регистрация / вход

Личность и политическое лидерство

Особенности политической социализации в России. Становление личности в качестве субъекта политики. Понятие и сущность политического лидерства, сущность синтетической теории. Семья как первичная ячейка социализации. Политическое лидерство в России.

Министерство образования Российской Федерации

Санкт-Петербургский Государственный

Инженерно Экономический Университет

Кафедра связи с общественностью, истории и политологии

Реферат по политологии:

Тема

ЛИЧНОСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО

Санкт-Петербург

2009

СОДЕРЖАНИЕ

1. Политическая социализация личности

2. Особенности политической социализации в России

3. Понятие политического лидерства

4. Сущность политического лидерства

5. Типология политических лидеров

6. Политическое лидерство в России

Список литературы


1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ

Проблема личности имеет в политической науке, по меньшей мере, три главных аспекта: 1) собственно человек с присущими ему индивидуальными чертами и качествами: интеллектуальными, эмоциональными, волевыми; 2) личность как представитель группы: статусной, классовой, социально-этнической, элиты, масс и т.п., а также как исполнитель определенной политической роли: избирателя, члена организации, парламентария; 3) личность как сознательный, активный участник общественной и политической жизни, человек, который обычно взаимодействует с властью и выступает субъектом и объектом воздействия политики.

Становление личности в качестве субъекта политики происходит постепенно, по мере социального созревания человека в процессе его политической социализации. Политическая социализация — это процесс вхождения человека в мир политики; формирование политических представлений, ориентации и установок; усвоение опыта, норм и традиций политической культуры. Политическая социализация является частью общей социализации личности, ее приобщения к социальному опыту, накопленному предшествующими поколениями людей. Другими словами, речь идет о формировании жизненной позиции человека на основе усвоения социального опыта, его гражданском становлении. В процессе политической социализации личность получает определенные знания о политической жизни, приобретает навыки общественно-политической деятельности, позволяющие ей стать полноправным участником политических отношений. Вместе с тем происходит и формирование определенных ориентации, предпочтений, вкусов, установок личности в сфере политической реальности. В результате политической социализации формируется политическое сознание, закладываются основы для его политического поведения. Однако социализация личности не предполагает пассивного усвоения культивируемых политической системой ценностей. Огромное значение имеют политическая практика, собственный социальный опыт личности и выработка на этой основе рационального, адекватного складывающимся реалиям политического поведения. Политическая социализация — сложный и многофакторный процесс. Темпы и степень социализации обусловливаются многими факторами. В их числе влияние: а) макросреды — общественно-экономической формации, государства, класса, нации, других социальных групп, политической культуры общества; б) микросреды — институционных и неформальных общностей, школы, семьи, отдельных личностей; в) биопсихологических характеристик; г) самовоспитания. Политическая социализация осуществляется двумя основными путями. Первый — это целенаправленные усилия политической системы по политическому просвещению населения. Сюда относятся прежде всего социализирующее воздействие изучения политической науки, исторических и обществоведческих дисциплин в образовательных учреждениях, влияние официальной пропаганды, пропаганды политических партий и движений, особенно в ходе предвыборных кампаний. Второй путь — это стихийное влияние на политическое сознание и поведение личности социальной и политической практики на макроуровне — международных и внутриполитических реальностей, глобальных проблем современности, экономической и социальной ситуации, отдельных политических событий и т.д. Правда, стихийность этого влияния относительна: оно опосредуется средствами массовой информации, вносящими свою лепту в интерпретации социальной и политической практики. Важным фактором политической социализации является личное участие индивида в общественно-политической жизни. Именно в процессе практической политической активности происходит переход полученных знаний в убеждения, их проверка личным опытом, отход от некоторых иллюзорных представлений.

Собственный опыт помогает человеку корректировать ранее приобретенные представления, усваивать новые для него ценности и образцы политического поведения. Политическая социализация личности начинается в детстве и продолжается всю жизнь. В наиболее общем виде в ней можно выделить два этапа. Первый этап — это становление личности, ее формирование в качестве гражданина и получение конституционного права участия в выборах. На этом этапе происходит накапливание политических знаний, усвоение основных политических ценностей и ориентации. На втором этапе политическая социализация продолжается уже с подключением опыта собственной политической активности, освоением новых социальных и политических ролей.

Первичной ячейкой социализации выступает семья, где закладываются фундаментальные мотивационные нормы социального поведения, или социализации, личности. Замечено, что наиболее прочные ценности, нормы и политические предпочтения приобретаются под влиянием преобладающих в семье настроений. В процессе вхождения ребенка в окружающий мир семья знакомит его с некоторыми установками, которые в дальнейшем отражаются на его участии в общественных учреждениях. Приобретаемые в семье психологические установки и ценности во многом определяют дальнейшее отношение юноши или девушки к власти. Политические представления и ценности, приобретенные в семейном кругу (в процессе первичной политической социализации), могут либо сохраняться, либо видоизменяться впоследствии под влиянием дальнейшего опыта социализации. В рамках политической системы действуют различные институты, целью которых является развитие процессов политической социализации. Ими являются: средняя школа, средние профессиональные учебные заведения, вузы, молодежные организации, служба в армии, общественно-политическая организация или политическая партия. Особенно важна роль средней школы, без которой трудно представить процесс политической социализации. Во многих случаях уровень образования влияет на восприятие человеком политической реальности. Социализация не завершается с молодостью, она продолжается в течение всей жизни человека, по мере вхождения его в те или иные социальные группы и движения, приобретения им опыта в реальном потоке политических событий. Определенным итогом политической социализации является формирование политической культуры личности. Усвоенные политические нормы и ценности, установки к осуществлению определенных социально-политических ролей, выработанные стереотипы и привычные реакции порождают у человека более или менее стабильные модели поведения в сфере политики. Человек не просто усваивает социальный опыт, но и преобразовывает его в собственные ценности, установки, ориентации, поступки. Результаты политической социализации непосредственно отражаются на практическом участии его в общественно-политической жизни, на степени реализации им своей роли субъекта политики.

2. ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ В РОССИИ

До 90-х годов XX века в советской России доминировал гегемонистский тип политической социализации, связанный с противопоставлением ценностей коммунизма и капитализма. Была создана система политической социализации, позволявшая контролировать процесс трансляции политических целей КПСС во внутреннюю структуру личности начиная с семьи и кончая взрослой жизнью. Все институты социализации (семья, дошкольные учреждения, школы, вузы, детские и молодежные организации, КПСС) представляли собой механизмы единой системы политического воспитания.

Однако, несмотря на возможности всеобщего контроля за процессом социализации, приобретение черт политической субъективности определенными социальными группами происходило на отличных от коммунизма либеральных ценностях. К таким группам можно отнести часть творческой интеллигенции, достаточно многочисленные группы работников внутренней и внешней торговли, дипломатов и т. д. Крушение политической монополии КПСС и коммунистической идеологии в начале 90-х годов прошлого века привело к ликвидации прежней системы политической социализации. Российское общество вступило в переходное состояние, когда:

• старая система ценностей оказалась дискредитированной (хотя на нее еще ориентировались значительные группы населения);

• либеральные политические ценности еще не востребованы широкими слоями общества;

• прежние агенты политической социализации стали исповедовать различные политические предпочтения, причем часто конъюнктурные и эгоистичные.

Отсутствие целостной системы политической социализации личности привело к тому, что их политические позиции стали обуславливаться не влиянием лидеров, газет, телевидения, партий, а собственным экономическим положением. Поэтому наиболее мощным фактором в этих условиях оказываются конкретные экономические (например, колебания курса доллара) и политические события, изменяющие положение индивида. Следовательно, общества, переходящие от тоталитаризма к демократии, характеризуются противоречивым переплетением двух тенденций в процессе политической социализации:

• демократизация общественной жизни расширяет возможности политического участия личности, включения в политику ранее политически пассивных групп населения, повышает информированность граждан о деятельности властных структур;

• нарастают политическая апатия, отчуждение, неверие - как реакция переживающего психологическую перестройку индивидуального и массового сознания на падение жизненного уровня, крушение идеалов.

3. ПОНЯТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА

Понятие лидера, лидерства было импортировано в Россию сравнительно недавно. Впервые данное понятие было введено в Словарь русского языка С. И. Ожегова (первое издание словаря вышло в свет в 1949 г.) и в Словарь иностранных слов, первое издание которого вышло примерно в то же время. В словаре Ожегова дается следующая интерпретация лидера: «Глава, руководитель политической партии, общественно-политической организации или вообще какой-нибудь группы людей; человек, пользующийся авторитетом и влиянием в каком-нибудь коллективе». В других словарях русского языка указывается, что лидер — «тот, кто способен вести за собой других, вожак», упоминается и такой признак лидерства, как «первенство, главенствующее положение в чем-либо». Приведенные определения дают правильное понимание природы лидерства. Лидер (англ. — ведущий) — член группы, за которым она признает право принимать ответственные решения в значимых для нее ситуациях, т.е. наиболее авторитетная личность, реально играющая центральную роль в организации совместной деятельности и регулировании взаимоотношений в группе. Лидерство представляет собой исторически сложившуюся потребность людей в организации своей деятельности. Оно — один из механизмов объединения групповой деятельности, когда индивид или часть социальной группы выполняет роль лидера, т.е. организует, направляет работу всей группы, которая ожидает, принимает и поддерживает его действия.

В обществе существует объективная потребность в политическом лидерстве, и она не может не реализоваться. Лидерство политическое отражает политические отношения между субъектом и объектом политики, суть которых в сознательном и добровольном подчинении всех, за ними идущих. Политический лидер оплачивает объект, обеспечивая солидарные действия. Таким образом, лидерство — отношения доминирования и подчинения, влияния и следования, феномен политической и общественной жизни, связанный с осуществлением властных функций. Политическое лидерство — это власть, потому что оно состоит в способности одного лица (или нескольких лиц), находящегося «на вершине», заставлять других делать то позитивное или негативное, что они не делали бы или в конечном счете могли бы не делать вообще. Представляется, что лидерство способно, по самой своей природе, сплачивать граждан в совместных усилиях, причем в течение длительного времени, постепенно решая задачи, подчиненные общей цели. Понятие политического лидерства имеет два аспекта: формально-должностной статус, связанный с формальным занятием должности, и «реальное» лидерство, не связанное с занятием формальной позиции в группе. Данное различие имеет наибольшее значение для политической сферы, поскольку помогает провести разграничительную линию между положением и поведением. Некоторые лидеры вовсе не занимают позиций «на вершине», а некоторые из тех, кто занимает высшие должности, не являются лидерами. Например, в Великобритании королева не является политическим лидером, равно как и президент ФРГ. В СССР Генеральный секретарь ЦК КПСС был политическим лидером не только в партии, но и в стране в силу того, что начиная со Сталина он постепенно признавался как главное лицо, принимающее решения. Формальное положение и «реальное» лидерство — эти два понятия частично перекрывают друг друга, но не совпадают полностью, часто, а практически почти всегда оказывают влияние друг на друга, поскольку лидером становятся, достигнув определенного положения. В этом случае лидерство есть частично продукт занимаемый должности. Это означает, что нельзя игнорировать должность и сосредоточиваться исключительно на «реальном» лидерстве. Этот вывод особенно значим для политического лидерства. Лидерство есть указание направления, которое в конечном счете нацелено на действие. Но оно будет эффективным и реальным только в том случае, если указание имеет смысл применительно к данной ситуации, к тому, что, так сказать, требует момент. В этой связи можно выделить три элемента политического лидерства, определяющих цели и результаты лидерства: «диагноз», определение направления действий и мобилизация тех, кто будет вовлечен в конкретную реализацию действий. «Диагноз» — это та фаза, в которой лидер изучает ситуацию и оценивает, что, по его мнению, в ней неправильно и потому должно быть изменено, Затем лидер разрабатывает меры, отвечающие разрешению проблем, т.е. какой ход событий был бы наиболее желательным. Мобилизацию следует рассматривать и как мобилизацию лиц, находящихся в подчинении, и как мобилизацию всего населения. Лидерство — это всегда нечто большее, чем анализ ситуации и принятие решений, оно состоит также в воздействии на умы и энергию тех людей, которым предстоит сыграть свою роль в реализации этих мер.

4. СУЩНОСТЬ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА

Что же непосредственно лежит в основе лидерства? Какова природа этого феномена? Почему одни люди становятся лидерами, а другие довольствуются ролью исполнителей воли лидера? Существуют несколько основных теоретических подходов в понимании происхождения лидерства.

Наиболее ранней и достаточно широко распространенной в современной политологии является «теория черт», ее различные модификации (теория «великого человека», авторитарной личности, харизматических лидеров и др.). Согласно этой концепции, лидерство — феномен, рождаемый специфическими чертами лидера. Истоки такого подхода, тесно связанного с традиционной героической интерпретацией истории, обожествлением императоров, царей, вождей, мы находим в трудах мыслителей Древней Греции и Древнего Рима, мифологизированном массовом сознании того времени. Богом данные черты правителей позднее трансформировались во врожденные качества лидера. Некоторые люди, согласно такому подходу, от рождения предназначены быть полководцами, вождями, руководителями. В них от природы заложен обеспечивающий первенство, власть соответствующий биопсихологический комплекс. Другие люди, даже попадая в аналогичную ситуацию, оказавшись в роли руководителя, не смогут никогда достичь такого успеха.

Следующим шагом на пути демократизации «теории черт» стало отступление от жесткого утверждения божественности, врожденности лидерских черт и качеств и допущение возможности их приобретения, например, посредством обучения, опыта, тренинга и т.п. Такой подход первыми стали отстаивать психологи, стоящие на позициях бихевиоризма. Вместе с тем здесь также резервировался определенный минимум врожденных качеств, психологических черт, лишь обладая которыми человек может стать лидером. Делались и делаются попытки с использованием корреляционного анализа, математических методов, рейтинговых коэффициентов рассчитать необходимый стандарт психологических, педагогических, политических, деловых, нравственных, физических (рост, вес и т.п.), физиологических и прочих личностных качеств лидера.

Различные авторы пытались выделить эти необходимые лидеру черты или характеристики. В 1940 г. К. Бэрд составил список из 79 черт, упоминаемых различными исследователями как «лидереские». Среди них были названы такие: инициативность, общительность, чувство юмора, энтузиазм, уверенность, дружелюбие (позже американский социолог Стогдилл перечислил 124 черты лидерства, добавив к ним бдительность, популярность, красноречие). В настоящее время социологами выделяется от 80 до 250 качеств лидера. Под эту многомерную и разноплановую схему можно подвести (равно как и отвести) практически любого человека. Живой человек, как всегда, оказывается богаче любой схемы, хотя детализация и стандартизация данного процесса до определенной меры, безусловно, полезны.

«Теория черт» оказалась весьма уязвимой для ее критиков. Так, Ю. Дженнингс заметил, что «теория черт» в большей мере отражала черты экспериментатора, но не черты лидера. Он писал: «Исследования не доказывают, что превосходящий ум желателен или необходим для лидерства в бизнесе, а также в бюрократических организациях, где карьеру делают не самые умные, а самые изворотливые, беспринципные, умеющие приспосабливаться к вкусам...» Но было бы неоправданным и полное отрицание «теории черт». Чтобы стать лидером в условиях политической борьбы, действительно нужны определенные психологические и социальные качества. Однако их набор значительно варьирует в зависимости от исторических эпох и особенностей конкретных государств мира, менталитета народа. Даже сегодня личностные качества, дающие шансы на политический успех, существенно отличаются, например, в Китае, США, Эфиопии, Кувейте, Непале, Нигерии и т.д. Как реакция на однобокость, неудовлетворительное объяснение «теорией черт» феномена лидерства возникает концепция лидерства — теория «определяющей роли последователей». Лидер, согласно этой концепции, не более чем инструмент группы. Объект сам выбирает субъекта, т.е. лидера, который способен удовлетворить его интересы. Последователи рассматриваются не в качестве одного из элементов (начал) лидерской системы, а как центральный, доминирующий компонент процесса лидерства. «Тайна лидера» не в нем самом, а в психологии, запросах его последователей или в социальной среде функционирования лидерства.

Сторонники теории «определяющей роли последователей» считают обычно, что влияние ведомых на лидера нередко бывает негативным. По их представлению, лидер большей частью стремится удовлетворить низменные страсти толпы, чтобы удержаться у власти; он ведет массы в той мере, в какой сам идет на поводу массовых предрассудков. Именно в этом они видят причину превращения лидеров в марионеток, принимающих критерии толпы и действующих ей на потребу. Безусловно, последователи активно воздействуют на лидера, во многом определяют его поведение, формируют даже черты характера. Вместе с тем теория «определяющей роли последователей», как и «теория черт», не смогла вскрыть действительных причин и механизмов лидерских отношений. Неудачные попытки одностороннего выведения лидерства из особенностей личности или ее последователей, желание полнее отразить социальный контекст данного явления привели к формированию третьей концепции — «ситуационной теории лидерства» и ее современной разновидности «теории социального контекста лидерства». Первые две теории не отбрасываются полностью, но утверждается, что в основном лидерство — продукт, функция обстоятельств, конкретной ситуации. При таком подходе объяснение появления и смены лидеров выводится в зависимости от требований обстоятельств, конкретной ситуации. В различных ситуациях выделяются отдельные люди, которые превосходят других по крайней мере в каком-то одном качестве. Поскольку именно эти качества, черты оказываются необходимыми в данный момент, человек, ими обладающий, становится лидером. Таким образом, идея о врожденности качеств была отброшена и вместо нее принята идея о том, что лидер просто лучше других может актуализировать в конкретной ситуации присущую ему черту (наличие которой в принципе не отрицается и у других лиц). Свойства, черты или качества лидера оказывались относительными, поскольку ему в одних условиях необходимо обладать одними чертами, в других — чертами, порой прямо противоположными.

Действительно, лидерами нередко становятся люди, способные ситуативно проявить свои лучшие или необходимые в данный момент качества. Больше того, запрос на определенные свойства, действия лидера, его имидж и авторитет во многом определяется конкретной ситуацией, обстоятельством, конкретным ожиданием «ведомых». Достаточно вспомнить об электоральных ожиданиях, электоральных ситуациях и их корректирующем воздействии на лидеров. Исторический опыт и научные исследования дают возможность предположить обусловленность появления того или иного лидера временем, местом и обстоятельствами. Вместе с тем они же учат и другому: нельзя абсолютизировать контекстуальные факторы лидерства, неизбежно упуская при этом субъективные — личностные и иные черты лидеров и их последователей. Тем не менее ситуационная теория оказалась достаточно популярной: именно на ее основе проведена масса экспериментальных исследований лидерства.

Проанализированные выше столь разные концепции породили более или менее компромиссный вариант решения проблемы, который получил название синтетической теории лидерства. Его сторонники пытаются объединить, синтезировать «теории черт», «определяющей роли последователей», «ситуационной теории», преодолеть их ограниченность через универсализацию не отдельных компонентов (начал), а их связи. В этом смысле синтетическая теория имеет, конечно, ряд преимуществ. Согласно синтетической теории, при исследовании лидерства необходимо учитывать комплекс вопросов, а именно черты субъекта, характер и особенности объекта, специфические условия, в которых они действуют. Такой подход является более комплексным и, на первый взгляд, преодолевает абсолютизацию односторонности отдельных составляющих (начал) лидерской системы. Вместе с тем уже в силу сохранения качественной разносторонности компоненты лидерства в действительности не соединяются в совокупную связь, системное целое. Ситуационная теория во многом оставляет в тени внутренний механизм увязывания лидеров и последователей, тех и других с ситуационными, общественными детерминантами лидерского процесса. Как реакция на слабость, неустойчивость этой концепции на Западе появился ряд теорий лидерства, которые зародились в лоне вышеназванных теорий, но существенно их расширяли и углубляли. Так, для первой половины XX столетия характерна концентрация внимания исследователей на личности лидера (теория героя, теория личностных черт и психологические теории). Истоки этих развивающих «теорию черт» подходов находятся в представлениях мыслителей античности о роли выдающихся личностей в истории. Теория «великого человека», героя логически выводила на существование личностной природы лидерства, особых качеств лидера по сравнению с последователями. Процесс лидерства объясняется приверженцами такого подхода проявлением тех или иных черт характера индивида. Психологические подходы отчетливо выражены в большинстве современных теорий лидерства, являются по сути их мотивационно-деятельным стержнем и конкретно характеризуются исследованием особенностей сознания политических лидеров, анализом бессознательных факторов процесса лидерства, разработкой концепции авторитарной личности. Поведенческая теория лидерства, основываясь на «теории черт», придает ей, за счет введения в проблемное поле взаимоотношений лидеров и последователей, другое измерение. Эмпирические психолого-социологические исследования, просчет корреляционных связей и зависимости обосновывают реальную и оптимальную (идеальную) модели лидерского поведения. Вместе с тем поведенческая теория без учета присутствующих в лидерской системе факторов социокультурной среды остается малоубедительной. Важным направлением развития личностно-ситуационной теории лидерства стала концепция взаимодействия. Суть ее в западной политологии определялась с точки зрения статуса взаимодействия и поведения индивида по отношению к другим членам группы. Лидерство рассматривалось как результат взаимодействия между личностями, а не как характеристика отдельно взятого человека.

Теории «обмена», «трансактного анализа» и трансформационного лидерства рассматривают общественные взаимодействия в качестве формы обмена, в процессе которого субъекты вносят в него вклад в виде самих себя, получая взамен весь социум (группу, организацию и т.д.). Трансактный подход концентрирует внимание на перцепции, т.е. восприятии последователями поведения и действий лидеров мотивов, которыми они руководствуются, а также на ожиданиях от этих действий. Согласно «мотивационной теории» эффективность лидерских действий зависит от воздействия его на мотивацию последователей, на их способность к эффективному выполнению работы и на их чувство удовлетворения от деятельности. Некоторые социологи и политологи критикуют мотивационные теории, считают их примитивными, противопоставляя им ценностные теории лидерства. Уже сам факт выхода лидерских теорий на уровень анализа взаимодополняющих и взаимозамещающих личностных, институциональных, средовых и других компонентов лидерской системы сужает возможности чисто психологического подхода. Лидерство — это настолько сложный феномен, имеющий самые разнообразные причины возникновения, что при объяснении конкретной ситуации надо иметь в виду все интерпретации его генезиса. То есть исходить прежде всего из признания его интегральной природы и рассматривать его в качестве результата взаимодействия самых разных свойств личности, ситуации, в которой ей приходится действовать. Создать единую универсальную концепцию лидерства, видимо, невозможно, потому что это явление чрезвычайно многообразно по своему проявлению и функциям, зависит от типов политических систем, особенностей лидеров и их последователей и других факторов.

5. ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ

Сложность и многообразие проявлений феномена политического лидерства предполагает и многообразие его типов. Существуют различные основы для классификации и сравнения лидеров. Одна из наиболее известных типологий лидерства, считающейся классической, принадлежит немецкому философу и социологу М. Веберу. Он выделяет три типа лидерства:

1. Традиционное лидерство, основанное на вере в святость традиций. Лидер в этом случае является носителем традиции, хранителем и знатоком ритуалов. Этот тип лидерства характерен для доиндустриального общества.

2. Рационально-легальное, или бюрократическое, лидерство. Опирается на законы, правила, нормы. В рамках этого типа лидерство связано со знанием и четким соблюдением норм политического процесса, их активным использованием для достижения поставленных целей, реализации функций руководства.

3. Харизматическое лидерство. Основано на доходящей до фанатизма вере в сверхъестественные способности вождя, наделенного, по мнению масс, особыми исключительными качествами, способностью преодолеть трудности, предвидеть на много лет вперед.

Особого внимания заслуживает харизматическое лидерство. Харизма (от греч. — подарок) — наделение личности свойствами, вызывающими преклонение перед ней и безоговорочную веру в ее возможности. Если традиционное и бюрократическое лидерство функционирует в стабильных социальных структурах и приспособлено прежде всего к решению повседневных задач, то харизматическое лидерство возникает на крутых поворотах истории. Понятие «харизматический лидер» применяется к личности, которая выделяется из среды обыкновенных людей и считается наделенной сверхчеловеческими или, по крайней мере, исключительными способностями. Причем не так уж важно, действительно ли эти способности столь необыкновенны, главное, чтобы такими их видели его последователи, которые фанатически преданы харизматическому лидеру.

Сила харизмы лидера может быть столь велика, что его недостатки нередко воспринимаются в качестве достоинств (например, авторитарность), становятся частью эталонного образа вождя. Такому лидеру прощаются провалы в политике, нелегитимные действия. Ответственность за первые возлагается на окружение лидера, вторые воспринимаются как нечто оправданное обстоятельствами, заботой о благе народа. Харизма возникает, когда складывается соответствующая социально-психологическая потребность. Харизматический лидер не просто лучше других улавливает настроения масс, не только обладает способностью вести себя так, как того желают его сторонники. Он также активно влияет на настроения масс, формирует их, направляя реакцию людей в нужную ему сторону. Харизматическими лидерами были, например, Наполеон, Гитлер, Ленин, Сталин, Мао Цзедун, Ким Ир Сен и др., ими являются Ф. Кастро, С. Хусейн, М. Каддафи и др. Иногда абсолютизация роли лидера принимает форму культа личности, языческого преклонения перед харизматической фигурой. Тем самым она перестает быть выразителем объективных интересов, ее действия лишь случайно могут отражать действительные потребности общественного развития. По стилю различают авторитарное лидерство, предполагающее единоличное направляющее воздействие, основанное на угрозе применения силы, и демократическое лидерство, позволяющее членам группы участвовать в установлении целей и управлении, а руководителю непременно учитывать интересы и мнения всех членов организации. Приняты и такие классификации лидеров: 1) по содержанию деятельности: лидер-вдохновитель и лидер-исполнитель; 2) по характеру деятельности — универсальный лидер и ситуационный лидер; 3) по направленности деятельности — эмоциональный лидер и деловой лидер; 4) по отношению к существующей социальной структуре — лидер «функциональный», стабилизирующий, способствующий ее развитию, и лидер «дисфункциональный», стремящийся ее разрушить; 5) по отношению лидера к выдвинутой им цели или программе можно выделить романтиков, настойчиво стремящихся к полной и последовательной реализации ее, мобилизующих максимум сил и средств и не останавливающихся перед препятствиями и жертвами, и прагматиков, способных четко соотносить наличные ресурсы и выдвинутые цели, отказываясь, если это требуется, от одной цели и выбирая другую, в данных условиях более реальную; 6) по отношению к характеру используемых средств вьщеляют лидеров-радикалов — сторонников решительных, дающих по возможности немедленный эффект средств, и лидеров-реформистов, придерживающихся постепенных преобразований, стремящихся обеспечить преемственность политического процесса. Имеются и другие классификации лидерства. Так, любопытную классификацию политических лидеров предлагает американский политолог М. Херманн. Это:

• лидер, определяющий цели и указывающий направление своим

сторонникам и увлекающий их за собой;

• лидер-«коммивояжер» — смысл своей деятельности он видит в выражении и удовлетворении интересов своих последователей;

• лидер-«марионетка» — им руководят и придают силу его сторонники;

• лидер-«пожарный» — его руководство возникает в ответ на то, что происходит в окружающей действительности.

Нужно заметить, что в одних и тех же социальных условиях, из одних и тех же социальных и политических групп могут выдвигаться различные лидеры. Это конформисты, которые «плывут по течению», и нонконформисты — те, кто идет «против течения», преодолевая инерцию и сопротивление.

В политическом лидерстве различают индивидуальное лидерство — лидер и его последователи — и коллективное лидерство — это элита и массы. Роль лидера особенно велика в переломные периоды развития, когда требуется быстрое принятие решений, способность правильно понять конкретные задачи. При этом бытует мнение, что сильный лидер может решить все проблемы. Действительно, на определенном этапе, в экстремальных условиях, может возрасти эффективность деятельности при жестком, «железном» лидере. Но основная задача лидера — вызывать активность, устранять пассивность, вовлекать всех членов группы в управление ею. Отсюда еще один из аспектов политического анализа — личные качества лидера. Социальная роль лидера подразумевает наличие в большей или меньшей мере ряда характерных личностных качеств. Среди них: организаторские способности; убежденность в избранных идеалах и способность их отстаивать; интеллектуальные данные; умение быть посредником в конфликтах; определенная доля харизматичности; умение представлять и выражать интересы населения (избирателей); сила воли и характера; умение принимать оптимальные политические решения; профессионализм в вопросах управления; коммуникативность и др. Однако в реальной политической жизни они присущи не каждому лидеру. Чаще всего имеет место та или иная их комбинация. Изучение литературы о политических лидерах позволяет предположить, что на политическое руководство могут оказать влияние следующие семь свойств: 1) основные политические убеждения лидера; 2) политический стиль лидера; 3) мотивы, которыми руководствуется лидер, стремясь добиться положения политического руководителя; 4) реакция лидера на давление и стресс; 5) то, каким образом лидер впервые оказался в положении политического руководителя; 6) предшествующий политический опыт лидера; 7) политический климат, в котором лидер начинал свою деятельность. Информация об убеждении, стиле, мотивации и реакции на стресс может дать нам какие-то сведения о личности лидера; данные по другим позициям информируют о происхождении лидера и базе его опыта.

Иногда понятия «лидерство» и «руководство» употребляются как синонимы. Однако это не так. Между ними есть существенное различие. (Кстати, в русском языке для обозначения двух этих различных явлений существуют два специальных термина, так же, впрочем, как и в немецком, но не в английском языке, где «лидер» употребляется в обоих случаях.). Лидер может быть одновременно и руководителем группы, а может им и не быть. В отличие от руководителя, которого иногда целенаправленно избирают, а чаще назначают, лидер выдвигается стихийно. Явление лидерства менее стабильно, выдвижение лидера в большей степени зависит от настроения группы, в то время как руководство — явление более стабильное. Руководство подчиненными в отличие от лидерства обладает гораздо более определенной системой различных санкций, которых у лидера нет. Процесс принятия решения руководителем значительно более сложен и опосредован множеством различных обстоятельств и соображений, в то время как лидер принимает более непосредственные решения. Отсюда следует, что понятия «политический лидер» и «политический руководитель» хотя и однопорядковые, но не тождественные. Политическое лидерство предполагает наличие у политика определенных интеллектуальных и психологических качеств, в особенности способностей взаимодействовать с общественной средой, аккумулировать мысли и настроения масс, выдвигать собственные идеи. Без этого лидер превращается в заурядного руководителя выборного государственного или партийного органа, прибегающего время от времени к силовым методам в руководстве для поддержания своего лидирующего положения.

6. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО В РОССИИ

Исходя из классификации М. Вебера, можно утверждать, что, история России знала два типа лидерства: традиционное и харизматическое. Традиционное лидерства (власть монархов) было основано на вере в святость передачи власти по наследству, верности ритуалу и привычке подчиняться. Традиционное лидерство в России имело форму абсолютной монархии. Воля императора не ограничивалась какими-либо юридическими нормами. Так, статья I Свода основных государственных законов гласила: "Император Всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной Его власти не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает". Такое положение существовало до Февральской буржуазно-демократической революции.

Советский период породил особую разновидность харизматического лидерства - вождизм. Харизматический вождь, к числу которых можно отнести В.И. Ленина и И.В. Сталина, является наиболее точным синонимом термина "лидер". Такая разновидность лидерства широко распространилась с возникновением и развитием в России революционного движения. Власть .харизматического вождя опиралась не только на его собственный авторитет, но и на монопольно властвующую партию, разветвленные структуры насилия, идеологическую обработку масс. Но "самым существенным элементом власти таких вождей была харизма. которую М. Вебер определял "как необычно высоко ценимое качество некой личности, благодаря которому она превозносится как наделенная сверхъестественной, или сверхчеловеческой, или по меньшей мере необычной, специфической, недостижимой ни для кого другого силой или особенностью, или же как посланная Богом, или как достойная подражания и в силу этого как "Вождь".

В основе власти вождя может лежать также политический миф о его исключительности, который поддерживается в массовом сознании. Личность вождя обожествляют, ей поклоняются. Харизма вождя опирается на наличие "единой коллективной воли народа", которую он представляет. На этом основано отождествление вождя и народа. Культ вождя, ритуалы его почитания со временем становятся элементом политической культуры советского типа, разновидностью своеобразной политической религии. В конце 70-х - начале 80-х годов мифологичность как важнейший компонент лидерства в Советском Союзе переживала острейший кризис, ибо задача создания и поддержания мифов об исключительности Л.И. Брежнева и К.У. Черненко оказалась практически неосуществимой. Что касается М.С. Горбачева, то на первом этапе своей деятельности он несомненно обладал харизмой. Почти с первых дней правления он начал создавать, новый облик лидера политической власти, опирающегося на интеллектуальную элиту, которая ориентировалась на общечеловеческие ценности. Однако новое время, которое подготовили М.С. Горбачев и его команда, потребовало новых мифов, поскольку общественные настроения изменились, массовое сознание в основном уже перешло от коммунистических идеалов к либеральным, Переход от вождистского (харизматического) типа лидерства к рациональному не произошел в период президентства Б.Н. Ельцина. Он выступил как вождь популистского типа, вызывавший восторг больших масс людей и умевший добиваться их безоговорочной поддержки. На первом этапе народ в основном воспринимал его как борца против коррупции и привилегий чиновников, выражавшего реальные нужды широких народных масс. Однако российское общество уже перестало быть единым, социально и политически однородным; оно раскололось по многим показателям: уровню жизни и доходов, отношению к собственности и др. В этих условиях потребовалась замена очередного мифа, поскольку доверие к прежнему облику российского политического лидера оказалось в известной мере подорвано.

Изменение харизматических представлений о лидерстве возможно лишь с выходом на политическую сцену новой генерации политических лидеров, которые должны:

• проходить специальные подготовку и отбор;

• профессионально заниматься политической деятельностью;

• действовать в рамках определенных демократических норм и процедур принятия политических решений, взаимодействия различных видов власти;

• не только предложить обществу мечту, проект будущего, желаемого большинством граждан, но и убедить их в том, что пути продвижения вперед известны.

Переходным типом - от вождистского к рациональному - является лидерство В. В. Путина: заметно влияние прежних политических традиций в принятии решений, невелика социальная эффективность реформ, высока доля политической риторики, отсутствует механизм политической ответственности элиты и лидеров.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Мухаев Р.Т. Политология. М., 1997

2. Прохоров М.Ф. Политология. М., 2003

3. www.c-society.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий