регистрация / вход

Субъекты политики

Понятие и типология правящей элиты. Теоретические построения авторов макиавеллизма. Ценностные теории элит (О. Конт, М. Вебер, К. Мангейм). Сущность, границы и виды элит, пути их формирования. Политическая элита Украины. Природа политического лидерства.

Реферат

"Субъекты политики"

Содержание

1. Правящая элита

1.1 Понятие элиты, и ее типология

1.2 Макиавеллизм (В. Парето, Г. Моска, Р. Михельс)

1.3 Ценностные теории элит (О. Конт, М. Вебер, К. Мангейм)

1.4 Сущность, границы и виды элит

1.5 Пути формирования элит

1.6 Элита тоталитаризма

1.7 Политическая элита Украины

2. Политическое лидерство

2.1 Сущность и природа лидерства

2.2 Функции лидеров

1. Правящая элита

1.1 Понятие элиты, и ее типология

Политические отношения какого-либо общества, за исключением первобытного, являют собой пирамиду, на разных уровнях которой размещены определенные общественные группы (политические субъекты). Высота политической пирамиды изменялась в зависимости от исторической эпохи и страны (от плавной и плоской на ранних ступенях цивилизации до высокой и крутой в кастовых системах, в феодальных обществах). Но неизменным оставалось состояние, при котором группа, которая находилась на вершине пирамиды, концентрировала в своих руках властные функции, осуществляла политический контроль над обществом в целом. Эта иерархическая структура властных систем является универсальным фактом человеческой истории, а раздел общества на правящую элиту и на всю остальную массу констатируется всеми политологическими школами.

Начало систематических исследований проблемы правящих элит было положено работами итальянских социологов В. Парето (1848-1923), Г. Моски (1856-1936), а также немецкого политолога Р. Михельса (1876-1936). Проблема элиты не оставляла равнодушными О. Конта, М. Вебера, других признанных авторитетов политической науки. Интерес к этому вопросу не снижается и в современной политологии. Литература об элитах насчитывает десятки серьезных исследований и множество журнальных статей.

С момента появления серьезных разработок этого вопроса в социологической и политологической литературе не было единства в подходе к вопросу типологии элит, их сущности, критериев и границ.

Разнобой в подходах к анализу элит сохраняется и в современной политологии. В основе типологии элит находятся разные принципы: личных качеств, тип влияния, формы управления, стили управления и т.д.

Среди многих направлений и школ выделяется несколько наиболее влиятельных:

1.2 Макиавеллизм (В. Парето, Г. Моска, Р. Михельс)

Теоретические построения авторов макиавеллизма восходят к взглядам Н. Макиавелли, который разделял правителей - в зависимости от методов осуществления ими власти - на "львов" (сторонников грубой силы, неприкрытого насилия) и "лис" (сторонников гибких методов управления, мастеров лжи, лавирования).

Основные идеи сторонников этой школы таковы:

Элита - это более или менее объединенная группа, которая владеет особенными духовными, социальными и политическими качествами. Она сознает себя как привилегированный и доминирующий слой и воспринимается как таковой. При изменении общества и типов господства сохраняются определенные отношения власти и формы ее проявления, изменения приводят только к персональным перестановкам. Для сторонников этого направления аксиомой является разделение общества на всемогущую властвующую элиту и пассивную массу, которая покоряется ей. Неминуемость такого разделения исходит из неравенства индивидуальных способностей людей. История человечества выступает у макиавеллистов как история развития и падения элит, как процесс их кругооборота.

Циркуляция элит - результат стремления общества к равновесию, утверждает В. Парето. Главные типы элит - "львы" и "лисы" - имеют свои преимущества и недостатки и постоянно сменяют друг друга у власти. Каждый из них отвечает определенному общественному состоянию. Стабильному обществу нужны "львы" с их прямолинейно силовыми методами управления. Нестабильная система - время "лис", мыслящих прагматично, ловких, энергичных деятелей, которые не боятся риска, умеют "подобно всем нормальным героям всегда идти в обход". Исчерпав свои положительные свойства, элита перестает отвечать потребностям общества и не может выдержать натиска контрэлиты, которая опирается на поддержку масс. При этом последние ничего не выигрывают. Просто элита, находящаяся у власти, настолько устарела, что не в состоянии противостоять противнику, который, используя массы, пробивает ограду, защищающую старые порядки. Укрепив свои позиции, новая элита загоняет массы в стойло, и нередко экономический и политический гнет становится еще более жестоким.

В рамках данного направления выделяется концепция Р. Михельса, разрабатывавшего "железный закон олигархии". Неизбежность деления общества на правящее меньшинство и пассивное большинство Р. Михельс выводит из "олигархических тенденций", присущих массовым политическим организациям, партиям, профсоюзам. В своей главной работе "Политические партии. Очерк об олигархических тенденциях демократии" Р. Михельс доказывает принципиальную невозможность существования демократии, вытекающую из-за:

1) сущности самого человека (политическая индифферентность масс, их некомпетентность, почитание лидеров);

2) из-за сущности политической борьбы и политических организаций, которые неизбежно перерождаются, меняя местами "массу" и лидеров. В любой организации, утверждает Р. Михельс, профессиональное руководство отрывается от руководимых масс, образуя более или менее замкнутый круг, в руках у которого и сосредоточивается со временем власть. В структуре господствующего класса Р. Михельс выделяет три элемента: политический, экономический, интеллектуальный. В разных ситуациях реальную власть осуществляет одна из названных групп. В 20-е годы олицетворением волевого политического класса стал для Р. Михельса итальянский фашизм во главе с Б. Муссолини. Не случайно авторитет ученого был высок в правящих кругах фашистских Италии и Германии.

1.3 Ценностные теории элит (О. Конт, М. Вебер, К. Мангейм)

Главной идеей этой концепции является вывод о естественном выделении обществом наиболее ценных сил, способных наилучшим образом осуществить руководство. Современным вариантом ценностного подхода является теория "демократического господства элит", в которой элитарные группы рассматриваются как основа существования общества, его творческая сила. "Массы, а не элиты становятся потенциальной угрозой для системы, и элиты, а не массы становятся ее защитниками", - утверждает один из сторонников данного направления А. Барах. Для сторонников ценностного подхода к анализу элит характерно чрезвычайно негативное отношение к народным массам.

Существование социальной и политической дистанций между отдельными общественными группами рассматривается сторонниками этого направления не как порок системы, а как проявление "естественного закона". Один из основных постулатов буржуазной демократии - равенство, понимается ими не как равенство результатов, а только как равенство возможностей. Позитивная программа современных сторонников ценностной школы заключается в достижении общества с "неминуемой иерархической структурой, в которой индивид владеет счастьем знать свое место, а элита - внутренним авторитетом".

Функциональные теории элит ( плюралистические или теории множества элит - О. Штаммер, Д. Рисман), в соответствии с которыми каждая базовая группа выделяет свою элиту, которая:

1) влияет на ее развитие;

2) представляет ее интересы в обществе. Общая элита создается путем интеграции отдельных элит.

Леволиберальная школа ( Р. Миллс), в которой изучение современной правящей элиты сопровождается резкой критикой бюрократизации общества и вымывания демократии. Модель распределения власти в США Р. Миллс изображает в виде пирамиды, нижний уровень которой является уровнем "фактического бесправия". Средний уровень пирамиды отражает групповые интересы. Реальная власть принадлежит руководителям корпораций, высшим государственным чиновникам, руководителям военного ведомства, которые занимают в социальной системе стратегические командные пункты, где сконцентрированы действенные способы, обеспечивающие власть, богатство и известность, которыми они пользуются.

Р. Миллс возражает против попыток отождествления правящей элиты с элитой политической, убедительно доказывая, что правящая элита западного общества, являя собой единый социальный организм, имеет сложную структуру. Политическая элита является только частью этой группы.

1.4 Сущность, границы и виды элит

Политические школы и направления, о которых шла речь выше, не исчерпывают всего разнообразия суждений политологов по вопросам об элите. Однако независимо от принадлежности к этой или другой школе, все исследователи согласны с тем, что правящая элита - это активное меньшинство, имеющее доступ к инструментам власти.

Итак, меньшинство. Но каковы его размеры, где грань, что отделяет его от остального господствующего класса? И можно ли отождествлять элиту со всем этим классом? Иначе говоря, в какой мере политическая стратификация общества совпадает с экономической?

Для большинства политологов несомненно, что весь экономически господствующий класс не может осуществлять свою волю в совокупности. Его интерес осознается и выражается, прежде всего, наиболее активной его частью, авангардом. Именно эта часть господствующего класса и выступает как элита.

Отношения между элитой и общественными группами, которые обладают гегемонией на социально-экономическом уровне, достаточно сложны. В некоторых случаях элита может представлять интересы, прежде всего, определенной части господствующих слоев общества, не удовлетворяя ожиданий других его групп.

Хотя в глазах всего общества элита выглядит как единая группа, ее структура достаточно сложна, и взаимоотношения между ее элементами далеки от гармоничных.

Первую скрипку в оркестре власти играет политическая элита, то есть высшее политическое руководство страны, включая верхушку функционеров политических организаций, интеллектуалов, которые разрабатывают политическую идеологию, то есть людей, принимающих политические решения.

Народная мудрость гласит: кто платит, тот и заказывает музыку. Верно ли это относительно общества, относительно наиболее богатых его слоев, из состава которых формируется экономическая элита? Кто составляет ее? Без сомнения, владельцы крупной собственности, руководители фирм, концернов, высшие слои менеджеров. Владея основными богатствами своих стран, способна ли экономическая элита подчинить все общество своей воле? Вовсе нет, ибо она являет собой единое целое только на первый взгляд. Хотя современный капитал в западных странах - в отличие от периода первоначального накопления - ведет джентльменскую игру, противоречия между отдельными группами собственников глубоки, а подчас и непримиримы. Это внутреннее соперничество спонтанно ограничивает влияние крупных собственников на общество. Кроме того, власть экономической элиты ограничивается и другими факторами: концентрацией экономического могущества, мерой единства господствующей верхушки, силой (или слабостью) сил, ей противостоящих, в первую очередь наемных рабочих и их организаций.

По отношению к политической элите экономическая выступает как группа давления. Ее влияние на политическую власть осуществляется через политические партии, пользующиеся ее финансовой поддержкой, через парламент, а на парламент - через разветвленную систему лоббизма.

XX столетие вывело на видное место в правящих кругах военную элиту. В современном обществе состояние военной техники, ее убойная сила, ее стоимость, размеры военного ведомства, увеличение армии преобразовали военную элиту в странах с развитым военно-промышленным комплексом в самостоятельную силу. Например, в кайзеровской Германии военная клика, которая рекрутировалась из дворянства, в значительной мере определяла внешнюю политику. В современных условиях высокая степень милитаризации в США обусловливает значительное влияние на общественную жизнь военной верхушки. Это влияние реализуется и в политической, и в экономической сферах. В политике военная элита выступает как группа давления, на экономику она осуществляет влияние непосредственно. Масштабы военного бюджета и возрастание стоимости военной техники преобразовали военное ведомство в огромного государственного заказчика, что вызвало сближение интересов военного командования и частных монополий, которые работают на армейские потребности.

Неотъемлемым элементом правящей элиты современного общества является бюрократическая элита, выполняющая роль посредника между верхушкой и подножием политической пирамиды. Изменяются исторические эпохи и политические системы, но постоянным условием функционирования власти остается аппарат чиновников, на который возложена ответственность за управление повседневными делами. "Бюрократический вакуум" - отсутствие административного аппарата для какой-либо политической системы смертельно.

Свое влияние, на общество бюрократическая элита осуществляет двумя путями. Во-первых, ее представители имеют полномочия для принятия важных решений в той сфере, какой они руководят. Во-вторых, от них зависит воплощение принятых решений в жизнь. В их власти ускорить или замедлить исполнение закона, постановления, указа. История многих стран, в том числе и нашей, знает немало примеров, когда политические или экономические решения не были реализованы из-за саботажа чиновников.

Во всех политических системах бюрократический аппарат стремится обособиться от остального общества, достичь известной автономности и осуществлять разработанный курс без учета общественных интересов.

И хотя бюрократия стремится стать воплощением общих интересов, но на практике она вырабатывает свои собственные, претендуя при этом на право принятия политических решений.

Именно поэтому бюрократия, ее место в правящей элите, методы борьбы с тенденцией подмены общественных интересов интересами государства и преобразованием государственной цели в личную цель чиновника, в гонку за чинами, в деланье карьеры стали важной проблемой не только политологии, но практическим заданием любого общества XX столетия.

Итак, подводя итог сказанному, отметим, что элита, являя собой целостный социальный организм, имеет сложную структуру, каждый элемент которой имеет свое общественное предназначение. Каждая из элит исполняет свою партию в оркестре власти. Но кто дирижер? Кто держит в руках дирижерскую палочку, покоряясь которой разные голоса сливаются в одну мелодию? Не ищите его, его нет. Поведение элиты - следствие столкновения, совпадения, компромиссов между составными частями, а также результат влияния на нее остального общества.

1.5 Пути формирования элит

Как формируется элита? Какой механизм отбора в нее? Какие социальные прослойки поставляют рекрутов в ее ряды? Эти вопросы занимают важное место в исследовании данной проблемы. От того, как формируется элита, зависит ее состав, а соответственно, и социальное содержание системы властвования. Многочисленные исследования только подтвердили то, что давно было известно "здравому смыслу". В обществах, разделенных на слои и классы, те социальные группы, которым принадлежит гегемония в социально-экономической сфере, определяют состав правящей элиты. Тем не менее стремление к самозамыканию, свойственное правящим классам, никогда не было абсолютным. Даже рабовладельческая олигархия, хотя и с трудом, но принимала в свои ряды наиболее выдающихся представителей других групп. Ряды феодального дворянства, включая высшую аристократию, частично пополнялись за счет низших социальных слоев. Чем больше способен правящий класс принимать в свою среду наиболее выдающихся людей из угнетенных классов, тем крепче и безопаснее его правление, отмечал К. Маркс.

Принципы формирования правящих элит различаются от эпохи к эпохе. В феодальном обществе критерием отбора в нее выступала родовитость ("элита крови"); в традиционно-буржуазном - размеры собственности ("элита богатства"), в современных постиндустриальных странах, как утверждает западная политология, - личные достижения, результативность ("элита знаний"). Конечно, в чистом виде перечисленные принципы существуют только абстрактно, в теоретических моделях. На практике они соединяются, и в настоящее время социальное происхождение, имущественное положение облегчают претендентам в элиту путь вверх. В политических системах разница между элитой и остальным обществом проявляется четко. Среди этого остального общества всегда есть группы и индивиды, которые стремятся попасть в круг избранных. Легко ли это? В некоторых обществах элиты подобны крепостям в осаде, которые наглухо закрывают аутсайдерам вход в свои ряды. В других системах двери храмов для избранных открыты или хотя бы полуоткрыты для некоторых претендентов из других социальных групп. В политологии эти виды элит называют "закрытой" и "открытой".

"Закрытые" элиты отгораживаются от остального общества нормативными актами, которые допускают занятие высоких должностей представителями только определенных социальных групп (в российской империи до 1917 г. офицерами могли быть только дворяне), и нередко исключительно титульной нации. Самозамыкание элиты неминуемо - рано или поздно - ведет к ее вырождению. Обновление руководителей происходит медленно, элита тяжело приспосабливается к изменившейся обстановке. Позиции ее подрываются, изолированность от общества усиливается, власть теряет эффективность, и устаревшим руководителям приходится уступать место контрэлите, которая имеет более тесную связь с обществом.

Напротив, элита, вход в которую открыт для выходцев из других социальных слоев, укрепляет себя и препятствует формированию контрэлиты. В конце концов, важно не социальное происхождение представителей элиты, а те интересы, которые они выражают в своей политической деятельности. К тому же только что принятые в ряды избранных быстро усваивают ценности господствующих групп и под влиянием "комплекса неполноценности" из-за "низкого" социального происхождения более ревностно служат господствующим интересам, нежели представители привилегированных социальных слоев. Открытость элит облегчает процесс их обновления и делает поведение их членов в новых непредвиденных условиях более гибким. Внутреннее обновление элиты является необходимым условием их стабильности.

Западная политология относит к открытым элитам современную правящую элиту демократических стран, утверждая, что главным критерием отбора в нее являются личные достижения (результативность). Безусловно, заинтересованность господствующих слоев в эффективности правящей элиты, в ее компетентности, так же как и более высокий уровень требований, которым должны отвечать их представители, облегчает продвижение вверх людям с качествами "прирожденных правителей", даже если они и не принадлежат к привилегированным общественным группам. Тем не менее исследования, проведенные в ФРГ, показали, что для успешной карьеры, ведущей в правящую элиту, необходимы следующие условия:

социальное происхождение родителей должно быть достаточно высоким; чем выше статус родителей, тем больше шансов у претендента;

определенный тип воспитания в соединении с университетским образованием;

кандидат в элиту должен принадлежать к одной из основных религий;

иметь профессию, которая дает большие шансы на продвижение.

Обязательным условием восхождения на вершину политической пирамиды в современном западном обществе является качество образования. Исследования, проведенные политологами СССР в 1980-е годы, показали, что во всех элитах США, ФРГ, Англии - политической, экономической, военной, бюрократической - процент их представителей, имеющих образование в объеме 2 университетов и выше, колебался от 1/3 до половины. Школа, таким образом, преобразовалась ныне в один из основных лифтов современного общества, который поднимает претендентов на разные этажи политического небоскреба. Однако очень наивно было бы представить себе, что тот, кто вошел в лифт, одним только нажатием кнопки сразу же поднимется на необходимый этаж. "Путь вверх" - путь долгий и тяжелый. Это может быть медленное продвижение по служебной лестнице, начиная с самого скромного чиновничьего места в общегосударственных или муниципальных органах власти. Переход к политической деятельности осуществляется в этом случае приблизительно в середине карьеры. Другой вариант: культурная, научная, юридическая или педагогическая деятельность, дополненная активным участием в различных добровольных, в том числе политических, объединениях. Продвижение "вверх" в этом случае осуществляется не столько в профессиональной, сколько в общественной среде. Именно такой путь привел Б. Клинтона к президентскому креслу. Он охотно баллотировался на выборные посты в школе, так успешно собирал голоса избирателей-однолеток, что школьная администрация пересмотрела свои правила и сократила количество выборных должностей, которые одновременно мог бы занимать один и тот же ученик.

Итак, подводя итоги сказанному, отметим, что во всех вертикально стратифицированных обществах правящая элита представляет собой активное меньшинство, которое монополизирует власть в системе. Она - важнейший субъект политического процесса, политической жизни.

1.6 Элита тоталитаризма

XX столетие, которое вывело на авансцену политического театра тоталитаризм, познакомило мир со специфическим типом элиты, свойственным только этому обществу. Ее своеобразие заключается в объеме властных полномочий, которыми эта элита располагает, в ее взаимоотношениях с остальным обществом, в истории ее происхождения и становления. Ни родовитость, ни богатство, ни знания не могут служить критерием отбора в это правящее меньшинство. Оно формируется по другим, чем остальные элиты, признакам, и власть его в обществе неограниченна. Как разновидность бюрократической элиты, правящая группа тоталитарных систем делает реальностью вечное стремление чиновника отождествлять общество с государством, а государство - с самим собой. Если в западных демократиях бюрократия выступает проводником государственности в среде гражданского общества, осуществляя профессиональную связь между четко очерченными и структурированными частями общественного организма, то в тоталитарных системах она становится воплощением самой власти.

В тоталитарных системах XX столетия, особенно в ее советском варианте, где государство не просто регулирует экономику, но само становится важнейшим агентом общественного производства, бюрократия выступает не только как организатор и управляющий общественным хозяйством, не только как ее распорядитель, но и как фактический собственник. Место упраздненных экономических и социальных связей занимает чиновник, который отождествляет свои должностные (или личные) задачи с задачами государства и других политических структур. В классическом виде процесс становления правящего меньшинства советского типа протекал в СССР. Он был проанализирован в работах М. Джиласа "Новый класс" и М. Воеленского "Номенклатура".

Возникнув как историческое продолжение организации профессиональных революционеров, номенклатура, заменив власть собственника властью распорядителя, создала в своих странах режим "бюрократического абсолютизма" со свойственной ему системой ленов и строгим распределением ролей между сюзеренами и вассалами. С каждым новым поколением номенклатуры вход в правящую элиту становился для непосвященных все более трудным, пока, наконец, двери в нее не закрылись перед остальным обществом окончательно. Став классическим образцом "закрытой элиты", номенклатура социалистических стран разделила их судьбу. Отгораживая свои ряды от посторонних частоколом писаных и неписаных правил, номенклатура все больше замыкалась на себе, перейдя практически к самовоспроизводству. Новые поколения номенклатуры, не найдя вакантных мест в основных общественных сферах, расползлись в разных направлениях, занимая высшие посты в творческих союзах, в сфере образования (особенно гуманитарной), медицины, культуры, науки, искусственными способами предупреждая процесс проникновения в свою среду представителей других социальных слоев. Все более утрачивая связь с обществом, неспособная к реформированию, номенклатура никак не реагировала на назревающие общественные потребности, не чувствовала необходимости общественных перемен, решения даже наиболее кричащих проблем.

Вырождение номенклатуры заключалось не только в снижении ее квалификации, в потере ее представителями профессиональных качеств. Если в первые десятилетия функционирования советских режимов главным для элиты была власть, то со временем стремление к власти было дополнено гонкой за материальными благами. В постсталинский период началось прямое обогащение номенклатуры. Поскольку легально нельзя было быть частным собственником, нельзя было увеличивать заработки, оставался один путь - криминальный.

Чем менее способна была номенклатура удовлетворять общественные потребности, тем больше утрачивала она контроль над обществом, в котором неминуемо возникала новая "катакомбная" элита, ядром которой стала творческая и научная интеллигенция. Власть последней над разумом сограждан вырастала по мере банкротства правящей элиты. После краха тоталитарных режимов многие из диссидентов советского периода возглавили государства, возникшие на руинах СССР (В. Ландсбергис (Литва), Л. Тер-Петросян (Армения), З. Гамсахурдия (Грузия)).

Процесс формирования правящей элиты в посттоталитарных государствах показал ограниченность теоретических схем, которые не учитывают всего разнообразия ведущих общественных групп, которые можно назвать элитарными, их отношения к власти и одна к другой. Но он же подтверждает обоснованность предупреждения западных политологов против быстрой смены элит, которая очень дорого обходится обществу, ибо, получив власть, контрэлита стремится отломить свой кусок пирога власти. Справедливость этого вывода подтверждает картина политической жизни постсоветского общества, в котором демократическая (или считающая себя такою) элита, сменившая при власти партноменклатуру, с неменьшим запалом заботится о себе, о своих личных интересах. Преобразование вчерашних защитников народа, борцов за социальную справедливость во всевластных вельмож, присвоивших привилегии старой элиты и приумноживших их - в большей или меньшей степени характерно для всех стран СНГ, так же как и бесполезность попыток остановить этот процесс.

Смена политических режимов, в какой бы форме она ни происходила - революционной или эволюционной - всегда сопровождается сменой правящих элит.

В истории разных стран были периоды, когда старая политическая и правительственная знать уничтожалась или смещалась, а "выскочки" заполняли высшие ранги политической элиты. В истории Российской империи такими периодами были правление Ивана Грозного и следующее междуцарствие, царствование Петра Великого, а в XX столетии - Октябрьская революция. Во Франции - это время Великой французской революции и Наполеоновская империя, когда "кто был никем, становился всем" и наоборот. Радикальная смена правящей элиты происходила и в годы Гражданской войны в США.

Особенно интенсивно смена правящих элит происходила в XX столетии после окончания Первой мировой войны, когда полное уничтожение или отстранение от власти королевских династий Габсбургов, Гогенцоллернов, Романовых, Оттоманов (Турция), а также политической аристократии конца XIX века шло параллельно с восхождением на вершины политической пирамиды большевиков в России, фашистов в Италии и Германии, лейбористов в Англии, младотурков в Турции и т.д.

История знает и другой, более плавный процесс смены правящих элит, в ходе которого наиболее дальновидные, прагматичные представители старой элиты органично пополняют ряды нового правящего меньшинства. Такой процесс характерен для посттоталитарных режимов на территории СССР. Еще вчера непримиримые противники обживают вместе правительственные кабинеты, создавая новую посттоталитарную элиту. Советская правящая элита складывалась из двух основных частей: партийной и хозяйственно-управленческой (руководители министерств, ведомств, крупных промышленных предприятий). Крушение тоталитаризма устранило с политической сцены первые шеренги партноменклатуры (есть, разумеется, исключения - Э. Шеварнадзе (Грузия), Г. Алиев (Азербаджан), Н. Назарбаев (Казахстан), И. Каримов (Узбекистан), расчистив путь к вершинам власти представителям второго и третьего эшелонов (Б. Ельцин, Л. Кравчук и т.д.). Что же касается хозяйственно-управленческой элиты, то она не только не понесла ощутимых потерь в перипетиях политических бурь, но, напротив, в ходе приватизации, акционирования сумела осуществить перераспределение собственности в свою пользу, а ее отдельные представители, поменяв кресло хозяйственников на политические посты, вошли, а кое-кто и возглавил высшие эшелоны государственной власти (Л. Кучма, В. Черномырдин).

Распад СССР осенью-зимой 1991 года завершил борьбу между центральной и республиканской элитами. Центр был уничтожен, реальная власть переместилась в республики. Формирование новых государственных структур в каждой из республик бывшего СССР было в то же время и формированием собственных правящих элит, в ходе которого на авансцену вышли функционеры "второго эшелона".

В сравнении с бывшей номенклатурой новая элита молодых суверенных государств более открыта для представителей разных социальных слоев, моложе своих предшественников, имеет более высокий образовательный уровень. В ней меньше "технократов", больше гуманитариев, особенно экономистов и юристов.

Темпы обновления элит в разных странах, наследниках СССР, разные. В ряде новых стран (особенно среднеазиатских) бывшая номенклатурная элита, в основном, сохранилась, изменив только партийные одежды на национальные или псевдодемократические.

Почти повсюду на территории бывшего СССР не произошло резких изменений в составе элит на областном и районном уровнях. В креслах руководителей местной власти, в основном, сидят те же люди, что и в начале 90-х годов.

Тем не менее процесс обновления элит несомненен. Новые элиты включают в себя и часть старой партийной гвардии, хозяйственных руководителей и представителей бывшей оппозиции. У старых и новых членов элиты много общего: стереотипы поведения, уровень политической культуры, привычки, ментальность, сформированные в условиях тоталитаризма.

Процессы, происходящие в странах СНГ, подтверждают выводы политологов: при любых, даже радикальных политических изменениях, старая элита не сходит полностью со сцены, а частично включается в новую.

1.7 Политическая элита Украины

В истории Украины неоднократно происходила смена правящих элит. Первая украинская элита сошла со сцены в результате исторической катастрофы, пережитой Киевской Русью во время татаро-монгольского завоевания. В XVII в. появляется новая, казацкая элита, которая действует до конца XVIII столетия, когда окончательно были уничтожены последние реликты политической независимости Украины. На смену ей приходит третья генерация украинской элиты - народническая, которая в свою очередь сходит с национальной сцены в результате краха УНР. В конце 20-х гг. ее место занимает советская украинская элита, которая просуществовала до провозглашения независимости Украины (1991 г). Современная правящая элита в своей основе является бывшей коммунистически-тоталитарной номенклатурой, которая после 1991 года достаточно легко рекрутировала в свои ряды большинство конформистских лидеров бывшей контрэлиты, своевременно изменила лозунги и, таким образом, сохранила реальную власть. Объективно эта "новая" старая посткоммунистическая номенклатура не заинтересована в появлении настоящих демократических институтов, в проведении действенных экономических реформ, ибо последние угрожают ее господствующему статусу. Неспособность украинской посткоммунистической номенклатуры вывести Украину на путь демократических преобразований углубляет отчуждение нынешней политической власти от большинства населения, социальное недовольство которого постепенно возрастает и со временем может вылиться в массовые социальные протесты. Выйдет ли Украина из числа аутсайдеров посткоммунистического мира, во многом зависит от способности к трансформации самой элиты. И сейчас снова, как уже не раз бывало в истории нашей Родины, ее судьба зависит от политической воли субъектов социального действия, именно от населения и господствующей элиты.

Облик нынешней украинской элиты достаточно пестр. В нее входят хозяйственники и государственные чиновники, представители предпринимательского корпуса (в парламент Украины предыдущего созыва было избрано 30 предпринимателей, в составе нынешней Верховной Рады этот слой украинского общества представлен значительным количеством депутатов, вошедших в правоцентристские, пропрезидентские фракции), гуманитарная интеллигенция, лидеры многочисленных украинских партий. Характерной чертой украинской элиты являются не только глубокие идеологические разногласия между разными ее фракциями, но и наличие не менее существенных региональных различий.

Для посткоммунистической Украины характерна смешанная система воспроизводства политической элиты. Доминирование в ее составе хозяйственников и администраторов обусловливает огромную роль административных каналов "вхождения во власть", при этом зачастую решающее значение при продвижении вверх имеют не профессиональные качества, а личные связи. Другим механизмом воспроизводства общенациональной элиты являются выборы в Верховную Раду, в местные, областные и другие органы власти.

Процесс формирования новой политической элиты независимого украинского государства все еще далек от завершения.

2. Политическое лидерство

2.1 Сущность и природа лидерства

В самом явлении лидерства скрыта тайна. Древние и современные авторы, исписав горы бумаги, так и не пришли к согласию относительно вопроса: почему один человек подчиняется другому? Что это - магия роли. (кресла, трона, мундира) или чары личности политика?

В тайну этого явления, которое на протяжении многих веков привлекало внимание ученых разных мировоззрений и научных интересов, пытались проникнуть Аристотель, Макиавелли, Лебон, Токвиль, Тард, Вебер, Михельс, Моска, Парето, Фрейд, Михайловский и другие.

Понятие лидерства так же старо, как и человеческое общество. С развитием цивилизации оно получило не только индивидуально-личностную, но и коллективную форму (партии, общественные движения, объединения и т.д.). В общественной жизни лидерство существует в больших и малых группах, организациях, во всех сферах жизни: экономике, культуре, спорте, в армии, в криминальной среде и т.д.

Лидерство как социальное явление всеобще. Смело можно утверждать: там, где сложилась та или другая человеческая общность, должны появиться лидеры.

Особое место занимает политическое лидерство, ибо именно политический лидер, действуя от имени определенных социальных структур, влияя на умы и сердца людей, выступает одним их важнейших регуляторов социальной действительности. Общенациональный лидер может повести страну путем прогресса, но может и создать тупиковую ситуацию, способную вызвать деградацию, экономическую и моральную. Как знать, если бы Украина имела общенационального лидера, подобного Леху Валенсе, может и не были бы потрачены годы на топтание на месте, когда необходим был решительный шаг?

Особенно значительна роль политического лидера в переломные, переходные периоды развития страны, когда политические события, их темпы, сроки, формы преобразований получают четко определенную личностную окраску. Лех Валенса, Вацлав Гавел, немного раньше Шарль де Голль (Франция), Вилли Брандт (ФРГ) оказали значительное влияние на развитие своих стран.

Проблема лидерства находится в центре внимания многих наук - социологии, социальной психологии, политологии. Под разным углом зрения представители этих наук рассматривают ключевую проблему лидерства - проблему типологии политических лидеров. К ней обращались еще античные мыслители, начиная с Платона и Аристотеля. Проблема оказалась твердым орешком, раскусить который пытались и все следующие исследователи, изучавшие государство и политическую систему. И сейчас в современной политологии нет однозначного понимания феномена лидерства. Каждый исследователь, давая свое определение, выделяет тот или другой его аспект. Наиболее распространенными и общепризнанными концепциями являются:

Теория черт, сторонники которой рассматривают лидерство как социально-психологический феномен, а лидером считают человека, который владеет особенной совокупностью психологических признаков. Одним из первых представителей этой концепции был американский социолог Э. Богардус. Самыми важными чертами, необходимыми лидеру, он называл чувство юмора, такт, способность привлечь к себе внимание. Лидера, считал он, выделяют из окружающих его людей "энергия, разум и характер".

Безусловно, личностные признаки играют важную роль в процессе выделения лидера. Однако стремление выделить эти черты показали недостатки этой, когда-то очень популярной, концепции.

Американский социолог К. Берд, обобщивший 20 исследований лидерства, которые основывались на теории черт, создал список из 79 признаков, свойственных лидерам. Из них 65 черт были упомянуты только один раз, 16-20 - два раза, 4-5 - три раза и только 2 - четыре раза. К тому же многие из приведенных черт оказались взаимоисключающими. Чем больше множились исследования, которые основывались на этой методике, тем большая путаница сопровождала их. В конце концов не осталось ни одной черты, с которой согласились бы все авторы подобных исследований.

Неудовлетворенность таким подходом привела к разработке ситуационной концепции, согласно которой лидер - только функция ситуации. Лидера делают обстоятельства, ситуация, хотя овладеть ею способен человек, который имеет определенные свойства. С точки зрения сторонников этой школы (В. Дилл, Т. Хилтон, В. Рейтман, А. Голнер и др.), черты лидера изменяются в зависимости от обстоятельств. Американский исследователь Дж. Шнейдер отмечает, что число военных лидеров Англии пропорционально числу конфликтов, в которые страна была вовлечена.

Дальнейшим развитием ситуационного подхода стало ситуационно-критическое направление. Его известные сторонники Э. Фромм, Д. Рисмен показали, что нередко в роли лидера выступает беспринципный человек, который является функцией ситуации, своего рода флюгером, приноравливающимся к обстоятельствам. Это "человек с рыночной ориентацией" (Э. Фромм) или "внешне ориентированный индивид" (Д. Рисмен). Человек "с рыночной ориентацией" относится к себе как к товару, который необходимо продать, и вырабатывает в себе качества, отвечающие конъюнктуре или "ситуационному спросу".

И эта теория имеет своих критиков. Ее оппоненты с полным основанием отмечают, что ситуационизм рассматривает индивида как пустой ящик, который заполняется обществом. Английский ученый Е. Дженнингс, критикуя это направление за игнорирование личности, отмечает: "Великие события - всегда свадьба между человеком и временем. Великий лидер чувствует ситуацию и знает, как повернуть ее для своей пользы".

Недостатки обеих теорий привели к появлению третьей: личностно-ситуативной теории. В 1952 г. американские ученые Г. Герт и С. Миллз выделили четыре фактора, которые необходимо брать во внимание при рассмотрении феномена лидерства:

черты и мотивы лидера как человека;

образ лидера и мотивы, которые существуют в сознании его последователей и побуждают их следовать за ним;

характеристика роли лидера;

институциональный контекст, то есть официальные и правовые параметры, в которых лидер работает. Ряд исследователей на основе данного подхода начал рассматривать лидерство с точки зрения взаимодействия, восприятия и поведения индивидуумов по отношению к другим членам групп. Лидерство выступило тут как отношения между людьми, а не как характеристика отдельного индивида. Сторонники этого подхода считают отношения "лидер - последователи" доминирующим фактором, определяющим лидерство. В соответствии с концепцией, лидерство проявляется в ответе последователей на действия и обращения лидера. Если они отвечают благожелательно, следуют за ним - лидерство есть, если нет, то нет и лидерства.

В настоящее время продолжаются поиски концепции, позволяющей учесть влияния всех факторов. Интегративная теория лидерства исходит из того, что лидерство - многогранное понятие. Рассматривая его проявления, следует принять во внимание:

характер самого лидера;

свойства его конституентов (приверженцев, избирателей и т.д.);

их взаимосвязь;

конкретную ситуацию, в которой лидерство осуществляется (М. Херманн).

Наряду с перечисленными направлениями существует также типология, сторонники которой анализируют стили лидерства, сводя их к авторитарному и демократическому.

Авторитарному лидерству обычно приписывают такие черты: все указания даются по-деловому, коротко, лаконично и командным языком. Похвала и порицание - субъективные, авторитарный лидер требует монопольной власти, единолично определяет цели группы и способы их достижения. Главное оружие такого лидера - требовательность, угроза кары и, соответственно, чувство страха у подчиненных - пассивных исполнителей воли лидера.

Демократичному стилю лидерства свойственны дружелюбие и терпимость лидера в отношении к своим подчиненным. Все указания имеют форму предложений, высказываются в дружеском тоне. Демократический стиль лидерства направлен не на унижение подчиненных, а, наоборот, на пробуждение в них чувства достоинства.

Подобные лидеры с уважением относятся к членам группы, их оценка успехов или неудач объективна. В группе создается атмосфера сотрудничества, ответственность разделена между всеми членами группы. Этот тип лидерства оптимален с точки зрения как социальных конфликтов, так и конфликтов в малых группах.

Разница этих основных типов лидерства общепринята в социологической литературе. Однако жизнь богаче и сложнее любой схемы, и в повседневности встречаются соединения обоих типов.

В социологической и политологической литературе разделяют также "формальное" и "неформальное" лидерства. "Формальный лидер" занимает определенный пост в соответствии с установленными "правилами игры" и выполняет функции, связанные с его местом в служебной иерархии. "Неформальный лидер" - результат личных отношений участников. Конечно, каждому известна ситуация, когда мнение одного из подчиненных более весомо и авторитетно, чем руководителя группы. Эти виды либо дополняют один другого и соединяются в личности авторитетного руководителя, либо вступают в конфликт. Кроме названных, существуют и другие направления в исследовании лидерства. В качестве дополнения к уже существующим появляются с течением времени новые. Одной из наиболее признанных концепций является типология лидерства, предложенная М. Вебером. Понимая под лидерством способность "отдавать приказы и добиваться послушания", он различает три его основные разновидности. Традиционное лидерство основано на вере в святость традиций (например, старший сын монарха после его смерти законно становится царем, королем, императором).

Рационально-легальное или бюрократическое лидерство базируется на вере в законность существующего порядка. В нем лидер - чиновник - выступает не как индивидуальность, от которой исходит власть, а как агент определенной государственной функции, необходимой для поддержания целостности социальной системы.

И, наконец, харизматическое лидерство, основанное на вере в богоизбранность или исключительные качества конкретной личности. Харизма позволяет лидеру увлекать за собой массы без помощи инструментов власти. Лидерство в этом случае не опирается на закон или традицию.

Большинство западных политологов считает, что традиционное лидерство характерно для доиндустриального общества, бюрократическое - для индустриального, и оба эти типа функционируют в стабильных социальных системах и приспособлены для решения повседневных заданий. На крутых переломах истории возникает харизматическое лидерство. Понятие "харизма" взято М. Вебером из раннехристианской литературы и означает "боговдохновение". Этот термин означает индивида, который выделяется из среды обычных людей и владеет если не сверхчеловеческими, то, во всяком случае, исключительными способностями. При этом не так уж важно, действительно ли его способности настолько необычны, главное, чтобы такими их видели его последователи, настолько фанатично преданные лидеру, что любые сомнения в его выдающихся качествах рассматривается как святотатство.

Большинство политологов признает, что харизматическое лидерство особенно характерно для тоталитарного общества (это не исключает проявления харизмы и в демократических обществах. Генерал Шарль де Голль - пример этому).М. Вебер считал, что харизмой должен владеть любой революционный вождь. Ею, без сомнения, в глазах миллионов людей владели В.И. Ленин, Мао Цзе Дун, Ким Ир Сен и другие лидеры революционных массовых движений.

Хотя харизматическое лидерство существовало на всех этапах человеческого общества, и стремление обожествлять земных лидеров сопровождало всю историю человечества, XX столетие вывело на авансцену целую плеяду подобных лидеров. Гитлер, Сталин, Муссолини, Мао Цзе Дун, Ким Ир Сен, Пол Пот - мрачные персонажи исторических событий. Их судьбы, их деяния, механизм достижения власти стали объектом пристального внимания писателей и ученых. Проблемы культа национального лидера в тоталитарных обществах анализирует в своей работе "Фашизм. Тоталитарное государство" первый президент Болгарии Желю Желев. Облик вождя, отмечает он, создается с помощью огромной пропагандистской машины. Вождю приписываются сверхъестественные свойства, которыми один человек физически не может обладать, кроме того, некоторые достоинства, которыми наделяется лидер, взаимоисключают друг друга. Й Гитлер, и Сталин представлялись соотечественниками как "друг природы", "знаток искусства", "дорогой товарищ", "друг рабочих", "друг молодежи", "друг спортсменов" и т.д. Поклонение вождю со временем перерастает в дикарское идолопоклонство, которое не знает границ.

Подобный культ вождя создается и по отношению к Муссолини, Франко, Мао-Цзе-Дуну, Ким Ир Сену и другим харизматическим лидерам. Может сложиться впечатление, что харизматический лидер - обязательно злодей. Это не так. В XX столетии наряду с "негативными" героями, огромное влияние на судьбы своих стран (и на весь остальной мир) оказали общественно-политические лидеры, которые не занимали официальных постов, но имели огромный авторитет в глазах нации или ее части. Это Махатма Ганди (Индия) и Мартин Лютер Кинг (США).

Не занимая официальных постов, не владея капиталами, Махатма Ганди, как признавали его соотечественники и английские колониальные власти, стал в 20-30-х годах фактическим руководителем Индии и возглавил ненасильственную борьбу за независимость страны. "Возможно, будущие поколения навряд ли поверят, - говорил А. Эйнштейн, - что такой человек из обычной плоти и крови ходил по этой Земле".

В реальной политической практике, "чистые" типы Политических лидеров существуют редко. Наиболее распространенное в демократических системах рационально-легальное лидерство также несет на себе отпечаток харизмы.

Исследования проблемы лидерства продолжаются и в настоящее время. Складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, теории лидерства в их совокупности, казалось бы, охватывают все стороны явления: личность лидера, картину - социальную, персональную - его становления, типы лидерства, взаимосвязь лидера и тех, кого он ведет, мотивы, установки, поведение тех, кого ведут, ситуации, в которых осуществляется лидерство. А с другой - существующие теории оказываются бессильными, как только дело доходит до практики. Они плохо представляют появление лидера, не могут ответить на вопросы, какой лидер был бы оптимальным для данной страны, для данного времени. И меньше всего они влияют на реальный политический процесс.

2.2 Функции лидеров

Пристальное внимание к проблеме лидерства объяснимо, ибо в обществе лидер выполняет ряд жизненно важных для него функций. Важнейшая из них - интегративная , смысл которой - согласование и объединение различных групп интересов на основе общей идеи общих ценностей.

Политический лидер не только провозглашает программу, но и предлагает механизм ее осуществления. В этом суть инструменталистской функции лидера. Выполнение разработанных программ требует от лидера мобилизации сторонников для достижения поставленной цели. Мобилизация населения может достигаться как путем использования народного энтузиазма, так и при помощи создания экономических стимулов.

Мобилизационная функция особенно важна в периоды радикальных общественных перемен.

В странах с высоким уровнем зависимости личности от власти на лидера возложена функция социального арбитража и патронажа.

В истории Украины были распространены два типа лидерства - традиционное и харизматическое. Третий тип - рационально-легальное лидерство создается в процессе становления в стране правового государства. Создание независимой Украины вывело на подиум политики не только на государственном, но и на местном уровне новых людей. В их составе "новые" старые политики и хозяйственные деятели, ставшие политиками (Л. Кучма), а также политики новой генерации, рекрутированные из представителей делового мира. В самое ближайшее время ожидается приход в "большую политику" молодой поросли общественно-политических деятелей, настроенных на решительное и быстрое проведение реформ.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий