регистрация / вход

Консервативная партия

Направления реализации экономических и социальных реформ партией консерваторов, история кризиса в ее правительственной деятельности. История победы лейбористской партии на парламентских выборах. Причины поражения консервативной партии на выборах 1997 г.

Содержание

Введение

1. Реализация программ консервативной партии посредством политики правительства консерваторов в 90-е годы ХХ века

1.1 Экономические преобразования

1.2 Социальные реформы

2. Кризис Консервативной партии

3. Борьба за власть. Изменения в расстановке политических сил в мае 1997 г.

3.1 Победа лейбористской партии на парламентских выборах

3.2 Причины поражения консервативной партии на выборах 1997 г.

Заключение

Список литературы

Введение

Современная многопартийная система Великобритании явилась результатом промышленной революции, которая происходила в 18 – начале 19 в.в. и которая привела к появлению новых классов и выходу на политическую арену новых политических сил. Однако основными противоборствующими партиями на выборах в Парламент с 1924 г. являются консервативная и лейбористская, что позволяет утверждать, что в настоящее время в Великобритании существует двухпартийная система. Наименование "консерваторы" вошло в обиход ещё с 30-х гг. 19 в., но и название "тори" до сих пор широко употребляется для обозначения К. п. После парламентской реформы 1832 стали возникать местные организации консерваторов, которые в 1867 объединились в Национальный союз консервативных и конституционных ассоциаций. Большую роль в формировании консервативной партии сыграл Б. Дизраэли (лидер тори, затем консерваторов в 1846-81 и премьер-министр в 1868 и в 1874-80). С 70- 80-х гг. 19 в. на К. п., выражавшую первоначально интересы аристократов-лендлордов, стали ориентироваться также всё более широкие круги колониально-банковской и крупной промышленной буржуазии, отходившие от Либеральной партии. В период перехода Великобритании к империализму консервативной партии., продолжая защищать интересы земельной аристократии, стала вместе с тем превращаться в основную партию английского монополистического капитала. Значительную роль в разработке консервативной доктрины сыграл Дж. Чемберлен, выдвинувший идею создания имперского таможенного союза и введения протекционизма, что было связано с утратой Великобританией промышленной монополии и обострением конкуренции с другими государствами (в первую очередь с Германией).

В 1940 после полного краха политики умиротворения фашистской агрессии, проводившейся консервативным правительством Н. Чемберлена, коалиционное правительство (1940-45) возглавил У. Черчилль - лидер консерваторов в 1940-55. В 1951-64 консервативная партия непрерывно находилась у власти. С 1970 консерваторы снова у власти (премьер-министр Э. Хит (лидер К. п. с 1965). Деятельность консервативного правительства ознаменовалась усилением наступления монополий на жизненные интересы трудящихся и антипрофсоюзными мероприятиями, репрессиями против борцов за гражданские права в Северной Ирландии; в области внешней политики правительство Хита добилось присоединения страны к "Общему рынку" (1972), оно предприняло ряд шагов по сохранению военного, экономического и политического присутствия Великобритании в районе "к востоку от Суэца".

Цель курсовой работы: рассмотреть деятельность консервативной партии Великобритании, её развитие, программы реформирования экономики и социальной и политической сферы государства, взаимодействие с партией лейбористов.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. рассмотреть основные направления реализации экономических и социальных программ партии консерваторов;

2. рассмотреть причины и Кризис Консервативной партии;

3. борьба за власть между "консерваторами" и "лейбористами".

1. Реализация программ консервативной партии посредством политики правительства консерваторов в 90-е годы ХХ века

1.1 Экономические преобразования

Став в ноябре 1990 г. премьер-министром, Дж. Мэйджор столкнулся с результатами политики, проводившейся им самим на посту канцлера Казначейства. Британская экономика вступила в первую фазу начинавшегося спада. Инфляция осенью 1990 г. составляла 9,7 %, безработица поднялась до 1,7 млн. чел.

Правительство начало свою деятельность с принятия мер, направленных на возвращение утраченного консерваторами доверия англичан в результате введения "подушного" налога: внесенный осенью 1991 г. в парламент, законопроект восстанавливал в несколько рационализированном виде старую систему, в которой налог увязывался не с собственностью, а с доходом. Этот шаг правительства выглядел как разрыв с политикой тэтчеризма и был весьма негативно встречен самой Тэтчер. По мнению же Мэйджора, именно отмена "подушного" налога расчистила консервативной партии дорогу к четвертой подряд победе на парламентских выборах.

В экономической сфере новое правительство демонстрировало преемственность. Продолжался начатый еще при М. Тэтчер процесс приватизации, охвативший такие важнейшие секторы экономики, как электроэнергетика, железнодорожный транспорт, автобусные компании, угольная промышленность, электро- и водоснабжение Северной Ирландии. При этом намерение правительства приватизировать такую важнейшую (и древнейшую, ибо она была создана в 1635 г.) общественную службу, как почта, вызвало резко негативную реакцию со стороны населения (в том числе и рядовых членов правящей консервативной партии), в связи с чем от этих планов пришлось отказаться.

В сентябре 1992 г. было объявлено о немедленном закрытии 31 из 50 шахт (для сравнения: в 1955 г. их насчитывалось 850), что должно было повлечь за собой увольнение 30 тыс. человек, а в перспективе еще 50 тыс. человек. Процесс закрытия нерентабельных шахт прошел далеко не гладко, так как он осуществлялся с нарушением закона, чем не преминули воспользоваться оппозиция и профсоюзы. В результате правительство вынуждено было выплатить в общей сложности 1 млрд. ф. ст. компенсации (эти внушительные средства пошли на выплату выходных пособий уволенным шахтерам и на обновление оборудования). В течение 1994 г. все шахты были приватизированы.

Планы приватизации железнодорожного транспорта также встретили недовольство широкой общественности, что явилось причиной отсрочки внесения правительством соответствующего законодательства в парламент (это было сделано лишь к концу срока пребывания консерваторов у власти— в 1996-97 гг.). В 1996 г. была приватизирована ядерная энергетика.

К концу 1992 г. британская экономика еще не вышла из состояния спада. Наблюдавшаяся высокая безработица, финансовый кризис, падение промышленного производства— все это было далеко от показателей осени 1990 г., когда Мэйджор пришел к власти.

Правительство тори проводило политику поддержки и поощрения малого бизнеса. С этой целью было соответствующим образом изменено налоговое законодательство, облегчено кредитование, создана консультативная служба (для оказания квалифицированной помощи в области маркетинга, дизайна и пр.). Режим наибольшего благоприятствования для малого бизнеса был зафиксирован в так называемой "Хартии малого бизнеса".

Как и при Тэтчер, продолжалась распродажа муниципальных домов, а также политика "распыления собственности" — продажа населению акций приватизируемых предприятий и фирм. К 1997 г. 10 млн. человек (22% взрослого населения) были акционерами.

Принимались меры для укрепления взаимодействия науки и бизнеса, в том числе с помощью создания Совета по науке и технологии, состоящего из видных ученых и бизнесменов и возглавляемого членом Кабинета. Задачей Совета стала разработка рекомендаций относительно приоритетных ассигнований в данной области, предоставление грантов на целевые инновационные проекты мелким фирмам, а также создание программ сотрудничества для крупных фирм (с помощью специально разработанной для этого системы "Линк"). Как член Европейского Союза Великобритания принимала активное участие в европейских научно-технических программах, в частности EUREKA (более 500 британских фирм к 1995 г.) и COST.

При Мэйджоре наблюдалась активизация региональной политики, что нашло свое выражение в пересмотре программы помощи "отсталым" районам страны (с целью стимулирования промышленного и научно-технического развития Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии).

1.2 Социальные реформы

Правительство продолжало экономические реформы, сделав при этом основной акцент на социальной сфере. С легкой руки видного деятеля консервативной партии Кеннета Кларка этот курс стали называть "Тэтчеризмом с человеческим лицом". В центре внимания Мэйджора оказалась работа общественных служб. По его инициативе в начале 1991 г. была подготовлена и опубликована серия документов, составивших так называемую "Хартию граждан", целью которой являлось повышение стандартов и качества общественных служб. Таких Хартий было подготовлено несколько десятков ("Хартия пациентов", "Хартия родителей", "Хартия потребителей" и пр.).

Особое внимание консерваторы уделили системе народного образования, социального страхования и здравоохранению. Правительство активно взялось за преобразования в области образования. Подготовленные им "белые книги" сильно изменили положение в данной сфере. Согласно первой из них делалась ставка на увеличение числа независимых государственных школ (названных "грантовыми"), которые выводились из подчинения муниципалитетам, находившимся в большинстве своем в руках лейбористов и либерал-демократов, и превращались в самоуправляющиеся. Эта мера преподносилась как "революция в обучении". Таким образом, в систему государственного образования внедрялись элементы рыночной экономики. Вторая "белая книга" провозгласила курс на развитие и совершенствование профессиональной подготовки и переподготовки кадров для производства и экономики. Политехнические учебные заведения были преобразованы в университеты (с соответствующими изменениями в системе присвоения дипломов), что положило конец давно утвердившемуся в Великобритании различию между университетами и другими высшими учебными заведениями. Был также сделан акцент на подготовке управленческих кадров и с этой целью открыты школы бизнеса при университетах. Следует отметить, что расширение количества "грантовых" школ было с недовольством встречено оппозицией, утверждавшей, что они нарушают принцип равных возможностей (в этих школах применялся селективный отбор) и ущемляют прерогативы местного самоуправления. Лейбористы обещали в случае прихода к власти вернуть положение в этой области в прежнее состояние. Что же касается решения правительства относительно политехнических учебных заведений, то оно было широко поддержано по всей стране. Со временем количество "грантовых" школ значительно увеличилось, а после того, как министр "теневого кабинета" X, Харман, а вслед за ней и новый лидер лейбористов Т. Блэр отправили своих детей учиться именно в такие школы, острота проблемы несколько спала.

В области образования консерваторами были приняты также и другие меры, в частности совершенствование системы тестов и экзаменов, повышение квалификации учительских кадров, улучшение состояния дошкольного воспитания и образования, а также увеличение числа мест в дошкольных учреждениях и пр. Вместе с тем, ужесточение требований к обучению не сопровождалось увеличением учительских зарплат, улучшением социальных условий. Ухудшилось состояние школ, расположенных в бедных районах, откуда начался отток преподавателей.

В области здравоохранения правительство поставило цель поднять уровень Национальной службы здравоохранения. В 1991 г. была опубликована "зеленая книга" "Здоровье нации" с изложением предлагаемых мер по снижению смертных случаев от наиболее серьезных заболеваний, после широкого обсуждения которых и были разработаны конкретные шаги правительства. "Хартия пациента" декларировала право равного доступа к медицинским услугам независимо от благосостояния пациента, право на замену лечащего врача, право на информацию о медицинских учреждениях и пр. Важным было провозглашение гарантий получения медицинской помощи в течение определенного срока (но при этом максимальный срок ожидания операции составлял два года). Медицинские учреждения также выводились из-под контроля со стороны местных властей. Им было дано право становиться независимыми учреждениями, получающими финансовую поддержку со стороны правительства и конкурирующими между собой за получение контрактов на обслуживание пациентов. К весне 1997 г. британские больницы превратились в своего рода тресты, при этом более 50 % врачей являлись совладельцами (fimdholders). Вместе с тем, сокращение числа учебных заведений для подготовки медсестер впоследствии неблагоприятно отразилось на положении дел в этой сфере.

Наряду с бесплатной действовала и платная медицина, но ее доля была невелика— лишь 12 % британских граждан принимали участие в частном медицинском страховании. Примечательно, что сам Мэйджор, будучи в ранге министра финансов, предпочел в течение года дожидаться очереди на стоматологическую операцию, вместо того, чтобы обратиться к услугам частного врача. Подавляющее большинство населения страны предпочитало как в области здравоохранения, так и в области образования пользоваться услугами, предоставляемыми государственными службами.

Амбициозная программа в области здравоохранения потребовала увеличения финансовых ассигнований на НСЗ, составивших в 1996-97 году 34,9 млрд. ф. ст.

В целом действуя в русле тэтчеризма, отдавая приоритет частному над государственным, правительство Мэйджора все же внесло определенные новые элементы в сферу социальной политики, направленные на усиление роли государства. При этом главный упор был сделан не на увеличение ассигнований, а на повышение эффективности системы. Так, в частности, в 1993 г. началась реализация специальной программы "Заботясь о людях", целью которой, было предоставление наиболее полной информации о существующих услугах в социальной сфере со стороны попечительских служб с тем, чтобы расширить свободу выбора реципиента. Для того, чтобы способствовать притоку средств в благотворительные фонды и организации были расширены налоговые льготы для частных лиц и компаний на данные цели, выделены значительные средства органам власти на местах для финансирования попечительской деятельности (около 1 млрд. ф. ст. в 1994/95 гг.).

Несмотря на принятые меры по улучшению государственного пенсионного обслуживания и увеличению размеров пенсий, основной упор по-прежнему делался на участие в частных пенсионных фондах и поощрение личных сбережений. В области государственного страхования было несколько улучшено положение инвалидов, одиноких матерей, многодетных семей, а также наименее состоятельных пенсионеров, однако получаемые ими пособия были заметно ниже базовой государственной пенсии. Что касается пособий по безработице, то они продолжали выплачиваться по системе, утвердившейся еще в начале 80-х годов. К концу срока пребывания консерваторов у власти правительством Мэйджора был разработан новый вид пособий безработным — "пособие ищущим работу", согласно которому вводилась проверка нуждаемости, а также более жесткие требования поиска новой работы. Государственные расходы на социальное страхование составляли самую большую расходную статью в бюджете.

Как и при Тэтчер, поощрялось частное домовладение, в том числе с помощью ряда мер по облегчению кредитования, направленных против массовых выселений людей из купленных в кредит домов, а также некоторых других. В 1996 г. уже 67 % населения имели собственные дома.

Сложным оставалось положение в той области, которую консерваторы традиционно называют "закон и порядок". Про шедшая в годы тэтчеризма школу борьбы с беспорядками, забастовками и бурными демонстрациями протеста против введения "подушного налога" полиция была к началу 90-х гораздо лучше подготовлена и экипирована, чем десятилетием ранее. Однако опросы общественного мнения показывали, что рядового гражданина интересовал не показ по телевидению едва ли не ежедневных сражений полиции с демонстрантами, а присутствие дружески настроенного полицейского на своей улице. Показатель доверия общества полиции неуклонно снижался. Кроме того, в начале 90-х вскрылась целая серия незаконных осуждений подозреваемых (наиболее нашумевшее среди них — дело так называемой Бирмингемской шестерки), которые были отменены решением Апелляционного Суда. При Мэйджоре была создана первая за 10 лет Королевская комиссия для тщательной проверки системы уголовного наказания с тем, чтобы избежать подобных судебных ошибок в будущем.

Еще одной серьезной проблемой была переполненность британских тюрем: к осени 1993 г. в них содержалось 47 тысяч человек (на 12 тысяч больше расчетной вместимости). Это приводило как к восстаниям заключенных (например, весной 1990 г. в Манчестере — самое долгое, 25 дней, и наиболее разрушительное восстание в британской тюрьме на протяжении всего XX века), так и к протестам со стороны Ассоциации тюремных надзирателей, даже пытавшихся в 1993 г. прибегнуть к забастовке, отказавшись принимать заключенных. Это явилось причиной решения правительства реформировать систему исполнения наказаний. Следует отметить, что частая смена консерваторами (как Тэтчер, так и Мэйджором) министров внутренних дел (за 5 лет сменилось 5 министров) отнюдь не способствовала улучшению положения в данной сфере.

В начале 1991 г. в духе философии "хартий" были предложены национальные стандарты для содержания заключенных, а также большая автономия для тюремного начальства. Управление над рядом исправительных учреждений передавалось в руки частных компаний, они же приглашались к участию в строительстве тюрем нового поколения. Летом 1992 г. было объявлено о расследовании деятельности руководства полиции, что явилось контрастом по сравнению с периодом пребывания у власти Тэтчер, когда полиция занимала привилегированное положение в британской административной иерархии. Правительство также объявило о кардинальном изменении в системе уголовного наказания: содержание под стражей теперь предусматривалось лишь в "достаточно серьезных случаях", все остальные правонарушения подлежали наказанию штрафами и другими подобного рода мерами. Однако недовольство магистратов, а также кампания, развязанная в прессе, впоследствии заставили правительство отказаться от столь радикального новшества. С приходом на пост министра внутренних дел М. Хауарда в 1994 г. был принят новый закон, регламентировавший деятельность полиции и магистративных судов и наделявший министерство большими правами в вопросах назначения и контроля за деятельностью полиции (что вызвало возражения не только международной комиссии юристов, но и бывших министров внутренних дел). Тем не менее, несмотря на все эти меры рост преступности в стране продолжался.

В годы правления правительства Мэйджора произошел позитивный сдвиг в ситуации вокруг Северной Ирландии. Была достигнута стратегическая договоренность с Дублином о неразжигании страстей в Ольстере и борьбе с терроризмом. В результате длительных переговоров с премьер-министром Ирландской Республики зимой 1995 г. был согласован проект соглашения о создании в Северной Ирландии полномочного парламента, который имел право определить ее статус. Прекращение Ирландской Республиканской Армией террористической деятельности в провинции способствовало установлению временного перемирия. Однако уже в феврале 1996 г. неудовлетворенная ходом переговоров ИРА вернулась к прежней политике, что серьезно осложнило ситуацию в Ольстере.

2. Кризис Консервативной партии

История консервативная партии Великобритании, насчитывает более 130 лет, переживает глубочайший кризис, какого не было за последние два десятилетия.

Несмотря на достижения правительства Мэйджора, правящая консервативная партия оказалась в 90-е гг. в состоянии все углублявшегося раскола. Главной причиной такого положения дел являлась политика правительства в ЕС, в частности, протаскивание через парламент Маастрихтского договора в противовес требованиям со стороны "евроскептиков" решить вопрос ратификации на общенациональном референдуме. Премьеру пришлось проявить немало гибкости в политической игре, чтобы не допустить проведения референдума о целесообразности присоединения к политическому и валютно-финансовому союзу.

Масла в огонь разгоравшейся вокруг договора борьбы подлил так называемый "Черный сентябрь" ("евроскептики" окрестили его "Белым сентябрем") — бегство Великобритании из Европейского механизма обменных курсов 16 сентября 1992 г. Поставленное перед выбором— либо повышать процентные ставки, чтобы они могли конкурировать с Германией, "либо девальвировать фунт стерлингов— правительство поначалу выбрало первый путь. Мэйджор настаивал, что как член Европейского механизма Великобритания должна исключить из лексикона экономической политики сам термин "поворот на 180 градусов" (чего требовали от правительства "евроскептики"). В попытке предотвратить падение фунта стерлингов ниже уровня, установленного механизмом обменных курсов, Банк Англии был вынужден продать около 16 млрд. ф. ст. из золотовалютного резерва, а также повысить процентные ставки до 12, а затем до 15 %, чего находившаяся в состоянии спада британская экономика не могла выдержать. Истощение британских валютных резервов, реальная угроза девальвации заставили

правительство принять трудное решение, и уже к концу дня 16 сентября канцлер Казначейства Н. Лэмонт объявил о выходе Великобритании из Европейского механизма обменных курсов. Этот шаг со всей отчетливостью продемонстрировал, что политика правительства потерпела сокрушительный провал.

Как "евроскептики", так и оппозиция не преминули воспользоваться ситуацией, обвинив Мэйджора в готовности сохранить членство в механизме даже путем банкротства страны. "Черный сентябрь" сыграл свою роковую роль, нарушив баланс сил в правительстве (не в пользу премьера) и развязав руки "евроскептикам" в парламенте, усилившим свои нападки на Мэйджора. Их борьбу против правительства возглавила баронесса Тэтчер. Объединив вокруг себя противников Мэйджора, она выступила против "федералистской утопии", против ратификации Маастрихта и за референдум. По существу она объявила своему преемнику настоящую войну в партии. Баронессу удавалось "умиротворить" лишь во время ежегодных конференций консерваторов, парламентских выборов (когда она вынуждена была усиленно агитировать за Мэйджора), а также опасных для правительства ситуаций, связанных с голосованием в парламенте по вотуму доверия.

Острота внутрипартийных разногласий по вопросу ратификации достигла такой степени, что в октябре 1992 г. Мэйджор даже пригрозил "евроскептикам", что не остановится перед роспуском парламента и проведением досрочных выборов в случае, если они не оставят попыток провалить Маастрихт. Положение для премьер-министра и лидера партии усугублялось тем, что в лагере "евроскептиков" оказалась часть членов Кабинета— такие фигуры, как министр финансов Н, Лэмонт, министры М. Хауард, П. Лилли, М. Портилло, выступавшие за пересмотр Маастрихтсткого договора. В палате общин "евроскептики" группировались вокруг заднескамеечника У. Кэша. Кроме того, была создана группа под названием "Свежее начало" (члены которой именовали себя "ренегатами" или "командой самоубийц"), выступавшая за проведение новой политики в отношении ЕС. Новая группировка снабжала заднескамеечников обширным материалом для аргументации выступлений против правительства, наладила связи с другими партиями, а также постоянный контакт с прессой. Несмотря на то, что в отношении мятежников использовались различные способы давления как сверху (со стороны руководства), так и снизу (со стороны местных партийных организаций), запугать их не удалось. Они несколько раз наносили поражение собственному правительству на всех стадиях прохождения Маастрихтсткого договора в парламенте. Положение правительства представлялось весьма серьезным, учитывая, что к лету 1993 г. консервативное большинство в палате общин сократилось до 18 человек. Непримиримая борьба "евроскептиков" с правительством достигла апогея 23 июля 1993 г., когда лейбористами была предпринята попытка добиться присоединения Великобритании к Социальной главе Маастрихта. Редко встречающийся результат голосования (317 против 317, когда положение правительства спас лишь голос Спикера палаты общин) заставил Мэйджора пойти на смелый и точно рассчитанный шаг— он поставил на голосование вотум доверия правительству. В условиях, когда решалась не только судьба Маастрихтского договора, но и Мэйджора как главы правительства, да и самого правительства тори, не желавшие прихода к власти лейбористов "евроскептики" вынуждены были капитулировать, проголосовав за вотум доверия. (Против собственного правительства осмелился проголосовать лишь один консерватор). Подавив восстание в собственной партии, Мэйджор получил временную передышку.

Дальнейшие события показали, что он заплатил за Маастрихт слишком высокую цену — каждую осень над Мэйджором нависала угроза смещения с поста лидера партии. Этот дамоклов меч сыграл свою роль в некоторой корректировке премьером своей позиции в отношении ЕС, которая по мере приближения парламентских выборов все более сдвигалась в сторону "евроскептиков".

После ратификации договора руководство тори предприняло энергичные шаги с целью консолидации партии. С соответствующими призывами выступили председатель партии Н. Фаулер, а также председатель влиятельного парламентского "Комитета 1922 г.". Наиболее ярые "еврофанатики", например

К. Кларк, призывали безжалостно наказать мятежников, сам премьер также не смог удержаться от применения в адрес "евроскептиков"— членов Кабинета ненормативной лексики. В ноябре 1994 г. после голосования 8 "евроскептиков" против решения правительства об увеличении взноса Великобритании в бюджет ЕС, они были подвергнуты высшему партийному наказанию — выражению недоверия (лишению на полгода так называемого "партийного листа", другими словами — исключению из списков членов партии). Это серьезное наказание, способное в другое время закрыть для ослушников путь к переизбранию в парламент, не сыграло той роли, на которую рассчитывало руководство, ибо не было поддержано выдвинувшими раскольников организациями.

Разногласия наблюдались не только в вопросе отношений с ЕС, а также вокруг общей стратегии консервативной партии. Целый ряд видных консерваторов, таких, как министр иностранных дел Д. Хэрд, главный парламентский организатор Р. Райдер, лидер палаты общин А. Ньютон и др. (так называемых "консолидаторов"), выступал за более осторожную приватизацию, большую сдержанность в вопросах дальнейшей перестройки экономики, местного самоуправления, предлагая сосредоточить главное внимание на реформировании образования, здравоохранения к других общественных служб. Другие же, не менее влиятельные деятели ("реформаторы"), в числе которых были министр финансов К. Кларк и министр торговли и промышленности М. Хезлтайн, напротив, призывали к ускорению и расширению приватизации (в частности, в угольной промышленности и ядерной энергетике). Наблюдалось также разделение на "традиционалистов" (приверженцев идеи "одной нации" — ликвидации неравенства, создания бесконфликтного общества— Д. Хэрд, В. Боттомли и др.) и "модернизаторов" (тэтчеристов). Что касается лидера партии, то стремящийся не допустить раскола Мэйджор вынужден был лавировать между партийными фракциями, что не только не способствовало усилению его авторитета, но, напротив, подрывало его. Серьезными ударами по престижу Кабинета и правительства явились многочисленные факты нечистоплотного и "нестандартного" поведения минист ров, их причастности к коррупции, при этом один из самых громких скандалов разразился чуть ли не на другой день после провозглашенной Мэйджором на конференции 1993 г. и широко разрекламированной программы "Возврат к основополагающим ценностям", которая, по замыслу, была нацелена на непримиримую борьбу с безнравственностью. Выбор лозунга оказался ошибкой, ибо по меткому замечанию лидера лейбористов Джона Смита, не преминувшего воспользоваться этой оплошностью консерваторов, призыв вернуться к истокам после 14 лет пребывания у власти прозвучал как "потрясающее признание провала" проводимой до сих пор политики.

Неблагополучная ситуация в консервативной партии с неизбежностью поставила вопрос о смене лидера на более сильную фигуру. Доведенный нападками как со стороны "евроскеп-тиков", так и со стороны радикалов, обвинявших его в отступничестве от тэтчеризма, и решивший упредить события, Мэйджор сам инициировал выборы лидера партии летом 1995 г. и одержал победу уже в первом туре над бросившим ему вызов членом Кабинета Джоном Редвудом, за которого проголосовали 89 парламентариев против 218. Результаты выборов были расценены Мэйджором и его сторонниками как мандат на руководство партией и укрепление ее единства. Вместе с тем, по мере приближения парламентских выборов курс партии подвергся некоторой корректировке, сместившись вправо. Это не помогло консерваторам, и они потерпели на выборах 1997 г. одно из самых сокрушительных своих поражений в XX веке.

Предыдущий лидер консервативной партии Уильям Хейг был вынужден уйти в отставку после поражения на выборах 2001 года.

Ежегодная конференция консерваторов наметили была проведена в октябре 2001г. На ней была утверждена новая программа партии. Тори таким образом решили прийти на конференцию, которая призвана положить конец кризису, с новым лидером, и всерьез заняться обсуждением перспектив партии, привлечению избирателей на фоне той широкой популярности, которой сейчас пользуются лейбористы и их лидер Тони Блэр.

Впервые голосование по кандидатуре главы консерваторов проходило открыто среди всех членов партии. Прежде лидера выбирали исключительно члены парламентской фракции тори. Инициатором этого нововведения стала Маргарет Тэтчер после того, как вотум недоверия ей в свое время выразили именно депутаты.

Основным и единственным соперником Дункана Смита был Кеннет Кларк, тоже очень заметная фигура среди консерваторов. При Мейджоре он занимал министерские посты — был главой МВД, министром здравоохранения, а потом финансов.

Кларк хорошо известен своим либеральным подходом к идее полномасштабной интеграции Великобритании с Европейским союзом, включая присоединение к единой европейской валюте. Здесь его взгляды совпадали с позицией лейбориста Блэра.

Накануне голосования в консервативной партии стало ясно: значительное число британцев считает, что если Кларк станет лидером, то партия будет окончательно расколота. У нее не будет никаких шансов на следующих всеобщих выборах в 2006 году перехватить власть у лейбористов.

К тому же Маргарет Тэтчер, поддерживавшая Смита, заявляла, что Кларк приведет "к постепенному протаскиванию идей социализма" в британский истеблишмент". Надо заметить, что консервативная партия Великобритании — движение не только старейшее по дате своего образования, но и по возрастному цензу — 75 процентов ее членов находится в предпенсионном или пенсионном возрасте.

В итоге Иан Дункан Смит одержал убедительную победу. За него — теперь уже бывшего министра обороны в "теневом кабинете" консерваторов — было подано свыше 155 тысяч голосов. За кандидатуру Кеннета Кларка высказалось чуть более 100 тысяч членов партии. Проигравший заявил, что готов подчиниться воле партии и принять курс нового руководителя. Это вселяет надежду на то, что консервативная партия в конце концов сплотит свои ряды. За плечами Смита долгая военная карьера: он проходил службу в составе британского воинского контингента в Зимбабве и в Северной Ирландии. Затем возглавил издательский дом "Джейн", который специализируется на военно-экспертной тематике. Позднее стал депутатом палаты общин. Сам Дункан Смит не относит себя ни к либеральному, ни к радикальному крылу тори. Новый лидер консерваторов женат, воспитывает четырех детей.

Журнал "Экономист" предрекает новому лидеру тори нелегкое будущее. Если общенациональный референдум в Соединенном Королевстве по евро засвидетельствует поддержку британцев идее присоединения к Европейскому валютно-экономическому союзу, то Смиту придется или добровольно подать в отставку, признав общее несогласие нации со стратегией консерваторов, или заявить о резкой смене тактике и поддержать лейбористов-проевропейцев. И тот, и другой вариант, подчеркивает "Экономист", будет равен политическому самоубийству.

Эксперты Лондонской школы экономики отметили парадокс современного британского консерватизма. На словах он ратует за ускорение экономических преобразований в стране, за перспективный поиск "точек соприкосновения" британской и европейской моделей развития. На практике же движение тори выступает как закостенелое "образование", противящееся переменам и прежде всего либерализации общественных отношений.

3. Борьба за власть. Изменения в расстановке политических сил в мае 1997 г.

3.1 Победа лейбористской партии на парламентских выборах

Победа лейбористской партии на парламентских выборах I мая 1997 г. была ожидаемой. Но никто, в том числе и сами лейбористы, не мог предвидеть, что она окажется такой впечатляющей по своим результатам. Сами же выборы 1997 г. могут быть поставлены в один ряд с наиболее драматичными для консерваторов выборами XX столетия. Лейбористы получили 43,3 % голосов и 419 мест в палате общин, что явилось лучшим показателем за всю историю лейбористской партии. Консервативная партия, в свою очередь, потерпела одно из самых сокрушительных поражений, заработав лишь 30,7 % голосов и 165 мест. Консерваторы потеряли четверть своего электората по сравнению с выборами 1992 г., более половины мест в палате общин, но самое главное— консервативная партия потеряла свой общенациональный статус и превратилась в региональную партию: ни один консерватор не был избран от Шотландии (что случилось впервые) и Уэльса (такое уже происходило в 1906 г.), а также от большинства крупных городов. Лейбористы победили в тех округах, которые были оплотом тори при Тэтчер— Большом Лондоне, Мидлэнде, на юго-востоке и востоке Англии, да и в самом Финчли — избирательном округе баронессы.

Консервативное правительство потеряло треть членов Кабинета: 7 бывших министров, среди них такие "тяжеловесы", как министр обороны М. Портилло, министр иностранных дел М. Рифкинд, зам. премьера М. Хезлтайн, а также лидер палаты общин Т. Ньютон, председатель Шотландской консервативной партии М.Форсайт и другие видные деятели партии не были избраны в парламент.

Больших успехов на выборах добились либеральные демократы, увеличив свое представительство с 20 до 46 мест и получки 17 % голосов избирателей. Любопытно, что в ряде округов они буквально вырвали победу с минимальным перевесом над соперниками. Так, в Винчестере он составил всего 2 (!) голоса - рекорд для парламентских выборов. Шотландские националисты, получив 22 % голосов избирателей в Шотландии, провели в парламент 6 своих депутатов. От Ольстера прошли руководители партии Шинн Фейн (политического крыла Ирландской Республиканской Армии) Джерри Адаме и Мартин Макгиннес, получив 16,1 % голосов, что является лучшим показателем партии за четыре десятилетия.

Лейбористское большинство в палате общин составило 179 мест— это рекорд в истории лейбористской партии. Такой огромный перевес был неожиданным для самих лейбористов: партийные аналитики (в том числе и сам лидер) предсказывали большинство в 40-50 голосов. Перевес лейбористов над консерваторами, составил более 10%, причем в 80 избирательных округах, имеющих решающее значение, он превысил 12 %.

Победа лейбористов имела важное значение еще и потому, что почти за сто лет своего существования ЛПВ правила имеющей стойкую репутацию консервативной Великобританией всего 21 год. Не случайно комментаторы сравнили приход лейбористов к власти с "бархатными" революциями в Восточной Европе.

Выборы отличались невысокой избирательной активностью: в них приняли участие 71,6% избирателей, что на тот момент представляло собой худший показатель за весь послевоенный период (к избирательным урнам пришло на миллион человек меньше, чем в 1992 г).15 Наивысшая избирательная активность была отмечена на юго-востоке страны (75 %), самая низкая (64 %) в центре Лондона.

Существенно обновился состав нижней палаты британского парламента: в нее было избрано 259 новых депутатов, треть из них в возрасте до сорока лет. При этом лишь 5 % "новых лейбористов" были выходцами из рабочей среды, в то время как в 1945 г. они составляли одну треть

В списках кандидатов в члены парламента от трех ведущих партий были представлены 362 женщины. 120 из них были избраны (в прошлом составе парламента— лишь 60): 102 от лейбористской партии, 13 — от консервативной и 3 — от либерал-демократической. Это позволило Великобритании выйти на 12 место среди европейских стран по количеству женщин в парламенте (18 %).

До 9 депутатов (1,3% мест) расширилось представительство в палате общин этнических меньшинств (в предыдущем составе их было 6 человек). Широкое представление в новом парламенте получили профсоюзы: депутатами стали 17 руководителей тред-юнионов.

3.2 Причины поражения консервативной партиина выборах 1997 г.

Среди причин поражения консерваторов можно выделить следующие:

— Определяющим фактором для избирателей стала репутация правительства Дж. Мэйджора как некомпетентного, не способного эффективно управлять экономикой, заработанная им в ходе финансового кризиса в сентябре 1992 г. (знаменитый "Черный сентябрь"), в результате чего Великобритания вынуждена была в спешном порядке покинуть европейский механизм обменных курсов. Несмотря на то, что состояние экономики после этого улучшилось, это не изменило мнения избирателей о правительстве тори. По мнению аналитиков, последствия "Черного сентября" для консервативного правительства и лично премьер-министра вполне сопоставимы с Суэцким кризисом 1956 г., а также кризисом 1973-74 гг. в связи с забастовкой шахтеров.

— Сыграл свою роль и так называемый "коровий кризис" весны 1996 г., серьезно отразившийся на отношениях Великобритании с Европейским Союзом, что также вызвало изменение в предпочтениях избирателей.

— Негативно сказался все более углублявшийся раскол в партии на "евроэнтузиастов" и "евроскептиков", еще более усилившийся в связи с протаскиванием правительством через парламент Маастрихтского договора летом 1993 г.

— Поражению тори способствовали также идеологический частой в партии, многочисленные факты нечистоплотности и коррупции в среде руководства. Неудачно для консерваторов началась избирательная кампания, в которую они вступили с большим дефицитом доверия со стороны избирателей. Отсутствие стратегии, неправильно выбранные ориентиры, несвоевременное выдвижение некоторых идей (в частности, реформы пенсионной системы)— все это сыграло свою отрицательную роль. Серьезным просчетом для консерваторов обернулась тактика запугивания избирателей налоговой политикой лейбористов, стремление поэксплуатировать ранее выигрышную тему взаимоотношений лейбористской партии с профсоюзами, которая уже утратила свою остроту в результате проведенной реформаторами перестройки партии. Не оправдала надежд попытка разыграть "европейскую карту", лишь подчеркнувшая наличие глубокого раскола по этому вопросу в самой консервативной партии, в том числе и среди членов Кабинета. Серьезно повредила перспективам консерваторов на победу и деятельность неутомимой баронессы Тэтчер, которая, будучи поддержана многими влиятельными журналистами и интеллектуалами, также скептически относившимися к Евросоюзу, превратилась в главного оппонента Мэйджора. Не произвели эффекта на избирателей и обвинения в адрес "новых лейбористов" в намерении разрушить Соединенное Королевство с помощью деволюции Шотландии и Уэльса.

Важную роль в поражении консерваторов сыграли телевидение и СМИ, отдавшие предпочтение лейбористам и намеренно выпячивавшие как просчеты правительства в ряде областей, так и раскол в консервативной партии по вопросу углубления интеграционных процессов в Европе, затушевывая в то же время выгодное для тори состояние британской экономики, которое они поставили в центр внимания своей предвыборной кампании. Из традиционно консервативных газет тори поддерживала лишь "Дэйли Тэлегрэф".

К несчастью для консерваторов, им не подвернулся благоприятный внешний (так называемый "шоковый") фактор, подобный фолклендскому, сыгравшему решающую роль в победе консервативной партии на выборах 1983 г. К концу предвыборной кампании становилось все более ясно, в том числе и для самих тори, что они проиграют выборы. Подобные признания, прозвучавшие со стороны министров консервативного правительства, еще более усугубили положение партии.

Важной причиной провала консерваторов на выборах явился также психологический фактор: избиратели устали от их 18-летнего непрерывного правления. Они поверили Блэру, щедро обещавшему новый политический курс, новых людей и свежие идеи, и проголосовали за смену лиц.

Согласно опубликованному в ноябре 1997 г. под выразительным заголовком "Конец консервативным ценностям?" авторитетному докладу о занимаемой британцами позиции в социальной сфере, несмотря на 18-летнее правление консерваторов жители Великобритании так и не прониклись "духом тэтчеризма". Они выступали за высокие государственные расходы на здравоохранение и образование (50 % и 66 % респондентов соответственно). Так называемые "дети Тэтчер" (те, кто родился в 60-е годы и чья молодость и зрелость пришлась на 80-90-е годы), которых принято было считать большими индивидуалистами и реалистами по сравнению с другими категориями населения, менее всего оказались склонны голосовать за консервативную партию (лишь 23 %, в то время как 45 % считают себя сторонниками лейбористов). 90 % из них расценивали разрыв между богатыми и бедными как неоправданно большой. Исследование также выявило рост поддержки планов лейбористского правительства реформировать палату лордов (противники реформы составили лишь 29 %).

Характерным для перехода страны от индустриального к постиндустриальному типу развития стало неуклонное сокращение численности работников физического труда, что сказалось самым негативным образом именно на лейбористской партии. Лишь треть работников умственного труда (гак начинаемых "белых воротничков"), численность ко-торых и стране постоянно увеличивалась, голосовала до 1997 г. за лейбористом. В эпоху тэтчеризма в Великобритании изменился стиль жизни, материальные потребности и, как следствие, — социальный статус и политические привязанности. Для привлечения в свой лагерь широких социальных слоев консерваторы активно использовали популизм, лозунги "народного капитализма" и распыления частной собственности. Происходила смена классовых, коллективных установок на индивидуалистические, собственнические. Лейбористы столкнулись с угрозой повторения судьбы либеральной партии — превращения во второстепенную силу в британской политике.

Заключение

Консервативная партия, которую, как и раньше, нередко называют партией тори, насчитывает 3 млн. членов. Само слово "тори" означает "ирландский разбойник", "вор" – так английские колонизаторы называли ирландских партизан, боровшихся против английского гнета. Позже консерваторы сами стали называть себя тори. Это главная партия крупной буржуазии и земельной аристократии, она не имеет постоянной официальной программы. Накануне всеобщих выборов партия издает предвыборный манифест, который очерчивает главные аспекты внутренней и внешней политики, которых консерваторы намерены придерживаться в случае прихода к власти. Известными лидерами партии были Дж. Чемберлен, У. Черчилль, Г. Макмиллан, М. Тэтчер. Консервативная партия выступала изначально за сохранение сильной королевской власти: она представляет тех, кто является сторонником частного капитала. Тори противились идеям Французской революции, Парламентской реформе и развитию профсоюзного движения: являлись сторонниками колониальной политики и оппонентами лейбористов в вопросе о национализации газа, электричества, угольной промышленности и железных дорог. Огромную власть в консервативной партии имеет лидер партии, который в случае победы партии на парламентских выборах становится премьер-министром. Лидер не обязан подчиняться решениям ежегодных конференций консервативной партии. Вместе с узкой руководящей группировкой, состоящей из представителей крупной буржуазии и аристократии, он решает все важнейшие вопросы. Большое влияние на политику партии оказывает фракция консервативной партии в палате общин (т. н. Комитет 1922 года). Основным звеном партийной организации на местах являются Ассоциации избирательных округов. Молодёжная организация консервативной партии - "Молодые консерваторы".

Список литературы

1. Гаджиев К.С. Введение в геополитику изд. "Логос" М.; 1998

2. Гришин П. У британских тори новый лидер // Эхо планеты http://www.explan.ru/

3. Громыко А.А. Политический реформизм в Великобритании 1970-1990г. М. 2001.

4. История международных отношений. Учебник. М.Высшая школа, 2003.

5. Капитонова И.К. Великобритания в конце ХХ начале XXI века: от консерваторов к лейбористам М.: 2003.

6. Капитонова И.К. приоритеты внешней политики Великобритании 1990 – 1997г. М.: 1999.

7. Конституции зарубежных государств / составитель В.В. Маклаков М.: изд. "БЕК" 2001.- 592с.

8. Конституционное (государственное право) право зарубежных стран / Под ред. М.В. Баглая М.: изд. "НОРМА" 1999.- 832 с.

9. Конституционное (государственное право) право // Отв. ред. Б.А. Страшун М.: 1999.- 784 с.

10. Милин Н. Третий путь Тони Блэра // международная жизнь 1999, № 7

11. Парламенты мира / Под ред. А.А. Мишина М.: 1991.

12. Переграрудов С.П. Конституционная реформа в Великобритании Дубна 2001г.

13. Переграрудов С.П. Тэтчер и тэтчеризм М.: "Наука" 1999.

14. Степанова Н. Консервативная партия Великобритании, долгий путь к поражению М.: 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий