регистрация / вход

Политическая система

Поиски "идеального государства", в котором частные интересы граждан органически сочетались бы с общими интересами всего сообщества. Сущность понятия "политическая система". Империи, конфедерации, национальные, унитарные и федеративные государства.

Реферат

по дисциплине: Политология

на тему: Политическая система


Введение

Начиная с Платона, политическая мысль упорно ищет такую модель политической системы, «идеального государства», в котором частные интересы граждан органически сочетались бы с общими интересами всего сообщества. В поисках такой модели и сформировались идеи правового, национального и классового общества, каждая из которых пытается дать ответ на вопрос о том, каково должно быть «идеальное государство».

Большинство политологов под политической системой понимают совокупность политических взаимосвязей и отношений, существующих в каждом обществе. Вот как определяет политическую систему энциклопедический словарь по политологии: «Политическая система — это целостная, упорядоченная совокупность политических институтов, политических ролей, отношений, процессов, принципов политической организации общества, подчиненных кодексу политических, социальных, юридических, идеологических, культурных норм, историческим традициям и установкам политического режима конкретного общества.

Политическая система включает организацию политической власти, отношения между обществом и государством, характеризует протекание политических процессов, включающих институционализацию власти, состояние политической деятельности, уровень политического творчества в обществе, характер политического участия, неинституциональных политических отношений».

Известный американский политолог Д. Истон считает, что «мы можем охарактеризовать политическую систему как поведение или же комплекс взаимодействий, с помощью которых достигается и осуществляется для общества властное размещение ресурсов (или обязывающие решения)».


Понятие «политическая система»

Политическая система - совокупность институтов и организаций, составляющих целый комплекс взаимодействий. Основным, центральным институтом такой политической системы является институт государства. Именно вокруг него группируются остальные субъекты политики — как институциональные или функциональные, так и социальные, такие как элиты, или же политические лидеры.

Понятие «политическая система» довольно часто ассоциируется с понятием «государство», хотя, конечно, концептуальное значение политической системы шире и не всегда позволяет отождествлять ее с понятием собственно «государство». Тем не менее, верно и то, что без государства не может существовать и политическая система.

Государство — отнюдь не абстракция, не есть оно и нечто извне навязанное людям, чему они вынуждены подчиняться против своей воли. Государство воплощает в себе глубокую потребность человека в неких единых для той или иной человеческой ассоциации ценностях, потребность в универсальных идеалах в рамках человеческого общества, в некоем ценностном каркасе, способном держать, цементировать совместную социальную жизнь, которая иначе распадется.

Типология политических систем

Можно утверждать, что сформировалось многомерное представление о различных образцах, типах и формах политических систем, отличающихся друг от друга объективно и закономерно существующими культурными и социально-историческими особенностями. С исторической точки зрения правомерно типологию политических систем рассматривать в следующей последовательности: имперские политические системы, конфедерации и федерации, современное национальное государство.

Империи всегда были политическими системами, организуемыми элитами с целью распространения своей власти на желательно, но не обязательно, граничащие с центральной территорией зоны. Как правило, имперские политические системы имели следующие характеристики:

— обширная территория;

— сильная централизация власти;

— наличие элиты, стремящейся к экспансии;

— асимметричные отношения господства и подчинения между центром и периферией;

— наличие общего политического проекта, политической программы, стоящей над интересами конкретных групп;

— разнородный этнический, культурный и национачьный состав империи.

Империи всегда обладали специфическими чертами, в зависимости от цивилизации и исторического периода, когда они существовали. Так, Римская империя мало была похожа на Британскую империю XIX—XX вв., так же как и Российская на Империю Великого Инка. И, тем не менее, любая имперская политическая система возникает за счет территориальной экспансии из первоначального ядра, которым может быть отдельный город (Рим, Куско) или национальное государство (Англия, Россия). Экспансия может осуществляться различными методами, причем главными являлись военные приобретения, освоение колоний, создание местных администраций, подчиненных имперским элитам, осуществлявшим, прежде всего, контроль экономических ресурсов периферийных областей и т. д. Как отмечал Н. Макиавелли, «...государства разделяются на те, где подданные привыкли повиноваться государям, и те, где они искони жили свободно; государства приобретаются либо своим, либо чужим оружием, либо милостью судьбы, либо доблестью».

Необходимость поддержания политико-административного контроля в колонизированных зонах вынуждала имперские элиты формировать обширную гражданскую и военную бюрократию как в центре империй, так и на периферии. Вместе с тем имперские элиты оставляли за собой право принятия основных решений, подчиненное же население не имело институциональных каналов, обеспечивающих выражение элитам их интересов. Поэтому в имперской политической системе управление осуществлялось, как правило, с использованием авторитарных, или же деспотических, диктаторских методов.

Подданные в имперской политической системе не обладали действительными политическими правами, и в первую очередь правом участия в законодательном процессе или принятии решений.

Другим типом политической системы является конфедерация, которая представляет собой внутренне противоречивую форму политической организации. Ведь для нее прежде всего характерны проблемы в области юрисдикции, в силу того обстоятельства, что каждое входящее в конфедерацию государственное образование почти в полном объеме сохраняет свои конституционные прерогативы и власть.

Что касается внутренней организации конфедераций, следует обратить внимание на следующие моменты:

— финансовые ресурсы образуются из взносов государств-членов;

— вооруженные силы принадлежат каждому из государств-членов;

— нормы закона становятся обязательными, если они опубликованы в качестве закона каждым государством-членом;

— в состав законодательного органа входят представители объединенных государств в равном количестве, обладающие одинаковыми статусом и полномочиями;

— бюрократический аппарат, общий для всех государств-членов, отсутствует;

— исполнительные органы функционируют на коллегиальной основе;

— международная политика проводится совместно, согласованно, хотя это не исключает самостоятельности в конкретных вопросах.

Примером политической системы конфедеративного типа является Швейцарская конфедерация, возникшая в 1291 г. как союз трех кантонов (Швиц, Ури, Унтервальден) для защиты от агрессивной внешней политики Габсбургов. Политической системой на основах конфедеративного устройства являлись и Соединенные Штаты Америки со времени завоевания независимости в 1776 г. и до принятия Конституции континентальным конгрессом в 1787 г. В конце XX в. попытки объединения государств на конфедеративной основе предприняты развитыми странами современной Европы (Европейский Союз), Россией и Беларусью.

Как показывает исторический опыт, конфедеративные политические системы являются в той или иной мере системами переходного периода и жизнеспособность их форм очень неустойчива. Существуют два типа конфедерации: к первому относятся те конфедерации, которые затем трансформируются в федеративные политические системы. Ко второму — те, которые терпят неудачу и распадаются.

Конфедерации зачастую возникали в условиях политического, а чаще просто военного кризиса, так как государства, их образующие, видели в них средство противостояния общей военной опасности. Конфедерации отвечали в таких случаях стремлению политических элит к взаимному усилению власти посредством союзов, отдаляющих опасность смещения их с того места, которое они занимали в своих государствах.

Ценой, которую платят элиты государств — членов конфедерации за укрепление подобным образом своей власти, является ограничение суверенитета, которым они обладали до создания объединения. Именно эта причина часто оказывалась решающей при роспуске конфедерации. Кроме того, несмотря на юридическое равенство государств-членов, на практике кто-либо играет главенствующую роль благодаря своему более значительному экономическому, политическому, военному и иному потенциалу, что ведет к возникновению клиентельских взаимоотношений.

Еще один тип политической системы — это современное национальное государство, которое получило наибольшее распространение за последние сто лет. Национальное государство пришло на смену средневековому полицентризму, противопоставив ему свое суверенное единство и освободившись от папской опеки над светской властью. Само же формирование такой политической системы прошло через этап абсолютных и конституционных монархий.

Характерные черты, критерии классификации политической системы

Среди характерных черт такой политической системы следует назвать:

— территориальную стабильность;

— концентрацию суверенной политической власти в руках национальной элиты, стоящей над прочими социальными группами;

— формирование зависимых от национальной политической элиты единых вооруженных сил;

— создание единой управленческой администрации;

— структурирование централизованной судебной системы.

Исследователи отмечают, что такое государство возникает в связи

с развитыми капиталистическими отношениями, которые нуждаются в целостности политической системы в качестве гаранта формирования национальных рынков, где возможен обмен продукцией массового производства и где одной из основных черт национального государства является тенденция к централизации политической власти. Как отмечал X. Ортега-и-Гассет в своей работе «Восстание масс», «...секрет успеха национального государства надо искать в его специфически государственной деятельности, планах, стремлениях — словом, в политике».

Степень же централизации в различных национальных государствах не может быть одинаковой. Многое зависит от того, через какие стадии прошло формирование конкретного типа политической системы в ходе ее исторического развития. В классическом виде различаются два таких типа — унитарное и федеративное национальные государства.

Унитарное государство характеризуется высокой степенью централизации политической власти, хотя и здесь в последние десятилетия наметились тенденции к передаче местным органам управления целого ряда функций центра. Среди таких государств можно назвать Францию, Великобританию, Италию. Такое гибкое реагирование на меняющиеся условия в политической жизни помогает политической национальной элите эффективно руководить социальными и политическими процессами, удовлетворять интересы широких слоев населения. Но при этом в силе остается сам принцип, по которому всю конституционную структуру сверху донизу определяют центральные органы власти.

Для политической системы федеративного государства, напротив, характерна множественность государств-членов с особым юридическим порядком в некоторых сферах, с широкой автономией властей. Федерация, как правило, представляет собой союзное государство, состоящее из большого количества (как в случае США или России) или нескольких (Канада, бывшая Югославия) субъектов, обладающих определенной степенью самостоятельности в тех или иных областях общественной жизни. Политологи сходятся во мнении, что федерацию как политическую систему отличают следующие признаки:

— федеральное правительство располагает исключительным правом на осуществление внешней политики;

— государства, входящие в федерацию, не обладают правом одностороннего выхода из нее;

— федеральное правительство осуществляет власть без прямого одобрения субъектов федерации во всех случаях за исключением одностороннего изменения административных границ;

— в федеративном двухпалатном парламенте, как правило, существует палата, в которой в равной степени представлены государства—члены федерации. Современные унитарные и федеративные государственные образования представлены здесь в идеальном виде, что в политической практике встречается крайне редко. И даже наиболее централизованное государство всегда оставляет определенные рамки автономии некоторым местным или региональным органам. Отличие же между двумя формами национального государства — не в сути, а в степени (большей или меньшей) децентрализации политической власти, в разграничении полномочий внутри них.

В наши дни национальное государство — это достаточно широкое политологическое понятие, согласно которому это государство спо-' собно развиваться в рамках различных политических режимов, таких как абсолютистские монархические, либерально-демократические, авторитарно-консервативные государства, возникшие после второй мировой войны, а также вследствие распада как колониальной системы, так и Советского Союза, Югославии, Чехословакии.

Известны также классификации политических систем по другим критериям.

Так, по Г. Алмонду, критерием для деления политических систем является политическая культура. В соответствии с этим критерием в XX в. существовали четыре типа политических систем.

1. Англо-американская система (имеющая двухпартийную основу) — представляет собой гомогенную политическую культуру (политические цели и средства их достижения разделяют практически все). Примером такой системы является политическое устройство США и Великобритании.

2. Европейско-континенталъная (наличие более двух партий) — имеющая культуру с общими корнями и общим наследием, причем характерно сосуществование старых и новых культур. Данные политические системы существуют в Германии, Франции, Италии.

3. Доиндустриальные и частично индустриальные политические системы имеют смешанную политическую культуру. Слабые коммуникация и координация, резкое расхождение политических ориентации приводят к частому применению насилия. Носителями данной системы являются некоторые страны Африканского и Восточно-Азиатского регионов.

4. Тоталитарная политическая система (монопартийность) характеризуется принудительной активностью в политике, отсутствием каких-либо объединений и партий, кроме правящей, подавляющей все попытки выражения чьих-либо «неугодных» интересов. Явными представителями, имеющими такую политическую систему, были СССР и Китай, а в настоящее время — Куба, КНДР.

Ж. Блондель предлагает деление политических систем на пять категорий, согласно социально-политическому критерию: 1) либеральные демократии с опорой на либерализм в принятии решений;

2) коммунистические системы с приоритетом равенства социальных благ и пренебрежением к либеральным средствам его достижения;

3) традиционное государство, обычно управляемое олигархией и консервативное по своему характеру, поскольку распределение социальных и экономических благ, как правило, весьма неравномерно;

4) популистские системы, сложившиеся в развивающихся странах в послевоенные годы и стремящиеся к большому равенству в области экономических и социальных благ;

5) авторитарно-консервативная система, противостоящая углублению равенства и политического участия, характерной чертой которой является проведение активной политики, направленной на сохранение сложившегося неравенства.

Также распространено деление политических систем по такому критерию, как политический режим — совокупность средств и методов осуществления политической власти на основе характера и способа взаимоотношения власти, общества (народа) и личности (граждан). В соответствии с этим критерием политические системы делятся на тоталитарные, автократические и демократические.

1. Тоталитарная система отличается стремлением власти контролировать все сферы общественной жизни и личную жизнь граждан: ее характерными чертами являются всеобщая политизация и идеологизация общества, законами защищаются только интересы государства; действует принцип «запрещено все, что не приказано»; легальная политическая оппозиция отсутствует; в стране признается право на существование только одной правящей партии, в интересах этой партии осуществляются насильственные и законодательные действия, направленные на усиление ее могущества.

2. Автократическая система (авторитаризм) имеет следующие характерные черты: правящая (доминирующая) группировка является наиболее влиятельной политической силой общества, имеющей в своих руках исполнительную власть, превосходящую полномочиями законодательную; политические права и свободы граждан в значительной степени ограничены, законы преимущественно на стороне государства; действует принцип «все, что не разрешено, — запрещено»; государство ставит легальную оппозицию в такие условия, что ее деятельность становится невозможной; все сферы деятельности других партий и общественных сил находятся под жестким контролем государства, имеющего жесткую централизацию власти; доминирует официальная идеология; церковь хоть и отделена, но находится под контролем государства.

3. Демократическая система имеет власть, разделенную на независимые друг от друга ветви: законодательную, исполнительную, судебную; граждане имеют больше прав и свобод, юридически закрепленных за ними; действует принцип «все, что не запрещено, — разрешено»; существует легальная оппозиция, которая пользуется правами и свободами; функционирует многопартийная система, при которой одна партия может сменить у власти другую на законных основаниях в результате выборов; средства массовой информации полностью свободны от цензуры, за исключением отдельных моментов; отсутствует официальная идеология; государственное устройство унитарное или федеративное (конфедеративное).

В зависимости от ориентации на стабильность или перемены политические системы подразделяются на:

1) консервативные — главная цель сохранить и поддерживать традиционные структуры, положение, сложившееся в политической, экономической и культурной сферах;

2) трансформирующиеся, проводящие общественные преобразования, которые, в свою очередь, подразделяются на:

— реакционные режимы, цель которых вернуть общество (в целом или частично) назад, к прежнему типу политической и экономической системы;

— прогрессивные системы, стремящиеся сформировать общество нового типа или изменить культуру, образ жизни, социальную структуру и т.д.

Политические системы настолько объемны и многомерны, что односторонний подход к их определению и анализу невозможен. Современная теория политической системы сформировалась под воздействием достижений в биологии, кибернетике и новых открытий в политике. В 50-е гг. XX в. стала складываться общая теория систем, что ускорило становление системного подхода в' политологии, элементы которого формировались давно. Д. Истон в работах «Политическая система» (1953), «Предел политического анализа» (1956), «Системный анализ политической жизни» (1965) изложил основу анализа любой политической системы любой страны, а также основных составляющих ее элементов или подсистем: парламента, правительства, местного самоуправления, политической партии, общественной ассоциации. По Истону, политическая система — это саморегулирующийся и развивающийся организм, реагирующий на поступающие извне импульсы. Система имеет вход, в который поступают импульсы в форме требований от субъектов политики, как социальных, так и институциональных, и одновременно в форме поддержки (или протеста). Далее в самой системе начинается процесс конверсии, в результате чего происходит: — артикуляция интересов, в результате чего интересы формируются в требования;

— агрегирование интересов, т. е. процесс комплектования интересов и требований по важности, срочности, целесообразности и т. п.;

— формирование норм и решений;

— контроль за тем, как эти нормы и решения претворяются в политической жизни;

— доработка и регулирование процесса выполнения, а иногда и пересмотр решений (контролирующе-регулирующая функция);

— обеспечение взаимодействия всех предыдущих функций друг с другом. В дальнейшем все принятые решения и нормы в результате процесса конверсии через выход поступают в общество.

Выход информации — результат функционирования всей политической системы, далее в системе начинается процесс «обратной связи», в котором решаются и прорабатываются различные варианты, способные обеспечить стабильность в обществе, удовлетворяя большинство требований субъектов всей политической системы, т. е. происходит постоянное движение в общественной и политической жизни.

Другой американский исследователь, Г. Алмонд, опираясь на модель политической системы Истона, рассматривает политическую систему с помощью бихевиорального метода как множество взаимодействий и поведений, имеющих государственную и негосударственную основу. Так, вход информации, по Алмонду, складывается из политической социализации и мобилизации населения, анализа существующих интересов (высказанных и невысказанных), укрупнения (обобщения и интеграции) интересов, политических коммуникаций (связей и взаимосвязей различных политических сил). Выход информации состоит из установления правил (законодательная деятельность), их применения (исполнительная деятельность правительства), формализации (придание им юридического оформления) и непосредственного выхода информации (практическая деятельность правительства по осуществлению внутренней и внешней политики).

В модели Г. Алмонда основное внимание уделено множественности различных интересов внутри самой системы, их столкновению и взаимодействию, учету этих разнообразных и разноуровневых интересов системой и главное — их реализации.

Функции политической системы

Функции системы — определенные типы деятельности, удовлетворяющие ее потребности в самосохранении и направленной организованности. Антиподами функций являются дисфункциональные процессы — действия, разрушающие данное состояние, дестабилизирующие сложившиеся взаимосвязи.

От функции и дисфункции следует отличать нефункции, т. е. акции, идущие от политической системы, но не влияющие прямо на продолжение существования системы и общества. Так, государственное управление теми или иными объектами может не носить политического характера, в этом случае оно не является функцией политической системы; слабое участие кого-либо в жизни политической партии может быть политически нефункционально для партии.

Функции политической системы представляют собой особый уровень социальных функций. Они направлены на сохранение и развитие властных отношений и их среды — общества. В свою очередь, функции политической системы могут анализироваться на макро-, медиа-, микроуровне. На макроуровне выделяются наиболее общие требования, которым подчиняется функционирование политической системы в целом (функции первого порядка). На медиауровне выделяются наиболее характерные направления обеспечения легитимности, устойчивости и динамизма политической системы (функции второго порядка). На микроуровне анализируются характерные элементы политической технологии или политического процесса (функции третьего порядка).

К функциям макроуровня, направленным на определение и достижение общих коллективных целей, относятся адаптация, интеграция различных элементов политических отношений, поддержание модели, или сохранение системы.

К функциям медиауровня относятся регулирование, распределение ценностей; мобилизация ресурсов, реагирование; политическая социализация, рекрутирование.

Функции микроуровня: артикуляция (выявление) и агрегация (интеграция) интересов, их конверсия (перевод в решения или ответ на вопрос, что делать), принятие решений, обеспечение поддержки.

В функциях политической системы действует следующая закономерность:

— на микроуровне функции проявляются, как правило, ясно, т. е. цели и намерения не скрыты, действия соответствуют поставленным целям;

— на медиауровне между намерениями и реальными следствиями действий могут существовать различия, и немалые. Например, акции, направленные на политическую социализацию, могут только частично вызывать ожидаемые последствия, частично играть дисфункциональную роль;

— на макроуровне функции и дисфункции могут иметь открытый и скрытый (латентный) характер, функциональность и дисфункцио-нальность не всегда и не сразу становятся очевидными.

Рассмотрим подробнее функции макроуровня.

В целедостижении американский социолог Т. Парсонс видел специфическую для политической системы функцию — адаптацию, т. е. навязывание ценностей образования, социализации, солидарности, интеграции. Определение и достижение коллективных целей означает, что любое регулирование и все задачи решаются при следовании общей цели, сохранении целостности общества. Цели могут носить глобальный характер и открыто декларироваться, а могут не декларироваться, но обязательно присутствовать в программах политических партий.

В США все вращается вокруг американской мечты (дом с машиной, работа — дело, образование детям, обеспеченная старость). На этой основе происходит смена правительств и политических курсов.

В России смены правительств происходят и будут происходить при неизменности базового принципа — перехода к рыночной экономике.

Суть интеграции — в обеспечении связей, координации между элементами власти, в действии механизмов защиты от скачков, революций. Политическая целостность достигается действием властных структур, прямым выделением задач консолидации (национального единства). Функция интеграции актуализируется в периоды сложных переходов, раскола общества.

Адаптация — это приспособление к окружающей среде, ее возможностям и частичное подчинение среды своим интересам, использование и формирование условий эффективного функционирования. Слабость адаптации может привести к «окаменелости» системы. Это значит, что в политической системе должен работать механизм агрегации формирующихся и развивающихся в обществе требований, реагирования на них и активного формирования их перехода в приемлемое русло.

Адаптивная функция проявляется в политическом поведении конкретных лидеров, элиты, в актах, направленных на те или иные изменения и, наоборот, сохранение имеющегося (Екатерина II — эволюция от либерализма к абсолютизму; большевики — воссоздание авторитарного государства в пределах прежней Российской империи).

Путь к поддержке широких слоев может оказаться простым, если общество не структурировано по группам интересов, а лидер готов обратиться к популизму («земля — крестьянам», «мир — народам», «антигорбачевизм Ельцина»). Сущность такой политики, в которой выражено давление толпы, улицы, выразил И. Геббельс: «Мы рассуждали просто, потому что народ наш очень прост; мы думали примитивно, потому что и народ примитивен». И если бы не радикальные крайности сталинизма и нацизма, обе системы проявили бы большую жизнеспособность, приемлемость для народов, переживающих сложные периоды модернизации.

Слабость адаптации — это признак закрытости системы. Энергия разрушения системы нарастает, если проводимая политика сводится к правилу: как бы сделать лучше, ничего не меняя, — правящая элита не видит различия противоречий между интересами, сложившимися в обществе, и политическими отношениями (Горбачев, Шеварднадзе, Яковлев — «архитекторы» развала СССР).

Жизнеспособность системы зависит от ее энергии самовоспроизводства и воспроизводства среды, в которой она существует. Такая энергия раскрывается в функции самосохранения, или поддержания модели. Минимальный уровень проявления данной функции сводится к пресечению и предотвращению насильственного изменения правления, строя, проводимой политики, а также настроений в пользу такого поведения. Оптимальный уровень достигается обеспечением устойчивой лояльности граждан по отношению к властям, их постоянной широкой поддержкой в виде: 1) законопослушания; 2) уплаты налогов; 3) уважения национальных политических институтов и государственной символики.

Функция поддержания модели противостоит непредсказуемости, но не тождественна обеспечению полной политической стабильности. Смена правительств, активность оппозиции привычны для цивилизованных стран, в том числе и для тех, которые считаются политически стабильными.

Полная или абсолютная стабильность возможна только при высоком уровне благосостояния; нерезких проявлениях неравенства; огромной силе традиций; самой жесточайшей диктатуре.

Полная стабильность — идеал стратегического бытия, идеология вечного покоя, обрекает народ на застой, историческую смерть.

Необходимость поддержания модели является основным критерием разграничения политических действий, которые носят системный характер, являются условием функционирования власти, и действий, которые носят политический характер, но не системны и даже антисистемны, т. е. объективно разрушают сложившуюся систему. Так, в СССР право наций на самоопределение, вплоть до отделения, играло пропагандистскую роль, но как только оно стало нормативным лозунгом политических сил, превратилось в основу идеологии центробежных тенденций. Лозунг А. Д. Сахарова о праве каждого этноса на образование собственного государства — основа для разжигания межэтнических конфликтов. И если в мононациональных странах Восточной Европы национализм оказался эффективной базой для перехода к демократии, то для полиэтнической России — теоретическим оправданием центробежных тенденций, способом утверждения всевластия этнократии.

Драматизм России в том, что антикоммунистической волны хватило только на разрушение модели системы. Однако на функцию поддержания модели работает иммунитет культуры против сомнительных инноваций. О политическом иммунодефиците в Грузии, Украине и в ряде других постсоветских государств говорит эйфория национальной независимости, которая превратила страны в раздираемые межэтническими противоречиями, конфликтами, гражданскими войнами общества.

Общие или макрофункции конкретизируются в направлениях или видах функционирования. Установление целей системы детализируется в постановке конкретных задач в разных сферах жизни общества. Однако сводить характеристику функций медиауровня к детализации макрофункций является упрощением. Если характеристикой макрофункций является ответ на вопрос: «Что надо делать, чтобы была обеспечена легитимность механизма власти?», то характеристика функций среднего уровня больше отвечает на вопрос: «Как или по каким каналам реализуются макрофункции?».

Функция политической социализации направлена на обеспечение принятия базовых принципов политического образа жизни каждым новым поколением. Неактивность или неэффективность функционирования в этом направлении означает слабую функциональность поддержания модели.

Рекрутирование сводится к постоянному воспроизводству массы, активно поддерживающей систему в процессе ее функционирования. Наличие в стране требуемого количества бюрократов, полицейских, политиков, деятельность партий, активность избирателей на выборах — все это результат практики рекрутирования.

Регулирование обеспечивает контроль за теми или иными процессами воздействия на них. Политика огосударствления, система налогообложения, регулирование цен, контроль за нравственным здоровьем, управление большими конфликтами - таковы наиболее распространенные формы проявления регулирующей способности.

Мобилизационная (экстракционная) функция — это собирание финансовых, материальных, людских ресурсов, обеспечение поддержки проводимой политики, организация отношений между структурами, людьми.

Распределительная (дистрибутивная) функция — это авторитарное распределение ресурсов на основе стратегических или тактических соображений.

Функция реагирования проявляется в умении отвечать на импульсы, идущие от отдельных групп, и на многообразные требования, глушить противоречия, но вводить их развитие и разрешение в институциональные рамки...

Все функции взаимосвязаны и как бы дополняют друг друга, но было бы неверно видеть в функциях некую «дружную семейку», где каждому отводится свое место.

В каждой функции есть свой потенциал агрессивности. При слабости других функций агрессивность одной-двух из них может разрастаться, вести к деформациям и даже деградации других функций и системы в целом.

Так, проблемы постсоветской системы в России и странах СНГ заключаются в перегруженности требованиями, основной поток которых складывается из тех проблем, которые в цивилизованном обществе решаются в основном без участия властных структур. Право наций на самоопределение гипертрофировано до права разрушения государственной целостности. Благодаря же активности всех функций обеспечивается достаточность потенциала взаимосоответствия и сохранения внутреннего равновесия, даже при давлениях внешней среды. Используя традиционные в политике понятия, эти системные свойства функциональных отношений можно охарактеризовать через устойчивость противовесов. Так, адаптации может противостоять поддержание модели, определению целей — интеграция и т.д.

В итоге каждая функция ограничена другими. Это происходит, например, тогда, когда в требовании адаптации и определения целей актуализируется необходимость реагирования и динамизма, а поддержание модели сводится к незыблемости устоявшегося. В таком случае инновации в зависимости от соотношения энергии адаптации и самосохранения в конечном счете или сходят на нет, или разрушают систему, предваряя становление новой политической системы. Идеалом можно считать нечто среднее, поэтапную эволюцию, постепенное изменение функций интеграции и поддержания модели под давлением требований реагирования, адаптации, эволюции целей, мобилизации.


Заключение

Политические системы образуются благодаря отношениям власти и подчинения между элитой и массами. В них, независимо от природы, существует неравное распределение власти между членами, причем она концентрируется в руках организованного меньшинства. При этом постоянно происходит борьба за власть между представителями элиты и теми, кто пытается войти в нее или ее заменить.

Стремясь к легитимности, политические элиты создают и распространяют оправдывающие их положение идеологии (консервативные, реформаторские, революционные и т. д.).

Члены политических систем могут преследовать различные или противоположные цели, что является источником внутренних конфликтов, которые устраняются путем соглашений и (или) насилия. Элиты используют насилие как одно из средств защиты своей власти.

Функционирование каждой политической системы обусловлено отношениями с прочими системами.


Список использованной литературы

Бурсов А.В., Смирнов Г.И.,Сироткин В.Г.-Политология: учеб.- М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008.- 336 с.

Браим И.Н., Бобков В.А.- Политология: учеб.-Минск : «Интерпрессервис»;

2009.-352 с.

Горелов А.А.- Политология: учеб.-М.: Эксмо, 2008.-576 с

Козырев Г.И.-Политология.- М.: ИД «Форум», Инфра – М,2010-268 с.

Мельвиль А.Ю. и др.- Политология: учеб.- М: Московский государственный институт международных отношений МИД России, ТК Велби, Изд-во «Проспект»,2008.-618с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий