регистрация / вход

Политическая карта Европы

Масштабы перемен на политической карте мира будут определяться ходом этнокультурных процессов в многонациональных странах, характером экономических, политических и культурных отношений между странами и народами.

Министерство образования Российской Федерации

Ставропольский Государственный Университет

Юридический факультет

Кафедра: геополитики и политической истории

РЕФЕРАТ

На тему: «Политическая карта Европы »

Выполнила:

Студентка 3-го курса

Очного отделения

Группы №37

Токалова

Анна Николаевна

Ставрополь-2004 г.

В эпоху античности и эллинизма политическая карта Средиземноморского региона не раз претерпевала значительные изменения. Однако основные ее ус­тои — Греция, страны Библейского мира, Египет, Рим — в общем сохраня­лись. Происходило только их политическое «переподчинение».

Длительное время государства на политической карте Средиземноморья были очень небольшими, а их границы во многом определялись природными (физико-географическими) рубежами.

Огромная империя Александра Македонского, не имевшая единой экономи­ческой базы, представляла собой непрочное военное объединение. Войска Александра захватывали в основном большие города, военные опорные пунк­ты, дороги, не очень затрагивая глубинку», имевшую чрезвычайно большие различия: с одной стороны, тысячелетняя культура долины Нила и Двуречья, с другой — полукочевые племена Иранского нагорья. Неудивительно, что по­сле смерти Александра Македонского его империя сразу же распалась на не­сколько эллинистических государств, ожесточенную борьбу за которые повели полководцы и другие приближенные Александра, получившие наименования диадохов.

Самым большим из них было Сирийское царство, в котором после прав­ления Селевка I утвердилась династия Селевкидов. При Селевке I, а затем при Антиохе III территория этого царства простиралась от Малой Азии до Средней Азии и Индии. Но это тоже был конгломерат многих племен и на­родов, который затем распался под влиянием иноземных нашествий и внут­ренних распрей.

Вторым крупным эллинистическим государством был Египет, доставший­ся по наследству другому полководцу Александра — Птолемею. Уже при пер­вых Птолемеях Египту принадлежали Кирена в Африке, Кипр и ряд других островов, Финикия, Палестина, Южная Сирия. Наряду с царствами Селевки­дов и Птолемеев на политической карте Восточного Средиземноморья появи­лись также Каппадокия, Понт, Вифиния, Пергам, а на Балканах — Маке­донское царство.

Римская империя была еще больше. Ее территория в период максимально­го могущества — в начале II в. — сплошным поясом охватывала весь бассейн Средиземного моря и многие сопредельные районы. При этом внешние владе­ния Рима более чем в шесть раз превышали по площади саму Италию и нахо­дились в трех частях света — Европе, Азии и Африке..

Неустойчивость, изменчивость политической карты Европы в эпоху средневековья можно считать едва ли не главной ее отличительной чертой. Постоянные пере­кройки государственных границ, образование и быстрый распад крупных государств были типичными явлениями того времени. Они объясняются как насильственными методами формирова­ния большинства таких государств, так и слабостью экономических связей между отдельными их частями в условиях натурального хозяйства. С извест­ной степенью условности можно утверждать, что неустойчивость политической карты того времени определялась тремя главными причинами: переселениями европейских племен и народностей, захватническими войнами европейских государств и нашествиями азиатских народов.

Наиболее яркий пример неустойчивости политической карты, связанный с завоеваниями и последующим распадом обширных государственных образова­ний, являет собой империя Карла Великого в VIII — IX вв. Завоевания Карла привели к тому, что территория Франкского государства стала простираться от Эбро до Эльбы и от Ла-Манша до Адриатического моря, вобрав в себя большую часть земель, входивших ранее в состав Западной Римской империи. Карл Ве­ликий стал самым могущественным государем в Европе. В 800 г. он был провоз­глашен императором.

Аналогичный пример являет собой Датское государство. Еще в VIII в. датча­не, тесня англосаксов, стали вторгаться в Британию и в течение почти двух сто­летий подвергали опустошению ее северо-восточные районы. Особого могущест­ва Датское государство достигло в начале XI в., при короле Кануте Могучем, когда в его состав входили Дания, Норвегия, части Швеции, Англии и Шотлан­дии. Но после смерти короля оно быстро распалось.

Большое воздействие на политическую карту Европы оказали и многие дру­гие завоевательные войны того времени.

Это, например, завоевания норманнов в Северной Франции, которые приве­ли к образованию Нормандского герцогства. Важно и то, что в 1066 г. герцог Нормандии Вильгельм заявил свои права на английский престол, высадился со своим войском в Англии и, одержав победу над королем Гарольдом, стал коро­лем Англии. Еще одно сильное норманнское королевство — Сицилийское (Неа­политанское) — возникло в Южной Италии.

Это, например, продвижение немцев в XII — XV вв., получившее наименова­ние «Дранг нах Остен» — «Натиск на Восток». До начала этого продвижения граница Германского государства на востоке проходила по Эльбе, а к концу его в полосе побережья Балтийского моря она отодвинулась к низовьям Одера, Вис­лы, Немана, Западной Двины. Захват всех этих земель осуществлялся рыцар­скими орденами крестоносцев и меченосцев под видом распространения христи­анства среди язычников — прусов, ливов, жмуди, чуди. Известно, что Восточ­ная Пруссия затем входила в состав Германии до конца Второй мировой войны.

Еще один поток немецкой колонизации проходил южнее, через земли полабских славян и далее в Чехию и Силезию. Он также оставил сильный резонанс в новейшей истории: ведь еще перед второй мировой войной немцы составляли 1/4 всех жителей Чехословакии. После войны по решению Потсдамской конфе­ренции только из этой страны было выселено 2,5 млн. немцев. Они были высе­лены на родину и из Венгрии, Румынии, Польши, где также поселились в ос­новном еще в средние века.

А на карте Восточной Европы в результате ряда захватнических войн чрезвычайно расширились границы Великого княжества Литовского. В XIII— XIV вв. его территория протягивалась с севера на юг от Балтийского до Черного моря и от Западного Буга и Днепра на западе до верховьев Волги и Оки на восто­ке. Образование этого огромного государства, где собственно литовские земли составляли лишь 1/10 всей территории, было связано с насильственным отторже­нием всех белорусских и части украинских и русских земель. Границы его в ре­зультате бесконечных войн постоянно менялись.

Не меньшее влияние, чем захватнические войны самих европейских наро­дов, оказали на политическую карту Европы нашествия из Азии. Результатом их было крушение одних и образование других государств.

Первый пример такого рода — государственное образование пришельцев-гуннов в V в., которое нанесло сокрушительный удар по Римской империи. Но после смерти вождя гуннов Аттилы оно сразу же распалось. Другой пример — переселение в конце VII в. с востока в Европу, на земли по нижнему течению Дуная, тюркского племени болгар. Оно дало свое имя новому балканскому государству — Болгарскому царству, которое, несмотря на упор­ное сопротивление, было завоевано Византией, но затем возродилось снова.

В конце IX в. под натиском печенегов племена венгров (мадьяр) также пере­кочевывают со своей родины — Приуралья через причерноморские степи в центр Европы; в «Повести временных лет» сохранилось упоминание летописца о прохождении их в 895 г. мимо Киева. А следующий год, когда эти племена достигли Среднедунайской низменности, бывшей римской провинции Паннонии, в венгерской историографии обычно именуется годом «обретения родины». Так на карте Европы появилось Венгерское королевство.

В XIII в. главным событием, отразившимся на политической карте Европы, было нашествие монголов. И не столько самого Чингисхана, дошедшего до края русских земель и одержавшего первую победу над русскими князьями на реке Калке, сколько его внука хана Батыя. Европейский поход Батыя и его полко­водцев описан во множестве источников. В некоторых из них особо отмечается, что в отличие от болгар или венгров у монголов не было цели обрести новую ро­дину. Речь шла о единовременной добыче богатств и последующем обложении данью покоренных стран. Но разрушительная сила этого похода была очень ве­лика. В известной мере это относится к Польше и Венгрии, но там, получив сильный отпор, Батый пробыл недолго. Что же касается русской государствен­ности, то она, можно сказать, эту разрушительную силу испытала сполна.

Именно такая точка зрения преобладает в рассказах очевидцев и в русских летописях. И во всей русской дореволюционной историографии, включая тру­ды Н.М.Карамзина, С.М.Соловьева, В.О.Ключевского и других самых извест­ных историков. То же относится и к подавляющему большинству историче­ских работ советского и постсоветского периодов. Например, Б.А. Рыбаков пи­шет о том, что татаро-монгольское иго «резко нарушило весь ход русского ис­торического процесса». О том, что «Батыево нахождение» проложило неизгла­димый рубеж в истории Руси, отбросило русские земли назад в их развитии, тем самым, поделив всю историю страны на домонгольскую эпоху и эпоху мон­гольского владычества, пишут А.Н.Сахаров и В.И.Буганов, многие другие вид­ные историки наших дней.

Наконец, в XIV в. под воздействием нашествия турок-османов началось из­менение политической карты всего Юго-Востока Европы. За сравнительно ко­роткий промежуток времени туркам удалось захватить не только Балканский полуостров, но и подчинить себе обширные земли к северу от Дуная. В той или иной степени зависимости от Османской империи оказались Сербия, Босния и Герцеговина, Черногория, Болгария, Греция, Албания, Валахия, Молдова, большая часть Венгрии.

Вторую важную черту политической карты Европы в эпоху средневековья можно охарактеризовать как ее раздробленность. Обычно говорят о «феодальной раздробленности» политической карты, и это выражение достаточно точно передает существо дела, поскольку в основе политического дробления территории обычно лежало связанное с феодальной экономикой ее экономическое дробление, отсутствие единого рынка. Раздробленность полити­ческой карты была особенно характерна для раннего средневековья, но во мно­гих случаях она сохранялась и в развитом, и даже в позднем средневековье.

Два наиболее ярких примера такой раздробленности являли собой Италия и Германия.

Италия — единственная страна Европы, которая оставалась политически раздробленной на протяжении всего 1000-летнего периода средневековья. Ее политическому объединению мешали как внутренние, так и в особенности внешние причины. К внутренним причинам можно отнести ту борьбу, которую постоянно вели друг с другом многочисленные итальянские герцогства, рес­публики, города-государства и другие политические образования. Среди внеш­них причин главная — подчинение значительной части Италии иноземным си­лам. Так, в северной части страны (Ломбардии) господствовали сначала ланго­барды, а затем власть перешла к Германии. Южная Италия принадлежала по­следовательно арабам, выходцам из Нормандии, а позднее здесь возникло Ко­ролевство обеих Сицилий. В средней части полуострова оформилась Папская область. Со временем во всей северной половине Италии возникла чрезвычай­ная чересполосица городов-государств. При этом политика и пап­ского престола и германского императора препятствовала преодолеванию такой раздробленности.

Германия по формальным при­знакам отличалась от Италии до­вольно сильно. Еще в начале Х в. на месте Восточнофранкского королев­ства появилось Германское королев­ство. В середине того же столетия германский король Оттон I вторгся на Апеннинский полуостров, став и королем Италии. А вскоре римский папа возложил на него, как за пол­тора века до этого на Карла Велико­го, императорскую корону. Так воз­никла новая большая империя, в со­став которой вошли не только собст­венно германские земли, но также Северная и Средняя Италия, Чехия, Бургундия и ряд других областей. Новое государство приняло назва­ние Священной Римской империи (с конца XV в. — Священной Римской империи германской нации), поскольку германские императоры претендовали на роль потомков, преемников великих императоров Древнего Рима. Император Оттон III даже перенес свою резиденцию из Германии в Рим. Однако власть гер­манских императоров была во многом номинальной. Реальная же власть нахо­дилась в руках местных феодалов — герцогов, курфюрстов, графов, маркграфов и т.д.

Нередко случалось и так, что период феодальной раздробленности в той или иной стране наступал после периода ее политической консолидации. Примера­ми такого рода могут служить Польша в XI — XII вв., Венгрия в XIII в. То же относится и к Руси в XI — XIII вв.

Б.А. Рыбаков выделяет два этапа развития Киевской Руси как государства. Первый из них относится к VI в., когда в среднем Приднепровье сложился союз славянских племен, а второй к VIII — IX вв., когда несколько десятков отдель­ных небольших племен, объединенных в четыре крупных союза, сплотились под властью киевского князя. В Х — XI вв. Русь занимала уже обширную тер­риторию. К XII — XIII вв. эта территория еще более увеличилась, достигнув размеров Византийской империи или империи Карла Великого. На востоке ее земли простирались до Камы и Печоры, а на севере до Белого моря. Длина ее границ по периметру составляла 7 тыс. километров.

Но одновременно началось политическое дробление Руси, в результате ко­торого, по словам летописца, «раздрася вся Русская земля». Это дробление особенно усилилось в середине XI в., после смерти Ярослава Мудрого и начала борьбы за великокняжеский стол между его потомками, продолжавшейся и после княжения в Киеве его внука Владимира Мономаха.

В результате на территории некогда единого государства сложилось полтора десятка отдельных княжеств, почти не объединенных никакой государственной общностью и к тому же постоянно враждовавших друг с другом. Сто­явшие во главе их князья проводили свою обособленную политику, считаясь прежде всего с интересами местной феодальной знати. Они стремились увели­чить свои владения путем захвата соседних земель и с этой целью вели беско­нечные междуусобные войны. В начале XIII века таких княжеств было уже около 50, так что политическая структура Руси и вовсе стала напоминать лос­кутное одеяло.

В целом можно утверждать, что в истории средневековой Европы периоды феодальной раздробленности в подавляющем большинстве случаев крайне отри­цательно сказывались на развитии ее государств.

С некоторой долей условности можно утверждать, что в своем развитии про­цесс территориальной государственной централизации в Европе прошел через два этапа.

Первый из них охватывает период конца раннего и начала развитого средневековья. Действительно, IX — Х вв. — это время существования хотя и «лос­кутной», но все же достаточно централизованной империи Карла Великого на Западе Европы. В средней части Европы в это же время существовала Велико-моравская держава западных славян. Затем в значительной мере ей на смену пришло крупное венгерское королевство, возникшее после того, как один из князей рода Арпадов, Иштван, объединил все мадьярские племена и был в 1000 г. провозглашен королем под христианским именем Стефана I; вскоре по­сле смерти церковь объявила его святым. Этот рубеж очень важен и для сосед­ней Польши, где также возникло раннефеодальное королевство Пястов со сто­лицей в городе Гнезно. На Юго-Востоке Европы тогда же существовало Первое Болгар­ское царство царя Симеона, которое иногда называют Великой Болгарией: гра­ницы его проходили от Черного моря до Адриатического и от нижнего Дуная до глубины Фракии и Македонии.

А на Востоке Европы это было время расцвета раннефеодального государства восточных славян — Киевской Руси. Несмотря на очень большие его размеры, ядром этого государства безусловно было среднее и верхнее Приднепровье. В.О. Ключевский утверждает даже, что старая Киевская Русь состояла из бас­сейна одной реки — Днепра, который играл роль столбовой дороги государства, а его правые и левые притоки служили подъездными путями к ней.

Второй этап активной государственной централизации наступил уже в XV — XVI вв., т.е. на рубеже развитого средневековья и раннего нового времени. Он имел гораздо более прочную экономическую основу в виде складывавшихся в это время национальных рынков и ускорившегося про­цесса начальной консолидации наций. Так, об­разование централизованных государств в Анг­лии и Франции произошло в основном в XV в.

В средней части Европы са­мым крупным государством в период развитого средневе­ковья стала Австрия. При княжеских династиях Бабенбергов, а затем Габсбургов к ее историческому ядру — Ниж­ней Австрии — были присое­динены сначала Верхняя Авс­трия, славянские области Штирия и Каринтия, затем Тироль, Форарльберг. Габс­бурги вели также длительную борьбу за присоединение Швейцарии, сопротивление которой нашло отражение в известной легенде о Вильгель­ме Телле.

Северная часть Европы во­обще не знала или почти не знала феодальной раздробленности. В XII — XIII вв. в Дании, Норвегии и Швеции сложились феодальные королевства, с 1397 г. связанные между собой Кальмарской унией. Самым силь­ным из них было Датское королевство.

А в Восточной Европе XIV — XV вв. — это также время преодоления фео­дальной раздробленности и объединения русских земель вокруг Москвы — од­ного из старых городов Владимиро-Суздальской Руси. Процесс образования централизованного государства, по В.О. Ключевскому «Руси Великой, Москов­ской», в своей основе имел те же закономерности, что и в других частях Евро­пы. Но поскольку общее развитие Руси было задержано татаро-монгольским на­шествием, экономическая и политическая раздробленность преодолевалась здесь более медленно, пройдя несколько этапов.

Собирание русских земель вокруг Москвы началось еще в первые десятиле­тия XIV в. при Иване Калите, который стал великим князем Московским. Да­лее возвышению Москвы способствовал разгром войск Мамая на Куликовом поле в 1380 г. под руководством Московского великого князя Дмитрия, прозван­ного за это Донским. К 60-м годам XV в. уже многие русские земли объединились вокруг Москвы. Но особенно расширились границы Московского кня­жества во второй половине XV в. при Иване III, который пробыл на великокня­жеском престоле 43 года. Он унаследовал от своего отца Василия Темного уже сравнительно большое княжество площадью в 400 тыс. км2, но сыну своему княжичу Василию оставил огромную державу, площадь которой выросла в пять раз — до 2 млн. км2! В годы правления Ивана III под руку великого князя Мос­ковского перешли Ярославское, Ростовское, Тверское княжества, Новгород и его земли, занимавшие весь Северо-Восток Европы, Пермская, Вятская земли, а также (после победы над Литвой) обширные пространства на Юго-Западе. В 1480 г. окрепшая Русь сумела одолеть силы Орды в знаменитом «стоянии на Угре» и окончательно сбросить ордынское иго. Так в конце XV — начале XVI в. было создано русское централизованное государство — Россия.

В итоге всех изменений к середине XVI в. политическая карта Европы сложилась в следующем виде.

В западной и юго-западной ее части существовали три крупных централизованных государства — Англия, Франция и Испания. К этому перечню можно добавить также королевства Шот­ландию, Португалию (образовавшуюся еще в XII в.) и Ирландию. Всю среднюю полосу Европы занимали территориально сильно раздробленные Священная Римская империя и Италия, между которыми располагался Швейцарский Союз. Далее к востоку находились королевство Польское, Великое княжество Литовское и Венгрия. Весь Юго-Восток был под властью Османской империи. На Севере Европы политическую карту определяли Дания (с Норвегией и Ис­ландией) и Швеция (с Финляндией). Еще далее к востоку располагалось обшир­ное Русское государство. Но выход к Черному и Азовскому морям ему преграж­дало Крымское ханство, находившееся в зависимости от Османской империи, а на пути к Балтике лежали земли Ливонского ордена.

Неустойчивость политической карты, столь характерная для эпохи средневековья, сохранилась и в раннее новое время, хотя и в меньшей степени. Так, отошли в прошлое нашествия азиатских кочевников. Однако «выяснение отношений» между самими европейскими странами сохранило тот же ожесточенный характер. Среди причин политических и военных конфлик­тов следует назвать пограничные споры, связанные с процессом становления независимых государств и определением их границ, всевозможные династиче­ские притязания — результат монархических браков и наследований, государ­ственных и личных уний, а также торговые войны. Как правило, главную роль в этих конфликтах играли крупные государства, тогда как мелкие стра­ны примыкали к одной из враждующих сторон. Так в Европе сложилось не­сколько узлов международных противоречий, отразившихся на ее политиче­ской карте.

В северной части Европы основная борьба шла за господство на Балтийском море, за обладание устьями рек и портами, за контроль над важнейшими участ­ками побережья и проливами. Эта борьба привела к многочисленным военным столкновениям на суше и на море, вызвавшим неоднократные переделы полити­ческой карты субрегиона. Главными ее участниками были Дания и Швеция.

Еще большая неустойчивость была характерна для политической карты Во­сточной Европы, где основное соперничество происходило между польско-ли­товским государством и Россией.

Уже к началу XVI в. вся Белоруссия и большая часть Украины находились под властью Великого княжества Литовского, а западная часть Украины — под властью Польши. В 1569 г. была заключена Люблинская уния, по которой Польша и Литва объединились в одно государство — Речь Посполитую. При этом в составе Литвы осталась Белоруссия, тогда как ранее подвластные ей ук­раинские земли были включены непосредственно в состав коренных, т.е. поль­ских, земель. Речь Посполитая пыталась использовать кризис, переживаемый Русским государством в конце XVI — начале XVII в., чтобы продвинуть свои границы еще дальше на восток и превратить Россию в зависимую страну. Поль­ские магнаты поддержали самозванцев Лжедмитрия I и Лжедмитрия II, а в 1609 г. король Сигизмунд III начал открытую вооруженную интервенцию про­тив Русского государства. И хотя в 1612 г. поляки были изгнаны из Москвы, во­сточная граница Речи Посполитой проходила не так уж далеко от нее.

Главные изменения на политической карте юго-восточной части Европы были связаны с тем, что в первой половине XVI в. Османской империи удалось завоевать здесь новые территории. Но и во второй половине этого столетия продолжались попытки султанов расширить свои владения. В резуль­тате упорной борьбы с Венецией под власть Порты перешли почти все острова и большая часть побережья Адриатического моря. Предпринимались также но­вые попытки, хотя и безуспешные, полностью подчинить Черногорию.

Особо следует сказать о том, как отразилась на политической карте Европы Тридцатилетняя война 1618—1648 гг. Начавшись как внутригерманская, она затем превратилась в первую в истории общеевропейскую войну. В результате Германия понесла территориальные потери, а Франция и в особенности Шве­ция получили приращение своих земель. Так называемый шведский период этой войны начался с того, что король Густав II Адольф высадился со своей ар­мией в устье Одера, развернув военные действия. Ему удалось победить под Лютценом имперского главнокомандующего Альбрехта Валленштейна . По Вестфальскому миру 1648 г. Швеция получила всю Западную и часть Восточ­ной Померании с портами Штеттин, Висмар и другими, Курляндию, Лифляндию, часть Литвы и Восточной Пруссии и даже архиепископство Бремен. Под контролем Швеции оказались устья всех судоходных рек империи, да и вообще почти все побережье Балтийского моря, которое превратилось в «шведское озеро». Став таким образом одной из великих держав Европы, Швеция в сере­дине XVII в. занимала территорию в 900 тыс. км2.

Примерами стран, границы которых в период раннего нового времени не изменялись, могут служить, пожалуй, лишь Швейцария и Португалия. Впро­чем, и Португалия в 1581—1640 г. входила в состав Испании.

Как и в средние века, раздробленность политической карты продолжала оставаться характерным ее призна­ком. И по-прежнему это относилось прежде всего к Ита­лии и Германии.

Самым большим и сильным из государств империи была Австрия, где правил княжеский дом Габсбургов; еще с середины XV в. ему неизменно принадлежала и императорская корона. Кроме самой Австрии, владения Габсбургов включали Тироль, Штирию, Каринтию, Крайну, Бургундию, земли по Рейну, Нидерланды. Ими были захвачены также Чехия, часть Словакии и Венгрии. Главными соперниками Габсбургов были герцоги Бава­рии, курфюрсты Саксонии и Бранденбурга.

В других государствах Европы процесс государственной консолидации за­шел значительно дальше. Однако были и такие страны, которые считались централизованными, но фактически являли собой пестрый конгломерат до­вольно разобщенных территорий. В качестве примера подобного рода можно привести Испанию, которая стала единым государством еще в конце XV в., а в XVI в. достигла вершины своего политического могущества. Но при этом Кас­тилия и Арагон были связаны прежде всего династической унией, а реально сохранили значительную самостоятельность и управлялись разными советами. Долгое время Испания не имела даже официальной столицы.

Еще один пример подобного рода являла собой Польша, где начавшийся в средние века процесс централизации в раннее новое время резко замедлился, уступив место феодальной анархии. Несмотря на наличие королевской власти, крупные магнаты превращались в почти независимых государей, располагав­ших своим войском, своей казной, своим придворным штатом, только им при­надлежащими городами.

То же относится и к России, где происходило оформление и укрепление централизованного государства. Важнейшим условием этого длительного про­цесса было дальнейшее объединение русских земель: «собирание земель» и «собирание власти» сопутствовали друг другу. При этом расширение террито­рии Русского государства шло как в западном, так и в восточном и южном на­правлениях.

В первой половине XVII в. расширение границ России по всем направлени­ям продолжалось. Наиболее далеко они продвинулись на востоке. Покорение Сибири происходило невиданными в мировой истории темпами. Огромное про­странство по сути целого континента (каким, без сомнения, можно считать Си­бирь) было преодолено русскими первопроходцами менее чем за 60 лет. Уже в 1639 г. отряд Ивана Москвитина вышел к берегу Тихого океана. На юго-восто­ке границы России стали проходить по Яику (Уралу). А на юго-западе к ней на правах автономии присоединилась Левобережная Украина. По мере пере­численных территориальных приращений Россия все более становится много­национальным государством.

В итоге всех преобразований к середине XVII в. политическая карта Европы, сохранившись в общих чертах, претерпела и отдельные довольно существенные изменения.

Всю среднюю часть Европы по-прежнему занимала Священная Римская им­перия германской нации, граничившая на востоке с Польским и Венгерским королевствами, на севере — со Скандинавскими странами, на западе — с Францией; на юге ее земли местами доходили до Средиземного моря и Адриа­тики. Империя оставалась политически раздробленным государством. То же относится и к Италии, политическая карта которой за это время неоднократно изменялась. В начале XVI в. завершилось также территориальное формирова­ние Швейцарии, которая сначала добилась автономии от империи, а по Вест­фальскому миру была признана суверенным государством.

Вся северная часть Европы была фактически разделена между Данией (с Норвегией) и Швецией (с Финляндией и владениями на южном побережье Балтики). Весь Юго-Восток Европы по-прежнему находился в прямой или вас­сальной зависимости от Османской империи. А на Востоке располагались об­ширная Речь Посполитая и еще более обширное Русское государство.

Особенно обращает на себя внимание сильная чересполосица политической карты Европы, связанная прежде всего с династическими браками и наследова­ниями. В первую очередь это относится к владениям испанских Габсбургов, которые помимо самой Испании включали большую часть Южной Италии, Южные Нидерланды и еще несколько более мелких владений-анклавов. Весь­ма причудливой формой отличались и владения австрийских Габсбургов, охваты­вавшие такие земли за пределами империи (Словакия, Западная Венгрия). Обособ­ленный анклавный характер имели некоторые владения Швеции.

Сильнейшей материковой державой в это время была Франция, которая при Людовике XIV вела почти беспрерывные войны, в первую очередь с авст­рийскими и испанскими Габсбургами, за «упорядочение» и «округление» сво­их границ. В результате этих войн Франции удалось присоединить Эльзас со Страсбургом, южную часть Фландрии и некоторые более мелкие территории — словом, почти все европейские земли, населенные французами, а иногда (Эль­зас) и земли с германоязычным населением. Слабеющая и во многом лишь формально централизованная Испания вынуждена была отдать Франции часть своих владений. Ей пришлось также официально признать независимость Пор­тугалии, виды на которую имели Англия и Франция.

На политической карте Цетральной Европы к концу XVIII в. не произошло особенно больших изменений. По-прежнему ее определяли политически чрез­вычайно раздробленные Германия и Италия. Но в пределах каждой из стран соотношение сил стало складываться по-иному.

Из трех сотен германских государств самым крупным и сильным продол­жала оставаться Австрия, которая к тому же имела несколько отличные от ос­тальной Германии исторические судьбы. Так, владения австрийских Габсбур­гов представляли собой конгломерат земель, включавший помимо основного немецкого ядра славянские земли Чехии, Моравии, Силезии, а также запад­ную часть Венгрии, которая лежала уже за пределами империи. Но в это вре­мя у Австрии появляется сильный соперник в лице Бранденбургско-Прусского государства, быстро расширявшего свои владения и ставшего королевством с династией Гогенцоллернов и со столицей в Берлине. В состоянии полной политической раздробленности и к тому же зависимости от испанских и авст­рийских Габсбургов оставалась и Италия. Самым сильным из ее государств в это время было Сардинское королевство, включавшее Пьемонт, Савойю и ост­ров Сардинию.

На политической карте Северной Европы в этот период больших изменений не произошло. Дании принадлежали Норвегия, которая образовывала с ней еди­ное государство, и Исландия. Благодаря присоединению нескольких провинций на юге и западе территория Швеции сложилась в тех границах, которые существуют и в наши дни. Но кроме того, Швеции принадлежали Эстляндия, Лифляндия и обладавшая значительным самоуправлением Финляндия.

Политическую карту восточной и юго-восточной частей региона определяли Речь Посполитая и Османская империя. На территории Речи Посполитой про­исходили почти непрерывные войны, которые привели к отторжению от нее не­которых территорий. Что касается Османской империи, то и во второй половине XVII в. ей так и не удалось преодолеть феодальную раздробленность и превра­титься в единое централизованное государство. Хотя туркам по-прежнему при­надлежал весь Балканский полуостров, на важных участках европейские де­ржавы уже начинают оттеснять ее с завоеванных позиций: Венеция — из части Далмации и из Морей (Пелопоннес), Польша — из Подолии, Австрия — из Вен­грии и Трансильвании. Конец османскому продвижению в Европе положило по­ражение турецкой армии под Веной в 1683 г.

В XVIII в. на политическую карту Западной Европы продолжали оказывать большое воздействие военно-политические и династические противоречия между ее странами. При этом главным стержнем международных отношений стал англо-французский антагонизм. Важную роль играли также противоречия Франции и Австрии, Великобритании и Испании, Швеции и России, Австрии и Турции, России и Турции. Они привели к целой серии войн, главными из которых были войны за испанское, польское, австрийское наследство и Семилетняя война. В результате в XVIII в. соотношение сил меж­ду европейскими странами снова изменилось. Из состава великих европейских держав вышла Испания, но зато в него вошла Пруссия.

На политической карте западной части региона основные изменения были связаны с войнами за испанское наследство (1702—1714) и польское наследст­во (1733—1735), в которых столкнулись прежде всего интересы Франции, Ве­ликобритании, Испании и Австрии. В результате первой из них, развернув­шейся на нескольких фронтах, к австрийским Габсбургам перешли от Испа­нии Южные Нидерланды, а Великобритания получила испанскую крепость Гибралтар, остающуюся ее владением и в наши дни. В результате войны за польское наследство — хотя и не сразу — Франции удалось присоединить Лотарингию. Французские войска заняли также Корсику.

В юго-восточной части Западной Европы Австрии и России удалось еще бо­лее потеснить Османскую империю. Были отвоеваны Венгрия, попавшая под власть Габсбургов, и некоторые славянские земли. Этому процессу способство­вало и национально-освободительное движение, развернувшееся на захвачен­ных турками территориях.

Главным событием последней трети XVIII в., по своему значению выходив­шим далеко за рамки этого периода, была Великая Французская революция 1789—1794 гг. На втором ее этапе Франции пришлось вести революционную войну против внутренней и внешней контрреволюции, но к изменениям ее политических границ она не привела.

Основные изменения политической карты региона в этот период произошли в восточной части. Они были связаны прежде всего с происшедшими один за другим тремя разделами Речи Посполитой между Пруссией, Австрией и Рос­сией. После первого раздела 1772 г. к Пруссии отошли западное Поморье и ряд других земель на севере и западе, к Австрии — Галиция со Львовом, а к России — часть Белоруссии и Латгалия. В результате третьего раздела к Пруссии отошли земли на за­паде и в центре страны, к Австрии — Западная Галиция с Краковом, а к Рос­сии — украинские, белорусские и литовские земли.

Короткий период наполеоновских войн продолжался с 1796 по 1815 г. Эти войны начались как революционные, но после создания Наполеоном Французской империи превратились в захватнические, приведя к ответным национально-освободительным войнам. Поэтому и результаты наполеоновских войн, перекроивших почти всю политическую карту Европы, двойственны, противоречивы. С одной стороны, они содействовали подрыву феодальных порядков и образо­ванию у границ Франции целого пояса «дочерних» республик, но с другой — вели к угнетению стран и народов, к насаждению имперского владычества.

Большие территориальные потери понесла после поражения от Наполеона и Австрия. Полученные от нее Историю с Триестом и Хорватию с Дубровником На­полеон присоединил к Франции под именем Иллирийской провинции. Зальцбург отошел к Баварии. А на польских землях по Тильзитскому миру с Россией (1807 г.) им было образовано вассальное от Франции Варшавское княжество (герцогство), включавшее земли, отобранные у Пруссии и Австрии.

Наибольшее воздействие на политическую карту Западной Европы в этот период оказали буржуазно-демократические революции 1830 и 1848—1849 гг. франко-прусская война 1870—1871 гг. и продолжавшиеся фактически все столетие австро-турецкие и русско-турецкие войны. В западной части региона главным событием стало обретение независимости Бельгией. Революционные перемены во Франции летом 1830 г. привели здесь к восстанию против голландского владычества. В том же году была провозглаше­на независимость страны, которую позднее голландский король вынужден, был признать. Но Люксембург остался в личной унии с Нидерландами.

Значительно большие изменения произошли в XIX в. в средней части регио­на. Они были связаны с образованием Австро-Венгрии, объединением Италии и Германии.

Революция 1830 г. коснулась и Италии, что выразилось в вооруженных вы­ступлениях, прежде всего против австрийского владычества. Эти выступле­ния с еще большей силой продолжались в 1848—1849 гг. В дальнейшем процесс возрождения и объединения Италии проходил под лозунгами освобождения от австрийского ига и создания единого национального государства.

Очень большие изменения произошли в XIX в. и на политической карте Юго-Восточной Европы, все еще находившейся под властью Османской импе­рии. При этом главное воздействие на нее оказывали два фактора: подъем на­ционально-освободительных движений и русско-турецкие войны. В результате большинство стран Юго-Восточной Европы добилось сначала автономии, а за­тем и полной независимости. В 20-е годы стала независимой Греция. Однако при этом Эпир, Фессалия и остров Крит все еще оставались за Ос­манской империей.

В первой половине XIX в. между Россией и Турцией было заключено не­сколько соглашений, расширявших автономию дунайских княжеств Молдавии и Валахии. Наконец в 1859 г. эти княжества избрали единого господаря, а в 1862 г. объединились в одно государство — Румынию. В течение всего XIX в. борьбу с Османской империей вели и сербы, которые добились сначала внут­реннего самоуправления, а затем и полной независимости.

Решающей в деле освобождения балканских народов от турецкого ига стала Русско-турецкая война 1877—1878 гг., которую поэтому обычно и именуют ос­вободительной. По условиям Сан-Стефанского мирного договора Румыния, Сер­бия и Черногория, увеличенные в размерах, окончательно были провозглашены независимыми государствами. Болгария в пределах от Дуная до Эгейского моря объявлялась вассальным княжеством, зависимым от султана, а Босния и Герце­говина, оставаясь турецким владением, получала определенную автономию. Но в том же 1878 г. на Берлинском конгрессе эти решения были пересмотрены, причем в худшую для балканских народов сторону: Болгария была раздроблена на три части, Босния и Герцеговина передана во временное управление Авст­рии. В результате Балканы на долгое время превратились в «пороховой погреб» Европы, и уже вскоре вспыхнула братоубийственная сербо-болгарская война, которая, впрочем, не изменила границ обоих государств.

Лишь Польша по-прежнему не имела своей государственности и входила в состав Пруссии, Австрии и России. Несмотря на национально-освободитель­ное движение, достигавшее апогея во времена нескольких крупных воору­женных восстаний, такое положение сохранялось на протяжении всего сто­летия; отсюда и известная польская поговорка: «Польша не имела девятнад­цатого века».

Несколько важных изменений произошло на политической карте Европы еще до Первой мировой воины. На севере в 1905 г. Норвегия после референдума расторгла существовавшую почти сто лет личную унию со Швецией и добилась полной независимости. На юго-востоке в ре­зультате первой и второй Балканских войн Турция потеряла почти все свои ев­ропейские владения, а освобожденные области перешли к Сербии, Болгарии, Греции и вновь созданной Албании. Босния и Герцеговина, еще раньше окку­пированная Австро-Венгрией, была аннексирована ею.

Западная граница России в новое время подверглась очень большим изменениям при общей тенденции посте­пенного отодвижения к западу. Этот территориальный про­цесс был связан прежде всего с решением двух внешнеполитических проблем: так называемого «балтийского вопроса», то есть получения выхода к Балтий­скому морю, и воссоединения с Россией украинских и белорусских земель.

Южная граница России в период нового времени отодвинулась далеко на юг. Это произошло в результате многочисленных русско-турецких и некоторых других войн, в которых борьба шла на двух основных направ­лениях — за выход к Черному и Азовскому морям и за обладание Кавказом.

К началу нового времени Черное и Азовское моря были фактически внутрен­ними морями Османской империи. Западное Причерноморье принадлежало ей со всем Балканским полуостровом и дунайскими княжествами. Все Северное Причерноморье с Крымом и Приазовье находились в руках вассального от нее Крымского ханства; кроме того, туркам принадлежали крепость Очаков в устье Днепра и Буга и крепость Азов в устье Дона. Постоянная угроза со стороны Тур­ции и частые набеги крымских татар на южные окраины России мешали коло­низации южных степей. Все Восточное Причерноморье также принадлежало Турции или зависевшим от нее небольшим государственным образованиям. А основная территория Восточного Закавказья либо принадлежала Ирану, либо зависела от него.

Первые, хотя и неудачные походы России на Крым были предприняты еще в конце XVII в. Затем последовали два Азовских похода Петра I, ко­торые привели к взятию Азова. В 20-х годах XVIII в. Пет­ром был предпринят Персид­ский поход, временно поставив­ший под власть России Восточ­ное Закавказье. Вскоре после­довала русско-турецкая война 1735 — 1739 гг., давшая Рос­сии небольшие территориаль­ные приращения. Но основ­ные события XVII в. на «юж­ном фронте» происходили уже в годы царствования Ека­терины II. Наиболее яркое от­ражение они получили в рус­ско-турецкой войне 1768 — 1774 гг., ознаменовавшейся победами П.А.Румянцева-Задунайского, А.В.Суворова и морским сражением при Чесме, и в русско-турецкой войне 1787—1791 гг., круп­нейшими событиями которой стали взятие Суворовым кре­пости Измаил и победы адмирала Ф.Ф.Ушакова на море.

После присоединения Прикубанья, южные границы России придвинулись к Кав­казу, что усилило тягу народов Закавказья к России. В 1783 г. был заключен Георги­евский договор, по которому Восточная Грузия переходила под ее покровительство.

В начале XIX в. Россия снова несколько раз воевала с Турцией и Ираном. В результате успешных боевых действий к России отошли Бессарабия и земли в устье Дуная, Дагестан, Северный Азербайджан, Восточная Армения и некото­рые другие территории. К ней присоединилась и Восточная и Западная Грузия. Русским стало все Черноморское побережье Кавказа до Аджарии.

В середине XIX в. основные события на юге были связаны с Крымской вой­ной, возникшей в результате борьбы великих держав за раздел турецких владе­ний и господство на Ближнем Востоке. Эта война началась с вступления русских войск в Валахию и Молдавию, побед на Кавказе и уничтожения турецкого флота в Синопе. Но последующие ее события были связаны с высадкой английских и фран­цузских войск в Крыму и Севастопольской обороной 1854 — 1855 гг. под руковод­ством адмиралов П.С.Нахимова и В.А. Корнилова. «Надолго оставит в России ве­ликие следы эта эпопея Севастопольская, которой героем был народ русский...» — написал участник этой обороны Лев Толстой в своих «Севастопольских рассказах». По условиям мирного договора России пришлось отказаться от претензий на геге­монию в Турции и в дунайских княжествах, передать Южную Бессарабию с устьем Дуная Молдавии, которая вместе с Валахией оставалась в вассальной зависимости от Турции. России запрещалось иметь военный флот на Черном море. Но Сева­стополь и весь Крым оставались за Россией.

Шестидесятые годы XIX в. были отмечены окончанием Кавказской войны, которая длилась с 1817 по 1864 г. В результате к России были присоединены Чечня, Горный Дагестан и Северо-Западный Кавказ. Уже в 80-е годы к ней же отошла Аджария с Батуми.

Дальнейшие изменения на политической карте региона относятся уже к периоду Первой мировой войны. Возникшая как война за территориальный и экономический переделы мира, она вовлекла в свою орбиту 38 государств в разных частях света, но все же главным театром военных действий была Европа. Именно здесь сложились две основные противоборствующие группи­ровки: Тройственный союз, в составе Германии, Австро-Венгрии и Италии, и Антанта (с франц. буквально согласие), в составе Великобритании, Франции и России. Вступая в войну, Германия рассчитывала подчинить себе большую часть Европы, Австро-Венгрия стремилась подчинить Сербию, утвердить свое господство на Балканах и воспрепятствовать освобождению славянских наро­дов, угнетаемых этой империей. Великобритания рассчитывала ослабить Гер­манию, Франция — вернуть Эльзас и Лотарингию, Россия — утвердиться на Балканах. В ходе войны Тройственный союз фактически распался, но к Германии и Австро-Венгрии примкнули Турция и Болгария. А на сторо­не Антанты в Европе воевали Сербия, Бельгия, Италия, Румыния, Португа­лия, Греция, не говоря уже о США, которые вступили в войну только в 1917 г.

Но все эти изменения политической карты были временными. Осенью 1918 г., подписав перемирия, из войны вышли побежденными Болгария, Тур­ция и Австро-Венгрия. А 11 ноября в Компьенском лесу, в штабном вагоне главнокомандующего войсками Антанты французского маршала Фоша, было подписано перемирие между Германией и ее противниками. Войска Антанты заняли ряд западных районов Германии. Условия Брестского мира были так­же аннулированы советским правительством.

По Версальскому мирному договору Германия передавала:

— Франции — Эльзас-Лотарингию (в границах 1870 г.);

— Бельгии — округа Мальмеди и Эйпен;

— Польше — Познань, части Поморья и другие территории Восточной Пруссии; южную часть Верхней Силезии (в 1921 г.); (при этом: исконные польские земли на правом берегу Одера, Нижняя Силезия, большая часть Верхней Силезии — остались у Германии);

— г. Данциг (Гданьск) был объявлен вольным городом;

— г. Мемель (Клайпеда) передан в ведение держав победи­тельниц (в 1923 г. присоединен к Литве);

— Дании — северную часть Шлезвига (в 1920 г.);

— Чехословакии — небольшой участок Верхней Силезии;

— Саарская область передавалась на 15 лет под управле­ние Лиги Наций;

— Германская часть левобережья Рейна и полоса правого берега шириной в

50 км — подлежали демилитаризации.

Сен-Жерменский мирный договор (1919 г.) и Трианонский мирный договор

(1920 г.) между странами-победительницами и Австрией и Венгрией — подтвердили распад Австро-Венгрии (образовались новые государства Австрия, Венгрия, Чехослова­кия, Королевство сербов, хорватов и словенцев). Часть террито­рий были переданы: Польше — Галиция; Румынии — Трансильвания и восточная часть Баната; Югославии — Хорватия и др. По Нейискому мирному договору (1919 г.) Болгария теряла значительную территорию, отошедшую частично Югославии, частично странам-победительницам.

В результате революции 1917 г. в России образовалось пер­вое в мире социалистическое государство РСФСР (позже, в 1922 г. — СССР). Получили независимость: Финляндия, Лат­вия, Литва, Эстония, Польша. Острова Шпицберген стали тер­риторией Норвегии, острова Земля Франца-Иосифа — территорией РСФСР.

Вторая мировая война (1939—1945 гг.) была развязана наиболее агрессивными государствами — нацистской Герма­нией, фашистской Италией и милитаристской Японией с целью нового передела мира. Началась — как война между двумя коалициями империалистических держав. В дальнейшем она стала принимать со стороны всех государств, сражавшихся про­тив стран фашистского блока, характер справедливой, анти­фашистской войны. Во Вторую мировую войну было вовлечено 72 государства. В августе 1939 г. СССР и Германия подписали пакт о нена­падении и секретные дополнительные протоколы к нему о раз­деле влияния в Восточной Европе (пакт Риббентроп — Моло­тов).1 сентября 1939 г.— Германия напала на Польшу. Началась Вторая мировая война. 3 сентября Англия и Франция объяв­ляют войну Германии. 17 сентября 1939 г. части Красной Армии вступили в Запад­ную Украину и Западную Белоруссию (ранее отторгнутые после поражения в польско-советской войне 1921 г.), а вскоре было оформлено присоединение этих территорий к СССР. В эти же недели на территории Монголии (в районе реки Халхин-Гол) шли бои с японскими войсками. Зимой 1939-1940 гг. проходила советско-финская война, в результате которой была установлена новая граница между двумя государствами, в основном повторявшая ту, которая существовала до 1809 г. (до присоединения Финляндии к Рос­сийской империи). Финляндия уступила Советскому Союзу весь Карельский перешеек с Выборгом, пограничные районы к за­паду от Кандалакшского залива и около г. Мурманск, а также предоставила на 30 лет свою военно-морскую базу на Ханко.

Основные направления послевоенного мирного урегулирова­ния были намечены ведущими державами антигитлеровской коалиции. На конференциях в Тегеране, Ялте и Потсдаме были согласованы главные вопросы: о территориальных изменениях, о наказании военных преступников, о создании специальной международной организации для поддержания международного мира и безопасности. Союзные державы решили оккупировать Германию и Япо­нию с целью искоренения милитаризма и фашизма. Террито­риальные захваты Германии, Италии, Японии и их союзников аннулировались. Границу между Германией и Польшей союзники договори­лись провести по линии рек Одер и Нейсе (Одра и Нисса). Восточная граница Польши должна была проходить вдоль линии Керзона. Город Кенигсберг и прилегающие к нему районы пере­давались СССР.

Одним из вопросов послевоенного урегулирования было заключение мирных договоров. Поскольку Германия не имела Правительства, державы-победительницы в первую очередь заключали договоры с европейскими союзниками Германии — Италией, Румынией, Венгрией, Болгарией и Финляндией.

Италия признала суверенитет Албании и Эфиопии. Окку­пированные Италией Додеканезские острова возвращались Гре­ции. Юлийская крайна, за исключением Триеста, передавалась Югославии. Триест с прилегающей к нему небольшой областью был объявлен "свободной территорией" (в 1954 г. по соглаше­нию между Италией и Югославией западная часть "свободной территории" вместе с г. Триест отошла к Италии, а восточная — к Югославии).

В соответствии с условиями перемирия с Румынией и Венг­рией мирные договоры закрепили возвращение Румынии части Трансильвании.

Финляндия возвратила СССР область Петсамо (Печенга), уступленную ей в 1920 г. советским государством, и предоста­вила территорию Порккала-Удд на северном побережье Фин­ского залива (недалеко от Хельсинки) в аренду сроком на 50 лет для создания там советской военно-морской базы (в 1955 г. СССР досрочно отказался от своих прав на аренду).

На Ялтинской и Постдамской конференциях СССР, США и Великобритания договорились о том, что после капитуляции Германия будет подвергнута длительной оккупации. Потсдамская конференция предусматривала сохранение Германии "в качестве единого целого", но при этом ее территорию разделили на четыре зоны оккупации: советскую, английскую, фран­цузскую и американскую. Столица Берлин, находившаяся на территории советской зоны, также делилась на четыре сектора оккупации. Оккупационный режим устанавливался и в Австрии, которая в 1938—1945 гг. входила в состав Гер­мании.

Позже произошел поворот в политике США, Англии и Франции от союза с СССР к борьбе против него. В результате эти государства взяли курс на пересмотр Потсдамских согла­шений и на восстановление экономического и военного потен­циала Германии. В 1946 г. США и Англия объединили свои зоны оккупации в так называемую Бизонию (двойную зону). В 1948 г. к ним присоединилась французская зона — образова­лась Тризония. Оккупационные власти постепенно передавали функции управления в руки немецкой администрации. В авгус­те 1949 г. состоялись выборы в парламент Западной Германии и 7 сентября было объявлено о создании нового германского госу­дарства — Федеративной Республики Германии (ФРГ). 7 ок­тября 1949 г. (в советской зоне оккупации) была основана Германская Демократическая Республика (ГДР). На немецкой земле возникло два государства с различным общественным и политическим строем.

Разгром Германии и ее союзников при решающем участии вооруженных сил СССР создал благоприятную обстановку для победы в ряде стран Восточной Европы народно-демократи­ческих и социалистических революций. Образовался блок со­циалистических государств (Польская Народная Республика, Чехословацкая Советская Социалистическая Республика, Социа­листическая Федеративная Республика Югославия и др.).

С начала 90-х годов выделяют третий этап Новейшей исто­рии, который продолжается и сейчас. К качественно новым из­менениям на политической карте Европы, оказавшим большое влияние на социально-экономическую и общественно-политическую жизнь всего континента в этот период, можно отнести следующие:

— распад в 1991 г. Союза ССР; объявление о политическом суверенитете сначала трех бывших союзных республик (прибал­тийских), а затем и остальных республик бывшего СССР, в т. ч. России;

— образование Содружества Независимых Государств (СНГ);

— осуществление преимущественно мирных ("бархатных") народно-демократических революций 1989—90 гг. в странах Восточной Европы (бывших социалистических странах);

— объединение двух германских государств (ГДР и ФРГ) (3 октября 1990 г.);

— прекращение в 1991 г. деятельности Организации Вар­шавского Договора (ОВД) и Совета Экономической Взаимопо­мощи (СЭВ), серьезно повлиявшее на политическую и экономи­ческую обстановку не только в Европе, но и во всем мире.

— распад СФРЮ, провозглашение политической независи­мости республик Словения, Босния и Герцеговина, Македония, Хорватия, Союзная Республика Югославия (в составе Сербии и Черногории). Острейший политический кризис бывшей федера­ции вылился в гражданскую войну и межнациональные конф­ликты;

— образование двух независимых государств — Чехии и

Словакии (распад Чехословакии, 1 января 1993 г.)

Масштабы будущих перемен на политической карте мира будут определяться дальнейшим ходом этнокультурных процес­сов в многонациональных странах, характером экономических, политических и культурных отношений между странами и на­родами. Тенденции к самоопределению станут преобладающими: этнические общины стремятся создать образования, которые учитывают их исторический опыт. Вероятно, что государственные границы не соответствующие языковому и территориальному тождеству проживающих там наций, будут терять свое значение. С другой стороны, такие региональные группировки как Европейский Союз, усиливающие экономическую и технологическую взаимозависимость государств, бросают вызов устоявшимся понятиям государственного суверенитета и сводят на нет значение границ. Официально выйдут из Испании Каталония и Страна Басков. Бретань отколется от Франции. Бельгия распадется на Фландрию и Валлонию. Саамы создадут свою страну в северных районах Норвегии, Швеции и Финляндии, к ним присоединятся северные районы России и Канады: в перспективе - Конфедерация арктического Полярного круга.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий