регистрация / вход

Геополитические трансформации и Украина

Коммуникационное пространство Украины. Геополитические коды государства. Трансформация европейских коридоров и транспортная политика Украины. Западный геополитический вектор внешней политики Украины. Геополитическая трансформация в Черноморском регионе.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ВОСТОЧНОУКРАИНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Контрольная работа по политологии

Геополитические трансформации и Украина

Выполнил: студент гр. ЕТ-671 Ланский А.Р.

Луганск,2010

Содержание

1. Геополитическая трансформация Украины.

1.1 Геополитические коды государства.

1.2 Региональная трансформация.

2. Геотранспортная трансформация.

2.1 Трансформация европейских коридоров и транспортная политика Украины.

3. Западный геополитический вектор внешней политики Украины.

3.1 Геополитическая трансформация Центрально-Восточной Европы.

3.2 Геоэкономическая трансформация Центрально-Восточной Европы.

3.3 Украина и НАТО.

4. Восточный геополитический вектор внешней политики.

5. Южный геополитический вектор внешней политики Украины.

5.1 Геополитическая трансформация в Черноморском регионе.

5.2 Черноморская геоэкономическая политика Европейского Союза.

5.3 Черноморская геополитика США.

1. Геополитическая трансформация Украины

1.1 Геополитические коды государства

Украина — самое протяженное государство Европы и «фактор географии», как и в евразийской России, играет своеобразную роль индикатора, определяющего социальное развитие через конфликт Севера и Юга, Запада и Востока. «Географическую судьбу» державы задает её месторазвитие в многомерном (геополитическом, мифологическом, религиозном, геоэкономическом, социокультурном и др.) коммуникационном пространстве, на раскаленных рубежах которого образуется созидательная или разрушительная энергетика.

Многомерное коммуникационное пространство Украины как независимого государства никогда не планировалось. Поэтому геополитическая и социокультурная рубежность отразилась в формировании исторических областей, представляющих своеобразные геостраты (геополитические острова), обладающие собственной энергетикой развития. В мощном геополитическом и геоэкономическом полях они объединялись и, наоборот, в период войн, смут и анархии распадались на самостоятельные страты (гуляй-поле).

На основе культурологической идентификации Украина рассматривается как рубежное государство, в современных границах которого сошлись “края” трех геополитических, социокультурных и геоэкономических пространств: западноевропейского, восточноевропейского и средиземноморского. В рубежном государстве особенно актуальна идентификация общества не в географическом, а в многомерном коммуникационном пространстве.

В соответствии с теорией Больших многомерных пространств [1] в геополитическом коде Украины заложено три «страта» традиционной, новой (геоэкономической) и новейшей (цивилизационной) геополитики. Поэтому в зависимости от выбранной размерности будет меняться определение кода.

Геополитический код Украины с позиций традиционной политики характеризуется утратой военной мощи и добровольным отказом от статуса ядерной державы. За годы независимости Украины предлагались различные геополитические концепции, среди которых доминируют прозападноевропейская (вступление в ЕС), проамериканская (в ЕС через НАТО), пророссийская, компромиссная “и Россия и Запад”.

В геополитическом коде Украины выделяются внешние и внутренние векторы, обеспечивающие баланс национальных интересов. Геополитический код содержит три главных внешнеполитических, внешнеэкономических и цивилизационных вектора: западный (НАТО и ЕС, западноевропейская цивилизация), восточный (Россия и ЕЭП, православная цивилизация), южный (ЧЭС, средиземноморские цивилизации). Генеральным направлениям Запад, Восток и Юг (морские рубежи) соответствует внутренний код, отражающий особенности Западной, Восточной и Южной Украины.

В 90-е годы произошла существенная трансформация геополитического кода за счет свертывания традиционных отношений с Россией. В условиях профессиональной некомпетентности была разрушена морская мощь государства. Таким образом, коммуникационный каркас Украины, формирующийся на геополитических осях Запад — Восток — Юг (морские рубежи), лишился одной из важнейших основ.

Главная особенность геополитического кода Украины с позиций новейшей геополитики заключается в цивилизационном (конфессиональном) разломе, проходящем через территорию государства. Украина — европейская (по местоположению) держава между Евразией-Россией и Центрально-Восточной Европой. Принципиальное отличие Украины от России заключается в отсутствии синдрома евразийства, «третьего Рима» и других великодержавных устремлений. Для Украины характерна социокультурная и конфессиональная многополярность титульного этноса, однако украинская культура и язык пока не может выступать в качестве транслятора в межцивилизационном диалоге. В цивилизационном коде заложены особенности украинского менталитета (раздвоенность сознания и тактическое мышление).

Усиливающееся противостояние Запада и Востока привело не только к этноконфессиональным конфликтам на суперэтническом уровне, но и к расколу в восточнославянских землях, где наряду с католической и православной образовалась маргинальная униатская или греко-католическая церковь. Православно-католическая конфронтация послужила углублению культурно-исторических различий между восточными и западными украинцами, что дает о себе знать через триста лет.

Геоэкономический код Украины обусловлен утратой экономической мощи, частичным разрушением российского внешнеэкономического вектора. После провозглашения независимости был в буквальном смысле уничтожен южный (морской) геэкономический вектор, создаваемый последние два столетия в российском геополитическом пространстве. За годы независимости Украина разрушила сложившийся геоэкономический код и превратилась в одно из самых бедных европейских государств. Добровольный отказ от статуса ядерной державы не был подкреплен международным соглашением о возможном «плане Маршалла» или других компенсационных программах, позволяющих сохранить научно-технический потенциал в области высоких технологий. По этому сценарию Украина под нажимом Запада закрыла Чернобыльскую АЭС, не компенсировав утраченные мощности с зарубежной помощью. В экономическом отношении Украина обладает ограниченным суверенитетом. Экономика страны зависит от поставок преимущественно российской нефти и газа. Проблема энергетической безопасности является одной из важнейших в геоэкономическом коде государства. Газотранспортная система Украины пока еще занимает важное геостратегическое положение, являясь своеобразным «газовым мостом» между крупнейшими в мире газодобывающими регионами России и Западом. Если в России экспорт газа является важной составляющей государственной политики, то в Украине — контроль за транзитом газа служит одним из самых выгодных «бизнесов» на государственных ресурсах, приносящих политические и материальные дивиденды. В ближайшем будущем обострится борьба между различными корпоративными группами за контроль главной «газовой трубы».

1.2 Региональная трансформация

Территория Украины в современных границах сложилась в результате длительного развития на рубежах Запада и Востока, где под воздействием различных внешних факторов сформировались три геополитических «плиты» Западной, Восточной и Южной Украины с социокультурными особенностями исторических областей. Утрата одного из внешних направлений ведет к разрушению многомерного коммуникационного пространства государства. Уникальность Украины заключается в том, что здесь процессы становления национального государства безуспешно пытаются совместить с неолиберальной моделью европейской интеграции, где приоритет отдается конкретному человеку, независимо от национальности и вероисповедования. Бросок в Европейский Союз по макроэкономическим показателям закончился еще боле глубоким дистанцированием от Запада.

После распада Советского Союза вскрылись потенциально “сейсмические” геополитические зоны в Юго-Восточной Европе и Черноморье, где вновь обострилась проблема Проливов. Обнажились старые политические, экономические и этнические границы, что особенно наглядно проявляется на примере “пакта Молотова-Риббентропа”. Новая геополитическая обстановка усиливает влияние факторов внутренней и внешней нестабильности на формирование государственной стратегии Украины.

Восточная геополитическая «плита» является самой молодой, сформировавшейся на рубежах леса и степи в многомерном пространстве взаимодействия Киевской и Московской Руси с степными народами. Восточная Украина является носителем русско-украинской культурной традиции и православия. Здесь расположена крупнейшая угольно-металлургическая база и регион вносит основной вклад в валовой национальный продукт и внешнюю торговлю страны. Однако производственные фонды металлургии и угольной промышленности устарели и требуют модернизации. Забастовки шахтеров и металлургов являются индикатором экономической и политической жизни Украины.

В постбиполярном мире изменилось геостратегическое положение Южной (Причерноморской) геополитической «плиты», вернувшейся последвухсотлетнего периода в средиземноморское многомерное пространство. После падения “железного занавеса” и распада Советского Союза возросло влияние на развитие региона факторов нестабильности в евразийской маргинальной зоне цивилизаций (ЕВРАМАРе). В условиях открытой экономики Причерноморье “вернулось” на северную периферию средиземноморского пространства, где хозяйство региона оказалось неконкурентоспособным, а исторические функции транзитной свободной торговли утрачены.

Современное положение региона обусловлено “пограничным состоянием” разномасштабных пространственно-временных геополитических, геоэкономических и социокультурных процессов.

После падения «железного занавеса» на геоэкономической оси Запад — Восток произошла парадоксальная ситуация. С одной стороны, пали геополитические барьеры, с другой — возникло множество новых государственных и таможенных границ. Следует констатировать, что долгая славянская дорога к Черноморью сменилась дезинтеграцией исторического коммуникационного пространства на западных рубежах Великой Евразийской степи.

Будущее Причерноморья зависит от геополитической обстановки на Балканах, Юго-Восточной Европе и Северном Кавказе. Вместо того, чтобы создать в этих регионах коммуникационный мост для ускорения оборачиваемости торгового, финансового и промышленного капитала на рубежах цивилизаций, здесь на протяжении длительного периода отмечается размежевание по этническому признаку, что чревато непредсказуемыми последствиями. Эта неопределенность отрицательно сказывается на инвестиционном климате в Украинском Причерноморье.

2. Геотранспортная трансформация

Международные транспортные коридоры (МТК) — исключительно сложная технологическая система, концентрирующая на генеральных направлениях транспорт общего пользования (железнодорожный, автомобильный, морской, трубопроводный) и телекоммуникации. МТК, состоящие из нескольких транспортных модулей, называют так же мультимодальными (или интермодальными) транспортными коридорами. Для реализации проектов международных транспортных коридоров необходимы не только капиталы, но и политическая воля. Эффект функционирования МТК достигается в едином таможенном и экономическом пространстве. Кроме того, страна, выступающая с инициативой создания МТК должна обладать определенной геополитической мощью.

Энергичную транспортную политику проводит Европейский Союз, предложивший проект создания международных транспортных коридоров, объединяющих Западную и Восточную Европу. После падения «железного занавеса» особенно актуальными стали проблемы общеевропейской транспортной интеграции, обусловленной открывшимися перспективами для торговли и экономики, улучшения сообщения между Западом и Востоком Европы. В 1994 году Вторая Общеевропейская конференция по транспорту, состоявшаяся на острове Крит, определила девять приоритетных коммуникационных коридоров с учетом стратегических направлений перевозок грузов и пассажиропотоков. Проект планировалось реализовать к 2010 году, но эта дата оказалась нереалистичной.

Еще по мере расширения «Общего рынка» началась реализация проектов скоростных международных транспортных коридоров в целях формирования единого коммуникационного каркаса Объединенной Европы. Фундаментом этого каркаса должен стать замкнутый транспортный треугольник. К началу девяностых годов в основном было завершено строительство северной оси Стокгольм – Копенгаген – Гамбург – Париж – Мадрид – Лиссабон и южной оси Лиссабон – Барселона – Марсель – Милан - Триест. Эти МТК включают дорогостоящие технические объекты. Как, например, транспортную систему через пролив Эресунн (Зунд) на Балтике между Швецией и Данией.

Восточные звенья этих МТК не были связаны между собой. Реальная возможность продлить коридоры и замкнуть треугольник с востока меридиональными магистралями появилась после падения Берлинской стены и распада Советского Союза. В качестве восточной оси общеевропейского транспортного треугольника был назван путь «из варягов в греки» из Хельсинки в Санкт-Петербург, Киев и далее через Молдову и Румынию до Афин. Когда европейская интеграция России и Украины превратилась в иллюзию, ЕС предпринял шаги по трансформации транспортной политики. В Брюсселе, созданная при Европейской Комиссии по транспорту и энергетике Группа высокого уровня, подготовила предложения по транспортной политике ЕС с учетом ЕС-25, вступления в Сообщество в 2007 году Румынии и Болгарии и отношений со странами-соседями, включая Украину, африканские и ближневосточные государства. На пленарном заседании Группы летом 2005 года были утверждены пять мультимодальных транспортных коридоров:

«Северная ось», связывающая ЕС с Россией через Финляндию;

«Центральная ось», соединяющая ЕС с Украиной и другими странами;

«Юго-восточная ось», связывающая ЕС через Балканы (Румынию и Болгарию) с Турцией и Южным Кавказом, Каспийским морем, а в будущем с Персидским заливом;

«Юго-западная ось», дающая выход ЕС через Гибралтарский пролив в арабские страны Северной Африки (от Марокко до Египта);

«Морские автомагистрали», соединяющие европейские моря, а в будущем Атлантику с Тихим океаном.

Грандиозный проект трансъевропейских транспортных коридоров будет завершен к 2020 году, при этом две трети транспортных коридоров пройдет по территории ЕС. Из стран-соседей значительных успехов в сооружение МТК достигнуто Россией, включая трассы Берлин – Москва – Нижний Новгород, Хельсинки - Санкт-Петербург – Москва – Киев. Поэтому на сотрудничество с Россией ЕС уже затратил свыше 3 млрд. евро.

ЕС особое внимание уделяет формированию новой (реальной) восточной оси европейской треугольника вместо МТК 9, проходящего по территории России, Белоруссии и Украины. Фактически прокладывается новый путь «из варягов в греки» через страны новых членов ЕС. Он соединит балтийские порты Хельсинки и Гданьск с черноморскими портами Констанца и Стамбул. Констанца станет одной из главных вершин транспортного треугольника, создаваемого панъевропейским транспортными коридорами.

Европейский Союз начал форсировать работы по созданию восточной составляющей паневропейского транспортного треугольника по маршруту в границах членов ЕС и реальных кандидатов. В результате происходит трансформация существующих МТК. Восточная ось формируется из МТК 1 (участок Хельсинки – Таллинн – Рига – Варшава), МТК 6 (Гданьск – Варшава – Краков – Жилина) и далее соединяется с МТК 4 (участок Будапешт – Констанца).

Конечно, никто не отменял МТК 9, идущий через Россию, Белоруссию и Украину. Но значение его для ЕС будет минимизировано после вступления Румынии в ЕС и создания в единых таможенных и экономических границах транспортного коридора между Балтикой и Черноморьем. Тогда как создание зоны свободной торговли, таможенного и экономического союза трех «братских» восточнославянских государств находится под большим вопросом.


2.1 Трансформация европейских коридоров и транспортная политика Украины

Из-за непоследовательной внешней политики государства появилась устойчивая тенденция к созданию транспортных коридоров в обход Украины. Учитывая, что через территорию страны проходит геополитический цивилизационный разлом, это грозит в будущем наряду с другими факторами распаду страны. Поэтому настало время подвести итоги транспортной политики государства.

Украина является самым протяженным европейским государством, обладающим высоким показателем транзитности территории. Коммуникационный каркас Украины как независимого государства никогда не планировался. Поэтому в первые годы независимости необходимо было решить эту задачу.

В зависимости от геополитической обстановке в Европе меняется роль транзитности территории Украины. Для Западной Европы черноморские порты Новороссии служили транспортным коридором на Кавказ и Центральную Азию только в экстремальных условиях, например, в период Континентальной блокады Великобритании Францией. Но уже на протяжении двух столетий существует генеральное направление Западная Европа – Средний Восток, оптимальный маршрут которого может пройти через территорию современной Украины.

В современной Украине стратегическое направление Западная Европа – Средний Восток частично совпадает с МТК 3, который пока не отличается интенсивностью транзитный перевозок. Создание евроазиатского коридора Берлин – Львов через Жмеринку, Крым, Кавказ к Тегерану решает несколько задач. Коридор соединяет ЕС с одной из крупнейших энергетических держав мира (Ираном). Создание МТК переносит в экономическую плоскость отношения Украины, России и Грузии, которые сегодня отличаются преимущественно конфронтационными проектами. Маршрут дает самый короткий сухопутный выход стран Южного Кавказа в Западную Европу, может способствовать решению проблем непризнанной республики Абхазии. Проект играет исключительную роль для интеграции Крыма в коммуникационный каркас Украины.

В будущем создание коммуникационного коридора из Западной Европы через Львов, Винницу и Крым станет возможным только при согласованной внешней политики России и Украины и в отношении Южного Кавказа. Но именно в этом направлении усиливается конфронтация «братских» славянских народов. Фактически обе страны игнорируют факторы новой геополитики, подчиняющей внешнюю политику государства экономическим стратегическим интересам.

Создание коммуникационного моста из Западной Европы на Средний Восток через Украину, Россию и Грузию станет возможным при строительстве стационарного транспортного перехода через Керченский пролив, где наконец-то успешно начала функционировать паромная переправа. От реализации проекта Западная Европа – Средний Восток зависит эффективность создания крупнейшего на Черном море транспортно-коммуникационного узла в Крыму на озере Донузлав. После строительства моста через Керченский пролив могло сформироваться реальное срединное направлений Великого шелкового пути. Однако политическая нестабильность и непривлекательный инвестиционный климат пока не способствует реализации проекта, требующего значительных инвестиций и международного сотрудничества.

3. Западный геополитический вектор внешней политики Украины

3.1 Геополитическая трансформация Центрально-Восточной Европы

Постсоциалистическая трансформация ЦВЕ в направлении Западной Европы вскрыла исключительно сложные геополитические проблемы. Потенциальная геополитическая трансформация после вступления стран ЦВЕ в ЕС может привести к возможной отмене Пакта Молотова – Риббетропа и пересмотра положений Ялтинской конференции 1945 года, на которой были установлены принципы нового мирового порядка. Как это не парадоксально, но именно вступление Польши, Чехии в ЕС обострило дискуссии по этим вопросам.

Член ЕС Польша, а в будущем и Румыния могут инициировать перед Советом Европы отмену «преступного» Пакта Молотова - Риббентропа. Поэтому при гипотетическом вступлении Украины в ЕС, она будет вынуждена цивилизованным путем согласно Декларации о европейском регионализме предоставить широкие автономные права Галиции, Южной Бесарабии и Северной Буковине. Не случайно у части польских граждан сложилось убеждение, что после вступления Украины в ЕС «Львов опять будет наш». Многие в Польше считают, что присоединение западных регионов Украины и Белоруссии было незаконным и страна после вступления в НАТО и ЕС должна требовать от суверенных Украины и Белоруссии возвращения этих земель.

В Центрально-Восточной Европе (ЦВЕ) после падения Берлинской стены сохранился «барьер», проходящий через души людей, существующий уже тысячелетие с момента раскола христианского мира на западных христиан и православных. Если посмотреть на европейскую карту конфессий, то становится очевидным, что новые независимые страны Балтии, Польша, Чехия, Венгрия, Словения и Хорватия вернулись в свое конфессиональное пространство. Вполне объяснима и западная ориентация украинских грекокатоликов, обладающих бесценным опытом рубежной конфессиональности. Ныне водораздел благополучия и нищеты проходит по этой европейской социокультурной границе, где в крупнейшем тройном узле западных христиан, мусульман и православных на Балканах не гаснет зарево этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов.

В отличие от далекой Америки, пришедшей в восторг от победы «оранжевой революции», западные соседи Украины не разделяют глупого оптимизма. Некоторые польские публицисты рассматривают Украину в современных границах как искусственное государственное образование. Примитивный и чрезвычайно агрессивный украинский национализм навсегда останется злейшим врагом Польши. И в этой связи рекомендуют польской власти воздерживаться от поддержки националистической Украины. Которая уже дорого обходится Варшаве в связи с решением Москвы строить газопровод в Европу в обход Польши. Существует проблема признания украинской властью геноцида против польского населения на Волыни со стороны Украинской Повстанческой Армии, уничтожившей десятки тысяч местных поляков.

В Словакии и Венгрии рассматривают победу «честных демократов» как реванш провинциального украинского национализма в оранжевой упаковке. В Словакии имеются сторонники территориальных претензий к Украине, так как в прошлом Советский Союз присоединил часть территории Чехословакии. Венгрия выдала всем венграм, проживающим в Закарпатье гринкарты. В Будапеште не в восторге от конфронтации «оранжевой» Украины с Россией, так как создание обходных трубопроводов для экспорта нефти и газа, может негативно сказаться на венгерской экономике.

Румыния претендует на роль региональной державы в Юго-Восточной Европе, и подала материалы в Международный суд в Гааге по проблемам юрисдикции украинского острова Змеиный. Желание украинской дипломатии при решении спорных украинско-румынских проблем ссылаться на принципы, заложенные в Хельсинском акте ОБСЕ, оказались беспочвенными. Авторитет ОБСЕ был подорван Беловежским соглашением о ликвидации Советского Союза и создания СНГ. Именно украинская власть приняла активно участие в Беловежском сговоре, а затем делала все возможное для подрыва авторитета СНГ.

В будущем может обостриться проблема Северной Буковины (Черновицкой области Украины), включение которой в состав Советского Союза не было предусмотрено секретными статьями пакта Молотова – Риббентропа. Как это не парадоксально, но отмена секретных статей пакта Молотова – Риббентропа ставит под угрозу территориальную целостность современной Украины, которая будет вынуждена вернуть Румынии Северную Буковину, а Галичину и Западную Волынь — Польше, владеющей этими территориями до 1939 г. на законных основаниях.

3.2 Геоэкономическая трансформация Центрально-Восточной Европы

После падения Берлинской стены «социалистический лагерь» полностью отказался от своих социальных достижений, пытаясь заимствовать западную модель развития. И это совпало по времени с противоположными тенденциями — превращения Западной Европы из открытого в закрытое для внешнего мира общество, что проявляется в концепциях “золотого миллиарда”, иммиграционном законодательстве и пр. С вступлением Польши и Венгрии не только в НАТО, но и в ЕС возродился автоматически «железный занавес», если не идеологический, то экономический и таможенный.

Как это не парадоксально, но в период холодной войны полуостровная Западная Европа была защищена не только «ядерным зонтиком» США. Советский Союз надежно прикрывал западноевропейские сухопутные границы от проникновения терроризма, наркотиков, проституции, этнических мафиозных группировок, нелегальной эмиграции. При этом Западная Европа не несла ощутимых материальных затрат на советском направлении. Теперь за безопасность приходится расплачиваться богатой Европе.

В Европе на Балканах возник собственный «треугольник» наркобизнеса, проституции и терроризма. Эта неожиданная «пиррова победа» можем дорого обойтись Западу в очередной мировой войне — борьбе с терроризмом и нищетой. В «сейсмически» неустойчивом постсоветском пространстве образовались многочисленные «острова» криминальной экономики. Их появление обусловлено как внутренними, так и внешними факторами, например, событиями на Балканах и Кавказе.

В результате необъявленной геоэкономической войны на Балканах образовалась так называемая «серая зона» или глубокая экономическая периферия в Юго-Восточной Европе, включая Болгарию, Румынию, Молдову и Украину. Здесь с одной стороны ослабло экономическое присутствие России, а с другой в результате введенного эмбарго против Югославии, прекратились внешнеторговые связи с самой крупной региональной державой на Балканах.

После распада Советского Союза началась геополитическая трансформация бывшего восточноевропейского «соцлагеря». Появилось две геополитической концепции. Польская концепция Центрально-Восточной Европы исходит из доминирующей роли Польши как региональной державы. В отличие от подлинно Центральной Европы, где традиционно ведущим государством является Германия. Российская концепция Восточно-Центральной Европы исходит из сохранения ведущих позиций России в регионе. Пока еще не осознаны социально-психологические последствия перехода стран из восточно-европейского в западноевропейское экономическое пространство. Чехия, Польша и Венгрия выделялись в «социалистическом лагере» своим цивилизационным и культурным статусом, что служило примером подражания для восточных славян. Это в душе осознавали чехи, поляки и венгры. В ЕС эти страны заняли место маргиналов, выступающих в качестве дешевого сборочного цеха.

Проамериканская ориентация новых членов ЕС из стран ЦВЕ усиливает конфликтность в ЕС и привела к образованию «двух Европ». «Старая Европа» во главе с Германией и Францией является основным донором консолидированного бюджета ЕС. «Новая Европа», представляющая новых членов Сообщества из ЦВЕ часто занимает проамериканские позиции, например в отношении поддержки войны в Ираке. Это вызывает раздражение в Берлине и Париже.

Лидирующая геополитическая роль в ЦВЕ перешла к США, тогда как геоэкономический баланс в регионе определяется осью Германия — Россия, усиленной энергетическим мостом. Хотя Россия превращается во второстепенного игрока на бывшем советском геополитическом пространстве, отмечается тенденция усиления торговых связей с бывшим странами соцлагеря, исчерпавшими западный вектор развития. Вместе с тем снижается доля российского капитала в ЦВЕ. Границы закрываются не только таможенными барьерами, но и техническими стандартами.

После интеграции большинства стран ЦВЕ в ЕС и НАТО, Украина реально оказалась за экономическим «железным занавесом» и на длительную перспективу наряду с Молдавией и Албанией займет место региональных аутсайдеров.

Прием бедной, но большой по численности населения Украины в ЕС и признание её криминально-коррумпированной элиты нанесет непоправимый удар по принципам европейской демократии. Евросоюз получит усиление конфронтации со второй ядерной державой мира, от которой он зависит по поставкам энергоресурсов.

Украинская экономика теснейшим образом связана с Россией и зависит от импорта нефти и газа. В отличие от России, Европейский Союз не испытывает потребности в украинской руде и угле. Европе не нужна украинская военная техника и вооружение. ЕС обладает излишками пшеницы и сахара и не испытывает потребности в украинском импорте этих продуктов.

Успешная европейская интеграция объясняется поэтапностью и постепенностью формирования Сообщества. Поэтому после принятия Румынии и Болгарии в ЕС будет сделана очередная передышка примерно на десятилетие, чтобы решить конфликтные ситуации и возникшие проблемы. Процесс продвижения на Восток будет приостановлен. Не только из-за финансовых ограничений. В тылу ЕС окажутся Западные Балканы, где холодный мир поддерживается только благодаря войскам НАТО.

Изменяется режим на западной границе Украины. Европейское сообщество в целях борьбы с нелегальными мигрантами, контрабандой товарами и наркотиками вынуждено ужесточить пограничный режим и воздвигнуть новую «берлинскую стену» или «железный занавес», ограждающий будущую «шенгенскую зону» с востока.

Вступление Украины в ЕС зависит, прежде всего, от принципиальной позиции Германии, которая вносит самый большой вклад в консолидированный бюджет ЕС. Сложившаяся геополитическая (геоэкономическая) ось Берлин — Москва не предусматривает конфронтацию из-за Украины.

3.3 Украина и НАТО

В биполярном мире Европа была поделена на два военно-политических блока НАТО и Варшавского договора. После распада СССР началась геополитическая трансформация на европейском континенте, которая еще не завершилась. НАТО трансформируется от военной организации к миротворческой. Миротворческие силы используются для давления на «неправильные» страны.

Выделяются важные обстоятельства, которые необходимо учитывать во внешней политике Украины в отношении НАТО.

Во-первых, западноевропейские страны в рамках НАТО выступают в роли «вассалов» Соединенных Штатов. В начале двадцать первого столетия сложилась парадоксальная ситуация, когда один из мировых центров экономического и технологического развития (ЕС) продолжает функционировать под ядерным «зонтиком» североамериканского государства. Экономическая мощь Западной Европы на континенте не соответствует военной мощи. Затраты ЕС на оборону составляют 60 % от американского военного бюджета. Военно-промышленный потенциал Западной Европы составляет всего лишь 10 % американского. Западная Европа не является самостоятельным «игроком» в геополитическом пространстве континента, что наглядно показали события на Балканах. Поэтому, Европе требуется поиск новой конфигурации в военно-политической стратегии.

Во-вторых, западноевропейские политики исключительно чувствительны к кризисам, которые могут отразиться на качестве жизни европейцев (электората) и собственном политическом будущем. Как стало очевидным после газового кризиса, Западная Европа зависима от российских энергоресурсов, ставших важным геополитическим инструментом Кремля. Наметились тенденции вместо поддержки оппозиции «честных» демократов в восточноевропейских странах искать компромиссные варианты вместе с Кремлем.

В-третьих, ЕС остается основным соперником США в глобальной конкуренции. С учетом событий на Ближнем Востоке, включая угрозу Ирана перекрыть Персидский залив, для Америке важен контроль над энергетическим мостом, проходящим через Украину. Это позволит осуществлять геополитическое влияние на Россию и Западную Европу, что автоматически превращает страну в «пятую колонну» для ЕС.

Создание американских военных баз НАТО на территории Украины усилит конфронтацию с континентальной Европой, где место «пятой колоны» уже занято Польшей и малыми странами Балтии. Нельзя забывать, что через территорию Украины проходит цивилизационный разлом западных и православных христиан.

Реальность такова, что Европейский Союз строит свои отношения с Украиной в контексте своих отношений с Россией, остающейся крупнейшей ядерной и энергетической державой на континенте. Вызывает раздражение официального Берлина и Парижа заявления украинских властей о вступлении в НАТО. Европе не нужна на континенте еще одна проамериканская «пятая колонна.

Ориентация Украины на вступление в НАТО приведет к установлению ледникового периода с Москвой.

4. Восточный геополитический вектор внешней политики

В конце 90-х годов на Западе появились первые геополитические прогнозы о целесообразности возвращения восточнославянских стран за «железный занавес». В мире капитала всегда торжествует прагматических подход, основанный на цене того или иного варианта развития событий. Из двух зол выбирают наименьшее. Во сколько обойдутся западным налогоплательщикам бесконечные кредитные вливания в «черную дыру»? Может быть дешевле будет вариант виртуальной экономики за вновь отстроенным «железным занавесом»? И Европейскому сообществу будет более выгодно иметь дело с единым геоэкономическим пространством Восточной Европы?

После распада советского геополитического пространства проявились тенденции к созданию новых межгосударственных образований. После провозглашения новых независимых государств произошла «естественная» регионализация постсоветского пространства с учетом природно-географических, этнонациональных и этноконфессиональных особенностей. Восточная Европа включает Россию, Украину, Белоруссию. Выделяются страны Балтии (Литва, Латвия и Эстония), Южного Кавказа (Грузия, Азербайджан и Армения), Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан и Киргизия). Молдова, этнически тяготеющая к Румынии, формально включается в Восточную Европу.

Постсоветское пространство часто отождествляется с Содружеством Независимых государств, в границах которого выделяются субрегиональные объединения. Содружество независимых государств (СНГ) занимает исключительно скромное место в глобальной экономике, на его долю приходится всего лишь 2 % мирового экспорта. Относительная живучесть СНГ в 90-е годы была вызвана не только стремлением к интеграции, но и возможностями потреблять российские энергетические и другие ресурсы по ценам ниже мировых или в долг, а расплачиваться бартером продуктами питания (хлебом, сахаром, маслом) по ценам выше мировых.

Основные региональные группировки в границах СНГ: Единое экономическое пространство (ЕЭП), Евразийский экономический союз (бывший таможенный союз), Союзное государство Россия — Белоруссия, Договор о коллективной безопасности, Центральноазитское экономическое сообщество, ГУАМ. Для многих стран СНГ характерно параллельное участие в нескольких региональных объединениях, включая группировки с другими странами. Например, Шанхайская организация сотрудничества, Исламская конференция и др. Особое место занимает субрегиональное сотрудничество на морских рубежах: «Северное измерение», Совет государств Балтийского моря, Черноморское экономическое сотрудничество, Каспийский регион.

Радикальная либерализация экономических отношений, рыночный фундаментализм и российский финансовый кризис 1998 г. привели к ослаблению регионального интеграционного сотрудничества между бывшими советскими республиками. Внешнеторговый оборот между станами СНГ сократился в 90-х годах более чем втрое. Аморфность и неэффективность Содружества проявилась в низкой исполнительской дисциплине, большинство совместных решений не выполняется. Противоречивое воздействие на СНГ оказывает процесс формирования субрегиональных группировок. Единое экономическое пространств бывшего Союза ССР разрушено, а многочисленные интеграционные проекты на региональном и субрегиональном уровнях оказались неспособными обеспечить интеграционные процессы.

Единое экономическое пространство (ЕЭП) — соглашение подписано в Ялте в 2003 г. Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном. Эффективная интеграция четырех стран должна придать новый импульс развитию диалога с ЕС, который до этого предпринимался в рамках Россия-ЕС и Украина-ЕС. Создание ЕЭП является важным шагом по формированию общего европейского экономического пространства (ОЭЭП).

Очень Ближний Восток. Украина имеет основание оказаться под влиянием экономической экспансии Китая. Казалось бы, «большой скачек» на Восток самый фантастический сценарий. Действительно, отсутствуют прогнозы китайских аналитиков на эту тему. Но они и не могли «досрочно» появиться в социокультурном пространстве китайской традиции, согласно которой «белое постепенно переходит в черное и наоборот». А когда Восточная Европа реально окажется в экономическом пространстве Китая, это станет свершившимся фактом, а не предметом прогнозирования. В этой связи следует обратить внимание, что, обладая второй по величине экономикой, Китай не претендует на участие в «большой семерки» в отличие от России, сохраняющей угасающий комплекс «мании величия». Согласно конфуцианской традиции неявное само собой станет явным, когда не потребуется подтверждать то, что есть на самом деле.

О возможности вхождения в геоэкономическое пространство Китая свидетельствуют следующие тенденции. После распада СССР местный потребительский рынок был в значительной степени переориентирован на турецкие товары. А после дальнейшего падение уровня жизни и покупательной способности — на более дешевые товары из Объединенных Арабских Эмиратов, где созданы преференции для их приобретения и вывоза. Но и арабский рынок не выдерживает конкуренции более дешевых китайских товаров.

Успех преобразований в Китае в условиях ограничения гражданских свобод обусловлен постепенными и продуманными действиями, а не политикой «шоковой терапии». В Китае осуществлена экономическая модель, ориентированная на либерализацию для прямых инвестиций и абсолютный запрет для спекулятивного капитала и вывоза валюты.

Таким образом, исходя из сложившихся тенденций, в будущем устойчивое падение уровня и качества жизни неизбежно приведет Украину в сферу китайского геополитического пространства.

Какая Украина нужна России? Это вопрос со многими неизвестными. Проще ответить на вопрос, какая Украина нужна Соединенным Штатам? Для известного политолога Збигнева Бжезинского Украина – квинтэссенция и высший смысл крушения СССР. По его мнению, без Киева Российскому евразийскому исполину уже не суждено подняться никогда. Поэтому независимость Украины стала источником вдохновения американской геополитики, которая не намерена делить власть на Земле с Россией. По мнению политолога, новое ядро европейской безопасности должны составить Германия, Франция, Польша и Украина. Прагматичному политологу Бжезинскому изменила логика, исходящая из постулата «никогда не говори никогда». В пространстве христианской цивилизации противостояние США и СССР закончилось не победой Америки, а появлением другого противника – исламского фундаментализма.

Европейский Союз после непродолжительного периода рыночного романтизма предложил Восточной Европе модель разноскоростной интеграции в многомерном коммуникационном пространстве. Зависимость от ядерного зонтика США и энергетических ресурсов России не позволяет ЕС идти на конфронтацию с Кремлем ради «демократической» Украины. Западный капитал, включая прагматичных американцев, никогда не будут вкладывать деньги в нестабильные государства «некомпетентного» суверенитета. Европейский Союз и возрождение Большой России могут стать гарантами безопасности на континенте.

Интересы НАТО и ЕС совпадают в одном — Большая Украина Европе не нужна. В докладе Совета по международном отношении (США), подготовленным Стивеном Сестановичем, Строубом Тэлботтом и Майклом Макфолом в 2006 году, утверждается, что у России нет национальных интересов на Украине. В свою очередь, Соединенные Штаты имеют право делать все возможное, чтобы присоединить Украину к НАТО. При этом уход Украины станет смертельным ударом для России. Ричард Холбрук считает, что Украина является центральным вопросом национальной безопасности США [2].

В отличие от последовательной политики США и ЕС в достижении своих целей в регионе, Россия не выработала четких позиций, основанных на геополитическом прагматизме. Попытки США потеснить Россию за счет усиления роли Украины и превращения её в региональную державу пока не увенчались успехом. Однако время не ждет, и геополитическая мощь неизбежно заполняет образовавшийся вакуум.

5. Южный геополитический вектор внешней политики Украины

За последнее время повысился интерес мировой политики к Черноморскому региону. За короткий промежуток времени прошло уже несколько международных форумов по Черноморью в Киеве, Москве, Одессе, Стамбуле и Бухаресте с участием ученых и дипломатов. Так как в геополитическом коде Украины западный и восточный вектор «курируют», соответственно, Европейский Союз и Российская Федерация, Соединенные Штаты вклинились в регион под традиционным флагом главных буревестников демократии. Для этого они успешно оседлали «ничейный» и разрушенный южный морской геополитический вектор Украины.

5.1 Геополитическая трансформация в Черноморском регионе

Черноморье расположено в геополитическом центре Евразии на пересечении коммуникаций «из варяг в греки» и запад - восток, включая Дунайско-Черноморский путь. Здесь проходят геополитические и социокультурные рубежи евразийских цивилизаций. Наиболее характерной особенностью региона является геополитическая биполярность на осях Запад - Восток и Север - Юг. Самые обособленные в Мировом океане и глубоко вдающиеся в сушу Черное и Азовское моря имеют исключительное значение для международных экономических связей. Современная обстановка в Черноморье обусловлена перестройкой генеральных направлений транспортных коммуникаций и усилением энергетического фактора в геополитике. Наиболее наглядно трансформация геополитического пространства Причерноморья иллюстрируется на примере Крыма и Одессы.

Черноморье расположено в геополитическом центре Евразии на пересечении коммуникаций «из варяг в греки» и запад - восток, включая Дунайско-Черноморский путь. Крупнейшая концентрация торговых портов в Восточной Европе, относительно развитая инфраструктура, близость европейского и ближневосточного рынков создают предпосылки для мирохозяйственной интеграции. Турция стала инициатором формирования Черноморского района экономического сотрудничества. В борьбе за черноморскую торговлю лидирует Стамбул, к которому перешли посреднические функции Бейрута — бывшего торгового и финансового центра Ближнего Востока. Черноморье может стать коммуникационным мостом между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. К региону приковано внимание западных нефтяных компаний в связи с перспективами освоения богатых углеводородами месторождений Каспия и выбора путей их транспортировки.

В Западной Европе усиливается черноморское коммуникационное направление (дунайский и другие транспортные коридоры) с выходом на румынские и болгарские порты. В России формируется коммуникационная ось Санкт-Петербург - Москва - Воронеж - Ростов-на-Дону - Новороссийск. Создание нового пути «из варяг в греки» еще больше сузит хинтерланд украинских портов и усилит тяготение районов Восточной Украины к этой скоростной магистрали.

Усиление позиций НАТО в Черноморье, принятие Турцией в одностороннем порядке ограничений режима судоходства в Проливах, нанесло существенный ущерб интересам России. Проекты транспортных коридоров из Центральной Азии в Европу в обход России и другие геополитические изменения в Черноморье привели к осознанной необходимости формирования принципиально новой геоэкономической оси Север – Юг. Впервые за последние столетия Россия отдает приоритет коммуникационному каспийскому коридору. Вместо исторического пути «из варяг греки», закладываются основы для направления «из варяг» в Южную Азию (Индию). Уникальность этого направления заключается в том, что только Россия и Иран имеют возможность создания трасконтинентального коридора без третьих стран.


5.2 Черноморская геоэкономическая политика Европейского Союза

Утрата в геополитическом коде Украины транзитных функцию морских рубежей может обострить проблему Крыма. Этот геополитический «остров» слабо связан с коммуникационным пространством Украины. Формирование транспортного коридора из Западной Европы в направлении Берлин - Львов - Керчь с созданием стационарного перехода через Керченский пролив и далее на Кавказ и Средний Восток реально может усилить коммуникационные функции украинского и российского Причерноморья, особенно Крыма и Новороссийска. Возможно строительство в Крыму крупнейшего в Украине торгового порта (Донузлав) с выходом через Керченский пролив на одно из направлений Великого шелкового пути. Однако реализация этих проектов зависит от геополитической обстановки на Кавказе и от решения спорных украинско-российских проблем по делимитации Азовского моря и Керченского пролива.

Европейский Союз после неоправдавшихся надежд на европейскую интеграцию Украины, сделал ставку на геоэкономический фактор создания коммуникационного выхода к Черноморью через территорию Румынии. Ограниченные, как оказалось, возможности консолидированного бюджета ЕС и проблемы трансформации Балкан практически останавливают процесс продвижения на Восток.

Если в начале 90-х годов в период рыночного романтизма Европейский Союз реально рассматривал Украину как кандидата на вступление в Сообщество, то в настоящее время предпочтения изменились. Особенно это рельефно прослеживается на политике ЕС в отношении Черноморского региона и Юго-Восточной Европы, входившей в прошлом в советское геополитическое пространство.

Тем более, что после вступления Румынии и Болгарии в ЕС процесс продвижения на Восток будет приостановлен. Не только из-за финансовых ограничений. В тылу ЕС окажутся Западные Балканы, где холодный мир поддерживается только благодаря войскам НАТО и потребуется длительное время для мирной европейской интеграции региона.

5.3 Черноморская геополитика США

Учитывая, что Москва может утратить окончательный контроль над Черноморьем после завершения срока аренды военно-морской базы в Севастополе, Соединенные Штаты после неудач на Ближнем Востоке взяли курс на Украину. Для этого имеется несколько оснований.

Во-первых, после распада Советского Союза у США появилась возможность создания новых зон «жизненных интересов» на рубежах евразийских цивилизаций в непосредственной близости к России и главным соперникам в глобальной конкуренции — Западной Европе и Китаю.

Во-вторых, в Пентагоне давно со вниманием прочитали классиков геополитики, и отлично представляют, что такое Хартленд (Восточная Европа) и почему Крым называют геополитическим полюсом Евразии, позволяющем контролировать огромные пространства на рубежах мировых цивилизации. Учитывая американский прагматизм, Белый дом решил превратить Украину в регионального лидера, преследуя свои геополитические цели в Евразии.

В-третьих, учитывая обстановку на Ближнем Востоке Соединенные Штаты обратили внимание на возможность с помощью энергетического моста в Украине оказывать воздействие на России и особенно ЕС.

Соединенные Штаты, оставаясь в Ираке на неопределенное время, приняли решение о постепенном уходе с Ближнего Востока (сокращение зависимости от поставок нефти из региона). Это еще больше усилит давление США на Украину, так как очередная проигранная борьба за американскую демократию в Евразии (Восточной Европе) нанесет невосполнимый удар по геополитической мощи Америки. Не случайно, в Америке некоторые аналитики считают, что Украина — центральный вопрос национальной безопасности США. В докладе Совета по международном отношении, подготовленным Стивеном Сестановичем, Строубом Тэлботтом и Майклом Макфолом в 2006 году, утверждается, что у России нет национальных интересов на Украине. В свою очередь, Соединенные Штаты имеют право делать все возможное, чтобы присоединить Украину к НАТО. При этом уход Украины станет смертельным ударом для России. Ричард Холбрук, претендующий на должность госсекретаря в случае победы демократов на президентских выборах, считает, что Украина является центральным вопросом национальной безопасности США [3]. Фактически он повторил мысли известного американского политолога Збигнева Бжезинского о том, что Украина – квинтэссенция и высший смысл крушения СССР. А без Киева Российскому евразийскому исполину уже не суждено подняться никогда. Поэтому независимость Украины стала источником вдохновения американской геополитики, которая не намерена делить власть на Земле с Россией [4]. Эти слова Бжезинского стали настоящим бальзамом для украинских националистов, хотя сам американский политолог в последующем стал воздерживаться от таких резких высказываний в адрес России [5].

Таким образом, после окончательного провала экспорта демократии на Ближний Восток (Ирак), усилится стремление создать американский форпост на Украине. Сделают это Соединенные Штаты не ради высоких гуманистических идей, а для закрепления своей роли на рубежах евразийских цивилизаций, контроля энергетических потоков.

В Черноморье по инициативе Украины совместно с Молдовой, Грузией, Азербайджаном, Туркменией и Узбекистаном создано искусственное межгосударственное политическое и экономическое объединение ГУУАМ. Объединение после выхода Узбекистана, потребовавшего вывода американской базы с своей территории, трансформировалось в ГУАМ. Может сложиться впечатление, что это абсолютно мыльное межгосударственное образование, если бы не одно НО. Оно функционирует под патронажем и финансовой помощи США. Если прагматические американцы курируют этот проект, значит им это надо. Несомненно, что этот проект чисто геополитический, не имеющий экономическую целесообразность, так как внешнеэкономические связи стран, вошедших в эту региональную группировку, ничтожны. Доля стран объединения во внешнеторговом обороте Украины составляет около 2 %. Его задача после ухода на Запад стран Балтии не только оторвать остальные бывшие советские республики от России, но сделать Украину новой региональной державой.

Первая попытка в 90-е годы закончилась неудачно, Украина не тянула на предоставленную её роль. После «оранжевой революции» было вновь реанимировано мыльное образование ГУАМ, правда с одной буквой У и при участии Румынии. Узбекистан после американского присутствия в этой республики решил уйти из объединения. Вновь была предпринята попытка назначить Украину на роль региональной державы, украсив её терновым венком буревестника демократии. В результате появилась украинская идея вместо ГУАМ создать Организацию за демократию и экономическое развитие. Все это не имеет значения для Соединенных Штатов, видящих Украину в качестве буфера США в Европе между ЕС и Россией. Однако внешнеполитический курс Украины на регионального лидера в ГУАМ вновь провалился.

В долгосрочной перспективе не выдерживает критики широко разрекламированный проект Евро-Азиатского международного транспортного коридора (ТРАСЕКА) через Украину из Западной и Северной Европы на Кавказ и Центральную Азию в Китай. По украинскому варианту в Западной Европе предполагается формирование двух направлений: Копенгаген - Гданьск - Львов - Одесса/Херсон и Антверпен - Рени (дунайский коридор). Изменившееся геоэкономическое положение Украины как мировой периферии и отсутствие перспективных массовых грузопотоков свидетельствуют об ограниченных возможностях проекта.

Список литературы

1. Дергачев В.А. Геополитика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.

2. США навязывают России новую «холодную войну»? — Известия, 10 марта 2006 г.

3. США навязывают России новую «холодную войну»? — Известия, 10 марта 2006 г.

4. Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. — М: Международные отношения, 1999.

5.Бжезинский Зб. Выбор. – М.: Международные отношения, 2005.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий