Политическая культура и поведение

Объективный и субъективный подходы к феномену политической культуры, ее ценности, установки и нормы. Сущность, типы и модели политической социализации. Мотивы вовлеченности индивидуума в политику. Виды терроризма и роль абсентеизма в современном обществе.

РЕФЕРАТ

Политическая культура и поведение


1. Политическая культура

Термин «политическая культура» появился в XVIII в., хотя теория сформировалась позже — в 50-60-е гг. XX в. Существует множество определений и подходов к этому феномену, но общепризнано, что политическая культура является частью общей культуры. Культура как совокупность материальных и духовных ценностей, специфический способ человеческой деятельности вырабатывается в ходе исторического развития, влияет на способ осуществления власти и, в свою очередь, зависит от политических преобразований. Через политическую культуру осуществляется присоединение личности к политической системе и политической деятельности.

В политологии можно выделить два подхода, в рамках которых идет дискуссия о политической культуре. Оба определяют ее через понятие «ценности», но понимают по-разному.

Первый — объективный — подход осуществляется в рамках структурного функционализма (Т. Парсонс), когда ценности рассматриваются как высшие принципы, на основе которых обеспечивается согласие в обществе и в малых группах. Ценности объективны и исследуются в той мере, в какой поддерживают нормальное функционирование системы. Сторонник этой позиции Д. Истон выработал представление о политической культуре как совокупности лишь тех верований и представлений, которые явно определяют политические действия.

Второй — субъективный, психологический подход (Г. Алмонд и С. Верба) — рассматривает политическую культуру как систему политических ориентации и убеждений, присущих той или иной личности. Эти ориентации (ценности) могут не разделяться большинством членов этого общества, даже противодействовать функционированию режима. Главное — они есть в индивидуальных сознаниях. На путях синтеза этих подходов — «объективистского» анализа системы ценностей и анализа личных ценностей — лежит дальнейшее изучение политической культуры.

Заслуга сторонников политико-культурного подхода состояла в том, что они предприняли попытку поставить в центр политологических исследований человека с его заботами, интересами, эмоциями, стереотипами, мифами и т. д. В рамках этого подхода удалось соединить исследование формальных и неформальных компонентов политических систем с анализом национальной политической психологии, политической идеологии и т. д.

Политическое сознание и политическое поведение — элементы структуры политической культуры. В ней можно выделить следующие компоненты.

Ценности. Они придают смысл поступкам субъекта политического действия, выступают как мотивационный базис политической культуры. Их разрушение способствует деградации культуры, регулирующей поведение людей, толкает их на поиск иных ценностей. Для определения характера политической культуры важную роль играют:

- во-первых, ценности порядка, ориентирующие на поддержание стабильности социальной системы, и ценности развития, ориентирующие на изменения;

- во-вторых, ценности равенства, обеспечивающие равные условия или возможности для всех, и ценности свободы, снимающие ограничения с деятельности личности.

В реальной политической культуре преобладает тот или иной вид ценностей. Для России сложился сдвиг в сторону ценностей изменения и равенства, хотя события последнего времени говорят о тенденции сдвига в сторону порядка и равенства в глазах значительной части общества.

Дополнительную окраску ценностям придают характерные для той или иной социальной группы типичные представления: о политической системе и ее институтах, о политическом режиме, механизме власти и управления, о принятии решений и их реализации, о носителях властных полномочий, о своем месте в политической жизни и т. д.

Установки. Ониспособствуют переводу представлений и ценностей в плоскость практической реализации. Политическая установка — это отношение субъекта к политическим явлениям (например, стремление к получению политических знаний" или негативное к этому отношение; установка на активное или пассивное участие в политической деятельности);

Поведенческий аспект. Включает образцы или стереотипы политического поведения. Поскольку на готовность субъекта к типу политического действия влияют политические ориентации, постольку выделяют три доминирующих типа поведения: политическое отчуждение, политически пассивное, политически активное.

Нормы политической культуры. Отражают укоренившиеся образцы, стереотипы политического поведения. Через нормы осуществляются регуляция общественных отношений, ориентация поведения людей на политические ценности и идеалы, политическая социализация и т. д. В политике ведущая роль принадлежит не нормам-обычаям, а нормам-предписаниям, специально установленным для регулирования политических отношений, например программам партий, регламентам деятельности органов власти. Видом норм являются политические символы (эмблемы политических партий, гербы, гимны государств), которые выполняют объединяющую и мобилизующую роль.

При изучении политической культуры в качестве источников информации используются опросы, интервью, контент-анализ документов (от выступлений государственных деятелей до детских рассказов), передачи телевидения, литература, рок-музыка, юмор, слухи, анекдоты, кино и т. д.

Любая политическая культура отражает интересы, общественное положение и особенности исторического развития соответствующей социальной общности, нации, региона и других субъектов политической жизни. Для отражения процесса изменения политической культуры вводится понятие типа политической культуры.

Для анализа и сравнения политических культур используется типология, предложенная Г. Алмондом и С. Вербой. Они выделяют три основных типа, сосредоточивая внимание на ценностях, образцах поведения, способах организации власти:

- патриархальная политическая культура — отсутствие интереса к политической жизни;

- подданническая политическая культура — сильная ориентация на политическую систему, сочетающаяся со слабым участием граждан в ее функционировании;

- активистская политическая культура — ориентация на политическую систему и активное участие в ней.

На практике эти типы взаимодействуют, образуя смешанные формы. В современном обществе господствуют второй и третий типы.

Развивая указанную типологию, В. Розенбаум (США) выделяет: фрагментированные и интегрированные типы политической культуры, между которыми находятся различные модели и промежуточные типы.

Фрагментированная политическая культура характеризуется отсутствием консенсуса относительно основополагающих принципов политического устройства общества. Этот тип господствует в большинстве африканских и латиноамериканских стран, отчасти в Северной Ирландии и Канаде. В его основе лежит заметная социокультурная, конфессиональная, национально-этническая и иная фрагментация общества. Этой культуре свойственны идеологическая непримиримость и бескомпромиссность между конфликтующими группами, нежелание выработать общепринятые правила политической игры.

Интегрированная политическая культура отличается сравнительно высокой степенью согласия по основополагающим вопросам политического устройства, преобладанием гражданских процедур в улаживании споров и конфликтов, низким уровнем политического насилия, высокой степенью различных форм плюрализма.

Типы политической культуры сменяются не сразу. Переходные периоды характеризуются многообразием политических ориентации, частой сменой политических предпочтений, вспышками экстремизма с использованием крайних форм (забастовки, голодовки, митинги). В это период меняются социальные нормы, регулирующие поведение. Это свойственно и российской политической культуре.

Если для США, стран Западной Европы характерно наличие единых базовых ценностей либерализма и демократии, плюрализма в организации власти, законопослушания, патриотизма, низкой политической активности, то для России характерны особенности, обусловленные доминантой коллективизма, удаленностью власти от граждан, низким уровнем самоорганизации и самоуправления граждан.

Внедрение коммунистической идеологии, отказ от рыночной регуляции сформировали и выдвинули на первый план в современной российской политической культуре такие ценности, как приоритет общественного над индивидуальной свободой, ведущая роль государства в регулировании общественных процессов, тяга к персонализации власти, поиски харизматического лидера, недопонимание роли представительных органов, слабое уважение законов государства, склонность к радикализму, несанкционированным формам протеста. Подобные нормы и ценности мешают утверждению демократических форм власти и способствуют появлению крайне правых и крайне левых политических движений (фашистских, националистических).

Политическая культура выполняет в обществе определенные функций:

1) идентификация — реализация потребности человека в понимании групповой принадлежности;

2) ориентация — объяснение смысла политических явлений;

3) адаптация и социализация — освоение навыков поведения для реализации своих прав;

4) интеграция — сохранение ценностей государства через интеграцию интересов групп;

5) коммуникация — взаимодействие субъектов и институтов на основе символов, стереотипов.

Для политической культуры общества характерны фрагментарность, наличие субкультур. Речь идет об особенностях политической культуры отдельных общественных групп (по социальным, этническим, демографическим, ролевым и другим признакам) в их отношении к государству, власти, политическим партиям, которые обусловлены различным положением этих групп в обществе. Наиболее важное значение имеет субкультура элит, лидеров с точки зрения их умения выражать общенациональные интересы, связанные с прогрессивным, демократическим вектором развития общества.

В современных условиях России точнее говорить не о переходе к демократической политической культуре, а о формировании демократической субкультуры, рядом с другими все еще влиятельными субкультурами — национал-консервативной и коммунистической.

2. Политическая социализация: сущность, этапы, факторы

Политическая социализация — это усвоение культурных Ценностей, политических ориентации, освоение форм политического поведения, приемлемых для данного общества. В результате процесса политической социализации индивидуумы и группы приобщаются к определенной политической культуре, что, в свою очередь, способствует обеспечению и поддержанию стабильности политической системы. Содержанием политической социализации являются приобщение человека к нормам и традициям определенной политической системы, формирование навыков политического участия, информирование о целях и методах проводимой политики.

Выделяются различные типы политической социализации: прямая (первичная) и косвенная (вторичная).

Прямая социализация — это непосредственное приобретение политических знаний и установок.

Косвенная социализация — это своего рода «проекция» черт характера, раннего детского опыта, непосредственного окружения личности на формируемые политические установки. Так, установки ребенка по отношению к отцу, формирующиеся в ранние периоды жизни, могут быть в дальнейшем трансформированы в отношение к политическим объектам (президенту, парламенту, суду, партии и т. п.).

Политическая социализация личности складывается из нескольких этапов.

Этап политизации. В раннем детстве у ребенка формируются первые представления о мире политики, которые складываются под влиянием оценок родителей, их отношений и реакций.

Этап персонализации. В этот период восприятие власти персонифицируется. Образцами власти становятся, к примеру, фигуры президента, премьер-министра или полицейского.

Этап идеализации. Важнейшим политическим фигурам приписываются определенные качества, и на этой основе образуются устойчивые эмоциональные отношения к политической системе.

Институциональный этап. Характеризуется переходом от персонифицированного восприятия политики к более абстрактному. На этой стадии закладываются представления об институтах власти.

Изучение особенностей политического мышления у детей позволило выделить неравномерность политического развития личности. К примеру, с 11 до 13 лет происходит стремительное развитие политических представлений, в период же с 16 до 18 лет этот процесс заметно замедляется. Мышление 15-летних подростков отличается значительно большей степенью абстракций (используются такие понятия, как власть, свобода, права человека), нежели мышление 11-летних детей (носящее сугубо персонифицированный характер). Именно в подростковый период начинают складываться представления о некоторых коллективных, надындивидуальных целях действий отдельных политических институтов. В отроческий период жизни закладываются мировоззренческие принципы личности. К наиболее распространенным чертам политического мышления относятся скептицизм, осторожность, трезвость оценок.

Сформированные в детские и юношеские годы политические предпочтения и установки являются наиболее устойчивыми. Продолжающаяся в течение всей жизни социализация не оказывает существенного влияния на трансформацию базовых ценностей, сложившихся в ранние периоды жизни. Процесс же радикального изменения ценностей, сформировавшейся политической культуры (получивший название ресоциализации )является весьма болезненным и может сопровождаться острыми внутриличностными конфликтами и даже разрушением структуры личности.

В процессе социализации участвуют и взаимодействуют между собой несколько субъектов: социализант, или тот, на кого направлена социализация; агентуры социализации, или институты, ее осуществляющие (образовательные учреждения, партии, общественные организации, средства массовой информации и т. п.); агенты социализации (социализаторы), или непосредственные «проводники» социализирующего воздействия (преподаватели, активисты общественных движений, общественные деятели, журналисты и т. п.).

Американский политолог Р. М. Мерельман выделяет четыре модели политической социализации.

Системная модель. Характеризуется формированием позитивного отношения к власти, правовому порядку, традиционным институтам. Важнейшими агентурами социализации являются школа и семья, а также окружение личности, ее сверстники. Эта модель характерна для англо-американской культуры.

Гегемонистская модель. Характеризуется формированием у молодежи враждебного отношения к любой социальной и политической системе, кроме «своей». Ведущими агентурами в этой модели являются средства массовой информации. Такая модель свойственна странам не западной цивилизации.

Плюралистическая модель. Целью социализации является формирование представлений граждан о своих политических интересах, желания участия в их реализации, высокой гражданской активности. В результате граждане становятся приверженными определенным политическим группам и могут их свободно менять в зависимости от результатов политики и степени реализации своих интересов. Агентурами являются школа, родители, средства массовой информации, партии и группы интересов. Подобная модель присуща континентально-европейской культуре.

Конфликтная модель. Сводится к формированию лояльности к определенной группе и готовности поддержать ее в борьбе против других групп. Агентурами социализации являются органы пропаганды и агитации, представляющие интересы группы. Эта модель относится к закрытым (авторитарным) политическим системам.

В каждой политической системе социализация имеет свои особенности. Так, в США создана разветвленная система политической социализации. Этот процесс начинается с ранних лет жизни. В этот период на формирование представлений ребенка влияет семья: она знакомит ребенка с моральными, социальными, религиозными и политическими ценностями, в ней формируются первичные политические знания, реакции и предпочтения, оказывающие затем в течение всей жизни заметное влияние на мировоззрение человека. Причем, как показывают исследования, роль семьи в политической социализации личности в США гораздо больше, нежели в Западной Европе. Влияние отцов на формирующиеся политические взгляды детей больше, чем матерей. Однако в случае расхождения политических пристрастий родителей дети чаще занимают позицию матери.

Целенаправленная политическая социализация американцев начинается с первых лет обучения и продолжается затем долгие годы. В начальной школе детей знакомят с самыми простыми понятиями, олицетворяющими власть: — «полицейский», «президент», «генерал», «начальник» и т. д. Дети знакомятся с национальной государственной символикой — гербом, флагом, гимном, получают представления о нормах общественного поведения (уважительное отношение к мнению других, выборы одноклассников в органы самоуправления и т. д.). По мере перехода к следующей ступени образования социализация усложняется. Уже в средней школе учащиеся получают представление об американской конституции, правах и свободах человека, выдающихся политических лидерах и исторических деятелях.

Продолжается социализация в университетах и колледжах, в которых одним из образовательных предметов является политология. Социализация на этом этапе призвана «устранить» элементы правового нигилизма и экстремизма из политического сознания. В дальнейшем учащиеся получают знания, влияющие на их политический выбор, из курсов сравнительной политологии, философии, социологии, истории. Результатом такой социализации является американизированный, патриотично настроенный гражданин, гордящийся своей историей и политической системой.

В Западной Европе проблемы политической социализации со всей остротой встали в странах, переходивших от тоталитаризма и авторитаризма к демократии. Так, в послевоенной Германии зарождающаяся демократия долгое время оставалась нестабильной в силу неукорененности в массовом сознании демократических ценностей. Американские оккупационные власти, обеспокоенные возможностью реставрации авторитарного режима, предприняли беспрецедентный эксперимент по модернизации системы ценностей немцев. С этой целью была разработана специальная программа, которая предусматривала реформу среднего и высшего образования (увольнение значительной части преподавателей, переподготовку оставшихся, выпуск новых учебных пособий и т. п.), а также массовое издание литературы, пропагандирующей демократические ценности. Однако проведенные через несколько лет социологические опросы показали низкую результативность предпринятых мер по «перековке» немецкой политической культуры. Сдвиги в политической культуре западных немцев в сторону демократических ориентации обозначились лишь в конце 1960-х — начале 1970-х гг. Экономический кризис середины 70-х, один из наиболее тяжелых в истории ФРГ, не смог подорвать легитимность социальной и политической системы, что свидетельствовало об упрочении представлений о демократии в западногерманской политической культуре. В современной Германии продолжает действовать мощная и эффективная система политической социализации.

В Испании кризис социализации возник после падения франкистского режима. Большинство испанцев из-за своей аполитичности имели смутные представления о государственном устройстве, не интересовались политикой и даже не читали газет. Семья и сверстники в силу своей аполитичности не могли выступать в качестве агентур социализации. Преодоление подобного наследия, так же как и в Германии, оказалось сложным и длительным.

В современной России, когда в результате смены политического режима была ликвидирована прежняя система политической социализации, а новые ценности не стали доминирующими в массовом сознании, перед обществом встали сложные вопросы: какие цели должна преследовать политическая социализация, какие ценности могут стать объектом консенсуса различных социальных групп, какие из них могут заменить дискредитированные прежние?

Другой серьезной проблемой политической социализации в России стало отсутствие преемственности в передаче опыта политического участия и поведения. Старые модели политического поведения и участия, освоенные старшим поколением, зачастую не подходят к новым политическим реалиям и способны лишь дезориентировать личность. Новые же модели формируются и осваиваются медленно. Именно поэтому в последние годы актуальной стала проблема политического образования: знакомство и освоение политического опыта других стран, изучение особенностей функционирования политических систем, способов воздействия на них и реализации собственных и групповых интересов, адаптации зарубежного опыта к российским традициям. Однако формирование новой политической социализации не сводится только к системе гуманитарного и политического образования. Необходимо формировать новые институты социализации, которые бы заполнили образовавшийся вакуум после ликвидации старых.

3. Политическое поведение и участие

[Политическое поведение — это совокупность реакций социальных субъектов (социальных общностей, групп, личностей и т. п.) на деятельность политической системы. Политическое поведение можно подразделить на политическое участие и абсентеизм.

Политическое участие — это влияние граждан на функционирование политической системы, формирование политических институтов и выработка политических решений. К политическому участию можно отнести: действия по делегированию полномочий (электоральное поведение); активистскую деятельность, направленную на поддержку кандидатов и партий в избирательных кампаниях; посещение митингов и участие в демонстрациях; участие в деятельности партий и групп интересов.

Наиболее подробную классификацию типов политического участия предложил английский ученый А. Марш.

Выделяются два основных типа политического участия: ортодоксальное и неортодоксальное.

К ортодоксальному относится участие, обеспечивающее устойчивость и функционирование политической системы, а также предъявление требований к ней, выраженных в законных формах.

К неортодоксальному отнесены несанкционированные действия, связанные с выражением требований и направленные против политической системы (протестное поведение).

В отдельный тип выделяются политические преступления, т. е. политическая деятельность с использованием нелегитимного насилия.

Сходную с А. Маршем позицию занимает У. Милбрайт (США), подразделяющий политическое участие на конвенциональное (легальное и регулируемое законом) и не конвенциональное (незаконное, отвергаемое большей частью общества по моральным, религиозным и иным соображениям).

К конвенциональному участию он относит голосование, участие в работе партий и избирательных кампаниях, участие в политической жизни общества, контакты с официальными лицами.

В не конвенциональное участие он включает участие в демонстрациях, бунтах, решительные протесты против безнравственных действий власти, участие в митингах протеста, отказ повиноваться несправедливым законам и политическим решениям. Не конвенциональное участие подразделяется на ненасильственные активные формы (демонстрации, пикеты, митинги и т. п.) и насильственные формы политического участия (терроризм, бунт и т. п.).

Сочетания форм политического участия (приемлемые и неприемлемые) и степеней активности (активное и пассивное) позволяют получить четыре типа политического участия.

Политическое участие часто подразделяют на автономное и мобилизационное.

Автономное участие — это свободная добровольная деятельность индивидуумов, преследующих личные и групповые интересы.

В отличие от него мобилизационное участие носит принудительный характер. Стимулами политической активности становятся страх, административное принуждение, традиции и т. п. Как правило, мобилизационное участие направлено исключительно на поддержку политической системы, его целью является демонстрация преданности правящей элите, всенародного единства и одобрения проводимой политики. Подобное участие ни в коей мере не является средством реализации групповых интересов, поэтому в определенном смысле его можно назвать квазиучастием.

В любом обществе, в любой политической системе присутствуют элементы того и другого участия. В тотальных и авторитарных режимах доминирует мобилизационный тип участия. Демократии в большей степени присущ автономный тип, хотя и при демократическом режиме существуют элементы мобилизационного поведения. Так, в избирательных кампаниях активно используется метод манипулирования сознанием.

При анализе политического участия следует иметь в виду мотивы политической деятельности индивидуума. К наиболее общим мотивам относят идеологический, нормативный и ролевой.

Идеологический мотив означает, что личность участвует в политической жизни, разделяя и поддерживая официальную идеологию общества. Такой мотив обеспечивает идентификацию личных политических ценностей с политическими ценностями государства, входящими в структуру личности. Однако расхождение личных и политических установок может вызвать резко негативную и даже враждебную реакцию против государства и политической системы.

Нормативный мотив означает, что политическое поведение человека строится по правилам, диктуемым политической системой, без их соотнесения с личностными ценностями и установками. Поведение индивидуума основывается на признании силы власти, выработанном в процессе политической социализации. Подчинение политической системе рассматривается как исключительно правильная и ценная ориентация.

Ролевой мотив связан с той социальной ролью, которую личность выполняет при данной политической системе, т. е. с его социальным положением и собственной самооценкой. Чем ниже социальное положение, тем более вероятным становится радикальный настрой личности против существующей власти.

Значительный вклад в исследование мотивов вовлеченности индивидуума в политику внесли приверженцы «гуманистической» психологии. Согласно концепции ее основоположника А. Маслоу существуют пять основных потребностей личности: физиологическая, безопасности, любви, самоутверждения, самоактуализации. Данные потребности образуют устойчивую иерархию, в которой физиологические потребности считаются низшими, а потребности самоутверждения и самоактуализации — высшими. По мере удовлетворения низших потребностей действия человека начинают определять высшие потребности.

Очевидно, что данный подход может быть с успехом применен для исследования политической деятельности. При этом: физиологические потребности в политической сфере могут трансформироваться в потребность повышения жизненного уровня; потребность в безопасности — в стремление к социальному миру, порядку и законности; потребность в любви — в потребность социальной идентичности (чувства принадлежности к определенной социальной группе, партии, движению и т. п.); потребность самоутверждения — в потребность повышения социального статуса и престижа; потребность самоактуализации — в потребность выразить и реализовать свои интересы и убеждения в политической сфере.

В обществе, в котором не удовлетворены самые первичные потребности индивидуума, политическое поведение и участие будут определяться отнюдь не стремлением воплотить свои ценности и интересы, достичь каких-либо гуманных целей, а в первую очередь неудовлетворенными социально-экономическими потребностями, а также потребностью в социальной и правовой защищенности. Так, в России социологи фиксируют наибольшую озабоченность населения низким уровнем жизни и проблемами безопасности. Соответственно и включение в политику большинства российских граждан происходит под лозунгами повышения жизненного уровня, социальной защиты, борьбы с преступностью, которые отражают неудовлетворенность двух низших потребностей.

Согласно положениям концепции Р. Инглхарта, в стабильном, экономически развитом обществе, в котором удовлетворены основные материальные потребности людей, происходит сдвиг в сторону постматериальных ценностей. На передний план выходят потребности: улучшения качества жизни, улучшения экологии, большего участия личности в принятии решений на местном уровне, преодоления бюрократизма и безличности власти, гармонизации социальных отношений и т. п. Отсюда появление новых массовых движений: молодежных, «неформальных», экологических, пацифистских и т. п.

Рассмотрим более подробно некоторые типы политического участия.

К наиболее распространенному типу относится электоральное поведение. Многочисленные исследования показали, что на предпочтения избирателей влияют многие факторы: пол, возраст, конфессиональная принадлежность, особенности первичной социализации. Несмотря на многообразие вышеприведенных факторов, существуют некоторые общие тенденции поведения отдельных электоральных групп. Например, мужчины в целом гораздо более активно, чем женщины, участвуют в выборах. На активность влияет образование: образованные граждане демонстрируют высокую степень политического участия в избирательном процессе. Лица от 35 до 55 лет более активны, нежели молодежь или лица пожилого возраста. Влияние на активность оказывают семейное положение и членство в каких-либо организациях. Взгляды и предпочтения женщин более консервативны, нежели у мужчин. Замужние неработающие женщины часто придерживаются политических установок своих мужей. Молодежь в определенной степени тяготеет к радикализму и охотно отдает свои голоса тем, кто обещает скорые перемены. Ее избирательные ориентации расходятся с ориентациями большинства общества, а уровень активности относительно невысок. Люди пожилого возраста тяготеют к левым партиям.

Безусловно, вышеперечисленные тенденции не абсолютны. Выборы часто оказываются трудно предсказуемыми. Зачастую избиратель, недовольный традиционными политическими партиями, под влиянием сиюминутных настроений и впечатлений, стремительно меняет свои ориентации и предпочтения. Не случайно некоторые, не лишенные чувства юмора политологи проводят аналогии между женским характером и характером среднего избирателя.

В структуре политического поведения и участия определенное место занимают протестные формы поведения. Политический протест — это проявление в открыто демонстрируемой форме негативного отношения к политической системе в целом, к ее отдельным элементам, нормам, ценностям, принимаемым решениям.

К протестным формам поведения относят митинги, демонстрации, шествия, забастовки, пикетирования, массовые и групповые насильственные акции. Наиболее распространенной причиной протестного поведения является депривация, т. е. состояние недовольства, вызываемое расхождением между реальным и (или) оцениваемым и ожидаемым состоянием, к которому стремится субъект. В том случае, когда сравнение социальной действительности (или ее оценки) с социально значимыми ценностями порождает чувство глубокой неудовлетворенности, может возникнуть ощущение, что при некоторых социальных и политических изменениях желанные цели могут быть достигнуты в относительно короткий срок. Если описываемое расхождение становится значительным, а недовольство приобретает массовый характер, возникает мотивация участия в протестных действиях. Факторами депривации могут быть экономический спад, резкий рост налогов и цен, разрушение стандартных норм и убеждений, утрата привычного социального статуса, завышенные ожидания, отрицательные результаты сравнения собственных успехов с успехами других или с некоторым «нормативным» состоянием.

Как показывает политическая практика, недовольство порождает протест прежде всего у тех, кто еще не потерял надежду «выбиться в люди», у кого уже были успешные попытки улучшить свое положение. Таким образом, протестное поведение более свойственно людям, чье положение относительно улучшилось, нежели тем, у кого оно стабильно остается плохим. Следовательно, «взрыв» протестных форм поведения с большей вероятностью происходит в период перехода от экономического подъема к глубокой депрессии, когда люди начинают сравнивать свое новое положение с предыдущим. Подобные предпосылки протестного поведения людей необходимы, но не достаточны. Для того чтобы протест состоялся, необходимы определенный уровень социального недовольства, признание силы и массовых действий в качестве приемлемого средства социальных перемен. Росту депривации и активизации протестных действий способствуют радикальные идеологии, лозунги и символические акции, недоверие к политическому режиму, разочарование в традиционных способах выражения требований.

Достаточно часто политический протест проявляется в форме митингов, демонстраций, шествий, забастовок. При низкой степени институционализации подобные акции могут приводить к массовым беспорядкам, насилию, прямому столкновению с властями. Именно поэтому проведение массовых политических мероприятий регулируется во многих демократических странах специальными законами, которые предусматривают ряд необходимых мер, предшествующих проведению подобных акций (порядок уведомления властей о проводимых мероприятиях или получение организаторами предварительного разрешения властей на проведение митингов, демонстраций, шествий и т. п.).

К насильственным не конвенциональным типам политического поведения и участия относится терроризм. Понятие «терроризм» не следует путать с понятием террористическая деятельность, в содержание которого входят как террор, проводимый государством против народа или политических деятелей других государств, убийства политических конкурентов, так и собственно терроризм. Под терроризмом понимается оппозиционная деятельность экстремистских организаций или отдельных личностей, целью которых является систематическое или единичное применение насилия (либо его угрозы) для запугивания правительства и населения. Характерной чертой, отличающей терроризм от уголовных преступлений, является проведение таких насильственных акций, которые способны вызвать в обществе шок, получить широкой резонанс, повлиять на ход политических событий и принятие решений.

Существуют различные виды политического терроризма.

По идеологическим ориентациям выделяют правый (неофашистский, правоавторитарный) клевый (революционный, анархистский, троцкистский и т. п.) терроризм.

По преследуемым террористами целям различают культуро-творческий (возбуждающий общественное сознание с помощью кровавых акций),рациональный (являющийся средством политического участия) и идеологический (воздействующий на всю политическую систему в целом и ее нормы) терроризм.

По исторической направленности терроризм может подразделяться на анархо-идеологический, стремящийся нарушить традиционную политическую систему, мир отцов, прервать историческую преемственность, и национал-сепаратистский, стремящийся, наоборот, восстановить мир предков, былое величие и единство нации, независимость и суверенитет, отвоевать утраченные территории, отомстить за нанесенные травмы и обиды.

В отдельный вид выделяется религиозный терроризм, стремящийся к войне против «неверных». Среди организаций такого типа наибольшее распространение получили группы исламско-фундаменталистского толка.

К методам терроризма относятся убийства политических деятелей, похищения, угрозы и шантаж, взрывы в общественных местах, захват зданий и организаций, захват заложников, провоцирование вооруженных столкновений и т. п. Для членов террористических организаций характерно стремление оправдать свои действия высшими целями, невозможностью иначе повлиять на ситуацию. Однако мотивы участия в деятельности террористических организаций чаще всего бывают абсолютно иные.

Ученые утверждают, что основу террористических организаций составляют лица от 20 до 30 лет. Среди них высок удельный вес студенчества, особенно учащихся гуманитарных специальностей. Лица старше 30 либо возглавляют эти организации, либо являются «экспертами», их консультирующими.

Было бы неправомерно объяснять политический терроризм исключительно психопатологическими чертами его агентов. Обследования задержанных террористов показывают, что лиц с психопатологическими отклонениями среди них немного. Для террористов характерны: завышенные притязания, неадаптированность к реальности, неудачи в освоении социальных ролей, обвинение других в собственных неудачах, эмоциональная неразвитость, повышенная степень агрессивности, стремление к стрессам, фанатизм. Участие в террористических организациях — это своего рода способ компенсации низкой личностной самооценки (за счет чувства господства над другими), способ преодоления чувства одиночества, формирования ощущения сопричастности, коллективного единства. По существу, член террористической организации — это радикализированный маргинал, отвергший общепринятые нормы культуры, создающий и осваивающий нормы контркультуры — культуры насилия.

Рост терроризма прямо не связан с социально-экономической ситуацией в обществе. Безусловно, кризис и спад производства влияют на распространение террористического поведения, однако «всплеск» террористических акций можно наблюдать и в экономически благополучных странах. На развитие терроризма значительное влияние оказывает эмоционально-интеллектуальный настрой общества. Так, романтическое восприятие терроризма как борьбы за правду, справедливость, как своего рода «политического робингудства» способно оказать моральную поддержку террористам и способствовать распространению чудовищных преступлений. Резкое же неприятие терроризма как исключительно асоциального явления — залог успеха в борьбе с ним.

Выстрел в петербургского градоначальника Ф. Трепова, произведенный январским утром 1878 г. В. Засулич, ознаменовал зарождение в российском государстве политического терроризма. Некоторые историки считают, что прообразом современных террористических организаций можно считать «Народную волю», созданную в 1879 г. Как правило, российские террористы любили называть себя революционерами. Так, член «Земли и воли» А. Морозов, оправдывая политический терроризм, писал: «Политическое убийство — это осуществление революции в настоящем». Наиболее известными политическими терактами в России стали многочисленные покушения на Александра II, а затем и его убийство, убийство П. Столыпина, покушение на В. Ленина. В период существования тоталитаризма политический терроризм оказался «заменен» государственным террором. Распад СССР, рост сепаратистских настроений внутри постсоветской России, кризисное состояние российского общества и государства привели к возрождению политического терроризма в нашей стране.

Однако какими бы целями ни оправдывался политический терроризм, он был и остается одним из тяжелейших политических преступлений. Поэтому проблемы борьбы с терроризмом международным сообществом признаются наиболее приоритетными.

Важно учитывать результативность, возможности и пределы политического участия различных субъектов политического поведения. Чем ближе человек к власти, тем больше у него возможностей оказывать влияние на принятие властных решений. Влияние же рядовых граждан на структуры власти, даже в условиях демократических режимов, незначительно. Большую долю ответственности и компетенции в осуществлении власти берут на себя различные политические институты.

Некоторые политические институты вообще остаются за пределами влияния населения. Не секрет, что до сих пор существуют закрытые политические зоны. По данным западных политологов, до 90 % населения планеты не имеет возможности контролировать действия институтов власти, затрагивающих их судьбы.

Большинство политологов полагают, что признаком нормально функционирующей системы политических отношений является не всеобщая политизация населения, а нормальная деятельность граждан и политиков в своих сферах, причем личность, успешно занимающаяся своим делом и полноценно обеспечивающая свою жизнь, как правило, не вмешивается в политику. «Хотя норма, требующая от человека участия в общественных делах, широко распространена, активное участие в них отнюдь не является наиболее важной формой деятельности для большинства людей. Оно не является ни основным их занятием в свободное время, ни главным источником удовлетворения, радости и волнения». Обычно люди ограничивают свою политическую деятельность участием в выборах, референдумах. Но как только они испытывают ограничения и давление со стороны существующей власти (несовершенство законодательства, чрезмерное налогообложение, расовая дискриминация и т. д.), их политическая активность повышается.

Многочисленные зарубежные исследователи отмечают, например, слабый интерес американцев к политике, их политическую пассивность. Большинство американцев ограничивают свою гражданскую активность лишь голосованием. Похожая ситуация и в ряде европейских стран. Однако граждане западных стран проявляют высокую гражданскую активность в местном самоуправлении на муниципальном уровне и в производственной сфере деятельности.

Политическое участие, с точки зрения западных политологов, имеет свои разумные пределы, необходимые для стабильного развития общества. В этом случае ограниченное участие или даже неучастие может рассматриваться в качестве стабилизирующего фактора. Так, активизация аполитичных слоев населения, включение их в политический процесс могут привести к дестабилизации политической системы. Разрушающий характер деятельности аполитичных слоев населения позволяет сделать вывод о том, что опасно расширять масштабы участия за пределы традиционных форм демократической активности граждан. Лозунгу «больше участия в интересах демократического развития» противопоставляется принцип «не будите спящую собаку».

Политическому участию противостоит такой тип политического поведения, как абсентеизм. Под абсентеизмом понимается уклонение от участия в политической жизни (в голосовании, избирательных кампаниях, акциях протеста, деятельности партий, групп интересов и т. п.), утрата интереса к политике и политическим нормам, т. е. политическая апатия. Абсентеизм присутствует в любом обществе, однако его рост, равно как и рост доли апатичных людей, свидетельствует о серьезном кризисе легитимности политической системы, ее норм и ценностей.

Главный фактор, обусловливающий абсентеизм,— доминирование у личности норм субкультуры при почти полном вытеснении общепринятых норм культуры. В результате личность воспринимает мир, находящийся за рамками «своей» субкультуры, как чуждый и (или) иллюзорный. Высокая степень удовлетворения личных потребностей также может привести к утрате интереса к политике. С точки зрения некоторых политологов, способность личности самостоятельно справляться со своими проблемами, частным образом отстаивать свои интересы может порождать ощущение ненужности политики, и наоборот, угроза собственным интересам со стороны более могущественных групп порождает стремление обратиться к политике как средству отстаивания и защиты своих интересов. Также вызвать политическую апатию может чувство собственной беспомощности перед лицом сложных проблем, недоверие к политическим институтам. Абсентеизм может быть обусловлен распадом групповых норм, утратой личностью чувства принадлежности к какой-либо социальной группе, а следовательно, потерей целей и ценностей социальной жизни, а также отсутствием представлений о связи политики с частной жизнью. Абсентеизм в большей степени наблюдается у молодежи, представителей различных субкультур, лиц с низким уровнем образования.

В современной России доля политически апатичных людей в составе населения достаточно велика. Это обусловлено кризисом массового сознания, конфликтом ценностей, отчуждением большинства населения от власти и недоверием к ней, политико-правовым нигилизмом и сохранением устойчивой веры в «чудесное» пришествие великого харизматического лидера. На абсентеизм определенной части российского общества значительное влияние оказало крушение мифа о скорейшем вхождении в круг высокоразвитых стран и мифа об «экономическом чуде».

Роль абсентеизма в современном российском обществе неоднозначна. С одной стороны, именно абсентеизм является чуть ли не единственным стабилизирующим фактором в обществе, в котором отсутствуют эффективные механизмы мирного разрешения социальных и политических конфликтов. С другой — существует опасность, что при определенных условиях возможен резкий переход от абсентеизма к радикальным формам политического поведения. Именно поэтому в России актуальной остается проблема приобщения большей части населения к политике через институализированные формы участия.