Методология и методы политических исследований

Политология имеет свою собственную методологию исследования, а также язык и понятийный аппарат. С методологией тесно связаны методы, которые включают процедуры и процессы, технические приемы и средства исследования, анализа, проверки и оценки данных.

Реферат на тему

Методология и методы политических исследований


ПЛАН

1. Методологическая сторона политических наук

2. Понятие и особенности методов исследований

3. Метод системного анализа

4. Политико-культурный подход к исследованиям

5. Роль междисциплинарного анализа

6. Разработка понятийно-категориального аппарата политологии

7. Литература

1. Методологическая сторона политических наук

Политология, как и любая научная дисциплина, имеет свои собственные методологию и методы исследования, а также язык и понятийный аппарат. Их разработка и внедрение стали частью процесса профессионализации и институционализации политической науки. Особенно большой вклад в этом отношении был внесен в период после Второй мировой войны.

Методология представляет собой определенный способ видения и организации исследования, систему аналитических методов и приемов, проверки и оценки, концептуального и идейного арсенала, в совокупности составляющих общий подход к решению стоящих перед данной наукой проблем. Она включает правила и критерии интерпретации фактов, равно как исследовательские планы, приемы сбора данных и т.д. Методология тесно связана с общемировоззренческой системой, которая, в свою очередь, является частью господствующей в данный период общественно-политической парадигмы. Ее нередко связывают с конкретными течениями политико-философской и идейно-политической мысли, полагая, что каждое из них имеет собственную методологию. Например, говорят о марксистской, позитивистской, неопозитивистской, структурно-функциональной методологиях. Но, тем не менее, каждая научная дисциплина, в том числе политическая наука, имеет собственную методологию и инструментарий анализа, без соблюдения которых нельзя говорить о действительно объективном изучении предмета этой дисциплины.

Общественно-политические реальности слагаются из действий людей и характеризуются динамизмом и постоянной изменчивостью, случайность, событийность, вероятность и необратимость составляют их сущностные характеристики. Сущностная характеристика политики — не покой, а движение, и в центре внимания политической науки находится политический процесс. Поэтому прав Ж. Бордо, который говорил, что «политика не дает себя сфотографировать». А это означает, что здесь многие феномены, события, процессы настолько эфемерны и быстротечны, что зачастую исследователь не в состоянии поспевать за ними, тем более найти в этом калейдоскопическом водовороте не то что истину, но и просто элементарные причинно-следственные связи.

Политика имеет дело с пониманием и толкованием человеческих целей, а там, где речь идет о целях, непременно присутствуют ценности. Без проникновения в сферу целей и идеалов не может быть речи и об адекватном изучении мира политического. Общественно-политические реальности невозможно вычислить в количественных терминах и втиснуть в прокрустово ложе каких бы то ни было формул и определений. Социальный и политический факты нельзя отделить от ценности, ценностные соображения должны быть соотнесены со знанием фактов. Задача политолога состоит в том, чтобы выявить пути достижения наибольшего совпадения между миром сущего и миром должного. Поэтому политическая наука не может быть ценностно-нейтральной.

Законы общественно-политического развития, которые значительно менее устойчивы, нежели естественные законы, проявляются в разных институциональных, ценностно-нормативных, интеллектуальных условиях, раскладе социальных и политических сил, стечении обстоятельств и т.д. по-разному. Каждая конкретная общественно-историческая данность имеет собственные социальные и политические реальности и собственную систему приоритетов, предпочтений, ценностей. Будучи переменными образованиями или величинами, они находятся в состоянии постоянного изменения и обновления. Из этого можно сделать вывод, что исследование мира политического предполагает не только установление объективных причинно-следственных связей, но также признание правомерности суждений о вероятностной сущности общественно-политических процессов.

Более того, в современных реальностях в результате научно-технического прогресса стирается грань между реальным, вероятным и возможным. Возрастает роль вероятностных, событийных начал, динамизма и неустойчивости, необратимости и индетерминизма. К тому же в политике основополагающее значение имеют человеческий выбор, потребности, интересы и цели людей. Все это оставляет место для различных путей и направлений ее развития и соответственно различных интерпретаций мира политического и тенденций его развития. Разумеется, мы можем выразить и измерить в количественных терминах результаты выборов, их стоимость в долларах или рублях, динамику численности сторонников тех или иных партий и т.д. Но такие важные категории, как «благосостояние», «свобода», «равенство», «справедливость» невозможно выразить в каких бы то ни было количественных терминах. Здесь политический анализ требует воображения, своего рода способности «мысленного эксперимента» по принципу «что было бы, если бы произошло то-то или если бы было предпринято то-то».

Поэтому очевидно, что политический анализ не может основываться на одних только фактах, поскольку конкретные факты приобретают значимость лишь в той мере, в какой их можно соотносить с целым, обеспечивающим теоретически обоснованный контекст для интерпретации фактов. В определенном смысле невозможно рассматривать политические институты в отрыве от политической мысли, поскольку мысль и действие пронизывают друг друга. Задача политолога состоит в достижении самого тесного взаимодействия теории и эмпирического начала, рефлексии и действия, интерпретации и практической вовлеченности.

В социальной и политической сферах речь идет не только об объяснении вещей, но и об адекватном их понимании в смысле постижения. Объяснить социальный феномен — значит прежде всего «описать его», разложить на составные элементы, сосчитать, измерить, расставить в причинно-следственной последовательности, определить основные векторы его развития и т.д. Понимание же предполагает выявление глубинных движущих мотивов общественно-политических феноменов. Поэтому очевидно, что исследователь-гуманитарий вносит свой жизненный опыт в трактовку изучаемых им явлений. Исследование человеческих деяний, познание истины в сфере человеческой культуры требуют внутреннего постижения, достигаемого с помощью иных средств, нежели наука, которая изучает неодушевленные предметы. Здесь воображение и научное знание действуют рука об руку. В этом смысле функции художника и ученого совпадают.

Можно сказать, что политический анализ — это не только научное исследование, но и в некотором роде искусство, требующее реконструкции не только рациональных, поддающихся количественному исчислению, калькуляции мотивов, интересов людей, но также их иррациональных, подсознательных, неосознанных побуждений, которые не поддаются квантификации и математизации, другим методам естественных наук и требуют воображения, интуиции, психологического проникновения и т.д. Поэтому изображение мира политики в целом можно представить не как фотографирование, а как создание художественного портрета. То, как художник изображает, это не точная фотография, а концепция характера, его видение изображаемого объекта. Подобным же образом мир, который мы рисуем в наших политических рассуждениях, постигается, а не только воспринимается. В нашем изображении политической реальности мы скорее представляем наши политические доводы, нежели воспроизводим политическую практику. Это по своей сущности субъективный образ. Доводы, образ, оценка — часть мира политики, так же как портрет, созданный художником, является частью мира последнего.

2. Понятие и особенности методов исследований

С методологией тесно связаны методы, которые включают процедуры и процессы, технические приемы и средства исследования, анализа, проверки и оценки данных. Известный германский философ К. Ясперс не случайно настаивал на том, что всякая подлинная наука представляет собой знание, включающее знание о методах и границах этой науки.

Метод исследования (от греч. methodos — учение, теория, путь исследования или познания) — совокупность средств и приемов, используемых исследователем при решении интересующих его проблем — от постановки задачи до интерпретации результатов. Метод исследования каждой научной дисциплины теснейшим образом связан с ее методологией, которая диктует конкретные технические приемы, средства, инструментарий исследования.

Первоначально политическая наука обходилась довольно ограниченным исследовательским инструментарием, призванным анализировать прежде всего институциональные, нормативно-правовые, государственно-властные аспекты мира политического. Арсенал приемов и методов политических исследований существенно расширился в 50-е годы, когда почти одновременно мировая политология обогатилась целым комплексом новых методологических подходов. Среди них следует назвать прежде всего бихевиористский, системный, политико-культурный, сравнительный и междисциплинарный типы анализа. В политической науке во все более растущей степени стали использовать методы и приемы, заимствованные из культурной антропологии, социальной психологии, социологии и ряда естественных наук. В итоге политическая наука получила возможности для более всестороннего исследования массовых социально-политических движений, процессов и явлений.

В качестве метода могут выступать разного рода операции и приемы сбора, систематизации и классификации эмпирических фактов и материалов, которые во многом определяются используемым исследователем методологическим подходом. Существует целый комплекс методов, имеющих для социальных и гуманитарных наук общенаучный характер. К ним относятся, в частности, сбор и обработка данных, квантификация, обобщение и систематизация, сравнение, анализ и синтез, дедукция и индукция, классификация или типологизация и т.д. Они базируются на посылке о единообразии, повторяемости и исчислимости элементов, составляющих в совокупности политические феномены.

Среди перечисленных методов значительное место занимают приемы квантификации, т.е. расчленение анализируемого материала на то или иное количество элементов, которые легко можно количественно измерить и сопоставить как друг с другом, так и с другими элементами, чтобы выявить их истинную значимость для определения сущности и особенностей развития исследуемого феномена. Этот прием особенно эффективен при анализе результатов опросов общественного мнения, голосования на выборах в те или иные органы власти и разного рода других явлений массового характера. В тесной связи с ним используются приемы опроса, интервьюирования, шкалирования. Квантификапия просто незаменима при так называемом контентанализе, построенном на выявлении и количественной обработке содержания различных источников информации, в частности программ политических партий и движений, межгосударственных договоров, средств массовой информации и т.д.

В основе бихевиористского анализа лежит позитивистский подход, базирующийся на посылке о единообразии, повторяемости и исчислимости элементов, составляющих в совокупности политические феномены. Этот тип анализа утвердился сначала в социальных и гуманитарных науках США, а затем и в других странах Запада в ходе так называемой бихевиористской или бихевиоральной революции, развернувшейся там в 50-е годы.

Бихевиористский подход концентрирует внимание прежде всего на поведении отдельного индивида, группы, разного рода социальных, культурных, профессиональных и иных общностей. В политической науке он призван определить реальные параметры и причины политического поведения на массовом уровне и, соответственно, политических процессов и функционирования политических систем. Если традиционная политическая наука делала ударение на формально-юридическом анализе государственно-правовых и политических институтов, формальной структуре политической организации общества, то объектом анализа бихевистского анализа являются различные аспекты поведения людей как участников политического процесса.

Для бихевиористского анализа характерно широкое использование междисциплинарных методов, в частности математических и статистических и связанной с ними квантификации, а также приемов, заимствованных из культурной антропологии, социальной психологии, социологии и т.д. Это дало возможность для более всестороннего исследования массовых движений и широких социальных процессов, которые традиционной политологией либо отодвигались на задний план, либо вовсе игнорировались.

В рамках бихевиористского анализа важнейшим инструментом выявления соотношения и состояния общественных умонастроений, ориентации, установок, позиций широких масс людей по важнейшим политическим вопросам стали опросы общественного мнения. Развитие методологии опросов в совокупности с другими исследовательскими приемами и инструментами бихевиоризма и неопозитивизма позволило выяснить многие вопросы о том, существуют ли особые признаки, присущие исключительно той или иной нации, и особые субкультуры, и если да, то в каком плане и в какой степени; имеют ли четкие ориентации в отношении политики социальные классы, функциональные группы и элиты, и какую роль в формировании этих ориентации играет политическая социализация. Следует отметить, что западная политология добилась внушительных успехов в исследовании процессов и механизмов функционирования политических систем, институтов, партий, различных ветвей, уровней и органов власти, политического и избирательного процесса, поведения избирателей, результатов голосований и т.д.

Важной особенностью бихевиоризма как одного из вариантов неопозитивизма является постулат о недопустимости в политологическом исследовании ценностного подхода. Его приверженцы считают единственно верными лишь факты, которые либо экспериментально подтверждены, либо получены с помощью формально-логических или математически формализованных методов естественных наук. По их мнению, политологи должны вывести за скобки морально-этические и ценностные вопросы и заниматься преимущественно описанием и анализом поведения участников политического процесса; политическую науку следует отделить от философии и теории, поставив при этом во главу угла фактологическое исследование.

Тем самым ненаучные выводы отвергаются как умозаключения ценностного, мировоззренческого, идеологического характера. Тезисы вроде «свобода предпочтительнее равенства», «государственное состояние лучше анархии» и т.д., предполагающие занятие говорящим определенной позиции, неприемлемы для позитивизма и бихевиоризма, поскольку их нельзя квантифицировать и верифицировать математическими или иными сциентистскими методами. Своего апогея этот подход, особенно в американской политической науке, получил в 50—60-х годах, когда было объявлено о смерти политической философии в качестве предмета академических исследований и конце идеологии.

Но в целом, при всей разработанности исследовательского аппарата бихевиоризм оказался не способен охватить и раскрыть политические феномены и процессы во всей их полноте и многообразии. Обнаружилось, что, оставаясь на почве исключительно эмпирических фактов, абстрагируясь от ценностей, норм, теоретического и идеального начала, невозможно раскрывать реальное содержание политических феноменов. Как указывали несколько позже сами приверженцы бихевиоризма, он «породил значительное число псевдонаучных опытов», которые выпячивают форму, а не сущность исследуемой проблемы. Поэтому неудивительно, что в 70-х годах многие западные политологи стали говорить о «смерти» позитивизма и бихевиоризма, о том, что они стали «реликтами прошлого». Результатом подобных умонастроений явились появление в социальных и гуманитарных науках Запада новейших течений постбихевиоризма и постпозитивизма, возрождение интереса к политической теории и философии, ценностным и идеальным началам в политике.

3. Метод системного анализа

Разработанный в 30-х годах представителями естественных наук системный анализ стал достоянием социальных и гуманитарных наук в 50-х годах. Здесь следует назвать прежде всего ра боту физиолога У. Кэннона «Мудрость тела», опубликованную еще в 1932 г. и сыгравшую большую роль во внедрении системного анализа в социальные науки. Важное значение имели исследования Л. Берталанфи по биологии и общему системному анализу. Политологи же, хотя прямо не обращались к этим работам, тем не менее не могли не испытать их влияние через широко известные работы Т. Парсонса, Дж. Хоманса, Р. Мертона и других исследователей, которые в 40— 50-х годах стали широко использовать достижения системников в социологии и экономической науке. Именно благодаря этим достижениям им удалось разработать теорию структурно-функционального анализа, ставшую одним из важнейших методологических подходов в изучении общества после Второй мировой войны.

С точки зрения системного анализа любые человеческие сообщества можно рассматривать как более или менее постоянные образования, функционирующие в рамках более широкой среды. Они характеризуются как целостные системы, состоящие из определенного комплекса взаимозависимых элементов, которые можно вычленять и анализировать. Системы имеют более или менее четко очерченные границы, отделяющие их от окружающей среды, причем существуют тенденция к некоему равновесию. В 50— 60-х годах в плане внедрения системного подхода в политологические исследования были предприняты заметные усилия. Здесь можно назвать, в частности, работы К. Эрроу, Э. Доунса, Д. Блэка, Дж. Бьюкенена, Г. Тэллока и др. Особенно большую роль в внедрении системного подхода в политическую науку сыграли американские исследователи Д. Истон, К. Дойч, Г. Олмонд. Суть подхода состоит в том, что мир политического изучается как комплекс элементов, образующих целостную систему в ее связи со средой — гражданским обществом и экономико-хозяйственной системой.

Симптоматично, что само понятие «политическая система» стало возможным с введением в политическую науку системного подхода. Необходимость его использования в политической науке определяется прежде всего сложностью, многообразием и многосложностью самого мира политического. Это обусловливает то, что политология по самой своей природе — междисциплинарная наука, которая широко использует междисциплинарные методы исследования. Наиболее выпукло и обозримо этот факт проявляется при системном анализе, предполагающем всестороннее изучение политических феноменов, используя методы, инструменты, системы аргументации и т.д. других социальных, гуманитарных и отчасти естественных наук. Системный подход предполагает стандартизацию и унификацию научных понятий, систематизацию и упорядочение знаний о политических феноменах и реальностях.

Для любой системы, в том числе политической, характерны три основополагающих измерения: ставшее или реально существующее, проявляющееся в структуре; действование, поведение или функция; становление или эволюция. В идеале системный анализ должен охватить все три измерения в совокупности. Однако в реальной исследовательской практике главное внимание системники концентрируют на первых двух аспектах, отодвигая на задний план третий. Это и объяснимо, если учесть, что системный анализ наиболее эффективен там, где существует некое равновесие, факты определились, приобрели более или менее завершенные очертания, их можно систематизировать, свести к количественным параметрам, легко поддающимся измерению статистическими и математическими методами.

Важно отметить и то, что приверженцы системного подхода могут избрать разные углы зрения, соответственно будут отличаться результаты их изысканий. Так, если один из основоположников структурно-функционального подхода Т. Парсонс концентрировал внимание на диалектической взаимосвязи между структурой и функциями составных элементов социальных систем, то Д. Истон поставил своей целью анализ механизма обратной связи между результатами политики, поддержкой большинством населения политической системы и требованиями к ней. В системном анализе выделяются понятия «вход» и «выход». На «входе» политической системы решающее значение имеют такие компоненты, как политическая социализация, вычленение и формулирование интересов, их представительство в политике, политическая коммуникация. На «выходе» мы имеем определение правил или законов, программ, политических курсов, их применение и контроль за их соблюдением. Очевидно, что системный анализ позволяет исследовать политические феномены во всей их сложности и взаимопереплетенности, учитывая как социальные основания политики, так и обратное влияние последней на социальные реальности.

4. Политико-культурный подход к исследованиям

Важным средством в руках политолога является политико-культурный подход, призванный объять социокультурное и политико-культурное измерения политики. Он позволяет преодолеть формально-юридическое понимание политики, традиционный подход к политике в терминах политической системы, государственно-правовых институтов и т.д. Обосновывая необходимость отказа от формально-правового подхода к политике, один из зачинателей концепции политической культуры Г. Алмонд предлагал разграничить два уровня исследования политической системы: институциональный и ориентационный. Если первый уровень концентрирует внимание на исследовании институциональной структуры политической системы, то второй уровень предусматривает изучение ориентации людей на эту систему и институты. Комплекс этих ориентации, включающих когнитивные (познавательные), аффективные (эмоциональные) и ценностные, и был назван политической культурой. Тем самым субъективный аспект политического поднимался до уровня значимости институциональной структуры.

Политико-культурный подход дает возможность определить, почему одинаковые по своей форме социально-политические институты действуют по-разному в разных странах или же в силу каких причин те или иные институты оказываются дееспособными в одних странах и совершенно неприемлемыми в других. Он позволяет проникнуть вглубь — от явленного, поверхностного и одномерного видения политической системы и ее институтов, их деятельности и т.д., нащупать глубоко запрятанные корни национальных мифов, традиций, представлений и т.д., существующих в сознании всех членов общества от главы государства до маргинала. Достоинством политико-культурного подхода является то, что он интегрирует в себя социологию, социокультурологию, национальную психологию и новейшие методы исследования социальных и политических установок людей в единый междисциплинарный подход. Это дает возможность полнее и глубже понять реальные механизмы и закономерности реализации политических процессов. Эти моменты особенно важно подчеркнуть с учетом того, что одной из важнейших проблем, которой занимается политология, является политическая культура, включающая в себя разного рода ориентации, установки, национальные мифы, стереотипы и т.д.

5. Роль междисциплинарного анализа

Немаловажное место в арсенале политических исследований занимает междисциплинарный анализ. Его необходимость определяется прежде всего тем, что сама политология представляет собой научную дисциплину, располагающуюся на стыке целого ряда других социальных и гуманитарных наук. Отдельные элементы междисциплинарного подхода в политической науке стали использоваться уже в XIX в. в рамках разработки методологии и новых методов формально-правового, юридического, исторического и сравнительного анализа. Достоянием социальных и гуманитарных наук, в том числе и политологии, становились ряд исследовательских методов, приемов и понятий, выработанных в естественных науках. Показательно, что определенные аспекты социальной и политической действительности стали описываться и анализироваться с помощью таких заимствованных из естественных наук понятий, как «прогресс», «эволюция», «организм», «порядок» и др.

Особенно широкий размах использование методов и приемов других научных дисциплин в политической науке получило в XX в. Уже в первые десятилетия века известные политические ученые Запада Дж.Уоллес, Г.Ласки, Г.Ласуэлл поставили вопрос о значимости исследования социокультурных, религиозных, психологических факторов, неосознанных и подсознательных мотивов в политическом поведении людей. С этой целью были предприняты попытки применить в политологических исследованиях методы, заимствованные из экспериментальной психологии и психоанализа, а также эмпирической социологии. В тот же период многими политологами была осознана необходимость использования в своих исследованиях методов экономической науки, истории, антропологии, психологии. Политологи стали широко привлекать также математические, статистические и количественные методы исследования.

В 50-е годы, как уже говорилось, почти одновременно мировая политология обогатилась целым комплексом новых методологических и концептуальных подходов, методов и приемов исследования. В политологии приобретали популярность антропологические, социально-психологические, культурологические концепции; теории и методы исторической социологии и социологии в собственном смысле слова. В результате политическая наука оказалась на перекрестке «междисциплинарного» движения, охватившего почти все общественные науки. Она получила благоприятные возможности для более всестороннего исследования массовых движений и широких социальных процессов, которые традиционной политологией либо отодвигались на задний план, либо вовсе игнорировались.

При этом следует отметить, что в политической науке наряду с чисто формализованными методами и приемами широко используются также обыкновенное наблюдение за происходящими событиями, личный опыт исследователя, сбор информации в повседневной жизненной практике, собственная интуиция и т.д., призванные определить прежде всего эмпирические аспекты и параметры изучаемых феноменов и процессов. В то же время большинство типов или форм политического анализа предполагает использование различных идей, концепций, теорий, которые позволяют выявить мировоззренческое, концептуальное и ценностное измерение мира политического.

6. Разработка понятийно-категориального аппарата политологии

Большое значение с точки зрения профессионализации политической науки имела также разработка ее понятийно-категориального аппарата. Понятия и категории, обозначая те или иные явления, призваны выделять особенности, признаки, сущностные характеристики реального мира. Например, атомы, протоны, нейтроны и т.д. в физике, реальное и идеальное, сущее и должное, бытие и сознание в философии и т.д. Абстрагируясь от конкретных феноменов, событий, ситуаций, процессов, понятия и категории указывают на общие свойства, характерные для целой группы вещей и явлений. Они должны обладать единообразным содержанием и указывать исследователям на одни и те же или сходные признаки. Понятийно-категориальный хаос в любой научной дисциплине недопустим, поскольку в таком случае она не будет в должной мере способна выполнять стоящие перед ней задачи по накоплению, систематизации, интерпретации и трансмиссии научного знания. Поэтому каждая научная дисциплина неизбежно сталкивается с проблемой создания собственного понятийно-категориального аппарата.

Следует подчеркнуть, что при разработке понятий и категорий в политической науке, равно как и в других социальных и гуманитарных науках, существенную роль играет абстракция. Особенно отчетливо она проявляется в понятиях, которые, отражая явления, не связанные с определенным контекстом, с конкретными местом и временем, характеризуются различной степенью всеобщности. К таким понятиям относятся, например, война, государство, власть, нация, конституция, которые выражают общие для обозначаемых ими феноменов качественные характеристики, а не конкретные признаки, присущие, скажем, не пелопоннесской или тридцатлетней войне, а войне вообще, не конкретно взятому российскому или французскому государству, а государству вообще и т.д. Задача понятий и категорий состоит в том, чтобы упростить реальность для целей исследования, при атом не искажая ее сути.

Осмыслить, объяснить и предсказать события можно, только определив отношения между различными понятиями. Теоретические суждения систематизируются и организуются в соответствии с избранным теоретиком углом зрения и понятийным аппаратом. Более того, идеи, теории, постулаты, принципы, составляющие ткань политической науки, возможны лишь как результат группирования понятий в суждения или утверждения. Сами теоретические суждения могут в той или иной степени отличаться друг от друга по форме. Существует множество аргументов как за, так и против различных форм. Это вполне естественно, если учесть, что для поисков правильных ответов на поставленные вопросы необходимы соответствующие параметры и критерии их оценок. Поэтому естественно, что в задачу политической науки входят разработка и осмысление содержания конкретных политических понятий.

Члены Венского кружка — основатели школы логического позитивизма — считали, что почти все проблем в обществе порождены неопределенностью понятий, терминов, слов и т.д. И действительно, для адекватного профессионального изучения мира политического, политических феноменов необходимо определить, вычленить и уточнить языковые формы, категории и понятия политологии. Политика зачастую представляет собой не столько четко очерченную, раз и навсегда фиксированную сферу, сколько то, что сами люди считают политикой, хотя ее и нельзя рассматривать всецело как результат некоего вербального произвола. Это вполне естественно, особенно если учесть, что власть и политика отражают человеческие отношения и представления об этих отношениях, которые подвержены изменениям.

С данной точки зрения немаловажное значение приобретает правильная трактовка основополагающих понятий и категорий политической науки, соответствующая национально-культурным и общественно-историческим реальностям. Возьмем, например, понятие «демократия». Если проанализировать базовые признаки античной и современных форм демократии, то между ними обнаруживаются далеко идущие качественные различия. В современном мире базовые демократические ценности и принципы получили практическое воплощение в разнообразных политических режимах, соответствующих национально-культурным, историческим и иным традициям различных стран и народов. Это верно применительно к большинству понятий политической науки, таким как либерализм, консерватизм, радикализм, политическая система, государство, власть и др., содержание которых в соответствии с изменившимися социальными и политическими реальностями в процессе исторического развития подвергались существенным изменениям. В то же время необходимо отметить, что любой политический феномен, например власть, взятый сам по себе, невозможно сколько-нибудь четко фиксировать в понятиях, взятых изолированно от других феноменов. Чтобы выявить ее сущность, необходимо определить содержание понятия «государство», а его в свою очередь нельзя выяснить, не выявив то, какое именно содержание мы вкладываем в понятие «политическое», и т.д.

Политические понятия формируются и развиваются в связи с историческими реальностями и самым тесным образом связаны с системой общенаучных категорий и понятий эпохи. Более того, именно используемые категории и понятия могут помочь определить период (по крайней мере, нижние хронологические границы) возникновения той или иной политической доктрины.

Если, например, понятия «полис», «политика», «демократия» и т.д. возникли в эпоху античности, то такие понятия, как «суверенитет», «радикализм», вошли в обиход в Новое время. Многие биологические метафоры, характерные для политической науки XIX — начала XX в., ассоциировались с идеей органического государства. А популярные ныне термины, такие как «системный анализ», «политический процесс», «модель», связаны с механистической концепцией государства, которая, в свою очередь, связана с физикой и технологией. Такие термины, как «установки», «перекрестное давление», «взаимодействие», «правила игры», заимствованы из прикладной социологии, основанной на позитивизме.

Понятия «правые» и «левые», «консерватизм», «либерализм» и «радикализм» получили хождение в социальных и гуманитарных науках в XIX в. С тех пор в перипетиях бурных XIX и XX столетий вкладываемое в них содержание претерпело существенные, а в некоторых отношениях радикальные изменения. Ряд важнейших их функций подверглись инверсии: некогда консервативные идеи приобрели либеральное значение, и наоборот, отдельные либеральные идеи — консервативное значение. Например, в настоящее время уже потерял убедительность принцип, согласно которому индивидуалистические ценности жестко привязывались к правому флангу идейно-политического спектра, а коллективистские ценности — к его левому флангу. В свете всего сказанного нуждаются в переосмыслении и более четком толковании с учетом нынешних реальностей понятия «левые», «правые», «консерватизм», «либерализм» и т.д. Поэтому очевидно, что определение того или иного течения политической мысли как некоторого комплекса неизменных и однозначно трактуемых идей, концепций и доктрин может лишь исказить его действительную сущность, поскольку одни и те же идеи и концепции в разные исторические периоды и в различных социально-экономических и политических контекстах могут быть интерпретированы и использованы по-разному для достижения разных целей.

Немаловажную проблему для политической науки составляют неоднозначность и полисемичность (или многозначность) многих понятий, категорий и терминов. «Один человек,— писал Т. Гоббс,— называет мудростью то, что другой называет страхом, один называет жестокостью то, что другой называет справедливостью, один мотовством то, что другой — великодушием, один серьезностью то, что другой — тупостью». Здесь сложность состоит не только в множестве значений каждого отдельного взятого слова, но и в возможности смешения этих значений, неясности, какое значение в данный момент подразумевается. Это можно продемонстрировать на примере понятия «идеология», с которым связаны самые разные смысловые ассоциации: идея, доктрина, теория, наука, вера, притворство, ценность, убеждение, миф, утопия, истина, познание, классовый интерес. То же самое можно сказать о других основополагающих понятиях и категориях политологии, таких как «власть», «политика», «свобода», «права человека». Помимо многозначности, полисемии тех или иных понятий проблема состоит также в феномене синонимии, поскольку разные понятия могут означать одно и то же. Поэтому сами понятия «власть», «свобода», «демократия», «равенство» и т.д. нуждаются в тщательном исследовании, в установлении того, какое именно в них вкладывается конкретное содержание в конкретном контексте.

Поэтому перед политическим ученым неизменно возникает проблема, состоящая в том, чтобы разобраться и сориентироваться в разнобое, разночтении определений и формулировок различных категорий политологического исследования.

Литература

1. Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли. Т. 2. Зарубежная политическая мысль. XX в. М.. 1997.

2. Каменская Г.В., Родионов А.Н. Политические системы современности. М., 1994

3. Липсет С.М. Политическая социология // Американская социология сегодня: перспективы, проблемы, методы. М., 1972.

4. Политическая культура: теория и национальные модели. М., 1994.