регистрация / вход

Особенности функционирования и развития современных политических партий

Понятие, структура и функции политической системы Республики Беларусь. Основные признаки политических партий, тенденции их развития, роль в институтах власти и общества в странах Западной Европы и США. Этапы правового развития российской многопартийности.

Содержание

Введение

Глава 1. Политические партии и политические системы

1.1 Понятие, структура и функции политической системы. Типы современных политических систем

1.2 Понятие политической партии. Основные признаки и функции политических партий

1.3 Генезис и формирование политических партий

1.4 Типология политических партий и партийных систем

Глава 2. Политические партии современных государств

2.1 Правовой статус политических партий в европейских странах

2.2 Политические партии США в институтах власти и общества

2.3 Тенденции развития партий и партийных систем в странах Западной Европы и США на современном этапе

Глава 3. Политические партии Российской Федерации и Республики Беларусь

3.1 Этапы правового развития российской многопартийности

3.2 Современное состояние партийной системы в Республике Беларусь

Список использованных источников

Заключение

политический партия власть правовой


Введение

Наличие гражданского общества в государстве свидетельствует о наивысшем уровне развития форм социальной активности населения. От уровня политического участия граждан в общественной жизни зависит эффективность гражданского общества. Политические партии являются неотъемлемым атрибутом демократии и гражданского общества. Партии институционализируют и направляют различные формы гражданской активности населения. В свою очередь общество направляет деятельность политических партий через институт парламентских выборов.

Политическую жизнь общества можно рассматривать в разных аспектах. С одной стороны, ее важнейшим атрибутом является взаимосвязь существующих политических институтов, составляющих так называемую политическую систему общества. С другой стороны, она выражается в совокупности происходящих в обществе политических процессов, в которых задействованы разнообразные политические институты.

Партии являются одним из важнейших субъектов политических отношений в либеральной демократии. Именно в них конкретно выражаются основополагающие принципы демократии – политический плюрализм, представительство, выборность должностных лиц. Основные партии в их взаимодействии, взаимоотношении, взаимных конфликтах и взаимной ротации у власти рассматриваются как единая партийная система, во многом определяющая жизнеспособность и функционировании всей политической системы в целом.

Актуальность исследования обусловлена тем, что проводимые социальные и политические реформы, выстраивание вертикали власти придают политическим партиям, дополнительную значимость, так как именно политические партии, через свою деятельность должны обеспечивать с одной стороны – интегрирование государственных задач в общественную жизнь, а с другой – доводить до государства ожидания граждан.

Основная цель дипломной работы заключается в том, чтобы посредством анализа политических систем дать характеристику политическим партиям, существующим в современном мире. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

1. Дать понятие политической системы, определить ее структуру и функциональное назначение, провести типологизацию политических систем.

2. Рассмотреть различные дефиниции, классификации политических партий, выяснить их функции.

3. Определить особенности функционирования и развития политических партий.

4. Исследовать существующие партийные системы и рассмотреть их типы.

5. Провести анализ правового статуса политических партий современных государств.

6. Выяснить основные тенденции развития партий и партийных систем современных государств.

Объектом исследования является генезис политических партий на мировом уровне. Предметом исследования выступает динамика становления партийной инфраструктуры в современных государствах.

Методологическую и теоретическую основу данной работы составляют совокупность концепций и методов, используемых в современной политической науке и теории международных отношений. Помимо этого, при проведении исследования использовался комплекс политологических и социологических методов: системный подход, контент-анализ, методология политического прогнозирования, сравнительный анализ. Кроме того, автор применял методы исторического познания: синхронный, при котором явления рассматриваются в контексте исторических обстоятельств, и хронологический, предполагающий последовательное рассмотрение событий в их временной протяженности. Для получения более полной информации автором были изучены базовые документы и систематизированы примеры, иллюстрирующие явления и события.

В работе были использованы следующие источники: монографии, научные сборники и журналы, статьи российских и зарубежных исследователей, материалы научных конференций, материалы средств массовой информации. Было изучено избирательное законодательство и законодательство о политических партиях отдельных стран Европы (Россия, Германия, Испания, Польша и т.д.) и США.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых включает четыре параграфа, заключения, списка использованных источников, двух приложений. Объем работы – страниц, приложений – страниц, список использованных источников и литературы состоит из наименований.


Глава 1. Политические партии и политические системы

1.1 Понятие, структура и функции политической системы. Типы современных политических систем

Всякий социальный процесс протекает, как правило, в рамках определенных социальных институтов, отношений и норм. Политическая жизнь общества осуществляется с помощью особого социального механизма, включающего в себя как специфические социальные институты, так и соответствующие социальные и правовые нормы. В политической науке совокупность государственных и негосударственных общественных институтов, социальных, политических и правовых норм, посредством которых реализуются политико-властные отношения, называется политической системой общества.

Политическая система дает общее представление об организации и функционировании политической жизни общества, ее структуре, способах взаимосвязи и взаимодействия образующих ее компонентов. Иначе говоря, политическая система – это организационное оформление политической сферы общества, в том числе деятельности государственной власти – законодательной, исполнительной, судебной [мельник, 155].

В современной политической литературе существуют различные теории политических систем, в центре анализа которых находятся те или иные ее стороны: условия и факторы динамичного развития, место и роль политических партий, политической оппозиции, групп давления и т.д. Все теории политических систем нужно рассматривать не как взаимоисключающие, а как взаимодополняющие и обогащающие политическую науку.

Представители традиционно-универсального подхода (Г.А. Белов, Л.И. Селезнев) политическую систему рассматривают как совокупность субъектов политики, идейно-политических и правовых установок, политических институтов и отношений, с помощью которых осуществляется управление обществом. Политическая система здесь предстает как сложно-организованная и многоуровневая конструкция общества, которая включает:

- политические субъекты (государство, партии, общественные группы, коллективы, индивиды);

- политические институты, организации и учреждения, с помощью которых осуществляется управление обществом;

- политическое сознание (политические идеи, взгляды, политические теории);

- политическую культуру, политические и правовые нормы;

- средства массовой информации;

- политические отношения – отношения субъектов по вопросам власти, политической организации общественной жизни;

- результаты политической деятельности субъектов системы.

Представители второго, институционального подхода (К.С. Гаджиев и др.) политическую систему характеризуют как комплекс политических институтов, с помощью которых осуществляется управление обществом. В политическую систему они включают: государство, его организации и учреждения, политические партии, общественные объединения, различные группы и другие институциональные образования.

Третий, модернистский подход к анализу политической системы предложил американский политолог Д. Истон. Согласно его модели, политическая система – это совокупность взаимодействий, осуществляемых индивидами и группами в пределах признанных ими ролей и ориентированных на авторитарное распределение ценностей в обществе [белякович, 100].

Политическая система выглядит как определенное множество взаимосвязанных и образующих устойчивую целостность элементов, которые в своей совокупности выполняют определенные функции по обеспечению жизнедеятельности общества. Признаками политической системы являются:

- взаимосвязь группы элементов;

- образование ими определенной целостности;

- внутреннее взаимодействие между элементами;

- способность вступать в отношение с другими системами;

- стремление к самосохранению, стабильности и динамизму.

Политическая система любого общества есть продукт его исторического и социального развития. Она возникает и развивается под воздействием объективных и субъективных, внутренних и внешних, постоянно действующих и конкретно-ситуационных факторов. Политическая практика свидетельствует о том, что особенно сильным фактором, соединяющим прошлое и настоящее, являются те элементы социально-исторической среды, которые связаны с менталитетом и психологическим состоянием народа, в частности, унаследованные из прошлого типы лидерства, господства и подчинения, способы удовлетворения потребностей, закрепленные в истории, памятниках национального прошлого, определяющих менталитет народа.

Состояние политической системы определяется также уровнем интеллектуального развития поколения и степенью его социальной активности. Сюда следует добавить институты, организующие поведение в социальной среде, которые каждое поколение застает как данность, модифицирует их и передает следующим поколениям. К ним, в частности, принадлежат способы функционирования политических институтов, методы деятельности субъектов политики.

На функционирование политической системы оказывают влияние и географические факторы: масштабы территории, запасы природных ресурсов, климат и численность населения – все это по-особому влияет на развитие политической системы. Так, при сравнении географического положения России и США проявляется группа факторов, которые осложняют политическое развитие России. Географическое положение США само по себе снимает в этой стране проблему границ, в России же эта проблема всегда стояла остро: она развивалась в условиях периодического обострения отношений со странами, которые имели аннексионистские планы в отношении ее территории [бел, 102].

Рассмотрим структуру политической системы – ее внутреннюю организацию, способы взаимосвязи и взаимодействия образующих ее компонентов.

Основным элементом политической системы общества, ее ядром является государство. Отметим те свойства государства, которые придают ему статус основного компонента политической системы:

- во-первых, это право государства на применение физического принуждения, для чего оно имеет в своем распоряжении специальные органы;

- во-вторых, всеобщность влияния государства на своих граждан, обязательность его велений для всех членов общества.

Государство является всеобщей организацией, основным инструментом реализации интересов и воли не только экономически доминирующих социальных сил, но и всех без исключения групп и слоев общества. Оно есть главный институт, посредством которого осуществляется власть в политическом сообществе. Именно в силу всего этого государство выступает в качестве основного компонента политической системы общества.

Политические партии не являются непосредственными институтами власти, они участвуют в осуществлении политической власти опосредованно, а именно через органы государства. Они выступают как самодеятельные организации определенных классов, социальных групп и слоев общества, основанные на общности их интересов и идеалов. Однако, вне всякого сомнения, основными для политической партии являются достижение политической власти, борьба за овладение органами государства с тем, чтобы с их помощью реализовывать представляемые партией интересы социальных слоев. Став правящей, политическая партия участвует в разработке политического курса страны и его осуществлении, оказывает влияние на выдвижение лидеров государства и формирование состава правительственных учреждений. Партии являются основным источником кадров для законодательных, исполнительных и судебных органов [мельник, 163].

Специфическая роль в политической системе принадлежит общественным организациям и движениям. И те, и другие являются добровольными объединениями граждан, деятельность которых направлена на достижение тех или иных индивидуальных, групповых или общественных целей. Примером таких объединений могут служить национальные движения, профессиональные, молодежные, ветеранские, предпринимательские союзы и иные общества и ассоциации. В сущности, общественной организацией является также церковь. Политическая роль каждого из этих объединений выражается в оказании влияния на ход избирательных кампаний, а также давления на органы государства с целью добиться от них принятия решений, отвечающих потребностям и интересам членов объединений.

Социальные, политические и правовые нормы выполняют роль регулятивного элемента политической системы, они призваны упорядочивать отношения между различными субъектами политики – как первичными, так и вторичными. Совокупность правовых норм, регулирующих какой-либо определенный политический процесс или вид политической деятельности, составляет политический институт. В этом смысле политическими институтами являются не только органы государственной власти, политические партии и другие общественные объединения, но также выборы и референдумы как особые политические процессы, регулируемые системой правовых норм.

Политическая система, будучи компонентом или подсистемой более общей социальной системы, каковой выступает общество, выполняет по отношению к нему и другим его подсистемам определенные функции. Поэтому анализ политической системы общества должен быть дополнен выяснением ее функционального назначения.

Среди политологов существует значительный разброс мнений в понимании функций политической системы. Видимо, это является отражением того факта, что эти функции не являются постоянными, они видоизменяются по мере развития общества и дифференциации элементов самой политической системы. Однако достаточно очевидным является тот факт, что набор функций политической системы прямо связан с составляющими ее компонентами. Мельник, например, разделяет подход, согласно которому в качестве важнейших функций политической системы признаются следующие: интеграционная, регулятивная, целеполагающая и организаторская [165]. В американской политологии функции политической системы имеют несколько иное название, но содержание их полностью совпадает с содержанием названных функций.

Интеграционная функция политической системы находит свое выражение в интеграции, объединении в общественное целое, единое сообщество всех элементов социальной структуры посредством использования государственной власти на базе социальных ценностей, норм и идеалов, как их понимают господствующие политические и экономические силы. Данная функция выступает как результат проявления ряда частных функций, например политической социализации (передаче опыта политической жизни от одного поколения к другому), политического рекрутирования (отборе людей для замещения должностей в институтах власти), политической коммуникации (обеспечение движения информации в обществе и взаимодействия различных социальных субъектов). Американские политологи перечисленные функции называют системными, поскольку они определяют устойчивость самой политической системы и общества в целом как системных целостностей.

Интеграционную функцию политической системы можно квалифицировать как основную, другие же ее функции по отношению к данной имеют подчиненное значение. Все они призваны, решая определенные задачи, обеспечивать достижение главного предназначения политической системы – интеграцию различных элементов социальной структуры общества в единое целое, преодоление возникающих социальных противоречий и конфликтов, достижение стабильности и устойчивого развития сообщества. Интеграционную функцию прежде всего призвано выполнять государство.

Регулятивная функция находит свое выражение главным образом в согласовании интересов различных социальных групп, что, в сущности своей есть не что иное, как регулирование распределения благ и услуг между различными категориями населения. Потребности и интересы людей являются главной побудительной силой их включения в политику. Социальная стабильность предполагает не только выражение всего имеющегося в обществе многообразия частных интересов в виде требований к властям (артикуляция интересов), но и их интеграцию, придание им определенной согласованности, вычленение из всей их совокупности общезначимых (агрегирование интересов). Эта задача политической системы в части артикуляции интересов реализуется главным образом политическими партиями, общественными организациями и различными группами давления, а в части их агрегирования – не только общественными, но и государственными институтами.

Регулятивная функция состоит, далее, в обеспечении легитимации власти, общественного признания правящей группы и проводимой ею политики, объяснении и оправдании политических решений, деятельности политических институтов, а при необходимости их изменения и обновления. Эта функция находит свое выражение также в обеспечении политического участия граждан без принуждения или в оправдании использования силы и всех других средств, которыми располагает власть. Легитимация власти и политики является задачей главным образом политических институтов господствующих социальных сил.

Целеполагающая функция политической системы состоит в определении целей и задач политического, экономического, социального и культурного развития общества. Задачей политической власти является определение перспектив общественного развития с учетом интересов различных социальных групп и общества в целом, разработка программ деятельности по достижению намеченных целей и задач. Без реализации данной функции невозможно обеспечить устойчивость общества и его динамичное развитие. Иными словами, целеполагающая функция есть не что иное, как определение политического курса страны. В осуществление данной функции вносят вклад как государственные, так и негосударственные институты политической системы [мельник, 166].

Организаторская функция состоит в обеспечении осуществления политического курса страны. Она находит свое выражение в мобилизации людских, материальных и духовных ресурсов общества для достижения целей, которые выдвигают перед обществом его господствующие социально-политические силы. Без постоянных организаторских усилий сформулированные цели общественного развития оказываются нереализованными, что непременно влечет за собой утрату общественной динамики. Основную тяжесть реализации данной функции несут институты государства, однако свой вклад в ее выполнение вносят и другие составляющие политической системы.

Идея типологизации политических систем возникла в ответ на потребность в нормативных категориях и методике сравнительного анализа политических систем различных стран. В мире в настоящее время насчитывается около 200 стран. Все они имеют неповторимую историю развития, характеризуются разнообразной спецификой общественных отношений. И политические системы различных стран неодинаковы. Они отличаются друг от друга наличием или отсутствием тех или иных институтов, своими структурными особенностями, набором выполняемых функций, характером отношений со средой и т.д. Однако те или иные группы стран имеют некоторые схожие черты в своих политических системах, по которым можно систематизировать последние.

В качестве оснований классификации политических систем могут выступать самые различные факторы: формационные (исторический тип общества), институциональные (степень развитости политических институтов), социокультурные (уровень развития политической культуры общества), функциональные (способы функционирования политических институтов, методы и средства осуществления власти) и др.

Если классифицировать политические системы по формационным признакам, то можно выделить политические системы рабовладельческого, феодального и буржуазного обществ. С точки зрения уровня социально-экономического развития сообщества принято различать политические системы традиционного (доиндустриального), индустриального и постиндустриального общества. В зависимости от степени развития политических институтов или, иными словами, от преобладающего типа легитимности власти политические системы подразделяются на традиционные, харизматические и рациональные. На основе анализа характера культивируемых в том или ином обществе политических институтов, норм и ценностей выделяются четыре типа политических систем: англо-американские, континентально-европейские, индустриальные и частноиндустриальные, тоталитарные (Г. Алмонд). В зависимости от способов функционирования политических институтов либо методов и средств осуществления власти также выделяется ряд типов политических систем. В частности, по результатам анализа характера взаимодействия со средой политические системы можно подразделить на открытые и закрытые (К. Поппер).

Особой популярностью у политологов пользуется типология политических систем на основе анализа норм и институтов существующего в стране политического режима. Согласно данной классификации, различают политические системы демократического, авторитарного и тоталитарного типа.

Таким образом, в развернутом виде политическую систему общества можно определить как комплекс соответствующих социальных институтов (государство, партии, общественные объединения), складывающихся между субъектами политики устойчивых форм отношений и регулирующих эти отношения социальных и правовых норм, посредством которых реализуются политические отношения.

1.2 Понятие политической партии. Основные признаки и функции политических партий

Политическая жизнь современного общества сложна, противоречива и многообразна. В ней занято огромное число участников (субъектов политики), среди которых одно из самых видных мест принадлежит политическим партиям.

Политическая партия – необходимый для нормальной общественной жизни политический институт, который выступает существенным элементом политической системы общества. Политические партии являются выразителями потребностей, интересов и целей определенных классов и социальных групп, принимают активное участие в функционировании механизма политической власти, либо оказывают на него опосредованное влияние. Принципиальной стороной деятельности партий является их идеологическое воздействие на население, они играют значительную роль в формировании политического сознания [Ирхин, c.258].

Многомерность и сложность такого политического феномена как партия объясняется существованием различных ее определений. Этимологическое понятие "партия" означает "часть", "отдельность", сторону целого. В современной литературе можно выделить три основных подхода к определению сущности партии:

1. Первый подход идет от либеральной традиции понимания партии как группы людей, придерживающихся одной идеологической доктрины (Б. Констан). В отличие от него традиционное определение партий связывается с избирательным процессом, выдвижением кандидатов и подготовкой профессиональной политической элиты.

2. Второй подход – институциональное понимание политической партии как организации, действующей в системе государства (М. Дюверже). Не отрицая важности такого подхода, следует иметь в виду, что аспекты организации не исчерпывают всей сущности политической партии как сложной структуры, в которой проблема организации неразрывно переплетается с идейными мотивами, доктриной, программой, влиянием на общественное мнение и т.д.

3. Трактовка политической партии как выразителя интересов определенных классов (марксизм). Согласно такому подходу становление и функционирование партий связывается с делением общества на классы, а сама политическая партия рассматривается как наиболее активная и организованная часть какого-либо класса либо слоя, выражающая его интересы.

Очевидно, что все три названных аспекта присутствуют в деятельности любой современной политической партии. Еще английский философ Дэвид Юм (1711-1776 гг.) в "Эссе о партиях" обратил внимание на тот факт, что идеология играет основополагающую и необходимую роль в начальной фазе становления партии, когда служит делу объединения распыленных сил. Возникновение партий непосредственно связано с выражением интересов различных групп людей, сами же партии есть не что иное, как институциональная форма закрепления некоторой совокупности интересов. В последующем на первый план выдвигается организация, которая базируется на дисциплине и субординации. Представительство же партией интересов определенного класса или социального слоя (слоев), завоевание и использование с этой целью власти или участие в ее осуществлении, поддержание прямых и обратных связей между обществом и государством являются важнейшими и постоянными ее политическими функциями.

Как видим, в политологии обозначились различия в подходах к определению политической партии. При одном подходе упор делается на особенности структуры партии, продолжительность ее существования, факторы социальной устойчивости. Типичным для этого подхода является определение, в котором партия рассматривается как относительно прочное, длительно существующее социальное формирование, стремящееся к овладению учреждениями государственной власти и имеющее такую структуру своей внутренней организации, которая соединяет партийных лидеров в центрах управления с их сторонниками на политической арене [Пушкарева, с.112].

При другом подходе (функциональном) определение партии строится с точки зрения выполняемых ею функций. Сторонник данного подхода К. Лоусон полагает что, политическая партия определяется как организация индивидов, которая стремится продлить путем выборов или помимо выборов полномочия народа или его частей для специальных представителей этой организации, чтобы осуществлять политическую власть данных представительных учреждений, утверждая, что такая власть будет осуществляться от имени этого народа.

Очевидно, что большинство подходов определяют партию исходя из целого ряда важнейших отличительных черт и связанных между собой критериев. Американский политолог Дж. Ла Паломбара выделяет четыре наиболее важных из них:

1. Критерий идеологического порядка – всякая партия есть носитель идеологии или, по меньшей мере, особого видения мира и человека.

2. Партия – это структурно оформленная организация, т.е. относительно продолжительное по времени объединение людей, на самых разных уровнях политики от местного до международного.

3. Основной целью создания и функционирования политической партии является борьба за завоевание и осуществление власти.

4. Каждая партия стремится обеспечить себе поддержку народа – от голосования до активного членства, стремится к расширению связей с массами, борется за политическое влияние в них [Шмачкова, с.138].

С учетом вышесказанного можно привести современные примеры определения партий. Шварценберг определяет политическую партию как "непрерывно действующую организацию, существующую как на национальном, так и на местном уровнях, нацеленную на получение и отправление власти и стремящуюся с этой целью к широкой массовой поддержке". Кермонн дает следующую дефиницию: "Партии – это организованные политические силы, объединяющие граждан одной политической тенденции для мобилизации мнения по определенному количеству целей и для участия в органах власти либо для ориентирования власти на достижение этих требований".

В политической литературе выделяется ряд признаков, необходимых и достаточных для того, чтобы ту или иную организацию можно было определить как политическую партию. Первый признак – это "зрелый возраст", или определенная продолжительность деятельности политической организации. Французские политологи Ш. Дебаш и Ж.-М. Пантье считают, что партия должна иметь среднюю продолжительность жизни большую, чем продолжительность жизни ее лидера.

Второй признак – идейно-теоретическая оформленность партии, наличие устава, программы, других документов, свидетельствующих о ее целенаправленной деятельности и готовности управлять обществом.

Третий признак – наличие организационных структур партии во всех крупных административно-государственных образованиях. Нельзя считать настоящей партией ту организацию, у которой на местном уровне отсутствуют организационные структуры. При этом местные структуры должны поддерживать регулярные связи с центральными партийными органами. Как свидетельствует практика, партия, которая не способна создать организации на местах, быстро исчезает.

Четвертый признак – стремление партий и их лидеров к власти. Это можно делать силами одной партии либо в коалиции с другими партиями и общественными движениями.

Пятый признак – поиск народной поддержки или расширение социальной базы партии через выборы либо какие-нибудь другие политические и общественные структуры. Чем больше членов общества поддерживают политическую партию, тем она сильнее и влиятельнее. Массовая народная поддержка обеспечивает приход политической партии к власти.

Современные политические партии обладают сложной структурой, в которой могут быть выделены различные элементы. К ним относятся: лидеры партий, партийный аппарат, идеологи партии, рядовые члены партий. Если та или иная партия добивается значительного успеха на выборах и входит во властные структуры, в ее составе выделяются "члены партии – законодатели", "члены партии – члены правительства". Существенную роль в определении политического влияния партии играют "партийный электорат", "сочувствующие", т.е. все те, кто, голосует заранее на выборах, а также меценаты, или спонсоры – лица и организации, оказывающие финансовую поддержку [белякович, 240].

Таким образом, политическая партия представляет собой общность людей, объединенных организационно и идеологически, которая выражает интересы определенного класса, социального слоя (слоев) или общественной группы и ставит своей целью их реализацию путем завоевания государственной власти или участия в ее осуществлении.

Это общее определение политической партии отражает место и роль партии в политической системе общества, т.е. ее основную функцию в механизме политико-властных отношений. Следует подчеркнуть, что деятельность любой партии нацелена на завоевание и использование политической власти в интересах поддерживающих ее групп населения. Это означает, что партии выступают в качестве средства борьбы между соперничающими социальными группами за обладание политической властью. Эту функцию можно конкретизировать, выделив ряд частных сторон в деятельности партий. К таковым можно отнести идеологическую, политическую и организаторскую функции.

Идеологическая функция состоит в выявлении, обосновании и выражении интересов людей, объединенных в данной партии, а также являющихся ее сторонниками. Результатом реализации партией данной функции является ее идейно-политическая доктрина, или идейно-теоретическая концепция, которая есть совокупность взаимоувязанных и систематизированных принципов, идеалов, ценностей, целей и намерений, лежащих в основе деятельности партии. Кроме общих концептуальных положений, партийная доктрина в своем развернутом виде содержит анализ с точки зрения идеалов и ценностей партии характера общественного строя, социального положения различных категорий граждан, оценку деятельности институтов государственной власти и осуществляемого правящей группой политического курса. Непременным ее элементом является определение ориентиров и рубежей общественного развития, а также изложение системы намечаемых к реализации мер в политической, экономической, социальной, культурной, внешнеполитической, военной и других областях общественной жизни.

Идейно-политические воззрения партии вырабатываются ее лидерами, принимаются партийными органами и фиксируются в программе партии, решениях и резолюциях партийных съездов, конференций, референдумов, а также в постановлениях центральных исполнительных органов. Политические идеи и ценности партий, ее программные установки затем тиражируются в средствах массовой информации, пропагандируются в выступлениях и публикациях ее лидеров и рядовых членов. При этом каждой партией преследуется цель убедить в своей идейной правоте как можно большее количество граждан, обеспечить мотивированные практические действия своих членов и сторонников [мельник, 221].

Политическая функция состоит в практическом участии партии в борьбе за власть, в ее осуществлении, принятии политических решений и в контроле за их исполнением. Фактически партии выступают в качестве институциональной формы обеспечения доступа различных групп людей к рычагам государственной власти, они заменяют собой стихийные формы борьбы за власть формализованными и упорядоченными формами. Наиболее реально данная функция партий проявляется в периоды избирательных кампаний. Партии решают задачи политического рекрутирования, т.е. они отбирают кандидатов на выборные государственные должности и в представительные органы власти, осуществляют предусмотренные законодательством процедуры их выдвижения и регистрации, ведут агитационную работу среди избирателей в поддержку своих кандидатов. Одержав победу на выборах или сумев провести своих представителей в законодательные органы, партии получают возможность участвовать в подборе и расстановке кадров в аппарате государственного управления. В лице своих представителей в органах власти партии получают и легитимное право на участие в выработке политического курса страны, принятии политических решений и контроле за их исполнением.

Организаторская функция партий заключается в практической реализации ими своих программных установок и решений. Эта сторона их деятельности выдвигается на первый план после выборов. Она проявляется главным образом в организации взаимодействия партийных органов и рядовых членов партии с представительными и исполнительными органами власти, в координации своих действий с различными общественными объединениями и другими структурами общества, в осуществлении непосредственной работы с населением, в формировании политической культуры граждан. В зависимости от результатов выборов партии организуют различные акции, направленные либо на поддержку, либо на противодействие осуществляемой властями политики. Организаторская функция находит выражение и в деятельности партий по расширению своего численного состава, совершенствованию партийной структуры, укреплению материального положения центральных и низовых организаций, развитию взаимодействия с дружественными партиями как внутри страны, так и за рубежом.

Указанные общие функции партий можно расширить и конкретизировать следующим образом:

1. Функция представительства: партии выражают социальные интересы тех слоев общества, которые составляют их социальную базу. Партия не может отвлечься от настроения своих рядовых членов и избирателей.

2. Функция посредничества: партии всегда выступают как звено между государством и обществом, между властью и народом, как канал передачи информации, циркулирующей "сверху вниз" и "снизу вверх". Большую роль играют партии и в формировании общественного мнения.

3. Функция аккумуляции социальных интересов: в обществе всегда существуют разнообразные и разнородные интересы, предпочтения, требования. Невозможно и не нужно каждое из них трансформировать в политическое решение, это сделало бы политическую жизнь хаотической и непредсказуемой. Из этого множества интересов следует выделить наиболее социально значимые, затем эти "отборные" интересы необходимо увязать между собой и представить их избирателям уже в виде четкой и последовательной политической программы. Это – одна из первоочередных задач политической партии.

4. Функция мобилизации и социализации граждан: партии призваны усилить их политическую активность и создать основу долгосрочной политической деятельности. На современном этапе в этом процессе существенно возрастает роль средств массовой информации.

5. Функция организации избирательных кампаний: партии стремятся участвовать в избирательном процессе на всех этапах, не полагаясь на добросовестность властей и бюрократического аппарата государства. К тому же партии должны в целом контролировать властные структуры, не давая возможности одному лицу или группе лиц узурпировать власть.

6. Функция рекрутирования властной элиты: под рекрутированием следует понимать подбор кадров как для самой партии, так и для других организаций, входящих в политическую систему общества, в том числе и выдвижение кандидатов в представительные органы власти, исполнительный и бюрократический государственный аппарат. Эта функция имеет решающее значение, так как без этого невозможна эффективная деятельность любой партии.

7. Функция референтной группы, т.е. группы, на которую индивид ориентирует свое поведение. Во многих странах люди, повинуясь семейным традициям и воспитанию, испытывают приверженность к той или иной партии [сувалова, 10].

1.3 Формирование и генезис политических партий

Как показывает исторический опыт, разнообразие интересов, ориентаций, ценностей, являющееся основополагающей характеристикой любого сложного и жизнеспособного общества, неизбежно обусловливает разные социально-философские и идейно-политические установки. Люди с одинаковыми интересами и воззрениями в конечном итоге объединяются между собой для достижения общих целей совокупными силами. Причем признание законности существования соперничающих фракций неизбежно привело к признанию законности политических инструментов, которые представляли эти интересы и фракции в системе власти. Такими инструментами, в конечном счете, и оказались партии, формировавшиеся путем приведения к общему знаменателю разнородных интересов и позиций, основных социально-политических сил общества.

В политологии широкую известность приобрела предложенная М. Вебером периодизация истории партий на этапы:

1. аристократической котерии (группировки);

2. политического клуба;

3. массовой партии.

В действительности же все три этих ступени прошли в своем развитии только две английские партии – либералы (виги) и консерваторы (тори). История остальных партий значительно короче, большинство из них формировалось сразу как массовые. Поэтому этапы котерии и клуба можно считать "предысторией" партий, которые в своей зрелой форме выступают лишь в виде массовой организации.

Слово "партия" латинского происхождения и означает часть более крупной общности. Появление партий, а точнее протопартий, относится к Античному миру, когда в Древней Греции и в Древнем Риме возникают особые группы людей, отражавшие интересы различных социальных слоев. Первые упоминания о политических партиях встречаются умыслителей древнего мира. Так, Аристотель писал о борьбе между тремя партиями (жителей морского побережья, жителей равнины и жителей гор) в Аттике в VI в. до н.э. и о борьбе между партией знати и партией народа в Афинах более позднего периода. В Древнем Риме термином "партия" обозначали и политиков, объединившихся вокруг вождя (так, говорили о партиях Цезаря, Суллы и т.д.), и группу людей, управляющих государством, и сенат, в противоположность пароду. В средние века существовавшие политические группировки чаще всего были временными объединениями, их появление обычно связывалось с обострением классовых или внутриклассовых противоречий.

Прототипы современных политических партий возникли в период ранних буржуазных революций XVII-XVIII вв., когда буржуазия, стоявшая во главе этих революций, создавала свои объединения в качестве инструментов борьбы с феодализмом. Они явились как результат всеобщего избирательного права и развития представительной формы правления. Потребности различных групп граждан в организационном объединении для выражения своих интересов и борьбы за власть и привели к формированию такого политического института как партии. Однако в этот период партии были слабо сплоченными группами единомышленников, различного рода клубами и литературно-политическими объединениями.

В период буржуазных революций партии еще не имели привычных для нас признаков и не проводили самостоятельной политики, а чаще всего подвергались влиянию религиозных, сословных, семейно родовых объединений. Например, в Англии действовала партия пресвитериан, отражавшая интересы умеренной буржуазии и дворянства; партия индепендентов, представлявшая радикальное крыло буржуазии и "обуржуазившегося" дворянства. Во Франции – партия жирондистов, выражающая интересы умеренной торгово-промышленной и земледельческой буржуазии, а также партии якобинцев, объединявшая буржуазных революционных демократов. Но такие организации, которые мы сегодня привыкли называть политическими партиями, возникли в Европе не ранее начала XIX века. В этом смысле они могут рассматриваться как институты, возникшие в сфере европейской культуры и затем распространившиеся в другие регионы мира. Их формирование было связано главным образом с повышением образовательного и культурного уровня населения, образованием новых классов (буржуазии и пролетариата), с завоеванием определенных политических свобод (слова, печати, собраний, союзов и др.), а также с введением в ряде стран всеобщего избирательного права, ознаменовавшем приобщение широких слоев населения к политической жизни. Первые из этих партий появились в основном в результате слияния в единые организации местных избирательных комитетов, обеспечивающих поддержку своих кандидатов в депутаты.

Со временем политические партии превратились в организационно упорядоченные институты, ставшие главным орудием различных классов, социальных групп и слоев общества в их борьбе за завоевание и использование в своих интересах политической власти. Этот этап предполагает более четкое формулирование идей и требований, происходит развитие общественно-политической активности [мельник. 219].

На этом этапе число партий, в своей деятельности ориентирующихся на привлечение широких слоев населения на свою сторону, начинает возрастать. Все они были партиями парламентского происхождения. Классическим примером здесь выступают партии Великобритании, или Республиканская и Демократическая партии США.

Несколько позже стали возникать партии, в основу организации которых было положено стремление объединить трудящихся массы для борьбы против своих эксплуататоров, существующих капиталистических порядков и создания нового, свободного от классовых антагонизмов общества. К числу таких партий относятся, в первую очередь, социалистические и социал-демократические партии. Они развивались на основе марксистской идеологии и по своему происхождению были связаны со строго социальной и идеологической ориентированностью.

Наряду с социал-демократическими партиями появляются аграрные партии как реакция против индустриального развития общества, христианские – в борьбе против секуляризации и антирелигиозных выступлений, фашистские – против демократии во всех ее формах и т.д.

Некоторыми специфическими особенностями отличался процесс формирования политических партий в России. Здесь в первую очередь следует назвать сохранение большого веса и влияния сословно-феодальных институтов, господство самодержавия, запоздалое развитие капитализма, отставание процессов становления гражданского общества, парламентаризма и правового государства. В конце XIX – начале XX в. современники отмечали "неутвержденность общественного состава", имея в виду недифференцированность и неопределенность интересов различных групп населения. Такой подход во многом объясним существующей в то время неразвитостью инфраструктуры гражданского общества, что действительно могло способствовать искажению реального представительства общественных интересов партиями в политической сфере.

Тем не менее, в конце XIX – начале XX в. партии стали фактором политической жизни России – особенно сильнейший толчок к формированию и консолидации их дала буржуазная революция 1905 г. Либеральные организации и партии формировались на основе сил, группировавшихся вокруг Вольного экономического общества, Юридического общества при Московском университете, Союзах взаимопомощи русских писателей, комитетов грамотности в Москве, земских организаций и т.д. К концу 1905 г. оформились "Союз 17 октября" (октябристы), Конституционно-демократическая партия (кадеты), Партия мирного обновления, Торгово-промышленная партия, Партия правового порядка. Сразу после манифеста 17 октября 1905 г. большинство из них заняли заметное место на политической арене, что, в частности, проявилось в их активности на первых свободных выборах в первую Государственную думу.

В тот же период на авансцену политической жизни вышла и та партия, которая, совершив в 1917 г. государственный переворот и разогнав в начале 1918 г. Учредительное собрание, смогла стать во главе всех остальных партий и организаций нарождавшегося парламентаризма. Речь, разумеется, идет о Российской социал-демократической рабочей партии.

Таким образом, история формирования партий показывает, что в истинном смысле этого слова они возникли тогда, когда общество достигло соответствующего уровня социально-политической дифференциации, когда социальные слои и группы более или менее четко начали осознавать свои интересы.

Современный этап партогенеза свидетельствует о том, что партии стали не просто органическим, но и одним из основных элементов организации политического порядка и функционирования публичной власти. По мере развития парламентских, конституционных основ буржуазной государственности, партии укрепляли свой политический и правовой статус. После второй мировой войны в конституциях разных стран появились соответствующие статьи, а в 70-х гг. ХХ в. сложилось достаточно развернутое законодательство, регламентирующее их деятельность. Поощряя плюрализм политической жизни, партии стабилизировали систему власти, основанную на устойчивом представительстве интересов граждан.

1.4 Типология политических партий и партийных систем

В демократических обществах действуют, как правило, различные политические партии. Они отличаются одна от другой происхождением, структурой, идеологией, программами, социальной основой, способами и методами своей деятельности, местом и ролью в политической жизни общества. Вместе с тем политические партии имеют и некоторые общие признаки, на основе которых их можно объединить в определенные группы или типы.

Исторически первые попытки классификации партийных объединений явно тяготели к моральным (подразумевавшим разделение на "хорошие" и "неблагородные" союзы) и количественным ("большие" и "малые" партии) критериям. Современной же политической наукой разработана гораздо более сложная типологизация партийных институтов.

Первую типологию партий предложил известный французский политолог М. Дюверже. В своей работе "Политические партии" (1951 г.) он выделил кадровые и массовые партии, положив в основу их разграничения структурное построение партий. Кадровые партии, по выражению Дюверже, – это "объединения нотаблей" ("лучших людей"). Они нацелены на подготовку профессиональных политиков, поэтому стремятся привлечь в свои ряды известных и авторитетных граждан. Кадровые партии немногочисленны, имеют сильную внутреннюю организацию, такая партия включает активистов и функционеров, для которых политическая деятельность составляет смысл их жизни. Кадровые партии имеют гибкую структуру и значительную самостоятельность местных комитетов, они не имеют такой жесткой организации и субординации, как массовые партии. В качестве примеров кадровых политических партий можно назвать Консервативную и Либеральную партии Великобритании, Демократическую и Республиканскую партии США.

Массовые партии стремятся привлечь в свои ряды как можно больше членов, постоянно поощрять и развивать их политическую активность. Они имеют фиксированное членство, жесткую структурную организацию, которую завершает центральный орган, обладающий всей полнотой власти в партии. Массовые партии отличаются от кадровых и способом финансирования: массовые существуют в основном на взносы членов, кадровые – на материальную поддержку отдельных лиц и организаций. Типичные примеры массовых партий – коммунистические партии.

В конце 1960-х годов французский политолог Ж. Шарло бинарную типологию Дюверже дополнил еще одним видом и получил трехсоставную типологию политических партий: кадровые партии, массовые партии и партии избирателей или универсальные партии. Последние своей первоначальной задачей считают борьбу за электорат. Они стремятся объединить максимальное количество избирателей самой разной социальной, этнической и прочей принадлежности и таким образом обеспечить себе победу на выборах [247].

Наиболее часто встречающийся критерий типологизации партий – идейные основания их деятельности, подразумевающие деление на доктринальные, прагматические (патронажные) и харизматические (3. Ньюмен). Первые в своей деятельности в основном ориентируются на защиту своей "идеологической чистоты". Стиль деятельности таких партий в первую очередь направлен на постоянную защиту идеалов и принципов, что неизбежно приводит к нарастанию конфликтности политического процесса. В патронажных партиях идеологические ограничения не играют существенной роли, и ими легко жертвуют при достижении различного рода соглашений, образовании коалиций и т.д. В конечном счете, такой прагматизм всегда предполагает использование по преимуществу консенсусных технологий борьбы за власть, что повышает политическую стабильность общественного развития. В харизматических партиях люди объединяются вокруг лидера, практически полностью подчиняясь его воле.

В каждом из этих типов существует дальнейшая дифференциация партийных объединений. В частности, среди доктринальных партий принято выделять религиозные (как, например, Швейцарская евангелическая партия) и идеологические (многочисленные социалистические национальные и др.) объединения [соловьев, 223].

Партии парламентского типа (парламентские партии) и партии непарламентского происхождения (авангардные) представляют собой две основные разновидности объединения людей по идеологическим признакам. Парламентские партии, отстаивая интересы своих социальных слоев, политическую деятельность ограничивают, как правило, участием в предвыборных кампаниях, работой своих представителей в выборных органах власти. Авангардные партии используют все другие формы политической деятельности: организацию пропагандистских кампаний, демонстраций, митингов, манифестаций, пикетов и т.д. Однако в современных демократических обществах любая партия независимо от своего происхождения стремится стать парламентской или сочетать парламентские и внепарламентские формы политической деятельности [мельник, 224].

В политической системе стран развитой демократии в зависимости от социальной базы можно выделить партии монополистической буржуазии, партии мелкой и средней буржуазии, партии широких слоев наемных работников (социал-демократические и коммунистические партии), партии отдельных социальных слоев и групп (например, интеллигенции). Однако эта классификация довольно условна. Дело в том, что в последние десятилетия в жизни западных обществ прослеживается процесс образования партий, имеющих "смешанную" социальную базу.

Партии одного и того же типа, в свою очередь, могут подразделяться на различные виды в зависимости от способа идеологического оформления интересов социальной группы, которую они представляют. Например, в высокоразвитых капиталистических странах среди партий, выражающих интересы буржуазии, можно выделить консервативные, либеральные и клерикальные партии. Однако при определении того, к какому типу принадлежит та или иная конкретная партия, не всегда следует исходить из ее названия. Так, клерикальные, т.е. созданные на религиозной основе, партии нередко отстаивают интересы широких социальных слоев (например, партия Комэйто в Японии).

Весьма распространенным является способ классификации партий по признаку прогрессивности или консервативности их политических программ. Те партии, которые отстаивают более или менее прогрессивные общественно-политические изменения принято называть левыми, защищающие существующие "устоявшиеся общественные" порядки получили название правых, а те партии, которые занимают промежуточное положение между двумя первыми и имеют черты и тех и других, нередко называют партиями центра. Классификация политических партий слева направо ведет свою историю с заседаний Французской национальной ассамблеи 1789 г., на которых по разные стороны от спикера располагались консерваторы, выступавшие за сохранение монархии (справа), и радикалы, отстаивающие идеи всеобщего равенства (слева), умеренные же занимали места в центре.

Традиции, согласно которым консерваторов, реакционеров относят к правым политическим движениям, а сторонников прогрессивных общественных перемен – к левым, дожили до наших дней. В соответствии с этим в политическом спектре западных стран ныне к левым партиям относят, как правило, политические партии трудящихся слоев, сторонников социализма и коммунизма, к правым – буржуазные партии.

Близко к данной классификации находится подразделение политических партий в зависимости от характера их идейных доктрин и отношения к существующему общественно-политическому строю. По этим признакам различают партии: революционные – ставящие своей целью радикальное, качественное преобразование общества; реформистские – стремящиеся к улучшению жизни без принципиальных структурных общественных изменений; консервативные – тяготеющие к устойчивому сохранению сложившихся форм общественной жизни; реакционные – добивающиеся частичного или полного возврата к ранее существовавшим общественным порядкам.

Классифицировать партии можно и в зависимости от способов организации их внутренней жизнедеятельности. Так, различают партии, не имеющие официально фиксированного членства, и партии, членство в которых оформляется официально. Типичными примерами партий без фиксированного членства в них являются Республиканская и Демократическая партии США. Принадлежность граждан к таким партиям определяется по различным критериям. Как правило, их членами считаются те лица, которые открыто выражают свое сочувствие партии, посещают партийные собрания, активно участвуют в агитационной работе во время избирательных кампаний, поддерживают партию материально или просто голосуют за ее кандидатов на выборах.

Политические партии различаются и по источникам финансирования их деятельности. Традиционно наиболее устойчивым источником средств являются членские партийные взносы. Однако используются и другие источники финансирования. Для консервативных и либеральных партий – это пожертвования бизнеса, для левых партий – средства, выделяемые профсоюзами. Все более широкую поддержку получает идея государственного финансирования партий, что не лишает их нрава "подкармливаться" за счет других источников. Такая система существует в Германии, Италии и некоторых других странах.

По характеру первичных организаций выделяют четыре разновидности: партии-комитеты, партии-секции, партии-ячейки, партии-милиции:

1. Партии-комитеты – организационно рыхлые ассоциации "нотабелей", и первичные организации здесь просто отсутствуют. Примерами может служить Консервативная и Либеральная партия Великобритании в XIX в.

2. Партии-секции имеют разветвленную сеть местных организаций. Это централизованные партии с довольно жесткой внутренней дисциплиной, но в то же время допускающее "горизонтальные связи" между низовыми подразделениями.

3. Партии-ячейки отличаются еще более жесткой структурой. "Ячейки" создаются, как правило, на рабочих местах (по производственному или по территориально-производственному признаку). Внутрипартийные связи носят по преимуществу "вертикальный" характер: "сверху" идут директивы, "снизу" – отчеты об их исполнении. Фракционная деятельность запрещена, руководство носит строго централизованный и часто авторитарный характер.

4. Партии-милиции имеют военизированную структуру с её главной отличительной чертой – принципом единоначалия. Такие партии встречаются достаточно редко. В качестве примеров можно привести штурмовые отряды в Германии (хотя сама НСДАП была партией секционного типа), террористические организации, а также партии в некоторых странах, в которых десятилетиями длится война (Ливан, Северная Ирландия).

Наконец, в зависимости от того, входят представители партии в правительство страны или нет, имеют они большинство среди членов парламента или нет, подразделяют партии на правительственные и оппозиционные. Если в стране право на существование имеют несколько партий и не все они входят в правительство, то неизбежно некоторые из них оказываются в оппозиции. Причем последние не обязательно ставят своей целью свержение существующего общественно-политического строя и замену его новым, хотя и это не исключается полностью. Они подчиняются решениям существующей власти, принятым в соответствии с законом, хотя при этом критически относятся к тем или иным аспектам политики правительства. Оппозиционные партии обычно стремятся законным путем, т.е. посредством победы на выборах, занять правящее положение. Они всегда обещают избирателям что-то делать лучше, чем правительственные партии, и в этом смысле их деятельность носит конструктивный характер.

Политические партии, имеющие реальные возможности участвовать в формировании государственных органов, воздействовать на внутреннюю и внешнюю политику страны, в совокупности составляют партийную систему общества.

Для эффективного функционирования партийной системы должны быть определены принципы взаимодействия между партиями, ибо без этого нельзя считать партийную систему сложившейся, а отношения между партиями нормальными и устоявшимися.

К числу факторов, оказывающих наибольшее влияние на формирование партийных систем, относятся: характер социальной структуры общества, действующее законодательство (прежде всего избирательные законы) и социокультурные традиции. Например, в странах, где сложились значительные крестьянские слои, как правило, возникают аграрные партии. В странах же, где определяющую роль играет какой-либо один, например средний, класс, существуют предпосылки для создания системы с доминирующей партией. Если социальная структура общества пронизана полярными противоречиями между теми или иными группами, то и партийная система будет иметь конфликтный характер, лишь подогревая напряженность общественных отношений. Но если социальные группы ориентируются на единую систему ценностей и идеалов, то и партийная система будет характеризоваться более мягкими формами межпартийных и партийно-государственных отношений [сол, 225].

Законы также могут влиять на характер партийных систем, накладывая, например, ограничения на деятельность немногочисленных партий, препятствуя допуску к выборам оппозиционных партий радикальной направленности, разрешая насильственные действия по отношению к нелегальным партийным объединениям. Там, где действуют избирательные системы мажоритарного типа (определяя одного победителя по большинству полученных голосов), как правило, формируются двухпартийные системы или системы с одной доминирующей партией. Пропорциональные избирательные системы, напротив, давая шансы на представительство в органах власти большему числу политических сил, инициируют создание многопартийных систем и партийных коалиций, облегчают возникновение новых партий.

В обществах с множеством экономических укладов, разнообразием культур и языков, многочисленными каналами и институтами артикуляции социальных, национальных, религиозных и прочих интересов, как правило, больше предпосылок для создания многопартийных систем. Именно последние, как показал мировой опыт политического развития, выступают наиболее оптимальной формой и одновременно условием демократического развития общества.

В зависимости от собственно межпартийных взаимоотношений характер партийных систем в значительной мере обусловливается типом тех вопросов ("проблемных измерений"), которые становятся источником политических разногласий между ними, а также расстановкой политических сил, предопределяющей особенности борьбы отдельных партий за электорат. В настоящее время в науке выделяют семь типов проблемных измерений, к которым относятся: культурно-этнические проблемы; противоречия между государством и церковью; городом и деревней; социально-экономические противоречия; проблемы, связанные с поддержкой режима внешнеполитические и распространение постматериальных ценностей [соловьев, 226].

Что касается межпартийных отношений по вопросам завоевания электоральной поддержки, то партийные системы складываются преобладанием гетерогенной (означающей борьбу партий за различные сегменты электората) или гомогенной (выражающей их борьбу за одни и те же слои электората) конкуренции. В зависимости от характера межпартийной конкуренции содержание партийных систем формируется под влиянием:

- различного типа смычек, т.е. краткосрочных объединений партий для решения строго определенных задач, когда главную роль берут на себя партийные элиты, а мнение рядовых членов не учитывается;

- блоков, т.е. иерархических союзов, в которых взаимодействуют четыре вида партнеров: гегемоны, навязывающие всем остальным свои базовые ценности, интересы и цели; партии "второго плана", входящие в эти союзы, блоки на условиях лидеров; "партии-реле", еще более зависимые от основных "игроков" и придающие союзу более масштабный характер; "статисты", на чьи интересы практически не обращают внимания;

- коалиций, т.е. долгосрочных объединений, сформированных на основе рациональных представлений о возможностях партнеров обеспечить выигрыш и предполагающих более равноправные отношения всех участников, а также других форм объединений партий, складывающихся период выборов, так и после них.

Однако, несмотря на то, что сложившиеся в том или ином государстве партии легко подсчитать, количественный метод типологизации партийных систем несовершенен: демонстрируя численность партийных институтов, он не выявляет, сколько партий действительно включено в процесс принятия государственных решений. Например, во Франции в избирательных кампаниях участвуют более 20 партий, в то время как реально правят одна или две, предпочитаемые обществом.

Таким образом, типологизация партийных систем по качественным характеристикам деятельности партий является более предпочтительной. В связи с этим, учитывая характер правления, можно говорить о партийных системах, действующих в демократических и авторитарных государствах, о партиях, различающихся по идеологическим основаниям. Наряду с устоявшейся типологизацией (исламские, буржуазно-демократические и другие системы), итальянский политолог Дж. Сартори дает более сложную классификацию, основанную на идеологической дистанции ("полярности") между партиями. По его мнению, существуют семь типов партийных систем, размещающихся между полюсами: "однопартийной" (моноидеологической) системой и "атомизированной" (идейно разнородной). К промежуточным типам относит системы с "партией-гегемоном", "доминирующей партией" "двухпартийные", "ограниченного плюрализма" и "радикального плюрализма", которые выражают степень развития и варианты идеологического плюрализма в деятельности одной или нескольких партий. Сартори считает, что появление пяти и более партий создает "крайнюю многопартийность", опасную для существования государства.

Практика показала, что не существует единого стандарта в оценках эффективности тех или иных партийных систем, хотя важнейшим основанием сопоставления их деятельности считается обеспечиваемая политической системой чуткость к социальным запросам и нуждам населения, возможность включения в процесс принятия решений как можно большего числа властно значимых интересе граждан, способность населения к демократическому контролю за деятельностью правящих элит.

Старейшим и наиболее распространенным критерием, используемым для классификации партийных систем, является количественный, в соответствии с которым выделяются следующие системы:

- беспартийные;

- однопартийные;

- двухпартийные;

- многопартийные.

Первые две разновидности (беспартийные и однопартийные) возможны лишь в сочетании с авторитарными режимами и могут быть названы партийными системами условно, поскольку значимое политическое взаимодействие между партиями здесь отсутствует.

Беспартийные системы в мире встречаются редко. Это немногие сохранившиеся режимы и диктатуры, налагающие запрет на деятельность любых политических партий. В качестве примеров можно назвать своеобразные политические устройства Ирана (после самороспуска Исламской республиканской партии) и Ливии. Существует три вида государств без партий:

1. Государства без развитых политических традиций и политических структур, население которых не нуждается в организациях, выражающих политические стремления граждан. Такие государства именуются чаще всего предбуржуазными автократиями (Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Бутан и т.д.)

2. Государства с тоталитарными режимами, которые чаще всего после военных переворотов насильственно прекращают легальную деятельность политических партий (современная Нигерия, Чили в период правления президента Пиночета в 1970-1980 годы и т.д.)

3. Исламские страны, где считается, что наличие партий нарушает единство мусульман, объединенных единой религией, единой верой [ПП и Беларусь, 11].

Однопартийные системы свойственны в основном эгалитарным, авторитарным и популистским режимам. Примеры однопартийных систем в прошлом – СССР, фашистские Германия и Италия, где существовала и руководила государством на всех уровнях государственного аппарата только одна легальная партия. В современном мире – Куба, Китай, Северная Корея. И однопартийной системе партия-монополист постепенно срастается с государством, берет на себя роль единственного стратега, представителя народа, идеолога и воспитателя. Последствиями такого положения являются: отчуждение народа от власти и политики вообще; отсутствие обратной связи между властью и народом; субъективизм и волюнтаризм в политике; развращенность носителей власти полной бесконтрольностью [сувалова, 13].

Возникновение подобной системы связано с кризисом демократических форм правления. В свою очередь, такие режимы рано или поздно также попадают в полосу кризиса и вынуждены идти на политические перемены, которые приводят и к изменению партийной системы.

Странам с демократическим режимом присущи два типа партийных систем: двухпартийная (например, Великобритания, США) и многопартийная (большинство стран мира).

Классическим образцом двухпартийной системы считается Великобритания, но при этом в стране существует около сотни так: называемых "третьих" партий, которые набирают на выборах до 10% голосов. Однако реальные возможности воздействовать на внутреннюю и внешнюю политику страны имеют лишь две крупные партии. Аналогичная ситуация наблюдается и в США.

Двухпартийная система имеет целый ряд достоинств. Например, она способствует постепенному смягчению идеологических конфликтов между партиями и их постепенному переходу на более умеренные позиции, что делает более устойчивой политическую систему в целом. При двухпартийности в странах с парламентарной республикой (монархией) правительство, создаваемое победившей на выборах партией, практически не подвержено кризисам, так как эта партия имеет абсолютное большинство мест в парламенте, в государствах же с президентской республикой стабильность правительства связана с тем, что вынести вотум недоверия ее лидеру – премьер-министру – невозможно. Кроме того, двухпартийная система позволяет приблизиться к так называемому идеалу ответственного правления: одна из партий находится у власти, другая – в оппозиции. Если избиратели недовольны работой правительства, они используют выборы для того, чтобы отправить его в отставку.

В условиях многопартийности политическое руководство носит, как правило, коалиционный характер. Это делает возможной ситуацию, когда потерпевшая поражение на выборах партия остается в правительстве лишь потому, что является удобным партнером по коалиции.

Двухпартийные системы действительно демонстрируют довольно высокий уровень стабильности и эффективности. Однако в таких системах тоже имеются свои недостатки и неудобства, например ограниченность в выборе партии (при двухпартийной системе избирателя может не устраивать ни первая, ни вторая из действующих партий) или политическая негибкость правительства (этого можно избежать при коалиционном правительстве, когда из множества вариантов политических решений в ходе дискуссий выбирается наиболее приемлемый).

В целом наличие в стране двух- или многопартийной системы является одним из условий существования в ней демократического общества, в котором имеющиеся противоречия между различными социальными группами удерживаются в парламентских рамках [сувалова, 14].


Глава 2. Политические партии современных государств

2.1 Правовой статус политических партий в европейских странах

Усложнение форм и методов деятельности политических партий, возрастание их роли в обществе закономерно приводят к их юридической институционализации. Если конституции XIX века ни одной буквой не упоминали о политических партиях, хотя партии уже тогда играли весьма заметную роль в политической и государственной жизни, то ныне они образуют полноценный конституционно-правовой институт.

Институционализация политических партий проявляется в двух взаимосвязанных процессах: конституционализации, т.е. включении в конституции основных принципов их статуса, и законодательной институционализации, в результате которой правовое положение партий определяется законом достаточно детально.

Законодательная институционализация обычно включает правовое регулирование следующих элементов статуса политических партий:

1. понятия политической партии, определения места и роли партий в политической системе и государственном механизме;

2. условий и порядка создания и прекращения политических партий;

3. требований к идеологии и программным положениям партий;

4. требований к их организационному строению и порядку деятельности;

5. финансово-экономической базы партий;

6. взаимоотношений с публичной властью, прежде всего участия в выборах и в деятельности представительных органов государства и местного самоуправления.

В условиях коммунистических однопартийных систем и, соответственно, авторитарных и тоталитарных политических режимов правящие круги, всячески подчеркивая ведущую роль единственной государственной партии в обществе, часто избегают регламентировать ее статус. Выраженно или молчаливо они исходят из того, что партия выше всякого закона, а, следовательно, никаких законодательных границ ее власти устанавливать не следует.

Почти все принятые после второй мировой войны демократические конституции содержат в том или ином объеме положения о политических партиях. Конституционные принципы получают свою конкретизацию и развитие в текущем законодательстве – специальных актах о политических партиях (например, в Германии), в избирательных законах и др.

Такое законодательство развивается и в тех странах, где конституционализация политических партий места не имеет. Иногда законы регулируют лишь какую-то одну сторону статуса партий, например, их финансирование, как это сделано, в частности, в соответствующих законах Швеции 1965 года, Финляндии 1969 года, США 1974 года.

В ряде стран Восточной Европы акты, регулирующие статус политических партий, были приняты вскоре после падения "социалистической" власти. В Румынии, например, Декрет Совета Фронта национального спасения о порядке регистрации и деятельности политических партий и общественных организаций от 31 декабря 1989 г. был издан уже через неделю после свержения коммунистического режима и взятия Фронтом власти.

Определение понятия политической партии на уровне закона имеет важные практические последствия для конституционно-политической системы в целом: установленное нормативное определение предрешает первостепенный вопрос о том, какие общественно-политические организации могут претендовать на то, чтобы быть признанными в качестве партий, наделяться специфическими функциями и, соответственно, пользоваться особым, привилегированным статусом. Описание специфических критериев, которым должна соответствовать политическая организация, чтобы считаться партией, выполняет, в частности, функцию исключения из партийной системы и соответствующих правоотношений политических объединений и группировок, которые не являются партиями по смыслу закона.

Обратимся к конкретным примерам конституционно-правового регулирования статуса политических партий.

В Германии закон определяет партию как объединение граждан, которое постоянно или длительное время стремятся оказывать влияние на формирование политической воли и содействовать в представительстве народа при условии, что данное объединение представляет достаточные основания серьезности своих намерений, исходя из величины и устойчивости его организации, числа его членов и его общественного развития. В организационном плане закон ограничивается лишь самыми общими положениями, выдвигая требование относительно устойчивой организационной структуры и численности членов партии. Жесткое установление минимального числа членов организации, обязательного для признания партийного качества за объединением, считается недопустимым. В целом в германской юридической доктрине и практике, исходя из конституционно закрепленной свободы образования партий, до последнего времени проявлялась особая осторожность при отрицании партийного качества конкретного политического объединения.

Анализируя соотношения организационного и функционального компонентов понятия политической партии, закрепленного в германской Конституции, с одной стороны, и развития на этой основе определения партии в действующем законодательстве и правовой доктрине – с другой, можно выделить, как минимум, два момента. Практикуемое юридическое определение партии, в отличие от конституционного, устанавливает более жесткие условия для признания политического объединения партией. Одновременно оно наделяет признанные партии более широкими функциями и обеспечивает им более привилегированное положение, по сравнению с положениями Конституции.

Согласно части 1 статьи 21 Конституции Германии, "партии участвуют в формировании политической воли народа. Они основываются свободно. Их внутренний строй должен соответствовать демократическим принципам. Они должны публично давать отчет о происхождении и использовании своих средств, а также о своем имуществе".

В этих положениях просматривается стремление избежать повторения недавнего прошлого, когда гитлеровцы, опираясь на поддержку определенных групп крупного капитала, создали массовую партию, основанную на беспрекословном подчинении вождю (фюреру), и установили с ее помощью фашистскую диктатуру.

Этим же продиктовано и содержание части 2 данной статьи Основного закона: "Партии, которые по своим целям или по поведению своих сторонников стремятся нанести ущерб основам свободного демократического строя или устранить его или поставить под угрозу существование Германии, противоконституционны".

Заслуживают внимания в данной связи положения статьи 11 болгарской Конституции, которая гласит: "Политическая жизнь в Республике Болгарии основывается на принципе политического плюрализма. Ни одна политическая партия или идеология не может объявляться или утверждаться в качестве государственной. Партии содействуют формированию и выражению политической воли граждан. Порядок образования и прекращения политических партий, а также условия их деятельности, регулируются законом. Не могут образовываться политические партии на этнической, расовой или вероисповедной основе, а также партии, которые ставят своей целью насильственный захват государственной власти".

Очевидна обусловленность части 4 цитированной статьи важной для Болгарии проблемой турецко-мусульманского меньшинства. Несмотря на указанное запрещение, это меньшинство создало свою партию – Движение за права и свободы, которое в болгарском парламенте имеет определенный вес. Формально, однако, эта партия, как видно из ее названия, строится не на этнической и не на вероисповедной основе, поскольку защита прав и свобод представляет общенациональный, а не этнический и не вероисповедный интерес. Попытка оспорить в Конституционном суде правомерность существования этой партии успеха не имела.

Согласно статье 1 Закона Республики Польша "О политических партиях" 1997 г., политическая партия – это добровольная организация, которая имеет определенное название, ставит целью участие в общественной жизни путем оказания демократическими методами влияния на формирование политики государства либо осуществление публичной власти. В отличие от аналогичного закона 1990 г. законодатель отказался от определения партии как "общественной организации", что подчеркивает функцию участия в управлении, осуществляемую партиями, однако нивелирует присущую им интегративную функцию (т.е. функцию служения обществу).

То обстоятельство, что нормы о политических партиях содержатся в разделе 1 Конституции Республики Польша, свидетельствует о том, какую важную роль с точки зрения законодателя они играют в политической жизни. Согласно статье 11 Конституции Польши функция партий заключается во влиянии демократическими методами на формирование политики государства. Такое определение, безусловно, охватывает формирование политических взглядов граждан, а также их выражение [пс и пп, 56].

Закрепление функций партий в польском праве напоминает норму, содержащуюся в статье 49 Конституции Италии 1947 г. Это характерное совпадение, поскольку целый ряд конституций стран Центральной и Восточной Европы (например, Венгрии, Румынии, Болгарии), определяя роль партий, повторяет формулировку статьи 21 немецкого Основного Закона 1949 г. ("партии содействуют формированию политической воли народа"). Таким образом, в Польше функция партий направлена на политику государства, в то время как в некоторых иных странах эта функция относится к воле народа (политической воле граждан).

В решении от 26 января 1993 г. Конституционный трибунал Республики Польша выразил мнение о том, что реализация партиями функции формирования политики государства должна происходить с использованием парламентских механизмов. Трибунал признал одним из элементов свободы создания политических партий свободу создания парламентских фракций, придав ей силу конституционного принципа. Таким образом, по мнению польского органа конституционной юстиции, партии являются неотъемлемой частью парламентской системы.

Закон Республики Польша "О политических партиях" 1997 г. усложнил процедуру создания партий по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Если ранее требовалось не менее 15 учредителей партии, то в настоящее время необходимо, чтобы заявку поддержали не менее 1000 граждан. Подача заявки на регистрацию является правом, а не обязанностью партии. Закон различает зарегистрированные (т.е. имеющие статус юридического лица) и незарегистрированные партии. Таким образом, обладание указанным статусом вторично, по сравнению с конституционной нормой создания партий, закрепленной в статье 11 Основного закона Республики Польша.

Испания является многоязычным, объединяющим много разных культур, регионалистским, асимметричным государством, в котором общенациональная партийная система сосуществует с рядом региональных партийных систем. В каждой из них существуют партия или партии, играющие определяющую роль. Различия на региональном уровне влияют на поведение электората и модель соперничества партий, как на национальном, так и на региональном уровнях. Таким образом, одной из своеобразных черт испанских партийных систем является одновременное существование общенациональной и региональных партийных систем на уровне автономных сообществ, демонстрирующих образцы, как сотрудничества, так и соперничества на различных электоральных и институциональных уровнях.

Основной тенденцией в политике испанских партий является медленное, но непрерывное движение к "центру". На общенациональном уровне в Испании сложилась умеренная многопартийная система. Многие авторы считают, что указанные процессы, включая уход с политической сцены Союза демократического центра, отличают Испанию от других европейских государств.

Изучение испанской политической системы показывает, что на общенациональном уровне лишь две политические партии имеют реальный шанс на победу в выборах: Народная партия и ИСРП. Помимо них существует лишь еще одна общенациональная партия: Объединенная "левая". Остальные партии являются региональными – каталонская "Конвергенция и Союз", Баскская "Батасуна" и др. Это не может не удивлять, если вспомнить, что в середине 70-х годов существовало около 200 политических партий.

Одной из причин такого положения является принятие закона о выборах 1977 г., который был изменен в 1985 г. Этот закон ввел систему пропорционального представительства и установил, что для представительства в парламенте партия должна получить в масштабах страны не менее 3% от общего числа голосов избирателей. Эта система весьма благоприятна для крупных партий и в большей степени способствует представительству населения в менее населенных частях Испании.

Второй причиной, объясняющей создавшееся положение, является система финансирования политических партий, получающих дотации из бюджета. Для понимания существующей ситуации, которая подвергается критике всеми испанскими учеными, следует обратиться к истории. В период после падения диктатуры политические партии рассматривались как главный гарант плюрализма. Соответственно закон 1977 г. установил для них систему государственных субсидий как для участия в местных, региональных и общенациональных выборах, так и для текущей деятельности. Получение пожертвований из-за границы или от государства было запрещено. Такая система была создана для того, чтобы помочь процессу становления и развития партий, не обладавших на тот момент серьезными экономическими ресурсами. Однако для того, чтобы получить субсидии, партия должна была располагать хотя бы одним парламентским мандатом: их выплата была привязана к голосам, полученным в конкретном избирательном округе, где партия добилась победы, а не ко всем голосам, полученным в общенациональном масштабе. В результате испанская избирательная система стала одной из самых дискриминационных по отношению к партиям, не представленным в парламенте, что привело к маргинализации новых и более мелких партий. Поскольку был установлен достаточно высокий 3%-ный заградительный барьер, для мелких партий почти не было шанса воспользоваться субсидиями.

Неизбежным следствием такой системы финансирования стал переход к "профессиональным" политическим партиям и отход от модели "массовых" партий, которая была распространена на начальном этапе перехода к демократии. Как отмечают ученые, единственной целью испанских политических партий является завоевание власти [пс и пп, 69].

В некоторых восточноевропейских странах (например, в Болгарии, Хорватии) законодательство о политических партиях предписывает создавать партийные структуры только по территориальному принципу, фактически запрещая тем самым создание их по производственному принципу, т.е. по месту работы. В условиях коммунистических тоталитарных режимов именно производственный принцип, по которому создавались первичные партийные организации, обеспечивал беспрекословное повиновение партийных масс руководителям: предприятия, учреждения и т.п. возглавлялись директорами, состоявшими в номенклатуре партийных комитетов, и всякое недолжное, с их точки зрения, поведение члена партии грозило ему не только партийными, но и административными наказаниями вплоть до увольнения с работы. В западных же странах такой проблемы не было, соответственно нет обычно и препятствий для создания партийных организаций по производственному принципу.

Вообще же следует иметь в виду, что формирование партийной системы – это достаточно длительный процесс, который осуществляется на протяжении нескольких десятилетий. Он сопряжен с социальной дифференциацией общества, с формированием у основных социальных групп и общества в целом демократических типов политического сознания и политической культуры. К тому же, на постсоветском пространстве политические партии вряд ли приобретут когда-либо такое же значение, какое имели партии в политической жизни западных стран в прошлом. В современном мире повсеместно наблюдается упадок партий, связанный с эрозией тех общественных отношений (социально-классовое противостояние), которые вызвали к жизни данный политический институт. Ныне, когда уходят в прошлое прежние социальные связи, когда экономика становится все более глобальной и когда реальная власть переходит к мощным группам интересов, партии уже не в состоянии выполнять свои обещания избирателям, что неизбежно порождает массовое недоверие к ним.

Тем не менее, в странах, где исторически сложились устойчивые многопартийные системы, партии продолжают оставаться достаточно существенным фактором политической жизни. Как показывает опыт таких стран, для общественно-политической стабильности и эффективного развития общества наиболее предпочтительными являются варианты политической системы, в которой доминировали бы две или три партии. Для многоэтнических государств обилие политических партий вообще не желательно, так как оно стимулирует сепаратизм, ведет к разрушению целостности этих стран [Мельник, 234].


2.2 Политические партии США в институтах власти и общества

Политологи, проводя классификацию партийных систем, выделяют в особый тип американскую систему на основании того, что с момента своего формирования она уже обладала рядом отличительных черт. Прежде всего, если исходить из классификации Дюверже, изначально американские партии формировались как кадровые, т.е. такие партии, в которых отсутствует институт массового формального членства.

Основы американской политической системы закладывались в период недоверия и отрицательного отношения к партиям. Однако довольно скоро партии сами вписали себя в политический процесс. Сначала они формировались в Палате представителей Конгресса США по мере выработки того или иного решения как временные узкие группы конгрессменов. Уже в первые годы после подписания Конституции (1787 г.) Александр Гамильтон, один из основателей американского государства, возглавил Федералистскую партию, которой противостояла Демократическая республиканская партия Томаса Джефферсона. Гамильтон отстаивал идеи сильной центральной власти, а во внешней политике – сотрудничество с Великобританией. Джефферсон считал более приемлемым союз с Францией. В том, что касается внутреннего политического устройства, его партия выступала за построение в США демократической республики в соответствии со следующими принципами: ограниченная власть государства; невмешательство государства в экономику и сокращение федеральных расходов; создание сильных правительств штатов, делегирующих часть своих полномочий федеральному правительству и отзывающих его в случае превышения им своих полномочий или нарушения Конституции; защита граждан от произвола властей.

Во время президентства Дж. Монро (1817-1825 гг.) США фактически вернулись к беспартийной системе. Однако отмена имущественного ценза и последующее увеличение числа избирателей ускорили развитие партийной системы. Во время президентства Монро в партии усилился раскол между "старыми" джефферсоновцами и "новыми", которые всё больше походили на федералистов периода Гамильтона. В результате этого раскола на выборах 1824 г. различные группировки республиканцев выдвинули сразу четырёх кандидатов на президентский пост. Один из них – Дж. К. Адамс сумел набрать большинство, и Конгресс избрал его президентом.

Один из кандидатов от "старых" республиканцев, Эндрю Джексон, получивший наибольшую поддержку избирателей, посчитав решение Конгресса несправедливым, практически сразу после выборов начал формировать новую партию, на основе одной из фракций Демократической республиканской партии. В 1828 г. Джексон победил на выборах действующего президента, и, начиная с 1832 г. за его партией окончательно закрепилось название Демократическая партия.

Проигравшие на выборах национальные республиканцы (так стали называть Республиканскую партию с начала президентства Монро) с 1834 г. стали использовать название "виги", которое дали себе американские патриоты во время американской революции как бы в противовес английским "тори".

Однако процесс формирования фракций внутри каждой из партий вскоре разгорелся с новой силой. В результате Партия вигов, в отличие от Демократической партии сохранившая свое ядро, несмотря на периодические выходы и возвращения какой-нибудь из фракций, раскололась на антирабовладельческую и рабовладельческую фракции. Первая вместе с частью отколовшихся демократов из южных штатов и Партией фрисойлеров в 1854 г. образовала новую – Республиканскую партию, ставшую второй основной партией в формирующейся двухпартийной системе США.

С этого времени двухпартийность стала отличительной чертой американской политической системы. Две основные партии стали её центральным элементом. С одной стороны, они создали стержень, вокруг которого формировались политические институты, с другой стороны, политически организовали общество, которое очень скоро стало делиться на сторонников демократов и сторонников республиканцев.

На протяжении полутора веков доминирования Демократической и Республиканской партий на политической арене США контроль над исполнительной и законодательной ветвями власти переходил от одной партии к другой. В целом за этот период республиканцы занимали президентское кресло 88 лет, а демократы – 60 лет. В то же время Конгресс контролировался республиканцами 60 лет, а демократами – 64 года. При этом если следовать логике цикличности американской истории, то период доминирования республиканцев сменялся периодом демократического контроля и наоборот. Так, с конца XIX века до начала 30-х годов XX века республиканцы прочно удерживали контроль над институтами власти. "Великая депрессия" 30-х годов ознаменовала начало длительного демократического правления. "Новый курс" Рузвельта объединял в рамках Демократической партии белых южан, представителей этнических меньшинств, фермеров, наёмных рабочих и либералов вплоть до 60-х годов XX века. Затем республиканцам вновь (до 1990-х годов) удалось получить практически безраздельный контроль над исполнительной ветвью власти. Президентство Б. Клинтона стало новой, но недолгой победой демократов, сменившейся также безраздельным контролем республиканцев.

При этом, как пишет российский американист В.В. Согрин, обе партии придерживаются сложившихся ещё в первые годы существования двухпартийности негласных принципов консенсуса, преемственности и альтернативности. Консенсус подразумевает безоговорочное принятие обеими партиями основ американского общества (частная собственность, принцип разделения властей, федерализм, республиканизм и политический плюрализм). Преемственность и альтернативность предполагают принятие наследия предыдущей правящей партии, и одновременное выдвижение собственной программы новых действий [Журавлева, 54].

Согласие с базовыми принципами существующей системы приводит к тому, что основной задачей партии видят поддержание, развитие и усовершенствование данной системы. Это нередко приводит к тому, что крупные реформаторские идеи перетекают от одной партии к другой. Идея как будто проходит цикл проверки и доработки: рождается в партии, контролирующей властные структуры и пытающейся её реализовать, затем перехватывается оппозиционной партией, а далее с её приходом к власти совершенствуется и начинает давать свои результаты.

Идейное многообразие Демократической и Республиканской партий позволяет им вбирать в себя различные течения, появляющиеся в обществе, что во многом объясняет отсутствие постоянной третьей партии в США. На протяжении всего времени существования двухпартийной системы ни одна третья партия не победила на президентских выборах. При этом доминирование двух основных партий не исключало существование третьих партий. Напротив, их всегда было много и спектр достаточно широк – от немалого числа независимых партий, Партии зеленых до христианской, социалистической, либеральной, коммунистической и даже фашистской партии. В большинстве своём они появлялись в период резкого обострения какой-либо отдельной проблемы или в результате активной деятельности сильного политика, недовольного своим положением в рамках одной из основных партий.

До сих пор третьи партии существуют как неизбежные попутчики демократов и республиканцев, ими же и порожденные. Они возникают по случаю и также исчезают, сменяя друг друга на политической арене, но за недолгий период своего существования они могут оказать значительное влияние на две основные партии.

Между тем две главные партии не в полной мере контролируют электоральный процесс, оставляя, таким образом, некоторые возможности для третьих сил проявить себя. В президентской кампании их соперниками часто выступают своего рода временные коалиции, созданные под выборы конкретного кандидата, добивающегося иногда неплохих результатов. Особенно ярко эта тенденция проявилась в XX веке: пять независимых кандидатов на президентских выборах получали значительное число голосов. Так, в 1912 г. Т. Рузвельт набрал 27,4% голосов как кандидат созданной им же Прогрессистской партии. В 1924 г. сенатор от Висконсина Р. Лафоллетт набрал 16,6% голосов, представляя то же движение. Губернатор Алабамы демократ Дж. Уоллес в 1968 г. получил 13,5% голосов, создав Американскую независимую партию. В 1980 г. конгрессмен-республиканец от Иллинойса Дж. Андерсон набрал 6,6% голосов (после того как ему не удалось выдвинуться от Республиканской партии) и создал независимую партию Национальное единство. И, наконец, в 1992 г. техасский миллиардер Р. Перо, призывая к борьбе с чрезмерными государственными расходами, бюрократией, привлёк к себе как либеральных, так и консервативных избирателей и завоевал на выборах 18,9% голосов [Журавлева, 57].

Желание обозначить своё место на политической арене стало одной из центральных функций политических объединений и независимых партий, которые, не добиваясь значительных успехов, оставаясь в тени, тем не менее, продолжают дополнять двухпартийность. В её основе лежит одномандатная мажоритарная избирательная система. В условиях, когда каждое из оспариваемых на выборах в Конгресс или законодательные собрания штатов мест отдаётся кандидату, набравшему наибольшее число голосов, почти неизбежно побеждает республиканец или демократ. На президентских выборах этот принцип обеспечивается разделением голосов избирателей и выборщиков.

Одним из примеров такого влияния можно назвать историю Популистской партии, бывшей одной из первых партий радикально-демократического движения 1950-х годов. Эта фермерская политическая партия была создана в 1891 г. и выступала с радикальными предложениями демократизации политической системы, многие из которых нашли своё место в программе Демократической партии и получили законодательное воплощение: прямые выборы сенаторов, вице-президента и президента, право законодательной инициативы народа, право на отзыв конгрессменов и судей. В 1892 г. Популистская партия набрала более миллиона голосов избирателей, а в 1896 г. перестала представлять собой самостоятельную политическую силу [Журавлева, 58].

Каждому штату положено количество выборщиков, равное числу членов Конгресса США от данного штата. Голоса же всех выборщиков отдаются тому кандидату, который получает большинство голосов избирателей. Такая избирательная система делает бюллетени, поданные за независимых кандидатов, просто "потраченными зря", о чём не забывают напоминать кандидаты от двух основных партий.

Кроме того, многие законы, непосредственно касающиеся избирательного процесса, осложняют участие в выборах третьим партиям. Например, законы о финансировании избирательных кампаний 1971-1979 гг. в большей степени отвечают интересам демократов и республиканцев. В частности, кандидат от третьей партии на президентских выборах получает финансовую поддержку только после проведения праймериз, на которых он должен получить не меньше 5% голосов. Кандидаты же от двух основных партий располагают необходимыми средствами сразу после выдвижения.

В современной политической системе США за партиями закрепились следующие функции:

1. Организация и регулирование политического процесса. Обе партии играют основную роль в проведении выборов, в выработке и продвижении программ и платформ социально-экономического и политического развития нации, рекрутирования политической элиты.

2. Обеспечение связи политических институтов различных уровней.

3. Обеспечение способности политических институтов адаптироваться к изменяющимся социально-экономическим условиям общества.

4. Формулирование социально-экономических и политических интересов и настроений тех групп населения, которые они представляют.

5. Формирование единой национальной политической культуры с учётом ценностей либерализма и консерватизма, поддерживающей и развивающей основы американского общества [Журавлева, 59].

По сути, партии скрепляют различные части конституционно разделённых органов власти. "Отцы-основатели", в целях обеспечения свобод личности, максимально разграничили полномочия институтов власти, что значительно усложнило координацию различных структур. Партии же стали необходимым связующим звеном, компенсируя тем самым негативные проявления заложенной с самого начала системы разделения властей. В то время как соперничество между законодательной и исполнительной властью, а также в рамках каждой из них, неизбежно, партийная принадлежность сложит основой для сотрудничества. Таким образом, она представляет более универсальный принцип политической идентификации представителей той и другой ветвей власти.

Служат партии универсальной организационной силой и на уровне общества, объединяя в две группы, казалось бы, противоположные социальные элементы. Так, например, коалиция рузвельтовского "Нового курса" объединяла афроамериканское население, различные этнические группы, католиков, евреев, профсоюзных деятелей и рабочих, которые поддерживали Демократическую партию с 1932 по 1964 г., обеспечивая ей статус партии большинства. В обществе за этот период доминирования в политической системе двухпартийности сложились более или менее определённые группы избирателей устойчивой политической ориентации, с предпочтениями в пользу демократов или республиканцев. Для наименее информированных и заинтересованных в политической жизни граждан партийная принадлежность служила наиболее простым инструментом в определении своих взглядов и самым лучшим ориентиром в политической системе своей страны. Иначе говоря, общество поделилось на либералов и консерваторов, первые были склонны поддерживать демократов, в то время как вторые считались электоратом республиканцев. При этом обе группы, так же как и сами партии, поддерживали базовые принципы функционирования политической системы. Но в разные периоды появлялись вопросы, которые их разъединяли, такие как государственное регулирование экономики, социальная роль государства, расово-этническая и иммиграционная политика, моральные и культурные ценности. Однако такие расхождения также оставались в рамках заданной дихотомии – демократы/республиканцы.

Подобная партийная привязка политических предпочтений граждан придавала уверенность как выбранным лидерам, так и партиям в целом, которые знали, что всегда могут рассчитывать на поддержку определенной части населения.

Существующая, пожалуй, жёсткая партийная система психологически настраивает избирателя на выбор только между двумя политическими партиями. С учётом довольно мощных воздействий со стороны средств массовой информации, которые тоже подают предвыборную тематику в контексте соперничества двух основных партий, избиратель должен обладать довольно высокой степенью независимости взглядов и широким политическим кругозором, чтобы выйти за рамки двухпартийного видения сложившейся политической и социально-экономической ситуации. В совокупности с механизмами финансирования, которые тоже строились в соответствии с двухпартийным принципом, это означает существенное сужение реального пространства свободы выбора гражданина при голосовании [журавлева, 60].


2.3 Тенденции развития партий и партийных систем в странах Западной Европы и США на современном этапе

На современном этапе развитие политических партий характеризуется целым рядом особенности как организационного, так и идеологического характера.

Сегодня, так же как и в XIX в., и в XX в., основными идеологическими доктринами в мире являются консерватизм, либерализм, социал-демократизм. Ранее политические партии четко обозначали свою принадлежность к одному из этих течений. В последние десятилетия в программах всех главных партий индустриально развитых стран есть некое сочетание социал-демократических, либеральных и консервативных элементов. Это позволяет приспособить программные требования под интересы различных социальных слоев и общественных трупп, используя наиболее сильные положения из либерализма (например, свобода предпринимательства), консерватизма (приверженность традициям), социал-демократизма (социальная защита граждан). Данная тенденция приводит к изменениям как социальной ориентации самих партий, так и партийных пристрастий избирателей.

В истории индустриально развитых стран существовала более или менее тесная связь между характером голосования различных групп избирателей и их социально-классовым положением. Как правило, неимущие слои населения голосовали за партии левой ориентации, а более высокодоходные слои – за правые партии. В США это были соответственно Демократическая и Республиканская партии. В Западной Европе дело обстояло несколько сложнее, но все же рабочий класс и неимущие слои населения склонялись к социал-демократическим и другим левым партиям, а представители состоятельных слоев – к либеральным и консервативным партиям.

В последние два десятилетия в этом плане и в США, и в странах Западной Европы наблюдаются заметные изменения. Нарушается связь между голосованием избирателей за ту или иную партию и их принадлежностью к определенной социальной группе. Снижается доля рабочих в социал-демократических партиях. Растущее число низкодоходных слоев населения голосует за партии либеральной и консервативной ориентации, а представители средних слоев – за социал-демократические и другие левые партии. Это со всей очевидностью показали результаты выборов последних лет в ряде стран Западной Европы и США, где значительную часть электората консервативных партий составили представители профсоюзов, включая и так называемые "синие воротнички" (рабочие).

В свою очередь, у большинства партий наблюдается тенденция ориентирования не просто на традиционно "свои", четко очерченные группы избирателей, а на разнородный по своему составу электорат, на который претендуют и другие партии. В результате большинство крупных политических партий, в том числе и социал-демократических, по сути дела, перестали быть сугубо классовыми и превратились, по их собственному определению, в так называемые "народные партии", или "партии для всех", претендующие на представительство всех слоев населения.

Первыми с претензией на статус "народной" выступили христианско-демократические партии (например. Австрийская народная партия, Христианско-демократический союз (ХДС) в Германии и др.). Первоначально эти партии возникли как реакция против секуляризации важнейших сторон общественной жизни и отделения церкви от государства. Но после второй мировой войны в их программах уже не акцентируется вопрос о вероисповедании. Так, в свое время канцлер Г. Коль отмечал, что партия не связывает себя с каким бы то ни было вероисповеданием или церковным институтом, а народный характер ХДС подтверждается тем фактом, что в ней в органическом единстве объединились христианско-социальные, консервативные и либеральные силы страны.

"Народными" провозгласили себя многие социалистические и социал-демократические партии. Одной из первых это сделала Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). В 1959 г. СДПГ приняла программу, в которой был зафиксирован отказ от марксизма и идеи классовой борьбы. СДПГ превратилась из организации преимущественно рабочего класса в партию рабочих и средних слоев. В настоящее время особенно силен в ней вес технической интеллигенции, представителей предпринимательских кругов, молодежи.

В целом можно выделить три характерные тенденции современного развития партий в Германии на общефедеральном уровне. Во-первых, происходит обусловленная интересами обеспечения максимальной поддержки электората на выборах эволюция партийных структур в так называемые "народные", или массовые, партии, что приводит к усилению стирания принципиальных идеологических различий между ними. Во-вторых, образуется специфический "партийный аппарат" и класс партийного истэблишмента, состоящий из профессиональных политиков руководящего звена, в возрастающей степени контролирующих внутрипартийные процессы и представляющих партийные организации во внешних сношениях. Наконец, за счет стабилизирующих и контрольных механизмов избирательного и парламентского законодательства осуществляется ограничение доступа новых и нетрадиционных партий к эффективному участию в формировании и функционировании государственных органов. Система конкуренции партии трансформируется в конечном счете в конкуренцию партий системы. Доминирование в политическом процессе этаблированных партий в условиях действия избирательной системы персонализированных пропорциональных выборов по партийным спискам при установленном пятипроцентном барьере и существующей системе "канцлерского правления" привело к сужению "партийного ландшафта" до двух руководящих партийный течений: с одной стороны, "правого" союза Христианско-Демократической Партии и Христианско-Социальной Партии (поддерживаемого более мелкой Партией Свободных Демократов), с другой – "левой" Социально-Демократической Партии, попеременно принимающих на себя роль соответственно парламентского большинства и оппозиции. В такой ситуации мало что меняет то обстоятельство, что, как утверждают эмпирические подсчеты, в период на начало 90-х годов в ФРГ в разное время были созданы и существовали около 175 партий, а число группировок, идентифицировавших себя с партиями, измерялось 500 организациями. Чередующаяся передача правительственной ответственности от одного политического лагеря к другому, которая не привела к какой-либо радикальной или хотя бы принципиальной смене политическою курса в рамках действующей системы в целом, объясняет и данных условиях высокую степень политической стабильности современной Германии [пс и пп, 34].

Республиканская и Демократическая партии США, в отличие от многих европейских партий, очевидно, с самого начала действовали как партии "для всех". По своему социальному составу обе они являются конгломератами разнородных, зачастую противоборствующих друг с другом социально-политических группировок. Причем состав и соотношение различных компонентов в социальной базе двух партий в каждый конкретный исторический период существенно меняются в зависимости от социально-экономических и общественно-политических факторов.

Концепция "народной партии" вынуждает все партии как левой, так и правой ориентации сформулировать свои позиции по множеству разнообразных вопросов, чтобы привлекать на свою сторону новые группы и избирателей путем включения в программу соответствующих требований [сувалова, 23].

Имеет место тенденция к расширению спектра партийно-политических альтернатив, возрастанию влияния новых социальных движений и экологических партий, которые в совокупности создают большие проблемы для "укоренившихся", традиционных партий. Идейно-политические позиции и партийно-политические предпочтения избирателей на современном этапе серьезно колеблются. Для населения стали характерны довольно резкие переходы от одних партий к другим, с либеральных позиций на правоконсервативные, с консервативных – на социал-демократические и наоборот. Это свидетельствует об увеличении независимости ("автономии") избирателей по отношению к партиям. К тому же, по данным ряда исследований, в целом ослабевает приверженность избирателей крупным традиционным партиям. Большую роль в этом процессе играют современные средства массовой информации, которые непосредственно влияют на общественное мнение и зачастую создают имидж того или иного партийного лидера, всей его партии.

Сомнения в способности партий решать стоящие перед обществом проблемы порождают феномен так называемого "негативного голосования", т.е. голосования не за того, кому надо оказать поддержку, а против того, кто отвергается (голосование не "за", а "против"). Так, по мнению многих наблюдателей, важную роль с точки зрения результатов президентских выборов в США в 1980 г. сыграл "негативный фактор", т.е. желание избавиться от президента Дж. Картера. Согласно опросу общественного мнения, проведенному незадолго до выборов, 43% избирателей заявили, что, отдавая свои голоса малоизвестному в тот период Р. Рейгану, они фактически голосуют не за Р. Рейгана, а против Дж. Картера и его политики. В 80-е гг. этот феномен особенно отчетливо проявился в европейских странах, где правящие партии вынуждены были уступить власть оппозиционным не в силу изменения партийно-политических предпочтений избирателей, а в результате негативного отношения к партиям, стоящим у власти. Аналогичная ситуация наблюдается в последние десятилетия и на постсоветском пространстве.

По мнению большинства американских аналитиков, в последние десятилетия в США неуклонно убывала партийная приверженность. Помимо естественного процесса – изменений возрастного, социального, расового состава электората двух партий происходило общее снижение их популярности. Всё меньше американцев готовы заявить о своей партийной приверженности. И даже наличие партийных предпочтений не является больше гарантом того или иного решения. На выборах, прежде всего президентских, избиратели всё более связывают свои проблемы с конкретным кандидатом, вне зависимости от его партийной принадлежности. Так, одной из основных особенностей американских внутриполитических процессов последних 20 лет ушедшего века стало так называемое "раздвоенное, голосование", т.е. поддержка одним и тем же избирателем кандидатов от разных партий на разные выборные должности в один и тот же выборный год.

Как уже отмечалось ранее, партийная система США не предполагает массового членства и связанной с ним партийной дисциплины. Партии не только не контролируют своих сторонников, но и не ведут постоянного учёта тех, кто их поддерживает. Партийная принадлежность в такой системе – неформальный акт или некий знак политических взглядов конкретного человека.

Однако в последние десятилетия американцы в своём большинстве воспринимают партийные предпочтения скорее как удобную систему политических координат. Сегодня они всё чаще называют партийную принадлежность попыткой подавить индивидуальность и настаивают на том, что избиратели голосуют за личность, а не за партию. По статистике Центра политических исследований Мичиганского университета, в 1958 г. 19% граждан назвало себя "независимыми", а в 80-х годах их уже было больше 38% [Журавлева, 67].

Такое отношение можно объяснить ростом сознания индивида, что на фоне усиления влияния Интернета и создаваемого им нового измерения пространства – виртуальности, способствовало персонализации политики. Эта тенденция переплетается с ещё одной – усилением партийной бюрократии. По мере институционализации и укрепления влияния в государственном механизме партии превратились в тяжелую бюрократическую машину, которая воспринимается населением уже как элемент большой государственной машины, далёкой от повседневных нужд американцев. Сочетание этих тенденций привело к ослаблению эмоционально-психологической связи партий и индивида.

Между тем настроения граждан как всегда оказались непредсказуемыми. Несмотря на критическое настроение общества в отношении партий, в 1990-х годах происходит парадоксальный рост числа ярых сторонников обеих партий, что продемонстрировали последние три президентские кампании. В результате американские исследователи стали говорить о новой тенденции в американской социально-политической системе – разделении общества и правительства по партийному признаку на два почти равных по численности лагеря.

Сегодня политические предпочтения граждан практически полностью поделились между демократами и республиканцами. Партии подошли настолько близко друг к другу по своей популярности в обществе, что малейшее изменение в выборе граждан может нарушить существующий сегодня хрупкий баланс сил. При этом центральным вопросом, определяющим предпочтения американцев и соотношение партий в обществе и институтах власти, стал культурный вопрос. Партии и общество разделились именно по этому блоку. Сегодня культура определяет образ жизни граждан, затрагивая целый круг вопросов – от решений государством социальных проблем до американского изоляционизма и активного участия США в мировых процессах.

Культурный блок был вынесен на передний план самими же партиями, которые с 1952 г., потеряв способность устанавливать безраздельный контроль одной из них в обществе и в политической системе, начали гонку за преобладание. Первыми попытку вернуть себе роль абсолютных лидеров, используя социокультурные вопросы, предприняли демократы в период президентств Дж. Кеннеди и Л. Джонсона. Их программа национального изобилия была направлена, прежде всего на тех, кто выпал из системы, особенно на афроамериканцев, расовые меньшинства и женщин.

Так в противостоянии демократов и республиканцев экономические вопросы, бывшие исторически на первом плане, сменил культурно-социальный аспект развития общества, разделив избирателей на белых и чёрных, а не только на бедных и богатых.

Демократы не добились длительного доминирования, но с новой остротой вывели на передний план проблему расовых различий. Рейгановские республиканцы в 1984 г. подхватили начинание демократов, окрасив социокультурный блок в религиозные тона. Социокультурная политика окончательно потеснила классовую, найдя свое дальнейшее выражение в предвыборной программе "Новых демократов" Клинтона, направленной, прежде всего, на женщин, расовые и этнические меньшинства, иммигрантов и бедные слои населения. Выборы 2000 г. отразили противостояние космополитичной и модернистской Америки в лице А. Гора и консервативной и религиозной – в лице Дж. Буша-младшего. Перевес одной из сторон оказался очень незначительным, так же сложилось и соотношение сил в Конгрессе после выборов 2002 года.

В настоящее время страну можно условно поделить на красно-республиканский центр, юг и юго-запад и сине-демократические штаты Атлантического и Тихоокеанского побережья. Республиканский блок состоит в основном из белых евангелистов, фермеров, южан и белых семейных мужчин. Демократический блок формируют в основном афроамериканцы, испаноязычное население, женщины с высшим образованием, малорелигиозное белое население, особенно с восточного и западного побережья, и профсоюзы.

Такое равное соотношение партий заставляет демократов и республиканцев прикладывать особые усилия по укреплению и расширению своих сил; потеря хотя бы одного голоса из своего лагеря недопустима. Лучший способ объединения и сплочения сторонников обе партии видят во взаимном противопоставлении, что ещё больше усиливает раскол в обществе.

Между тем усиление партийной приверженности избирателей сочетается с ещё одной противоположной чертой современного американского политического процесса – увеличением числа независимых избирателей. Помимо двух сплочённых оппозиционных лагерей, появился ещё третий лагерь независимых избирателей, голоса которых могут быть решающими для победы одной из партий. Увеличение численности этого блока во многом связано с тем, что направленность партий на усиление своих позиций и привлечение сторонников приводит к чрезмерной концентрации на определённом круге вопросов, вне которого остаётся без внимания ещё много проблем. В результате растёт число независимых избирателей, к 2000 г. оно составило 35% [Журавлева, 69].

Таким образом, за последние два десятилетия XX века и первые годы XXI века сменились две тенденции. Трансформация партийной системы, сопровождавшаяся партийной поляризацией на уровне институтов власти, привела сначала к падению партийных предпочтений граждан, которое спровоцировало раздельное голосование избирателей, укрепившее в американской политической системе разделённое правление. В дальнейшем партийная поляризация вызвала противоположную реакцию общества, которое перешло от партийного нейтралитета к жёсткому делению по партийной линии. Фактически партийная поляризация на институциональном уровне дополнилась партийной поляризацией на уровне общества. При этом параллельно с ростом партийной приверженности увеличивалось число независимых избирателей в обществе, в ответ на чрезмерную концентрацию усилий партий на сохранение своих блоков.

Партии в борьбе за доминирование в социополитической системе добились такого разделения общества, при котором не просто уменьшились шансы одной из партий главенствовать в системе, но появилась возможность добиться определённых успехов у третьих партий, которые предложат ответы на вопросы 35% независимого электората. Вероятно, их усиление могло бы разрядить обстановку, как это уже не раз бывало в истории страны, чтобы предоставить в дальнейшем демократам и республиканцам возможность по-новому выстраивать отношения как на институциональном уровне, так и на уровне общества.

Однако как бы ни развивалась в дальнейшем сложившаяся ситуация, очевидно то, что, несмотря на все изменения и трансформации, пережитые партиями, они по-прежнему оказывают непосредственное влияние на создание условий, в которых функционируют институты власти и формируется политическое поведение граждан. Трансформация партий может снижать их относительный вес в политической и социальной системе, но она также влияет на изменение условий функционирования ветвей власти и организацию политического процесса. Важность партийного фактора в создании социополитической среды вынуждает ветви власти находить пути к взаимодействию как в условиях разделённого правления и партийной поляризации, так и при доминировании одной из партий в институтах власти.

Таким образом, новейшие тенденции в эволюции партий состоят в следующем:

- определенное сочетание социал-демократических, либеральных и консервативных элементов в программных документах основных политических партий;

- нарушение связи между партийными пристрастиями различных групп избирателей, их голосованием за определенные партии и социально-классовым положением людей;

- превращение партий из социально-классовых организаций в "народные партии" или "партии для всех", которые претендуют на представительство всех слоев населения;

- неопределенность и неустойчивость социальной базы партий и, как следствие, непредсказуемость итогов выборов;

- резкие переходы избирателей от одних партий к другим, рост числа независимых ("автономных") избирателей, голосующих не за традиционную, а за конкурирующую партию;

- феномен "негативного голосования", т.е. голосования не за того, кому надо оказать поддержку, а против того, кто отвергается;

- рост влияния новых социальных движений и экологических партий;

- увеличение роли и влияния средств массовой информации на общественно-политические процессы в целом и партийную жизнь в частности.

Однако значение указанных тенденций не следует преувеличивать. Хотя власть и влияние партий несколько уменьшились, было бы преждевременно делать вывод о кризисе их как политических институтов. Анализ реального положения вещей показывает, что политические партии еще сохраняют важное значение в качестве главных инструментов реализации политических функций, особенно в качестве центрального элемента избирательного процесса.


Глава 3. Политические партии Российской Федерации и Республики Беларусь

История политических партий, развития партийной системы в СССР и странах, возникших после его распада независимых государств, имеет весьма противоречивый характер.

В настоящее время государства, входившие в состав СССР, вступили в новый этап своей истории, характеризующийся усложнением социальной структуры общества и усилением дифференциации политических сил. Это находит свое выражение и в формировании партийных систем. Ныне на политической арене каждой из стран Содружества Независимых Государств действует от десятка до нескольких десятков партий, а также большое число политических клубов и организаций местного значения. Они представляют практически весь современный политический спектр. Особенностью процесса формирования многопартийности в прошедший после распада СССР период являлось то, что отдельные партии или их объединения очень быстро приобретали широкую популярность, а затем столь же быстро ее теряли. В настоящее время число партий практически повсеместно стабилизировалось, но далеко не все сохранившиеся партии обладают реальным политическим весом. После каждых новых выборов партийная конфигурация в представительных органах власти меняется весьма существенно. Это означает, что процесс становления партийных систем, хотя и миновал свою начальную стадию, ведущие же политические партии далеко еще не утвердились.

3.1 Этапы правового развития российской многопартийности

Анализ многопартийности в России предполагает необходимость ретроспективы процессов эволюционирования института многопартийности, особенно в том, что касается подмены данного института однопартийной системой.

Особенностью генезиса многопартийности в дореволюционной России было то, что ее становление происходило в условиях запрета деятельности любых независимых от власти политических организаций, а также полного отсутствия каких бы то ни было представительных органов. Так как любые политические организации могли быть только нелегальными, их возникновение и дальнейшее развитие было возможно только в той части политического спектра, которая отличалась бы безусловной оппозиционностью к власти.

В годы первой революции 1905 г. сложилась многопартийность, для которой было характерно следующее: наличие сильного и организованного левого фланга, настроенного непримиримо по отношению не только к самодержавию, но и к "центру", т.е. либералам; многочисленность, но крайняя организационная аморфность правого фланга; быстрый рост достаточно нестабильного либерального "центра", правая часть которого тяготела к соглашению с властями, а левая пыталась балансировать между крайне левыми и властью.

17 октября 1905 г. был принят Манифест, которым Николай II даровал свободы, в том числе образования и официального функционирования "благонадежных" партий, которые стали участвовать в выборах, выступать с программами преобразования общества и государства, иметь фракции в первом российском парламенте – Государственной Думе.

Революции 1917 г. дали новый толчок многопартийности, развертыванию деятельности партий по формированию и отражению общественного мнения, созданию и обеспечению деятельности государственных институтов, участию в подготовке и принятии политических решений.

С Октябрьского переворота 1917 г. в российском государстве начинается период подмены многопартийной системы однопартийной. Так, компартия однозначно выразила свою позицию в отношении многопартийности в резолюции XI съезда РКП (б): "Чтобы закрепить победу пролетариата и отстоять в обостреннейшей гражданской войне диктатуру его, пролетарскому авангарду пришлось лишить свободы организации все те политические группировки, которые были враждебны Советской власти" [усанов].

К 1920 г. российская многопартийность как политико-правовой институт была ликвидирована. Однако, несмотря на внешнюю статичность, сложившаяся в стране однопартийная система за годы своего существования пережила глубокую внутреннюю эволюцию. Если период 1917 – конца 1920-х гг. явился временем ее становления, 1930-е – первая половина 1950-х гг. – временем расцвета, то в 60-80-е гг. ХХ в. система вступила в стадию старения, сопровождавшуюся девальвацией идеологических ценностей и размыванием социальной базы. Эти годы можно охарактеризовать как период разложения однопартийной системы и формирования предпосылок реставрации многопартийности на территории российского государства.

Рассматривая данный этап реставрации многопартийности, доктор юридических наук, профессор В.В. Лапаева пишет: "В годы перестройки в нашей стране начался процесс формирования новых субъектов политической жизни – массовых движений, народных фронтов, политических клубов, ассоциаций, партий и т.д. Важным шагом на пути к многопартийности стала отмена III Съездом народных депутатов СССР конституционного положения о руководящей роли КПСС и легализации таким образом принципа политического плюрализма. На основе этого вскоре был принят Закон СССР "Об общественных объединениях" от 9 октября 1990 г., определивший правовые параметры создания и деятельности политических партий" [усанов].

Следующий этап развития российской многопартийности наиболее интересен, поскольку связан с процессом формирования в Российской Федерации современной парламентской системы и с конституциональным оформлением данной системы, а также парламентаризма как особого принципа организации политической жизни российского государства. Так, в основе дальнейшей активизации политических партий в РФ лежал конфликт между представительной и исполнительной ветвями власти. События сентября – октября 1993 года резко изменили общественную и политическую ситуацию в России. В чрезвычайно напряженной обстановке предстояло в короткие сроки принять новую Конституцию Российской Федерации и сформировать новые органы представительной власти.

В этой ситуации исполнительной власти для обеспечения легитимности предстоящих мероприятий было необходимо получить согласие и обеспечить участие в них основных общественно-политических сил и движений, что требовало широкого привлечения политических партий к участию в избирательном процессе. Этим и было продиктовано введение в действие Указом Президента Российской Федерации № 1557 "Положения о выборах депутатов Государственной думы", которое обеспечило политическим партиям наиболее благоприятные условия для участия в выборах.

В связи с этим представляется уместным привести мнение Ю.Г. Коргунюка и С.Е. Заславского относительно роли политических партий в избирательном процессе: "В странах с развитой многопартийной системой избирательные кампании являются именно теми периодами, когда политические партии выходят из состояния "анабиоза" и мобилизуют в полном объеме все имеющиеся у них ресурсы. В странах со становящейся многопартийной системой деятельность партий протекает в некотором отдалении от основного русла политической жизни, и избирательные кампании нередко обходят их стороной, вернее, сами партии по тем или иным причинам не могут принять в них участие. Поэтому степень включения партий в избирательные кампании является своеобразным индикатором развитости многопартийной системы" [усанов]. Данная позиция представляется обоснованной, поскольку именно деятельность партий в ходе избирательных кампаний позволяет последним максимально реализовать накопленный потенциал доверия избирателей и принимать участие в формировании политики государства.

Согласно части 1 статьи 11 Федерального Закона "О политических партиях" политическая партия создается свободно, без разрешений органов государственной власти и должностных лиц. Политическая партия может быть создана на учредительном съезде политической партии либо путем преобразования в политическую партию общероссийской общественной организации или общероссийского общественного движения на съезде общероссийской общественной организации или общероссийского общественного движения. Политическая партия и ее региональные отделения подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" с учетом установленного специального порядка государственной регистрации политической партии и ее региональных отделений (ст. 15).

Таким образом, само участие партий в парламентской деятельности не только является школой выражения того общезначимого начала в различных групповых интересах, которое может быть положено в основу государственной политики, существующего конституционного строя и законодательства, но и вынуждает партии "прививать" корпоративистски ориентированным слоям и группам населения основы политической культуры, нормы и правила цивилизованной политической жизни.

В заключение выделим несколько существенных аспектов развития в России многопартийности как необходимого условия парламентаризма и основы конституционного строя:

1. Под многопартийностью необходимо понимать конституционный принцип, определяющий форму самоорганизации общества и предпосылку формирования органов государственной власти, заключающийся в разрешении создания политических партий и механизмов их участия в политической жизни государства.

2. В настоящее время в Российской Федерации сложилась многопартийная система, способная, благодаря формализации специфических правовых механизмов, влиять на развитие парламентаризма и конституционализма. К данным механизмам следует отнести формализованную в законе пропорциональную систему выборов, возможность создания и деятельности внутри российского парламента партийных фракций, а также множество других механизмов, производных от совокупности прав политической партии, закрепленных в Федеральном законе "О политических партиях".

3. История российской многопартийности доказала невозможность существования парламентской системы в условиях однопартийности, а также взаимозависимость и взаимообусловленность парламентаризма и многопартийности. Так, в России сначала произошла одновременная замена парламентских органов системой Советов и многопартийной системы – однопартийной, а затем – одновременная реставрация того и другого. Сама взаимозависимость данных категорий кроется в природе как политической партии, так и парламента. Причем парламент принимает форму огосударствленной структуры формирующей его партии, а цели существования политической партии в обществе и методы и формы ее воздействия на других субъектов политической системы лишний раз подтверждают, что только в условиях многопартийности политическая партия наиболее полно реализует свой потенциал специфического субъекта конституционного права.

4. В настоящее время политические партии играют большую роль в конституционном строе Российской Федерации, во-первых, способствуя существованию политического и идеологического многообразия и, во-вторых, обеспечивая функционирование политической системы и государственного аппарата Российской Федерации.

5. Многопартийность – одно из основных условий функционирования парламентаризма, поскольку именно благодаря многопартийной системе современный российский парламент является подлинно демократическим органом. При этом посредством парламента носители различной идеологии могут не только пытаться на практике доказать жизнестойкость своих идей, но и непосредственно влиять на управление государством.

Современным российским политическим партиям и движениям наиболее полно удается выполнять те функции, в осуществлении которых задействованы в основном внутренние ресурсы организаций. Когда же выполнение какой-либо функции возможно только при наличии развитой обратной связи с обществом и государством, успехи партий минимальны. В нынешних условиях наиболее полно выполняется функция политического рекрутирования, в меньшей степени – инновационная и аккумулирующая, в минимальной – конституирующая и интегрирующая.

Иными словами, в настоящее время политические партии в Российской Федерации, обладая всеми присущими для подобного рода субъектов конституционного права инструментами и технологиями, вместе с тем в минимальной степени используют потенциал подобного рода организаций. Вне всякого сомнения, подобная ситуация в области политико-правового статуса партий на территории Российской Федерации не может не оказывать влияния на эффективность многопартийности как принципа организации политической жизни и как основу конституционного строя Российской Федерации.

Обращаясь к современной российской партийной системе, В.И. Миллер высказал предположение, что нынешнее обилие партий в России в будущем вряд ли сохранится, а процесс дифференциации неизбежно сменится интеграцией [Усанов, интр].

Таким образом, в ближайшее время процесс партийного "строительства" в России примет рамки разумной и обоснованной достаточности, когда число партий стабилизируется и создание новых партий прекратится, в то время как авторитет уже действующих политических партий будет неуклонно возрастать.

Изложенное позволяет предложить следующее: проводить такую государственную политику, которая способствовала бы институциализации наиболее значимых социально-политических групп в виде политических партий и последующему получению данными политическими партиями представительства в российском парламенте. Это позволило бы ввести социально-политические конфликты в парламентское русло, удержать ситуацию в рамках права и выиграть, таким образом, время для выработки реального общественного согласия, т.е. такого расположения общественных сил, при котором социальные конфликты сводились бы к минимуму. В связи с этим необходимо повышать политическую активность граждан, в частности обеспечивая их участие в политических мероприятиях (например, в выборах в органы государственной власти) посредством политических партий.

3.2 Современное состояние партийной системы в Республике Беларусь

Правовым основанием для формирования многопартийной системы в Беларуси, как и в других республиках СССР, стало принятое в январе 1990 г. решение съезда народных депутатов СССР об отмене статьи 6 Конституции СССР. Фактически же многопартийная система в Беларуси начала формироваться с момента образования 19 октября 1988 г. на собрании по учреждению общественной организации "Мартиролог" (Комитет "58") оргкомитета по созданию Белорусского народного фронта (БНФ). Основную роль в создании Народного фронта сыграли существовавшие к тому времени многочисленные молодежные организации, в первую очередь "Талака", и историко-мемориальная комиссия Белорусского фонда культуры.

В первые годы независимости Беларуси БНФ занял доминирующее положение на политической арене. Это стало фактором, сдерживающим самостоятельное развитие политических партий. БНФ не желал "растворяться" в политических партиях или преобразоваться в одну из них, не доверял им и считал себя единственным последовательным защитником независимого государства и национально-культурного возрождения страны. Поэтому он относился к партиям демократического направления как к неравноправным партнерам по борьбе с существующей властью, пытаясь навязать им свои правила игры.

В начале 90-х годов все негосударственные политические силы разделились пополам: с одной стороны, БНФ, игравший самую заметную роль в политической жизни страны, с другой – политические партии различных идеологических направлений, организационно не связанные с БНФ и не во всем поддерживающие его политику.

Партийное строительство в новейшей истории Беларуси условно можно разделить на несколько этапов.

Первый этап (1991-1995 гг.) характеризовался появлением большого количества политических партий, становлением многопартийной системы. В первых демократических выборах в Беларуси, которые прошли весной 1990 г., смог принять участие только БНФ, так как на момент их проведения в стране не было других реальных политических организаций и партий, а следующие выборы в Верховный и местные Советы состоялись только в мае 1995 г., причем проходили они уже в условиях кризиса между ветвями власти. Такой большой перерыв не способствовал укреплению политических партий на первом этапе. Появлению большого количества новых партий способствовали невысокие требования к партиям первого закона об общественных объединениях (наличие не менее 100 членов и уплата государственной пошлины в размере 10 минимальных окладов).

В 1991 г. были зарегистрированы пять демократических партий, стоявшие в оппозиции к КПБ-КПСС: Объединенная демократическая партия Беларуси, Белорусская крестьянская партия, Белорусская социал-демократическая Громада, Национально-демократическая партия Беларуси, Белорусский христианско-демократический союз. После провала в августе 1991 г. путча ГКЧП Верховный Совет принял решение о приостановке деятельности Коммунистической партии Белоруссии. В декабре 1991 г. прошел учредительный съезд Партии коммунистов Белорусской, которая была зарегистрирована в мае 1992 г. Крах КПСС стимулировал появление в 1992 г. также Партии народного согласия, основу которой составили депутаты парламентской фракции "Коммунисты за демократию" и многие активисты Демократической платформы в КПСС.

В связи с возможностью проведения республиканского референдума о роспуске Верховного Совета и проведения досрочных выборов по пропорционально-мажоритарной системе премьер-министр Вячеслав Кебич и его сторонники инициировали создание Объединенной аграрно-демократической партии и Партии "Белорусский научно-производственный конгресс", которые должны были составить основу проправительственного блока на парламентских выборах.

В 1992 г. были зарегистрированы партия Славянский собор "Белая Русь", выступавшая за присоединение Беларуси к Российской Федерации, и Белорусская партия зеленых. В 1993 г. партийная система Беларуси пополнилась Республиканской партией труда и справедливости и Партией любителей пива.

Второй этап партийного строительства в Беларуси (1994-1996 гг.) также характеризовался массовым появлением новых политических партий, причем если в 1991 г. в республике действовало 15 политических партий, в 1995 – 34, то в 1998 – уже 46 партий, более за тысячу общественных объединений и фондов.

Приближение крупных политических кампаний – президентских выборов и выборов в Верховный Совет XIII созыва вызвало в 1994 г. бум партийного строительства. Появилось сразу 12 новых политических партий: Белорусская партия труда, Либерально-демократическая партия, Белорусская гуманитарная партия, Белорусская экологическая партия, Республиканская партия, Белорусская партия "Зеленый мир", Белорусская партия женщин "Надзея", Белорусская республиканская партия, Партия Белорусского народного фронта, Белорусская социалистическая партия, Партия всебелорусского единства и согласия, Белорусская национальная партия.

Президентские выборы 1994 г. стали серьезной школой для молодых политических партий Беларуси. Из 21 зарегистрированной политической партии в президентских выборах реально участвовало шесть. Эти выборы сыграли серьезную роль в становлении партийной системы Беларуси. В ходе избирательной кампании, принимавшие в ней участие партии смогли значительно расширить свои ряды и географию своего присутствия в регионах. Кроме того, их активисты приобрели практический опыт участия в выборах.

В 1994 г. Верховный Совет принял Закон Республики Беларусь "О политических партиях". Согласно закону, минимальное количество членов, необходимое для регистрации политической партии, было увеличено со 100 до 500 человек. После вступления данного закона в действие была проведена перерегистрация, которую прошли все 24 существовавшие в то время политические партии.

В выборах в Верховный Совет XIII созыва принимали участие практически все зарегистрированные политические партии. Однако большинство из них не добилось результатов. По итогам майских выборов и довыборов в ноябре 1995 г. парламентские мандаты получили: Партия коммунистов Белорусская (44), Аграрная партия (34), Партия народного согласия (8), Объединенная гражданская партия (8); по два мандата Белорусская социал-демократическая Громада и Партия всебелорусского единства и согласия; по одному мандату – Белорусская крестьянская партия, Белорусское патриотическое движение, Республиканская партия труда и справедливости, Белорусская партия труда, Белорусская народная партия, Либерально-демократическая партия.

В Верховном Совете XIII созыва были образованы партийные парламентские фракции: аграрная фракция (46); фракция ПКБ (44); социал-демократическая фракция (18); фракция "Гражданское действие" (18).

В общей сложности партийные фракции включали в себя 2/3 депутатского корпуса. В Верховном Совете XIII созыва партийные фракции стали реальной политической силой. Уже на первой сессии парламента его руководящие органы были сформированы на основании межфракционного пакетного соглашения. Ни один серьезный закон не мог быть принят парламентом, если не был поддержан партийными фракциями.

После парламентских выборов 1995 г. процесс появления новых политических партий приостановился. В 1996-1998 годах были созданы только две политические партии – пропрезидентская Партия "Очищение" (конец 1995 г.) и Белорусская партия "За социальную справедливость", зарегистрированная в декабре 1996 г.

Второй период существования политических партий характеризовался довольно жесткой политической борьбой между партийной оппозицией и властью (продолжавшееся противостояние с премьером В. Кебичем до президентских выборов 1994 г. и президентом А. Лукашенко). Итогом кризиса между ветвями власти – исполнительной в лице Президента и законодательной, сформированной более чем наполовину из представителей политических партий, стал референдум 1996 г. и роспуск Верховного Совета XIII созыва. Ведущие политические партии выбрали тактику жесткого противостояния с Президентом и бойкотировали выборы в Палату представителей 2000 г. Такой ход событий привел к практически полному вытеснению партий на периферию политического пространства, ослаблению партий и перегруппировке политических сил.

Третий этап (1996 г. – по настоящее время) характеризуется уменьшением числа партий, интенсивным процессом их реорганизации, объединений и расколов существующих партий. Не последнюю роль в этом процессе сыграла законодательная инициатива Президента, поддержанная Палатой представителей, которая поставила партии в более жесткие рамки деятельности.

В 1998 г. по инициативе Министерства юстиции Верховный суд Беларуси принял решение о ликвидации 8 политических партий, которые после парламентских выборов 1995 г. фактически прекратили свое существование: Белорусская объединенная спортивная партия, Белорусская партия "За социальную справедливость", Белорусская экологическая партия, Народная партия "Возрождение", Партия любителей пива, Партия "Очищение", Партия "Белорусский научно-производственный конгресс" и Партия всебелорусского единства и согласия.

Значительным событием, изменившим партийную систему Беларуси, стал Декрет Президента Республики Беларусь № 2 "О некоторых мерах по упорядочению деятельности политических партий, профессиональных союзов и общественных объединений" от 26 января 1999 г. Декрет увеличил минимальное количество членов партии, необходимое для регистрации, с 500 до 1000 членов. Была учреждена Республиканская комиссия по регистрации и перерегистрации общественных объединений, состав которой утверждается Президентом Республики Беларусь.

Из существовавших 28 политических партий 18 приняли решение участвовать в перерегистрации, 17 партий были перерегистрированы.

После вступления в 1999 г. в силу новой редакции Закона Республики Беларусь "О политических партиях" были зарегистрированы Консервативно-христианская партия БНФ и Партия БНФ, которые образовались в результате раскола Партии Белорусского народного фронта. В результате перерегистрации политических партий на политической сцене Беларуси осталось 18 партий, которые представляли практически весь спектр – от правых до левых.

По состоянию на 1 января 2008 года в республике зарегистрировано 15 политических партий, поставлено на учет 1114 организационных структур политических партий (65 областных, 425 районных и городских, 624 первичные). Однако все зарегистрированные в лучшем случае являются протопартиями, а не вполне сформировавшимися политическими партиями в собственном смысле этого понятия [Мельник, 233].

Партийная система Беларуси еще окончательно не установилась и обладает значительной по сравнению с соседними странами спецификой.

Наиболее частым эпитетом для белорусских политических партий является термин "оппозиция". Одиннадцать политических партий Беларуси в соответствии с их программами являются оппозиционными в отношении Президента страны и проводимой им политики, это: Белорусская партия женщин "Надзея", Белорусская партия "Зеленые", Белорусская партия труда, Белорусская социал-демократическая партия (Народная Громада), Белорусская экологическая партия зеленых "БЭЗ", Консервативно-христианская партия – БНФ, Либерально-демократическая партия, Объединенная гражданская партия, Партия "Белорусская социал-демократическая Громада", Партия БНФ, Партия коммунистов Белорусская.

Жесткая политическая борьба в Беларуси в последние годы придает дополнительный вес и значение идеологическим доктринам. По этой причине сегодня у нас в стране фактически нет партий, которые считали бы себя чистыми прагматиками (центристами) и демонстративно сторонились идеологии.

В настоящий момент белорусская политическая культура имеет ярко выраженный антипартийный характер. Выборное законодательство не стимулирует политическое объединение граждан в партии (партии практически не обладают никакими преимуществами ни на одном из этапов избирательной кампании). В парламенте отсутствуют партийные фракции, нет даже так называемой партии власти.

В этой связи большинство белорусских партий являются, скорее, политическими клубами, чей рейтинг доверия не превышает 5%. Партийная организация сохраняет свое политическое значение только для оппозиционных сил. В данном случае партии являются важным средством накопления людских и финансовых ресурсов, консолидации сил.

В настоящее время существует коалиция оппозиционных партий, которые координировали свои действия во время последних парламентских выборов (осень 2008 года). Речь идет об Объединенных демократических силах (ОДС). Главные участники – Объединенная гражданская партия (ОГП), Партия БНФ, Партия коммунистов белорусская (ПКБ), Белорусская социал-демократическая партия Грамада (БСДПГ).

По итогам выборов в Палату представителей осенью 2008 г. никто из кандидатов, представлявших оппозиционные силы не прошел. Перед голосованием из 98 претендентов регистрационные удостоверения кандидата удалось получить 78 представителям коалиции ОДС: ОГП – 20 кандидатов, Партия БНФ – 16, Партия коммунистов Белорусская (ПКБ) – 14, БСДПГ – 10, беспартийные – 18 (представители оргкомитетов по созданию Белорусской христианской демократии, Белорусской партии трудящихся и ликвидированной властями Белорусской партии женщин "Надзея"). Оппозиция не признала итогов выборов.

Потенциальным кандидатом на роль партии А.Лукашенко может стать общественное объединение "Белая Русь". Оно было создано в Гродно в 2004 г. как областное объединение. В 2007 г. организация решила выйти на республиканский уровень. 17 ноября 2007 г. в Минске во Дворце Республики прошло учредительное собрание пропрезидентского общественного объединения "Белая Русь". Министр образования А. Радьков, который единогласно был избран председателем общественного объединения, заявил, что развитие государства тесно связано с именем А. Лукашенко.

Пока руководство "Белой Руси" не стремится преобразовать движение в политическую партию. При этом многие члены обеих палат белорусского парламента входят в это объединение. Аналитики считают, что в случае необходимости А. Лукашенко может превратить "Белую Русь" в проправительственную партию наподобие "Единой России" в Российской Федерации для укрепления своей власти.

Сложившаяся в Беларуси партийная система не вписывается до определенной степени ни в одно известное определение. Это не однопартийная система, поскольку представители власти не организованы в политическую партию. Кроме того, в стране легально действуют политические партии, ставящие перед собой задачу изменения существующего режима посредством выборов. Правда, для властей характерно отношение к оппозиционным политическим партиям как к некоему антинародному образованию.

Нельзя пока охарактеризовать сложившуюся у нас партийную систему и как многопартийную, поскольку после ноябрьского референдума 1996 г. основные партии оппозиции не принимали участия в выборах в местные Советы и в Палату представителей, а на президентских выборах выдвинули единого кандидата, противостоящего кандидату от "партии власти".

Поэтому некоторые исследователи говорят о существовании в Беларуси так называемой "партии власти" в качестве своеобразной правящей политической партии, не зарегистрированной и не имеющей фиксированного членства. Все остальные демократические партии тогда рассматриваются в качестве единой политической организации – "оппозиции". В этом случае, вероятно, можно говорить о существовании у нас квазидвухпартийной системы, в рамках которой противостоящие друг другу стороны ("оппозиция" и "партия власти") ведут борьбу за власть в стране.

Данные социологических опросов показывают крайне низкие рейтинги существующих в настоящее время политических партий. Некоторые исследователи отмечают, что "партия власти" занимается целенаправленной работой по полному вытеснению оппозиционных партий из сферы публичной политики, проводит в государственных СМИ политику полного замалчивания их деятельности. Это создает в общественном сознании эффект отсутствия партий, что само по себе не является достаточным свидетельством их слабости.

Почему же в Беларуси, в отличие от многих соседних государств, в том числе и России, где существует развитая партийная система, не произошло до настоящего времени складывания реально функционирующей партийной системы?

Ряд исследователей называет следующие факторы:

1. В отличие от европейских стран СНГ и постсоциалистических стран Восточной Европы в Беларуси существует мажоритарная избирательная система, которая объективно тормозит развитие политических партий. Политические партии имеют право выдвигать своих кандидатов по округам, однако зачастую кандидатам выгоднее выступать в качестве независимых, так как это открывает для них больше возможностей для привлечения максимального количества избирателей. Политические партии не имеют серьезной электоральной базы, а негативный рейтинг большинства политических партий значительно превышает их позитивный рейтинг.

2. Большинство оппозиционных политических партий организационно слабы, не имеют серьезной материальной и материально-технической базы и не могут оказать своим кандидатам реальной поддержки на выборах. Также большинство политических партий не имеет собственных средств массовой информации, а государственные и независимые средства массовой информации, как правило, стараются дистанцироваться от политических партий.

3. Беларусь сегодня – президентская, а не парламентская республика. Институт президента, беспартийный в своей основе, возвышает исполнительную и принижает законодательную власть, имеющую непосредственную связь с партиями. Это обстоятельство еще более усиливает стереотипы поведения населения по отношению к власти и партиям. Несмотря на возможные притеснения, большинство властной элиты считает, что существующий способ организации власти – административный – ей более выгоден, нежели парламентский, когда игра идет по общим и примерно одинаковым для всех правилам. Они прекрасно понимают, что сегодня карьеру на государственном поприще посредством деятельности в партии не сделаешь.

4. В Беларуси исполнительные органы власти не избираются, а назначаются вышестоящими органами. Что касается выборов президента республики, то законодательство и практика этих выборов по заключению авторитетных европейских структур (ОБСЕ и др.) не соответствуют демократическим стандартам. Политические партии не могут самостоятельно выдвигать своих кандидатов на пост президента, так как и партийные, и независимые кандидаты для регистрации должны осуществлять сбор 100 тысяч подписей граждан. Характерно, что на последних президентских выборах большинство кандидатов, в том числе основные фавориты, были беспартийными.

5. Политические партии фактически отстранены от избирательного процесса. Избирательное законодательство не позволяет политическим партиям иметь гарантированное членство в избирательных комиссиях. Права же наблюдателей, которых могут выдвигать политические партии, ограничены.

6. Представительные органы всех уровней от сельского совета до Палаты представителей не имеют властных полномочий, характерных для многих европейских стран и стран СНГ. Поэтому наличие в политической партии депутатских мандатов не позволяет им реализовывать на практике одну из основных функций партии – лоббировать через властные структуры интересы социальных, корпоративных или классовых групп. Такая ситуация препятствует расширению социальной базы всех политических партий.

7. Действующее в Беларуси законодательство серьезно ограничивает возможность для политических партий использовать в своей деятельности внепарламентские средства политической борьбы, такие, к примеру, как демонстрации, пикеты, митинги, шествия.

8. Политическая культура граждан Беларуси находится на невысоком уровне. В Беларуси еще не сложились устойчивые социальные группы, осознающие свои групповые интересы и готовые отстаивать их через политическую деятельность посредством политических партий. Этот же фактор препятствует развитию политической идентификации различных социальных групп вокруг традиционных идеологических доктрин – социал-демократии, либерализма, консерватизма.

9. Рейтинг лидеров всех существующих политических партий невысок, что в значительной степени препятствует популяризации и представляемых ими политических партий.

10. Оппозиционные политические партии не в состоянии достигнуть даже минимальной консолидации хотя бы на базе наиболее общих основополагающих ценностей (демократия, суверенитет и т. д.).

В поисках выхода из сложившейся ситуации и нормализации диалога власти и политических партий ряд партийных деятелей предлагает комплекс мер по укреплению политических партий:

1. Введение пропорциональной или смешанной системы выборов во все представительные органы власти.

2. Право выдвижения на выборные должности в системе исполни\тельной власти должно принадлежать политическим партиям.

3. Избирательные комиссии всех уровней должны полностью или частично формироваться из представителей политических партий, которые на предыдущих выборах собрали определенный законом минимум голосов избирателей.

4. Государственное финансирование политических партий, собравших на выборах определенный законом минимум голосов избирателей. Финансовая поддержка политических партий со стороны юридических или физических лиц должна быть прозрачной, целевой и строго регламентироваться законом.

5. Политические партии, собравшие на выборах определенный законом минимум голосов избирателей, должны иметь гарантированное право выступать в государственных средствах массовой информации.

Отмеченные выше причины слабости партий и предлагаемые меры являются далеко не исчерпывающими. Реальная политика всегда заключается в системе переговоров и компромиссов. И если нынешним партиям ("оппозиции") и власти ("партии власти") удастся достичь определенных договоренностей, то можно будет говорить и об укреплении политической системы Беларуси.


Заключение

В дипломной работе автор проследил исторический процесс постепенного роста и превращения партий из мелких общественных групп, имеющих влияние внутри своего класса, в более крупные объединения, которые оказались способны результативно бороться за власть и при, удачном исходе этой борьбы, успешно осуществлять управленческие функции.

Действительно, партии сегодня являются неотъемлемым элементом политической системы общества. Они выступают носителями конкурирующих друг с другом политических курсов, служат выразителями интересов, потребностей и целей определенных социальных групп, являясь связующим звеном между обществом и государством. Их основная задача состоит в превращении множества частных интересов отдельных граждан, социальных слоев, заинтересованных групп в их единый совокупный политический интерес. Через партии и избирательные системы происходит формализация действий граждан в политической жизни. Партии принимают активное участие в функционировании механизма политической власти или пытаются оказывать опосредованное влияние на него. Немаловажной чертой деятельности политических партий является их идеологическое воздействие на население, значительна их роль в формировании политического сознания и культуры.

На взгляд автора, партии всегда должны побуждать к движению вперед. Всем им необходимо хорошо определять и разграничивать интересы той или иной социальной группы, которую они представляют. Кроме того, партии обязаны четко видеть формы и методы движения к осуществлению этих интересов, так как в противном случае их деятельность окажется чисто декларативной и не принесет должных результатов.

Политическим партиям необходимо постоянное обновление. Они должны быть привлекательными для молодежи и представителей новых профессий, воспитывать кадры, которые хорошо понимают и представляют требования и нужды людей, а также самостоятельно оценивать изменения в политике и принимать соответствующие решения. Только активные действия партий, выражающие и защищающие требования сторонников, позволят им в конечном итоге расширять свою социальную базу.

Так же автор хотел бы подчеркнуть и то обстоятельство, что политические партии выиграют, если будут развиваться как демократические и плюралистические организации, основанные на принципе большинства и ответственности. Деятельность их является реальным показателем процесса становления гражданского общества, демократизации политической системы, развития самоуправления, и чем результативнее она станет осуществляться, тем зрелее и прочнее будет гражданское общество.

Проведя анализ состояния партийных систем современных государств, можно сделать вывод, что основной целью политической партии является содействие участию граждан в политической жизни общества. Формами и методами достижения данной цели являются:

- содействие в формировании и выражении политической воли граждан, политическое воспитание граждан;

- выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, законными методами, в том числе проведением массовых мероприятий и манифестаций;

- представление интересов граждан в законодательных органах государственной власти и представительных органах местного самоуправления;

- участие в выборах в органы государственной власти и местного самоуправления, прежде всего, посредством выдвижения кандидатов;

- работа в органах государственной власти и местного самоуправления.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий