регистрация / вход

Этапы развития геополитики

Первые геополитические идеи в трудах мыслителей эпохи Античности. Глобальная геополитическая модель мира Х. Маккиндера. Развитие геополитики в 1930-1990 годах: атлантизм, мондиализм, полицентризм, ее современное состояние, проблемы и перспективы.

Реферат на тему:

«Этапы развития геополитики»


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Становление геополитической науки

2. Эпоха классической геополитики

3. Развитие геополитики в 1930-1990 гг.

4. Современная геополитика: состояние, проблемы, перспективы

Заключение

Библиографический список

Введение

Современная эпоха глобальных изменений вносит в повестку дня вопросы мироустройства, ключевых акторов глобального политического процесса и сущности их взаимодействия, требует пересмотра объективной картины мира и т.д. Именно это делает геополитическую проблематику сегодня чрезвычайно актуальной. Это позволяет некоторым исследователям говорить о «ренессансе геополитики»[1] . При этом геополитика, рассматривая политический процесс в конкретных пространственных условиях. Сегодня необходимо рассматривать не только пространство в его географической, но и социальной, экономической и т.д. плоскостях. Поэтому необходимо понимать, как современная геополитика рассматривает эти плоскости. Важным шагом на пути такого понимания будет являться рассмотрение процесса становления геополитики как науки. Представление о том, какую цель ставила перед собой данное направление мысли, как эволюционировал предмет геополитики, и какими методами наука пользовалась в процессе познание, раскрывает сущность способно оказать помощь в ходе проникновения в сущность современной геополитики.

Одновременно с этим геополитика – наука в основе своей интегративная и междисциплинарная. Геополитика не только находится на стуке политической науки, географии, истории, социологии, но и включает в себя, помимо научной, мощную философскую основу. Наглядно проследить процесс взаимной интеграции различных наук и философии в общую геополитическую доктрину возможно только, если рассмотреть историю становления геополитики.

В данной работе нами будут рассмотрены основные этапы в процессе становления геополитики как науки, описана сущность и специфика каждого из этапов, а также отмечены главные ученые и мыслители, внесшие свой вклад в становление геополитики на каждом из исторических периодов.

1. Становление геополитической науки

Период от появления первых идей и концепций, которые в той или иной степени можно отнести к разряду геополитических, до становления геополитики в качестве обособленной и достаточно самостоятельной дисциплины является чрезвычайно продолжительным – с Античности до середины XIX века. Важно отметить, что в данный период геополитика не представляет собой целостной и единой области знаний. У различных философов, мыслителей и ученых встречаются отдельные идеи, относящиеся к геополитической плоскости. Именно поэтому геополитика в данный период не обладает методологией, категориальным аппаратом, объектом и предметом. Это позволяет некоторым исследователям называть данный период «предысторией геополитики»[2] . Все геополитические идеи в данный период в той или иной степени связаны с идеей о том, что жизнь государств и народов во всем ее разнообразии в большой степени обусловлена географическим окружением и климатом. Другими словами, идеи, возникшие в период предыстории геополитики, пронизаны географическим детерминизмом.

Впервые геополитические идеи появляются в трудах мыслителей эпохи Античности. Философы рассматривают географическую составляющую социальных процессов. Например, Парменид (еще в VI в. до н.э.) говорил о пяти температурных зонах, или поясах, Земли, государственный и общественный строй (или их сочетание, т.к. в эту эпоху мыслители не видели особых различий между государством и обществом; между социальной и политической сферами жизни) обладают своими особенностями. Уточнил взгляды Парменида Аристотель, который обращал внимание на превосходство срединной зоны, заселенной греками. Важно уточнить, что геополитические идеи древнегреческих мыслителей имели в основном практико-ориентированный характер и основывались на эмпирических фактах известных конкретным философам. В частности, тот же Аристотель в сочинении «Политика» пишет о геополитических (их так можно назвать с позиций современной науки) достоинствах острова Крит, которые позволили ему занимать доминирующее положение в регионе. Аристотель, изучавший это островное государство, отмечает выгодное расположение, позволяющее, с одной стороны, контролировать транспортные и торговые потоки в Эгейском море (что ставит греческие колонии в зависимое положение), а с другой, отделяющее морскими просторами от мощных врагов.

Значение географических условий для внутренней и внешней жизни государств отмечали также Полибий, затем римляне Цицерон и особенно Страбон.

Платон и Гиппократ оставили весьма интересные замечания относительно влияния географической среды на политическую деятельность людей, обычаи и нравы разных народов. Они писали, что климат южных стран расслабляет характеры людей и они легко попадают в рабство, а климат севера, напротив, закаляет, и это приводит к распространению демократии[3] . Надо сказать, что данные идеи (естественно в модифицированном виде) не потеряли своей актуальности и сегодня. Именно расположением, размерами, климатом и взаимоотношениями с соседями некоторые исследователи объясняют удачное распространение демократического политического режима в Скандинавских странах, в Северной Америке и Западной Европе и сложности в процессе демократизации, которые испытывают страны Восточной и Юго-восточной Азии, Южной Америки и т.д.

В Средние века античные идеи были сохранены и развиты арабскими учеными, среди которых наибольшую известность получили труды Ибн Хальдуна (жившего в 1332—1406 гг.). Он предложил идею исторических циклов, суть которых сводилась к миграции кочевых народов и захвату ими стран с оседлым населением. Исторический цикл завершается, когда создавшие на захваченных территориях империю кочевники утрачивают свои физические и моральные преимущества и окончательно «оседают» на одном месте.

В эпоху Просвещения и Новое время географическая парадигма в сфере изучения социальных и политических процессов еще больше закрепилась в гуманитарной мысли, благодаря Ж.Ж. Руссо, Ж Ламетри, Ш. Монтескье, Д. Дидро и др. Своего апогея достигает географический детерминизм по отношению к социально-политической реальности в известном изречении Монтескье: «Власть климата есть первейшая власть на земле»[4] . Однако, уже вскоре, на рубеже XVIII – XIX вв. среди геополитических идей появляются принципиально новые – основанные на критике географического детерминизма. Например, Г. Гегель, в своей работе «Географическая основа всемирной истории» настаивал на важности не только географических и климатических факторов в социальной ральности, но и призывал рассматривать социокультурные (ценностные, идентификационные, ментальные, нравственные и пр.) характеристики присущие разным народам, независимо от географического места их проживания.

Нельзя не отметить вклад российских мыслителей в предысторию геополитики. В XIX в. в России географическое направление в социальной мысли представлено трудами Б.Н. Чичерина (считал ключевыми не географические и климатические, а культурные факторы. Он писал, что обширность русской территории, постоянная угроза внешних нападений обусловили особое значение волевых, духовных качеств народа в ходе государственного строительства), А.П. Щапова (географ, историк и публицист, рассматривавший взаимозависимость исторического прошлого и географического положения Российской империи), С.М. Соловьева (отмечал географическую предопределенность зарождения русской государственности и наиболее интенсивного хозяйственного освоения земель в центре Среднерусской возвышенности). В.О. Ключевский отметился многими важными геополитическими идеями. Он писал: «...человеческая личность, людское общество и природа страны — вот те три основные исторические силы, которые строят людское общежитие. Каждая из этих сил вносит в состав общежития свой запас элементов и связей, в которых проявляется ее деятельность и которыми завязываются и держатся людские союзы»[5] . Другими словами мыслитель настаивает на использовании сочетания культурных и психологических, социальных и географических факторов при анализе социальной реальности.

Таким образом, геополитические идеи и концепции в данный период носили в основном фрагментированный и описательный характер. Не имея под собой основательной теоретической базы, ученные, философы и мыслители опирались на эмпирический опыт, что подготовило обширную «базу данных» для развития геополитики к обособленной научной дисциплины в дальнейшем.

Другим важным условием для развития геополитики стала разработка идеи географического детерминизма. К XIX столетию данная идея преобрела законченность и целостность. Эта идея стала прочным и устойчивым фундаментом геополитической науки, которая в своем классическом виде начинала именно с этой идеи (развивая, дополняя, модернизируя или критикуя её). Можно сказать, что к концу XIX в. вполне созрели основные условия для формирования геополитики как самостоятельной науки.


2. Эпоха классической геополитики

Вторая половина XIX и начало XX вв. ключевой этап в развитии геополитики. Именно в этот период в достаточно оформленном виде сложился предмет и методология данной науки (хотя справедливости ради стоит отметить, что и сегодня данные вопросы являются дискуссионными), появился категориальный аппарат молодой дисциплины, были сформулированы её основные дефиниции. Показательно то, что и сам термин «геополитика» был введен в обиход в начале XX столетия шведским ученым Р. Челленом.

Огромное значение имели работы немецкого географа Ф. Ратцеля. В своей работе «Политическая география» Ф. Ратцель выдвигает ряд понятий, которые и сейчас широко известны: «жизненная сфера», «жизненное пространство», «жизненная энергия». В этой и более поздней работе «О законах пространственного роста государств» Ратцель первым пришел к выводу, что пространство есть наиболее важный политико-географический фактор. Главным, что отличало его концепцию от других, было убеждение, что пространство — это не просто территория, занимаемая государством и являющаяся одним из атрибутов его силы. Пространство — само есть политическая сила: «пространство в концепции Ратцеля есть нечто большее, чем физико-географическое понятие. Оно представляет собой те природные рамки, в которых происходит экспансия народов»[6] .

Огромный вклад в становление классической геополитики внёс Р. Челлен. Видя в каждом конкретном государстве живой организм, полагал, что государство есть цель сама в себе, а не организация, служащая целям улучшения благосостояния своих граждан. Челлен наделил государства «прежде всего инстинктом к самосохранению, тенденцией к росту, стремлением к власти.

В работе «Государство как форма жизни» Челлен предложил систему политических наук, самым тесным образом связанных с геополитикой. Помимо самой геополитики (понимаемой в большей степени как политическая география) в эту систему входили: экополитика (изучение государства как экономической силы); демополитика (исследование динамических импульсов, передаваемых народом государству); социополитика (изучение социального аспекта государства) кратополитика (изучение форм правления и власти в соотношении с проблемами права и социально-экономическими факторами). Кстати говоря, современная геополитика, так или иначе, учитывает в процессе изысканий все эти компоненты.

Несколько иное направление начинает формироваться в рамках бурно развивающейся американской школы геополитики. Один из её основоположников адмирал Э. Мэхен внес весомый вклад в разработку идеи «влияния морской силу» на историю, социальные и политические процессы. Он предложил и обосновал основные факторы морского могущества, среди которых: географическое положение государства; «физическая конфигурация» государства (очертание морских побережий и наличие необходимых портов); протяженность территории, исчисляемая через протяженность береговой линии; количество населения (категория для оценки способности государства строить и обслуживать корабли); национальный характер и оценка способности народа заниматься торговлей (морская сила включает в себя не только военный, но и экономический (торговый) компонент); политический характер правления.

Мэхен полагал, что морская сила складывается из военного флота, торгового флота и военно-морских баз (естественно в данном случае значение имеют не только количественные, но и качественные характеристики)[7] . Отметим также, что Э. Мэхен принял ключевое участие в разработке внешнеполитической доктрины США, а также стратегии и тактики действия ВМФ данной страны. Идее Мэхена успешно применялись на практике на протяжении всей первой половины XX в.

Для классической геополитики в большей степени характерны подобные определения: «Геополитическое положение – это специфика географического расположения объекта, обеспечивающая ему возможность, или принуждающая его, осуществлять некоторые внешние, и внутренние политические акции, которые невозможны, или не необходимы, при другом географическом расположении объекта»[8] . То есть всё еще довольно сильно влияние географического детерменизма, а также рассматривается лишь прямая связь между политической системой и географическим положением объекта, тогда как зачастую связи косвенные и опосредованные играют немаловажную роль.

Одним из первых на это внимание обратил французский исследователь, основатель школы т.н. «географии человека» занимающейся главным образом изучением воздействия географической среды на человека, П. Видаль де ла Блаш. Он видел влияние среды не только в формировании личностных особенностей конкретного индивида, но и развитии и эволюции политической системы. В частности, политический либерализм он также объясняет привязанностью людей к почве, а отсюда и естественное желание получить ее в частную собственность. Видаль де ла Блашь и его последователи (представители французской школы геополитики) могут считаться основателями социоцентристского направления в геополитической мысли.

Говоря о классической геополитике нельзя не назвать британского политика и мыслителя Х. Дж. Маккиндера. В своей работе «Географическая ось истории» он предложил глобальную геополитическую модель мира, в соответствии с которой осевым регионом геополитики является внутреннее пространство Евразии: X. Маккиндер первым ввел понятия «хартленд» и «мировой остров», без сомнения, вошедшие в категориальное ядро геополитической науки. «Сердце мира», по его мнению, образуют три континента — Азия, Африка и Европа. «Внутренний или окраинный полумесяц» — пояс, совпадающий с береговыми пространствами Евразии, — зона наиболее интенсивного развития цивилизации. «Внешний или островной полумесяц» — островные государства, расположенные целиком за границей мирового острова. Свою основную геополитическую идею X. Маккиндер сформулировал в трех постулатах:

· кто правит Восточной Европой, господствует над хартлендом;

· кто правит хартлендом, господствует над мировым островом;

· кто правит мировым островом, господствует над миром.

Интересно, что именно России Маккиндер отводил роль страны занимающей ключевое (срединное) геополитическое положение в мировом масштабе. По мнению А..Г. Дугина: «именно Маккиндер заложил в англосаксонскую геополитику, ставшую через полвека геополитикой США и Северо-Атлантического Союза, основную тенденцию: любыми способами препятствовать самой возможности создания евразийского блока, созданию стратегического союза России и Германии, геополитическому усилению хартленда и его экспансии. Устойчивая русофобия Запада в XX веке имеет не столько идеологический, сколько геополитический характер»[9] .

Важный вклад в становление теоретических и методологических основ внёс Н. Дж. Спайкмен. Он выделил десять основных факторов геополитического могущества государства: поверхность территории; природа границ; объем населения; наличие или отсутствие полезных ископаемых; экономическое и технологическое развитие; финансовая мощь; этническая однородность; уровень социальной интеграции; политическая стабильность; национальный дух.

Что же касается России то на рубеже XIX – XX вв. геополитика не оформилась в самостоятельную и обособленную дисциплину. Именно поэтому, сложно говорить об эпохе классической геополитике применительно к отечественным мыслителям и ученым. Однако, геополитические идеи и труды продолжают появляться. Можно отметить работы Н.Я. Данилевского «Россия и Европа», В.П. Семенова-Тян-Шанского «О могущественном территориальном владении применительно к России», Л.И. Мечникова «Цивилизация и великие реки» и многих других.

Таким образом, в эпоху классической геополитики были заложены фундаментальные теоретико-методологические основы для дальнейшего развития науки. Появились основания для развития различных парадигм внутри геополитической мысли. Бурно стали развиваться национальные научные школы. Произошел отказ от однозначного и безальтернативного географического детерминизма, позволивший существенно расширить взгляды мыслителей и включить новые грани в предмет геополитики.

Важно отметить, что все без исключения классики геополитики основывали свои взгляды, во многом исходя из своих национальной принадлежности и идеологических установок. Все они, в той или иной степени поучаствовали в разработке военных и внешнеполитических доктрин своих стран. Именно поэтому в основе геополитике лежит не только научный, но и субъективный компонент, а также потенциальный конфликт между представителями различных стран и школ, что снижает число возможностей к внутренней интеграции различных направлений геополитической мысли.

3. Развитие геополитики в 1930-1990 гг.

Важный этап в истории становлении и развитии геополитики непосредственно связан со Второй мировой войной и хронологически занимает период с 1933 по 1945 г. Этот этап отмечен известной связью геополитики с соответствующей политической практикой Третьего рейха. Идеологизация геополитики достигает в этот период своего апогея в трудах немецких мыслителей, наиболее известным из которых является К. Хаусхофер.

Оценивая наследие К. Хаусхофера и его коллег, К.С. Гаджиев замечает, что главный пафос их теоретических построений состоял в том, чтобы сформулировать доводы и аргументы, призванные обосновать притязания Германии на господствующее положение в мире[10] . Однако, несмотря на негуманность и радикальность взглядов немецких геополитиков в данный период, его не следует оставлять его без внимания. Во-первых, потому что он наглядно продемонстрировал всю неправильность чрезмерной идеологизации геополитических концепций, а во-вторых, немецкими геополитиками все же были предложены многие содержательные и важные идеи. В частности именно Хаусхоферу принадлежит одно из наиболее востребованных по сей день определений геополитики: «Геополитика есть наука об отношениях земли и политических процессов. Она зиждется на широком фундаменте географии, прежде всего географии политической... геополитика имеет целью обеспечить надлежащими инструкциями политическое действие и придать направление политической жизни в целом... Геополитика — это географический разум государства».

После окончания второй мировой войны, геополитике, во многом дискредитировавшей себя связью с нацизмом и фашизмом, потребовалось пересмотреть многие свои положения. Ревизия геополитики требовалась еще и потому, что формировалась принципиально новая система мироустройства, результаты научно-технического прогресса меняли соотношение сил суши и моря, а появление ядерного оружия поставило перед человечеством, пожалуй, первую в историю глобальную угрозу. Пересмотр геополитики сделал данную дисциплину более научной и объективной. А также позволил окончательно сформироваться различным направлениям геополитики. Рассмотрим некоторые (ключевые) из них.

Атлантизм . По мере становления США мировой державой послевоенные геополитики уточняют и детализируют частные аспекты классических теории, развивая при этом их прикладные сферы. Основополагающая модель «морской силы» и ее геополитических перспектив превращается из научных разработок отдельных военно-георафических школ в официальную международную политику США. Практикоориентированная концепция предполагает, наличие глобальных интересов, а также глобальной безопасности, реализация которых возможна силами сильнейшей мировой державы – Соединенных Штатов.

Один из классиков атлантизма Д. Мейниг в работе «Хартленд и римленд в евразийской истории» подчеркивает необходимость учета функциональных особенностей, к которым склонны государства и народы. Другой последователь Спикмена У. Кирк выпустил книгу, название которой повторяло название знаменитой статьи Маккиндера «Географическая ось истории», в которой развил тезис относительно центрального значения римленда для геополитического баланса сил.

Мондиализм . Данная концепция предполагает необходимость (возможность или даже реализуемость уже на современном этапе) идеи о наличии единственной доминирующей силы на всем мировом пространстве. Сторонники этой модели рассамтривали различные варианты, которые могут привести к становлению единственного центра силы. Окончание «холодной войны» безоговорочной победой одной из сторон (причем чаще всего в качестве победителя рассматривался естественно Западный мир); разрушение обоих центров силы (вследствие, например, взаимного применения ядерного оружия); взаимная интеграция и слияние двух систем с образованием новой единой.

Примером одной из известнейших мондиалистских доктрин можно назвать модель З. Бжезинского, получившую название «теория конвергенции». Основная идея теории состояла в сближении атлантического и континентального лагерей – СССР и США – через преодоление идеологических противоречий марксизма и либерализма и создание новой «промежуточной» цивилизации смешанного типа. В работе «План игры. Геостратегическая структура ведения борьбы между США и СССР» Бжезинский предложил конкретный план сближения СССР и США, по которому от обоих лагерей требуются взаимные уступки в экономической сфере, идеологии и т.д. По мнению автора, объединить две сближающиеся системы могли бы идеи свободы, гуманизма и демократии.

Геополитический полицентризм . Третье из основных направлений развития геополитики во второй половине XX в. оперирует идеей о наличии множества центров силы, каждый из которых, с одной стороны, не может единолично контролировать другие, а с другой, ему жизненно необходимо сотрудничать с другими центрами силы. Подобный взгляд характерен, например, для Дж. Спэннер, который в книге «Игры, которые ведут государства. Анализ международной политики» делает предположение о том, что эра «многополюсного» мира наступает еще в период «холодной войны» с 1962 года.

Не следует думать, что геополитические полицентризм – это миролюбивая и идеалистическая концепция, поскольку и его сторонники не сбрасывают со счетов фактор силы и могут заявлять о лидерстве отдельных государств. В частности, бывший министр обороны США Д. Шлезингер утверждает, что земной шар превратился в единый стратегический театр, где США должны поддерживать «равновесие», так как они занимают ключевое стратегическое положение. Отсюда следует вывод о необходимости присутствия вооруженных сил США на всех ключевых позициях мира.

Что же касается развития геополитики в России, то данная наука в Советском Союзе официально не развивалась, однако, достаточно продуманная и рациональная геополитическая стратегия позволяет предположить, что геополитические концепции разрабатывались, видимо в недрах военного и внешнеполитического ведомств. «Собственно же геополитика развивалась исключительно маргинальными "диссидентскими" кружками. Самым ярким представителем этого направления был историк Лев Гумилев, хотя он никогда не использовал в своих работах ни термина "геополитика", ни термина "евразийство", и более того, стремился всячески избежать прямого обращения к социально-политическим реальностям. Благодаря такому "осторожному" подходу ему удалось опубликовать даже при советском режиме несколько книг, посвященных этнографической истории»[11] .

Что же касается непосредственно евразийства, то данное направление считается одним из наиболее близких к подленно геополитических в истории российской геополитической мысли. Еврази́йство — философско-политическое движение, получившее свое имя за ряд особенных положений, связанных с историей Евразии — уникального континента. Движение, расцветшее в среде русской эмиграции в 1920—1930-е гг., переживает в наше время второе рождение.

Евразийство — идейно-политическая и историко-культурная концепция, отводящая России как особому этнографическому миру «срединное» место между Европой и Азией.

Истоки евразийства лежат в идеях поздних славянофилов, таких как К. Леонтьев, Н. Страхов и Н. Данилевский. Начало евразийству положил изданный в начале 1920-х гг. в Софии сборник статей Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого, Г.В. Флоровского и П.П. Сувчинского «Исход к Востоку»). Авторы сборника, продолжая традицию поздних славянофилов, провозглашали Россию особым культурно-историческим типом – «Евразией», акцентируя внимание на связи ее с азиатско-тюркским миром и противопоставляя «Европе», то есть Западу.

Важно отметить, что именно евразийская концепция (дополненная и переработанная) получила большое распространение среди геополитиков в постсоветской России[12] .

Таким образом, развитие геополитической мысли во второй половине XX века в целом следовало путями, намеченными основоположниками этой науки. Отличительной чертой данного периода в развитии геополитики является достижение внутренней дифференциации – сформировались несколько основных школ в изучении геополитике, разделённых уже не столько по национальному признаку, сколько на основании предмета и методов исследования, используемых теорий и т.д.

Пересмотр геополитики, произошедший после второй мировой войны, с одной стороны, позволил сохранить разработанный в эпоху предыстории геополитики и в её классический период, а с другой, дал возможность исследователям отказаться от чрезмерной идеологизации геополитических теорий.

4. Современная геополитика: состояние, проблемы, перспективы

Еще в 1970-е гг. в мире начинают происходить перемены, приведшие в итоге к пересмотру основных положений и парадигм геополитической науки. Кризис классических подходов в геополитической науке был вызван многими причинами, носившими как объективный, так и субъективный характер. Кардинальные перемены в мире, связанные с наступлением постиндустриальной эпохи вообще и началом формирования информационного общества в частности. Ускорившийся процесс глобализации поставил перед геополитикой новые задачи: борьбу с новыми глобальными угрозами; преодоление противоречий между странами «золотого миллиарда» и «третьим миром»; создание новой структуры международной экономической, политической и правовой систем; строительство нового постбиполярного миропорядка. Геополитическая карта мира не могла оставаться прежней еще и благодаря двум взаимосвязанным феноменам: «сжимающемуся пространству» Земли, когда расстояния между людьми становятся короче за счет новых средств транспорта и связи, интенсификации и роста числа информационных потоков и пр.[13] ; и расширению личного пространства каждого индивида: «Информация пронизывает всё социальное пространство... это приводит к стиранию пространственных, временных, социальных, языковых и иных барьеров, а в социальном мире развивается единое и одновременно открытое информационное пространство (единое в том смысле, что любые социумы и государства, либой гражданин могут, при наличии желания, получить к нему доступ и использовать его в своих целях)»[14] .

Именно поэтому требовались новые подходы к сущности геополитического процесса. Такие подходы М.Ю. Панченко называет «неклассическими»[15] . Среди таких подходов автор выделяет, прежде всего, неомарксизм (включающий в себя различные направления: миросистемный подход, грамшизм, критическая теория и др.). Преемственность по отношению к марксизму выдает, во-первых, конфронтационный взгляд на характер взаимоотношений акторов геополитического процесса. Во-вторых, критическое отношение к существующему мировому порядку, который оценивается как несправедливый и эксплуататорский. В-третьих, порядок в мире рассматривается в основном через призму его классово-экономической природы. В качестве примеров можно назвать миросистемный подход И. Валлерстайна; взгляд М. Хардта и А. Негри на мир, как империю с наднациональной властью, где государства не являются инструментом обеспечения порядка и ключевым актором политического процесса. Другая неклассическая парадигма – постпозитивизм. Данный подход, зародившийся в 1980-1990 гг. делает акцент на изучении совокупности институциональных и социокультурных составляющих геополитического процесса (правил и норм, ценностей и идентичности, национальных и наднациональных интересов). Данный подход использовался в работах К. Буса, С. Смит, С. Энло, М. Залевски и др. И, наконец, еще одна неклассическая парадигма, тесным образом связанная с постпозитивизмом, это конструктивизм. Многие исследователи включают его в социологический подход к анализу международных отношений. Как отмечает один из представителей данной школы А. Вендт, конструктивизм изводит из того, что в основе геополитического процесса лежат, в первую очередь, социальные причины[16] . Конструктивисты используют к изучению данного процесса системный подход, причем мировая система не сводится к её материальным характеристикам и возможностям, в неё также включаются «общие идеи» (нормы, ценности, ориентации и пр.).

Неклассические парадигмы характеризуются определённой теоретико-методологической ограниченностью. Им свойственна некоторая односторонность в понимании сущности и механизмов геополитического процесса. Конструктивисты недооценивают роль стихийных факторов в формировании миропорядка, позитивисты отводят суверенным государствам незаслуженно малую роль в геополитическом процессе и т.д. Именно поэтому сегодня в геополитике встает необходимость использования межпарадигмального и интегративного подходов, когда детерминизмом (географическим, социальным или любым другим) невозможно объяснить всю полноту, многогранность и масштабность геополитического процесса.

Несмотря на появление новых подходов к геополитике, на современном этапе важнейшее место продолжают занимать более традиционные подходы, имеющие, в первую очередь, практикоориентированную направленность, которые, однако, претерпели определённую эволюцию, в связи с событиями объективной реальности – окончанием «холодной войны», ускорением наднациональной интеграции (прежде всего в границах Европейского союза), бурной и мощной «третьей волной» демократизации[17] , структурным кризисом мировой экономической системы и т.д. Рассмотрим две наглядных таких подхода – неоатлантизм и неомондиализм.

Сторонники первого полагают, что победа над СССР в «холодной войне» не принесёт мира и стабильности. Следуя постулату о противостоянии хартленда и перефирии, они прогнозируют образование новых блоков и союзов, готовых применять силу против своих противников, следовательно, необходимо самим сплотиться и приготовиться к отражению угрозы. Другими словами, дуализм геополитической картины мира сохраняется, а острота противостояния мировых центров наверняка в ближайшее время обостриться. Одна из наиболее известных неоатлантистских концепций – идея С. Хантингтона о грядущем неизбежном «столкновении цивилизаций»[18] .

Другая концепция – неомондиализм не является прямым продолжением исторического мондиализма, который изначально предполагал присутствие в конечной модели левых социалистических элементов. Это промежуточный вариант между собственно мондиализмом и атлантизмом. Одна из ярких таких концепций принадлежит итальянскому исследователю К. Санторо. Он полагает, что человечество прибывает в переходной стадии от биполярного мира к мондиалистской версии многополярности Исследователь считает, что пока международные институты слишком слабы, чтобы противодействовать глобальным угрозам и бороться с последствиями катастроф планетарного масштаба, однако именно данные угрозы и катастрофы способны в достаточной степени сплотить мировое сообщество. Другие сторонники неомондиализма считают, что уже сегодня имеются инструменты, способные содействовать глобальной интеграции и объединению. Например, Ж. Аттали полагает, что наступает «Третья эра» - эра денег, которые являются универсальным эквивалентом ценности, так как, приравнивая все вещи к материальному цифровому выражению, с ними предельно просто управляться наиболее рациональным образом. В таких условиях исследователь видит неизбежным наступление господства рыночной экономики, либерально-демократической идеологии, а значит и общепланетарного объединения.

Несмотря на все отличия двух описанных подходов, можно увидеть несколько важных точек соприкосновения концепций: наличие глобальных угроз, необходимость объединения (регионального или глобального), учет большого числа факторов при построении геополитической картины мира и т.д. Это свидетельствует о том, что на сегодняшний день, не смотря на наличие множества геополитических концепций, между ними существует определённый интеграционный потенциал, который со временем может развиваться. Однако, наряду с положительными тенденциями в современной геополитике существуют и определённые проблемы.

Одной из фундаментальных проблем современной геополитики является описание формирующегося нового мирового порядка и составление новой многомерной геополитической карты мира. По мнению В.Н. Кузнецова, данная проблема содержит в себе несколько основных моментов. Во-первых, обозначилась потребность в более масштабной теории, чем теория миропорядка. Речь идёт о феномене «мироустройство»; во-вторых, для анализа современного мира, помимо политического и экономического измерений, необходимы еще гуманитарное, институциональное и др.; в-третьих, неотъемлемой частью категории «мироустройства» должна являться её гуманистическая составляющая; и, в-четвёртых, появилось и в достаточной степени обособилось новое «не-Западное» понимание единой гуманитарной парадигмы[19] . Другими словами, для современной геополитики необходима мультипарадигмальная основа, включающая в себя не только постулаты различных научных дисциплин, но и мощную философскую основу, а также идеологический компонент.

С идеологией связана другая важная проблема современной геополитики. Множество различных идеологических концепций и взглядов в современном мире сочетается с процессом деидеологизации реальной политики и сугубо прагматическим характером политических отношений (в данном случае речь идет, прежде всего, о наднациональной сфере). Разные, порою диаметрально противоположные, идеологические платформы порождают массу препятствий на пути интеграции внутри геополитических концепций.

Важно сказать несколько слов о геополитической мысли в современной России: «Официально признанная "фашистской" и "буржуазной псевдонаукой" геополитика как таковая в СССР не существовала. Ее функции выполняло несколько дисциплин стратегия, военная география, теория международного права и международных отношений, география, этнография и т.д. Собственно же геополитика развивалась исключительно маргинальными "диссидентскими" кружками... После распада Варшавского договора и СССР геополитика стала в российском обществе снова актуальной ... первыми в возрождении геополитики приняли участие национально-патриотические круги (газета "День", журнал "Элементы"). Методология оказалась настолько впечатляющей, что инициативу перехватили и некоторые "демократические" движения. В скором времени после перестройки геополитика стала одной из популярнейших тем всего русского общества. С этим связан возросший интерес к евразийцам и их наследию в современной России»[20] .

Отличительной чертой отечественной геополитики на современном этапе является широчайший спектр геополитических идей и концепций – в российском дискурсе представлены сегодня все ключевые геополитические концепции, от национал-патриотизм, консерватизма и традиционалионализма, до либерализма и неоатлантистизма (казалось бы, чисто Западного по своей идейно-политической направленности подхода). Другая важная черта, характерная для современной российской геополитики – предельная идеологизированность концепций. Ярким примером тому является, очень популярное в отечественной политической мысли течение, получившее название «неоевразийство». Несмотря на довольно четкую дифференциацию (в основном по степени радикальности представлений о важнейшей цели государства и общества и о способах её достижения) внутри данного направления, можно выделить некоторые общие и ключевые моменты. Направление это основывается на идеях Савицкого, Вернадского, кн. Трубецкого, а также идеолога русского национал-большевизма Устрялова. Присущий неоевразийцам «тезис национальной идеократии имперского континентального масштаба противопоставляется одновременно и либеральному западничеству, и узкоэтническому национализму». Россия видится как ось геополитического «Большого пространства», ее этническая миссия однозначно отождествляется со строительством империи. На социально-политическом уровне это направление однозначно тяготеет к евразийскому социализму, считая либеральную экономику характерным признаком атлантического лагеря[21] . Одним из виднейших представителей неоевразийства (запомнившийся не только большим вкладом в отечественную геополитику, но и многими довольно радикальными заявлениями) является А. Дугин.

Важно отметить, что идеологизированность взглядов российских геополитиков, зачастую ставит многие концепции в зависимость от государственной идеологии, что выдает некоторую «несвободу» российской геополитической мысли.

Таким образом, современная геополитика представляет собой междисциплинарную и интегративную отрасль знаний, сочетающую в себе мощную теоретическую научную и философскую платформы и огромный эмпирический опыт. Важным условием современных геополитических концепций является наличие в них прикладного компонента. Интерес к геополитике сохраняется сегодня в разных странах мира, а динамизм геополитического процесса определяет бурное развитие данной науки.

Несмотря на наличие у современной геополитики некоторых проблем, связанных с её субъективизмом и большой фрагментированностью геополитических концепций и теорий, на сегодняшний день перспективы науки оцениваются как положительные, более того, именно сегодня наметились некоторые условия для внутренней интеграции геополитики.


Заключение

Геополитика имеет достаточно длительную непростую историю. В своем развитии она прошла ряд основных этапов. Первый из них занимает наиболее продолжительный отрезок времени и связан с предысторией геополитики. Период с античности до второй половины XIX века фактически лишь подготовил почву к становлению геополитики.

Во второй половине XIX столетия начинается эпоха классической геополитики – её обособления и становления в качестве самостоятельной науки. Помимо того, что в данный период в обиход вошел сам термин «геополитика», наука также получила свой предмет, методологию и определённую теоретическую базу.

Предельная идеологизация геополитических концепций привела к тому, что данная наука попала в зависимость к радикальной идеологии нацизма. Данный период 1930-х – 1940-х гг. в развитии геополитики исследователи склонны выделять особо, поскольку именно этот период поставил исследователей перед необходимостью пересмотра основных положений.

Во второй половине XX века произошло становление различных школ геополитики, имеющих мощную теоретическую основы. В США, Канаде и странах Западной Европы были созданы национальные центры исследования геополитических проблем, занимающиеся не только теоретическими изысканиями, но и вносящие огромный вклад во внешнеполитические стратегии этих государств.

Кардинальные перемены в мире, связанные с наступлением постиндустриальной эпохи вообще и началом формирования информационного общества в частности. Ускорившийся процесс глобализации поставил перед геополитикой новые задачи: борьбу с новыми глобальными угрозами; преодоление противоречий между странами «золотого миллиарда» и «третьим миром»; создание новой структуры международной экономической, политической и правовой систем; строительство нового постбиполярного миропорядка.

Процесс развития геополитики органично и тесно связан с процессом развития человеческой цивилизации – появлением новых государств, расширением территорий, характером взаимоотношений между ними. Практикоориентированный характер геополитики, заставлял от исследователей быстро реагировать на происходящие изменения, будь то научно-техническая революция, демократизация, глобализация, масштабная война и пр.

Современные геополитические концепции чрезвычайно многогранны. в основном они имеют мультипарадигмальный и интегративный характер. Несмотря на то, что и в современных теориях явственно прослеживается преемственность классической геополитики, сегодня у исследователи рассматривают и учитывают не только географический, но и социокультурный, институциональный, психологический компоненты.

Использование современных подходов: структурно-функционального, неоинституционального, системного, социокультурного и др. позволило геополитике существенно расширить свой предмет и методологию и превратиться в смежную дисциплину на стыке политологии, географии, истории, социологии, психологии, философии и пр. Именно благодаря этому мы оцениваем перспективы развития геополитики в XXI в. крайне высоко.


Библиографический список

1. Барис, В.В. К вопросу об этапах развития геополитики и ее историко-философских оснований [Текст] /В.В. Барис //Вестник Московского университета. – Серия 7. Философия. – 2003. – №3. – С. 74-90.

2. Гаджиев, К.С. Введение в геополитику [Текст] /К.С. Гаджиев. – М.: Логос, 2002. – 432 с.

3. Дугин, А.Г. Евразийство: от философии к политике. Доклад на Учредительном съезде ОПОД «Евразия» [Электронный ресурс] /А.Г. Дугин. – М., 2001. – Режим доступа: http://www.esmnn.ru/library/dugin/desig_evrazizm/42.htm

4. Дугин, А.Г. Основы геополитики [Текст] /А.Г. Дугин. – М.: Арктогея, 1997. – 590 с.

5. Кузнецов, В.Н. Мироустройство XXI: мировоззрение, миропорядок. Опыт гуманитарно-социологического исследования [Текст] / Под общ. реда. В.Н. Кузнецова; Журнал «Безопасность Евразии», Кафедра социологии безопасности Социального факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. – М. : Книга и бизнес, 2007. – 679 с.

6. Кузнецова, А.В. Необходимость и возможность теории мироустройства XXI в. [Текст] /А.В. Кузнецова //Власть. – 2009. – №5. – С. 42-45

7. Монтескье, Ш. Л. О духе законов [Электронный ресурс] /Ш.Л. Монтескье //Монтескье. Избранные произведения. – Режим доступа: http://bookz.ru/authors/montesk_e-6arl_-lui/montes01/1-montes01.html.

8. Мэхэн, А.Т. Влияние морской силы на историю 1660-1783 [Электронный ресурс] /А.Т. Мэхэн. – СПб.: Terra Fantastica, 2002. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/science/mahan1/index.html.

9. Пантин, И.К. Дискуссия. Цивилизационная модель международных отношении и ее импликации (научная дискуссия в редакции «Полиса») [Текст] /И.К. Пантин, В.Г. Хорос, А.А. Кара-Мурза, А.С. Панарин, Е.Б. Рашковский [и др.] //Полис. – 1995. – №1. – С. 121-165

10. Панченко, М. Неклассические парадигмы изучения миропорядка [Текст] /М. Панченко //Власть. – 2009. – №4. – С. 121-127

11. Судорогин, О. Новая роль информационного пространства в XXI веке [Текст] /О. Судорогин //Власть. – 2009. – №1. – С. 27-33

12. Тихонравов, Ю.В. Геополитика: Учебное пособие [Текст] / Ю.В. Тихонравов. — М.: ИНФРА-М, 2000. – 269 с.

13. Фокин, С.В. История возникновения и развития геополитики как науки [Электронный ресурс] /С.В. Фокин. – Режим доступа: www.humanities.edu.ru/db/msg/86327. – Заглавие с экрана

14. Хантингтон, С. Столкновение цивилизаций? [Текст] /С. Хантингтонж пер. с англ. //Полис. — 1994. — № 1. — С. 33-49.


[1] Тихонравов, Ю.В. Геополитика: Учебное пособие [Текст] / Ю.В. Тихонравов. — М.: ИНФРА-М, 2000. – С. 13.

[2] Там же, С. 57.

[3] Барис, В.В. К вопросу об этапах развития геополитики и ее историко-философских оснований [Текст] /В.В. Барис //Вестник Московского университета. – Серия 7. Философия. – 2003. – №3. – С. 74-90.

[4] Монтескье, Ш. Л. О духе законов [Электронный ресурс] /Ш.Л. Монтескье //Монтескье. Избранные произведения. – Режим доступа: http://bookz.ru/authors/montesk_e-6arl_-lui/montes01/1-montes01.html

[5] Ключевский, В.О. Русская история: Полный курс лекций: В 3 кн..Кн. 1. [Текст] /В.О. Ключевский. – М.: [Б.н.], 1993. – С. 10.

[6] Тихонравов, Ю.В. Геополитика: Учебное пособие [Текст] / Ю.В. Тихонравов. — М.: ИНФРА-М, 2000. – С. 52-53

[7] Подробнее о сущности и особенностях морской силы см.: Мэхэн, А.Т. Влияние морской силы на историю 1660-1783 [Электронный ресурс] /А.Т. Мэхэн. – СПб.: Terra Fantastica, 2002. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/science/mahan1/index.html.

[8] Пугачёв В.П. Введение в политологию. Словарь – справочник [Текст] / В.П. Пугачев. – М.: Аспект пресс, 1996. – С. 23

[9] Дугин, А.Г. Основы геополитики [Текст] /А.Г. Дугин. – М.: Арктогея, 1997. – С. 48

[10] Гаджиев, К.С. Введение в геополитику [Текст] /К.С. Гаджиев. – М.: Логос, 2002. – С. 11.

[11] Дугин, А.Г. Основы геополитики [Электронный ресурс] /А.Г. Дугин. – М.: Арктогея, 1997. – Режим доступа: http://polbu.ru/dugin_geopolitics/

[12] См. Дугин, А.Г. Евразийство: от философии к политике. Доклад на Учредительном съезде ОПОД «Евразия» [Электронный ресурс] /А.Г. Дугин. – М., 2001. – Режим доступа: http://www.esmnn.ru/library/dugin/desig_evrazizm/42.htm

[13] См. Семененко, И.С. Глобализация и социокультурная динамика: личность, общество, культура [Текст] /И.С. Семененко //Полис. – 2003. –№1. – С.5 – 24.

[14] Судорогин, О. Новая роль информационного пространства в XXI веке [Текст] /О. Судорогин //Власть. – 2009. – №1. – С. 27-33

[15] Панченко, М. Неклассические парадигмы изучения миропорядка [Текст] /М. Панченко //Власть. – 2009. – №4. – С. 121-127

[16] Вендт, А. Четыре социологии международной политики [Текст] /А. Вендт //Международные отношения: Социологические подходы; Рук. авт. колл. П.А. Цыганков. – М.: МГИМО, 1998. – С. 48.

[17] Подробнее о феномене демократизации и о критериях её «третьей волны» см.: Хантингтон, С. Третья волна: Демократизация в конце ХХ в. (пер. с англ. Пантиной Л.Ю.) [Текст] /С. Хантингтон. – М.: РОССПЭН, 2003. – 368 с.

[18] См. Хантингтон, С. Столкновение цивилизаций? [Текст] /С. Хантингтонж пер. с англ. //Полис. — 1994. — № 1. — С. 33-49.

[19] См. Кузнецов, В.Н. Мироустройство XXI: мировоззрение, миропорядок. Опыт гуманитарно-социологического исследования [Текст] / Под общ. реда. В.Н. Кузнецова; Журнал «Безопасность Евразии», Кафедра социологии безопасности Социального факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. – М. : Книга и бизнес, 2007. – С. 7-8.

[20] Дугин, А.Г. Основы геополитики [Электронный ресурс] /А.Г. Дугин. – М.: Арктогея, 1997. – Режим доступа: http://polbu.ru/dugin_geopolitics/

[21] Тихонравов, Ю.В. Геополитика: Учебное пособие [Текст] / Ю.В. Тихонравов. — М.: ИНФРА-М, 2000. – С. 232-240.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий