регистрация / вход

Социально-политические и психологические истоки тоталитаризма

Исследование понятия "тоталитаризм" как идеологии плюс системы, которую произрастила эта идеология. Социально-политические и психологические истоки данного явления. Основные черты авторитарно-диктаторской системы - тотальные идеология, контроль и террор.

Ведение

В политической сфере тоталитаризму соответствует монополизация власти. Власть оказывается в руках одной партии, а сама партия - под властью одного лидера («вождя», «фюрера», «дуче» - это все синонимы). Происходит сращение правящей партии с государственным аппаратом. Вместе с тем происходит огосударствление общества, т. е. уничтожение (или крайнее сужение) независимой от государства общественной жизни, уничтожение гражданского общества (это выражается, в частности, в запрете всех иных политических партий и всех общественных организаций, не подчиненных правящей партии). Умаляется роль права, закона: власть получает дискреционные (т. е. законом не ограниченные и закону не подчиненные) полномочия, государство становится неправовым. Партийно-государственный аппарат устанавливает монопольный контроль и над экономической сферой, утверждая централизованное руководство экономикой (как якобы наиболее рациональное и эффективное). С монополией на политическую и экономическую власть тесно связана и монополия на информацию: при «тоталитарном режиме» и все средства информации, и само содержание обращаемой в обществе информации берутся под строгий контроль аппарата. Сохранение и упрочение всей этой системы монополий невозможно без насилия. Поэтому для «тоталитарных режимов» характерно применение террора как средства внутренней политики. Столь же характерна для них и милитаризация общества, создание обстановки «военного лагеря» или «осажденной крепости».

В реально существовавших «тоталитарных режимах» принципы «тоталитаризма» не были осуществлены полностью. Некоторые сферы общественной жизни - семья, религия, искусство, наука и культурная традиция в целом - оказались, в конечном счете, несломленными «очагами сопротивления». И когда «тоталитарный режим» рушится или отступает, общество способно воспрять и обновиться. Причины же краха «тоталитарного режима» кроются в нем самом: в его ограниченных возможностях саморазвития, в его плохой приспособляемости к быстро меняющемуся миру.

Целью данной работы: раскрыть тему «Социально-политические и психологические истоки тоталитаризма».

Задачей является рассмотреть такие вопросы как: понятие тоталитаризма; социально–политические истоки тоталитаризма; психологические истоки тоталитаризма.


1. Тоталитаризм

«Тоталитарный» (от позднелатинского totalitas - «целостность», «целое» - через итальянское totalita и производное от него прилагательное totalitario - «относящийся к целому», «охватывающий все в целом») - слово, возникшее в XX в. и применяемое для характеристики таких политических (государственных) систем, которые стремятся - ради тех или иных целей - к полному (тотальному) контролю над всей жизнью общества в целом и над жизнью каждого человека в отдельности.

Слово totalitario впервые было употреблено итальянскими критиками Муссолини в начале 20-х гг., когда в Италии начала складываться однопартийная фашистская система. Но Муссолини сам подхватил это слово и провозгласил своей целью создание «тоталитарного государства» («stato totalitario»). Позже в Германии нацистские правоведы также использовали выражение «тоталитарное государство» в положительном смысле. Но за пределами идеологий итальянского фашизма и немецкого национал-социализма слова «тоталитарный» и «тоталитаризм» имеют в основном смысл негативный, осудительный. Популярности этих слов в 20-30-е гг. во многом способствовали итальянские и немецкие антифашисты. Во время второй мировой войны эти слова были взяты на вооружение антифашистской союзнической пропагандой.

Вместе с тем «тоталитарный» и «тоталитаризм» становились терминами науки политологии. Уже в 20-ег гг. выявились определенные черты сходства между политическими системами, складывавшимися в Италии и СССР, а в 30-е гг. - черты сходства между идеологией и практикой сталинизма и нацизма. Когда во второй половине 40-х гг. началась «холодная война», «тоталитаризм» снова стал словом-лозунгом, словом-оружием - на этот раз в идеологической борьбе между Западом и СССР. В послевоенные годы в Западной Европе и США продолжалась и научная разработка понятия «тоталитаризм», хотя и наука не могла не испытать на себе влияния «холодной войны». Научные исследования по «тоталитаризму» представляли собой, как правило, сопоставительный анализ политических систем Германии эпохи нацизма, СССР эпохи сталинизма и в меньшей степени - фашистской Италии; позже к этому списку стали присоединять Китай эпохи Мао, а иногда и некоторые другие «тоталитарные режимы»[1]

Таким образом, слова «тоталитарный» и «тоталитаризм» несут на себе печать некоторой двойственности: они употреблялись и употребляются как в эмоционально-оценочном и даже пропагандистском плане, так и в плане собственно научном. Поэтому некоторые политологи считают, что с окончанием «холодной войны» и по мере развития политологии как науки термин «тоталитаризм» может выйти из научного употребления: во-первых, потому что он имеет слишком сильный пропагандистский «привкус», а во-вторых (и это более существенно), потому что политические системы, объединяемые термином «тоталитаризм», при всем их несомненном сходстве все же настолько различны между собой, что приклеивание к ним одного «ярлыка» с научной точки зрения неоправданно. Но какова бы ни была будущая судьба самого термина «тоталитаризм», исследования «тоталитарных режимов», проведенные западноевропейскими и американскими учеными, представляют немалую ценность - особенно для нас, поскольку в нашей стране до недавнего времени практически не было ни политологии вообще, ни изучения нашей собственной политической системы в частности.

Прежде всего, для «тоталитарных режимов» характерны особого рода идеологии, т. е. комплексы идей, обосновывающие (легитимирующие) право этих режимов на существование. Сами эти идеологии «тоталитарны», т. к. претендуют на охват всех, без исключения, сфер общественной и частной жизни, а также на то, что они являются полным воплощением истины и поэтому общеобязательны. Официально считается, что подавляющее большинство населения единодушно привержено данной идеологии (насколько это соответствует действительности-другой вопрос). «Тоталитарные идеологии» отрицают прошлое и настоящее во имя великого и светлого будущего. Они постулируют необходимость и осуществимость тотального переустройства общества, отмену всех - или большинства - прежних ценностей и замену их ценностями новыми. Они объявляют своей целью создание «нового общества» и «нового человека», причем интересы и тем более свобода личности подчиняются интересам общества (государства). Искомое общественное устройство провозглашается «высшей формой демократии», причем демократия понимается не столько как осуществление воли народа, сколько как осуществление блага народа, даже если приходится идти против его воли, т. к. сам народ может не знать, в чем заключается его благо. Поскольку «тоталитарная идеология» считает себя воплощением и истины, и блага, то всякое иное мнение, всякое инакомыслие рассматривается как зло (умышленное или неумышленное), подлежащее подавлению и устранению. «Тоталитарная идеология» становится (по крайней мере для некоторых ее приверженцев) некоей квазирелигией, объектом веры, неподсудным для критики и рационального анализа. Иными словами, такая идеология утверждает за собой монополию на истину и правоту[2] .

2. Социально – политические истоки тоталитаризма

Политический результат “большого скачка” - окончательное утверждение тоталитарного режима. Тоталитарный политический режим в СССР имел те же черты, которые присущи тоталитаризму вообще: отсутствие гражданского общества, монополия одной политической партии и одной идеологии, насилие как главное средство политики.

Феномен тоталитаризма стал одним проявлением противоречивости развития мира в XX в. Тоталитаризм подверг величайшему испытанию либеральные ценности как основу западной, европейской цивилизации. Конфликт между тоталитаризмом и демократией стал действительно конфликтом века. Наиболее известными тоталитарными режимами были коммунистический в СССР и фашистский в Германии. Первый просуществовал 70 лет, а второй – 12.[3]

Для тоталитарных режимов характерна всеохватывающая идеология, обращённая не к разуму, а к инстинктам, монолитная массовая партия как носитель этой идеологии и одновременно безличная машина власти над всеми сферами жизни общества; наделяемый сверхъестественными способностями вождь; аппарат непрерывного массового террора.

Тоталитарные режимы отрицали представительскую демократию, либерализм, гуманистические ценности. Тоталитаризм отрицал абсолютную ценность личности и рассматривал человека как момент в движении к некой коллективной цели (Ф. Хайкер).

Экономические истоки тоталитаризма кроются в стремлении в экстремальных условиях решать экономические проблемы путём централизации управления и контроля над народным хозяйством. Конкретно исторические условия формирования тоталитарных режимов в тех или иных странах различны,но между ними есть и общее. Тоталитарные режимы, как правило, возникали на почве нищеты, страданий, растерянности масс, были своеобразной реакцией на нестабильность выбитого из колеи “маленького человека”. Тоталитарные режимы создавались для достижения целей, вытекающих из определённых идеологических установок, были результатом социальной инженерии, социального моделирования.

Тоталитаризм представляет собой как бы обратную сторону прогресса цивилизации:

1. индустриализация, научно-технические перевороты подрывают натуральное хозяйство с присущим ему консерватизмом жизненного уклада, ведут к значительному росту социальной мобильности, увеличению численности маргиналов. А это, в свою очередь, сопровождается усилением социальной и политической нестабильности в обществе;

2. вера во всесилие разума, его безграничные возможности (подкрепляемая величайшими научно-техническими изобретениями эпохи индустриальной цивилизации) порождает идеи реконструкции общества по образу индустриального производства (фабрики, подчинённые единой воле руководителя);

3. индустриальная цивилизация создаёт и инструментарий для широкого распространения идей социального моделирования - средства массовой информации, партийные системы и т.п.;

4. первая мировая война - детище XX века - показала возможность концентрации ресурсов в руках государства, милитаризации экономики и, таким образом, управления всеми социально-политическими процессами.

Как видно, тоталитаризм XX в. (государственный строй, осуществляющий полный, тотальный контроль над всеми областями общественной жизни) - явление, в значительной мере порождённое индустриальной цивилизацией, точнее, особенностями её становления в отдельных обществах. Ибо, по мнению многих учёных, зрелое индустриальное общество (а это интеллектуализация и индивидуализация трудовой деятельности, развитие такой сферы, как производство знаний, замена “армии наёмного труда” автоматикой и т.п.) в принципе несовместимо с тоталитаризмом.

Экономической основой тоталитарного режима в СССР стало полное - с ликвидацией частных хозяйств - огосударствление собственности. Монополия госсобственности, ликвидировав рыночные отношения и заменив их распределительными, повлекла за собой складывание мощного социального слоя, выполняющего распределительные функции, - номенклатуры.

Вопрос об истоках тоталитарного режима в СССР до сих пор остается дискуссионным. Конечно, дорогу к нему торили марксистские доктринальные установки - диктатура пролетариата (насилие одного класса над другим), ликвидация частной собственности. Но дело, видимо, не только в социальной инженерии большевиков - трудно предположить подобный социальный эксперимент, например, в США.

Утверждение в конце 20-х - начале 30-х гг. тоталитарного режима в СССР в значительной мере опиралось на тоталитарные тенденции в развитии российского государства в предшествующие периоды, особенно со II половины XIX в.,[4] отсутствие прочных традиций демократии в России. Т.е. почва для тоталитаризма подготавливалась и в историческом прошлом.

При рассмотрении обстоятельств, приведших к утверждению тоталитаризма в СССР, следует также иметь в виду те социальные процессы, которые происходили в стране. Это была очередная - не первая! - ломка хозяйственных структур, сопровождавшаяся гигантской маргинализацией общества, ломкой стереотипов сознания. По данным отечественного учёного и публициста О.Лациса, только в 1928 -1933 гг. в промышленность влилось 12,5 млн. человек, из них 8,5 - из деревни[5] . Социально-психологическая характеристика маргиналов общеизвестна. Их настроения в значительной мере подпитывали сталинский “большой скачок”.

У нас после смерти Сталина произошло много перемен, но они были недостаточно кардинальны, и поэтому теперь, в ходе «перестройки», мы все еще вынуждены преодолевать наследие сталинского «тоталитаризма». В сфере идей только теперь была наконец осознана необходимость плюрализма (многообразия) и возвращения к общечеловеческим ценностям. Инакомыслие из слова бранного стало словом хвалебным. Со временем, наверное, и у нас вполне утвердится мысль, что высшая ценность и главное богатство общества - это свободная человеческая личность. В экономической сфере уже осознана нерациональность и неэффективность полной централизации и административно-бюрократического планирования. Осознана и роль права, законности; реабилитировано понятие «правовое государство». Уже допущена определенная свобода информации. Происходят перемены и во взглядах на политические институты: растет понимание того, что наряду с общественным контролем за средствами производства необходим и общественный контроль за средствами власти, что бесконтрольная власть, какие бы благие цели она ни провозглашала, есть зло. Вряд ли кто-нибудь может предсказать, как будет развиваться наша страна в ближайшие годы и десятилетия, но хотелось бы надеяться, что возврат к «тоталитаризму» - и по объективным, и по субъективным причинам - невозможен.

3. Психологические истоки тоталитаризма

Постановка и изучение проблемы психологического объяснения становления тоталитарных режимов, причин прихода к власти тоталитарных лидеров связано с проведением исследований по психологии нацизма. Германия периода 20-х - 40-х гг. является одной из популярных среди американских психоисториков эпох. (В.Лэнгер, Г.Бичевский, П.Левенберг, Р.Бинион, П.Вэйт, Г.Гилберт).

Уже в первых исследованиях, посвященных психологическому объяснению прихода к власти Гитлера, причин его популярности признается необходимость изучения психологических характеристик населения Германии, психологического анализа нацистской идеологии, социально-психологического анализа ситуаций общений “вождя” с массами (Ф.Нойман, Ф.Шуман, Г.Гилберт, Г.Бичевский).

Например, в статье Э.Эриксона “Образ Гитлера и германский народ”, опубликованной в 1942 г. помимо психоаналитического описания личности Гитлера анализируются особенности психологического воздействия фюрера на массы, исследуется его влияние на различные социальные группы. Изучив материалы выступления Гитлера, а также, психологические характеристики его аудитории, Э.Эриксон выделяет четыре группы населения, испытавших идеологическое влияние Гитлера:

1. молодые преступники - рецидивисты, не слишком многочисленные, они были заместителями нацистских лидеров, они жили и умирали за порядок, который легализовал их тип и способствовал их процветанию;

2. толпы, подчас хороших и дружелюбных немцев, в которых никто не заподозрил бы отравляющий комплекс подавленного юношеского бунта: Гитлер освободил их;

3. массы ни хороших, ни плохих людей, которые хотели хлеба и зрелищ, слепо верили в догмат подчинения. Когда этот мир потерпел поражение (имеется ввиду поражение Германии в Первой мировой войне, и поражение социалистической революции 1918 - 1919 гг.), их революционная энергия была парализована, они не могли убивать аристократов, Гитлер дал им взаимен евреев (имеется ввиду направленность агрессии в сторону от истинного источника фрустрации, как правило в таких случаях массовая агрессия направляется политическими силами на группы населения, имеющие отличия от основной массы населения, например, этническое меньшинство);

4. маленькая, но влиятельная группа, система ценностей членов которой протестует против нацистского спектакля. Однако ее представители не осмеливаются поднять руку на лидера, отождествляемого с образом немецкого барона.

Наиболее эффективным для решения вопроса о психологических истоках тоталитаризма оказался поколенческий подход, реализованный в исследованиях П.Левенберга, Г.Дикса, П.Меркли, которые изучали поколение немцев 1900-1905 гг. рождения, принявших активное участи в национал-социалистическом движении в Германии начиная с 20-х годов. Впервые поколенческий подход к анализу исторической реальности был сформулирован в статье немецкого социолога К.Маннгейма в 1928 г. По мнению Маннгейма для понимания исторических событий необходимо исследование возрастной специфики поколения, активно участвующего в историческом событии.

Описание исторических особенностей социализации поколения, изучение психологических характеристик принадлежащих к определенному поколению людей, объяснение личностных свойств, представителей поколения общей для них “технологией” социализации, сходным социальным опытом - все эти исследовательские операции являются необходимыми для осуществления поколенческого подхода. Идея З.Фрейда о поиске историко-психологичексих корней и причин массовых социальных движений в исследовании психологических эффектов исторических событий в жизни данного народа получает продолжение в психоисторических исследованиях проблемы становления тоталитарных режимов, прежде всего - в исследованиях по психологии нацизма. Эта проблематика является одной из популярных в психоистории - многие авторитетнейшие в этой области ученые начинали свои исследования с интереса к этой теме.

Теоретическим результатом исследований, посвященных психологии нацизма, является разработка американскими учеными концепции авторитарной личности и авторитарного характера, объясняющих индивидуальное и групповое поведение в условиях тоталитарного режима (Э.Фромм, Т.Адорно, Г.Дикс, Ю.Литвин, Е.Шилз и др.)

В 1950 году выходит книга “Авторитарная личность” Т.Адорно, Э.Френкеля - Брюнсвика, Д.Левинсона, посвященная конкретному эмпирическому исследованию социальных установок, выражающих позиции антисемитизма, этноцентризма, авторитаризма, являющихся свойствами авторитарной личности. В этом исследовании формируется гипотеза о “фашизоидном ” типе личности, характерном не только для нацистской Германии, но и для послевоенного периода. Исследование политических установок авторитарной личности (некритическое отношение к существующему порядку, шаблонность мышления, проникнутого стереотипами пропаганды, ханжеством, презрением к бедным, ориентацией на власть и силу) позволяет расценивать этот тип как массовую психологическую основу фашистских политических тоталитарных режимов. По мнению авторов авторитарная личность характеризуется следующим комплексом свойств:

конвенционализм - или тщательное соблюдение принятых ценностей среднего класса;

авторитарное подчинение, некритичное отношении к авторитетам собственной группы;

авторитарная агрессивность в отношении тех , кто нарушает принятые нормы;

авторитарная оппозиция по отношению ко всему тому, что кажется субъективным, уязвимым и основано на воображении;

вера в предрассудки, мышление с помощью стереотипов, вера в мистическое предопределение собственной судьбы

культ силы и твердости, преувеличенная концентрация внимания на различиях между господством и подчинением, силой и слабостью;

деструктивность, цинизм, враждебность и неприязнь к людям;

проецирование собственных страхов на внешний мир, который в результате “наполняется “дикими и страшными вещами;

преувеличенная концентрация внимания на вопросах пола.

В дальнейшем вклад в развитие концепции авторитарного характера вносят в исследования Г. Дикса, Е. Шилза, Г. Маркузе, М. Рокича, Ю. Литвина, которые доказали справедливость тезиса о том, что авторитарная личность является психологической базой деструктивных социально-политических движений, прежде всего - тоталитарного режима.

Исторические изменения рассматриваются К.Г.Юнгом как порождения коллективного бессознательного: “Великие новшества не приходят свыше; они неизменно поднимаются снизу, подобно тому, как деревья растут вверх из земли, а не с небес. Перевороты, происходящие в нашем мире и сдвиги в нашем сознании, суть одно и то же”.

Историко-психологическая причина массовых психических эпидемий заключается в психических неурядицах целого народа, накапливаемых годами и десятилетиями. В рамках концепции К.Г.Юнга причинами этого явления выступает состояние, которое он обозначает как “диссоциация личности”, симптомами которого и является одержимость. Навязчивая приверженность идее, как правило, путем идентификации с этой идеей является еще одним способом компенсировать тревожность и невротическую слабость “Я” (“Я” ощущает себя как бы размножившимся и увеличившимся в размерах, хотя на деле оно отодвигается на задний план). По мнению К.Г.Юнга состояние навязчивой увлеченности является следствием “прорыва” бессознательной сферы в форме персонифицированной психической силы - архетипического образа, являющегося в сознание личности как навязчивой идеи.

Массовое распространение такой идеи, как правило, происходит посредством отдельных личностей, которые являются “эмоциональными лидерами” массовых движений. Именно в момент массовой психической эпидемии на первый план выдвигаются личности, способные быть выразителем массового состояния. К.Г.Юнг называет таких людей, реактивность которых имеет патологический характер, “латентными психотиками”: “Их душевное состояние соответствует коллективному возбуждению группы людей, охваченных эмоциональными предрассудками и фантастическими чаяниями. В этой среде они чувствуют себя на высоте, они знают язык таких состояний и умеют говорить на нем”. В такие моменты психопатизированные личности становятся вождями массовых движений и могут оказывать существенное влияние на массовое поведение. К.Г.Юнг приводит как пример феномена популярности Гитлера, объясняя его соответствием Гитлера массовой одержимости под действием бессознательных сил (архетипов): “В феномене современной Германии особенно впечатляет то, что человек, который сам по себе явно “одержим”, заразил весь народ до такой степени, что все пришло в движение навстречу неминуемой гибели”.


Заключение

Определяя тоталитаризм, каждый исследователь предлагает свое определение и понимание. Разбираясь в этом, я прихожу к выводу, что тоталитаризм, все же, идеология, изобретаемая неким лидером, объединяющая людей под единое начало и лишающая их воли, может произвести на свет абсолютное государство с авторитарно-диктаторской системой.

Поэтому, в ходе своей работы, я подразумевала под термином тоталитаризм не голую идеологию, а идеологию плюс систему, которую она произрастила.

Основными чертами авторитарно-диктаторской системы являются тотальные идеология, контроль и террор. В выводе этого понимания, я использовала обобщающий подход. Корни этого явления нисходят к деспотизму в государствах , таких как Германия, Италия, когда вся власть была сосредоточена в руках одного человека. Итальянский фашизм и германский нацизм по признакам подходят под определение тоталитаризма и им свойственны все, перечисленные мною черты. Возникли эти движения из-за экономического упадка и политической слабости, как в Германии, так и в Италии. Направлены они были на простой и малообразованный народ, и взывали к духу нации, который всегда легко разжечь, особенно на фоне революционных беспорядков и экономической депрессии.

Началось явление европейского тоталитаризма 20-го века в Италии, а уже чуть позже Гитлер, взяв часть доктрины фашизма за основу, а часть, переработав, создал свою идеологию, изложенную им в книге Моя Борьба. Основными изменениями Гитлера, явилось отношение к государству, он, вероятно, почерпнул его из призывов коммунистов, а также отношение к нации. Коренным образом, изменив идею Муссолини и Ленина о сотрудничестве наций, заточив её под расистскую идею о господстве одной чистой нации-расы над другими, создал национал-социализм.

Что же ждёт человечество в будущем. Сумеет ли оно искоренить терроризм. Думаю да, но это будет большим и великим трудом. По пути к цели тоталитаризм будет вспыхивать то там, то здесь из-за недостатка пищи, чистой воды, плохой экологии, перенаселения, желания выделить и очистить свою нацию, по идее пройденная проблема, но вероятность повтора все же существует в странах третьего мира, например в Африке. Любая чепуха, при удачной обработке её лидером и подаче народу, может загореться «ярким пламенем» террористических действий. Вспомним недавние беспорядки связанные с конкурсом красоты в Африке. Поэтому нельзя закрывать глаза на реальность, надо принимать меры: искоренять «тьму» неведения, образовывать население, учить искать бога не в человеке и не в «идоле», а в сердце, и не бросать страны третьего мира в нужде и беде.

Список использованной литературы

1. Ю. Г. Сумбатян. Политология. Тоталитаризм - политический феномен XX века, «Социально-гуманитарные знания», №1, 1999г (электронная версия).

2. Павленок П.Д., Куканова Е.В. Основы социологии и политологии, 2007г.

3. Лацис О. Перелом. М., 1991г.

4. Лекция “Россия на путях модернизации в XIX в.


[1] Ю.Г. Самбутян. Политология. Тоталитаризм – политический феномен ХХ века, «Социально – гуманитарные знания», №1, 1999г.

[2] Павленок П.Д., Куканова Е.В. Основы социологии и политологии, 2007г.

[3] Ю.Г. Самбутян. Политология. Тоталитаризм – политический феномен ХХ века, «Социально – гуманитарные знания», №1, 1999г.

[4] Лекция «Россия на путях модернизации ХIХ в.»

[5] Лацис О. Перелом. М., 1991г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий