Межэтнические конфликты между курдским населением Ирака и иракскими тюрками

История заселения Ирака азербайджанскими тюрками (туркманами). Ущемление прав туркманов и политика их насильственной арабизации в Ираке. Активизация политической активности тюрков и привлечение мировой общественности к проблеме тюркско-курдской проблеме.

Реферат: Межэтнические конфликты между курдским населением Ирака и иракскими тюрками


Иракские тюрки, иракские азербайджанцы или туркманы (Turkomans) являются третьей по численности (около 2 млн. человек) этнической группой Ирака после арабов и курдов. Туркманы исторически создавали культурную буферную зону между арабами на юге и курдами на севере. Несмотря на многовековую оторванность от остального Азербайджана, иракские тюрки сохранили свой язык, обычаи и духовную культуру. Культурным, научным, экономическим центром азербайджанских тюрок в Ираке считается город Киркук. Кроме Киркука туркманы проживают в городах Багдад, Мосул, Эрбиль, Ханакин, Телефер, Тоз Хурмату, Кифри, Гызыл Рыбат и др.

Официально литературным языком иракских тюрок считается киркукский диалект турецкого языка. Иракские туркманы исповедуют ислам как шиитского, так и суннитского толка. Около 30 тысяч исповедуют христианство. Большая часть христиан проживает в Киркуке. Сельское население живет на равнине, здесь крестьяне производят пшеницу и ячмень (до 90% пшеницы и 40% ячменя, выращиваемых в стране). Вся эта территория омывается рукавами рек Тигр, Дияла, Беюк эль-Заб и др., что делает ее пригодной для земледелия. В горных районах Иракского Курдистана также есть несколько деревень с чисто туркманским и смешанным населением.

Большая часть арабских исследователей считает, что тюрки начали переселяться в Ирак с конца VII в. Уже во времена правления халифов из династии Омейядов (661–750 гг.) на их службе находились особые войска, сформированные из тюрок-огузов. Впервые о массовом переселении тюрок в Ирак упоминают арабские историки Белазури и ат-Табари, относя начало процесса к 673 г. Арабские династии Омейядов и Аббасидов (749–1258 гг.) относились к неарабскому населению вполне лояльно. Переселявшееся в VII-X вв. в южный Ирак тюркское население в основном было из Туркестана и Средней Азии. Массовое переселение огузов в Ирак продолжалось вплоть до XIII в. После укрепления в Халифате сельджукской элиты и прихода ее к власти в 1055 г. процесс переселения огузов усилился.

Со времен первого правителя из династии Аббасидов Джафара аль-Мансура (774–775 гг.), т.е. с середины VIII в., начинается укрепление позиции тюрок как среди военной, так и политической элит. Личная гвардия знаменитого багдадского халифа Харуна ар-Рашида (786–809 гг.) состояла только из тюрок, что само по себе уже свидетельствует об уровне доверия к ним в Арабском халифате. Влияние тюркской элиты в высшем политическом руководстве халифата еще более усилилось во времена халифа Му'тасима (833–842 гг.). Известный арабский историк Ас-Суюти отмечает, что Му'тасим во время церемонии по случаю провозглашения его султаном «был облачен в тюркскую национальную одежду». Его мать была из рода тюрок, и халиф, окружив себя родственниками по линии матери, стремился укрепить их позиции в войске и в политическом руководстве халифата. Опираясь на тюркскую элиту, Му'тасим нанес поражение Византии и подавил восстание Бабека (837 г.) в Азербайджане. Уже в X-XI вв. в Самарре, Мосуле, Киркуке, Эрбиле, Тикрите и других населенных пунктах Ирака компактно проживало лишь тюркское население.

С приходом сельджуков в XI в. тюрки начинают играть главную роль на всем Ближнем и Среднем Востоке. Но с падением халифата Аббасидов в 1258 г. был положен конец и тюркским эмиратам сельджуков. Весь Ирак, как и весь Средний Восток, попал под власть татаро-монгольского государства Ильханов (1258–1338 гг.), основанного Хулагу-ханом. Столицей нового государства стал город Марага в Южном Азербайджане. Вскоре монголы полностью смешались с родственным им местным населением. С 1341 г. Ирак, как и весь Средний Восток, находится под властью тюркско-азербайджанского государства Джалаиридов (1341–1431 гг.), затем государств Кара-Коюнлу (1380–1468 гг.) и Ак-Коюнлу (1378–1508 гг.), территория которых охватывала часть современного Ирака, Азербайджана и Восточной Анатолии. В период войн между Османами и Сефевидами Ирак трижды попадал под власть азербайджанского государства Сефевидов. В первый раз – в 1565–1523 гг., во второй – в 1529–1534 гг. и наконец, – в 1622–1638 гг. После этого вплоть до 1918 г. Ирак находился в составе Османского государства.

На первых этапах в переселениях тюрок в Ирак главную роль играли огузы (и частично кыпчаки). Однако начиная с XVI в. основную массу составляют тюрки, мигрировавшие из азербайджанских земель. Часто это переселение проводилось азербайджанскими правителями для укрепления своего влияния в Ираке. Особенно интенсивно этот процесс осуществлялся при основателе династии Сефевидов шахе Исмаиле I (1501–1524 гг.).

По мнению известного турецкого ученого М.Ф. Кепрюлю, большая часть современных иракских тюрок является потомками выходцев из азербайджанских земель, о чем свидетельствует анализ диалектов, фольклора, особенностей их литературы, обычаев и традиций. Следует напомнить о том, что семья великого азербайджанского поэта Мухаммеда Физули жила в Ираке, куда его родные – из племени Баят – переселились из Азербайджана из-за феодальных распрей. Сам Физули родился в городе Кербела, где прожил до конца жизни, сочиняя свои произведения.

Туркманский язык можно считать диалектом азербайджанского языка. Основные диалекты, на которых говорят иракские тюрки, следующие: диалект населения Киркука и Дагуга; диалект населения Тоз Хурмату; Телефер; Куфри и Гаратепе; Ханикин и Гызыл Рыбат; Эрбиль и Алтун Керпю.

Языковым проблемам посвятил свое исследование турецкий ученый А. Бендероглу. Его труд «Ат-туркман фи-ль-Ирак ва-с-саура» (Туркманское население в иракской революции) был опубликован в Багдаде в 1973 г. Однако в период правления партии Баас молодежь не могла обучаться на родном языке. Если до 1937 г. лишь в нескольких школах осуществлялось преподавание азербайджанского языка, а в Киркуке его изучали как иностранный язык, отдавая ему несколько часов в неделю, то в 1937 г. азербайджанский язык был полностью изъят из школьной программы. Преподавателей азербайджанского языка нередко ссылали на юг страны и даже отдавали под суд за попытку нелегально учить детей языку.

После поражения Османской империи в мировой войне Ирак с 1918 г. находился под властью англичан, а в 1920 г. было образовано Иракское королевство. Практически сразу между новообразовавшейся Турецкой Республикой и Иракским королевством произошел конфликт по вопросу о принадлежности территории, где проживала основная часть иракских тюрок. Лига Наций, в которой тогда главную роль играла Великобритания, решила этот вопрос в пользу Ирака. Турки утверждали, что иракские тюрки являются потомками солдат Османской империи, которые завоевали Ирак в первой четверти XVI в. султаном Селимом Явузом после его победы над Сефевидами в Чалдыранской битве в 1514 г. Англичане же утверждали, что предки современного тюркоязычного населения Ирака пришли на эту территорию намного раньше XVI в. С 1920 г. до 1958 г. официальный Багдад откровенно игнорировал законные гражданские права тюркоязычного населения Ирака. Издание газет, журналов, книг на азербайджанском языке было запрещено. С огромными усилиями со стороны азербайджанской интеллигенции издавалась литературная газета «Киркук», которая была основана в 1926 г. известным иракским литератором Хиджри-деде. «Киркук» издавалась на азербайджанском и арабском языках. В 1959 г. газета была переименована в «Гавур багы», потом опять издавалась под прежним названием, а в 1973 г. была закрыта. Никаких сведений об издании книг на азербайджанском (туркманском) языке вплоть до 1958 г. не обнаружено. С 1954 г. по 1962 г. просуществовала газета «Афаг» («Уфуглар»), где публиковались материалы о литературе и культуре азербайджанцев.

Азербайджанцев вытесняли из государственных учреждений только из-за того, что они не были арабами. Те, кто пытался заявить о правах своего народа, жестко преследовались. Королевский режим Ирака проводил политику ассимиляции национальных меньшинств арабским большинством. Иракские тюрки не рассматривались как коренное население. Азербайджанские семьи насильственно переселяли в места проживания арабского большинства.

Как известно, политическое руководство страны в первую очередь занималось экономическим и технологическим развитием регионов с арабским населением. Наблюдались случаи разжигания межнациональной розни. Естественно, что подобная ситуация провоцировала национальную рознь в стране. Еще в 20-е годы сформировалось и пользовалось большой популярностью среди иракских азербайджанцев общеиракское движение «Аль-ахали» (народ). Это движение требовало от руководства страны «установить в Ираке парламентскую республику, предоставить народу конституционные свободы: независимо от того, к какому классу принадлежит каждый член общества и какую религию он исповедует».

В июле 1946 г. была совершена массовая расправа над азербайджанским населением в местности Гавур багы, вызвавшая резкий протест в разных частях Ирака. В 1958 г. после падения королевского режима в Ираке была провозглашена республика. Новая власть объявила о равенстве народов Ирака, о прекращении политики национализма. Этот период означал новый этап в жизни иракских азербайджанцев. Появляются печатные издания на родном языке: «Бешир» (1958 г.), «Ираг» (1966 г.), «Гардашлыг» (1961 г.), «Юрд» (1970 г.) и т.д.6

В 1963 г. к власти в Ираке пришло правое крыло Партии арабского социалистического возрождения (Баас). Прогрессивные силы страны были беспощадно подавлены. Вскоре в результате восстания правые из Баас были свергнуты. Последующие четыре года прошли относительно спокойно. Правительство Ирака приняло новую политико-экономическую платформу и проводило политику общественно-экономических реформ. Однако 17 июля 1968 г. активисты из партии Баас совместно с группой офицеров-членов подпольной организации «Движение арабских революционеров» совершили государственный переворот, а 30 июля 1968 г. вся власть в стране перешла к руководству партии Баас и правительству во главе с генералом Ахмадом Хасаном аль-Бакром. Его первым заместителем стал Саддам Хусейн, который через несколько лет отстранил своего дальнего родственника от власти.

В сентябре 1970 г. Совет революционного командования Ирака (высший орган в стране) принял специальный закон относительно общины иракских тюрок. На первый взгляд, этот документ предлагал программу мероприятий по улучшению социально-экономического состояния района расселения туркманов, а также меры по сохранению и развитию их культуры. В частности, предполагалось открытие 200 школ. На деле же было создано 120, но и они просуществовали недолго. В тот период Ирак переживал экономический и культурный подъем. Но для туркманов было издано только 150 книг.

В середине 70-х годов в стране была осуществлена административная реформа, в результате которой территории, населенные исключительно туркманами, были объединены с курдскими и арабскими в единые округа. Одновременно таким же образом притеснялись и другие национальности. Например, в Киркук было переселено много арабов с тем, чтобы в столице одной из богатых нефтью провинций арабы доминировали численно. Саддам Хусейн своеобразно проводил национальную политику. Например, араб, бравший в жены туркманку, мог рассчитывать на получение «приданного» от государства в размере 15 тысяч динаров. Естественно, что дети, родившиеся в таких семьях, регистрировались арабами. Были и другие методы: во время волнений в иракском Курдистане в конце 1987 года правительственные войска разрушили село Джеймен, в котором жили туркманы. Несколько человек были казнены, часть других пропали без вести.

Таким образом режим осуществлял политику арабизации населения страны. Впрочем, проводить аналогичную политику в отношении курдов не удавалось. В результате в последней конституции, принятой в 1990 году, сказано, что в Ираке проживают арабы и курды, никаких упоминаний о национальных меньшинствах уже нет.

В годы правления Саддама Хусейна реальная численность иракских туркманов в отличие от других этнических групп была засекречена и считалась государственной тайной. Попытаемся провести подсчет на основе данных переписей, проводившихся в Ираке в ХХ в. (их было пять).

Так, в 1947 г. население Киркука составляло 286 005 чел. (5,9% от всего населения); по переписи 1957 г. – 388 939 чел. (6% населения); по переписи 1965 г. – 473 626 чел. (5,8% населения); в переписи 1977 г. (за период 1975–1977 гг. площадь Киркука уменьшились с 19 543 кв. км до 9 426 кв. км) – 495 425 чел. (4,15% населения). В переписи населения 1987 г. было просто указано, что совокупная численность населения страны составляет 16 млн. человек.

В годы правления Саддама во всех статистических справочниках Ирака численность туркманов указывалась в пределах 2%, что, по мнению специалистов, не соответствовало действительности. Следует отметить, что уменьшение численности населения, принадлежавшего к этническим меньшинствам, было традиционной практикой иракского режима. Точно так же власти относились к религиозным конфессиям, в результате чего самая многочисленная конфессия – шииты – была признана второй после суннитов. Естественно, что подобная практика отражала потребности укрепления режима личной власти Саддама Хусейна.

По статистике 1981 г., население областей с компактным туркманским населением составляло 3 467 269 человек. Численность населения в крупнейших городах составила: Мосул – 1 227 25 чел., Салахаддин – 402 067 чел., Киркук – 567 957 чел., Диала – 637 778 чел., Эрбиль – 632 252 чел. А общая численность населения Ирака – 13 669 689 человек. Если взять за основу 2%, «отведенные» тюркскому (туркманскому) населению, то доля туркманов составляет 273 393 человек, или (по региону их проживания) – 7,88%. То есть в областях с компактным туркманским населением из каждых 100 человек 8 являются туркманами. Впрочем, некоторые специалисты утверждают, что в областях, где тюрки проживают компактно, логичнее предположить, что туркманы здесь являются доминирующим этносом.

Сопоставление прежних справочников с более поздними показывает следующее. До 1960 г. 95% населения Киркука составляли тюрки (туркманы). Однако в последующие десятилетия в результате арабизации сюда были переселены десятки тысяч арабов, многие туркманские селения были разрушены. Кроме того, с гор сюда спустилось много курдов в поисках работы. В итоге количество туркманов в процентном отношении снизилось с 95 до 75.

Есть и другой ракурс: по переписи 1957 г. (период монархии) в Ираке проживало 0,5 млн. туркманов; 1959 года – 567 тыс. Характерно, что и эти цифры считаются заниженными, так как темп прироста населения за год составляет 3,29%. Если использовать данные 1959 г. в качестве базовых, то, учитывая традиционно высокий темп прироста населения в туркманских семьях, можно предположить, что сегодня в Ираке проживает приблизительно 4 миллиона туркманов.

Район проживания туркманов пострадал в период ирано-иракской войны (1980–1988 гг.). После войны в Заливе северные районы Ирака перестали быть подконтрольны саддамовскому режиму. На территории, где курдское население доминировало, туркманы смогли выжить, только объединившись в национальное сообщество со своими выборными органами. Однако из-за вражды между противоборствующими курдскими организациями, сопровождавшейся боевыми действиями, община постоянно подвергалась опасности.

Репрессии и преследования со стороны иракских властей, а также стремление курдов вытеснить иракских тюрок из богатого нефтью района способствовали тому, что многие туркманы, опасаясь за жизнь своих детей, стали переселяться в Европу, Канаду и США, а также Турцию. Выехавшие за пределы Ирака туркманы попытались привлечь внимание мировой общественности к положению своего народа в Ираке. В частности, в 1988 г. организация «Международная амнистия» поставила вопрос о бесправии национальных меньшинств в Ираке.

Одновременно сами туркманы стали создавать свои политические структуры, которые пытались вступить в диалог с иракскими властями, чтобы достичь национального равновесия на Севере Ирака. Была создана Иракская национальная туркманская партия, Фронт иракских туркманов, Народная туркманская партия и другие организации, деятельность которых значительно способствовала подъему уровня самосознания иракских тюрков.

После свержения диктатуры Саддама Хусейна, туркманы стремятся активно включиться в процесс реформирования Ирака. Однако с самого начала они столкнулись с сопротивлением представителей как прежней власти, так и лидерами национальных и конфессиональных общин, не желающих делиться властью. Примером тому стало назначение губернатором Киркука курда, хотя известно, что 75% населения города составляют туркманы.

Следует отметить также, что, готовясь к проведению операции в Ираке, американские спецслужбы провели обработку руководителей курдских объединений, пообещав им содействие в укреплении позиций в ряде городов на Севере Ирака. Позиции более мелких национальных общин, в том числе иракских туркманов, не были учтены.

Результат подобной политики не замедлил проявиться. Не желая больше мириться с существующим положением, иракские тюрки провели перед резиденцией американского представителя в Ираке П. Бремера демонстрацию. Лидеры иракских тюрок заявили, что туркманы полны решимости претендовать на достойную роль в переустройстве Ирака и, не игнорируя соседей, занять свое место в представительных и иных органах согласно демографическому проценту.

Это была первая организованная и объединенная политическая акция туркманского народа, прошедшая под эгидой Иракско-туркманского фронта. Десять тысяч человек специально прибыли в Багдад, с лозунгами, знаменами и транспарантами они прошли маршем от отеля «Аль-Мансур» до резиденции П. Бремера. Американские военные не вмешивались в ход демонстрации, но предприняли меры безопасности. Перед американской резиденцией демонстранты огласили текст заявления, а затем передали его представителю П. Бремера.

Характерно, что ряд участников марша демонстративно надел повязки на нижнюю часть лица, что должно было символизировать отношение к ним новых властей. Как сообщалось в турецкой печати, причиной этой акции протеста являются игнорирование американскими властями проблем иракских тюрок, несправедливый подход к ним при решении некоторых вопросов, в частности, по поводу представительства в органах управления страной.

Как известно, во Временном совете управления Ираком, состоящем из 25 человек, и который американцы сформировали по своему усмотрению, туркманы имеют всего одного представителя. Им стал Сонгул Чабук, но и он включен туда без ведома Иракско-туркманского фронта, в составе которого объединены все туркманские организации. В другом совете из 9 человек нет ни одного туркмана, тогда как два места отданы курдам – лидерам двух курдских движений Джаляля ат-Талабани и Масуду Барзани.

Естественно, что американская администрация объясняет свое решение тем, что, согласно их данным, туркманы «составляют… 1 процент от 25-миллионного иракского населения», тогда как туркманы утверждают другое – их количество достигает 4 миллионов (то есть 13% всего иракского населения).

Приоритет, отданный американцами курдам, имел свои последствия: относительное затишье в отношениях между туркманами и курдами на севере Ирака, просуществовавшее с начала иракской кампании, было нарушено из-за грубой провокации курдов-полицейских из отряда Джаляа ат-Талабани.

По информации Иракско-туркманского фронта (ИТФ), столкновения начались сразу после того, как в городе Тузхурмату (72 км от г.Киркук) полицейские разрушили мавзолей Мусы Али, являющийся местом поклонения шиитов-туркман (по преданию, здесь отдыхал халиф Али), и открыли огонь по протестующим. В столкновении были убиты 7, ранены 11 человек. Среди курдских полицейских ранены 3 человека. По одной из версий, они погибли от пуль американских солдат, по другой, – от выстрелов курдских же боевиков.

На следующий день около 5 тысяч жителей Киркука вышли на улицы с протестом. Они несли национальные флаги и лозунги: «Киркук был тюркским и останется тюркским!», «Отомстим за Тузхурмату!». На крыше самого большого дома на площади перед резиденцией губернатора Киркука митингующие подняли флаг ИТФ. Некоторые ораторы призывали Турцию принять меры и ввести войска.

В митинге наряду с туркманами приняли участие также поддерживающие их арабы из четырех племен, проживающих в Киркуке. Столкновение вооруженных туркманов и полицейских курдов (которые прежде были боевиками, подчинявшимися Ат-Талабани) потребовало вмешательства американских оккупационных властей с использованием танков и вертолетов. Последнее обстоятельство хотя и прекратило кровопролитие, но одновременно еще больше накалило обстановку.

В ходе акции туркманы забрасывали камнями здания, принадлежащие курдам, в частности, полицейские участки. Они подожгли также два полицейских автомобиля.

Ночью курды предприняли попытку разрушить памятники, установленные туркманским героям. ИТФ объявил трехдневный траур…

Руководитель киркукского отделения ИТФ Мустафа Кемал Яйджылы назвал происшедшее провокацией, попыткой Объединения патриотов Курдистана (лидер Джаляль ат-Талабани) осуществить геноцид против туркман. Он заявил, что, вероятно, курды хотят, напугав туркман, нейтрализовать их и, пользуясь поддержкой американцев, закрепить Киркук и прилежащие районы за курдами.

По сообщению М. Яйджылы, туркманские лидеры имели встречи с американскими полномочными лицами и потребовали отстранения от должности Ахмада Базенджира (курда по национальности) – начальника городской полиции и вывода из города 200 полицейских-курдов. (По штатному расписанию, составленному американцами, в настоящее время в городе находятся 2750 полицейских. Из них 2 тыс. являются курдами). Туркманы требовали также наказать виновных, иначе, согласно обычаю, они должны будут отомстить за погибших и раненых.

Член руководящего совета ИТФ доктор Айдын Баятлы заявил, что нападения на туркман говорят о возможности осуществления против последних широкомасштабного геноцида, и поэтому в этом районе необходимо дислоцировать контингент турецких миротворцев. По его словам, этого желают и главы четырех крупных арабских племен, проживающих в районе.

Другой член руководящего совета ИТФ Неджмеддин Касса-боглу также не исключил угрозы геноцида против туркман со стороны отрядов курдских боевиков. Со ссылкой на секретные донесения в штаб ИТФ с мест он сообщил о накоплении крупнокалиберного оружия курдскими отрядами из Сулеймание и Эрбиля в окрестностях Киркука.

Одновременно большая группа багдадских туркман также провела манифестацию на улицах иракской столицы, обвиняя ОПК и его лидера Джаляля ат-Талабани в провокациях против туркман на севере страны.

Что касается самих курдов, то их представители по-разному отнеслись к случившемуся: одни говорят, что не несут ответственности за происшедшее, другие приносят извинения за случившееся и входят в контакт с туркманскими партиями, чтобы несколько уменьшить масштабы события. Третьи выдвигают гипотезу о том, что этими акциями туркманы пытаются создать условия для военного вмешательства Турции. Очевидно, что курдские лидеры не выработали согласованной позиции по этому вопросу.

Естественно, события в соседнем с Турцией районе не могли не обеспокоить Анкару. По сообщениям турецких средств массовой информации, глава МИД Турции Абдулла Гюль провел консультации со своим американским коллегой. Анкара положительно встретила предложение американского командования о совместном (с турецкими офицерами) проведении обыска в городском штабе туркманского ИТФ и курдского ОПК. Кроме того, группа турецких военных экспертов в Багдаде провела встречу с П. Бремером, на которой была обсуждена сложившаяся ситуация.

Кроме того, турецкое руководство через анкарский офис ОПК обратилось к курдским лидерам с призывом избегать провокаций.

В самой Турции ситуация, затрагивающая интересы иракских тюрок, вызывает возмущение общественности. Характерный факт. Несмотря на то, что большинство граждан Турции – сунниты, тем не менее население сочувствует иракским тюркам, особенно тем, кто проживает по соседству с курдами, подчиняющимися Джалялю ат-Талабани. В августе 2003 г. в Анкару прибыла делегация во главе с Мухаммадом аль-Курейси, лидером турецких суннитов, а также имамом самой крупной соборной мечети Багдада Абдулкадыром Аль-Джейлани и имамами мечетей Рамади и Фаллуджи. Визит состоялся по инициативе иракской стороны в связи с предстоящей отправкой турецкого контингента миротворцев, которые должны были бы нести службу в районе Фаллуджа-Тикрит-Бакуба. Естественно, что прибывшие сунниты искали поддержки в Турции прежде всего потому, что при американцах основные посты во временном руководстве страны получили шииты. Одним из обсуждавшихся вопросов была проблема иракских туркманов, которых в Турции и Азербайджане считают соплеменниками. Есть основания полагать, что Анкара, оговаривая с американцами свое участие в миротворческой операции в Ираке, будет инициировать решение проблем иракских тюрок.

туркман тюрк ирак курд арабизация


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1) Наккаш Мухаммад. Тарих Багдад. Багдад, 1995, с. 93.

2) Федченко А.Ф. Ирак в борьбе за независимость. – М., 1970, с. 65.

3) Сабах. Стамбул, 13.08.2003.