регистрация / вход

Политические партии

Партии и группы интересов: их роль и функции в политической системе. Классификация политических партий. Типы правительств по отношению к партиям. Партийные и избирательные системы. Современное состояние партийной системы в России: базовые тренды.

Современная демократия предполагает общее благо, как следствие баланса групповых интересов. Последние могут существовать вне политики, неформально, и тогда мы имеем в виду любые объединения людей от клуба шахматистов до ордена толкиенистов. Формальные и политические группы интересов — это партии.

Политическая партия — особая общественная организация (объединение), непосредственно ставящая перед собой задачи овладеть политической властью в государстве или принять в ней участие через своих представителей в органах государственной власти и местного самоуправления. Большинство партий имеют программу: выразитель идеологии партии, перечень её целей и способов их достижения. Политические партии можно классифицировать по следующим признакам

1. Социально-классовый критерий:

Буржуазные, трудящиеся

2. По организации:

Массовые, кадровые

3. По степени участи во власти:

Правящие, оппозиционные

4. По характеру целей и задач:

Консервативные, реакционные, реформистские, радикальные

5. По идеологии:

Консервативные, либеральные, социалистические, коммунистические, националистические, фашистские, зеленые, клерикальные

6. По месту в партийном спектре:

Правые, центристы, левые

7. По организационной структуре:

Классического типа, движенческого типа, политический клуб

Среди основополагающих политических институтов, партиям принадлежит особая роль. Партии являются наиболее известным, классическим способом компенсации недостатков демократии. При реализации демократического правления возникает три базовых противоречия:

· Незаинтересованность граждан в политическом участии, поскольку ценность одного голоса равна нулю (согласно экономической модели демократии Э. Даунса);

· Непрофессионализм голосования (согласно принципу наименьшего сопротивления и экономии мышления, гражданин не интересуется вопросами общезначимыми, но слишком абстрактными и удаленными от его непосредственной житейской практики). Как писал русский мыслитель Иван Ильин, на выборах человека спрашивают что нужно стране в целом, а он склонен отвечать, что нужно ему лично;

· Государство, выступающее в демократической системе как наемный служащий, не может оперативно контролироваться нанимателем — гражданским обществом, в силу величины избирательного цикла (4–5 лет слишком большой срок для регулярного контроля властей).

Политической структурой преодолевающей данные ограничения демократии, выступают политические партии и партийная система в целом. Партии это мозг гражданского общества, политические штабы в которых аккумулируются общественные настроения и требования к властям. Система партий это аналог нервной системы в человеческом организме, передающая импульсы гражданского общества к центрам принятия решений — государственным учреждениям.

Решение трех базовых противоречий демократии означает выполнение партиями трех функций:

· Интеграция и мобилизация людей в политику. Партии структурируют общество, превращая его из аморфной массы в осмысленное целое, формулируют масштабные проекты и пути их достижения.

· Структурирование голосования. Присоединяясь к партийной программе или мнению партийного лидера, рядовой избиратель преодолевает, хотя бы отчасти, ограничение, накладываемое непрофессионализмом голосования.

· Рекрутирование политического персонала.

Партии один из наиболее доступных и справедливых механизмов отбора политических элит.

Приведем три базовых определения политических партий. Классическое определение М.Вебера — политическая партия: это «общественная организация, опирающаяся на добровольный прием членов, ставящая себе целью завоевание власти для своего руководства и обеспечение активным членам соответствующих условий (духовных и материальных) для получения определенных материальных выгод или личных привилегий либо того и другого одновременно».

Второе принадлежит Николаю Алексееву. Партия — свободно возникшая группа лиц, объединенная общими целями, и общностью в понимании средств ведущих к цели. В этих определениях акцентируется интегративная и мобилизующая функция партий. Одна из главных «узкопартийных» целей — приход к власти. Исходя из этой цели, выстаивается вся деятельность партии.

Третье определение представляет квинтэссенцию современных (западных) подходов к пониманию сущности партии. Партия — формально-правовая группа интересов, борющаяся за поддержку избирателей и принимающая на себя политическую ответственность.

Партии возникают вместе с возникновение современного гражданского общества. Происходит это, в момент разрушения в Европе традиционного общества, основанного на сословной солидарности и отрицающего ценность индивидуальной свободы. На место традиционных политических и социальных структур, объединяющих людей по принципу рождения, профессиональной принадлежности или службы королю, приходит общество, основанное на добровольном объединении людей в защиту своих интересов. Так возникает партия (от латинского слова «часть»), часть общества в конкурентной борьбе отстаивающая право на свой образ жизни, свои этические и политические идеалы. Этот момент зафиксировал Томас Гоббс, показавший, как человеческое общество переходит, от разрушительной «войны всех против всех» (после распада или отмены сословий) к ограниченной законом экономической и политической конкуренции. Иными словами партии это цивилизованный инструмент «войны всех против всех», войны неизбежно идущей в любом свободном обществе. Макс Вебер обозначил основные ступени процесса образования партий. Согласно ему главные европейские политические партии прошли в своем развитии три этапа.

· XVI – XVII века. Партии существуют в виде аристократических группировок. Это еще период сословного общества, но в нем формируются будущие политические игроки. Классический пример: английские виги и тори, предшественники либеральной и консервативной партий.

· XVIII – XIX века. Партии это политические клубы, объединяющие заинтересованных сторонников той или иной идеологии. Пример: политические силы Великой французской буржуазной революции — якобинцы (получили свое название от монастыря св. Якова, где проводили свои собрания) и жирондисты (от департамента Жиронда).

· Конец XIX – начало XX века. Этап образования современных массовых партий. В основе данного процесса лежал подъем социалистических движений возглавивших борьбу наемных работников европейских стран за свои социальные и политические права.

Образование правильных политических партий относится главным образом к XIX в., по крайней мере на континенте Европы. Ещё в эпоху французской революции принадлежность к определённой партии считалась чем-то предосудительным, и приверженцы фактически существовавших партий нередко обвиняли своих противников в образовании фракций (этот термин являлся синонимом термина «политическая партия», очень часто с оттенком презрения). Деятели той эпохи желали считаться каждый действующим независимо и на свой образец и усиленно старались не быть заподозренными в принадлежности к какой-либо фракции. В основу типологии политических партий, принадлежащей известному французскому социологу Морису Дюверже, положен критерий организационной структуры.

· Небольшой прослойки профессиональных партийных бюрократов (боссов). Это мозговой центр, стратегический и оперативный штаб партии.

· Партийных активистов. Людей состоящих в партии и активно соучаствующих в ее деятельности.

· Рядовых членов партии. Состоящих в партии, но активно не работающих и оказывающих больше моральную поддержку своим числом. Авторитет партии во многом и определялся числом ее сторонников.

· Сочувствующих. Не состоящих в партии, но разделяющих позицию партии по ключевым проблемам развития страны и главное устойчиво голосующих за нее.

Проекцией партийной структуры на общество выступает электорат. Неустойчивая во времени группа поддержки, ситуативно отдающая партии свои голоса.

В соответствии с этой схемой выделяются два вида партий. Массовые, полностью соответствующие приведенной структуре. Это традиционные европейские партии, в первую очередь социал-демократы. И кадровые, с пропуском элементов б) и в). То есть партии, существующие между выборами в свернутом виде (подобно порошковым продуктам) и вербующие массовых сторонников только в период предвыборной кампании. Такие партии характерны для англо-американской модели, это республиканцы и демократы в США. В беспартийной системе либо не существует официально зарегистрированных политических партий, либо закон запрещает появление последних. В беспартийных выборах каждый кандидат выступает за себя и, таким образом, является ярким и самостоятельным политиком. Исторический пример подобной системы — администрация Джорджа Вашингтона и самые первые созывы конгресса США.

На сегодня существует несколько «беспартийных» государств. Это, как правило, по форме правления абсолютные монархии: Оман, Объединённые Арабские Эмираты, Иордания, Бутан (до 2008 г.). В этих странах существует либо прямой запрет на политические партии (Гана, Иордания), либо отсутствуют соответствующие предпосылки для их создания (Бутан, Оман, Кувейт). Сходной может быть ситуация при влиятельном главе государства, когда разрешенные партии имеют небольшую роль (Ливия на рубеже XX—XXI вв.).

В однопартийной системе официально разрешена только одна политическая партия; её власть закреплена законодательно и является неоспоримым. Существует вариация этой системы, когда существуют также мелкие партии, от которых законодательно требуется признавать лидерство основной партии. Нередко при подобном раскладе положение внутри партии может быть важнее положения в государственном аппарате. Классический пример страны с однопартийной системой — СССР (однако, в СССР официального запрета на другие партии никогда не было).

В системах с правящей партией деятельность партий разрешены, регулярно проводятся выборы, общество имеет демократические традиции. Несмотря на присутствие оппозиции правящая партия побеждает на выборах, постоянно обновляя свой кадровый потенциал, программу, опережая оппозицию в разрабатывании новых идей. Пример из новейшей истории — Япония в лице Либерально-Демократической Партии, а также Россия в начале XXI века.

Двухпартийная система характерна для таких государств, как США и Ямайка. При этом есть две доминирующие (реже их также называют правящими) партии, а также сложились такие условия, при которых одна партия практически не имеет возможности получить необходимый перевес над другой. Возможным вариантом может быть также одна сильная левая и одна сильная правая партии. Отношения в двухпартийной системе были впервые подробно описаны Морисом Дюверже и носят название закона Дюверже.

В многопартийных системах есть несколько партий, имеющих реальные шансы на широкую поддержку населения.

В государствах, подобных Канаде и Великобритании, могут быть две сильные партии и третья, достигающая достаточных успехов на выборах, чтобы составить реальную конкуренцию первым двум. Она нередко занимает второе место, но практически никогда официально не возглавляла правительство. Поддержка этой партии может в некоторых случаях перевесить чашу весов в остром вопросе в ту или иную сторону (таким образом, третья партия также обладает политическим влиянием).

В редких случаях (пример: Финляндия) в стране могут быть три одинаково успешные партии, каждая из которых имеет шанс сформировать самостоятельное правительство.

Для значительного числа современных европейских демократий характерен относительно низкий "заградительный барьер" на выборах, что позволяет наиболее репрезентативно отразить в парламенте текущие политические предпочтения. Как результат, в парламент проходит множество партий, ни одна из которых не обладает большинством. В результате переговоров между партиями складывается парламентская коалиция, обладающая большинством и принимающая на себя управление государством. Классическим примером являются политические системы таких европейских стран, как Нидерланды, Бельгия, Дания, Швеция, Чехия, Германия, Италия Ирландия, Сербия, Латвия, Эстония, Израиль. Издержками подобной политической системы может быть перманентная коалиционная нестабильность, приводящая к частым роспускам законодательного органа и назначению внеочередных выборов. Так, за 62-летнию историю Израиля в нем сменилось 18 составов парламента, то есть избранный Кнессет работает в среднем чуть более 3 лет (при номинальной 5-летней каденции).

Во второй половине двадцатого века политический ландшафт европейских стран значительно изменился. Достигли высочайшего уровня развития средства коммуникации, в первую очередь электронные СМИ. На арену истории вышли так называемые новые социальные движения (НСД). Все это привело к изменению структуры существующих видов партий и генезису новых. Так американский политолог Джованни Сартори выделяет два типа новых партий. Универсальные, для которых характерна ориентация не на определенную социальную группу, а на харизматического и раскрученного лидера. Следовательно, подобные партии склонны прагматично относится к выбору политической идеологии (Н.Н.Алексеев обозначал их как «партии на платформе»). Представленность партии в информационном поле, в первую очередь на телевидении, заменяет ей традиционную структуру, численность региональных отделений и фиксированное членство. Партия становится в значительной степени виртуальной, что дополнительно усиливается преувеличенным вниманием к политтехнологиям в ущерб содержательной стороне политики. Мы можем наблюдать, как многие политические партии современной России, приближаются к данному типу, все более отрываясь от реальных потребностей страны и своих избирателей.

Вообще же главное противоречие эпохи расцвета классических партий заключалось в неизбежном конфликте между общегосударственными задачами, которые должна реализовывать победившая на выборах партия, и интересами тех слоев населения, которые привели ее к власти. Конфликт между общим и частным, как правило, решался не в пользу конкретных социальных групп, что породило в свою очередь политическое лавирование, и «эзопов язык» идеологов и политологов. Второе противоречие было впервые обозначено Роберто Михельсом, который назвал его «железным законом олигархии» (олигархических тенденций). Партийная бюрократии неизбежно отрывается от массы рядовых избирателей и даже членов партии. Инкорпорируясь в политический истеблишмент партийные бюрократы склонны предавать интересы своих сторонников, разменивая их как пешки в сиюминутной политической борьбе.

Противостоять этим негативным тенденциям были призваны партии новой волны (ведущие свою родословную от новых социальных движений). НСД в XX веке были представлены экологическим и правозащитным движениями, а так же феминизмом и антиглобализмом. Содержательный и нематериальный (на уровне духовных ценностей) протест против деформаций которым современная политическая система подвергает человека и его среду обитания, породил новый стиль партийного управления. Это, во-первых, сетевые структуры, децентрализованные и противостоящие традиционной иерархии (с ее «железным законом»). Обязательная ротация партийных лидеров, реализованная, например, немецкими «зелеными». Власть перестает быть самоцелью, а, следовательно, исчезает почва для сговора с представителями политических элит.

Наиболее известная типология партий делит их по идеологическому критерию на правые, левые и центристские. Исторически мы обязаны ее существованием особенностям рассадки депутатов в революционном парламенте французской республики — Конвенте, в котором по правую руку от председателя сидели консервативные элементы (втайне не желавшие смерти короля), по левую революционные радикалы (сторонники казни), а в центре конформисты, перебегавшие из лагеря в лагерь («болото»). С тех пор значения этих понятий неоднократно менялись в разных исторических и культурных контекстах. Так, например, в России образца начала XX века правые — черносотенцы, а в его конце, правыми уже считаются либералы и демократы (СПС и Яблоко). Упорядочить данную классификацию помогает схема российского философа и политолога Александра Дугина. Необходимо разграничить идеологию в области политики и экономики. На приведенной схеме противоположные идеологические ориентации располагаются крест на крест. Если левая политика (демократизм) означает ослабление роли государства в политической системе, и усиление гражданского общества («государство — ночной сторож»), то правая соответственно настаивает на центральной роли государства, в предельном варианте сакрализует его (придает святость). Это консерватизм и этатистский национализм (французского образца). Левая экономика, ориентированная на усиление роли государства в перераспределении доходов от богатых к бедным, в предельном варианте настаивает на отмене частной собственности и протекционизме (социализм). Ее антипод, правая экономика, основана на частном интересе, слабом государстве, фритредерстве (свободной торговле между странами). Это либерализм. Под центром понимается господствующая в общественном сознании идеологическая тенденция (верх схемы), а на противоположном полюсе располагаются маргинальные силы. По действующему законодательству, политическая партия есть «общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления.» Закон «О политических партиях» (ст. 3, п. 1) определяет, среди прочего, что политическая партия должна иметь региональные отделения более чем в половине субъектов Российской Федерации, иметь не менее пятидесяти (с 2010 года — сорока пяти, с 2012 года — сорока) тысяч членов участников (или кого-нибудь ещё), её руководящие и иные органы должны находиться на территории Российской Федерации.

В России политические партии обладают правом выдвигать кандидатов на любые выборные должности и в любые представительные органы, и исключительным правом выдвигать списки кандидатов при проведении выборов в Государственную думу, а также при проведении выборов в законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации по пропорциональной системе. Все многообразие партийных ориентаций образованно комбинированием означенных идеологических элементов.


ЛИТЕРАТУРА

1. Смолин Н.О. Политический процесс в современной России. — М., 2004.

2. Дюверже М. Политические партии. — М., 2000

3. Паппи Ф.У. Политическое поведение: мыслящие избиратели и многопартийные системы // Политическая наука новые направления / Под. ред. Р.Гудина и Х.-Д. Клингеманна. — М., 1999.

4. Джанда К. Сравнение политических партий: исследования и теория Современная сравнительная политология. Хрестоматия / Сост. Голосов Г.В. М., 1997.

5. Романов Р.М. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление // Полис. 1998. № 5.

6. Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. — М., 1998.

7. Журавлева Л.К. Политические партии и партийные системы // Социально-полит. Журнал. 1996. №3.

8. Политическая история России в партиях и лицах. — М., 1993.

9. Заславский С.Е. Интересы и ценности: два лика российской многопартийности // Вестник МГУ. Сер. 12. 1993. №3.

10. Лапаева В.В. Становление российской многопартийности Социс. 1996. №8

11. Кулик А. Партийная демократия: политические партии в формировании открытого общества на Западе и в России. — М., 1997.

12. Пушкарева Т. Партии и партийные системы: концепции М. Дюверже Социально-политический журнал. 1993. № 9 – 10.

13. Эллис З. Политические партии и возобновление истории Полис. 1994

14. Патнэм Р. Чтобы демократия работала. — М., 1996.

15. Шмиттер Ф. Неокорпоративизм // Полис. 1997. № 2

16. Лепехин В. Лоббизм. — М., 1995.

17. Бакун Л.А. Группы в политике. К истории развития американских теорий Полис. 1999. № 1.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий