регистрация / вход

Северный Кавказ в сфере геополитических интересов стран Запада, Среднего и Ближнего Востока

Северный Кавказ: прошлое и настоящее. Исторический экскурс. Особенности современной обстановки. Россия и Кавказ. Взаимоотношения Северного Кавказа с соседними государствами. Северный Кавказ и Иран. Северный Кавказ и Турция. Виды стран Запада на Северный К

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ИСТОРИОГРАФИИ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ

Атаева Зарема Руслановна

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Северный Кавказ в сфере геополитических интересов стран Запада, Среднего и

Ближнего Востока.

Руководитель:

кандидат исторических наук, доцент Гусейнов М.Ш.

Махачкала - 2005

Содержание

Введение ………………………………………………………………………..3-9

Глава I. Северный Кавказ: прошлое и настоящее………………………….10-39

§1. Исторический экскурс…………………………………………………...10-18

§2. Особенности современной обстановки…………………………………19-28

§3. Россия и Кавказ…………………………………………………………..29-39

Глава II. Взаимоотношения Северного Кавказа с соседними государствами……………………………………………………………….40-48

§1. Северный Кавказ и Иран………………………………………………..40-43

§2. Северный Кавказ и Турция……………………………………………..44-48

Глава III. Виды стран Запада на Северный Кавказ………………………..49-56

Заключение…………………………………………………………………..57-58

Список использованной литературы………………………………………..59-60

Введение.

Данная дипломная работа посвящена анализу места и роли Северного Кавказа, как в мировой политике, так и в политической стратегии России. Весь регион следует рассматривать как единое целое безотносительно к государственным, административным, этнонациональным и иным границам, разделяющим его изнутри. Обоснованность такого подхода определяется общностью тесных многовековых экономических, культурных, политических и иных связей, исторических судеб, близостью форм, стандартов и стереотипов поведения, особенностями менталитета и др. У народов Северного Кавказа есть и общие цели, интересы, особенно в обеспечении и поддержании в регионе мира и стабильности, преодолении последствий войн и конфликтов, предотвращении нового витка конфронтаций, защите его этнокультурного и природно-экономического своеобразия.

Актуальность темы заключается в том, что после распада СССР Северный Кавказ оказался приграничным районом, в который вмешивались иностранные государства, а также нерешительная политика самой России.

После развала СССР и разрыва единого союзного и российского экономического пространства многие северокавказские субъекты Российской Федерации оказались на обочине даже тех ущербных реформ, которые происходили в стране. В результате эти регионы «провалились» с точки зрения занятости населения, наполнение бюджетов, жизненного уровня граждан, предоставления обществу даже минимальных социальных гарантий. Люди, что чрезвычайно опасно, утратили нормальную перспективу. Существенное обострение социально-экономической ситуации на Северном Кавказе провоцирует неблагоприятные трансформации в политических настроениях населения региона и многих общественно-политических и других организаций и движений, которые нередко становятся легкой добычей для всякого рода экстремистов, националистов, сепаратистов, зарубежных религиозных проповедников и эмиссаров и т.д.

Однако при всем своем единстве и однородности стоящих перед Северным Кавказом как едином регионом проблем приходиться говорить также о довольно широком диапазоне различий между населяющими его народами с точки зрения как природно-географических условий, наличия тех или иных ресурсов, факторов и видов хозяйственной деятельности, транспортной инфраструктуры, так и интеллектуального потенциала, качества рабочей силы.1

Анализируя отношения соседних стран дальнего зарубежья с закавказскими государствами, нельзя абстрагироваться от их отношений с Россией, а в частности и Северного Кавказа, поскольку эти две группы отношений взаимосвязаны. Наиболее отчетливо это можно продемонстрировать на примере Турции и Ирана, которые занимают ключевое место в регионе, являются конкурентами и в отношении России, и в борьбе за сферы влияния в регионе. Конкуренция между Россией, Турцией и Ираном за контроль над экспортными потоками энергии определяет характер международных отношений в регионе.2

Как один из крупнейших членов мирового сообщества Российская Федерация вносит посильный вклад и несет соответствующую долю ответственности за решения волнующих человечество глобальных проблем:

- предотвращение и прекращение вооруженных конфликтов – войн,

- нераспространение и сокращение ядерного оружия и ликвидация других видов оружия массового уничтожения,

- обеспечение экологической безопасности – реализация программ «устойчивого развития»,

- предотвращение голода, нищеты, эпидемий, огромной волны наркомании т преступности, от которых страдают сотни миллионов людей,

- освоение космоса и т.п.

Российская Федерация участвует в миротворческих и других акциях ООН, выдвигает инициативы в поисках мирного решения проблем на Ближнем и Среднем Востоке и т.д. Такая внешняя политика России получила широкое

призвание. Известный аналитик всемирной «большой шахматной доски» З.

____________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М., 2003, С. 45-46

2 Там же, С. 332

Бжезинский считает, что на этой доске Россия, станет ли она европейской демократией или азиатской империей, во всяком случае «останется игроком первого плана».1

1998-1999 года стали полосой испытаний международной роли России. Большой бум подняли патриоты, когда руководители стран ОБСЕ осудили действия войск Российской Федерации в Чечне, представлявшимся им нарушением прав и свобод людей.2

Довольно противоречивой оказалась для России картина на ближне- и средневосточном направлениях. Весьма сложно, например, сбалансировать политику на израильском направлении с усилиями по укреплению связи с радикальными режимами исламских стран, прежде всего с Ираном. Вопрос о российско-иранском сотрудничестве в области атомной энергетики был одним из главных, которые поднял премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху в ходе своего визита в Москву в марте 2000 года; вопрос остался неразрешенным.

Недостаточно учла российская дипломатия и сложность положения в самих странах Востока, с излишней легкостью делая ставки на тех или иных деятелей. Так произошло, например, с фундаменталистски настроенным спикером иранского парламента Натек-Нури, которого прочили в президенты, торжественно принимали в Москве, даже простили ему явно провокационные высказывания, а победу на выборах в мае одержал гораздо умеренный кандидат, к которому, кстати, уже внимательно присматривался Вашингтон.3

Если расчет России в Иране нельзя назвать фатальным (ведь в Тегеране никто не ставит под вопрос важность развития связи с Москвой), то события в Афганистане могут иметь гораздо более тяжелые последствия для всего южного периметра СНГ. Начавшееся в конце мая 2000 года наступление

___________________

1 Путь в XXI век: стратегические проблемы перспективы российской экономики. - М., 1999, С. 364-365

2 Там же, С. 366

3 Протопопов А.С., Козьменко В.М. Россия в современном мире. – М., 2001, С. 180

талибов на север страны, хотя и привело к ее объединению под властью этого

движения, но нарушило баланс сил, прежде всего благодаря свержению

генерала Дустума. Ошибка заключалась в том, что Москва слишком понадеялась на Дустума (этнического узбека), вообще делало ставку на те афганские фракции, которые имеют в качестве базы непуштунские народы (прежде всего таджиков). Между тем пуштуны – это все же доминирующий этнос в Афганистане, и без них никакое афганское урегулирование невозможно.

На Центральную Азия распространяется западное влияние. В середине марта Генеральный секретарь НАТО Х. Солана посетил Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан, как страны участвующие в программе «Партнерство во имя мира». Представляется, однако, что натовский аспект – неглавный предмет опасений России в этом регионе, тем более, что центрально-азиатские лидеры, хотя и не питают особых чувств к Москве, но все же выразили Х. Солану свою озабоченность чрезмерным напором атлантистов (сказывается боязнь, что Россия попытается отыграться на этих странах в качестве компенсации за поражение на западе). Гораздо большой вызов российским интересам представляет геоэкономический аспект проблемы. Основной интерес США заключается в установлении надежного контроля американских компаний над нефтяными и газовыми месторождениями в Центральной Азии и Закавказье, над путями транспортировки сырья, что неизбежно ведет к вытеснению России из сферы ее геополитического влияния. Некоторые государства региона (богатые сырьевыми ресурсами) стремятся почувствовать в реализации подобных планов, готовы платить любую цену за уменьшение своей транспортно-экономической зависимости от России. Но они не редко забывают, что в военно-политическом плане продолжают зависеть от нее.

Страх лидеров центрально-азиатских стран СНГ перед исламским фундаментализмом может стать хорошим рычагом воздействия на тех из них (особенно в Узбекистане), кто не прочь извлечь выгоду из своего подыгрывания геополитическим проектам США и Турции, а за одно и разоблачить «имперские амбиции» России.1

Цель работы – определить место и роль Северного Кавказа не только в российской политике, но и в мировой.

Однако в той или иной степени эти вопросы были исследованы в работах дагестанских ученых. При работе над дипломной были использованы труды Абдулатипова Р.Г., Гаджиева К.С., Османова Г.Г.

В работе Абдулатипова Р.Г. на широком историческом фоне государственного устройства рассматриваются национальные отношения, изучаются этнополитические проблемы.2

В работе Гаджиева К.С. раскрывается сущность геополитики Кавказа, особенности геополитических концепций каждого государства и общие тенденции геополитических амбиций ряда государств этого региона.3

Автор – известный политолог - впервые в России предпринял попытку комплексного исследования важных геополитических проблем современности: становление независимых государств Закавказья и стратегия внешней политики России на постсоветском пространстве (статус Каспийского моря, нефть и газ, каспийские углеводороды и трубопроводы); национальная безопасность России и ее отношения со странами региона и соседними с ним странами (Ираном, Турцией). Анализируются вопросы идеологии и религии (национализм и ислам), их влияние на политику государств.

Монография Сорокина К.Э. затрагивает проблемы развития геополитики как науки, адаптации ее классических вариантов к быстро меняющимся условиям современности. В книге также приводится всесторонний анализ нынешней модели мироустройства, который позволяет

выявить и систематизировать совокупность ее основных характеристик

___________________

1 Османов Г.Г. Современный Дагестан: Геополитическое положение и международные отношения. – Махачкала, 1999, С. 181-182

2 Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. – М., 2000

3 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М., 2003

(многополярность, передел сфер влияния, динамичность, нестабильность), а также научно обосновать перспективы дальнейшего развития этой модели. Особое внимание уделено определению геополитического положения России сегодня и в обозримом будущем, изучению сильных и слабых сторон ее взаимодействия с ведущими глобальными региональными центрами силы. На основании проведенного исследования сделаны систематические рекомендации по адаптации внешнеполитической деятельности России к реалям высокодинамичной геополитической ситуации в мире.1

Главная внешнеполитическая проблема нынешней России, в частности Северного Кавказа – проблема выбора союзников, считает Макаренко В. В своей книге он рассматривает особенность современного положения России, которая впервые за последние несколько веков окружена странами или коалициями, превосходящими ее или близкими к ней по военной мощи.2

«Путь в XXI век» - монография посвящена комплексному анализу макроэкономических и социальных последствий реформ, оценке потенциала и путей подъема российской экономики, определению ориентиров ее институциональных преобразований в соответствии со стратегией устойчивого развития. Одним из основных вопросов является место России в драматическом сюжете быстрых изменений геоэкономической и геополитической реальности.3

По данной проблематике использовались и некоторые публикации в центральной российской прессе, а также материалы из Интернета.

Данная дипломная работа содержит три главы.

Первая глава посвящена раскрытию исторической взаимосвязи как внутри самого Северного Кавказа, так и Северного Кавказа с Россией.

Во второй главе отражены взаимоотношения Северного Кавказа с соседними государствами, в частности с Ираном и Турцией.

___________________

1 Сорокин К.Э. Геополитика современности и геостратегия России. - М., 1996

2 Макаренко В.В. Кто союзники России? Ментальность и геополитика: парадоксы политики безопасности России. – М., 2000

3 Путь в XXI век: стратегические проблемы перспективы российской экономики. - М., 1999

Третья глава представляет собой отражение интересов стран Европы и США в Северо-Кавказском регионе.

Глава I. Северный Кавказ: прошлое и настоящее.

§1. Исторический экскурс.

Основные характеристики Северного Кавказа в значительной степени определяются физико-географическими, территориально-пространственными, климатическими и иными особенностями, которые на протяжении всей истории оказывали и продолжают оказывать глубокое влияние на его этнонациональный состав, исторические судьбы народов и стран, конфигурацию политической карты и т.д. Размеры и масштабы территории конкретного государства, ландшафт, климат, условия для сельскохозяйственного производства, наличия природных ресурсов, доступ к морям и океанам во многом определяют целый ряд параметров, указывающих на потенциальные и реальные возможности как отдельно взятых, так и региона, на их место в мировом сообществе стран и народов.

Как показывает исторический опыт, земля, территория, государство составляют тот стратегический ресурс, который превосходит все остальные ресурсы. Очевидно, что географическое положение влияет на государственные решения не только на экономическом и внутриполитическом уровнях, но также определяет основополагающие внешнеполитические цели государства.

С незапамятных времен Северный Кавказ рассматривался как один из важнейших геостратегических регионов, отделяющих Восточную Европу от азиатских степей, православие от ислама, как барьер между Византийской, Османской, Персидской и Российской империями и арена борьбы империи и межнациональных конфликтов. В тоже время расположенный на стыке Европы и Азии Северный Кавказ представляет собой удобный плацдарм для продвижения в глубь Среднего и Ближнего Востока, а также в бассейны Каспийского, Черного и Средиземного морей. Одновременно он является связующим звеном между этими регионами. В течение всей своей писаной истории Северный Кавказ пережил бесконечное количество войн и конфликтов между различными воинственными кланами, ордами, племенами, религиозными конфессиями, государствами и империями.Весь комплекс особенностей региона самым непосредственным образом отразился на исторических судьбах народов и стран Северного Кавказа.1

Северный Кавказ всегда был и остается сложным регионом как по разнообразию естественно-географических условий, так и по многонациональному и многоконфессиональному составу населения. Причем историю каждого кавказского народа невозможно рассматривать изолированно, вне рамок общекавказского исторического процесса и того социокультурного народов Северного Кавказа.

С древнейших времен этот регион привлекает к себе внимание. В V веке до н.э. о нем писал «отец истории» Геродот, а в античное время – географ Страбон довольно подробно описывал. В работах арабского мыслителя аль-Масуди встречаются упоминания о Северном Кавказе. И действительно, Северный Кавказ относится к регионам, через которые с глубокой древности проходили многие племена – от киммерийцев и скифов до разнообразных тюркских племен.

По мнению специалистов, в период так называемого великого переселения народов IV-VI веков в результате широкомасштабной миграции разных племен на Северном Кавказе сложились четыре этнокультурные общности, условно называемые Закубанской, Центрально-Кавказской, Дагестанской и Предкавказской. Причем, несмотря на то, что в каждой из них доминирующее положение занимали определенные этнические группы, они характеризовались пестротой и разнообразием состава.

Завоевательные походы сефевидов и османов, набеги крымских ханов, а также постоянные феодальные междоусобные войны несли народам Северного Кавказа бесчисленные бедствия, огромные человеческие жертвы, истощение и подрыв производительных сил. Особенностью взаимоотношений между государствами Северного Кавказа были насилие и произвол, отсутствие элементарной безопасности, захват, угон и продажа

пленных на невольничьих рынках Османской империи и Ирана,

____________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М., 2003, С. 9-10

широкомасштабная торговля, которая велась также местными северокавказскими феодалами и родовой верхушкой. Работорговля, ставшая бичом для кавказских народов, являлась одной из главных причин набегов и междоусобиц, приводивших не только к разорению хозяйств горцев, но и вывозу из Северного Кавказа наиболее дееспособных представителей населения. Зачастую войны и набеги затевались именно для захвата рабов, чтобы затем продать их в Османской империи. Рабство было запрещено и постепенно прекратилось лишь после заключения Адрианопольского мира в 1829 году, введение на вновь присоединенных территориях российских законов.1

Однако историю отношений северокавказских народов с сопредельными странами и народами нельзя оценивать как непрерывно, череду войн, конфликтов, набегов, завоеваний. С древнейших времен между ними устанавливались и осуществлялись взаимовыгодные отношения и связи. Ключевую роль в этом плане так называемый Великий шелковый путь, который шел из Китая через Северный Иран, Закавказье и Северный Кавказ в Византию, и другие страны Европы и в обратном направлении. В зависимости от конкретных условий каждого исторического периода его маршруты постоянно менялись.

Кавказ был связан со странами Восточной Европы, Ближнего и Среднего Востока весьма разветвленной системой путей. Часть районов Кавказа – с Крымом, Малой Азией, другие – с Ираном. В то время как Западный Кавказ оказался втянутым в византийскую, а позже генуэзскую торговлю, Восточный Кавказ и Дагестан были связаны в основном со странами Ближнего Востока. В XIV-XV веках генуэзские колонии на Северо-Западном Кавказе вели торговлю почти со всеми народами Северного Кавказа.

Большое значение имел прикаспийский путь, через который осуществлялись экономические, военные, политические и культурные связи Ближнего Востока с Восточной Европой. Значение пути возрастало в силу

__________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М., 2003, С. 18

открытости региона Черному, Азовскому и Каспийскому морям, а также по Волге и Днепру. Дербент был крупнейшим портом Каспийского моря. Он являлся крупным транзитным пунктом по продаже изделий горских народов из серебра и золота, бурок, ковров и других предметов ремесленного производства грузинским, армянским, азербайджанским и другим восточным купцам.

Торгово-экономические связи между народами Северного Кавказа и Закавказья осуществлялись по исстари сложившимся путям, проходившим по горным ущельям и перевалам. Основной путь, по которому осуществлялась торговля Грузии с Центральным и Северным Кавказом, проходил через Дарьяльское ущелье.

С давних времен осуществлялись тесные взаимосвязи между народами Северного Кавказа и народами, населявшими территорию нынешнего Азербайджана.

Особенно интенсивно торгово-экономические связи между Северным Кавказом и Закавказьем расширялись в XVIII веке, что было связано с возникновением на Северном Кавказе городов Кизляра и Моздока, ставших значительными торговыми центрами Кавказа, а также появлением здесь больших масс русского населения, упразднением в 1774 году. Арагского и Ксанского эриставств, что сделало свободным путь по Дарьяльскому ущелью, по которому была построена колесная дорога, заменившая прежнюю вьючную тропу.

Естественно, что соперничающие державы и разные силы предпринимали все возможное с тем, чтобы установить свой контроль над основными направлениями, главным образом над Дарьяльским и Дербентским, т.е. на двух основных путях, соединяющих Закавказье и Северный Кавказ. Все эти пути обеспечивали возможность самого интенсивного общения северокавказских народов не только с внешним миром, но и между собой.

Взаимовлияние различных этнонациональных групп Северного Кавказа нашло отражение в особенностях их языка, антропологического типа, материальной и духовной культуры.1

Политическая и этническая раздробленность сохранялась на всем Северном Кавказе вплоть до присоединении к России. Такая раздробленность «была обусловлена общим уровнем социально-экономическим развитием странны, которое еще не создало условия для образования централизированных феодальных государств. Более того, в районах, где развитие феодальных отношений сделало наибольшие успехи, политическая раздробленность проявлялась с особой остротой и приносило огромные бедствия народным массам из-за непрерывных феодальных междоусобиц».2

Из этого видно, что политика на протяжении всей истории Северного Кавказа до его присоединения к России в конце XVIII, начале XIX века характеризовалась партикуляризмом, династическим началом и религиозными конфликтами, была лишена секулярного, территориально-политического и этнокультурного чувства единой родины или единого народа. Соответственно начиная с раннего Средневековья вплоть до XIX века не могло быть и речи о сколько-нибудь жизнеспособном выдержавшем испытание временем единым крупном государственном образовании. Фактическое объединение Северного Кавказа впервые было достигнуто лишь в составе Российской империи.

Хотя после присоединения к России проблемы Северного Кавказа стали ее внутренними проблемами, в первой половине XIX века значение этого региона в системе международных отношений того времени отнюдь не уменьшилось. Он сохранил актуальность и значимость прежде всего как важное составляющая так называемого «восточного вопроса». В этой связи достаточно учесть, что в этот период Англия, проводившая активную

__________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М., 2003, С. 24

2 История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII века. - М., 1988, С. 401

экспансионистскую политику на Востоке была кровно заинтересована

в обеспечении безопасности путей коммуникации с Индией. Приобретения России на Кавказе вплотную приблизили ее к караванному пути Трапезунд – Эрзерум - Тавриз, по которому осуществлялось английская торговая экспансия на Восток. Лондон оценивал Северный Кавказ также в контексте своих внешнеполитических расчетов в отношении Средней Азии, которая к тому времени превращалась в арену англо-русского соперничества, полагая, что, создавая России трудности на Северном Кавказе, Англии легче будет распространить свое влияние за Каспием.

К тому же по Ункяр-Искелесирскому соглашению 1833 года Россия получила возможность контролировать проливы и фактически безраздельно утвердиться в Черном море. При таком положении вещей турецкий султан в открытую вынашивал реваншистские замыслы относительно своих бывших владений. По этому вполне объяснимо, что в планах обеих держав Северный Кавказ, расположенный на удобных путях из Европы в Азию и имевший стратегически военное значение для укрепления позиций на Среднем Востоке, занимая отнюдь не последнее место. Особенно большую активную эмиссары Англии и Турции развернули в легко доступных с моря Черкесии и Западной Грузии, рассматривавшихся как удобные плацдармы для распространения иностранного влияния на весь Кавказ. Интересы в регионе в силу своих возможностей пытался защитить и Иран. Ситуация осложнилась также появлением на арене нового актера в лице Франции, которая включилась в борьбу за политическое и экономическое влияние на Ближнем и Среднем Востоке.

Следует отметить, что время от времени выдвигались разного рода проекты создания государственных образований на территории Северного Кавказа. К ним относится, в частности, идея устойчивой «федерации» владельцев и союзов сельских обществ народов региона, выдвинутая Павлом I. Однако эта затея не имела продолжения.

Неоднократно предпринимались попытки объединения северокавказских народов под эгидой иностранных государств. Разного рода проекты создания на Северном Кавказе марионеточного государства под названием «Черкесия» под протекторатом Турции или Англии выдвигались британской печати.1

В 1834 году английский агент Д. Уркварт попытался даже создать из подкупленных им князей «правительство» под покровительством Англии. Для реализации этой цели он даже составил текст так называемой «национальной присяги», которая рассматривалась в качестве первого шага к созданию хотя бы некоторого подобия государственного порядка. Чтобы придать факту существования «Черкесского государства» убедительность, предполагалось отправить в Англию специальное посольство. Однако из этой затеи ничего не вышло. Другой британский агент - Лонгуорт удивлялся тому, что черкесы никак не могли взять в толк, почему им нужны внутренняя организация и центральное правительство. Как отмечал В.В. Дегоев, обнаружилось, что «и социально, и экономически, и морально горцы были ещё плохо готовы к центральной власти, хотя имущее «сословие» края предпринимала малоуспешные попытки создать отдалённый аналог «совета министров».2

Одной из последних попыток создания на Кавказе в XIX веке подобия государственного объединения стало учреждение в июне 1861 года шапсугскими, убыхскими и абадзехскими старшинами центрального правительства (Меджелиса), которому подчинялось 12 округов. Как по форме, так и по властной структуре это образование лишь условно можно было назвать государством. Но, тем не менее, горские вожди уведомили о создании «государства» российские власти, а также Лондон.3 Естественно, это попытка также оказалась обреченной на неудачу.

Реальное же объединение северокавказских народов в составе единого государства произошло лишь в рамках Российской империи. В первые

десятилетия после их присоединения к России был осуществлен комплекс

___________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М., 2003, С. 31

2 Дегоев В.В. Кавказский вопрос в международных отношениях 30-60-х г.г. XIX века. – М., 1992, С. 8

3 Россия в контексте мировой истории. Сборник статей. – СПб., 2002, С. 213

военно-административных мер, и как результат – создание Кавказской губернии с центром в Георгиевске. Во второй половине XIX века, особенно после Крымской войны и поражения движения горцев во главе с Шамилем Северный Кавказ стал интегральной частью Российской империи. Англия, которая в течение сравнительно длительного времени конкурировала с Россией в борьбе за Кавказ и ту часть Центральной Азии также вошла в состав Российской империи, как бы вышла из игры, сконцентрировав свои усилия на Ближнем Востоке и Индии.

Потребности социального и экономического развития присоединенных районов и народов, а также военно-стратегическое обеспечение южных рубежей толкали Россию на ускоренное развитие транспортной инфраструктуры, промышленного и сельскохозяйственного производства. Российские власти приложили максимум усилий, чтобы включить Северный Кавказ в общероссийскую экономическую систему. Симптоматично, что границы с Персией и Турцией, через которые в страну могли в изобилии поступать дешевые английские колониальные товары, строго контролировались с целью стимулирования спроса местного населения на аналогичные изделия русской промышленности.1

Не менее важную роль продолжает играть Северный Кавказ в геополитике мировых держав в XX веке. Так, в период гражданской войны и иностранной интервенции (1918-1922) Закавказье и Дагестан были оккупированы англо-турецкими войсками. Фашистская Германия хотела захватить Кавказ и выйти к берегам Персидского залива и Индии.2 Известный американский политический деятель и политолог З. Бжезинский относит Кавказ к «евразийским Балканам», которые по его словам, «имеют важное значение с точки зрения исторических амбиций и амбиций безопасности, по крайней мере, трех самых непосредственных и наиболее мощных соседей, а именно России, Турции и Ирана». США, преследуя «масштабные стратегические цели в Евразии, - говорит З. Бжезинский, - заинтересованы не

___________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М., 2003, С. 36

2 Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М., 1999, С. 150, 168

только в разработке ресурсов «Евразийских Балкан», но и в предотвращении того, чтобы только Россия доминировала в геополитическом пространстве региона».1

Нынешние события на Северном Кавказе и вокруг него свидетельствуют о том, что регион снова стал объектом глобальной политики мировых держав.

___________________

1 Актуальные проблемы всеобщей истории. «Кавказ в геополитике великих держав». Каф. сб. №1. - Махачкала, 2000, С. 65

§2. Особенности современной обстановки.

В современных условиях все большую актуальность, вес и влияние приобретает региональный фактор. Прослеживается четко выраженная тенденция к превращению регионализма в общемировую тенденцию, в контексте которой регионы начинают играть растущую роль в жизни различных стан и народов, а также в общемировых процессах в целом. Это применительно и к Северному Кавказу.

Бывший некогда одним из мировых центров торговли, регион отодвинулся в тень с тех пор, как Великие географические открытия и появление новых путей сообщения привели к постепенному упадку так называемого Великого шелкового пути около 500 лет назад. За последние десятилетия Северный Кавказ и в более широком плане Кавказско-Каспийский регион, долгое время считавшийся далекой периферией геополитических интересов ведущих государств мира, чуть ли не в одночасье оказался в центре соперничества различных стан и политических сил, поскольку стал рассматриваться в качестве источника баснословных природных ресурсов, прежде всего углеводородного сырья. Углеводородные ресурсы региона на глазах превратились в одну из стержневых проблем современной международной политики. Наряду с энергоресурсами регион богат запасами таких полезных ископаемых, как железные, медные и хромовые руды, глауберова соль, хлориды, фосфориты, асбест и т.д., а также биоресурсами. В Каспийском море сосредоточенно около 90% мировых запасов осетровых рыб. Осетровые и черная икра составляют существенную статью экспорта, приносящую значительные доходы прикаспийским странам.

Кавказско-Каспийский регион превратился в эпицентр широкомасштабных событий и процессов всемирно-исторического значения. Неожиданно здесь завязались многосложные узлы местных, региональных и глобальных интересов. Он оказался в фокусе интересов России, Западной Европы, США, а также влиятельных государств Востока – Ирана и Турции, и других государств, претендующих на роль региональных лидеров. Растущее влияние региону уделяют Китай, Япония и другие государства. Все это делает Северный Кавказ важным перекрестком для нескольких крупномасштабных проектов, требующих сотрудничества стран всего континента.1

Зоной потенциального кризиса на постсоветском пространстве является Каспийское море. Важнейшая проблема здесь состоит в том, что до сих пор еще не определен его международно-правовой статус. Вплоть до 20-х годов XX века единственным сувереном над Каспийским морем была Россия, и только она была вправе иметь там военный флот. В соответствии с советско-иранскими договорами 1921 и 1940 годов по нему разрешалось плавать только советским и иранским судам. Но эти документы не предусматривали каких бы то ни было правил доступа к его минеральным ресурсам. После распада Советского Союза претендентов на Каспийское море стало пять – Россия, Азербайджан, Иран, Туркменистан и Казахстан. При отсутствии же признанных всеми заинтересованными сторонами государственных границ на его акватории нефть на дне Каспия с юридической точки зрения оказывается как бы ничейной. Эта неопределенность и огромные запасы нефти на его дне ставят прикаспийские государства перед серьезными проблемами. При этом обращает на себя внимание отсутствие единства между заинтересованными сторонами по вопросу о разделе Каспия. Так, если Россия, Иран и Туркмения выступают за совместное использование его недр, Азербайджан предлагает разделить водоем на национальные сектора, то Казахстан высказывается за раздел только морского дна. При этом необходимо учесть, что статус Каспия как уникального водоема, по оценке официальных лиц МИД Российской Федерации, включает пять элементов: экологию, биоресурсы, судоходство, механизм сотрудничества и минеральные ресурсы.2 Очевидно, что проблему каспийской нефти следует решать в комплексе со всеми остальными проблемами.

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 43-44

2 Гаджиев К.С. Геополитика. – М., 1997, С. 363

Одной из важнейших особенностей Северного Кавказа, накладывающих существенный отпечаток на все без исключения сферы его жизни, является многонациональный характер населения.

После распада СССР Северный Кавказ оказался в эпицентре межэтнических и внутренних конфликтов. Осетино-ингушский и внутри-чеченский конфликты вылились в вооруженные столкновения. Сегодня межэтнические противоречия являются существенной составляющей политической ситуации в Дагестане. То же именно сегодня можно сказать и о ситуации в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Адыгее. Все это является частью дезинтеграционных процессов, охвативших Советский Союз в конце 80-х – начале 90-х годов XX века.

Основной предмет конфликтов на Северном Кавказе сегодня – национально-территориальное устройство, то есть территория и ее статус. Какую территорию можно считать этнической родиной того или иного народа? Какие исторические факты могут считаться достаточным основанием, чтобы претендовать на эту территорию как на этническую родину? Как быть, если на одну и ту же претендуют две или более этнические группы? Как поступать в тех случаях, когда народы, не имеющие государственности, выдвигают требования ее создания? Подобные вопросы завязались в тугой узел этнотерриториальных проблем на Северном Кавказе.

Вторая по значимости причина конфликтов – борьба за власть. Проблема доступа к власти выражено присутствует в регионе уже на субэтническом уровне, так как в структуре многих кавказских этносов устойчиво сохраняются родовые клановые группы. В условиях клановости власть приобретает гораздо больший практический смысл и для рядовых членов общества.1

Третий по значимости объект конфликтов на Северном Кавказе – земля. Малоземелье – исторически сложившаяся проблема большинства горских народов Северного Кавказа, а земля издревле выступала здесь в качестве важнейшей ценности. Нельзя не обратить внимание не то, что за

___________________________________

1 Чернявский С. Кавказская стратегия Вашингтона.//Международная жизнь. – 1999. - №1

последние десятилетия они оттеснены на задний план другими, более масштабными и агрессивными, а потому особенно опасными военно-политическими и геоэкономическими факторами.

Исламский фактор. Речь идет не вообще об исламе, мусульманах и специфике их мировоззрения, оказывающего существенное влияние на жизнь кавказских народов. Сегодня российская армия предпринимает огромные усилия с целью разрушить и уничтожить цитадель экстремизма и терроризма в Чечне, международные центры терроризма под прикрытием «гуманитарной» риторики Запада предпринимают дополнительные усилия по материальной и финансовой поддержке действующих на чеченской территории бандформирований.

Социально-экономический фактор. После развала СССР и разрыва единого союзного и российского экономического пространства многие северокавказские субъекты Российской Федерации оказались на обочине даже тех ущербных реформ, которые происходили в стране. В результате эти регионы «провалились» с точки зрения занятости населения, наполнение бюджетов, жизненного уровня граждан, предоставления обществу даже минимальных социальных гарантий. Люди, что чрезвычайно опасно, утратили нормальную перспективу. Существенное обострение социально-экономической ситуации на Северном Кавказе провоцирует неблагоприятные трансформации в политических настроениях населения региона и многих общественно-политических и других организаций и движений, которые нередко становятся легкой добычей для всякого рода экстремистов, националистов, сепаратистов, зарубежных религиозных проповедников и эмиссаров и т.д.

Фактор внешнего вмешательства в дела региона. Никто этого официально или открыто не признает. Между тем у России имеется уже немало достаточно предметных доказательств причастности к этому вмешательству целого ряда стран, например, таких, как Турция, Пакистан, Афганистан, Саудовской Аравии и ряд других арабских государств. Не отстают в этом деле и некоторые страны СНГ (Грузия). Геополитический интерес к региону проявляют также США, Германия, Великобритания, Франция. Формы вмешательства, а если по существу, то подрывной деятельности, включают разнообразные приемы идеологического воздействия на население региона, проведение диверсионных идеологических акций через различного рода иностранных проповедников и эмиссаров, финансирование вооруженной оппозиции. Продажа и поставка оружия, поощрение проникновения на Северный Кавказ наемного элемента, террористов и профессиональных убийц, оказание антиправительственным силам в регионе моральной и политической поддержки через механизмы и возможности международных политических и правозащитных организаций.

Ресурсный фактор. Как известно, в последние годы регион Кавказа с зоной Каспия привлекают к себе пристальный интерес крупнейших государств Запада, Турции, Китая, Японии, Ирана, ряда стран исламского мира и других стран по поводу начавшейся разработки в этом регионе (шельф Каспийского моря) крупных запасов нефти и газа, являющихся, как полагают, серьезным стратегическим резервом энергоресурсов мира в XXI веке. Россия должна однозначно воспринимать эту ситуацию, понимая, что нефть и газ региона едва ли скоро станут фактором стабильности на Северном Кавказе.

Фактор «вооруженного сознания» населения региона и национальных элит. Сегодня практически весь Северный Кавказ является зоной, в которой возникшие за последние годы политические, межнациональные, экономические и иные проблемы решаются скорее силовыми и в гораздо меньшей степени – политическими средствами. Наличие и действие этого фактора обусловлено в основном четырьмя причинами: во-первых, фактическим отсутствием в Северокавказской зоне жесткой, сильной и справедливой федеральной власти; во-вторых, высокой степенью вооруженности местного населения (в первую очередь в Чечне); в-третьих, высокой степенью существовавшей до последнего времени отстраненности федерального центра от конкретных проблем региона и отсутствием у него соответствующих финансовых материальных и политических ресурсов для их решения.

Дополнительным фактором, усугубляющим напряженность на Северном Кавказе, является проблема реабилитации репрессированных народов – чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев, курдов.

Проблемы оказались затянутыми, запутанными в сложнейший узел, который даже при самых благих намерениях весьма трудно развязать. В наиболее крайних формах споры, противоречия и конфликты на Северном Кавказе проявились в осетино-ингушском противостоянии и двух чеченских войнах. Первопричиной конфликта между ингушами и осетинами из-за Пригородного района Северной Осетии являются насильственная депортация ингушей в 1944 году с ранее занимаемых ими земель и последовавшие за этим процессы обратного переселения, реабилитации, восстановления в правах и т.д. «Дополнительную лепту» в этом отношении внес конфликт между Грузией и Южной Осетией, в результате которого примерно 30 тыс. беженцев из Южной Осетии и внутренних районов Грузии переселились в Северную Осетию, включая спорный Пригородный район.1

Нельзя не упомянуть также этнотерриториальные противоречия между Чечней и Дагестаном, Чечней и казаками, Ингушетией и Северной Осетией. Неразрешимой остается проблема ногайского народа, разделенного между Дагестаном, Чечней и Ставропольским краем. Озабоченность для властей Дагестана составляет несколько десятков тысяч чеченцев-акинцев, которые проживают здесь и вызывают напряженность между этой республикой и Чечней.

В рассматриваемом контексте далеко идущие последствия для развития ситуации, как на Северном Кавказе, так и во всем Кавказе имеет чеченский конфликт, поскольку его значение выходит далеко за рамки сугубо внутрироссийских проблем.

Северный Кавказ располагает всеми необходимыми условиями для решения кардинальных проблем оживления и подъема экономики, создания

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 51

рабочих мест и обеспечения занятости населения. Регион целиком или в значительной своей части составляют так называемые «эффективные территории», обладающие благоприятными для жизнедеятельности человека физико-географическими характеристиками. Черное и особенно Каспийское моря располагают богатыми биоресурсами. Каспий не имеет аналогов в мире по разнообразию флоры и фауны, в нем, помимо всего прочего, сосредоточено 80-90% мирового запаса осетровых (белуга, осетр, севрюга).

Регион, включая акваторию Каспийского моря и прилегающие к нему территории, обладает богатыми углеводородными ресурсами, а также благоприятными возможностями для сельскохозяйственного производства. Он занимает седьмое место по стране по запасам и пятое – по добыче энергоресурсов. Как отмечалось в книге «Путь в XXI век», «в международном разделении труда Северный Кавказ представлен развитой нефтеперерабатывающее и нефтехимической промышленностью, производством вольфрама, молибдена, цинка, свинца, твердых сплавов и синтетических смол. Машиностроение специализируется на выпуске зерноуборочных машин, тракторных культиваторов, магистральных электровозов, паровых котлов, электротехнической продукции, нефтяного оборудования».1 Черноморское и Каспийское побережье России обладают совершенно уникальными рекреационными ресурсами. Регион является крупнейшей всероссийской здравницей. В этом плане экономические трудности усугубляются существенным потоком туристов и отдыхающих.

Но, тем не менее, нельзя не отметить, что для северокавказских республик характерна относительная слабость промышленной базы. По уровню экономического развития и по большинству социальных показателей Северный Кавказ – один из самых отсталых регионов Российской Федерации. Этому региону характерны максимальный промышленный спад, и самый высокий удельный дефицит бюджета. Глубочайшим кризисом

поражены основные отрасли экономики: нефте- и газодобывающая,

___________________________________

1 Путь в XXI век: стратегические проблемы и перспективы российской экономики. – М., 1999, С. 668-669

нефтехимическая, машиностроительная, сельскохозяйственная. В советский период здесь значительную часть промышленных предприятий составляли предприятия военно-промышленного комплекса, которые в силу известных причин оказались в весьма тяжелом положении, либо вовсе прекратили свое существование.

Огромный урон экономике региона нанесла война в Чечне, дестабилизировав социально-политическую ситуацию и международные отношения. После Чечни наиболее уязвимым в этом плане стал Дагестан, который занимает ключевое с геополитической точки зрения положение на Северном Кавказе.

Дагестан сегодня – наиболее чувствительный «нервный узел» России с решением социально-экономических проблем, которого связано восстановление национальной безопасности, доступ к природным богатствам. В XXI веке в связи со скачкообразным повышением роли экономики в жизни отдельных стран и регионов, так и всего мирового сообщества, значительным внутренним усложнением роли и реальной глобализацией экономических процессов Дагестана может превратиться в один из крупнейших перевалочных пунктов на транзитных путях Россия – Западная Европа – Ближний Восток, Средний Восток - Северный Кавказ, - Закавказье.1

Северный Кавказ связан единой энергетической системой, которая сохранилась даже в условиях фактического ее разрыва на чеченской территории. Следует напомнить, что через Чечню пролегали не только нефтепроводы, но и линии электропередач, связывающие гидроэлектростанции Дагестана с остальным Северным Кавказом.

Одной из ключевых проблем экономики Северного Кавказа является недостаточное развитие транспортно-коммуникационной инфраструктуры федерального и международного значения (морские и речные пути и порты, железные и автомобильные дороги, трубопроводы), связывающей регион, как

___________________________________

1 Актуальные проблемы всеобщей истории. «Кавказ в геополитике великих держав». Каф. сб. №1. - Махачкала, 2000, С. 91-92

с другими регионами самой России, так и с закавказскими прочими прилегающими государствами и прочими прилегающими государствами. Для ее расширения и укрепления Северный Кавказ, имеющий выход к Каспийскому и Черному морям и граничащий по сухопутной территории и акватории двух морей с несколькими государствами, располагает большими и весьма благоприятными возможностями.

Озабоченность вызывает все более отчетливо проявляющая тенденция к фактическому сращиванию мафиозно-клановых и властных структур, проникновению организованной преступности в структуры государственной власти, превращению региона в средоточие политического терроризма, который приобретает международный характер. По имеющимся данным, ряд северокавказских республик – Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Дагестан – становятся транзитными базами транскавказской преступности. В последнее время практически вся территория Северного Кавказа превратилась в пространство бесконтрольного разгула преступных группировок. Через регион идут основные потоки спирта в Россию, ввозимого из-за рубежа не только законным путем, но и контрабандой. Здесь процветают подполье производство и реализация нефтепродуктов и рыбноикорный бизнес. Результатом этого являются резкое усиление социальной напряженности, криминализация общества, рост наркомании и алкоголизма и т.д. Все это создает дополнительные проблемы на пути достижения социально-политической стабильности в регионе.1

Нестабильность, рост сепаратизма и различных форм экстремизма диктуют необходимость полномасштабного военного присутствия России в Северо-Кавказском регионе для предотвращения там дальнейшей дестабилизации обстановки и сдерживания потенциальных конфликтов. Поэтому Россия настаивает на том, чтобы вывести из-под фланговых организаций Краснодарский и Ставропольский края, Адыгейскую автономную область, а также Псковскую область, ставшую приграничьем в

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 56

отношение Прибалтики.1

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика. – М., 1997, С. 369

§3. Россия и Кавказ.

Взаимодействие России и Кавказа – одно из сложнейших и значительных явлений в мировой истории. На протяжении трех столетий создавалось единое российско-кавказское политическое, экономическое, культурное пространство. Сегодня Кавказ превратился в район постоянного политического напряжения, экономической нестабильности и вооруженных конфликтов, отсюда исходит основная угроза единству и целостности российского государства.

Общей чертой северокавказских республик является то, что все они, хотя и в различной степени, испытывают трудности в создании эффективно работающих легитимных правительств и в падении эффективности управления со стороны федерального центра.1

Отголоском, а может и еще одним подтверждением важности и необходимости позитивных перемен на Северный Кавказ является сложная неоднозначная ситуация практически во всех национальных северокавказских республиках.

Северный Кавказ – не только пороховая бочка России, но и регион резких контрастов. При населении 10 млн. человек регион дает менее 4% общероссийско-промышленного производства. А ведь это восемь республик, два края и одна область, по многим социально-экономическим показателям – это самый отсталый регион России, причем низкие показатели дают национальные республики, потому что три «русских» субъекта Российской Федерации – Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область – даже в нынешних условиях имеют и развитую промышленность, и доходное сельское хозяйство. Постоянная нестабильность в регионе создается в основном положением в Чеченской республике, но и Дагестан и Ингушетия не могут похвастать какими-нибудь достижениями. И если о беженцах в Ингушетии знает весь мир, то о том, что в 90-е годы в одно только Ставрополье приехали 420 тыс., а в прифронтовой Дагестан около 300 тыс.

___________________________________

1 Бондарев А.А. Механизмы стабилизации северокавказского региона России. – Пятигорск, 2004

вспоминают только ставропольские и дагестанские власти.

Точно так же, как единство Северного Кавказа определяется единой энергетической системой, а значит и единой экономической стройкой, точно также единство Северного Кавказа в составе России определяется единой, временной, стратегически оправданной социальной, этнонациональной политикой, причем не следует забыть, что факторов, определяющих и моделирующих стабильное, устойчивое развитие региона очень много, но еще больше опасность эту стабильность и хрупкое равновесие нарушить.1

У России и Запада, помимо совпадающих интересов на Северном Кавказе, есть и еще долго будут интересы расходящиеся. Поэтому нельзя полагаться на полный консенсус в истолковании, на первый взгляд, простых международных понятий. В частности, то, что одна сторона предпочтет назвать «системой коллективной безопасности», для другой может оказаться чем-то прямо противоположным. Бесспорные выгоды для Запада не обязательно должны быть таковыми для России (и наоборот). Но цена ее расплаты за неудачи обязательно будет неизмеримо выше вероятных издержек конкурентов. Кавказские беды всегда будут ее бедами, но кавказские праздники, увы, не всегда «праздниками на ее улице».

У России во сто крат больше шансов, чем у Запада пожать горькие плоды региональных неурядиц по причине географической близости к их источнику. Здравый смысл показывает, что Россию следует официально наделить соответствующими правами по защите ее национальных интересов в регионе, не ущемляя прав других кавказских субъектов.

Приступая к анализу геополитических перспектив данного региона во внешнеполитической стратегии России, необходимо выделить блок взаимосвязанных проблем: перспектива сохранения северокавказских народов и республик в составе России.

В новых реальностях Кавказ в целом и каждый его регион, Северный Кавказ, в частности с точки зрения внешнеполитической стратегии России на

___________________________________

1 Актуальные проблемы всеобщей истории. «Кавказ в геополитике великих держав». Каф. сб. №1. - Махачкала, 2000, С. 92

ее южных рубежах приобретают новое измерение. Некоторые из северокавказских субъектов Российской Федерации приобрели статус пограничных. Об этом говорит ситуация с Дагестаном, ставшим самой южной республикой Российской Федерации. Стратегическая значимость Дагестана для России определяется, прежде всего, его географическим положением на стыке нескольких государств, с которыми Россия в силу целого ряда исторических факторов имеет самые тесные связи. На востоке он граничит с Грузией, на юге – с Азербайджаном, а на севере – с мятежной Чечней, которая в будущем в определенных условиях способна предпринять непредсказуемые шаги и действия. Существенно изменяется роль махачкалинского морского порта, который расположен как бы на пересечении морских путей в Астрахань, Актау (Шевченко), Красноводск, Баку, Пехлеви. Дагестан по акватории Каспийского моря соприкасается с несколькими государствами – Казахстаном, Туркменистаном, Азербайджаном и Ираном. Почти по всей территории Дагестана с севера на юг проходят железнодорожная магистраль и автомагистраль, связывающие Москву и основные районы России, а также Украину с Баку и дальше с Тегераном. На самой южной оконечности Дагестана через пограничную реку Самур обе магистрали проходят по крупным железнодорожному и автомобильному мостам – единственным связующим звеном между Россией и Азербайджаном и Ираном по суше. В настоящее время правительство республики совместно с федеральным правительством разрабатывает комплекс мер с привлечением иностранного капитала по реконструкции морского порта в соответствии с новыми требованиями. С учетом ситуации в регионе Северного Кавказа, особенно в Чечне, построена железнодорожная ветка на Кизляр в обход Гудермеса (Чечня), а также продолжена автомобильная дорога на Элисту (также в обход Чечни) с выходом на Астрахань и Волгоград. Подобные же изменения происходили в положении Республики Северная Осетия, Краснодарского края, Астраханской области и др.

В создавшейся ситуации различным регионам юга России, в том числе и Северному Кавказу, суждено играть возрастающую роль в налаживании партнерских торговых связей с зарубежными, особенно соседними, странами. Некоторые из них могли бы участвовать также в разработке и реализации внешнеполитических программ федерального правительства. Целесообразным и необходимым представляется привлечение Министерством внешнеэкономических связей Российской Федерации, например Дагестана, к реализации ближневосточной политики России, особенно если учесть наличие в странах Ближнего Востока довольно многочисленной диаспоры из Дагестана, Карачаево-Черкесии, Адыгеи, Чечни и других республик, которая все более активно проявляет себя в деле восстановления и укрепления связей со своей исторической родиной. Особенно велики значение и роль северокавказских республик в налаживании взаимовыгодных экономических, культурных, языковых и иных связей со странами и народами Закавказья.1

Закавказье составляет часть, как принято говорить, южного «подбрюшья» России – одно из самых сложных и наиболее уязвимых регионов Северного Кавказа. Как справедливо отмечала Д. Б. Малышева, «Кавказ с его мини-граждансткими войнами, территориальными и национально-этническими конфликтам генерирует наиболее серьезные выводы безопасности России, СНГ, сопредельных государств «третьего мира».2 Регион в целом является источником разного рода угроз для национальной безопасности России, который проявляется, например, в агрессивном национализме, религиозном фундаментализме, контрабанде оружия и т.д. Национальным интересам России на Северном Кавказе отвечает противодействие организованной транснациональной преступности, наркобизнесу, всеми видами политического и иного терроризма.

Постепенно руководство Российской Федерации пришло к выводу об

одинаковой неприемлемости как «неоимперского», так и «изоляционного»

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 292-293

2 Малышева Д.Б. Конфликты в развивающемся мире, России и СНГ. – М., 1997, С. 53

подхода к проблемам постсоветского пространства. На протяжении дел в регионе влияние оказывает изменение в ситуации на всем прилегающем ближневосточном направлении. Это выразилось, в частности, как в образовании здесь трех новых государств (а по другую сторону Каспия еще нескольких государств), так и в существенном изменении перспектив развития отношений этих государств с соседними странами дальнего зарубежья.

Как уже отмечалось выше, в современном мире для реализации прочных широкомасштабных торгово-экономических, политических, культурных и иных связей с теми или иными странами или регионами на Россия, ни какая-либо другая великая держава не нуждается в каких-либо буферах или посредниках в традиционном их понимании. Например, Кавказ или Ближний Восток не следует рассматривать как некий форпост той или иной державы или пассивный объект притязаний третьих стран, поскольку они сами постепенно приобретают статус активных участников мировой политики, отстаивающих собственные законные интересы.

Необходимо учесть, что в современном мире географические и пространственно-территориальные параметры мирового сообщества и, соответственно, отдельно взятых стран и народов в их отношениях друг с другом подверглись радикальной трансформации. Более того, научно-технический прогресс второй половины XX века и в XXI веке имеет, и будет иметь своим результатом качественную модификацию своих географических факторов функционирования и развития обществ. С изобретением и широкомасштабным введениям новейших средств транспорта, таких как скоростные поезда, авиация, ракетная техника, способная доставить в любую точку земного шара оружие массового уничтожения, и особенно в условиях преобладания информационных технологий, преодоление дальних расстояний стало рутинным делом.

При оценке кавказских реалий с точки зрения перспектив российской внешнеполитической стратегии необходимо отказаться от догматически трактуемого принципа игры с нулевой суммой, согласно которому экономическое или иное проникновение какой-либо державы (США, Турции, Ирана) в сферу традиционных интересов России (бывшего СССР) автоматически и обязательно ущемляет интересы последней. С этой точки зрения то, что Турция, Иран или какая-либо иная сторона соперничают за влияние в Азербайджане или Армении и на Кавказе в целом, явление совершенно естественное, и это не следует воспринимать как нечто недопустимое или нежелательное и обязательно направленное против России.

Поэтому политика России в постсоветском пространстве должна быть максимально свободной от сиюминутных эмоций и сентиментальностей историко-культурного характера и ориентированной на достижение реальных, объективно достижимых целей.1

При всех трудностях и возможных оговорках миротворческая деятельность России сыграла и продолжает играть ключевую роль в разрешении конфликтов в Закавказье, прежде всего абхазского, южноосетинского и карабахского, и установлении относительного, хотя и неустойчивого, мира в регионе. С самого начала Россия принимала активное участие в урегулировании всех этих конфликтов.

В целом отношения России с каждым из новых закавказских государств в силу разности лежащих в их основе причин складываются по-разному. Среди проблем, вокруг которых разворачивались эти отношения, центральное место занимают, естественно, этнонациональные конфликты, военное присутствие России в Закавказье и охрана границ.

Особенность южноосетинского и абхазского конфликтов состояла в том, что они напрямую касались России, поскольку имели драматические последствия для Республики Северная Осетия, а конфликт в Абхазии вызвал напряженность в этнически родственной Республике Адыгея и в ряде других республик Северного Кавказа, что, в свою очередь, создало трудные проблемы для федеральных властей в Москве. Поэтому неудивительно, что если борьбу Нагорного Карабаха за независимость открыто поддержала в

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 294-295

основном часть представителей российского демократического движения (А. Сахаров, Е. Броннэр, Г. Старовойтова и др.), то этнонациональные движения в Грузии пользовались более широкой и весомой поддержкой различных сил в России, в том числе и российской антидемократической оппозиции. Этот аспект еще более усугублялся тем, что южные осетины и особенно абхазы получали существенную помощь от неофициальных национальных движений республик Северного Кавказа и их вооруженных формирований.

На протяжении 1992 и 1993 годов Россия не имела какой бы то ни было четко сформулированной политики в отношении грузино-абхазского конфликта. При этом российские войска базировались как в собственно Грузии, так и на территории Абхазии.

Проабхазские и антигрузинские настроения были характерны и для определенной части высшего руководства России, особенно для членов законодательной власти, чем и объясняются определенная двойственность, неопределенность колебания политического курса страны в отношении грузино-абхазского конфликта.

Но, тем не менее, подобные факты не следует оценивать однозначно, поскольку парадокс в том, что, в то время как российские военные самолеты бомбили контролируемый грузинами Сухуми, другие российские части продолжали снабжать оружием грузинскую армию.1

Разумеется, имея у себя Чечню и неспокойный Северный Кавказ, да и в силу целого комплекса иных причин, Россия при всех возможных симпатиях к делу абхазцев не могла, во всяком случае, на официальном уровне, поддержать их притязания на независимость.

Очевидно, что российская политика в отношении грузино-абхазского конфликта, особенно на первых порах, характеризовалась двойственностью и даже двойными стандартами. Именно такой позицией можно объяснить ту, прямо скажем, странную терпимость и мягкость, которую российское руководство проявляло к своим согражданам из северокавказских республик, воевавших в составе вооруженных отрядов так называемой Конфедерации

___________________________________

1 Спорные границы на Кавказе. – М., 1999, С. 60-61

горских народов Кавказа в Абхазии против грузинских войск.

При этом как Грузия, так и Абхазия признают за Россией центральную роль в процессе урегулирования конфликта, поскольку обе стороны осознали неготовность международных организаций принять на себя основные функции и обязательства по поддержанию мира в регионе.

Отношения России и большинства, если не всех, постсоветских стан, в том числе и трех закавказских, определяются в первую очередь стремлением последних к демонстрации и закреплению своего статуса независимого (в первую очередь от России) государства. Поэтому, с одной стороны, естественно, что, используя потенциал России для решения своих внутренних конфликтов и восстановления территориальной целостности, они в то же время всеми силами стремятся привлечь к этому делу другие государства, особенно западные, а также международные организации, политические институты и общественность. Преследуя одновременно цель дистанцироваться от России, они стремятся интернационализировать процесс урегулирования конфликтов с соответствующим уменьшением посреднической роли России, а также заручиться поддержкой Запада для возрождения экономики. К тому же столкновение интересов трех сопредельных государств – России, Ирана и Ирана, - а также в более широком плане между Западом и Россией предоставляет закавказским странам довольно широкое поле для внешнеполитического маневра. Все это естественно, и было бы наивно полагать, что каждое независимое государство не будет использовать для решения своих насущных проблем все имеющиеся в их распоряжении средств.

Но при всем том, по большому счету интересам почти всех постсоветских государств, не в последнюю очередь закавказских, не отвечает постановка вопроса в форме альтернативы: либо Россия, либо соседнее дальнее зарубежье и Запад.1 Как представляется, оптимальный для них выбор – это установление всесторонних экономических связей в обоих

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 305-306

направлениях – как с Западом, так и с Россией.

Анализ изменений этнического состава населения России важен для понимания реальных процессов, протекающих в стране, и того, как должна изменяться внутренняя политика, чтобы внутренние структуры, обеспечивающие стабильность российского общества, успевали справляться с этими изменениями, либо абсорбируя их, либо адаптируясь к ним. Сейчас они принимают катастрофически быстрый характер и способны спровоцировать появление многих острых конфликтных ситуаций. Процессы изменения национального состава населения России – не следствие временной, постперестроечной слабости России, а наследие советских времен плюс общемировая тенденция, отражающая постепенную утрату западным миром своих ведущих позиций.

Конечно, как показало военное столкновение сначала на Фолклендских островах, а затем в Персидском заливе, Запад пока доминирует в военном плане, но остановить глобальные процессы ему уже не под силу. «Мирный» переход Гонконга из рук Великобритании под власть Китая – яркая иллюстрация этой тенденции. Но не менее значимой является своеобразная реконкиста мусульманскими народами своих исторических территорий. С. Хантингтон приводит данные, что «между 1757 и 1919 годами немусульманские правительства сделали на мусульманских территориях, по одному из исследований, 92 приобретения. К 1995 году 69 из них были уже снова под мусульманским контролем».1 С явной агрессией исламистов сталкивается Россия на Кавказе – Чечня и Дагестан – и в Средней Азии.

Обретение этнически однородными территориями независимости, безусловно, неоднозначный процесс. Если бы Россия имела шанс остаться империей, то вполне вероятно, что именно чеченцы или какая-либо иная небольшая национальная группа могла бы стать ее правящей элитой. В

истории достаточно тому примеров: в начале XVII века 1,5% маньчжур

дали Китаю династию на последние 300 лет его имперского существования.

___________________________________

1 Макаренко В.В. Кто союзники России? Ментальность и геополитика: парадоксы политики безопасности России. – М., 2000, С. 193

Тем, кто стремится к возрождению имперской (по составу и, видимо, по способам управления) России, не стоит сбрасывать со счетов эту возможность. То, что сами чеченцы настаивают на своей независимости от России, еще ничего не значит, ибо в их представлении это не означает, что Россия может чувствовать себя независимой от Чечни.

Во-первых, Чечня не желает отказаться от «коммерческо-криминального» использования экономического пространства России, без которого ей не выжить. После завершения боевых действий прямой грабеж российской территории стал одним из основных путей добычи пропитания. «По данным российского МВД, в 1995 году были похищены и увезены в Чечню 272 человека, в 1997 году – 1140 человек, в 1998 году – 1415 человек. «Стоимость» заложника, как сообщает пресса, составляет от 10 тысяч до 4 миллионов долларов».1 Но не стоит сбрасывать и криминально-экономические методы выживания средств из российского экономического пространства – практически безналоговая торговля и другая экономическая активность на территории России.

Во-вторых, чеченцы внимательно следят за развитием событий внутри России и готовы, как показывает их реакция на события, вмешаться – предложить «руку помощи» российским властям. В мае 1998 года в газете «Сегодня» были приведены выдержки из письма Шамиля Басаева, якобы направленного «слабому» российскому премьеру Сергею Кириенко. В письме Шамиль Басаев, кстати, всегда настаивавший на сохранении единого с Россией экономического пространства, ссылаясь на обеспокоенность «рядом сообщений о возможности массовых беспорядков в стране России», предлагает направить в Москву бригаду шариатской гвардии.2

Сегодняшнее противоречия между фактическим и периодическим статусом Чечни стало важнейшим фактором дестабилизации обстановки на Северном Кавказе. Отсюда идут негативные импульсы на весь регион.

Только благодаря историческим добрым отношениям к России

___________________________________

1 Макаренко В.В. Кто союзники России? Ментальность и геополитика: парадоксы политики безопасности России. – М., 2000, С. 194

2 Сегодня. – 1998 – 23 мая

проживающих здесь народов, их верности дружбе удалось на этот раз избежать еще одной кавказской войны. Хотя необъявленная «война» против лиц «кавказской национальности» в стране идет уже несколько лет.1

Трудно сказать, какое время понадобится российскому общественному сознанию на адаптацию к новой военно-политической ситуации на своих границах. Запад мог бы сыграть важную роль в том, чтобы возможные в этих обстоятельствах споры не выходили за пределы стола переговоров. В связи с этим хотелось бы подчеркнуть важность одной из рекомендаций З. Бжезинского, который писал: «Соединенным Штатом следует перестать заострять внимание на некоторых догматических элементах… Культурные условия и специфические обстоятельства следует принимать во внимание в гораздо большей степени, чем это делалось до сих пор, когда часто предлагались весьма догматические решения».2

___________________________________

1 Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. – М., 2000, С. 284

2 Бжезинский З. Великое преобразование. – «Демократия 1990-х»

Глава II. Взаимоотношения Северного Кавказа с соседними государствами.

§1. Северный Кавказ и Иран.

Среди немногих государств, которые сегодня активно пытаются сблизиться с Россией, заметное место занимает Исламская Республика Иран. Но на пути сближения России с этой страной существует ряд сложных задач. Это, прежде всего необходимость не портить отношения с Западом, особенно с США, которые, считая Иран пособником международного терроризма (другой вопрос, насколько эти обвинения обоснованы), всячески препятствует ему в налаживании нормальных связей с остальным миром, в том числе с Россией. Поэтому в отношениях с Ираном Россия вынуждена действовать с оглядкой на Запад. Немаловажное значение имеют опасения с российской стороны угрозы исламского экстремизма, рецидивы которого время от времени характерны для Ирана.

Тем не менее, при разработке и реализации внешнеполитического курса в южном направлении необходимо учесть, что для России это страна имеет значение, которое трудно переоценить. Оно определяется тем, что Иран занимает стратегическое положение, связанное с его западной границей с Турцией и Ираком, с восточной – с Афганистаном и Пакистаном. На юге Иран имеет выход в стратегически важный Персидский залив и, соответственно, в Мировой океан, а на севере ему принадлежит южный сектор акватории Каспийского моря. Здесь же он граничит с новыми закавказскими государствами – Азербайджаном, Арменией, а также Туркменистаном. Иран входит в мировую пятерку главных обладателей запасов природного газа. Наличие в недрах страны больших запасов нефти и газа, значительного промышленного потенциала объективно превращает Иран одновременно и в партнера, и в конкурента России.1

Нельзя забывать, что еще в дореволюционный период между Ираном и Россией существовали довольно широкие торгово-экономические связи. На Россию приходилось около 60% внешней торговли Ирана. Действовала хорошо налаженная для того времени транспортно-коммуникационная

___________________________________

1 Гаджиев С.К. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 333-334

система, связывавшая города Северного Ирана и России.

Хотя в последующий период Иран и рассматривал Советский Союз как идеологического противника и не жалея усилий на критику его режима и идеологии, тем не менее он фактически опирался на Москву в противостоянии Вашингтону. Исчезновение СССР и изменения, происшедшие в мире, подтолкнули иранских лидеров к серьезной корректировке политического курса в отношении России, теперь уже воспринимаемой в качестве чуть ли не одного из главных стратегических союзников. Дезинтеграция СССР и образование шести независимых государств – Азербайджана, Туркменистана, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана и Киргизии – привели как к новым угрозам безопасности этой страны, так и к новым экономическим и торговым возможностям.

Определенные благоприятные перспективы Ирана в том, что в настоящее время его политика в Центральной Азии и Закавказье, а также в Прикаспийском регионе не вступает в противоречие с национальными интересами России. Верно, что реализация проекта газопровода Тебриз – Анкара с дальнейшим выходом в Европу может оказать негативное влияние на позиции России на газовом рынке Среднего Востока и Европы. Но в то же время отрицательный эффект от этого проекта заметно сокращается с введением в действие строящегося газопровода в Турцию по дну Черного моря.

Как отмечал в интервью посол Исламской Республики Иран М. Сафари, если в советский период две страны реализовывали проекты в основном в области металлургии и поставок газа, то сейчас налажено широкое сотрудничество в нефтяной отрасли, шахтных разработках.1

С 1997 года наблюдается активизация деятельности российских компаний на энергетическом рынке Ирана. Целый ряд российских компаний, таких, например, как ГЛВО «Технопромэкспорт», традиционно работают на иранском рынке, поставляя энергетическое оборудование и занимаясь строительством электростанций. 21-24 ноября 1998 года в результате визита

___________________________________

1 «Независимая газета». – 1999 – 6 сентября

российской делегации в Иране во главе с министром по атомной энергии Российской Федерации Е.О. Адамовым был подписан протокол, в соответствии которым строительство первого блока АЭС будет завершено российской стороной в мае 2003 года. Иран выступил с предложением изучить возможность строительства в Бушере еще трех блоков АЭС ориентировочной стоимостью в 3 млрд. долл.

Важным аспектом российско-иранских отношений является военно-техническое сотрудничество. Однако в этой области, равно как и в вопросе о строительстве АЭС в Бушере, Россия сталкивается с мощным противодействием США. Не ослабляется давление на Иран, выражающееся в обвинениях, будто его руководство осуществляет программу создания оружия массового поражения и средств его доставки. В этой связи в адрес российских учреждений также раздаются обвинения в нарушении режима нераспространения технологий создания новейших видов вооружения и иных ограничений в торговле с Ираном. Поэтому вполне естественно, что Россия и Иран находят полное понимание в вопросе противодействия все более настойчивым домогательствам США утвердить свой статус единственной мировой сверхдержавы, играющей лидирующую роль в мире.

Убедительным примером возможности плодотворного политического сотрудничества между Россией и Ираном является опыт совместного миротворчества в Таджикистане. Показательно, что Иран, в отличие от многих мусульманских стран, не осудил действия России в Чечне, не расценил их как войну между христианской Россией и мусульманской Чечней. Связывает Россию и Иран, и заинтересованность в противодействии турецкому влиянию, в том числе сепаратизму тюркских народов на территории обеих стран. Иран, со своей стороны, рассчитывает с помощью России повысить статус региональной державы, укрепить экономический и военный потенциал.

Кавказ важен для Ирана как регион, имеющий большое значение для обеспечения, прежде всего его торгово-экономических интересов, а также интересов обеспечения национальной безопасности. Иран наряду с Россией является одним из правопреемников договоров 1921 и 1940 годов, определявших статус Каспия. Нельзя забывать, что вплоть до начала XIX века отдельные регионы Центральной Азии и Кавказа входили в состав Ирана, и имели с ним исторические и культурные связи.

§2. Северный Кавказ и Турция.

С окончанием холодной войны с ее конфронтацией по линии Восток – Запад Турция во многом теряет свою геополитическую значимость стратегически важного плацдарма защиты Запада от угрозы с Востока. Для Запада значимость Турции определялась ее географической близостью к самому могущественному и опасному противнику в лице Советского Союза. В период холодной войны общая протяженность границы с Советским Союзом давала ей стратегически важные козыри в глазах Запада: Турция рассматривалась в качестве южного фланга НАТО в системе защиты Западной Европы от советской угрозы. Ее значимость для западных союзников увеличивалась тем, что Турция граничила с такими непримиримыми противниками Израиля и, соответственно, США, как Сирия и Иран. Теперь же с исчезновением советской угрозы Западная Европа и США во все более растущей степени убеждаются в том, что прежние роль и значение Турции в современных реальностях существенно уменьшаются. В значительной степени они переходят к новым членам Североатлантического альянса. Такая тенденция, в частности, проявилась в том, что уже весной 1990 года, т.е. еще до распада СССР, конгресс США принял откровенно антитурецкую резолюцию по вопросу об Армении, которая при определенных условиях предусматривала заметное сокращение военной мощи Турции.

Тем не менее, в своей политике на Кавказе, а в частности, на Северном Кавказе, Турция нашла недвусмысленную поддержку Запада, прежде всего США. В ноябре 1992 года «Уолл-стрит джорнал» суммировала новое восприятие Турции в правящих кругах Запада таким образом: «Турция пытается помочь новым мусульманским странам стать светскими демократиями. Она выступает как мост между Западом, Балканами и Ближним Востоком. Она продолжает играть роль жизненно важного рычага безопасности Запада… В регионе, в котором имеются очаги застарелой вражды, где оружие имеет всякий, а этническое недовольство является обычным делом, дружба Турции жизненно важна для Запада, как никогда».Хотя Турция не без оснований рассчитывала получить важные экономические преимущества от распада Советского Союза, ключевым ее партнером в регионе является Россия.1 О характере отношений между двумя странами можно судить по тому, что Турция предоставила России кредит в 1,15 млрд. долл. В середине 90-х годов более 250 турецких фирм работало на российском рынке, особенно в строительном бизнесе. Россия является важнейшим торговым партнером Турции в СНГ. Показательно, что объем торговли Турции с Россией в пять раз превысил объем ее торговли со всеми тюркскими республиками, вместе взятыми.

Появление на международной арене новых тюркоязычных государств, богатых природными ресурсами, рассматривалось в Турции как возможность продвигать свои геополитические интересы. Можно сказать, что они в некотором роде возродили идеи объединения в единое целое так называемого Турана – мира 120 млн. тюркоязычных народов, простирающегося от Западного Китая до восточного побережья Средиземного моря. Идеальная цель Турции состоит в том, чтобы объединить вокруг себя все новые тюркоязычные страны для реализации идей пантюркизма и создать более или менее дееспособный противовес российскому влиянию в Кавказско-Каспийском регионе. Поэтому неудивительно, что Турция с самого начала всячески демонстрировала свое покровительство новым постсоветским государствам в надежде сплотить всех турок под эгидой Анкары и, соответственно, поставить под свой контроль их ресурсный потенциал.2

Для реализации этой цели при Министерстве иностранных дел Турции создано специальное управление, в задачу которого входит развитие отношений с бывшими тюркоязычными республиками СССР. В настоящее

время предпринимаются усилия по созданию единой для тюркских стран финансово-банковской системы. Со своей стороны, новые постсоветские государства предпринимают усилия по установлению и расширению

всесторонних связей с соседними странами.

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 347

2 Добаев И.П. Геополитика Турции на Кавказе.//Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общ. науки. – 1999. - №1, С. 11

Фактором, оказавшим влияние на политику Турции в отношении закавказских республик, является наличие там довольно многочисленных диаспор кавказских народов. По некоторым данным, численность кавказской диаспоры в Турции составляет около 7 млн. человек. Например, выходцев из Дагестана, по этим данным, здесь насчитывается около 400 тыс. человек.1 Действуют общества «Шамиль», «Северный Кавказ» и другие, членами которых являются действующие политики страны, бизнесмены, депутаты парламента, журналисты, даже офицеры турецкой армии. Эти категории населения Анкары более или менее успешно пытаются использовать для расширения своего влияния на Кавказе в целом.

Вообще проблема каспийской нефти и пути ее транспортировки стали мощнейшим фактором соперничества на Кавказе России и Турции. Россия объективно не заинтересована в возможности налаживания транспортных потоков нефти и другого вида сырья из Центральной Азии в обход своей территории, инициаторами чего являются Турция и в определенной мере Азербайджан. Казалось, что ситуация политической и военной нестабильности в Закавказье затрудняет реализацию проектов прогонки нефти по альтернативным российскому маршрутам, однако российское руководство и нефтяные компании пока уступают совместным планам Турции, Азербайджана, Грузии и транснациональных монополий.2

Известно, что объективно Турция заинтересована в сохранении напряженности на Северном Кавказе, особенно в Чечне, поскольку этот фактор дает дополнительные аргументы в пользу строительства трубопровода Баку-Джейхан в обход России.

Стамбульская 1999 года сессия ОБСЕ, в ходе которой президенты США, Турции, Азербайджана и Грузии с участием руководителей Казахстана и Туркмении подписали соглашение о строительстве стратегического магистрального нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (Турция) и далее на Запад, могут оказаться более серьезными, чем просто отлучение ее от

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 348

2 Добаев И.П. Геополитика Турции на Кавказе.//Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общ. науки. – 1999. - №1, С. 11

возможности получения доходов от транспортировки азербайджанской

каспийской нефти через свою территорию. Этот супернефтепровод могут построить, а могут, в конце концов, и не ввести в строй, заморозив его строительство на неопределенное время. Но в любом случае останется международный документ-договор с подписями на нем полдюжины президентов, и уже одно это дает в руки американцев и их новых современных вассалов вполне определенные основания и поводы для спекуляций по проблемам региональной безопасности, оправдания возможного применения силы в Закавказье для защиты «жизненных интересов» тех же участников договора, покорения непокорных. Подведена мощная мина и под здание СНГ. Очевидно, что интересы России в Закавказье и корни ее влияния здесь серьезно обрезаются, и эту тактику пытаются применить также в зоне российского Северного Кавказа.1

Турция заинтересована в постоянно тлеющих этнических конфликтах на Северном Кавказе, блокирующих реализацию «северного» российского маршрута.2

Более того, официальная Анкара придерживается весьма осторожной позиции в чеченском вопросе. Осенью 1995 года турецкое правительство выступило за вывод российских войск из Чечни и за ограничение численности российских войск на Северном Кавказе, аргументируя свою позицию тем, что Москва, мол, нарушает «фланговые ограничения» Договора о сокращении войск и вооружений в Европе 1990 году. Тем не менее, Анкара на официальном уровне выступает за территориальную целостность Российской Федерации, тем самым, признавая Чечню ее неотъемлемой частью. В данной связи нельзя не обратить внимание на тот факт, что турецкие власти препятствовали развернутой кавказской диаспорой кампании по поддержке Чечни, отправки туда добровольцев, организации на своей территории тренировочных лагерей для чеченских боевиков и т.д. Это

___________________________________

1 www.politvector.ru/ Угрозы национальным интересам и безопасности России, создаваемые конфликтами на пространстве СНГ (Аналитический доклад).

2 Добаев И.П. Геополитика Турции на Кавказе.//Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общ. науки. – 1999. - №1, С. 11

не удивительно, если учесть, что Турция в лице курдского национально-освободительного движения имеет собственную «Чечню» т Россия, при необходимости, не без успеха может использовать курдскую карту.

При оценке пределов и возможностей внешнеполитического курса Турции на Кавказе и новых тюркских республиках в целом, а в особенности на Северном Кавказе, необходимо учесть тот факт, что сама турецкая экономика, еще в полной мере не ставшая подлинно рыночной, сталкивается со множеством проблем, которые она не способна решать собственными силами без помощи Запада. Речь идет, прежде всего, о перманентной высокой инфляции, внешнем долге, превышающем свыше 70 млрд. долл., неспособности на равных конкурировать на мировых рынках с индустриально развитыми странами.1

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 350

Глава III. Виды стран Запада на Северный Кавказ.

Кавказ сегодня является ареной соперничества геополитических конкурентов России за разработку и транспортировку каспийской нефти. А каспийский регион объявлен США зоной своих жизненных интересов.

Америка, транснациональные корпорации, другие центры мировой политики делают все, чтобы ослабить Россию, сделать ее зависимой от западных технологий и капиталов. В арсенале геополитических конкурентов России – самые различные приемы и средства. Вынашиваются планы ее расчленения на Европейскую Россию, Сибирскую республику и Дальневосточную республику.1

Наиболее уязвимым и стратегически важным регионом для России является Северный Кавказ и бассейн Каспийского моря, объявленные зоной жизненных интересов США.

Кавказ – важнейший международный коммуникационный узел, стратегический перекресток, связывающий Европу со странами Средней Азии, Индией, Китаем, северную Евразию с Ближним и Средним Востоком. Значение его многократно возрастает в условиях глобализации, растущего общепланетарного взаимодействия.2

Интерес к углеводородным ресурсам Каспия придает дополнительный стимул для участия Запада в политических процессах региона. За последние годы западные страны значительно активизировали контакты с закавказскими государствами на различных уровнях. По линии ООН, ОБСЕ и других международных организаций и на двусторонней основе они участвуют в урегулировании межэтнических и территориальных конфликтов на Кавказе.

Особенно большую активность в регионе проявляют США. Американцы всеми способами стремятся закрепить свое влияние на лидерах бывших советских республик (Г. Алиев, Э. Шеварднадзе). Это, в частности,

___________________________________

1 Бжезинский З. Геостратегия для Евразии. Краткосрочные и долгосрочные цели политики США в этом регионе. – «Независимая газета». – 1997 – 24 октября, С. 5

2 Османов Г.Г. Современный Дагестан: Геополитическое положение и международные отношения. – Махачкала, 1999, С. 31, 37

проявилось в отношении Г. Алиева во время его визита в Вашингтон летом 1997 года. Целый ряд многообещающих документов был подписан Азербайджаном с американской стороной. Среди них особо выделялись четыре новых контракта с корпорациями «Эксон», «Шеврон», «Мобил» и «Амоко». Показательно и то, что Г. Алиева встречали весьма известные американские деятели из предыдущих администраций США: госсекретарь США А. Хейг, советник президента по национальной безопасности З. Бжезинский, министр обороны Р. Чейни и другие не менее влиятельные фигуры. Повышенное внимание уделялось также прибывающим сюда руководителям и представителям других стран Кавказско-Каспийского региона.1

В свою очередь, для руководителей новых закавказских государств апелляция к Западу, рассуждения о поддержке их Западом, особенно США, служат своего рода веским аргументом в обоснование правильности проводимого ими политического курса. США, как выше уже указывалось, после распада СССР и объявлении бывшими советскими республиками независимости открыто и недвусмысленно объявили этот регион зоной своих жизненно важных национальных интересов.

В соответствии с такой установкой проблемы Каспийского региона выделены администрацией США в отдельное направление внешней политики, созданы специальный отдел, занимающийся вопросами региона, целевая рабочая группа в составе Совета безопасности при президенте. Для наблюдения за развитием политических процессов в регионе и оценки его богатств создано специальное подразделение разведывательного ведомства США, в задачу которого входят осуществление своего рода мониторинга ситуации в регионе и составление докладов для заинтересованных учреждений. О важности деятельности ЦРУ в этом направлении свидетельствует тот факт, что в организуемых им брифингах, обсуждениях и иных мероприятиях участвуют высшие должностные лица государства вплоть до государственного секретаря США. После того как высшее

___________________________________

1 Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 370

политическое руководство ознакомилось с одним из докладов ЦРУ по этому вопросу, государственный секретарь США М. Олбрайт пришла к выводу, что «одной из самых важных задач, которые можно решить, будет работа над формированием будущего этого региона».1 Такое «будущее» представляется правящим кругам США в контексте подчинения своему контролю энергетических ресурсов Каспийского региона.

По имеющимся данным, разработкой «каспийской стратегии» Вашингтона занимаются несколько сот специалистов в администрации президента, конгресс и научно-исследовательских центрах США. С их участием проводятся разного рода конференции, семинары, слушания, призванные содействовать определению наиболее эффективных путей и методов реализации политического курса в этом регионе.2

Расширению и укреплению позиций США в регионе способствует присутствие здесь разного рода довольно активно действующих американских неправительственных фондов и организаций, например, как Фонд Сороса, Американский национальный демократический институт, Фонд партнерства и другие. Немаловажна роль располагающихся в регионе международных финансовых учреждений и организаций.

Американские официальные представители не устают подчеркивать, что политика США на Кавказе, и в частности на Северном Кавказе, имеет своей главной целью укрепление независимости новых государств Кавказско-Каспийского региона, утверждение в них институтов политической демократии и рыночной экономики, снижение вероятности региональных конфликтов путем налаживания экономических связей между новыми государствами и индустриально развитыми странами. Однако приоритетами внешней США на кавказском направлении стали энергоресурсы, которые Вашингтон так или иначе стремится поставить под свой контроль.

Также усилия США концентрируются на развитии инфраструктуры,

___________________________________

1 Содружество – Независимая газета. – 1998 - №7

2 Чернявский С. Кавказская стратегия Вашингтона.//Международная жизнь. – 1999 - №1, С. 25

разработке проблем транспортировки энергетических ресурсов региона. В освоении энергетического потенциала Каспийского региона уже вовлечены такие крупнейшие американские корпорации, как «Экссон», «Шеврон», «Юнокал», «Мобил ойл», «Мобил эксплорейшин», «Арко», «Пеннзойл», «Дельта ойл», «Орикс энержи» и др.1

Американские компании пытаются активно использовать возросшие возможности в регионе для реализации своих интересов, зачастую без учета интересов Москвы. Даже если реальный ресурсный потенциал региона окажется завышенным, не соответствующим заявленным прогнозам, американские компании идут на заключение крупных контрактов с прикаспийскими странами, надеясь обеспечить себя энергоресурсами на многие десятилетия.

Определенную активность, хотя и меньшую по сравнению с США, в Каспийском регионе проявляют страны – члены Европейского Союза, рассматривая этот регион не только как стратегически важный рынок энергоносителей, но и в своеобразный плацдарм, обеспечивающий непосредственный выход к ресурсам Каспийского моря.

Любая страна действует на международной арене, исходя из своих национально-государственных интересов. Поэтому одним из важных векторов политики западных стран, в особенности США, в этом направлении является явное или неявное противодействие интеграционным процессам в СНГ. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что 29 марта 1994 года сенат СШ принял поправку к проекту закона о бюджете на 1995 год, в котором было зафиксировано положение о том, что США должны всеми силами препятствовать объединению Российской Федерации с бывшими союзными республиками в экономической, военной и других областях.

Как показал опыт первой и второй чеченских войн, в политике западных стран в отношении к Кавказу в целом и к двум его основным регионам в частности явно или неявно наблюдается двойной стандарт. Такой подход к Северному Кавказу прослеживается даже в используемой

___________________________________

1 Гаджиев С.К. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 372-373

применительно к нему терминологии: «Россия и Кавказ», «агрессия России на Кавказе» (это о Чечне). Во многих странах, в том числе и тех, которые на официальном уровне декларируют свое уважение территориальной целостности России, на неофициальном уровне осуществляется та или иная степень поддержки чеченского сепаратизма. Примером двойного стандарта и деструктивного вмешательства во внутренние дела по вопросу о чеченском конфликте является прием официальными должностными лицами государственного департамента США и Фомин офиса Великобритании, правда не высокого ранга, А. Масхадова во время его поездки в эти страны в марте 1998 года, а в последующем также его эмиссаров. В Великобритании его обхаживали генералы и политики, в том числе бывший премьер-министр М. Тэтчер. Представители Ичкерии находили благожелательный прием в «коридорах», а иногда и в высоких кабинетах руководящих учреждений многих стран Европы и Северной Америки. Особенно недвусмысленную поддержку руководители военных формирований Чечни нашли у европейской, в основном левой, и Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ).

Показательно, что дипломатическая активность США и их ближайшего союзника – Турции – особенно активизировалась с началом антитеррористической операции в Чечне.

Более того, интригующий проект второго круга дезинтеграции постсоветского пространства за счет России нашел много сторонников среди политиков, государственных и общественных деятелей, международной бюрократии и пишущей братии, в том числе и в среде новых соседей России, где неприкрыто проявляется желание наказать бывшего «старшего брата».1

Вместе с тем было бы ошибкой считать, что США и Запад в целом заинтересованы в развале, дезинтеграции России, утрате Москвой контроля за нынешней российской территорией, полном и окончательном ее вытеснении с постсоветского пространства, в том числе с Кавказа и Прикаспия, и в особенности с Северного Кавказа. Очевидно, что такие

___________________________________

1 Гаджиев С.К. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 386-387

категории, как военная сила, баланс сил и интересов, игра с нулевой суммой и т.д., не могут совсем исчезнуть с повестки дня. Тем не менее, с определенными оговорками можно утверждать, что в настоящее время с точки зрения обеспечения международной безопасности, как на глобальном, так и на региональном уровне отсутствуют фундаментальные, неразрешимые противоречия между национальными интересами России и западных стран. Будучи не заинтересованы в появлении на мировых рынках нового сильного конкурента, западные страны одновременно имеют ряд совпадающих с Россией интересов. Среди них укрепление международной безопасности, усиление контроля над вооружениями, предотвращение распространения всех видов оружия массового уничтожения, общая заинтересованность в предотвращении региональных конфликтов, создание надежной и стабильной системы глобальной и региональной безопасности, борьба с международным терроризмом и наркобизнесом, защита прав и свобод человека и т.д.

Важно четко понимать, что Россия самим своим существованием обеспечивает необходимость баланс сил, тем самым, играя позитивную геополитическую роль на мировой арене, и подрыв этой роли привел бы к дальнейшему усилению дезинтеграционных тенденций и нестабильности, что может отрицательно сказаться на глобальных интересах США и всего Запада. Симптоматично, что в одном из документов Пентагона середины 90-х годов, авторы которого, ратуя за утверждение единоличной гегемонии США в мире, вместе с тем признавали, что Россия и сейчас «остается единственной силой в мире, имеющей потенциал для уничтожения Соединенных Штатов». Согласно докладу ЦРУ, опубликованному в конце 1999 года, именно Россия остается на ближайшую перспективу главной угрозой безопасности Соединенных Штатов.1

В рассматриваемом контексте необходимо затронуть еще один вопрос. Политика Запада в Кавказско-Каспийском регионе тесно переплетается с эволюцией его политического курса в отношении Турции и Ирана. Причем

___________________________________

1 Новые известия. – 2000 – 5 января

если этот курс в отношении Турции, которая рассматривается в качестве твердого союзника Запада, прежде всего США, в деле освоения и транспортировки углеводородных ресурсов, более или менее ясен, то применительно к Ирану он сопряжен с немалыми сложностями и трудностями. Правящие круги США уже в период Второй мировой войны ставили задачу превращения Ирана в своего преданного союзника (если не просто послушно выполняющего их волю сателлита), чтобы получить для себя исключительные права в этой стране. В 50-60-х годах США сумели вовлечь Иран в орбиту своей внешней политики и превратить его в плацдарм для продвижения своих интересов на Ближнем и Среднем Востоке.

Начиная с 1979 года США вели последовательную и настойчивую политику дискредитации и изоляции Ирана на международной арене. Очередной виток антииранской компании был, развернут американским правительством весной 1993 года, когда были предложены новые коллективные экономические санкции против этой страны.

Не отстает от США и Европа, которая в отличие от Вашингтона, никогда не делала из Ирана «козла отпущения».

Развитие событий в этом направлении в последние годы свидетельствует о том, что процессы сближения Запада с Ираном могут постепенно набирать обороты, что не может не отразиться на конфигурации международных отношений и, соответственно, на геополитической ситуации во всем Кавказско-Ближневосточном регионе, особенно на ситуации в сфере ирано-турецкого соперничества на Кавказе. Такое развитие событий существенно влияет и на выбор маршрутов транспортировки каспийской нефти и газа.1

При всем этом природные богатства Кавказско-Каспийского региона, Северного Кавказа, принадлежат народам самого региона. Поэтому здесь находятся, прежде всего, жизненно важные национальные или иные интересы народов этого региона, а уж потом, возможно, и интересы других стран, в том числе и заокеанских.

___________________________________

1 Гаджиев С.К. Геополитика Кавказа. – М., 2003, С. 393-394

Для России Западная Европа также представляет немалый интерес. Прежде всего, государства этого региона, в отличие от США, десятилетиями являлись важнейшими торговыми партнерами СССР среди промышленно развитых стран. Сложились устойчивые связи, причем до недавнего времени 83% российского экспорта не облагалось таможенными пошлинами.1 Это важно для России, поскольку дает ей дополнительный шанс постепенно перейти на «самопомощь», т.е. жить за счет доходов от внешней торговли, а не иностранных займов.

___________________________________

1 Сорокин К.Э. Геополитика современности и геостратегия России. – М., 1996, С. 84

Заключение.

Глубокие перемены в мировом развитии, прежде всего, растущие масштабы общепланетарного взаимодействия, обусловленные современным уровнем развития технологических, информационных производственных сил, настоятельно требуют перестройки международных отношений, создания условий в международной практике всех народов и государств как полноправных субъектов. Этого можно достичь, как показывает мировой опыт, путем формирования экономических, политических, правовых и духовных основ всестороннего взаимодействия государств, интеграции народно-хозяйственных комплексов, создания предсказуемого мирового порядка.1

Будучи регионом, богатым запасами нефти и газа, других природных ресурсов, Северный Кавказ, как и весь Кавказ, стал объектом геополитической конкуренции.

Столкнувшись с тяжелым социально-экономическим кризисом, Северный Кавказ, все чаще связывает свои надежды на его преодоление с привлечением иностранных инвестиций, новейших технологий. Этим, видимо, и определяется то большое внимание, которое уделяется развитию международных связей субъектами Российской Федерации.

Сегодня развернулась острейшая борьба геополитических конкурентов России за влияние на Кавказе, Северном Кавказе и, главным образом, за разработку и транспортировку каспийской нефти. Это и понятно. Мировой спрос на нефть ежегодно растет на один миллион баррелей в день. Такое положение создает прямую угрозу национальным интересам и безопасности в целом России, но в особенности – народам Северного Кавказа.2

Однако уже с начала 90-х годов на Северо-Кавказском направлении на первый план начали выступать разномасштабные угрозы внутрирегиональной генерации, такие как резкое обострение международных отношений, всплеск сепаратистских настроений, масштабная

___________________________________

1 Дегоев В.В. Кавказский вопрос в международных отношениях 30-60-х г.г. XIX века. – М., 1992, С. 114-115

2 Спорные границы на Кавказе. – М., 1999, С. 68

криминализация общественно-экономических отношений и политической жизни в регионе, быстрое размножение неформальных вооруженных групп и отрядов, террор, возбуждение антиправительственных вооруженных выступлений, масштабные и особо опасные экономические преступления.

Не менее важно понимание и того, что Кавказский регион с его очень сложными и многочисленными проблемами является сегодня, пожалуй, самым уязвимым направлением с точки зрения вероятности нанесения здесь ущерба национально-государственным интересам и безопасности России. Утрата здесь Россией хотя бы небольшой части своей территории может привести к образованию на кавказском направлении своего рода «геополитического клина», способного впоследствии отколоть от России гораздо большие куски ее территории. В связи с этим главные политические усилия федерального центра на Кавказском направлении сегодня должны быть направлены на прекращение здесь вооруженных конфликтов, стабилизацию общественно-политической ситуации и снижение всеми способами конфронтационности между Центром и окраинными субъектами федерации и другими участниками политического процесса на Северном Кавказе.1

Правильная стратегия российской национальной безопасности на южном направлении может и должна строиться с учетом возможности увязки характера и уровня отношений России с другими странами с политикой и практическими действиями последних на Северном Кавказе и в зоне жизненных интересов России и Закавказья.

___________________________________

1 Спорные границы на Кавказе. – М., 1999, С. 69

Список использованной литературы.

1. Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. – М., 2000

2. Актуальные проблемы всеобщей истории. «Кавказ в геополитике великих держав». Каф. сб. №1. – Махачкала, 2000

3. Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М., 1999

4. Бжезинский З. Великое преобразование. – «Демократия 1990-х».

5. Бжезинский З. Геостратегия для Евразии. Краткосрочные и долгосрочные цели политики США в этом регионе. – «Неизвестная газета», 1997, 24 октября

6. Бондарев А.А. Механизмы стабилизации северокавказского региона России. – Пятигорск, 2004

7. Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2003

8. Гаджиев К.С. Геополитика. – М., 1997

9. Дегоев В.В. Кавказский вопрос в международных отношениях 30-60-х г. XIX в. – М., 1992

10. Добаев И.П. Геополитика Турции на Кавказе.//Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общ. науки. – 1999. - №1

11. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII века. – М., 1988

12. Малышева Д.Б. Конфликты в развивающемся мире, России и СНГ. – М., 1997

13. Макаренко В.В. Кто союзники России? Ментальность и геополитика: парадоксы политики безопасности России. – М., 2000

14. Новые известия. – 2000 – 5 января

15. «Независимая газета». – 1999 – 6 сентября

16. Османов Г.Г. Современный Дагестан: Геополитическое положение и международные отношения. – Махачкала, 1999

17. Протопопов А.С., Козьменко В.М. Россия в современном мире. – М., 2001

18. Путь в XXI век: стратегические проблемы и перспективы российской экономики. – М., 1999

19. Россия в контексте мировой истории. Сборник статей. – СПб., 2002

20. Сегодня. – 1998 – 23 мая

21. Содружество – Неизвестная газета. – 1998 - №7

22. Сорокин К.Э. Геополитика современности и геостратегия России. – М., 1996

23. Спорные границы на Кавказе. – М., 1999

24. Чернявский С. Кавказская стратегия Вашингтона.//Международная жизнь. – 1999. - №1

25. www.politvector.ru/Угрозы национальным интересам и безопасности России, создаваемые конфликтами на пространстве СНГ (Аналитический доклад).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий