регистрация / вход

Становление и развитие белорусских политических партий

Функции политических партий. Особенности общественного развития Беларуси в период зарождения многопартийности. Характеристика ведущих политических партий Беларуси. Классификация партийной системы Республики Беларусь. Причины слабости политических партий.

Cодержание

Функции политических партий

Особенности общественного развития Беларуси в период зарождения многопартийности

Первые политические партии и организации (1988 - август 1991 гг.)

Общая характеристика ведущих политических партий Беларуси

Факторы влияния на партийную систему

Классификация и особенности партийной системы Республики Беларусь. Причины слабости политических партий

Литература

Функции политических партий

Одно из первых определений понятия "партия" было дано на рубеже XVIII-XIX вв. родоначальником консерватизма Эдмундом Берком. "Партия, - писалон, - представляет собой организацию людей, объединенных с целью продвижения совместными усилиями национального интереса, руководствующихся некоторым специфическим принципом, относительно которого все они пришли к согласию"[1] . Конечно, это определение не отвечает всем канонам современной политологической науки. Но оно интересно тем, что довольно удачно характеризует ключевые моменты, которых недостает современным белорусским политическим партиям. Мы имеем в виду, что у партий, не говоря уже об обществе в целом, нет единства в подходе к существованию национального государства и базовых ценностей демократии: частной собственности, свободе слова, свободе собраний, свободе вероисповедания, местному самоуправлению и т.д.

В статье 1 Закона Республики Беларусь "О политических партиях", принятого 5 октября 1994 г., законодатель дал следующее определение политической партии: "Политической партией является не зависимое, образованное на основе индивидуального добровольного членства объединение граждан, действующее в рамках Конституции и законов Республики Беларусь, содействующее выявлению и выражению политической воли граждан и участвующее в выборах".

С учетом зарубежного опыта можно сказать, что группу лиц можно рассматривать в качестве партии, если она: а) особым образом организована и структурирована; б) имеет программу действий, разработанную на основе определенной идеологии; в) рассматривает участие в выборах в качестве законного способа завоевания власти; г) после прихода власти реализовывает свою программу и предвыборную платформу.

Хотя прототипы партий появились еще в Древней Греции, процесс их становления в современном понимании начался только в эпоху буржуазных революций XVIII в.

Значение партий в обществе не всегда оценивалось положительно. Например, А. де Токвиль, посвятивший объемный труд изучению демократии в Америке, писал, что "партии - это зло, свойственное демократическому правлению"[2] . Однако сегодня ни один серьезный политик или политолог не подвергает сомнению утверждение, что политические партии являются одним из основных институтов гражданского общества и правового государства. Это в равной степени относится к партиям, как находящимся у власти, так и к оппозиционным.

Каковы же функции современных политических партий? Ответ на этот вопрос зависит от того, что тот или иной исследователь понимает под партией и каких методологических принципов он придерживается при изучении социально-политических процессов, происходящих в обществе. Не претендуя на исчерпывающий перечень всех функций, которые могут выполнять партии, приведем важнейшие из них.

Во-первых, партии могут представлять интересы как отдельных социальных групп и слоев, так и всех граждан, и формулировать то, что выгодно обществу в целом. Естественно, что каждая партия, стремясь победить на выборах, должна не только вести механический учет социальных потребностей максимально большого круга избирателей, но и привести их к общему знаменателю в своей программе и предвыборной платформе. Однако партии не только выражают интересы тех или иных социальных групп. С одной стороны, они помогают им лучше осознать эти интересы, а с другой - активно участвуют в их формировании.

Во-вторых, непосредственная работа людей в политических партиях способствует их политической социализации, приобщению к политической жизни. Но это касается не только членов партии. Опосредованно партии способствуют политической социализации всего населения, особенно в период выборов, предлагая каждому члену общества выбрать для себя ту или иную программу общественно-политического развития, определить свое место и участие в жизни. Они прививают гражданам цивилизованные формы участия в политической жизни общества, без стихийных выступлений и беспорядков.

В-третьих, партии выполняют интегративную функцию между обществом и государством. Они обеспечивают динамичное функционирование важнейших элементов политической системы общества, прежде всего органов законодательной и исполнительной власти. Через партии осуществляется обратная связь государства с обществом, а конкуренция между ними препятствует установлению монопольной власти одной партии.

В-четвертых, партии из числа своих членов осуществляют подбор и подготовку политической элиты (кадров) для управления государством. В странах с развитой партийной системой и конкуренцией партий приход к власти случайных, некомпетентных людей практически невозможен. Партии, заботясь о своем имидже, ведут тщательный отбор лиц, выдвигаемых кандидатами в депутаты, а также на должности в аппарат исполнительной власти. В-пятых, после победы на выборах партии получают законное право на осуществление государственной власти, на управление государством. Это дает им возможность реализовывать положения своих программ и предвыборных платформ посредством принятия соответствующих решений органами законодательной, исполнительной и представительной власти. Разработка и реализация внутри - и внешнеполитического курса страны - одна из важнейших функций политической партии.

В-шестых, партии, постоянно обновляя свои программы, способствуют выработке наиболее оптимальных и эффективных путей решения проблем, стоящих перед обществом. Партии, которые не в состоянии продуцировать новые идеи, обречены на быстрое политическое забвение.

В последнее время партии сталкиваются со своеобразной конкуренцией со стороны различных общественных организаций, лоббистских групп и даже отдельных СМИ, которые претендуют на выполнение некоторых функций, присущих политическим партиям. Это происходит с теми социальными группами (малочисленные этнические и религиозные группы, мигранты и т.п.), интересы которых недостаточно полно выражают традиционные политические партии и у которых не хватает собственных ресурсов на создание полноценных аналогичных структур. Но, несмотря на эту тенденцию, говорить об уменьшении роли политических партий в жизни общества и государства пока преждевременно.

Особенности общественного развития Беларуси в период зарождения многопартийности

Ключ к пониманию сущности возникновения и эволюции партийной системы Беларуси лежит в особенностях общественно-политического развития страны конца 80-х годов. Так, если по уровню социально-экономического развития Беларусь находилась на уровне стран Балтии, то по степени готовности восприятия идей гражданского общества и независимого национального государства - пожалуй, на одном из самых последних мест среди республик бывшего СССР. Количественные и качественные изменения населения страны, произошедшие в результате массовых репрессий и чисток, а также в период Второй мировой войны, привели не только к необратимым институциональным изменениям в образе жизни людей, но и к частичной потере ими национальной идентичности. Руководящую роль Коммунистической партии и советскую власть подавляющее большинство простых граждан, управленческая элита, значительная часть технической и творческой интеллигенции воспринимали не как нечто чуждое Беларуси, а как неотъемлемую часть ее собственной истории. Представители союзных силовых структур (КГБ, МВД, Советской армии) не чувствовали на себе, в отличие, например, от своих коллег в Литве, плохо скрываемого пренебрежения и неприязни по национальному признаку со стороны коренного населения. Правящая номенклатура, сильно разбавленная после 1945 г. мигрантами, не обладая опытом самостоятельного государственного управления в независимой стране, не представляла своего существования без "указующего перста Москвы". "Советские" белорусы на просторах бывшего СССР были самыми советскими людьми, даже, пожалуй, более советскими, чем русские.

В 60-70-е годы по темпам урбанизации с Беларусью не могла сравниться ни одна республика СССР. Подавляющее большинство населения городов являлось горожанами в первом поколении и не успело в полной мере адаптироваться к городу и городской культуре. Оторванность от прежней среды обитания и прежнего образа жизни способствовала предрасположенности таких горожан к восприятию популизма, обещаний о необходимости наведения порядка при помощи административных методов. Добиться улучшения своей жизни они хотели не путем достижения свободы, демократии и рынка, а посредством нового передела власти.

И все же в условиях общественного подъема конца 80-х годов XX в. казалось, что демократизация общественной жизни и политическое развитие Беларуси пойдут по пути, схожему со странами Балтии. Многие политики полагали, что если и будет какое-то отставание, то во временном плане оно будет очень незначительным. Действительно, первая массовая политическая организация - Белорусский народный фронт - возникла у нас примерно в то же время, что и в странах Балтии, и в своей деятельности ставила схожие цели и задачи. Однако в странах Балтии народные фронты (движения), опиравшиеся на поддержку национальной управленческой номенклатуры и объединявшие людей разных идеологических предпочтений, смогли на первом этапе сыграть роль тарана в борьбе с коммунистической тиранией и советской оккупацией. Затем они утратили свое значение влиятельной политической силы, но явились основой возникновения политических партий - национальных, консервативных, христианско-демократических, либеральных, социал-демократических и т.п. В Беларуси этого не произошло и, видимо, не могло произойти в силу указанных особенностей общественно-политического развития страны.

Возникшие в начале 90-х годов партии демократического направления оказались слабее аналогичных партий стран Балтии. Причина этого, как уже говорилось, заключалась не только в ограничительной и запретительной политике властей, но и в "советскости" рядовых, среднестатистических белорусских граждан, которые в большинстве своем были не готовы воспринять и поддержать идеи и ценности открытого общества, национального государства. Кроме этого, фактором, сдерживающим самостоятельное развитие политических партий, являлось доминирующее положение БНФ на политической арене и после августовского путча 1991 г. БНФ не желал "растворяться" в политических партиях или преобразовываться в одну из них, не доверял им и считал себя единственным последовательным защитником независимого государства и национально-культурного возрождения страны. Поэтому он относился к партиям демократического направления как к неравноправным партнерам по борьбе с существующей властью, пытаясь навязать им свои правила игры.

Вместе с тем, политические партии, осознавая свои подлинные и мнимые слабости, испытывали своеобразный комплекс неполноценности по поводу неумения привлекать граждан в свои ряды и вести реальную политическую борьбу. Поэтому они не спешили дистанцироваться и, тем более, порывать с БНФ, хотя многие из них рассматривали себя в качестве "третьей силы" и стремились проводить политику равноудаленное от прокоммунистического правительства В.Ф. Кебича и БНФ.

Перечисленные факторы привели к тому, что в начале 90-х годов все негосударственные политические силы разделились пополам: с одной стороны, БНФ, игравший самую заметную роль в политической жизни страны, с другой - политические партии различных идеологических направлений, организационно не связанные с БНФ и не во всем поддерживающие его политику.

Причина возникновения подобной ситуации заключалась в том, что БНФ и политические партии по-разному оценивали существовавшую политическую ситуацию 1991-1996 гг. БНФ в своей деятельности фактически исходил из тезиса о том, что в стране отсутствовала законно избранная власть, а реально существовавшая проводила антинациональную политику. Поэтому он не рассматривал себя в качестве политической силы, интегрированной в существовавшую тогда политическую систему, и считал, что все демократы сообща, единым фронтом должны бороться с антинародным режимом, что есть только две противостоящие друг другу силы: власть и объединенная оппозиция, во главе которой должен стоять БНФ. Конечно же, нельзя сказать, что в те годы существовала демократическая система, которая обеспечивала равные правила игры для конкурирующих политических сил в их борьбе за власть. Тем не менее, у демократических сил имелись возможности для политической борьбы в рамках существовавших тогда демократических институтов. И те партии, которые не хотели идти под "крышу" БНФ, полагали, что жесткое противостояние власти, деление политических сил по принципу "черное - белое" сужает электоральную базу демократических сил и отталкивает от демократов возможных сторонников из числа хозяйственной и управленческой элиты. Отсюда и их стремление рассматривать себя в качестве "третьей силы", против чего так резко и выступал БНФ. Вместо того чтобы достигнуть соглашения со своими менее радикально настроенными союзниками по демократическому лагерю, БНФ вел борьбу как с партиями, так и с отдельными личностями, например, С.С. Шушкевичем. Впоследствии (в 1996 г) это явилось одной из причин поражения оппозиции.

Первые политические партии и организации (1988 - август 1991 гг.)

В настоящее время из политических партий, образованных до августа 1991 г., продолжают свою деятельность Объединенная демократическая партия Беларуси (после объединения в 1995 г. с Гражданской партией стала называться Объединенной гражданской партией) и Белорусская социал-демократическая Грамада (сейчас одна из правопреемниц этой партии носит название Белорусская социал-демократическая партия Народная Грамада). Белорусский народный фронт, ставший в 1993 г. и партией, разделился в 1999 г. на две политические партии: Консервативно-Христианскую партию БНФ (председатель 3. Пазьняк) и Партию БНФ (председатель В. Вячорка). Некоторые политические партии - Белорусская селянская партия (зарегистрирована 11 апреля 1991 г., далее - БСП) и Национально-демократическая партия Беларуси (образована в июне 1990 г., зарегистрирована 26 июня 1991 г., далее - НДПБ) - прекратили свою деятельность.

Подробно деятельность названных партий, а также КПБ мы рассмотрим ниже. Сейчас же остановимся на партиях и политических группах, образовавшихся в 1990 г. Это даст возможность проследить условия и историю возникновения некоторых известных сегодня политических партий, например ОГП и БСДП (Народная Грамада), и лучше понять особенности партийной системы.

В конце 80-х годов в некогда единых рядах коммунистов, в том числе и в Беларуси, появились свои собственные реформаторы-диссиденты. В Польше, Литве, некоторых других странах советского блока компартии постепенно эволюционировали в социал-демократические партии европейского типа. В Беларуси, России и Украине дело ограничилось образованием только так называемых демократических платформ в КПСС, которые так и не стали основой для возникновения массовых политических партий левого толка, признающих ценности демократического общества. В Беларуси ни один из высокопоставленных членов партийного руководства так и не примкнул к коммунистам-реформаторам. Наоборот, 21 марта 1990 г. бюро ЦК КПБ приняло специальное секретное постановление № 86, в котором содержались рекомендации по борьбе со сторонниками Демплатформы. Движение сторонников реформирования КПБ-КПСС развивалось преимущественно на базе партийных организаций крупных предприятий, таких, как ПО "Горизонт", НПО "Интеграл", НИИ ЭВМ, НПО "Гранат" и ПО "Гомсельмаш".

24-25 марта 1990 г. в Минске состоялась Белорусская республиканская конференция сторонников Демократической платформы в КПСС. На ней присутствовал 201 делегат, 175 приглашенных (в том числе и от БНФ) и 19 представителей СМИ. На конференции были приняты Декларация о целях и задачах Демплатформы, а также ряд резолюций с требованиями к руководству КПБ, в том числе о немедленной регистрации БНФ. Сторонники Демплатформы понимали, что КПБ нереформируема. Поэтому 27 июля 1990 г. избранный на Республиканской конференции Координационный совет принял решение об отделении от КПБ, возложив на себя полномочия организационного комитета по учреждению общественно-политической организации (партии) "Демократическая платформа Белоруссии". Однако руководство платформы понимало, что на базе КПБ не удастся создать массовую политическую организацию. Поэтому в августе-сентябре 1990 г. было решено провести консультации с образованными вне рамок БНФ политическими партиями и группами на предмет создания единой партии демократического направления.

Наиболее крупными и известными к тому времени белорусскими квазипартиями были: Демократическая партия (лидер - В.А. Афанасьев), Радикально-демократическая партия (лидер - Э.Г. Райко), действовавшие в Минске, а также Либерально-демократическая партия (лидеры - Н.П. Турчанов, Н.М. Самсонов, О.Т. Манаев), которая осуществляла свою деятельность в Минске и Витебске и не имела никакого отношения к ЛДПР В. Жириновского. Кроме этого, существовали еще две демократические партии с центрами в Бресте (лидеры - Г.И. Самойленко, С.Л. Элькин) и Гродно (лидеры - А.В. Лиопо, В.Л. Наумович, А. Чобат) и республиканская партия в Бресте.

В ходе консультаций выявились не только близость программных установок, в первую очередь их несоциалистический характер, но и общее стремление к созданию общереспубликанской политической организации. Все перечисленные партии рассматривали себя в качестве самостоятельных субъектов политической жизни, близких к БНФ, но организационно не входящих в него, для которых независимость государства являлась не самоцелью, а инструментальной задачей по отношению к правам человека, демократии и свободе.

13 октября 1990 г. в Минске прошла Объединенная конференция политических партий Минска и Минской области. Принятая на ней согласованная Декларация целей и принципов содержала положения, которыми необходимо было руководствоваться при разработке программы и устава будущей партии. На конференции из представителей различных политических партий был утвержден оргкомитет по подготовке объединительного съезда.

Объединительный съезд демократических партий и Демплатформы, носивший учредительный характер, прошел в Минске 3-4 ноября 1990 г. В его работе приняли участие 127 делегатов, представлявшие 1410 человек, а также народные депутаты СССР и БССР, многочисленные гости, представители средств массовой информации. (Всего на съезде присутствовали около 200 человек) Съезд прошел в обстановке бурных дебатов, особенно по проекту устава, который многим казался слишком либеральным, однако после значительной доработки в редакционной комиссии был принят большинством голосов. Вновь образованная партия получила название Объединенная демократическая партия Беларуси (ОДПБ). Принятая на II съезде ОДПБ в ноябре 1991 г. Декларация основных целей и принципов провозгласила либерализм в качестве официальной партийной идеологии.

Кроме несоциалистических партий и групп в Беларуси имелись и приверженцы социал-демократических ценностей, организационно оформившихся в 1990 г. вне рамок КПБ, Демплатформы и БНФ.

23 декабря 1990 г. в Минске, почти одновременно с опубликованием в газете "Лiтаратура i мастацтва" Заявления инициативного комитета по созданию (возрождению) Грамады, прошло Совещание представителей Социал-демократических групп и организаций Белоруссии, на котором были приняты политическое заявление и решение созвать в феврале-марте 1991 г. учредительный съезд СДПБ. Обеспечить созыв съезда должен был образованный на Совещании республиканский оргкомитет Социал-демократической партии Белоруссии.

Однако попытки создать в 1989-1990 гг. достаточно сильную социал-демократическую партию оказались безуспешными. Движение за демократизацию КПБ, развернувшееся на уровне среднего звена партийного руководства, без поддержки высокопоставленных чиновников высшего ранга оказалось настолько слабым, что на базе Демплатформы была создана не социал-демократическая, а либеральная партия. К сожалению, в Беларуси партийная и управленческая элита не только в конце 80-х годов, но и после распада СССР в 1991 г. оказалась не готова к построению новой конфигурации власти, не стала своеобразным кадровым ядром и поставщиком кадров для создания новых политических партий. Своих Бразаускасов, Ельциных и Кравчуков в Беларуси не нашлось, и процесс возникновения и развития левых партий шел вне рамок КПБ. Поэтому среди делегатов учредительных съездов БНФ (в июне 1989 г), ОДПБ (в ноябре 1990 г) и БСДГ (в феврале 1991 г) не было ни одного высокопоставленного чиновника компартии. В отличие от других стран демократически настроенные интеллектуалы в Беларуси явились инициаторами образования как социал-демократических партий, так и партий несоциалистического направления. В будущем это предопределило отсутствие в политическом спектре страны массовых и сильных левых партий, которые могли бы отстаивать интересы людей, тяготеющих к уравнительным ценностям общества советского образца, как это произошло, например, в Польше и Литве.

После краха мировой системы социализма в отдельных странах Центральной и Восточной Европы некоторые из вновь образованных партий провозгласили себя преемниками так называемых исторических партий, которые действовали в этих странах до конца 40-х годов XX в. В Беларуси о подобной преемственности заявили БСДГ и Белорусская Христианско-демократическая злучность (председатель П.П. Силко, далее - БХДЗ).

Первые попытки создания БХДЗ относятся к 1990 г. Однако Учредительная конференция этой партии прошла только 1 июня 1991 г., а зарегистрирована БХДЗ была 16 декабря 1991 г. Возникшие позднее разногласия внутри партии, а также конфликт с руководством БНФ, в первую очередь с 3. Пазьняком, вызвали организационный кризис, приведший к расколу БХДЗ и последующему фактическому прекращению ее деятельности.

Несмотря на попытки БНФ сдерживать процесс образования политических партий, 23-24 июня 1990 г. прошла Учредительная конференция Национально-демократической партии Беларуси. На конференции были приняты Устав, а также Основные программные принципы. В то время НДПБ была единственной политической партией, которая в уставном порядке требовала от желающих вступить в ее ряды знание белорусского языка. НДПБ часто критиковала БНФ за нерешительность и недостаточность мер по защите белорусского языка и возрождению национальной культуры. Позднее внутри НДПБ возникли разногласия, приведшие к расколу этой партии и фактическому прекращению ее деятельности во второй половине 90-х годов.

Таким образом, по количеству возникших политических партий и групп Беларусь лишь незначительно отставала от других стран Центральной и Восточной Европы и республик бывшего СССР. К сожалению, количество не переросло в качество, и до августовского путча 1991 г. в республике не образовалось политической силы, которая в случае краха КПБ-КПСС сумела бы взять всю полноту власти в свои руки. Слабость политических партий, включая БНФ, была обусловлена тем, что в их рядах преобладала творческая и техническая интеллигенция, почти не было опытных управленцев высшего ранга и профессионалов-хозяйственников, способных без старой номенклатуры управлять страной.

В отличие от других стран развитие политических партий в Беларуси на рубеже 80-90-х годов проходило в обстановке гонений со стороны руководства КПБ-КПСС. Это тормозило процесс укрепления вновь образованных партий. Достаточно сказать, что свой Учредительный съезд БНФ в июне 1989 г. вынужден был провести в Вильнюсе.

Общеизвестно, что выборы в законодательные и представительные органы власти являются хорошим средством для укрепления политических партий. Первые относительно демократические выборы в Беларуси прошли весной 1990 г. Однако в них смог принять участие только БНФ, так как на момент их проведения в Беларуси не было других реальных политических организаций и партий. Следующие выборы в Верховный и местные Советы состоялись только в мае 1995 г., причем проходили они уже в условиях кризиса между ветвями власти. Естественно, что столь длительное отсутствие в стране избирательных кампаний негативно сказалось на развитии политических партий.

Особенности общественно-политического развития страны, нежелание правящей элиты идти в ногу со временем предопределили слабость политических партий, которая не была преодолена и после 1991 г., в условиях независимого государства.

Общая характеристика ведущих политических партий Беларуси

В бывшем Советском Союзе единственной конституционной партией была КПСС, в рамках которой не существовало никаких фракций и организационно закрепленного разномыслия. Первым шагом на пути к многопартийности стали решения XIX партконференции (1988 г), на которой было принято решение о проведении в 1989 г. выборов на съезд народных депутатов на альтернативной основе. В 1988 г. в центральной прессе началась дискуссия по проблемам социалистической многопартийности.

Правовым основанием для формирования многопартийной системы стало принятое в январе 1990 г. решение съезда народных депутатов СССР об отмене статьи 6 Конституции СССР. Фактически же многопартийная система в Беларуси начала формироваться с момента образования 19 октября 1988 г. на собрании по учреждению общественной организации "Мартиролог" (Комитет "58") оргкомитета по созданию Белорусского народного фронта.

БНФ

Осенью 1988 г. идея создания в Беларуси общедемократического движения в поддержку перестройки высказывалась многими общественными деятелями и организациями. Основную роль в создании Народного фронта сыграли существовавшие к тому времени многочисленные молодежные организации, в первую очередь "Талака", и историко-мемориальная комиссия Белорусского фонда культуры. Стремление привлечь на свою сторону как можно больше демократически настроенных людей способствовало формулированию на первом этапе деятельности БНФ весьма умеренных лозунгов в области национального строительства. Не случайно в названии БНФ "Адраджэнньне" (Возрождение) появились слова "за перестройку", а в работе Фронта активное участие принимали русскоязычные граждане, мало интересующиеся национально-культурными проблемами. Укрепление во Фронте позиций 3. Пазьняка проходило на фоне непрекращающейся кампании травли БНФ со стороны руководства КПБ-КПСС. Это привело к радикализации деятельности Фронта, усилению антикоммунистической риторики и нетерпимости по отношению к людям, которые на первый план выдвигали общедемократические лозунги и считали, что строительство независимого белорусского государства должно осуществляться не на этнической основе, а по принципу гражданства. В статье "Шлях да свабоды" 3. Пазьняк написал, что пути достижения демократического общества, реального суверенитета и возрождения белорусской нации, как это изложено в Программе и Уставе БНФ, сегодня уже устарели и непригодны[3] . Настороженно, если не враждебно, встретило руководство БНФ начавшийся в 1990 г. процесс образования политических партий, в том числе Демплатформы. По мнению 3. Пазьняка, "каждый умный человек, думающий о демократической независимой свободной Белоруссии, должен понимать, что в сложившейся ситуации нужно идти под крышей БНФ. В том числе и микропартиям". Поэтому не случайно в 1990 г. в СМИ появились первые материалы, содержащие критику политики БНФ, написанные его сторонниками[4] . Своеобразной "крышей" для образовавшихся политических партий должен был стать новый Устав БНФ, который был принят на II съезде в конце марта 1991 г. В соответствии с ним политическим партиям, которые с позиции руководства БНФ имели достаточную поддержку в обществе и вес во Фронте, было предоставлено право войти в состав БНФ и делегировать своих представителей в Сойм. Однако некоторые политические партии, например ОДПБ, отказались от этого предложения. С этого времени политика деления политических партий и организаций, противостоящих власти, на "своих" и "чужих" стала для БНФ нормой и, конечно же, не способствовала сплочению демократических сил. Принятие нового Устава, вводившего понятие фиксированного членства, и наличие программы с политическими требованиями свидетельствовали о фактическом превращении БНФ в политическую партию. Однако с юридической стороны и с точки зрения политологии БНФ не мог рассматриваться в качестве таковой, так как в его состав входили политические партии, имевшие, в свою очередь, собственные уставы и программы.

Большинство лидеров Фронта выступало за то, чтобы признать в качестве идеологии БНФ христианские ценности. Наиболее последовательно эту позицию отстаивал Ю. Ходыко, который выступил по этому поводу со специальным докладом на Сойме БНФ 11 сентября 1992 года. Несколько иной была позиция 3. Пазьняка, который в конце мая 1993 г. на III съезде БНФ заявил, что мировоззренческая основа Фронта близка политическим ценностям, на которых основывается деятельность европейских народных, христианско-демократических, консервативных и других партий центра[5] . На практике же Программа БНФ, принятая на III съезде БНФ, представляла собой некий конгломерат идей, присущих правоцентристским партиям европейских стран. Несмотря на очевидной факт принадлежности подобных политических партий к правому политическому спектру, лидеры БНФ по-прежнему, по соображениям политической целесообразности, утверждали, что Фронт является центристской организацией. Но это был не только тактический расчет.д.ело в том, что многие члены БНФ придерживались социал-демократических убеждений, и центризм должен был объединить сторонников как правых, так и левых убеждений.

На III съезде БНФ произошло событие, имевшее большое значение для дальнейшего развития Фронта: было провозглашено образование Партии БНФ, впоследствии зарегистрированной Министерством юстиции. Однако это не означало, что на политической арене появилась полноценная политическая партия, поскольку ее создание было продиктовано внешними обстоятельствами, а не логикой внутреннего развития: руководящие органы, Программа и Устав были одинаковыми как для движения, так и для партии БНФ. Создание партии было связано с предполагаемыми изменениями в законодательстве о выборах и общественных объединениях, которое предусматривало участие в выборах только политических партий. Тем не менее, некоторые политики восприняли провозглашение партии БНФ как факт образования полноценной партии консервативного направления и заявили, что Фронт как широкое движение, объединявшее людей разных политических ориентации, прекратил свое существование.

В 1995 г., после неудачи на выборах в Верховный Совет, среди руководства БНФ появились сторонники создания на базе Фронта полноценной политической партии со своим собственным руководством, программой и уставом. Впервые публично идея разделить Фронт на две организации была предложена Ю. Ходыко в докладе на Сойме БНФ 10 июня 1995 г. При этом не исключалось, что партия БНФ может изменить и свое название. Ю. Ходыко, как и прежде, считал, что ОДПБ и Гражданская партия в политическом спектре "правее" БНФ, исповедующего христианско-демократическую идеологию. Идеи Ю. Ходыко поддержал В. Вячорка, считавший, что "движение должно остаться носителем национальной идеи, партия же - ярко выраженной политической силой с консервативной идеологией". В ответ на это предложение 3. Пазьняк заявил, что "раздела БНФ на партию и движение не будет"[6] .

Однако осенью 1999 г., как отмечалось, произошло разделение Фронта на две организации. Каждая из них одновременно являлась и движением и партией, причем с единым руководством, Программой и Уставом. Различие, пожалуй, состояло лишь в том, что та часть Фронта, которую возглавил 3. Пазьняк, официально более четко определила свою идеологическую основу, что отразилось в ее названии: Консервативно-Христианская Партия - БНФ. Организация которую возглавил В. Вячорка, пока не решилась на такой шаг и носит идеологически нейтральное название - Партия БНФ. Это может означать, что она, как и раньше, рассматривает себя в качестве силы, призванной объединить в своих рядах людей разных идеологических воззрений, и претендует на роль основной силы, выступающей против существующей власти.

Проблема деления Фронта на две организации тесно связана с проблемой стратегии и тактики БНФ в национально-демократическом движении. С момента своего создания БНФ, опасаясь, что вновь образовавшиеся демократические партии могут "сдать" страну России и не будут заниматься вопросами национально-культурного возрождения, попытался объединить в рамках одной организации решение как чисто культурных и национальных, так и политических задач. В Прибалтике, где аналогичные движения создавались при поддержке коммунистической номенклатуры, а в обществе среди рядовых граждан существовал консенсус по вопросу создания национального государства и введения в качестве государственного языка титульной нации, такое соединение прошло безболезненно, тем более что, выполнив роль тарана в борьбе с внешним врагом - Москвой, демократические партии уступили место политическим партиям различных направлений. В Беларуси же не было консенсуса по вопросам государственности белорусского языка, исторической символики, политики в отношении России как среди правящей номенклатуры и активистов демократических партий, так и среди простых граждан. Большинство людей остались глухи к проблемам национально-культурного плана, на решении которых настаивал БНФ, выступая в двух ипостасях: политической партии и общественной организации. Это свидетельствует о том, что в Беларуси существовала совершенно иная ситуация, и, по-видимому, нужны были иные стратегия и тактика.

Отдельные политики и политологи время от времени пытались проанализировать особенности белорусской ситуации и сформулировать новые подходы в определении концептуальных основ развития демократического движения. По мнению политолога В. Мацкевича, неудачи демократического движения заключаются в том, что "идеи белорусскости до сих пор воспринимаются как оппозиционные", а патриотизм, замкнутый "на идее этнократии, стал чуждым русскоговорящему населению"[7] .В. Мацкевич, видимо, первым из политологов публично заявил, что 3. Пазьняк "выступает основным препятствием к объединению демократических сил и реформаторских тенденций в стране"[8] .

На выборах в Верховный Совет 1990 г. кандидаты в депутаты от Белорусского демократического блока, созданного под эгидой БНФ, баллотировались в 150 из 310 округов, и в 60 из них стали депутатами.15 мая 1990 г. в Верховном Совете по инициативе БНФ было создано депутатское объединение "Демократический клуб", в состав которого первоначально вошли более 100 человек, а через два месяца - депутатская фракция БНФ, состоявшая на 1 октября 1991 г. из 37 человек[9] . В 1992 г. БНФ и его союзникам по блоку "Референдум", несмотря на собранные 442 тыс. подписей, не удалось добиться принятия решения о досрочном роспуске Верховного Совета и проведении выборов в парламент на основе нового избирательного закона. Причем большинство депутатов, входивших в Демократический клуб, голосовали против предложения БНФ. С этого момента авторитет и влияние БНФ на политическую жизнь страны стали неуклонно уменьшаться.

После неудачи на президентских выборах 1994 г., провала на майском референдуме и выборах в Верховный Совет в 1995 г. возникло впечатление, что БНФ обречен на политическое забвение. Однако ноябрьский кризис 1996 г. придал Фронту "второе дыхание" и вновь возродил стремление к единоличному лидерству в демократическом движении.

Ужесточение позиции 3. Пазьняка по всем политическим вопросам, и в первую очередь в отношении политических партий и организаций демократического направления, усилили разногласия внутри Фронта и привели осенью 1999 г. к его разделу на две самостоятельные организации. И если БНФ во главе с В. Вячоркой остался на правом фланге политического спектра, то КХП БНФ, лидером которого является 3. Пазьняк, фактически превратилась в сверхправую партию радикального толка, аналогом которой во Франции может считаться партия Ле Пэна.

КПБ-ПКБ

В конце 80-х годов XX в. КПБ под влиянием перемен, происходящих в Москве, вынуждена была готовиться к работе в условиях складывающейся многопартийности. Препятствием немедленной регистрации КПБ после отмены 6-й статьи Конституции СССР являлось отсутствие собственного устава.4 июня 1991 г. (после его принятия в конце ноября 1990 г. на XXXI съезде) Минюст зарегистрировал КПБ. В этот же день в торжественной обстановке министр юстиции Л. Дашук вручил первому секретарю ЦК КПБ А. Малофееву свидетельство о регистрации партии за № 100.

Летом 1991 г. группа депутатов-коммунистов Верховного Совета начала второй этап борьбы за демократизацию КПБ. Во главе этой группы, а позднее - фракции, стоял нынешний президент Республики Беларусь А. Лукашенко. 19 июля 1991 года Заявление депутатской группы "Коммунисты Белоруссии за демократию" было опубликовано в Народной газете".5 июля 1991 г. в газете "Навшы БНФ" появилось интервью А. Лукашенко, в котором он заявил, что фракция должна противостоять стремлению верхушки КПБ установить диктатуру посредством введения чрезвычайного положения и института президентства, коммунистическая идеология вцелом не имеет перспективы, а он, в случае исключения из КПБ, создаст свою народную партию. После провала августовского путча фракция "Коммунисты Белоруссии за демократию" и присоединившиеся к ней депутаты-коммунисты выступили с заявлением о выходе из КПБ и потребовали от Верховного Совета скорейшего принятия постановления о роспуске КПБ и передаче ее имущества Советам.

Таким образом, до августовского путча КПБ ничем особенно себя не проявила, кроме непрерывной борьбы с московскими реформаторами и собственными "неформалами" в лице БНФ, Демплатформы, группы коммунистов-демократов в Верховном Совете и нарождающимися политическими партиями. Итог этой борьбы не заставил себя долго ждать: 25 августа 1991 г. Верховный Совет принял постановление "О временном приостановлении деятельности КПСС-КПБ на территории БССР", а 10 декабря 1991 г. ее собственность была передана государству. Еще до путча из рядов КПБ вышел заместитель председателя Верховного Совета С. Шушкевич, а после путча - председатель Совета Министров В. Кебич и члены его правительства.

Естественно, что часть членов бывшей КПБ не смирилась с принятым решением. Однако в условиях законодательного запрета возобновить деятельность КПБ можно было только путем создания новой партии. В результате 7 декабря 1991 г. на учредительном съезде была создана Партия коммунистов Беларуссии (далее - ПКБ). Интересно отметить, что некоторые ее лидеры действительно считали, что ПКБ не должна являться правопреемницей КПБ, дискредитировавшей коммунистическую идею.26 мая 1992 г. после долгих дебатов с Минюстом и принятия решения Верховного Суда ПКБ была зарегистрирована. Сопредседателями новой партии стали В. Семенов, А. Лашкевич и В. Чикин.

3 февраля 1993 г. Верховный Совет отменил собственное решение о приостановлении деятельности КПБ. Номенклатурная часть бывшей компартии воссоздала КПБ.29-30 мая 1993 г. состоялся объединительный съезд двух компартий. Объединенная партия получила название уже зарегистрированной ПКБ.

Население достаточно спокойно отнеслось к решению об восстановлении деятельности КПБ. Согласно данным опроса, проведенного в марте 1993 г. социологической службой "Общественное мнение", 38,2% опрошенных одобрили это решение, 29,7% - не поддержали его и 32,0% - затруднились дать ответ[10] .

В 1994 г. ПКБ на президентских выборах выдвинула своего кандидата В.Н. Новикова, который, однако, получил всего лишь 4,6% голосов. Казалось, что такой результат может ожидать ПКБ и на выборах в Верховный Совет в мае 1995 г., но этого не произошло по ряду причин. Коммунисты в своей предвыборной агитации смогли опереться на авторитет первого Президента и его "левую" риторику. Кроме того, ПКБ, используя старые связи, смогла заручиться поддержкой местной исполнительной власти. Поэтому в первом туре выборов в Верховный Совет (май 1995 г) ПКБ, выступавшей в союзе с Аграрной партией, Республиканской партией труда и справедливости, Социалистической партией, Республиканским советом ветеранов, ЛКСМБ и Движением за социальный прогресс и справедливость, удалось получить 28 мандатов из 119.

После достаточного быстрого "полевения" БСДГ и создания летом 1995 г. Социал-демократического союза (далее - СДС), в который вошло немало сторонников Президента, ПКБ выступила с резкой критикой СДС и БСДГ. Так, В. Новиков назвал партии, входящие в СДС, лицедеями, которые защищают интересы мелкой буржуазии, и выразил готовность к сотрудничеству с президентом[11] . В начале 1996 г. в Верховном Совете XIII созыва ПКБ и Аграрная партия имели почти половину депутатских мест. Однако резкая критика ПКБ и ее парламентской фракции в июле 1996 г. политики А. Лукашенко, его попыток провести референдум по конституционным вопросам привела к расколу партии. Часть коммунистов во главе с В. Чикиным 2 ноября 1996 г. заявила о возобновлении деятельности КПБ и о поддержке президента на ноябрьском референдуме. Состоявшийся же в январе 1997 г. IV съезд ПКБ, наоборот, одобрил политику руководства партии и фракции в период проведения ноябрьского референдума.

Многие политологи предполагали, что ПКБ постепенно начнет эволюционировать в социал-демократическую партию, однако этого не произошло: партия до сих пор именует себя коммунистической, а в ее официальных документах присутствует прежний классовый принцип характеристики общественного строя и партий, в соответствии с которым последние делятся на буржуазные и социалистические. Тем не менее, поскольку руководство партии выступает за многоукладную экономику и политический плюрализм, а также сотрудничает с демократической оппозицией, ПКБ, в отличие от КПБ, можно рассматривать как партию, находящуюся на самом левом фланге партий социал-демократического направления.

ОДПБ-ГП-ОГП

История партии, которая сейчас называется Объединенной гражданской партией (ОГП) берет свое начало в ноябре 1990 г., когда состоялся учредительный съезд Объединенной демократической партии Беларуси. Поскольку основную роль в его подготовке и проведении играли бывшие члены Демплатформы, многие ожидали, что вновь созданная партия заявит о своей приверженности социал-демократическим идеям. Однако еще до съезда его организаторы договорились, что по своим идеологическим ценностям это будет партия либерального направления. 19 марта 1991 г. после регистрации в Минюсте ОДПБ стала первой зарегистрированной партией в новейшей истории Беларуси. На II съезде БНФ (конец марта 1991 г) ОДПБ не согласилась стать коллективным членом БНФ.

II съезд ОДПБ (ноябрь 1991 г) принял Декларацию программных целей и принципов, в которой выражалась уверенность, что решить проблемы, стоящие перед Беларусью, можно только путем немедленного проведения либеральных реформ в области как экономики, так и политики. Председателем партии был избран народный депутат СССР А. Добровольский.

В Верховном Совете XII созыва ОДПБ имела всего лишь двух депутатов - А. Спиглазова и В. Зеленина. Зато члены ОДПБ - депутаты Минского и Гомельского городских Советов народных депутатов смогли сформировать в составе этих Советов свои партийные фракции.

Появление на политической арене партии, которая выступала за независимость страны и государственность белорусского языка, одновременно проявляя умеренность в языковом вопросе, что не давало возможности властям обвинить ее в национализме, могло привести к созданию наряду с БНФ мощной политической силы, способной объединить вокруг себя демократически настроенную русскоговорящую часть населения страны. Однако неуверенность в своих силах, жесткая риторика БНФ по отношению к ОДПБ, которая, с его точки зрения, занимала мягкую позицию в вопросе белорусизации, а также нежелание лидеров ОДПБ вносить диссонанс в ряды общедемократического движения (что, возможно, было оправдано до августовского путча 1991 г) и другие причины не позволили ей превратиться во влиятельную политическую силу. Часть членов руководства ОДПБ обвинила ее лидеров в национализме и призвала дистанцироваться от БНФ. В конце 1992 г. они организовали фракцию "За реализм" и выступили за придание русскому языку статуса государственного, а также за развитие более тесных политических отношений с Россией, но не получили большинства в партии.

Осенью 1993 г. по инициативе ОДПБ и Белорусской селянской партии было создано Объединение демократических сил "Весна-94", которое летом 1994 г. на президентских выборах поддержало экс-спикера парламента С. Шушкевича. В объединение "Весна-94" вступил ряд политических партий, организаций и профсоюзов, в том числе БСДГ, Конфедерация труда и Объединение предпринимателей Беларуси. Под Декларацией о создании объединения поставили подписи многие известные писатели, ученые, деятели культуры, депутаты. Создание "Весны-94" явилось первой серьезной попыткой создать в Беларуси центристскую политическую силу, не приемлющую крайностей и радикализма как КПБ, так и БНФ.

Участие ОДПБ в президентской предвыборной кампании наглядно показало, что рассчитывать на серьезный успех на предстоящих в 1995 г. парламентских выборах можно только в случае укрепления финансового положения партии, привлечения в нее известных всей стране людей и объединения усилий с другими политическими партиями и группами.

Летом 1994 г. был образован оргкомитет по созданию Гражданской партии, провозгласивший своими ценностями либерализм. В числе подписавших Декларацию по созданию Гражданской партии стояли фамилии известных промышленников и предпринимателей, деятелей науки и культуры, в том числе президента промышленного концерна "Амкодор" В. Шлындикова, председателя правления Белорусского Фонда финансовой поддержки предпринимателей Н. Бобрицкого, известного белорусского драматурга А. Дударева, художественного руководителя Русского драмтеатра Б. Луценко и др. В декабре 1994 г. новая партия была зарегистрирована Минюстом. Вскоре начались переговоры ОДПБ и ГП об объединении в одну партию. После неудачи на парламентских выборах в мае 1995 г. лидеры двух партий с одинаковой идеологией пришли к выводу о том, что нужно как можно скорее объединять усилия перед лицом наступающей диктатуры.

Учредительный съезд новой Объединенной гражданской партии состоялся 1 октября 1995 г. Председателем партии стал экс-председатель правления Национального банка Республики Беларусь С. Богданкевич; в нее вошли такие видные политики, как Г. Карпенко и В. Гончар. В Программе и Уставе, принятых на объединительном съезде, отмечалось, что ОГП является партией либерально-консервативного направления. Опрос, проведенный в октябре 1995 г. социологической службой "Общественное мнение", показал, что 61,3% населения положительно оценили объединение ОДПБ и ГП. Это позволило ОГП добиться относительного успеха во втором туре выборов в Верховный Совет, в ноябре-декабре 1995 г.

В соответствии с Программой ОГП "основной гарантией индивидуальных свобод человека является частная собственность", а "свободное и конкурентное предпринимательство, основанное на частной собственности, является лучшей созидательной силой, раскрывающей творческий потенциал человека"[12] . ОГП тесно сотрудничает с Европейским Демократическим союзом - организацией, которая объединяет партии консервативного, христианско-демократического и либерального направления (в 2000 г. ОГП получила статус наблюдателя в этой организации), а также с Консервативной партией Великобритании, Союзом правых сил в России, Партией Умеренных в Швеции. Несмотря на это, в политической жизни страны ОГП по-прежнему больше известна как партия либерального направления, и редко кто из журналистов пишет о ней как о партии либерально-консервативной.

На IV съезде ОГП (февраль 1999 г) была поставлена задача преобразования ее в массовую народную партию, что свидетельствовало о постепенной эволюции ОГП на правый фланг политического спектра.

В Верховном Совете XIII созыва ОГП имела фракцию "Гражданское действие", в которую входили более 20 человек, что составляло более 10% депутатских мандатов. Лидером фракции "Гражданское действие" был избран С. Богданкевич. В результате договоренности между фракциями Г. Карпенко стал заместителем председателя Верховного Совета, а В. Шлындиков возглавил комиссию по экономической политике и реформам. В короткие сроки комиссия В. Шлындикова представила Верховному Совету пакет экономических законопроектов и Программу оздоровления народного хозяйства. Летом 1996 г. ОГП выступила с инициативой импичмента президента, что сделало фракцию "Гражданское действие" ведущей в Верховном Совете.

После раскола БНФ новое руководство ОГП во главе с А. Лебедько взяло курс на более тесное сотрудничество с Партией БНФ, которую возглавляет В. Вячорка.

ОГП активно участвует в работе Координационной рады демократических сил и Консультативного совета оппозиционных политических партий.

БСДГ-БСДП (НГ)

Особенность партий социал-демократического направления в Беларуси состояла в том, что процесс их создания проходил вне рамок КПБ-КПСС. Это давало основание официальной партийной пропаганде причислять их к партиям правого фланга политического спектра. В отличие от инициаторов создания ОДПБ, подавляющее большинство выступивших с идеей возрождения Белорусской социал-демократической Грамады (М. Ткачев, О. Трусов, А. Гуринович и др.), не только являлись активистами БНФ, но и занимали важные должности в руководстве этой организации.

I (Учредительный) съезд БСДГ прошел 2-3 марта 1991 г. в Минске. На нем было принято Программное заявление, в котором отмечалось, что БСДГ "выступает за равноправие всех форм собственности, в том числе и частной". Подобный подход к определению роли частной собственности не выходил за рамки традиционного понимания "левой" социал-демократии. Судя по высказываниям М. Ткачева, Грамада должна была заполнить вакуум, связанный с отсутствием в стране левой партии, созданной на основе бывшей компартии, т.е. стать левой национально-ориентированной социал-демократической партией. В интервью газете "Беларусki час" М. Ткачев выдвинул тезис, который явно шел вразрез с позицией Фронта: "Никто не против союза суверенных государств, я бы сказал: конфедерации"[13] . В поисках новых организационных форм объединения демократических сил Грамада, по инициативе М. Ткачева, предложила создать широкий демократический блок "Новая Беларусь", который был создан 2 февраля 1992 г. В него вошло 13 политических партий и общественных организаций. БНФ и ОДПБ воздержались от вступления в блок "Новая Беларусь".2 октября 1992 г. БСДГ подписала соглашение о сотрудничестве с Федерацией профсоюзов Беларуси[14] .

После преждевременной смерти М. Ткачева и избрания на II съезде БСДГ (декабрь 1992 г) председателем О. Трусова партия начала "праветь". Это нашло свое отражение в Программе "Шаг за шагом", которая была принята на съезде. В ней, в частности, говорилось, что в современный период социал-демократия "должна выполнять три функции: либеральную, собственно социал-демократическую и патриотическую". Осенью 1993 г. Грамада стала участником Объединения демократических сил "Весна-94", а на президентских выборах поддержала не 3. Пазьняка, а С. Шушкевича. В начале 1995 г. Грамада вошла в предвыборный блок, который возглавлял БНФ. Накануне выборов в новый Верховный Совет (апрель 1995 г) фракция Грамады в парламенте состояла из 15 депутатов, однако практически всегда находилась в тени фракции БНФ и редко выступала в качестве самостоятельной силы.

Дальнейший сдвиг "вправо" вызвал недовольство в руководстве Грамады, и на IV внеочередном съезде БСДГ (июнь 1995 г) председателем партии был избран Н. Статкевич, а принятый в партию незадолго до съезда П. Кравченко - заместителем председателя по международным связям. В интервью "Народной газете" новый лидер Грамады подчеркнул, что замена председателя связана со сменой курса партии, и подверг критике некоторые действия БНФ. Грамада, вспомнив, что является левоцентристской партией, взяла довольно резкий курс на сближение с "левыми" партиями, в первую очередь с Партией народного согласия (далее - ПНС) и Партией Всебелорусского единства и согласия (далее - ВЕС). Некоторые публицисты считали, что к объединению с указанными и другими партиями и организациями социал-демократического направления Грамаду подталкивали немецкие социал-демократы, с которыми у нее после президентских выборов установились хорошие отношения.

14 июля 1995 г. четыре партии - БСДГ, ПНС, ВЕС и Партия здравого смысла - выступили с заявлением о намерении создать Союз демократических сил (СДС). Соглашение об образовании СДС было подписано 25 июля 1995 г. в Доме-музее I съезда РСДРП только тремя партиями - БСДГ, ПНС и ВЕС.

Создание Союза вызвало бурные комментарии в прессе. Коммунисты выразили свое негодование прежде всего тем фактом, что СДС был образован в Доме-музее I съезда РСДРП. Лидер Фронта 3. Пазьняк заявил, что СДС - это попытка уничтожить Грамаду, основанную сторонниками БНФ.

В период проведения второго тура выборов в Верховный Совет (ноябрь-декабрь 1995 г) СДС вел достаточно жесткую борьбу с конкурентами из демократического лагеря, которая, однако, временами носила напускной и вычурный характер. Так, например, председатель программной комиссии СДС Л. Лойко в одном из материалов назвал ОГП "партией жирных котов", которая стремится к власти с целью обогащения. На выборах в Верховный Совет СДС получил 12 мандатов, а во фракцию "Союз труда" вошло 18 человек.

Сохраняя верность прежним договоренностям, БСДГ и ПНС 29 июня 1996 г. провели объединительный съезд и создали единую партию, которая стала называться Белорусской социал-демократической партией (Народная Грамада). В этот же день противники объединения с ПНС, возглавляемые О. Трусовым, создали в структуре новой партии фракцию по сохранению БСДГ. Не будь ноябрьского референдума 1996 г., возможно, все бы утряслось, и Грамада смогла бы "переварить" организационно менее структурированную ПНС, тем более что идеологические установки обеих партий действительно во многом совпадали. Однако после референдума политическая ситуация резко изменилась, и в мае 1997 г. пропрезидентски настроенные члены бывшей ПНС вышли из зарегистрированной в январе 1997 г. БСДП (НГ), создав свою собственную партию - Белорусскую социал-демократическую партию народного согласия. Позднее из БСДП (НГ) вышли и сторонники сохранения политических и моральных традиций прежней Грамады, которые в сентябре 1997 г. года воссоздали БСДГ. Возглавил восстановленную Грамаду бывший председатель Верховного Совета С. Шушкевич, который прежде не являлся ее членом. По своей ценностной ориентации Грамада находится на правом фланге среди партий социал-демократического спектра и сотрудничает с Партией БНФ В. Вячорко и ОГП. Таким образом, планируемое в 1995 г. объединение всех социал-демократических партий не состоялось.

Но на этом проблемы БСДП (НГ) не закончились. Группа членов партии во главе с заместителем председателя БСДП (НГ) и главным редактором газеты "Згода" А. Королем, недовольных авторитарным стилем руководства Н. Статкевича и участием партии в выборах в Палату представителей, создала собственную фракцию, которая 2 декабря 2001 г. объявила о создании новой социал-демократической партии.

С ноября 1999 г. БСДП (НГ), единственная из белорусских партий социал-демократического направления, является членом Социалистического интернационала. С момента образования в августе 1999 г. БСДП (НГ) участвует в работе Консультативного совета оппозиционных политических партий. По ее инициативе в противовес Координационной раде демократических сил, в которой большинство принадлежит партиям и организациям правоцентристской ориентации, осенью 2001 г. была создана левоцентристская Конфедерация "За социальные перемены". В нее, кроме БСДП (НГ), входят Белорусская партия труда и ПКБ.

Другие партии.

В истории современной Беларуси не все политические партии сумели сохранить свои позиции в политической жизни страны. Некоторые из них, такие, как БСП, НДПБ, БХДЗ, Партия Всебе-лорусского единства и согласия, Белорусский научно-производственный конгресс, Партия любителей пива, Белорусская гуманитарная партия, Славянский собор "Белая Русь", Социалистическая партия, Белорусская народная партия и многие другие, по разным причинам прекратили свое существование.

Как ни парадоксально, но в стране, которая больше других пострадала во время Чернобыльской трагедии, ни одной из существовавших экологических партий и организаций - Белорусскому экологическому союзу, Партии "зеленых" Беларуси, Белорусской партии "Зеленый мир", Экологической партии "БЭЗ" и др. - так и не удалось стать влиятельной политической силой.

Кроме зарегистрированных имеются и незарегистрированные партии, причем некоторые из них время от времени проявляют достаточно большую активность. Это - Белорусская партия свободы, белорусская националистическая организация "Правый реванш", Русское национальное единство в Беларуси и некоторые другие.

В 1994-1995 гг., накануне выборов в Верховный Совет, в политических кругах, близких к БНФ, получила распространение идея создания партий, которые располагались бы "правее" БНФ и фактом своего существования "смещали" Фронт в центр политического спектра. Образованная в 1990 г. НДПБ не могла играть эту роль, поскольку к этому времени уже раскололась и к тому же никогда не была сторонницей радикальных методов деятельности. Тем не менее, однозначно нельзя сказать, что появление таких партий, как Белорусская партия свободы или "Правый реванш", было проектом руководства Фронта. Победа на выборах А. Лукашенко означала поражение БНФ. Однако "памяркоуныя" методы его деятельности вызвали недовольство у части молодежи и явились стимулом для создания праворадикальных политических организаций, тем более что в 1995 г. должны были пройти выборы депутатов Верховного Совета.

Лидером Белорусской партии свободы (БПС), объединяющей преимущественно молодежь и действующей по сегодняшний день, является С. Высоцкий. Идеологию созданной им в 1994 г. партии он характеризует как национально-консервативную и считает, что она присуща таким европейским правым партиям, как Немецкая республиканская партия, Лига свободы Литвы, Австрийская партия свободы[15] . Лозунги, которые фигурируют в материалах, распространяемых этой партией, иначе как радикальными не назовешь: "Беларусь для Беларусау", "Не ганебнай амерыканiзацыi Беларускага грамадства!", "Расейсkiя акупанты - прэч зь Беларусi!" Несмотря на попытки партии приобрести официальный статус, Минюст отказал ей в регистрации.

Другой праворадикальной политической партией, созданной в середине 90-х годов, являлась белорусская националистическая организация "Правый реванш". Впервые о себе она заявила в июле 1994 г., а 26 ноября этого же года в Витебске на квартире художника А. Пушкина прошел I съезд организации[16] . Лидером "Правого реванша" являлся поэт С. Адамович, который считал, что БНФ нельзя рассматривать как радикальную организацию, поскольку он ставит своей целью приход к власти в рамках существующего государства парламентским путем. Реальной деятельности "Правый реванш", в отличие от БПС, никогда не вел и не предпринимал попыток зарегистрироваться.

Еще одной из созданных в 1994 г. праворадикальных организаций является Минская региональная организация "Русского национального единства" (РНЕ) во главе с А. Валиулиным, которая на первом этапе своей деятельности сотрудничала со Славянским собором "Белая Русь". РНЕ исходит из тезиса о том, что "великая Русская нация состоит из трех субэтносов: великороссов, украинцев и белорусов", а поэтому никакого отдельного белорусского национализма быть не может[17] . В 2000 г. был убит лидер РНЕ в Беларуси Г. Самойлов, что способствовало появлению в прессе многочисленных публикаций об этой организации. Однако о РНЕ мало что известно широкой общественности, поскольку ее деятельность носит закрытый характер.

"Круглые столы".

Специфической формой сотрудничества политических партий являются "круглые столы", идея проведения которых витает в обществе на протяжении последних десяти лет. Однако ни в конце 80-х - начале 90-х годов, ни в настоящее время оппозиция не обладает достаточной силой и влиянием, чтобы по примеру Польши в 1988 г. усадить власть за "круглый стол". Обращения к власти о проведении "круглого стола" больше напоминают приглашение на научно-практическую конференцию, где партии могли бы изложить свое видение проблемы и потребовать от власти ее решения. Реальными рычагами воздействия на власть партии не располагают.

Требования политических партий о проведении "круглых столов" не могли привести к значительному перераспределению власти, но позволяли им получить тактическую и пропагандистскую выгоду, а также могли способствовать улучшению политического климата в стране.

В апреле 1991 г., после мощной волны забастовок рабочих, политические партии и общественные организации - БНФ, ОДПБ, БСДГ, НДПБ, БСП, Гражданский совет Белоруссии, Республиканский депутатский демократический клуб - приняли совместное заявление, в котором потребовали проведения "круглого стола" между руководством республики и представителями стачкомов, политических партий и движений. Однако призыв демократической оппозиции остался без ответа[18] .

После победы на президентских выборах А. Лукашенко намеревался провести встречу с политическими партиями, однако она так и не состоялась[19] . С аналогичной инициативой выступил тогдашний председатель Верховного Совета М. Гриб, который провел подобную встречу 3 ноября 1994 г. в Малом зале заседаний Верховного Совета. На ней М. Гриб попросил представителей политических партий выразить свое отношение к проекту Закона о выборах депутатов Верховного Совета, а также предложил им разработать и подписать Договор об общественном согласии, аналогичный принятому в России. Несмотря на то, что большинство партий высказалось за введение смешанной системы голосования, их голоса не были услышаны парламентом: принятый Закон о выборах предусматривал избрание депутатов Верховного Совета только по мажоритарным округам.

В сентябре-октябре 1995 г. Президент вновь выступил с инициативой проведения "круглого стола". На этот раз на нем планировалось обсудить проблему парламентского кризиса и пути выхода из него. Свое видение этой проблемы политические партии и общественные организации - Аграрная партия, БНФ, Белорусский научно-производственный конгресс, ОДПБ, ВЕС, БПЖ "Надзея", ПНС, БСДГ, ФПБ, Союз предпринимателей - изложили в итоговом документе "О сохранении гражданского мира". Однако встреча с полномочным представителем президента и обсуждение этого документа так и не состоялось.

В начале августа 1996 г. семь политических партий - АП, ОГП, БСДП (НГ), Партия БНФ, БПТ, БПЖ "Надзея" и ПКБ - приняли обращение, адресованное гражданам Республики Беларусь. В нем они предложили провести "круглый стол" партий и общественных объединений с Президентом, премьер-министром, председателями Верховного Совета и Конституционного Суда для обсуждения сложившейся ситуации в стране. Ответа на эту просьбу не последовало.

Летом 1997 г. Администрация Президента предложила создать Общественный консультативный совет при Президенте с участием представителей политических партий, но практически все партии демократического направления отказались от этого предложения, поскольку реально влиять на принимаемые решения, будучи его членом, было невозможно.

Весной 2000 г., уже после принятия Избирательного кодекса, А. Лукашенко под давлением ОБСЕ и других европейских организаций согласился выслушать предложения политических партий по изменению избирательного законодательства и условиям проведения выборов. Однако к обсуждению этих вопросов были приглашены не только политические партии, но и общественные объединения. Таким образом, вместо переговоров с властью за "круглым столом", на проведении которых настаивал Консультативный совет ОПП, состоялся широкий общественно-политический диалог, от участия в котором отказались практически все оппозиционные политические партии, кроме ПКБ. Абсолютное большинство рекомендаций, выработанных участниками диалога, не было реализовано властью, за исключением внесения нескольких косметических поправок в Избирательный кодекс.

Сам факт выдвижения политическими партиями требования проведения переговоров за "круглым столом" свидетельствует о глубоких политических противоречиях и необходимости принятия согласованного механизма их устранения.

Факторы влияния на партийную систему

Форма правления.

Анализ политического развития постсоциалистических стран свидетельствует о том, что на становление партийной системы огромное влияние оказывают форма правления и особенно институт президентской власти. Отличительная черта Беларуси состоит в том, что здесь до середины 90-х годов существовала трудно определяемая и размытая форма государственного устройства.

В отличие от России и Украины, где президенты были избраны еще в 1991 г., в Беларуси ввиду отсутствия до 1994 г. института президентской власти главой государства фактически являлся председатель Верховного Совета. Однако он не был руководителем исполнительной ветви власти и не имел большинства в парламенте, а значит, и не обладал достаточными властными полномочиями, чтобы выступить в роли центра притяжения для формирующихся политических партий.

Поскольку последние выборы в Верховный Совет проходили в 1990 г., т.е. во время существования СССР, и не были вполне демократическими, то у политических партий был выбор: бороться за переизбрание парламента или за учреждение института президента, избираемого всенародным голосованием. С технологической и психологической точек зрения добиться учреждения института президента было легче, так как это непосредственно не затрагивало интересы депутатов Верховного Совета, а ведь именно им надлежало принимать решение. Социологические опросы того времени предсказывали победу на президентских выборах в случае их проведения С. Шушкевичy[20] .

Однако БНФ и другие демократические партии сделали ставку не на учреждение института президентства, как это произошло в России и в Украине, а на проведение досрочных выборов в парламент по новому избирательному закону, основанному на смешанной мажоритарно-пропорциональной системе, заявив, что избранный всенародно президент будет представлять опасность для существования демократических институтов в стране. Хотя акция по сбору подписей в поддержку требования проведения референдума по досрочному переизбранию парламента прошла успешно, Верховный Совет в октябре 1992 г. отклонил предложение о проведении референдума. Таким образом, время, благоприятное для проведения демократических реформ, было упущено, и молодая белорусская демократия, ассоциировавшаяся в то время с политикой БНФ, очутилась у "разбитого корыта": отказавшись от требования учреждения института президентской власти, она не смогла добиться и переизбрания парламента.

К началу 1994 г. в Беларуси сложилась ситуация, когда институт президентской власти как наиболее удобный и эффективный путь проведения демократических реформ превратился в свою противоположность. Избиратели, разочаровавшись к этому времени в демократических институтах как эффективном способе улучшения уровня их жизни, оказали поддержку кандидату в президенты, который обещал навести порядок не посредством заморских рыночных механизмов и демократических процедур, а при помощи возврата к привычным для большинства административным методам.

С 1996 г. в Беларуси сформировалась власть, которой политические партии не нужны (в парламенте страны, одном из немногих в мире, нет партийных фракций). Наиболее желательным для правящей власти является вытеснение партий на периферию политической жизни страны, удаление их из сферы "большой" политики, превращение в политических изгоев и маргиналов, дискредитирование их в глазах как управленческой элиты, так и простых граждан. По замыслу идеологов Декрета Президента № 2 от 26 января 1999 г., "очищение" политического пространства от большинства партий должно было завершиться к 2000 г., т.е. к началу парламентских, а затем и президентских выборов. Однако этого не случилось. Хотя многие политические партии прекратили свое существование, основным из них - БНФ, ПКБ, ОГП и БСДП (НГ) - удалось пройти перерегистрацию и даже укрепить свои ряды.

Избирательная система.

Прошедшие на рубеже 90-х годов в абсолютном большинстве стран Центральной и Восточной Европы выборы президентов, равно как и перевыборы парламентов, явились мощным толчком к развитию и укреплению политических партий. На этом фоне Беларусь оказалась была единственной страной, где до 1994 г. ни разу не были проведены полностью свободные и демократические выборы - ни парламентские, ни президентские.

Добиваясь проведения досрочных выборов в Верховный Совет, политические партии стремились изменить и избирательную систему. Они справедливо полагали, что законодательное закрепление избрания хотя бы части депутатов по партийным спискам будет стимулировать развитие политических партий. В 1991 г. БНФ разработал проект Закона "О выборах народных депутатов Беларуси", который предусматривал переход к смешанной избирательной системе: из 160 депутатов будущего парламента 80 должно было избираться по всебелорусским партийным спискам и 80 - по одномандатным округам[21] . В конце 1993 - начале 1994 гг. подобные законопроекты направляли в Верховный Совет и другие политические партии: один из них представлял совместную разработку трех партий (ОДПБ, БСДГ и БСП), другой - ПНС. Однако Верховный Совет, который не собирался проводить парламентские выборы весной 1994 г., никак не отреагировал на предложенные законопроекты.

Дело сдвинулось с мертвой точки только осенью 1994 г., когда Верховный Совет наконец-то приступил к принятию новых избирательных законов. Казалось, что он сможет принять закон, который будет предусматривать избрание 25% депутатов по партийным спискам. В сентябре 1994 г. председатель Верховного Совета М. Гриб заявил о возможной "переориентации Верховного Совета в вопросе выборов на смешанную (мажоритарно-пропорциональную) систему"[22] .3 ноября 1994 г. он провел встречу с политическими партиями, в ходе которой большинство из них высказалось за смешанную систему голосования. В начале ноября 1994 г. в СМИ появилось интервью С. Наумчика, в котором он отмечал, что депутатское объединение "Беларусь" готово поддержать предложение

В выборах депутатов Верховного Совета по партийным спискам в соотношении 25% (партии) к 75% (одномандатные округа) [23] .

Выступая в сентябре 1994 г. на совещании председателей областных, городских и районных Советов, А. Лукашенко высказался за сохранение мажоритарной системы выборов ввиду очевидной слабости партий. Однако скорее всего такая позиция объяснялась пониманием того, что мажоритарная система выборов способствует избранию в парламент преимущественно беспартийных депутатов, с которыми легче иметь дело, чем с партийными выдвиженцами, как при формировании правительства, так и при принятии законов. Многие депутаты Верховного Совета считали, что для переизбрания им больше подойдет мажоритарная система выборов, позволяющая задействовать административный ресурс. Поскольку интересы старой номенклатуры, имевшей устойчивое большинство в Верховном Совете, и недавно избранного президента совпали, то предложение оппозиции БНФ о выборах части депутатов по партийным спискам было отклонено.

Несмотря на то, что все депутаты Верховного Совета XIII созыва избирались по мажоритарной системе выборов, большинство из них достаточно быстро "разошлись" по партийным фракциям. И если бы последующие выборы в парламент, пусть даже по мажоритарной системе, проходили в нормальных политических условиях и при прежнем конституционном строе, через 5-10 лет у нас наверняка было бы несколько достаточно сильных и влиятельных политических партий.

В период разработки Избирательного кодекса (конец 1999 - начало 2000 гг.) политические партии, входящие в Консультативный совет ОПП, вновь выступили с требованием об изменении избирательной системы. Однако и на этот раз Президент и Палата представителей, боясь усиления роли политических партий в жизни страны, отвергли предложение об избрании хотя бы части депутатов по партийным спискам.

Не предвидится изменение Избирательного кодекса в сторону введения смешанной избирательной системы и в ближайшем будущем. Поэтому политическим партиям придется приспосабливаться к имеющейся избирательной системе и с учетом этого обстоятельства строить свою дальнейшую стратегию и тактику.

Бизнес и развитие партий.

Во всех странах важным фактором влияния на состояние партийной системы является бизнес, для которого партии являются достаточно удобным инструментом лоббирования их собственных интересов. Нередко крупные предприниматели, действуя по принципу "не класть все яйца в одну корзину", поддерживают не одну, а одновременно несколько партий, часто соперничающих друг с другом.

Одной из белорусских проблем является неучастие в партстроительстве представителей крупного бизнеса. Возможно, если бы на президентских выборах в 1994 г. победил не А. Лукашенко, а, например, С. Шушкевич или В. Кебич, то ситуация была бы совершенно иной, и белорусские олигархи стали бы рассматривать политические партии как наиболее удобный и эффективный способ защиты своих интересов. По крайней мере, попытки подобного рода предпринимались в 1994 г., когда бизнес-структуры предоставили финансовую помощь основным демократическим кандидатам в президенты. Позднее, после объединения ОДПБ и ГП в одну партию, ряд крупных бизнесменов некоторое время оказывали ОГП материальную и финансовую поддержку, поскольку в ее рядах было немало известных в финансовых и предпринимательских кругах лиц: экс-председатель правления Национального банка С. Богданкевич, экс-президент концерна "Амкодор" В. Шлындиков, бывший мэр г. Молодечно Г. Карпенко, президент Союза предпринимателей В. Карягин и т.д., тем более, что она открыто объявила себя выразителем интересов предпринимателей. Правда, не следует преувеличивать роль бизнеса в политической жизни страны. Во-первых, финансовая помощь партиям была весьма незначительной и из-за боязни преследования со стороны исполнительной власти предоставлялась как правило, по неофициальным каналам. Во-вторых, большинство предпринимателей, особенно выходцев из бывшей компартийной и комсомольской номенклатуры, предпочитали действовать по старинке. Хотя теоретически они и понимали необходимость существования законов, способствующих развитию бизнеса и защищающих их интересы, тем не менее решать возникающие у них проблемы стремились не через парламент, а негласно, через свои старые связи во властных структурах.

Роль бизнеса в партийном строительстве могла бы быть совершенно иной, если бы в стране после ноября 1996 г. сохранился прежний уровень политических и экономических свобод, а прошедшие в 2000 г. выборы в Палату представителей и президентские выборы 2001 г. привели к восстановлению конституционной законности в стране.

Впрочем, как говорится, нет худа без добра. Например, анализ участия финансовых олигархов в избирательных кампаниях в Украине (здесь парламентские выборы проходят по смешанной мажоритарно-пропорциональной системе) показывает возможность создания "под выборы" партий-однодневок, основанных отнюдь не на общности взглядов и идеологии их членов. Деятельность таких партий направлена на решение самой что ни на есть прагматической задачи: иметь своих людей в законодательном органе для защиты интересов той или иной финансовой группы. Попытки создания "под выборы" политических партий в 1993-1995 гг. имелись и у нас. К ним можно отнести, например, создание Партии всебелорусского единства и согласия (председатель Н. Шелягович) и Белорусской народной партии (председатель В. Терещенко), которые в условиях изменившейся политической ситуации прекратили свое существование. И, видимо, не вина, а беда отечественного бизнеса, который из-за своей неразвитости и провинциальности так и не смог подняться в 1995-1996 гг. до осознания необходимости сохранения демократических институтов как гарантии защиты своих собственных интересов и благополучия и не поддержал Верховный Совет и политические партии во время ноябрьского референдума 1996 г.

Классификация и особенности партийной системы Республики Беларусь. Причины слабости политических партий

В политологии существует множество моделей типологии политических партий по числу критериев (признаков), которые могут быть положены в основу классификации.

Важнейшими из таких критериев являются организационные структуры и членство. В соответствии с ними различают партии массовые и кадровые.

В Беларуси примером массовой партии до 1991 г. являлась КПБ. После августовского путча ее сила и влияние резко упали. Все шансы стать массовой партией имел БНФ. Однако после обретения страной независимости он не смог расширить круг своих сторонников, хотя по некоторым признакам, например приверженности идее национального возрождения, его можно считать массовой партией. Примером типичной кадровой парламентской партии является ОГП. В ее составе очень много высококвалифицированных специалистов для работы как в парламенте, так и правительстве; партия имеет собственную программу экономического развития, получившую высокую оценку зарубежных специалистов.

Преобладание в политической жизни страны авторитаризма придает дополнительный вес и значение идеологическим доктринам, которые партии фиксируют в своих программах и которых они придерживаются в своей деятельности. По этой причине сегодня в Беларуси фактически нет партий, которые считали бы себя чистыми прагматиками (центристами) и демонстративно сторонились идеологии, хотя их было немало до ноябрьского референдума 1996 г. (например, ПНС, Республиканская партия, Белорусский научно-производственный конгресс). В то время предстать в глазах избирателя в качестве центристов было достаточно модным и престижным. Однако практика показывает, что центризм позволяет балансировать между идеологическими, экономическими и социокультурными ценностями различных групп населения лишь непродолжительное время и исчезает по мере осуществления институциональных изменений в отношениях собственности и структуризации интересов ранее разрозненных слоев населения. Незначителен спрос на него и при авторитарных режимах.

Большинство политологов производят классификацию белорусских политических партий по их отношению к идеологии, основываясь на западной системе ценностей. Однако в Беларуси, находящейся на границе цивилизационного разлома, подобный метод не дает возможности разместить все имеющиеся партии на традиционной для западной политологии линейной шкале "левые-правые". Поэтому у нас при классификации партий по их идеологическим доктринам обязательно надо учитывать отношение партий к государственности Беларуси, к проблемам национально-культурного возрождения, в том числе и государственности белорусского языка. Так, например, БСДГ и общественное объединение "Яблоко" достаточно близки друг к другу в идеологическом плане (исповедуют социал-либеральные ценности), но по отношению к государственности белорусского языка и национальной государственности занимают совершенно противоположные позиции. То же самое можно сказать о dejureпрекратившем существование Славянском соборе "Белая Русь" и Консервативно-христианской партии БНФ 3. Пазьняка. Несмотря на взаимную вражду друг к другу из-за разного подхода к независимости Беларуси, их роднит национально-государственническая идеология и радикализм методов деятельности. Также на одной линии партийного континуума трудно расположить и две существующие в Беларуси коммунистические партии - Коммунистическую партию Беларуси и Партию коммунистов Белорусскую. Положительно оценивая нынешнюю государственную политику по вопросу политического союза с Россией, возвращения советского красно-зеленого флага, они, например, расходятся в отношении к частной собственности, свободе средств массовой информации, правам и свободам человека, некоторым другим ценностям открытого общества.

Взяв за основу классификации партий отношение к ценностям открытого общества, в первую очередь к рынку и правовому государству, действующие партии можно расположить на линейной шкале "левые-правые" примерно следующим образом:

крайне правые партии: РНЕ, БПС (обе незарегистрированы);

правые партии: КХП БНФ, ЛДП;

правоцентристские партии (консервативные, христианско-демократические и либерально-консервативные): Партия БНФ, ОГП и не прошедшая перерегистрацию БСП;

левоцентристские партии (социал-демократические и социалистические): БСДГ, общественное объединение "Яблоко", БСДП (НГ), БПЖ "Надзея" и БПТ;

левые партии (коммунистические): ПКБ, КПБ;

крайне левые партии: Белорусская патриотическая партия, ДСПС, который объединяет организации социалистической ориентации.

В настоящее время большинство политических партий выступает за существование Беларуси как независимого суверенного государства. К партиям так называемого панславистского направления, которые независимо от идеологической платформы выступают за политическое объединение с Россией (фактически аншлюс), можно отнести dejureпрекративший существование Славянский собор "Белая Русь", РНЕ, КПБ, ДСПС, Белорусскую патриотическую партию, с некоторыми оговорками ПКБ, ЛДП, Белорусскую социал-демократическую партию народного согласия и общественное объединение "Яблоко". При этом не все партии панславистского направления поддерживают существующий государственный режим, например ПКБ, ЛДП и общественное объединение "Яблоко".

Таким образом, расположение партий на линейной шкале "левые-правые" сопряжено со значительной долей упрощения реального положения в обществе. Кроме того, в такую схему не всегда вписываются политические организации, представляющие религиозные, этнонациональные, экологические, профессиональные и иные интересы.

Типологизацию партийных систем можно проводить по числу существующих в той или иной стране партий. Существуют различные варианты двухпартийной и многопартийной системы. Однако название партийной системы не дает ответа на вопрос о количестве партий в стране, указывая только на количество партий, которые могут вести между собой реальную борьбу за власть.

Сложившаяся в Беларуси партийная система не вписывается ни в одно известное определение. Это не однопартийная система, поскольку группа лиц, удерживающих власть после ноябрьского Референдума, юридически не организована в политическую партию. Кроме того, в стране легально действуют политические партии, ставящие перед собой задачу изменения существующего ре-Жима посредством выборов. Правда, "власти предержащие" относятся к оппозиционным политическим партиям как к некоему антинародному образованию, рассматривают их как нечто не имеющее права на существование. Но все же говорить о полном контроле государством общества преждевременно.

Нельзя охарактеризовать сложившуюся у нас партийную систему и как многопартийную, поскольку после ноябрьского референдума 1996 г. основные партии оппозиции не принимали участия в выборах в местные Советы и в Палату представителей, а на президентских выборах выдвинули единого кандидата, противостоящего кандидату от "партии власти". Интересно отметить, что во время прошедшей президентской избирательной кампании А. Лукашенко, проводя многочисленные совещания с представителями вертикали, рассматривал себя в качестве их представителя. При этом он не раз заявлял, что если он проиграет выборы, то и им придется уйти в отставку вместе с ним, хотя формально они не состояли в одной политической партии.

Своеобразие политической ситуации в Беларуси состоит в том, что даже если на предстоящих выборах в Палату представителей и местные Советы кандидаты от оппозиционных политических партий и будут конкурировать между собой, в случае избрания они будут сообща (возможно, не все) противостоять беспартийным и партийным депутатам, являющимся представителями "партии власти".

Таким образом, мы можем рассматривать так называемую "партию власти" в качестве своеобразной правящей политической партии, не зарегистрированной и не имеющей фиксированного членства, а все остальные демократические партии - в качестве единой политической организации. В этом случае, вероятно, можно говорить о существовании у нас квазидвухпартийной системы, в рамках которой противостоящие друг другу стороны ведут борьбу за власть в стране.

После выборов в Верховный Совет в 1995 г. у нас могла сложиться многопартийная система, в рамках которой между собой вели бы борьбу такие партии, как ОГП, Партия БНФ, БСДП (НГ), ПКБ и, возможно, партия, представляющая интересы А. Лукашенко. В то время вырисовывались контуры двух соперничающих политических блоков: право - и левоцентристского. Основу первого из них могли составить ОГП в союзе с БСП и небольшими партиями христианско-демократического направления, а второго - партии, вошедшие в состав СДС (БСДГ, ПНС, ВЕС), а также БПТ и БПЖ "Надзея". Со временем к левоцентристам могла бы присоединиться и ПКБ. Сложнее определить место, которое мог бы занять БНФ, располагающийся на линейной шкале "левые-правые" правее ОГП.

Как в независимых, так и в государственных СМИ стало общепринятым говорить о слабости политических партий. При этом авторы материалов, как правило, ссылаются на данные социологических опросов, свидетельствующие о низких рейтингах политических партий. На самом деле, эти данные больше говорят о результативности целенаправленной работы исполнительной власти по полному вытеснению оппозиционных партий из сферы публичной политики - и только. Если бы партии не представляли никакой угрозы существующей власти, то вряд ли власть столь последовательно проводила бы в государственных электронных и печатных СМИ политику полного замалчивания их деятельности. Это создает в общественном сознании эффект отсутствия партий, что само по себе не является достаточным свидетельством их слабости.

Действительная сила и слабость партий проявляются только во время выборов. Судя по результатам последних относительно свободных выборов в Верховный Совет, которые прошли в 1995 году, партии выглядели не так уж и плохо. Несмотря на мажоритарную систему выборов и противодействие исполнительной власти, депутатов, представлявших ту или иную партию в Верховном Совете, было немногим более половины от общего числа избранных парламентариев. Но даже отсутствие в парламенте депутатов от той или иной партии, например БНФ, не свидетельствовало о том, что она не имела поддержки среди населения. Общее число избирателей, проголосовавших в 1995 г. по стране за БНФ, было равным почти миллиону человек. И то, что в парламенте не было депутатов от БНФ, объясняется особенностями мажоритарной системы голосования, которая основана на принципе "победитель получает все".

Тактика бойкота, к которой большинство оппозиционных партий прибегло на выборах в Палату представителей 2000 г., не позволяет с определенностью говорить о каких-то результатах. Вместе с тем, такие партии, как ПКБ, ЛДП и БСДП (НГ), участвующие в выборах, не сумели провести в Палату представителей даже лидеров своих партий.

И все же белорусские политические партии слабы. И не потому, что у них низкий рейтинг. В чем же причина слабости политических партий?

Первая причина кроется в особенностях правовой культуры и мышления населения. Люди в большинстве своем уповают не на закон, не на правовые процедуры решения своих проблем, а на силу власти, хотя одновременно ее же и боятся. Эта привычка, сформированная за десятилетия существования партийно-советского государства, вошла в плоть и кровь людей. Ни в 90-е годы, ни тем более сегодня партии не представлены во властных структурах, прежде всего в исполнительных органах власти, и не обладают властными рычагами для решения насущных проблем людей. По этой причине люди не видят в существовании партий большой пользы, а посему и не обращают на них внимания. Этим объясняются низкие рейтинги политических партий.

Вторая причина согласуется с первой, усиливает и развивает ее. Беларусь сегодня - президентская, а не парламентская республика. Институт Президента, беспартийный в своей основе, возвышает исполнительную и принижает законодательную власть, имеющую непосредственную связь с партиями. Это обстоятельство еще более усиливает стереотипы поведения населения по отношению к власти и партиям.

Несмотря на возможные притеснения, большинство номенклатуры считает, что существующий способ организации власти - административный - ей более выгоден, нежели парламентский, когда игра идет по общим и примерно одинаковым для всех правилам. Они прекрасно понимают, что сегодня карьеру на государственном поприще посредством деятельности в партии не сделаешь.

Третья причина - это отсутствие полноценной социальной базы для деятельности политических партий, обусловленное тем, что в стране не происходят институциональные изменения в сфере собственности. Доля государства в ВВП, как и в начале 90-х годов, составляет 75-80%. Искусственное торможение приватизации препятствует образованию слоя частных собственников, который был бы заинтересован в отстаивании и артикуляции своих интересов не только через исполнительные органы власти, но и через местные Советы, парламент и политические партии. Отсутствие в обществе полноценных политических свобод и гонения на негосударственные СМИ тормозят развитие институтов гражданского общества, поддерживают состояние атомизации общественных и политических интересов, мешают процессу самоорганизации общества в общественные организации и политические партии.

Четвертая причина - это борьба органов исполнительной власти с помощью административных (постоянные регистрации, перерегистрации, предупреждения, аресты, запреты на проведение массовых мероприятий и т.п.), экономических (высокие ставки арендной платы за аренду офисов, штрафы активистам партий) и пропагандистских (необъективная информация государственных СМИ) методов с политическими партиями, открытое преследование людей по политическим мотивам за их принадлежность к политическим партиям.

Разумеется, наличие этих объективных обстоятельств объясняет многие причины слабости политических партий, но не умаляет и их собственных ошибок. К ним, в первую очередь, относятся: неумение анализировать политическую ситуацию; неспособность разрабатывать стратегию и тактику, которая бы опережала действия власти; мелочная борьба друг с другом за укрепление позиций в демократическом лагере вместо объединения для решения важных политических задач; отсутствие системной работы с независимыми СМИ и эффективных программ по работе с молодежью, женщинами и пенсионерами; внутренние противоречия как следствие несоблюдения норм внутрипартийной демократии; недостаточное внимание к созданию оргструктур в регионах и отсутствие системной работы с ними. Перечень ошибок, которые допускают партии, можно было бы продолжить. Но пожалуй, главное, чего не хватает партиям, - это профессионализма, воли к победе и уверенности в своих силах.

Несмотря на то, что строительство партийной системы, отвечающей стандартам цивилизованной Европы, было прервано ноябрьским референдумом 1996 г., есть все основания говорить о наличии в Беларуси специфической квазидвухпартийной системы. Ее особенность состоит в том, что в ней в качестве субъектов выступают с одной стороны не имеющая фиксированного членства "партия власти", а с другой - демократические партии, требующие восстановления в стране демократических институтов власти и проведения срочных экономических реформ.

Сегодня перед политическими партиями стоит сложная задача. После поражения на президентских выборах единого кандидата от широкой коалиции демократических сил им предстоит определить свою дальнейшую стратегию и тактику действий, выработать позицию в отношении предстоящих в стране выборов депутатов местных Советов, а затем и выборов в Палату представителей. В сложившейся ситуации следует сделать ставку на профессионализм и выдержку политических партий, их способность разработать такую программу действий, которая была бы принята и поддержана обществом.

Литература

1. Бобков В.А., Кузнецов В.Н., Осмоловский В.П. Политические партии Беларуси. Мн., 1997.

2. Гаджиев К.С. Политическая наука.2-е изд. М, 1995. С.135.

3. Какой мы видим нашу Беларусь (данные оперативных социологических опросов 1990-1993 гг.). Мн., 1993.

4. Мельник В.А. Республика Беларусь: власть, политика, идеология. Мн., 2000.

5. Объединенная гражданская партия: Устав. Программа. Мн., 1995.

6. Токвиль Алексис де. Демократия в Америке. М., 1992.

7. Беларусiстыка. Палiтычныя партыi Беларусi. Мн., 1996.

8. Праграмныя дакументы сучасных палiтычных партый Беларусi. Вып.1. Мн., 1995.

Периодические издания:

9. Адкрытае грамадства. 2000.

10.Беларусki час. 1991-92.

11.БДГ. 1995.

12.Выбар. 1993.

13.Добры вечар. 1991.

14.Звязда. 1994.

15.Имя. 1995.

16.Народная газета. 1990-94.

17.Республика. 1995.

18.Свабода. 1995.

19.Свободные новости. 1994.

20.Фемида. 1995.


[1] Гаджиев К.С. Политическая наука. 2-е изд. М, 1995. С. 135.

[2] Токвиль Алексис де. Демократия в Америке. М., 1992. С. 144.

[3] Беларусь. 1990. № 7 (июль).

[4] Народная газета. 1990. № 4. 23-30 окт.

[5] Выбар. 1993. № 18. 9-15 чэрв.

[6] Свабода. 1995. № 24. 16 чэрв.

[7] Имя. 1995. № 2. 3 мая. С. 11.

[8] Мацкевич Владимир. От аналитики к реализации // БДГ. 1995. № 33. С. 22.

[9] Беларуская энцыклапедыя. Мн., 1996. Т.2. С. 450.

[10] Какой мы видим нашу Беларусь (данные оперативных социологических опросов 1990-1993 гг.). Мн., 1993. С. 41.

[11] Новиков Василий. Лицедеи примеряют новые маски: Размышления перед повторными выборами // Республика. 1995. 8 авг.

[12] Объединенная гражданская партия: Устав. Программа. Мн., 1995. С. 15—16.

[13] Беларусki час. 1991. № 12.

[14] Беларусki час. 1992. № 44.

[15] Свободные новости. 1994. № 23

[16] Народная газета. 1994. 30 нояб.

[17] Фемида. 1995. № 45, дек.

[18] Плиско Михаил. Круглый стол: миф или?.. // Добры вечар. 1991. 11 мая

[19] Свободные новости. 1994. № 18.

[20] Адкрытае грамадства. 2000. № 1. С. 40.

[21] Народная газета. 1992. 4 марта.

[22] Звязда. 1994. 20 сент.

[23] Народная газета. 1994. 5—7 нояб.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий