регистрация / вход

Внешнеполитическая стратегия Пакистана на Ближнем Востоке

Развитие международных контактов Пакистана. Ислам как важный фактор, определяющий курс Исламабада на контакты с арабскими соседями. Сотрудничество в военно-политической сфере с монархиями Персидского залива. Отношения с Саудовской Аравией, ОАЭ, Кувейтом.

РЕФЕРАТ

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ ПАКИСТАНА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ


Пакистан поддерживает активные контакты по многим направлениям с большинством арабских стран, включая государства Северной Африки (в первую очередь Египет и Ливию). Наибольшее же развитие получили отношения Пакистана с монархиями Персидского залива. Всего 300 км морской поверхности отделяют Аравийский полуостров и пакистанскую провинцию Белуджистан, контролирующую дальние подступы к Ормузскому проливу. Сопредельность в общем геополитическом ареале расширяет сферу сопряжения интересов Пакистана и арабских государств Залива. Исламабад рассматривает многоплановое сотрудничество с арабскими монархиями как возможность укрепить внешнеполитическое положение Пакистана, осложненное почти перманентной напряженностью отношений с Индией. Важным фактором, определяющим курс Исламабада на тесные контакты с арабскими соседями, в особенности с Саудовской Аравией, является ислам, играющий огромную роль во внутриполитической жизни Пакистана.

Пакистан имеет весомые экономические интересы в районе Персидского залива. Ввиду острой нехватки собственных ресурсов углеводородного сырья ¾ объема потребляемого в Пакистане жидкого топлива обеспечивается за счет импорта; при этом до 90% ввозимых нефти и продуктов ее переработки поставляют Саудовская Аравия и Кувейт1 . Располагая ограниченным экспортным потенциалом, Пакистан заинтересован в рынках арабских государств, поставляя в район Залива сельскохозяйственную продукцию (рис, овощи и фрукты, мясо и т.д.), изделия легкой и кустарной промышленности, строительные материалы и другие товары.

Дефицит в торговле Пакистана со странами Залива частично компенсируется финансовыми вливаниями по различным каналам и торговыми льготами, предоставляемыми арабскими партнерами. Существенное значение для пополнения валютных резервов Пакистана имеют денежные переводы на родину сотен тысяч пакистанских мигрантов, находящихся на заработках в странах Залива2 .

Важная составляющая отношений Пакистана с монархиями Персидского залива – сотрудничество в военно-политической сфере, имеющее давние традиции. До начала 90-х годов правители Саудовской Аравии и эмиратов широко привлекали пакистанский военный персонал на службу в целях обеспечения внутриполитической стабильности и внешней безопасности своих государств, в том числе осуществлялось привлечение пакистанских воинских контингентов на основе межправительственных соглашений. Хотя впоследствии такая практика изжила себя, многие монархии региона широко пользуются услугами пакистанских военнослужащих-контрактников в обслуживании технических родов войск, в особенности военно-воздушных сил.

В фокусе внимания правителей арабских государств находится ядерная программа Пакистана. Когда Индия произвела взрывы ядерных устройств 11 мая 1998 г., Пакистан не сразу осуществил ответные ядерные испытания. На протяжении последующих двух недель Исламабад испытывал сильное давление со стороны властей США, стран Европейского Союза, Японии, других государств, пытавшихся удержать его от аналогичных шагов. Однако не только это было причиной оттягивания ядерных взрывов Исламабадом. По сведениям, опубликованным в пакистанских средствах массовой информации много позже, находившееся тогда у власти правительство Н.Шарифа вступило в контакт с высшим руководством нескольких арабских государств Залива. Ознакомившись с подготовленными Исламабадом расчетами, касающимися негативныхпоследствий неизбежных экономических санкций в отношении Пакистана со стороны его основных кредиторов, арабские лидеры дали согласие компенсировать предполагаемый ущерб. После этого пакистанское правительство разрешило военным нажать ядерную кнопку3 .

Поскольку международные экономические санкции были введены, Пакистан обратился за помощью к Саудовской Аравии и другим странам-участницам Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). В первой декаде июня 1998 г. – всего через десять дней после того, как отгремел последний из серии произведенных Исламабадом ядерных взрывов, – глава правительства Пакистана посетил Доху (столица Абу Даби и ОАЭ) и Эр-Рияд; в конце того же месяца состоялась поездка Н. Шарифа в Кувейт и Катар. Результатом интенсивных контактов премьер-министра с правителями стран-участниц ССАГПЗ стала договоренность о том, что в течение трех лет – с июля 1998 по июнь 2001 гг. – Пакистан получит нефть и продукты ее переработки на общую сумму 6,6 млрд. долл. по льготным ценам и на условиях «отложенных платежей». Арабские партнеры Пакистана обещали оказать содействие облегчению экономического положения Пакистана также по другим каналам, в том числе посредством создания Исламским банком развития при участии других банков региона специального фонда помощи Пакистану с капиталом в 1,5 млрд. долл.4 Хотя не все достигнутые договоренности были реализованы, поддержка, оказанная Исламабаду в сложное для него время, способствовала укреплению отношений с арабскими государствами Залива, в особенности с Саудовской Аравией5 .

Вместе с тем отношения Пакистана с арабскими государствами далеко не безоблачны. Они нередко омрачаются трениями, связанными с контрабандой наркотиков из Пакистана, ужесточением в странах Залива мер борьбы с нелегальной миграцией и в целом сокращением спроса на неквалифицированную иностранную рабочую силу, затрагивающим интересы десятков тысяч семей в Пакистане, выживающих за счет денежных переводов мигрантов, и т.д. В отношениях Исламабада с арабскими партнерами возникают и острые проблемы политического характера. Так, Исламабад вынужден лавировать между Эр-Риядом и властями некоторых арабских эмиратов, с одной стороны, и Тегераном, с другой, из-за существующих между ними серьезных противоречий.

Наличие у правителей арабских монархий рычагов воздействия, в частности, на внутреннюю политику Исламабада четко проявилось в связи с решением вопроса о судьбе премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа, смещенного военными в октябре 1999 г., преданного суду и приговоренного к пожизненному заключению. С момента ареста и на протяжении более года высшие государственные деятели Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара предпринимали настойчивые скоординированные действия, направленные на освобождение бывшего главы правительства6 . Благодаря этим усилиям в декабре 2000 г. Н. Шариф был помилован и вместе с ближайшими родственниками на присланном из Саудовской Аравии самолете покинул Пакистан. В королевстве, куда пакистанский экс-премьер-министр прибыл 10 декабря 2000 г., ему был оказан прием на высшем уровне.

Приоритетное место в отношениях Пакистана с арабскими странами занимает Саудовская Аравия. Преимущественное положение королевства в системе региональных внешних связей Пакистана определяется наряду с экономическим фактором особой ролью Саудовской Аравии в мусульманском мире в качестве хранительницы главных святынь ислама. Для правящей элиты Пакистана – страны, в которой ислам оказывает сильнейшее влияние практически на все сферы жизниобщества, а борьба за власть в верхах носит почти перманентный характер, важна поддержка со стороны Эр-Рияда. (Не случайно, традиционно каждый из высших руководителей Пакистана, оказавшись у руля государственной власти, посещает Саудовскую Аравию, совмещая переговоры с первыми лицами правящей династии с паломничеством к святым местам).

В свою очередь Саудовская Аравия заинтересована в активных контактах с Пакистаном – одной из самых крупных по численности населения мусульманских стран. Для Эр-Рияда дружественные отношения с Исламабадом – один из каналов расширения своего влияния далеко за пределы Ближнего Востока. В частности, важное значение для саудовской стороны имеет то обстоятельство, что Исламабад в отличие от Тегерана, до недавнего времени открыто соперничавшего с Эр-Риядом за влияние в Заливе и мусульманском мире в целом, поддерживает ведущую роль Саудовской Аравии в Организации Исламская конференция (избегая при этом осложнения отношений с Тегераном).

Во время регулярных визитов в Саудовскую Аравию высшие государственные деятели Пакистана наряду с рассмотрением вопросов двусторонних отношений осуществляют контакты по актуальным региональным проблемам. В частности, находясь с официальным визитом в Саудовской Аравии в конце октября 2002 г., президент Пакистана П. Мушарраф обсудил с руководителями королевства вопросы, связанные с осложнением ситуации в Южной Азии из-за очередного раунда обострения пакистано-индийского противостояния7 .

Положение на Ближнем Востоке (в контексте палестинской проблемы и нарастания напряженности вокруг Ирака), обстановка в Афганистане и пакистано-индийские отношения были предметом широкого обсуждения также во время пребывания премьер-министра ПакистанаЗ. Джамали в Саудовской Аравии (конец декабря 2002 г. – начало января 2003 г.). Высшие государственные деятели королевства высказались за скорейшую нормализацию отношений между двумя южноазиатскими государствами посредством диалога8 . Позиция саудовского руководства по кашмирской проблеме, рассматриваемой им как главный фактор осложнения ситуации в Южной Азии, неизменна и предполагает урегулирование спора посредством проведения «беспристрастного, честного и свободного плебисцита» в Джамму и Кашмире в соответствии с резолюциями ООН.

Для Исламабада позиция Эр-Рияда по кашмирской проблеме – весомая политико-дипломатическая поддержка. Она благоприятствовала усилиям Пакистана, направленным на то, чтобы привлечь внимание мусульманских стран к сложной внутриполитической обстановке в Кашмире, являясь для их лидеров веским аргументом в пользу необходимости скорейшего решения проблемы. По инициативе Исламабада и при содействии Эр-Рияда вопрос о ситуации в Кашмире неизменно включается в повестку дня встреч на высшем уровне и конференций министров иностранных дел стран-участниц ОИК. Так, положение о признании права народа Кашмира на самоопределение содержится в «Политической резолюции» – основном документе внеочередной встречи глав государств и правительств стран-участниц ОИК, состоявшейся 23 марта 1997 г. в Исламабаде. Одновременно была принята также «Декларация по Джамму и Кашмиру», внесенная пакистанской делегацией9 . Этот принцип решения кашмирской проблемы был подтвержден в решениях последующих форумов ОИК, в том числе в двух резолюциях, принятых на сессии министров иностранных дел стран-участниц ОИК, состоявшейся в Хартуме в июне 2002 г., – одна из них была посвящена проблеме Джамму и Кашмира, а другая – осложнению ситуации в Южной Азии10 . Саудовская Аравия имеет своего представителя в созданной врамках ОИК Контактной группе по Джамму и Кашмиру, в которой также участвуют дипломаты Пакистана, Турции и Нигера.

Саудовская Аравия – один из основных торгово-экономических партнеров Пакистана из числа арабских стран. Правда, доля королевства в пакистанском экспорте невелика; она составила 2,9% в 2000/01 г. и 3,6% в 2001/02 г. Вместе с тем, как отмечено выше, Саудовская Аравия – ведущий поставщик нефти и продуктов ее переработки в Пакистан. За счет поставок углеводородного сырья доля Саудовской Аравии устойчиво превышает 1/10 объема пакистанского импорта (11,7% в 2000/01 и 11,6% в 2001/02 г.)11 . Вклад Саудовской Аравии в предпринятые государствами Залива усилия по оказанию поддержки пакистанской экономике в связи с санкциями, введенными США и рядом других государств в ответ на проведенные Пакистаном ядерные испытания в мае 1998 г., был весомым; Эр-Рияд принял на себя обязательство поставлять Пакистану нефть и нефтепродукты по сниженным ценам и на основе «отложенных платежей» на сумму 1 млрд. долл. в год в течение 1998/99 – 2000/01 гг.12

Практика снабжения Пакистана жидким топливом на льготных условиях сохранилась и впоследствии. Так, в итоге переговоров, которые премьер-министр Пакистана З. Джамали провел в Саудовской Аравии в конце декабря 2002 – начале января 2003 гг., Эр-Рияд согласился поставить Пакистану нефть и продукты ее переработки на вышеуказанных льготных условиях на сумму 600 млн. долл. в 2003/04 г. Кроме того, З. Джамали заручился обещанием о том, что саудовская сторона примет меры для обеспечения бесперебойного снабжения Пакистана жидким топливом в случае, если США начнут военные действия против Ирака13 .

Саудовская Аравия не входит в группу основных кредиторов Пакистана – по данным на март 2003 г., задолженность последнего перед королевством составила около 19 млн. долл.14 В то же время, власти Саудовской Аравии приняли на себя обязательство оказать финансовую безвозмездную помощь Пакистану в 2001/02 г. и 2002/03 гг. в объеме 50 млн. долл. и 100 млн. долл.15

Активны контакты Пакистана с Объединенными Арабскими Эмиратами. Правители ОАЭ поддерживают позицию Пакистана по кашмирской проблеме, фактически связывая обострение отношений между двумя южноазиатскими государствами с жесткой позицией Индии. Эти вопросы находились в центре внимания в ходе переговоров президентов Пакистана и ОАЭ в Абу Даби в июне 2002 г. Положительно оценив позицию пакистанской стороны, шейх Зайид бин Султан аль-Нахайян заявил о том, что вступление Индии в диалог с Пакистаном обеспечит урегулирование ситуации в Южной Азии. Президент ОАЭ подчеркнул также, что осложнение политической обстановки в Джамму и Кашмире непосредственно связано с борьбой кашмирского народа за независимость, пакистанская же сторона непричастна к происходящим там событиям16 .

ОАЭ опережает Саудовскую Аравию и другие государства Залива по сумме денежных переводов пакистанских мигрантов на родину. Так, в 2002–2003 гг. из эмиратов поступило более 20% средств, переведенных пакистанскими мигрантами по легальным каналам (около 700 млн. долл. в год)17 . Правительство эмирата Абу Даби, входящего в ОАЭ, владеет крупным пакетом акций самого мощного в Пакистане нефтеперегонного завода «ПАРКО» в г. Мултане, сданного в эксплуатацию в августе 2000 г.18 Несколько финансовых учреждений ОАЭ (в том числе Фонд развития Абу Даби) участвуют в кредитовании ряда крупных проектов в Пакистане.

Место Кувейта в региональной политике Пакистана определяется в первую очередь экономическими интересами. После введения санкций в отношении Пакистана в 1998 г. Кувейт был первой страной,предоставившей пакистанской стороне заем в размере 250 млн. долл. Кувейт поставляет нефть и нефтепродукты на льготных условиях. Государственная компания «Кувейт Форин Ойл эксплорейшн Ко» («КУФЕК») имеет концессии на разведку нефти и газа на территории Пакистана19 .

Власти Омана продолжают давнюю традицию широкого (по масштабам султаната) сотрудничества с Пакистаном в военной сфере. В его вооруженных силах служат по контракту несколько тысяч пакистанцев. Исламабад и Маскат поддерживают регулярные контакты по линии военных ведомств.

Оман не входит в число крупных торговых партнеров Пакистана. Вместе с тем для Исламабада важны стабильность товарооборота между двумя государствами (в пределах 60–65 млн. долл. в год в течение последних 5 лет) и положительный – пользу Пакистана – баланс торговли с султанатом. Власти Омана предоставили Пакистану безвозмездную ссуду в объеме 100 млн. долл., предназначенную главным образом для осуществления экономических проектов, в том числе 50 млн. долл. в качестве долгосрочной помощи развитию Белуджистана (территориально наиболее близкой к султанату провинции Пакистана). Среди проектов, в которых участвует Оман, – реконструкция комплекса сооружений в Гвадаре, в том числе модернизация аэропорта. Предоставляемые Оманом средства также предназначены для развития автодорожной сети Белуджистана, улучшения водоснабжения этой провинции и т.д.20 В Омане находится около 70 тыс. пакистанцев, занятых преимущественно низкооплачиваемым, не требующим квалификации трудом.

Пакистан избегает вовлечения в конфликты между мусульманскими странами, выступая за политическое урегулирование возникших споров. Этого курса Исламабад придерживался во время ирано-иракской войны 1980–1988 гг. В позиции руководства Пакистана в связи с оккупацией Кувейта Ираком в августе 1990 г. и последовавшими за этой акцией военными действиями многонациональных сил во главе с США (1991 г.) также четко обозначилось твердое намерение избежать участия в вооруженном конфликте. Правительство Пакистана выступило за немедленный, без каких-либо предварительных условий вывод иракских войск из Кувейта и восстановление его государственного суверенитета и территориальной целостности. Оно заявило о полной поддержке усилий ООН по мирному урегулированию кризиса. В Саудовскую Аравию по просьбе ее руководства и в соответствии с двусторонним соглашением 1982 г. о сотрудничестве в сфере обороны был послан пакистанский воинский контингент численностью в 10 тыс. чел., который, однако, не участвовал в военной операции по освобождению Кувейта (несмотря на давление на Исламабад со стороны Вашингтона).

Пакистан активно взаимодействует с арабскими странами в вопросе о ближневосточном урегулировании, выступая за освобождение оккупированных арабских территорий и в первую очередь восточной части Иерусалима, где находятся мусульманские святыни, за создание независимого палестинского государства под руководством Организации освобождения Палестины в качестве единственного законного его представителя; согласно этой позиции, столицей государства должен быть Иерусалим.

Поддержка арабского народа Палестины – один из основополагающих принципов внешней политики Пакистана на протяжении более чем полувекового его существования. Она продиктована внешнеполитическими интересами Пакистана: проводя курс на развитие отношений тесного сотрудничества с арабскими государствами, Исламабад не может игнорировать эту актуальную для них проблему. Традиционно Исламабад не выдвигает каких-либо собственных предложений по решению ближневосточной проблемы, как правило, согласовывая свои действия в этом вопросе с позицией Эр-Рияда.

Активная поддержка правящей элитой Пакистана позиции арабских стран в вопросе о ближневосточном урегулировании имеет и внутриполитический аспект: она учитывает единое, по существу, мнение различных слоев политически активной части населения страны, симпатии которых находятся на стороне палестинцев. В прошлом возникали ситуации, когда робкие попытки Исламабада несколько смягчить свою позицию в вопросе о ближневосточном урегулировании вызывали резко негативную реакцию деятелей, стоящих на позициях исламского радикализма (и не только с их стороны).

Проблема ближневосточного урегулирования неизменно входит в перечень вопросов, обсуждаемых во время пакистано-арабских контактов на разных уровнях; государственные деятели Пакистана в выступлениях на форумах ОИК, ООН и других международных организаций подтверждают неизменность своей позиции по этому вопросу. В частности, заявления об общей позиции Пакистана и арабских стран в отношении «справедливого и окончательного решения палестинской проблемы» были сделаны президентом Пакистана П. Мушаррафом в выступлениях на саммите «восьмерки» развивающихся стран в Каире в 2001 г., во время его визита в государства Персидского залива в октябре 2002 г. и т.д.21

С осени 2002 г. Пакистан активно взаимодействовал с арабскими государствами с целью предотвратить перерастание напряженности вокруг Ирака в военный конфликт. Вторая (после кувейтского кризиса 1990–1991 гг.) война в Заливе была чревата серьезными негативными последствиями для экономических и политических интересов Пакистана. Возникла угроза нарушения отлаженного механизма поставок углеводородного сырья из района Персидского залива в Пакистан. Неясна была судьба сотен тысяч находящихся в арабских государствах пакистанских мигрантов, чьи денежные переводы являются одним из основных источников пополнения валютных запасов Пакистана. Опасения в Исламабаде вызывала перспектива осложнения внутриполитической обстановки в стране в случае начала Соединенными Штатами и их ближайшими союзниками военных действий против Ирака. (Обеспокоенность официальных кругов Пакистана была особенно сильна ввиду того, что военная операция государств-участников антитеррористической коалиции во главе с США в Афганистане вызвала рост антиамериканских настроений в Пакистане, умело использованных исламистами для укрепления своего влияния в Северо-Западной пограничной провинции и других районах страны).

Официальные круги Пакистана предприняли энергичные дипломатические усилия, направленные на решение двух взаимосвязанных задач – предотвращение военной акции США и Великобритании против Ирака и обеспечение выполнения Багдадом требований международного сообщества в области нераспространения ядерного оружия.

Согласование взаимных усилий по предотвращению военной операции против Ирака было главной целью двух «сквозных» поездок премьер-министра Пакистана З. Джамали в арабские государства Залива в течение менее чем двух месяцев (в конце декабря 2002 г. – начале января 2003 г. и в начале февраля 2003 г.). Одновременно глава пакистанского правительства заручился обещаниями высших государственных деятелей стран Залива относительно того, что интересы Пакистана будут соблюдены даже в случае начала военных действий против Ирака. Наряду с переговорами с лидерами государств Залива во время визита в ОАЭ глава пакистанского правительства обсудил ситуацию в регионе с президентом Египта X. Муба-раком, посетившим арабские монархии с той же целью согласования позиций в вопросе о предотвращении войны22 . Исламабад также неоднократно обращался с призывом к Багдаду незамедлительно выполнить требования соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН, касающиеся ядерной программы Ирака23 .

Исламабад официально объявил о том, что Пакистан не будет участвовать в агрессии против Ирака, чем бы она ни обосновывалась24 .

Военная операция США и их ближайших союзников в Ираке резко усилила антиамериканские настроения в Пакистане. Ее последствия для экономических интересов Пакистана оказались ощутимыми (хотя и не столь катастрофическими, как предполагалось ранее, главным образом вследствие того, что военные действия были, по существу, локализованы территорией Ирака). Пакистанские деловые круги заинтересованы в участии в восстановлении экономики Ирака, сулящем им существенные выгоды. Однако Исламабад, учитывая сильные антиамериканские настроения в стране, проявил сдержанность в вопросе об участии Пакистана в послевоенном устройстве Ирака, настаивая на скорейшем принятии резолюции Совета Безопасности ООН по иракской проблеме. (В частности, в Исламабаде не нашло поддержки предложение Лондона направить в Ирак пакистанский инженерно-технический и медицинский персонал, поскольку предполагалось, что он будет находиться в ведении военного командования США и их союзников)25 .

пакистан международный ислам политический


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1) Dawn. Karachi, 31.12.2002.

2) Economist. L., 25–31.07.1998, с. 61;

3) Dawn, 13.08.1998, 08.10.1998.

4) The News, 29.10.2002.

5) Pakistan Observer. Islamabad, 29.06.2002.

6) Parkistan Economic Survey. 2002/03, с. 146.

7) Far Eastern Economic Review, 22.05.2003, с. 8.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий