войны в современном мире»).

Главная проблема, которая была очевидной в ходе дискуссий, – это явная недооценка роли информационного противоборства современной российской политической элитой в условиях усиления глобальной экономической и геополитической конкуренции в мире.

После принуждения Грузии и ее заокеанских покровителей к миру геополитическая и геоэкономическая роль России в мире во многом будет определяться тем, сможет ли она создать эффективную систему информационного противоборства. Время требует одновременного создания мощных информационно-аналитических и информационно-пропагандистских структур, предназначенных для реализации информационных моделей урегулирования конфликтов.

По нашему мнению, следует различать информационное противоборство (борьбу) в широком (во всех сферах) и узком смысле слова (в какой-либо сфере, например, в политической).

Информационное противоборство (борьба) – форма борьбы сторон, представляющая собой использование специальных (политических, экономических, дипломатических, военных и иных) методов, способов и средств для воздействия на информационную среду противостоящей стороны и защиты собственной в интересах достижения поставленных целей.

Основные сферы ведения информационного противоборства:

– политическая,

– дипломатическая,

– финансово-экономическая,

– военная,

– космическая.

Следует выделить два вида информационного противоборства (борьбы): информационно-техническое и информационно-психологическое.

При информационно-техническом противоборстве главные объекты воздействия и защиты – информационно-технические системы: системы передачи данных (СПД), системы защиты информации (СЗИ) и так далее.

При информационно-психологическом противоборстве главными объектами воздействия и защиты являются:

1. Система принятия политических и экономических решений.

2. Система формирования общественного сознания.

3. Система формирования общественного мнения.

4. Психика политической элиты и населения противостоящих сторон.

Информационное противоборство включает три составные части: стратегический анализ, информационное воздействие и информационное противодействие.

России следует незамедлительно рассмотреть возможность создания специального организационно-управленческого и информационно-аналитического механизма (инструмента), который сможет выполнять организационно-управленческие и информационно-аналитические функции по разработке и проведению информационных операций (оборонительных и наступательных).

Назрела необходимость создания в России системы информационного противоборства, частью которой должна стать внешнеполитическая пропаганда.

России для того, чтобы выигрывать информационные войны, необходимо создать специальные организационно-управленческие и аналитические структуры для противодействия информационной агрессии против нашей страны.

Ключевые компоненты системы:

1. Совет по публичной дипломатии, включающий представителей госструктур, медиасообщества, бизнеса, политических партий, НПО и т.д. Российский Совет по публичной дипломатии может возглавлять премьер-министр В.В. Путин.

В составе совета могут быть: советник президента России по вопросам информационно-пропагандистской деятельности, руководители информационно-аналитических управлений администрации президента России, секретарь Совета безопасности, министр иностранных дел, министры информации и культуры, руководители комитетов по международным делам Госдумы и Совета Федерации, руководители ведущих общенациональных СМИ, деятели науки, образования и культуры, представители политической элиты России.

Все действия во внешнеполитическом медиапространстве должны быть скоординированы. Кроме этого, к процессу информационного сопровождения официальной российской внешнеполитической линии должен подключиться и крупный бизнес. Сегодня ни одна крупная российская компания, имея колоссальные прибыли, не в состоянии защитить свой собственный имидж от ущерба, который целенаправленно наносится рядом западных СМИ. В обязательном порядке крупный бизнес в лице ТПП, РСПП, Ассоциации малого и среднего бизнеса, отдельных корпораций, таких, как «Газпром», Роснефть и т.д., должен участвовать в реализации информационной политики страны. Государством и бизнесом должна быть выработана единая точка зрения на ведение информационного противоборства с геополитическими и геоэкономическими конкурентами.

2. Советник президента России по вопросам информационно-пропагандистской деятельности должен координировать деятельность информационно-аналитических подразделений администрации президента России, подразделений аппарата правительства, МИД, министерств культуры и информации, Совета безопасности России, занимающихся проблемами внешнеполитической информации.

3. Внешнеполитический государственный медиахолдинг (ВГТРК, Russia Today, «Голос России», «Маяк», РИА «Новости» и так далее). Целесообразно подчинение этого медиахолдинга МИД России, учитывая, а во многом и копируя американский опыт.

России необходимо восстановить свой потенциал механизма внешнеполитической пропаганды, который был основательно разрушен в 90-е годы. В этой сфере, как и в сфере ядерных вооружений, к сожалению, произошло одностороннее информационное разоружение. К концу 90-х годов прошлого века, например, на всем Африканском континенте не осталось ни одного российского корреспондентского пункта, ни одного представительства отечественных информационных агентств. Сегодня эту информационную нишу, которую мы покинули после распада СССР, активно заполняет Китай.

Впрочем, отрадно, что провал 90-х годов был осознан российским руководством. С приходом к власти президента В. Путина началось постепенное уверенное восстановление утраченных позиций. Ключевым шагом в этом направлении является создание в 2006 году спутникового телеканала Russia Today. Напомним, что ведущий западный новостной канал CNN был создан в 1980 году. В СССР выделялись огромные деньги на строительство и развитие ракетно-ядерных сил. Однако денег на создание советского спутникового телеканала не нашлось.

Советская политическая элита недооценивала фактор информации, а CNN наращивал свое влияние. Как сказал один американский генерал в 1991 году, во время операции «Буря в пустыне»: «Пока CNN не скажет, что мы выиграли войну, мы ее не выиграли». И это соответствует действительности. Многие сюжеты «победных» действий американских войск были сняты совсем не на поле сражений, а в штате Невада силами специалистов Голливуда, который великолепно умеет имитировать ведение боевых действий. Вспомним хотя бы известный случай с освобождением рядовой Джессики Линч уже во время второй иракской войны в 2003 году. Этот эпизод являлся пропагандистской акцией Пентагона и репетировался заранее, что еще раз демонстрирует всю мощь информационного оружия.

Таким образом, 26 лет отделяют нас от CNN; за годы нашей «информационной спячки» нашли свои ниши Би-би-си и Foxnews, глобальными каналами стали Al Jazzira и Euronews. Сегодня задача, конечно же, заключается в том, чтобы резко увеличить вещание нашего спутникового канала, и, помимо планируемого иновещания на испанском языке, необходимо рассмотреть возможность организации трансляций на китайском языке. С точки зрения выстраивания информационной стратегии необязательно, чтобы вещание на китайском языке велось круглосуточно: желательно начать вещать хотя бы по 2 часа в день. Здесь мы можем опередить наших конкурентов. Пока эта ниша пуста, и мы обязаны занять ее первыми.

Кроме того, нужно подумать также о Бразилии и Индии, где мы, обеспечивая наши политические и экономические интересы, должны предоставлять соответствующее информационное сопровождение.

В существенной активизации нуждается латиноамериканское и африканское направления. Создавая в этих регионах информационно-культурные центры и насыщая их соответствующей продукцией, мы обеспечим нашей стране положительный имидж. Ни в коем случае нельзя забывать и Старый Свет.

Сегодня свои экономические интересы обеспечивают информационными средствами различные страны. Интересен в этом плане пример Великобритании, с которой сегодня у нас весьма непростые отношения. Однако, в отличие от РФ, которая по линии МИД выделяет на информационно-культурные и разъяснительные программы около $6,2 млн в год, Великобритания на эти цели расходует $862 млн. Естественно, что британские интересы в России и других странах мира весьма эффективно прикрываются и защищаются информационно.

Так, например, перед нашим великим праздником, Днем Победы, на телеканале НТВ 5 мая 2009 года был очень позитивный репортаж, но не о российской армии и ее достижениях, а о британской. Было детально рассказано о воинских буднях принца Гарри в рядах британской армии, о ее традициях и прочем.

Случайность ли, что как только начинаются какие-то действия российских официальных органов, которые якобы ущемляют британские бизнес-интересы, сразу же появляется волна публикаций о росте авторитаризма в России, нарушении прав человека? Примечательно, что в таких кампаниях участвуют и достаточно авторитетные издания, такие, как The Economist, Financial Times. Мы, конечно, не можем заявлять, что эти и другие СМИ получают деньги от правительственных источников, но имеются явные совпадения вала антироссийских публикаций (поводом для которых стали так называемое дело Литвиненко, ситуация вокруг деятельности в РФ Британского совета и др.) с вполне легитимными действиями официальных структур России.

Лучшим ответом, на мой взгляд, представляется грамотное использование этого опыта для защиты российских национальных интересов. Прежде всего нам нужно сделать выводы в плане финансирования информационных программ по линии МИД, Росзарубежцентра, а также наших немногочисленных средств информационного противоборства, прежде всего – Russia Today и «Голос России».

Внешнеполитический государственный медиахолдинг должен установить конструктивное взаимодействие с каналом Euronews. Вещание на русском языке этого телеканала, созданного в 1993 году, началось в 2001 году.

Сегодня ВГТРК с 16% акций в акционерном капитале компании – один из 5 крупнейших акционеров Euronews, наряду с телекомпаниями Франции, Испании, Италии и Швейцарии.

С учетом того, что Россия в лице ВГТРК – крупнейший акционер и финансовый донор этого канала, необходимо проанализировать весь информационный поток новостей европейского телеканала. Ведь в эфире евроновостей очень мало позитивной информации о России. А во время агрессии Грузии против Южной Осетии по этому телеканалу шли только антироссийские комментарии, порой переходящие рамки приличия (например, 14 августа телеканал показал кадры разрушенного Цхинвала, а строка внизу сообщала, что это – разрушенный Гори). Получается, что Россия платит большие деньги, а за это получает нейтральную или негативную информацию о нашей стране, или таковая вообще отсутствует. А ведь по экспертным оценкам в Европе, где Euronews является лидирующим информационным каналом, его смотрят 168 млн семей, то есть около полумиллиарда зрителей.

4. Государственный интернет-холдинг.

Необходимо создать отечественный медиахолдинг по производству книг, видеофильмов, видеоигр и прочего для активного распространения в сети Интернет. Он бы финансировался частично за счет государства, частично – за счет бизнеса. Не так давно Китай обошел США по числу пользователей Интернета: в Поднебесной – 253 млн., в Штатах – 220. Китайцы ставили эту задачу и целенаправленно ее добивались к пекинской Олимпиаде. Напомню, в России – 40 млн. пользователей Интернета.

В наши дни уже появилось интернет-телевидение. Все ведущие телеканалы имеют сайты с интернет-вещанием. Сошлюсь и на свой собственный опыт. Я почти не читаю газет на бумажном носителе, а знакомлюсь с их содержанием через глобальную сеть. Это гораздо быстрее и удобнее. Новый импульс развитию Интернета дает и мобильная связь.

5. Информационный антикризисный центр.

Власть России должна умело управлять информационными потоками, наладив конструктивное сотрудничество со СМИ, российскими и зарубежными. Должна быть исключена ситуация 8–11 августа 2008 года, когда даже в новостных программах на российских государственных телеканалах Саакашвили показывали больше, чем лидеров России. За счет заблаговременно подготовленных информационно-пропагандистских операций противнику удалось некоторое время навязывать свои комментарии происходящих событий.

На принципах системности и многоуровневости должна быть построена информационная деятельность российского государства на федеральном, региональном и международном уровнях. Власть должна своевременно, в режиме реального времени предоставлять свои комментарии к происходящим событиям в мировое информационное пространство. Власть должна уметь эффективно применять преднамеренные утечки государственными структурами в массмедиа «сенсационной информации». Суть подобной обоюдовыгодной «сделки» заключается в создании посредством подобных публикаций (репортажей) благоприятного имиджа России в мировом информационном пространстве.

Важным аспектом являются необдуманные, нескоординированные, неполные, подверженные двоякому толкованию комментарии происходящих событий, касающиеся конфликтных регионов. В этом случае неподготовленные выступления перед прессой, интервьюирование «на ходу», неопределенность формулировок в конечном итоге осложняют ситуацию, порождают слухи и недоверие к властям. Такая «информационная среда», кроме того, способствует дестабилизации обстановки в стране. Власть должна была заранее разработать и внедрить ряд «домашних заготовок». Ведь конфликты развиваются, как правило, на протяжении длительного периода времени. Суть информационных моделей урегулирования конфликтов должна заключаться в оперативном «вбросе» в СМИ заранее подготовленных комментариев для урегулирования ситуации.

6. Система информационного противодействия.

7. Система НПО – сеть неправительственных организаций России, действующих на территории стран СНГ, ЕС, США (по американской модели – в России действуют многочисленные американские неправительственные организации, финансируемые правительством США).

8. Система подготовки кадров для ведения информационного противоборства. Необходимо определить основные вузы для многоуровневой подготовки специалистов – Дипломатическая академия МИД России, РАГС – руководители, высший уровень управления. Средний уровень управления – МГУ, ВШЭ, МГИМО.

Система информационного противоборства может и должна функционировать на четырех уровнях: общефедеральном, профессиональном, групповом и индивидуальном.


Заключение

Подводя итоги, хочу отметить: первое, что нам целесообразно сделать в ответ на усиливающееся информационное давление, – создать государственную систему информационного противоборства с участием крупного бизнеса, которая была бы способна аккумулировать, координировать и направлять все информационные действия. Второе – нужно резко усилить финансирование программ информационного противоборства. Мероприятия информационного противоборства должны финансироваться по принципу главного приоритета. Сегодня финансирование программ информационного противоборства более важно, чем финансирование программ ядерного сдерживания. Информационное оружие более опасно для России, чем оружие ядерное. И это необходимо признать политической элите России.

Третье – следует создать частно-государственную систему управления проведением мероприятий информационного противоборства различных уровней: общефедерального, профессионального, группового и индивидуального.

Четвертое – необходимо начать частно-государственный процесс формирования позитивного имиджа России за рубежом, прежде всего в Европе. Российский национальный бизнес должен перейти от стратегии покупки футбольных клубов к стратегии покупки крупнейших мировых СМИ для изменения их антироссийской информационной политики. Например, в Польше более 90% СМИ принадлежат представителям иностранных государств, активно участвующих в информационной агрессии против России. Поэтому и большинство публикаций о России в польских СМИ – негативного характера.

Пятое – расширить информирование русскоязычного населения всех стран мира. Нельзя ограничивать эту работу только рамками СНГ (хотя наши ближайшие соседи, конечно же, должны быть регионом особого внимания). Например, в одной Германии проживает около 300 тысяч граждан России и несколько миллионов русскоговорящих. Наши соотечественники проживают во многих странах мира, и работа с ними должна быть активизирована. Наглядным примером в этом отношении является не совсем дружественная нам Польша, которая некоторое время назад ввела так называемую специальную «карту поляка». Я уже писал об этом, поэтому напомню кратко. Эта карта дает возможность всем полякам, проживающим за территорией Польши, иметь льготы при посещении своей родины. Мы вполне могли бы ввести «карту русского», которая позволяла бы при посещении России нашему соотечественнику иметь право на льготный билет, возможность посещать по сниженным ценам основные центры туризма. Тем самым мы существенно усилим процесс информационного и культурного обмена.


Список литературы

1. Попов В.Д. Государственная информационная политика: состояние и проблемы формирования, М., 2002

2. Попов В.Д. Информациология и информационная политика. М.: Изд-во РАГС, 2001

3. Почепцов Г.Г., «Информационные войны и будущее», 2002

4. Манойло А.В. Государственная информационная политика в особых условиях: Монография. – М.: МИФИ, 2003

5. Манойло А.В., Петренко А.И., Фролов Д.Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны: Монография. М.: Горячая линия – Телеком, 2003

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий