регистрация / вход

Культура, политические элиты

Культура как социальное явление. Социальные функции и признаки культуры. Материальная и нематериальная культура. Народная и профессиональная культура. Происхождение, виды и функции политических элит. Политическая элита современного российского общества.

1. Культура как социальное явление. Социальные функции культуры

Люди каждого последующего поколения начинают свою жизнь в мире предметов, явлений и понятий, созданных и накопленных предшествующими поколениями. Участвуя в производственной и общественной деятельности, они усваивают богатства этого мира и таким способом развивают в себе те человеческие способности, без которых окружающий мир им чужд и непонятен. Даже членораздельная речь формируется у людей каждого поколения лишь в процессе усвоения ими исторически сложившегося языка, не говоря о развитии мышления. Никакой, даже самый богатый личный опыт человека не может привести к формированию отвлеченного логического, абстрактного мышления, потому что мышление, как и речь у людей каждого последующего поколения, формируется на основе усвоения ими уже достигнутых успехов познавательной деятельности прежних поколений.

Наука располагает многочисленными достоверными фактами, доказывающими, что дети, с самого раннего детства изолированные от общества, остаются на уровне развития животных. У них не только не формируются речь и мышление, но даже их движения ничем не напоминают собой человеческие; они даже не приобретают свойственной людям вертикальной походки. Известны и другие, по существу, обратные примеры, когда дети, принадлежавшие по своему рождению к народностям, пребывающим на первобытном, т.е. дородовом уровне развития, с пеленок попадали в условия высокоразвитого общества, и у них формировались все способности, необходимые для полноценной интеллектуальной жизни в этом обществе.

Все эти научно зарегистрированные факты свидетельствуют о том, что человеческие способности не передаются людям в порядке биологической наследственности, а формируются у них прижизненно в особой, существующей только в человеческом обществе форме – в форме внешних явлений, в форме явлений материальной и духовной культуры . Каждый человек учится быть человеком. Чтобы жить в обществе, мало иметь то, что дает природа. Нужно овладеть еще и тем, что было достигнуто в процессе исторического развития человеческого общества.

Процесс усвоения человеком культуры, в том числе языка, мышления, трудовых навыков, правил человеческого общежития и многого другого, что входит в культуру, совпадает с процессом формирования психики человека, которая суть явление социальное, а не биологическое. Поэтому здесь было бы точнее вести речь не о культуре, а о психике людей. Однако последнее невозможно. Психика людей эволюционировала во времени, а поэтому она, как и культура, является категорией исторической. Изучать психику ушедших из жизни людей невозможно, хотя современная этнология отчасти восполняет этот пробел, а культура прошлых эпох оставила материальные (книги, строения, орудия производства и т.п.) и духовные (предания, обряды, традиции и т.д.) следы, по которым можно составить научно-обоснованную систему взглядов на развитие человеческого общества. Но все же, ведя речь о культуре, нельзя упускать из виду тот факт, что за ней кроется психика людей – продукт общественного развития и мощнейшее средство воздействия на природу, в том числе и на само человеческое общество.

Главный итог усвоения культуры состоит в том, что у человека формируются новые способности, новые психические функции. В результате обучения у человека развиваются физиологические органы мозга, которые функционируют так же, как и обычные морфологически постоянные органы, но являются новообразованиями, отражающими процесс индивидуального развития. «Они-то представляют собой материальный субстрат тех специфических способностей и функций, которые формируются в ходе овладения человеком миром созданных человечеством предметов и явлений – творениями культуры». Продукты исторического развития человеческих способностей не просто даны человеку в воплощающих их объективных явлениях материальной и духовной культуры в виде, готовом для усвоения, а лишь заданы в них в виде кодов, например, звуками в речи или буквами в письменности. Чтобы овладеть этими достижениями и сделать их своими возможностями, инструментами, ребенку нужен наставник, учитель. В процессе общения с ними ребенок обучается. Таким образом, процессы усвоения культуры и формирования психики – суть воспитания. С прогрессом человечества воспитание усложняется, становится продолжительнее. «Эта связь между общественным прогрессом и прогрессом воспитания людей является до такой степени тесной, что по общему уровню исторического развития общества мы безошибочно можем судить об уровне воспитания и, наоборот, по уровню развития воспитания – об общем уровне экономического и культурного развития общества». Связь между воспитанием, культурой и психикой настолько прочная и важная, что к ней неизбежно придется еще вернуться, сделав здесь самые общие замечания.

Когда в повседневном разговоре заходит речь о культуре, ее роли в нашей жизни, чаще всего вспоминают классическую художественную литературу, театр, изобразительное искусство, музыку, то есть часто культуру в обыденном сознании отождествляют с образованностью и особым, “культурным” поведением.

Несомненно, всё названное есть важная, но очень большая часть того, что представляет собой многогранное и сложное явление, называемое культурой. Понятие культуры является фундаментальным для социологии, поскольку культура определяет своеобразие поведения людей, являющихся её носителями и отличает одно общество от другого.

Человек может нормально жить только в окружении себе подобных при соблюдении правил, выработанных в течение многих тысяч лет. Человек выделился из природы, создав искусственную среду, вне которой он не может существовать – культуру. Иногда говорят, что в виде культуры человек создал “вторую природу”. Культура представляет собой совокупный результат деятельности множества людей в течение длительного времени. Можно сказать, что первобытное стадо превратилось в человеческое общество тогда, когда оно создало культуру, и сегодня нет общества, группы или отдельного человека, не имеющих культуры, и неважно, племя это амазонских индейцев, затерявшееся в тропическом лесу или жители европейской страны, внесшей, по нашим понятиям, огромный вклад в культуру. С точки зрения социологии, культуры обоих этих народов одинаково ценны.

В социологии под культурой в широком смысле слова понимают специфическую, генетически ненаследуемую совокупность средств, способов, форм, образцов и ориентиров взаимодействия людей со средой существования, которые они вырабатывают в совместной жизни для поддержания определенных структур деятельности и общения. В узком смысле культура определяется социологией как система коллективно поддерживаемых ценностей, убеждений, норм и образцов поведения, присущих определенной группе людей.

Термин “культура” произошёл от латинского “culture” – “возделывать, облагораживать”. Когда мы говорим о культуре, мы имеем в виду те явления, которые качественно отличают человека от природы. В круг этих явлении входят феномены, возникающие в обществе и не встречающиеся в природе – изготовление орудий труда, религия, одежда, украшение, шутка и т.д. Круг таких явлений очень широк, он включает в себя и сложные феномены, и простые, но крайне необходимые для человека.

Существует ряд основных признаков культуры.

Во-первых, источником культуры является сознание. Все, что связано с “возделанным” в человеческой жизни, так или иначе связано с сознанием, идёт ли речь о технологиях, политике, нравственных исканиях людей или восприятии художественных ценностей. Следует также иметь в виду, что культура – это своеобразный процесс, деятельность, в основе которой – взаимодействие, взаимопереход и сопряжённость знаний, навыков и убеждений, информационного, чувственного и волевого компонентов. Поэтому культуру часто выделяют в отдельную сферу деятельности, которой занимаются специально подготовленные люди.

Во-вторых, культура представляет собой метод, способ ценностного освоения действительности. В поисках путей и вариантов удовлетворения своих потребностей человек неизбежно становится перед необходимостью оценки явлений, средств их достижения, допустимости или запретности для него действовать теми способами, которые могут способствовать достижению целей. Без этого нет мотива деятельности, осознания социального действия. Культура – это определенный взгляд на мир сквозь призму принятых в этом обществе понятий о том, что есть добро и зло, полезное и вредное, прекрасное и безобразное.

В-третьих, культура становится организующим элементом, определяющим содержание, направленность, технологию практической деятельности людей. То есть сигналы, идущие от внешнего мира, проходят “фильтр” культуры, расшифровываются ею и получают оценку. Отсюда – разные оценки одних и тех же явлений у людей разных культур, разное реагирование на них.

В-четвертых, культура воплощается в устойчивых, повторяющихся образцах деятельности, которые являются следствием существования устойчивых мотивов, предпочтений, навыков и умений. Случайное, более не повторяющееся, к культуре относить не следует. Если из случайного, нерегулярного то или иное явление превращается в устойчивое, повторяющееся, то можно говорить об определённых изменениях в культуре отдельного человека, группы или общества в целом.

В-пятых, культура объективируется, воплощается в различных продуктах деятельности – вещественно-предметных (все предметы, созданные и используемые человеком) и символически-знаковых (к ним относятся продукты культуры, передающие информацию через слово, символы, знаки, изображения). Благодаря тому, что культура воплощается в деятельности и вышеназванных формах, происходит фиксация исторического опыта народа, общности, и этот опыт может быть передан другому человеку или поколению. Когда мы называем человека малокультурным, то подчёркиваем недостаточную степень восприятия им культуры, накопленной предыдущими поколениями.

Таким образом, культура формируется как механизм человеческого взаимодействия, помогающий людям жить в той среде, в которую они попали, сохранять единство и целостность сообщества при взаимодействии с другими сообществами, выделять своё “Мы” среди прочих.

Все проявления человеческой культуры можно разделить на материальные и нематериальные.

Материальная культура представляет собой совокупность созданных искусственно материальных объектов: строения, памятники, автомобили, книги и т.д.

Нематериальная, или духовная культура объединяет в себе знания, умения, идеи, обычаи, мораль, законы, мифы, образцы поведения и т.д.

Элементы материальной и нематериальной культуры тесно связаны между собой: знания (явления духовной культуры) передаются через книги (явления материальной культуры). Определяющую роль в жизни общества играет нематериальная культура: объекты материальной культуры могут быть разрушены (в результате войны, катастрофы, например), но их можно восстановить, если не утеряны знания, умения, мастерство. В то же время утрата объектов нематериальной культуры невосполнима. Для социологии интересна в первую очередь именно нематериальная, духовная культура.

Каждое человеческое сообщество (от самого мелкого до сверхбольшого, как цивилизация) создаёт на протяжении своего существования собственную культуру. Поскольку человеческая цивилизация знает множество сообществ, то в результате в историческом процессе сложилось множество культур, и перед социологами встала проблема определить – существует ли в человеческой культуре что-то общее, универсальное для культурных сообществ. Оказалось, что можно выделить множество культурных универсалий, свойственных всем обществам, как язык, религия, символы, украшения, сексуальные ограничения, спорт и т.д.

Однако, несмотря на подобные универсалии, культуры разных народов и стран весьма отличаются друг от друга. Социологи выделяют три основных тенденции во взаимоотношениях культур: культурный этноцентризм, культурный релятивизм, культурная интеграция.

Этноцентризм проявляется в том, что его сторонники оценивают культуру других народов по культурным стандартам своей этнической общности. Эталоном культуры является культура данной группы, народа, и как правило, результат сравнения предопределен заранее в пользу своей культуры.

С одной стороны, этноцентризм играет положительную роль: он способствует сплочению группы, усилению её жизнеспособности, сохранению культурного своеобразия, воспитанию положительных качеств (любовь к Родине, национальная гордость).

С другой стороны, этноцентризм может перерасти в национализм и ксенофобию – страх и ненависть к другой расе, народу, культуре. Проявлениями этого являются известные рассуждения об отсталых нациях, примитивности культуры какого-либо народа, о богоизбранности своего народа и т.д. В этом случае этноцентризм закрывает путь к взаимодействию культур и тем самым наносит вред той социальной группе, о благе которой он вроде бы печётся, поскольку замедляется ее культурное развитие.

Сторонники культурного релятивизма полагают, что все в мире условно и относительно, поэтому нельзя подходить к оценке явлений чужой культуры со своими мерками. Основной постулат: ”никто никого не должен учить”. Такой подход обычно характерен для тех этносов, которые делают упор на исключительность своей культуры, придерживаются защитного национализма.

Третья тенденция во взаимодействиях культур – культурная интеграция. Проявляется в том, что при сохранении своей самобытности культуры народов и стран все более и более сближаются. Это обусловлено растущей многонациональностью обществ и тем, что хорошо информированные современные люди хотят заимствовать все хорошее у разных культур.

Культура представляет собой сложноорганизованную систему, элементы которой не просто множественны, но тесно переплетены и взаимосвязаны. Как любая система, она может быть структурирована по различным основаниям. По носителю культура делится на культуру общечеловеческую (или мировую); национальную; культуру социальной группы (классовую, сословную, профессиональную, молодежную, ибо понятно что культура дворянская весьма отличалась от культуры буржуазной, а культура молодежная – от культуры тех, кому далеко за пятьдесят); территориальную (одно дело – культура городская и иное – сельская); культуру малой группы (формальной или неформальной) и культуру отдельного человека.

По источникам формирования следует разделить культуру народную и профессиональную. Народная культура ярче всего представлена фольклором, хотя и далеко не исчерпывается им. Она не имеет явного и определенного автора (потому и говорится о "народной этике", "народных инструментах", "народном спорте", "народной медицине", "народной педагогике" и т.д.) и передается из поколения в поколение, постоянно дополняясь, обогащаясь и модифицируясь. Следует отметить, что в прошлом народная культура противопоставлялась культуре профессиональной как нечто "второсортное" и недостойное внимания образованного человека. Интерес к ней появляется лишь с эпохи нового времени.

Профессиональная культура создается людьми, профессионально занятыми данной сферой деятельности и, как правило, прошедшими специальную подготовку к ней. Принадлежность результатов их деятельности тому или иному автору строго фиксирована и юридически защищена авторским правом от любых позднейших изменений и модификаций кем-либо другим.

Сравнительно недавно в оборот вошло и еще одно значение понятия "профессиональная культура", рассматриваемое в паре с понятием "общая культура личности". Общая культура включает в себя те этические, общеобразовательные, религиозные и прочие знания, которыми должен обладать и руководствоваться в своей деятельности каждый член общества, невзирая на его профессиональную принадлежность. Культуру профессиональную, в таком случае, составляет тот комплекс знаний, умений и навыков, владение которым делает специалиста каждого конкретного вида труда мастером своего дела, работающим на уровне мировых стандартов.

Нетрудно заметить, что общая и профессиональная культура конкретного человека могут не совпадать и, скажем, обладающий высокой профессиональной культурой инженер в плане общей культуры может характеризоваться прямо противоположным образом.

Культура народная возникает на заре человечества и значительно старше культуры профессиональной, появившейся лишь с переходом общества к стадии разделения умственного и физического труда. С появлением профессиональной культуры возникают и специфические институты, предназначенные для развития, сохранения и распространения культуры. К ним относятся архивы и музеи, библиотеки и театры, творческие союзы и объединения, издательства и редакции, инженерные и медицинские общества и т.д. Hо особенно в этом плане следует выделить систему образования, которая представляет собой социальную форму существования культурных процессов обучения и воспитания. "Строение системы образования, – подчеркивает В.А. Конев, – и с точки зрения методико-педагогической, и с точки зрения организационно-педагогической зависит от логики строения самой культуры как системы. Структура образования – калька со строения культуры. Так, например, классно-урочная система образования, сложившаяся в новое время и господствующая на всем протяжении культуры буржуазного общества, явилась "калькой" и "отраслевой" системы культуры, сложившейся в ходе буржуазной культурной революции.

Hаконец, культуру можно структурировать по ее видам. Наиболее широко известно деление культуры на материальную и духовную. К первой традиционно относят культуру материального производства; материальную культуру быта, под которой понимается культура среды обитания и культура отношения к вещам; а также культуру отношения человека к собственному телу – культуру физическую. К духовной культуре причисляют культуру интеллектуальную, нравственную, правовую, художественную и религиозную, Hо противопоставление материальной и духовной культуры весьма условно, ибо, так называемая материальная культура только потому есть культура , что она в то же время духовна.

В функциях культуры сокрыта та роль, которую она играет в жизни общества. Мы уже подчеркивалось, что человек формируется лишь вследствие своего приобщения к культуре, а потому человекотворческая функция может быть названа в качестве главной функции культуры. Из человекотворческой функции вытекают и ею определяются остальные функции – передачи социального опыта, регулятивная, ценностная и знаковая .

Связывая старших и младших в единый поток истории, культура выступает действительной связью поколений, передавая от одних другим социальный опыт. Ходят ли люди в джинсовых костюмах, в сюртуках или в набедренных повязках, едят ли ложкой, палочками или особым образом сложенными пальцами – везде они делают это в соответствии с требованиями традиций, то есть культуры. Из каждого времени культура отбирает те крупицы социального опыта, которые имеют непреходящее значение. Благодаря такому отбору каждое новое поколение получает как бы концентрированный опыт прошлого.

Но культура не только приобщает человека к аккумулированным в опыте достижениям предшествующих поколений. Одновременно она сравнительно жестко ограничивает все виды его общественной и личной деятельности, соответствующим образом регулируя их, в чем проявляется ее регулятивная функция. Культура всегда предполагает определенные границы поведения, тем самым ограничивая свободу человека. З.Фрейд определял ее как "все институты, необходимые для упорядочения человеческих взаимоотношений" и утверждал, что все люди ощущают жертвы, требуемые от них культурой ради возможностей совместной жизни. C этим вряд ли следует спорить, ибо культура нормативна. В дворянской среде прошлого века было нормой на сообщение знакомого о том, что он женится, реагировать вопросом: "И какое за невестой берете приданое?". Hо тот же вопрос, заданный в сходной ситуации сегодня, может быть расценен как оскорбление. Hормы изменились, и забывать об этом не следует.

Однако культура не только ограничивает свободу человека, но и обеспечивает эту свободу. Отказавшись от анархистского понимания свободы как полной и ничем не ограниченной вседозволенности, марксистская литература долгое время упрощенно толковала ее как "осознанную необходимость". Между тем, достаточно одного риторического вопроса (свободен ли в полете выпавший из окна человек, если он осознает необходимость действия закона тяготения?), дабы показать, что познание необходимости есть лишь условие свободы, но еще не сама свобода. Последняя же появляется там и тогда, где и когда у субъекта появляется возможность выбора между различными вариантами поведения. При этом познанием необходимости определяются те границы, в которых может осуществляться свободный выбор.

Культура способна предоставить человеку поистине безграничные возможности для выбора, т.е. для реализации его свободы. В понятиях отдельного человека практически безгранично количество видов деятельности, которым он может себя посвятить. Hо каждый профессиональный вид деятельности – это отдифференцированный опыт предшествующих поколений, т.е. культура.

Следующая функция культуры – знаковая. Человечество фиксирует, передает накопленный опыт в виде определенных знаков. Так, для физики, химии, математики специфическими знаковыми системами выступают формулы, для музыки – ноты, для языка – слова, буквы и иероглифы. Овладение культурой невозможно без овладения ее знаковыми системами. Культура же, в свою очередь, не может транслировать социальный опыт, не облекая его в специфические знаковые системы, будь то цвета светофора или национальные разговорные языки.

И, наконец, последняя из основных функций культуры – ценностная. Она тесно связана с регулятивной, ибо формирует у человека определенные установки и ценностные ориентации, в соответствии с которыми он либо принимает, либо отвергает вновь познанное, увиденное и услышанное. Именно ценностная функция культуры дает человеку возможность самостоятельной оценки всего того, с чем он сталкивается в жизни, то есть делает его личность неповторимой.

Разумеется, все эти функции культуры не существуют как рядом положенные. Они активно взаимодействуют, и нет более ошибочного представления о культуре, чем представление ее в статичности и неизменности. Культура – всегда процесс. Она находится в вечном изменении, в динамике, в развитии. В этом сложности ее изучения, и в этом ее великая жизненная сила.

2. Происхождение, виды и функции политических элит. Политическая элита современного российского общества

Политическая элита – внутренне сплоченная, составляющая меньшинство социальная общность, выступающая субъектом подготовки и принятия важнейших стратегических решений в сфере политики и обладающая необходимым для этого ресурсным потенциалом. Ее характеризует близость установок, стереотипов и норм поведения, единство (зачастую, относительное) разделяемых ценностей, а также причастность к власти (независимо от способа и условий ее обретения). Используемые политической элитой ресурсы как правило многообразны и не обязательно имеют характер политических. Для характеристики ресурсного потенциала политических элит эффективно использование концепции многомерного социального пространства П. Бурдье. Важнейшей характеристикой П.э. является способ легитимации власти, обуславливающий механизмы выработки и принятия политических решений, а также трансляции принятых решений на уровень массового сознания и поведения.

Существует три основных подхода к процедуре выделения политической элиты в общей элитарной структуре общества: позиционный, заключающийся в определении степени политического влияния того или иного лица на основе занимаемой им позиции в системе власти; репутационный, основанный на выявлении рейтинга политика на базе сведений, представляемых о нем другими заведомо властвующими лицами; основанный на участии в принятии стратегически важных политических решений. Отличие последнего, согласно которому политическая элита включает лиц, принимающих стратегически важные решения, в том, что в его основе не изучение феномена политического лидерства (исходящих из понимания власти как способности влиять на лица, определять их действия), а использование представлений о природе политической власти в обществе как способности влиять на принятие решений.

Как определенная система взглядов теория элиты была разработана в начале XX в. В. Парето, Г. Моской, Р. Михельсом. В разработке отдельных направлений теории элиты участвовали Х. Ортега-и-Гассет, А. Тойнби, Й.А. Шумпетер, К. Маннгейм, Ч.Р. Миллс, Г. Ласуэлл и др. С позиций Г. Моски общество независимо от своего общественно-политического строения извечно разделено на два класса: господствующий политический класс (монополизирующий функции управления) и управляемый класс, неорганизованное большинство. В этой схеме более многочисленный (в западном обществе) средний класс выступает подножием и опорой правящего. Вместе с тем, без обновления элиты невозможна социальная стабильность.

Предотвратить вырождение элиты возможно посредством обновления политического класса. Соответствующие процессы описываются с использованием представлений о механизмах и каналах рекрутирования элиты, разнящихся в зависимости от типа общества. В рамках современной политической системы к таким каналам относятся государственный аппарат, органы местного управления, политические партии, армия, религиозные организации, система образования. Преобладающее значение того или иного канала обусловлено историческими традициями политического развития, особенностями политической системы, спецификой политического режима и т.д. Возможности горизонтального передвижения членов П.э. в системе разнообразных каналов рекрутирования характеризуются понятием проницаемости каналов рекрутирования. Важны также понятия персонального состава и качественного состава политической элиты. Принцип рекрутирования является в современной политической науке одним из наиболее значимых оснований типологизации элит (по К. Манхейму, – отбор по крови, по принципу владения и по достигнутому успеху).

Другой важнейшей категорией элитологии является контрэлита. Это понятие включает лиц, по статусу не входящих во властные структуры, но оказывающих существенное влияние на принятие стратегических политических решений. В качестве контрэлиты традиционно выступает высший эшелон политической оппозиции.

Человеческое общество неоднородно, в нем существуют естественные и социальные различия между людьми. Эти различия обусловливают их неодинаковые способности к политическому участию в жизни общества, влияние на политические и социальные процессы, управление ими. Носителем наиболее ярко выраженных политико-управленческих качеств является политическая элита.

В советском обществоведении теория элит на протяжении многих лет рассматривалась как псевдонаучная, антидемократическая и буржуазно-тенденциозная. Сам термин "элита" заменялось произвольными и аморфными синонимами: "власть имущие", "влиятельные слои общества", "сливки нации" и др.

Философы Древней Греции считали, что править обществом должны лучшие, специально предназначенные для этого люди. Платон и Аристотель выступали против допущения народа к правлению государством, считая демократию наихудшей формой правления.

Править обществом, по их мнению, должны философы, у которых наиболее развита разумная часть души. Аристотель написав: "…Тремя качествами должен обладать тот, кто намерен занимать высшие должности: во-первых, сочувствовать существующему государственному строю, затем, иметь большие способности к выполнению обязанностей, сопряженных с должностью; в-третьих, отличаться добродетелью и справедливостью", тем самым дал общую характеристику правящей элиты.

Политическая элита – это относительно небольшая социальная группа, концентрирующая в своих руках значительный объем политической власти, обеспечивающая интеграцию, субординацию и отражение в политических установках интересов различных слоев общества и создающая механизм воплощения политических замыслов.

Другими словами, элита – это высшая часть социальной группы, класса, политической общественной организации.

Основы современных концепций элит заложены в трудах итальянских социологов Гаэтано Моска (1858 – 1941 гг.) и Вильфремо Парето (1848 – 1923 гг.) и немецкого политолога Роберта Михельса (1876 – 1936 гг.).

Моска Г. пытался доказать неизбежное деление любого общества на две неравные по социальному положению и роли группы. В "Основах политической науки" (1896 г.) он писал: "Во всех обществах, начиная с самых среднеразвитых и кончая современными передовыми и мощными обществами, существуют два класса лиц: класс управляющих и класс управляемых. Первый, всегда более малочисленный, осуществляет все политические функции, монополизирует власть и пользуется присущими ему преимуществами, в то время как второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым и поставляет...материальные средства для жизнеобеспечения политического организма".

Моска Г. считал господство меньшинства неотвратимым, ибо это господство организованного меньшинства над неорганизованным большинством.

Парето В. неизбежность деления общества на управляющую элиту и управляемые массы выводил из неравенства индивидуальных способностей людей, проявляющегося во всех сферах социальной жизни. Он прежде всего выделял элиту политическую, экономическую, военную, религиозную. Наряду со сходством исходных положений Парето и Моски в их концепциях есть и различия:

1. Парето делал упор на замене одного типа элиты другим, а Моска – на постепенном проникновении в элиту "лучших" представителей масс.

2. Моска абсолютизирует действие политического фактора, а Парето объясняет динамику элит скорее психологически; элита властвует потому, что насаждает политическую мифологию, возвышаясь над обыденным сознанием.

3. Для Моски элита – политический класс. У Парето понимание элиты шире, оно антропологично.

Суть концепции Р. Михельса состоит в том, что "демократия, чтобы сохранить себя и достичь известной стабильности", вынуждена создавать организацию. А это связано с выделением элиты – активного меньшинства, которому народная масса вверяет свою судьбу ввиду невозможности ее прямого контроля над крупной организацией. Лидеры никогда не уступают свою власть "массам", а только другим, новым лидерам. Необходимость управления организацией требует создания аппарата, и власть концентрируется в его руках.

Последователи Михельса считают, что Ленин, заложив организационные и идеологические основы РСДРП(б) в своем труде "Что делать?", ориентировался на узкий слой профессиональных революционеров – будущую элиту. Придя к власти, партия воспроизвела свою структуру в масштабе страны: управлять обществом стала так называемая партократия.

Характерными чертами политической элиты являются следующие:

· это небольшая, достаточно самостоятельная социальная группа;

· высокий социальный статус;

· значительный объем государственной и информационной власти;

· непосредственное участие в осуществлении власти;

· организаторские способности и талант.

На основе концепции Г. Моски, В. Парето и Р. Михельса возникли современные направления: макиавеллистская школа, ценностные концепции элит, концепция демократического элитизма, концепция множественности, плюрализма элит, концепция элиты как авангардной партии рабочего класса.

Макиавеллистская школа элит имеет следующие черты:

1. Признание элитарности любого общества, его разделение на властвующее меньшинство и пассивное большинство.

2. Особые психологические качества элиты. Принадлежность к ней связана в первую очередь с природными дарованиями и воспитанием.

3. Групповая сплоченность.

4. Легитимность элиты, более или менее широкое признание массами ее права на политическое руководство.

5. Структурное постоянство элиты, ее властных отношений.

6. Формирование и смена элит происходит в борьбе за власть.

Ценностные теории элиты характерны:

1. Элита – наиболее ценный элемент общества, обладающий высокими способностями.

2. Господствующее положение элиты отвечает интересам всего общества. Элита – мотор, а массы – колесо истории, проводник в жизнь решений элит.

3. Формирование элиты – процесс естественного отбора обществом наиболее ценных представителей.

4. Элитарность закономерно вытекает из равенства возможностей. Демократия должна обеспечить примерно одинаковые стартовые условия. На финише неизбежно проявляются социальные чемпионы и аутсайдеры.

Концепции демократического элитизма имеют следующие общие черты:

1. Демократия понимается как конкуренция между потенциальными руководителями за доверие и голоса избирателей.

2. Элита не только обладает необходимыми управленческими качествами, но и защищает демократические ценности.

Концепции множественности, плюрализма элит базируются на следующих постулатах:

1. Отрицание элиты как единой привилегированной группы. Существует множество элит.

2. Элиты возможно удерживать под влиянием масс.

3. Существует конкуренция элит, что предотвращает складывание единой господствующей элитарной группы.

4. Различия между элитой и массой относительны, условны и часто достаточно размыты. Доступ к лидерству открывает не только богатство и высокий социальный статус, но прежде всего личные способности, знания, активность и т.п.

Концепция политической элиты как авангардной партии рабочего класса, всех трудящихся, разработана в учении В.И. Ленина, несмотря на его негативное отношение к элитизму. Ее основополагающие черты таковы:

1. Глобальный, мессианский характер политической элиты, ее историческое призвание руководить процессом перехода человечества от капитализма к коммунизму.

2. Всеобъемлющий характер политического руководства. Коммунистическая партийно-государственная элита руководит всеми сферами общества.

3. Происхождение элиты из социальных низов – "кто был никем, тот станет всем".

4. Идеологичность. Обладание единственно верной идеологией определяет передовые качества элиты, служит важнейшей гарантией успешного руководства обществом. Все другие идеологии – заблуждения или происки классового врага.

5. Жестокая иерархия политической элиты. Сама правящая элита уподобляется армейским структурам, делится на вождя, "генералов", "офицеров", "унтер-офицеров" (Сталин).

Таким образом, под элитой понимаются:

1. Лица, обладающие высшими показателями (результативностью) в своей области деятельности (В. Парето).

2. Харизматические личности (М. Вебер).

3. Лица, обладающие интеллектуальным и моральным превосходством над массой, безотносительно к своему статусу.

4. Наиболее активные в политическом отношении люди, ориентированные на власть; организованное меньшинство общества (Г. Моска).

5. Люди, занимающие высшие места в обществе, благодаря своему биологическому и генетическому происхождению.

6. Лица, имеющие высокое положение в обществе и благодаря этому влияющие на социальный прогресс (Дюпре).

7. Люди, получившие в обществе наибольший престиж, статус (Г. Лассуэл).

8. Лица, получающие материальные и нематериальные ценности в максимальном размере.

Факты реальной жизни и многочисленные исследования подтверждают, что политическая элита – реальность сегодняшнего (и, вероятно, завтрашнего) этапа развития общества и обусловлена действием следующих основных факторов:

1. Психологическое и социальное неравенство людей, их неодинаковые способности, возможности и желания участвовать в политике.

2. Закон разделения труда требует профессионального занятия управленческим трудом.

3. Высокая значимость управленческого труда и его соответствующее стимулирование.

4. Широкие возможности использования управленческой деятельности для получения различного рода социальных привилегий.

5. Практическая невозможность осуществления всеобъемлющего контроля за политическими руководителями.

6. Политическая пассивность широких масс населения.

Элиты типологизируются по ряду оснований:

По отношению к власти выделяют:

· правящую элиту;

· неправящую, или контрэлиту.

По уровню компетенции:

· высшая (общенациональная);

· средняя (региональная);

· местная.

По результатам деятельности (эффективности):

· элита;

· псевдоэлита;

· антиэлита.

Кроме того, выделяют:

1. "Элиту крови", или аристократию; элиту богатства, или плутократию; элиту знаний, или меритократию.

2. Деспотические, тоталитарные, либеральные и демократические элиты.

3. Закрытые и открытые.

В. Парето выделял два главных типа элит: "львы" и "лисы".

Для "львов " характерен консерватизм, грубые силовые методы управления. Общество, где преобладает элита "львов", обычно застойно.

"Лисы" – мастера обмана, политических комбинаций. Элита "лис" динамична, она обеспечивает преобразования в обществе.

Политическая элита обладает следующими функциями:

· изучение и анализ интересов различных социальных групп;

· субординация интересов различных социальных общностей;

· отражение интересов в политических установках;

· выработка политической идеологии (программ, доктрин, конституции, законов и т.п.);

· создание механизма воплощения политических замыслов;

· назначение кадрового аппарата органов управления;

· создание и коррекция институтов политической системы;

· выдвижение политических лидеров.

Элитарность современного общества очевидна. Всякие попытки ее устранения приводили к формированию и господству деспотических нерезультативных элит, что в конечном счете наносило ущерб всему народу.

Видимо, устранить политическую элиту можно лишь за счет всеобщего общественного самоуправления. Однако на нынешнем этапе развития человеческой цивилизации самоуправление народа скорее привлекательный идеал, чем реальность.

Поэтому в современных условиях первостепенную значимость имеет не борьба с элитарностью, а проблемы формирования результативной, полезной для общества политической элиты – рекрутирование элит.

Существуют две основные системы рекрутирования элит: система гильдий и антрепренерская система. В чистом виде они встречаются довольно редко, однако можно выделить характерные черты этих систем.

Для системы гильдий характерны:

1. Закрытость. Отбор на более высокие посты осуществляется из нижестоящих слоев самой элиты. Медленный, постепенный путь наверх.

2. Высокая степень процесса отбора, наличие многочисленных фильтров формальных требований для занятия должностей (партийность, возраст, стаж, образование, характеристики и т.п.).

3. Небольшой, относительно закрытый круг селектората, т.е. тех, кто проводит отбор. Как правило, в него входят лишь члены вышестоящего органа или даже один первый руководитель.

4. Тенденция к воспроизводству уже существующего типа лидерства.

Антрепренерскую систему рекрутирования элит отличают:

1. Открытость. Претендентом на занятие руководящей должности может быть представитель любой общественной группы.

2. Небольшое число формальных требований, институциональных фильтров.

3. Широкий круг селектората. Им могут выступать даже все избиратели.

4. Высокая конкурентность отбора, острое соперничество за занятие руководящих позиций.

5. Первостепенное значение индивидуальности (яркая личность, значимые личные качества, умение найти поддержку широкой аудитории, увлечь ее, наличие интересных предложений и программ).

Таким образом, элитарность политической жизни общества – реальность сегодняшнего дня. В центре внимания должны быть проблемы повышения качества и эффективности работы политической элиты. Во многом положительное решение этой проблемы зависит от руководителя, лидера.

Говоря о российской властвующей политической элите, в первую очередь нельзя не заметить, что груз исторических традиций политической культуры во многом, если не во всем, определяет методы политической деятельности, политического сознания и поведения новой волны "российских реформаторов", по природе и сущности своей не воспринимающих иных методов действий, кроме тех, которые были успешно использованы как ими самими, так и их предшественниками. Фактом, не подлежащим сомнению, много раз исторически доказанным, является то, что политическая культура складывается веками и изменить ее за короткое время невозможно.

Именно поэтому политическое развитие сегодняшней России приняло такой привычный всем нам характер, лишь с небольшими оттенками либеральной демократии, тогда как, в настоящий момент существует ярко выраженная потребность в новом пути развития политических отношений.

В данный момент в Росси государственная власть характеризуется тремя основными признаками:

- первое – власть неделимая и не смещаемая (фактически можно сказать наследственная);

- второе – власть полностью автономна, а также полностью неподконтрольна обществу;

- третье – традиционная связь российской власти с обладанием и распоряжением собственностью.

Именно под эти сущностные характеристики российской власти и подгоняются принципы либеральной демократии, которая превращается в свою полную противоположность. На текущий момент центральная проблема российской политической системы – это реализация власти (в первую очередь ее разделяемость и смещаемость). Исторический опыт российского парламентаризма (его развития) подтверждает одну интересную особенность: противостояние, а иногда и силовой конфликт, власти исполнительной, как лидирующей, и власти маргинальной законодательной. Подавление или даже уничтожение одной ветви власти фактически закрепляет всевластие другой, что, однако, исходя из мирового опыта, ведет к поражению действующего режима. Полной гармонии между этими ветвями власти быть и не может, но их четкое разделение и обеспечивает контроль общества над государственной властью.

Политическая властвующая элита Российской Федерации состоит из целого ряда группировок. При этом что характерно, мировоззренческие основания этих групп особой роли не играют, в реальности они выступают лишь идеологическим флером в политических дискуссиях. Идеи же справедливости, государственного порядка, эффективности власти разделяют все партии, что делает их выглядящими на одно лицо и мало отличимыми друг от друга.. При этом социально-экономическое структурирование на местах, имевшее место несколько лет назад сменилось социально-политическим и даже этническим фактором, что свидетельствует о растущей политизации общественных настроений.

Современные властвующие политические элиты России состоят в основном из следующих социально-политических групп:

- бывшая партноменклатура (КПСС);

- бывшая демократическая оппозиция (Демократическая Россия);

- бывшие хозяйственные руководители низшего и среднего звена;

- бывшие комсомольские работники;

- работники различных органов самоуправления (райсоветов, горсоветов).

Кроме этого, можно принять во внимание и небольшой процент интеллектуальной элиты – интеллигенции.

Указанные выше группы, как часть властвующей элиты, обладают рядом свойственных ей признаков:

- деятельность по принципу управленческих команд, жестко подчиненных главе исполнительной власти;

- обязательность существования личной преданности главе, первому лицу на любом уровне;

- наличие на каждом уровне соответствующих вождей с личной преданной командой;

- тщательно маскируемая вовлеченность в раздел и присвоение госсобственности (приватизация);

- обычна связь с организованной преступностью и непосредственное лоббирование ее интересов.

Эта градация, как уже говорилось, основана на исследованиях в провинции, но, опять же, она достаточно репрезентативна и для всей политической элиты Российской Федерации.

В целом же, в политической структуре России можно выделить два основных блока, в основном постоянно сталкивающихся и изредка сотрудничающих друг с другом – это политические элиты и электорат столичных городов и провинции. В провинции, на уровне областей, автономий, в последнее время выдвигается на первый план этнический фактор в силу прямой национальной разграниченности. Отсюда, как раз, и происходит замеченная выше группировка общественного мнения и политических элит вокруг национал-патриотических партий, движений и блоков.

Формирование российской властвующей политической элиты происходило по следующим этапам:

- "перекраска" бывшей партийной номенклатуры в демократическую элиту;

- выдвижение на руководящие посты бывших партбоссов низшего и среднего звена, при условии их преданности к бывшим первым лицам;

- вытеснение из органов управления гуманитариев и замена их инженерно- техническими кадрами (в регионах – замена специалистами сельского хозяйства);

- отсутствие системы кадрового отбора, рост численности руководителей, работающих по принципу "стремительного роста".

Истоки формирования современной политической элиты, несмотря на такое положение дел, лежат в интеллигенции.

Номенклатура имеет следующую структуру: элита (высший слой, работники управления, имеющие право принимать решения) и бюрократия (работники, выполняющие приказы элиты). Бюрократию обычно не касается смена руководителей, они не участвуют в политических баталиях, не состоят в партиях (люди 2-го и 3-го эшелонов управления). Отмечено, что тот небольшой (порядка 1-2%) слой интеллектуальной элиты сосредоточен не в самой политической элите, а в ее аналитических службах.

Однако же, так называемые, "новые русские" имеют, например, более интеллектуальные корни, чем политическая элита (около 15% интеллектуальной элиты в средней полосе Росси содержат "новых русских"). Интеллигенция находиться, как бы, между элитой и номенклатурой. С одной стороны она питает кадрами власть, а с другой создает ей проблемы и ставит себя ей в оппозицию. Она как социальная группа стоит вне управления.

Но в последнее время наблюдается возврат к формированию номенклатурно-семейных кланов и бюрократических династий, идет медленное увеличение числа бывших партийных работников и снижение численности, так называемых демократических работников, что в общем является положительным фактором.

О социальной неразвитости политических элит свидетельствует и ее замкнутость, функционирование по принципу корпоративных групп, нечеткость социальных функций, когда управленческие функции безграничны. Эта безграничность и приводит к тому, что она (элита) практически ни за что не отвечает.

В нашей стране, политическая элита (особенно властвующая) как социальная группа, воплощающая в себе наиболее перспективные тенденции общественного развития, отсутствует. В лучшем случае, нам приходиться иметь дело с "перекрашенной" партийной номенклатурой, в худшем – с откровенно криминальными субъектами, допущенными к власти.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Асланов Л.А. Культура и власть [Электронный ресурс]: http://www.kara-murza.ru/vlast/KulturaVlast.html

2. Конев В.А. О сущности освоения культуры. Методологические проблемы освоения культуры. – Куйбышев, 1988. С.7.

3. Культура как социальное явление [Электронный ресурс]: http://www.philosophy.ru/edu/ref/soc/socfil.html

4. Лапкин В.В. Политическая элита [Электронный ресурс]: http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/69878.html

5. Политическая элита и политическое лидерство [Электронный ресурс]: http://www.uvauga.ru/HSD_chair/Political_science/T2_9.htm

6. Политология: курс лекций: учебное пособие для вузов/ под редакцией А.А. Радугина. – Изд. 2-е, доп. – М: Центр, 2005.

7. Социология / Учебное пособие [Электронный ресурс]: http://vor-stu.narod.ru/posob-2.html#81

8. Фрейд З. Будущее одной иллюзии. Сумерки богов. – М., 1989. С. 95.

9. Фролова М.А. Политология – студенту в вопросах и ответах: выпуск 1. – Москва-Воронеж, 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий