регистрация / вход

Взаимоотношение государства и личности в тоталитарном государстве

Признаки тоталитарного государства: этатизация общественного сознания, официальная идеология, централизм, бюрократизация исполнительной власти, милитаризация экономики и люмпенизация населения, причины его возникновения. Понятие абсолютности власти.

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

на тему

"Взаимоотношение государства и личности в тоталитарном государстве"


Содержание

Введение

1. Понятие и признаки тоталитарного государства

2. Взаимоотношение государства и личности в тоталитарном государстве

3. Причины возникновения тоталитарного государства

Заключение

Список использованной литературы


Введение

В теории государства и права равно как и в некоторых иных общественных науках рассматривается проблема формы государства, то есть проблема формирования и функционирования особой формы общественной жизни человека - государства. Подход к этой проблеме был различным на разных этапах развития общества, на разных этапах развития теории государства и права как юридической науки. Было бы неверным отрицать все те научные гипотезы, концепции, знания, созданные ранее и признанные ныне не полностью отражающими те общественные отношения и их субъектов изучением, которых занимается юридическая наука. Однако представляется более верным в рамках курсовой работы опираться на современные знания и теории, а прочим уделять часть времени и места, упоминая их как гипотезы или дополнительные аспекты данной проблемы.

Государство это определенный способ организации общества, а также организация публичной политической власти, распространяющаяся на все общество, выступающая его официальным представителем и опирающаяся в необходимых случаях на средства и меры принуждения. Как управляющая обществом система, государство обладает внутренней структурой, имеет специальные органы для реализации своих полномочий. Основные направления деятельности государства подразделяются на внутренние (деятельность в пределах данного общества) и внешние (межгосударственные отношения), которые взаимосвязаны и взаимозависимы. В отечественной и зарубежной теории государства нет единого, общепризнанного учения о том, что такое форма государства. Существуют различные точки зрения, разные подходы к определению понятия и содержания формы государства.

В различных странах государственные формы имеют свои особенности, характерные признаки, которые по мере общественного развития наполняются новым содержанием, обогащаясь во взаимосвязи и взаимодействии. Вместе с тем форма существующих государств, особенно современных, имеет много общих признаков, позволяющих дать определение каждому элементу формы государства. В процессе развития юридической науки произошла систематизация проявления признаков государства, и его форма стала рассматриваться как единство формы правления, формы государственного устройства и политического режима. Это и есть те три составляющие, которые образуют форму государства.

По своему происхождению человек как биологический вид — общественное существо. Люди жили сообществами, которые соответствовали их глубинным социальным инстинктам взаимопомощи, родами, племенами, общинами и их объединениями. Труд, быт и иная деятельность человека на протяжении тысячелетий определялись традициями и обычным правом, функциональные различия между членами общества носили временный характер и не сопровождались социальными привилегиями. Военные задачи и потребность в координации хозяйственных усилий общин способствовали постепенной концентрации и закреплению властных функций в руках верхушки вождей и жрецов. Так сложилась постоянная власть, из которой 5-6 тысяч лет назад выросло государство — могущественная машина для обеспечения экономического и политического господства над угнетенными массами.

Государство стало не просто орудием экономически доминирующего класса; оно приобрело собственные интересы и цели. Выделившись из общества как внешняя, подавляющая и регулирующая сила, оно присвоило себе, в первую очередь, монополию на принятие общих решений и на применение насилия.

В ходе исторического развития совершенствовались и механизмы государственного воздействия, а полномочия властных аппаратов неуклонно росли. В феодальной Европе сохранялась автономия общин, союзов, цехов, ассоциаций, братств и т. д., государства мало вмешивались в их внутреннюю жизнь.

Но по мере становления буржуазных отношений традиционные общественные институты оказались под двойным давлением — со стороны абсолютистской власти и со стороны растущего капитализма, поддерживаемого, поощряемого, а иногда даже насаждаемого государством. В результате социальные связи, основанные на нормах солидарности и взаимопомощи, подверглись размыванию и разрушению. В двадцатом веке государство во многих странах приобрело новое качество – полностью подчинять граждан своей воле и регулировать их поведение в соответствие со своими интересами. Такой режим взаимодействия государства с обществом получил название - тоталитаризм. Таким образом, целью написания данной курсовой работы является изучение одной из важнейших тем теории государства и права формы государства, ее составных частей по отдельности и в целом, во всем многообразии ее составляющих.


1. Понятия и признаки тоталитарного государства

Тоталитаризм – одна из форм авторитарного государства, характеризующаяся его полным контролем над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями и в отношении оппозиции и инакомыслящих. Также направление политической мысли, оправдывающее этатизм, авторитаризм.

В тоталитарном государстве господствует одна официальная идеология, которая формируется правящей партией, возглавляемой вождем;

-правящая партия сращивается с государственным аппаратом. Абсолютная концентрация власти, объединяющей и законодательную, и исполнительную власти в одном органе;

-крайний централизм в управлении, устанавливающий контроль над всеми сферами общественной и частной жизни граждан;

-бюрократизация исполнительной власти, террор по отношению к населению;

-милитаризация экономики и люмпенизация населения, организуется общественно-политическое движение в поддержку правящего режима.

Термин "тоталитаризм" происходит от латинского слова "totalis" — весь, целый, полный. В политический лексикон его впервые ввел для характеристики своего движения Бенито Муссолини в 1925 г. Ученые стали использовать понятие "тоталитаризм" уже в 30-е годы, и незадолго до второй мировой войны в США состоялся специальный симпозиум, посвященный тоталитарному государству. Теория тоталитаризма складывается в 40–50-х годах XX в. в работах Хайека, Бжезинского, Ганны Арендт и др. Если тоталитаризм характеризовать как политический режим, то он представляет собой режим, осуществляющий всеобъемлющий контроль над населением и опирающийся на систематическое применение насилия или его угрозу.

Тоталитаризм — это общественно-политической строй, при котором государство полностью подчиняет себе все сферы жизни общества и отдельного человека. Государственный социализм, коммунизм, нацизм, фашизм и мусульманский фундаментализм стали его недавними воплощениями. Такое государство не несет ответственности перед обществом посредством периодических тайных и состязательных выборов. Оно использует свою неограниченную власть для контроля всех сторон жизни общества, включая семью, религию, образование, бизнес, частную собственность и социальные отношения. Политическая оппозиция подавляется, процесс принятия решений сильно централизован.

В настоящее время тоталитаризм понимается как политический способ организации всей общественной жизни, характеризующийся всеобъемлющим контролем со стороны власти над обществом и личностью, подчинением всей общественной системы коллективным целям и официальной идеологии. Это не только политический режим, но и определенный тип политической и общественной системы.

Тоталитаризм — порождение XX в. Однако идеи о возможности полного, всеобщего управления обществом со стороны государства уходят корнями в древность. Такого рода идеи высказывали Гераклит, Платон, в Китае — теоретики легизма. Позднее, уже в средние века и в Новое время, многие тоталитарные идеи были воплощены в проектах будущего государства коммунистов-утопистов Томаса Мора, Томмазо Кампанеллы, Гракха Бабефа. Русский философ Николай Бердяев отмечал, что утопия как закрытая, законченная теоретическая система, обрисовывающая все стороны жизни идеального общественного устройства, всегда тоталитарна и враждебна свободе. В дальнейшем тоталитарные идеи получили развитие в трудах Фихте, Гегеля, Маркса, Ницше и др.

К. Фридрих и З. Бжезинский в своей работе "Тоталитарная диктатура и автократия" предлагают для определения "общей модели" тоталитаризма пять признаков:

1. единая массовая партия, возглавляемая харизматическим лидером;

2. официальная идеология, признаваемая всеми;

3. монополия власти на СМИ (средства массовой информации);

4. монополия на все средства вооруженной борьбы;

5. система террористического полицейского контроля и управления экономикой.

Концепция Фридриха и Бжезинского, получившая в историографии название "тоталитарный синдром", оказала большое влияние на последующие исследования в этой области. В то же время неоднократно указывалось на несовершенство их формулы, что, впрочем, признавали и сами авторы.

Недостаток признаков, предложенных З. Бжезинским и К. Фридрихом, заключается в том, что в них нет системности, а главное — не выделен общий интегрирующий признак, нет общей связующей нити. Список черт тоталитаризма можно было бы продолжить. Так, при тоталитаризме утверждается монополия на массовую культуру, централизовано управление художественным и научным творчеством. Все признаки сами по себе верны, но неясно, что же является наиболее существенным, определяющим, исходным, а что характерным, но все же производным. Единая массовая партия, общая для всех официальная идеология типичны для тоталитарный режимов, но обусловлены они более общими свойствами тоталитаризма, емко выражающими его сущность.

Американский политолог Дж. Линц в 70-е годы выделяет такие признаки:

1. сильно централизованная, монистическая структура власти, в которой правящая группа не несет ответственности перед выборным органом и не может быть лишена власти институциональными средствами;

2. монопольная детализированная идеология, легитимирующая режим и пронизывающая его неким величием исторической миссии;

3. активная мобилизация населения на выполнение политических и социальных задач с помощью всех институтов.

Такое описание тоталитаризма более фундаментально. Оно ориентировано на описание не всех, а наиболее характерных признаков и приближает к пониманию его сущности. И, тем не менее, оно тоже уязвимо, так как автор не разделяет двух политических вопросов - каковы отношения власти и как организована власть. Тоталитаризм - понятие, призванное, прежде всего, выразить отношения власти и общества. Поэтому описание механизма власти (сильная централизация, способы легитимации) — это вторичные, производные признаки тоталитаризма.

Отталкиваясь от результатов анализа, прежде всего тоталитарных структур гитлеровской Германии и сталинского СССР, которые можно назвать "тоталитарным максимумом", выделяют пять основных признаков тоталитаризма. Все эти признаки являются в определенной степени идеальными и проявляются в различных тоталитарных режимах в неодинаковой степени, вплоть до тенденций.

I. Абсолютная концентрация власти и отсутствие разделения властей в тоталитарном государстве

Наиболее агрегированными признаками тоталитаризма являются абсолютность, агрессивность, мобилизационность власти.

Абсолютная концентрация власти, реализуется через механизмы государства и представляет собой этатизм, то есть вмешательство государства в экономическую и политическую жизнь страны, возведенное в высшую степень. Такая концентрация власти с точки зрения формы правления непременно представляет собой автократию, для которой характерны:

а) Соединение исполнительной и законодательной власти в одном лице при фактическом отсутствии независимой судебной власти.

б)Принцип "вождизма", причем вождь харизматического, мистического типа.

Абсолютность власти означает, что власть — исходное начало всех инициатив, движений, изменений. Гражданского общества нет, или сфера его жизни крайне сужена. Признавая формально гражданские свободы, тоталитарные режимы ставили одно, но решающее условие: пользоваться ими можно было исключительно в интересах той системы, которую проповедовали вожди, что означало бы поддержку их владычества. Экономические, духовные интересы существуют такими, какими им разрешено быть властью. Как выразился однажды У. Черчилль о советском порядке: "У вас все запрещено, а что разрешено, то приказано". Этот признак приближает к пониманию тоталитаризма, указывает на его родство с восточными деспотиями, азиатским способом производства или протестарной формацией. Особенность последней в том, что исходное начало заключено не в экономическом интересе человека, а в интересе власти, которая не может полностью игнорировать интересы людей, но в состоянии подчинить их себе, может ими пренебрегать, деформируя их. При тоталитарной системе человек только песчинка в общем потоке. Его положение основывается не на самоопределении, а на послушании.

Кроме внешнеполитических и пропагандистских резонов немаловажно и то, что тоталитарный режим обязан был обеспечить правовые гарантии тем, на кого он опирался, то есть партии. Формально законы охраняли права всех граждан, но в действительности только тех, кто не попал в разряд "врагов народа" или "врагов рейха".

II. Однопартийная политическая система — средство осуществления политической власти в тоталитарном государстве.

Второй признак — однопартийная политическая система, не допускающая никаких иных политических организаций. Такая политическая система тесно связана с двумя моментами.

Во-первых, основой однопартийной политической системы обязательно становится монистическая - единая, господствующая идеология, исходящая исключительно от правящей партии и не терпящая никакой оппозиции или критики. В самой партии также поддерживается идейное единство.

Основным методом монистической идеологии является массовая оболванивающая пропаганда, базирующаяся на социально – классовой (СССР), расово-националистической (Германия) или религиозной (Иран времен аятоллы Хомейни) демагогии. В годы консервации режима руководящая роль партии была узаконена 6-й статьей конституции СССР.

Весь механизм власти был сведен к следующему: политические структуры - это исключительная привилегия партийцев, во всех остальных органах и учреждениях партийцы либо непосредственно хозяйничали, либо держали управление под своим надзором.

Достаточно было центру провести заседание или опубликовать статью, как мгновенно приводился в действие весь государственно-общественный механизм. А чуть где сбой, партия и полиция в кратчайшие сроки устраняли "неисправность" - отклонение от общего мнения.

Лишь в коммунистической партии идеологическое единство, тождественность мировоззрений и взглядов были обязательны для всех без исключения членов, хотя данный императив касался скорее головных органов и высших инстанций партии. Тем, кто пониже, только формально было вменено в обязанность соблюдать единство, "блюсти идейную чистоту своих рядов"; их прямой задачей было выполнять решения. Однако и низы должны были усваивать взгляды вождей.

Во-вторых, однопартийная политическая система сопровождалась фактическим отсутствием демократических институтов, таких как парламент, Советы депутатов и др., в результате чего достигалось тотальное отчуждение индивида от политической власти.

Возможное существование некоторых общественных организаций ничего не меняло, так как они контролировались партийными и государственными органами. Примером могут быть созданные фашистами профсоюзы, основной задачей которых было внедрение идеологических мифов в массовое сознание и контроль над ним.

Тоталитарный режим - детище ХХ века, так как в предыдущие годы техника не была столь развита, чтобы человек быстро получал и усваивал пропаганду идейного единства-поддержки режима. До ХХ века политическая деятельность была, как правило, уделом интеллигенции, грамотных слоев общества, умеющих через прессу и телеграф, почту обращаться к себе подобным. Научно-технический прогресс значительно расширил возможности общения.

Исключительная роль здесь принадлежит радио, повсеместное распространение которого позволило приобщить к политике широкие слои неграмотного населения, люмпен-пролетариат, что весьма расширило базу политической борьбы. Кто не умел читать, мог слушать. А когда был проведен ликбез, подключились и газеты.

III. Общественно-политическое движение и атомизация общества -основа существования тоталитарного режима

Третий признак - общественно-политическое движение, составляющее массовую социальную базу режима. К сожалению, в ранних концепциях тоталитаризма практически не рассматривалась роль самого народа в создании и функционировании тоталитарного режима.

Народные массы чаще выступали в облике несчастных жертв, бедных непротивленцев, являющихся объектом приложения тоталитарных сил. Некоторые исследователи советского тоталитаризма производят искусственное разделение общества на отдельные части.

С одной стороны, лидер-диктатор во главе единственной массовой политической партии, террористический полицейский контроль, сверхцентрализованная система управления, а с другой — страдающий, несчастный народ. Если первая часть буквально аккумулирует в себе страшные черты тоталитаризма, то вторая часть общества находится как бы в стороне, вызывая симпатии и даже любовь.

Из западных исследователей первой обратила внимание на фактор общественно-политического движения Х. Арендт, которая считала, что тоталитарные режимы возникают на его базе.

В характере тоталитарного режима фактор общественно-политического движения занимает определяющее место по следующим причинам.

Во-первых, именно через общественно-политическое движение как социальную базу режима происходит формирование в общественном сознании "тоталитарной идеи".

Во-вторых, через общественно-политическое движение достигается всеохватывающий контроль над всеми проявлениями общественной жизни, что и обеспечивает осуществление тоталитарного господства власти.

В-третьих, через общественно-политическое движение тоталитарный режим внедряет мифы в общественное сознание, формирует позитивное отношение масс к тоталитарному режиму, тотализирует массы изнутри, а всех несогласных, неподдающихся уничтожают.

С общественно-политическим движением связана также и атомизация общества. Еще до прихода к власти тоталитарное движение строится на принципах предельной атомизации своих членов; сначала достигается верность движению, преобладание связей с движением над личными связями, а затем их полная утрата в пользу своего места в движении. После установления тоталитарного режима атомизация распространяется на широкие слои общества с помощью аппарата устрашения, включающего в себя, кроме террора, также и газеты, радио; однако самый мощный эффект имеет развитая система доносительства и круговой поруки, закрепляющая таким образом эффект массовой тоталитарной пропаганды.

Итак, через общественно-политическое движение атомизированного общества достигается эффект "слияния с властью" (власть доноса), несмотря на абсолютную отстраненность людей от нее, и как результат — "народ не безмолвствует, как в феодальных государствах прошлого, — нет, народ поет, кричит "ура" и рукоплещет казням". И сам им способствует, добавим.

Признаки тоталитарного общественно-политического движения следующие:

- цель Движения - установление диктатуры в какой-либо форме;

- обращение к силе в качестве главного инструмента для достижения цели, а отсюда - террористические потенции Движения;

- неприятие оппозиционных мнений, непримиримость к другим партиям, движениям;

- идея своего особого предназначения

IV. Террор — логическое продолжение тоталитарной пропаганды

Четвертый признак - государственно организованный террор, основанный на постоянном и тотальном насилии. Основой тоталитарного режима может быть только всеобщая лояльность граждан, в обеспечении которой террор играет не последнюю роль, представляя собой логическое продолжение тоталитарной пропаганды.

Обращенная не к разуму, но к чувствам тоталитарная пропаганда, являясь по сути насилием над духом, подкрепляется насилием физическим. Двойной гнет разлагает личность, гасит ее мыслительные способности, оставляя место лишь почти непроизвольным рефлексам энтузиазма и страха.

Такое давление со стороны государства ликвидирует не только любую оппозицию, но и любую попытку к инакомыслию.

V. Экономическая автаркия, государственное планирование и принудительный труд в тоталитарном государстве

Пятый признак — экономическая автаркия при жесткой регламентации экономики и существенной доле внеэкономических форм принуждения.

Появление тоталитарных тенденций в общественном развитии было обусловлено выходом ряда стран из патриархального, феодального состояния и включением их в новую систему государств с развитой экономикой. При этом развивающиеся государства вступали в конфликт с уже развитыми, занимая подчиненное положение, подобное положению полуколоний. Отсюда стремление к экономической автаркии как залога независимости.

С точки зрения внутреннего развития тоталитарному режиму также требовалась жестко регламентированная, замкнутая на государство экономическая структура. Более того, стоящей у руководства группировке была необходима такая экономическая структура, которая не просто замыкалась на государство, но в значительной степени зависела от воли лидеров.

Коммунистические вожди, искренне убежденные в своем знании экономических законов, считали, что могут с научной точностью управлять производством.

В Германии автократическая форма власти, наводящая "железной рукой" "новый порядок" в стране, была для монополий предпочтительнее сложного механизма демократического государства.

И в Германии, и в СССР не терпящая никакой оппозиционной организации тоталитарная политическая структура, которая практически свела на нет роль профсоюзов (или они служили орудием пропаганды), позволяла эксплуатировать труд самыми изощренными способами.

Жесткая централизация и террор позволяли в Германии тесно связанным с режимом монополиям извлекать максимальные прибыли при минимальных издержках. А монополии благодаря финансовой помощи создавали для руководства фашистского режима экономическую базу.

Тоталитарным характером собственности, как и слишком значительной ролью, которую в экономике играла идеология, можно объяснить особую ситуацию с производителями при коммунизме. Свобода труда в Советском Союзе была ограничена сразу после революции, а полностью с ней было покончено в 1940 году.

Постоянно использовались трудовые лагеря, где в полной мере был использован голод как важнейший стимул к труду. Границ между лагерями и фабричным трудом практически не было.

Трудовые лагеря и разного рода "добровольные" трудовые акции, например субботники, обязательные сверхурочные, являлись тяжелейшей, крайней формой несвободного труда. Они могли иметь временный характер, сам же несвободный труд — явление при коммунизме постоянное, в зависимости от потребностей момента более или менее ярко выраженное.

Работник был поставлен в такое положение, что свой товар - рабочую силу он должен был продавать на не зависящих от него условиях без возможности найти другого, лучшего работодателя.

Партийная бюрократия, монопольно владея природными ресурсами, осуществляя политическую диктатуру, обрела право диктовать, на каких и в каких условиях люди будут трудиться.

При такой системе невозможны свободные профсоюзы, а забастовки - явление исключительное.

Отсутствие забастовок коммунисты объясняли тем, что рабочий класс якобы находится у власти и опосредованно - через "свое" государство и "авангард" - КПСС - является собственником средств производства. Таким образом, забастовки были бы направлены против него самого.

Настоящая причина в том, что партбюрократия располагала всеми ресурсами (и аппаратом подавления в том числе) и, главное, рабочей силой: любая эффективная акция против нее, если она не носит всеобщего характера, была трудноосуществима.

Забастовки - проблема, скорее политическая, нежели экономическая. А в Советском Союзе проблем нет: именно для того чтобы скрыть их, произошел расстрел мирной демонстрации в Новочеркасске в 1962 году. Об этом не узнали бы, если б не А.И. Солженицын, рассказавший всему миру об этом.

Как только все материальные богатства были сосредоточены в одних руках, возникла необходимость планирования. Центр тяжести планирования в любой коммунистической системе был на отраслях, имеющих решающее значение для политической стабильности режима. Ими были тяжелая и военная промышленность; им было подчинено все. Как следствие, возникала неизбежная несбалансированность и различные перекосы.

Идеологические и политические мотивы в большей степени, чем интересы национальной экономики как единого целого, являлись движущей силой коммунистического планирования.

Именно эти мотивы являлись доминирующими каждый раз, когда режим должен был выбирать между экономическим прогрессом, уровнем жизни народа и своими политическими интересами.

В зависимости от господствующей идеологии тоталитаризм обычно подразделяют на коммунизм, фашизм и национал-социализм.

Коммунизм (социализм) в большей степени, чем другие разновидности тоталитаризма, выражает основные черты этого строя, поскольку предполагает абсолютную власть государства, полное устранение частной собственности и, следовательно, всякой автономии личности. Несмотря на преимущественно тоталитарные формы политической организации социалистической системе присущи и гуманные политические цели. Так, например, в СССР резко повысился уровень образования народа, стали доступными доля него достижения науки и культуры, была обеспечена социальная защищенность населения, развивалась экономика, космическая и военная промышленность и т.д., резко сократился уровень преступности, к тому же на протяжении десятилетий система почти не прибегала к массовым репрессиям.

Фашизм - право-экстремистское политическое движение, возникшее в обстановке революционных процессов, охвативших страны Западной Европы после первой мировой войны и победы революции в России. Впервые он был установлен в Италии в 1922 г. Итальянский фашизм тяготел к возрождению величия Римской империи, установлению порядка, твердой государственной власти. Фашизм претендует на восстановление или очищение "народной души", обеспечение коллективной идентичности на культурной или этнической почве. К концу 30-х годов фашистские режимы утвердились в Италии, Германии, Португалии, Испании и ряде стран Восточной и Центральной Европы. При всех своих национальных особенностях фашизм везде был одинаков: он выражал интересы наиболее реакционных кругов капиталистического общества, оказывавших фашистским движениям финансовую и политическую поддержку, стремящихся использовать их для подавления революционных выступлений трудящихся масс, сохранения существующего строя и осуществления своих имперских амбиций на международной арене.

Большинство политологов сходится во мнении о единстве происхождения фашизма и коммунизма. Даже такие противопоставления как теория классовой борьбы и национально-расовая идея, интернационализм и национализм выполняли одинаковые функции.

В марксизме национализм представляет собой побочный продукт капиталистического развития, которому противопоставляется идея интернационализма. Подавление национального начала входило интегральной частью в культуру тоталитаризма в СССР. Советские люди были объявлены членами "новой исторической общности" в лице интернационального советского народа. Эта идеология приобрела в своеобразно перевёрнутой форме функции национализма и служила потребности сохранения целостности СССР в условиях сепаратистских устремлений отдельных национальных регионов.

Что касается фашизма, то в нём произошло органическое слияние социализма и национализма. Расизм и национализм в фашизме сыграли роль, аналогичную той, которую сыграли теория классовой борьбы и идея интернационализма в коммунизме. Фашизм отождествлял общество с нацией, а нацию - с государством. Государство рассматривалось как юридическое воплощение нации и стояло неизмеримо выше и отдельно взятых индивидов и организаций, из которых национальная община состоит.

Таким образом, и интернационализм и национализм были поставлены на службу идентичным целям: обоснования и идеологического обслуживания тоталитарных режимов фашистского и коммунистического толка.

Третья разновидность тоталитаризма - национал-социализм. Как реальный политический и общественный строй он возник в Германии в 1933 г. Цель: мировое господство арийской расы и социальное предпочтение - германская нация. Если в коммунистических системах агрессивность направлена прежде всего вовнутрь - против собственных граждан (классового врага), то в национал-социализме - вовне, против других народов.

И все же тоталитаризм - исторически обреченный строй. Это общество - самоед, не способное к эффективному созиданию, рачительному, инициативному хозяйствованию и существующее главным образом за счет богатых природных ресурсов, эксплуатации, ограничения потребления большинства населения. Тоталитаризм - закрытое общество, не приспособленное к современному качественному обновлению, учету новых требований непрерывно изменяющегося мира.

Политическая система тоталитаризма имеет несколько характерных черт, которые нуждаются в краткой характеристике. Прежде всего, специфической является легитимация тоталитарного режима. Тоталитаризм опирается на массовое признание легитимности существующего строя. Формально, при тоталитарном режиме существуют и парламент, и выборы в него, но эти "выборы" являются безальтернативными, и поэтому, носят характер фарса. Кандидатов заранее подбирает аппарат правящей тоталитарной партии, и в избирательный бюллетень вносится только одна фамилия. Исход подобных "выборов" предписан заранее и лишен малейшего элемента непредсказуемости. В таких выборах принимает участие 99 % избирателей, и правящая партия всегда получает около 99 % голосов. Результаты выборов должны показывать "нерушимое единство" партии и масс. Отказ участвовать в них или голосовать за единственного кандидата рассматривается как враждебный по отношению к режиму акт. Такие выборы, сведенные к чистой формальности, нужны тоталитаристам для того, чтобы показать, что при тоталитаризме, как и при подлинной демократии, государственная власть исходит

От народа, массы поддерживают правящую партию, оппозиции не существует - значит нет необходимости в оппозиционных партиях. Это нужно как для воздействия на общественное мнение демократических стран, так и для пропаганды внутри страны.

Кроме того, участие в массовой легитимации в одобрении режима и проводимых им акций делает каждого человека в определенном смысле соучастником совершаемых режимом преступлений, и вина как бы перекладывается на всех. Тоталитарный режим, естественно, заинтересован в том, чтобы переложить ответственность за проводимую политику с партийной верхушки на всех граждан государства, а навязываемое таким образом всеобщее соучастие в преступлениях является психологической основой тотальной лояльности властям.

Другой характерной чертой политической системы тоталитаризма является слияние всех трех ветвей власти - законодательной, исполнительной и судебной - в руках диктатора и партийной элиты.

Партийная олигархия сама подбирает состав псевдопарламента (законодательной власти), единогласно одобряющего все ее действия и принимающего необходимые политократии законы.

Политическая бюрократия претворяет свою волю в административные и исполнительные акты через правительство, состоящее из высокопоставленных партийных функционеров. Она же контролирует работу судов, нередко прямо предписывая судьям желательные для партийной плиты приговоры, если судебный процесс имеет для нее какое-либо значение.

"Следовательно, все три власти становятся своего рода звеньями... партии, подобно партийным органам".

Характерными для политической системы тоталитаризма являются отсутствие равенства всех граждан перед законом и судом, социальная, национальная и политическая дискриминация.

2. Взаимоотношение государства и личности в тоталитарном государстве

тоталитарный бюрократизация милитаризация власть

Дж. Оруэлл писал: "тоталитаризм посягнул на свободу личности так, как никогда прежде не могли и вообразить. Важно отдавать себе отчёт в том, что его контроль над мыслью преследует цели не только запретительные, но и конструктивные. Не просто возбраняется выражать - даже допускать - определённые мысли и соображения, но диктуется, что именно надлежит думать. Личность изолируется, насколько возможно, от внешнего мира, чтобы замкнуть её в искусственной среде, лишив возможности сопоставлений. Тоталитарное государство обязательно старается контролировать мысли и чувства, по меньшей мере, столь же действенно, сколь контролирует их поступки".

Людям свойственно - и это почти закон человеческой природы - быстрее и легче сходятся на негативной почве, на ненависти к врагам, зависти к тем, кому лучше живется, чем на конструктивной задаче. Враг (и внутренний и внешний) является неотъемлемой частью арсенала тоталитарного лидера. В тоталитарном государстве террор и страх используются не только как инструмент уничтожения и запугивания действительных и воображаемых врагов, но и как нормальный повседневно используемый инструмент управления массами. С этой целью постоянно культивируется и воспроизводится атмосфера гражданской войны. Также тоталитаризм должен постоянно демонстрировать гражданам свои успехи, доказывать реалистичность провозглашаемых планов или находить убедительные для населения доказательства, почему данные авансы не реализованы. И сюда очень хорошо вписывается поиск внутренних врагов. Здесь действует старый, давно известный принцип: "Разделяй и властвуй". Те, кто "не с нами, а значит, против нас" должны подвергнуться репрессиям. Террор развязывался без какой-либо видимой причины и предварительной провокации. В нацистской Германии он был развязан против евреев. В Советском Союзе террор не ограничивался расовыми признаками, и его объектом мог стать любой человек.

Стремление тоталитаризма к переделке человеческой природы - одна из основных отличительных особенностей его от всех других форм традиционного деспотизма, абсолютизма и авторитаризма. С этой точки зрения тоталитаризм является феноменом исключительно двадцатого века. Он ставит задачу полной переделки и трансформации человека в соответствии с идеологическими установками, конструирования нового типа личности с особым психическим складом, особыми ментальностью, мыслительными и поведенческими характеристиками, путём стандартизации, унификации индивидуального начала, его растворения в массе, сведения всех индивидов к какому-то среднестатистическому знаменателю, подавлению личностного начала в человеке. Таким образом, конечная цель создания "нового человека" - формирование индивида, полностью лишённого всякой автономии. Таким человеком не нужно даже управлять, он будет самоуправляться, руководствуясь теми догмами, которые на данный момент выдвигаются правящей верхушкой. Однако на практике проведение этой политики породило доносительство, писание анонимок и привело к моральному разложению общества.

В тоталитарном обществе всё: наука, искусство, экономика, политика, философия, мораль и отношения между полами направляются одной ключевой идеей. Одним из важнейших показателей проникновения тоталитарных начал во все сферы жизни является "newspeak" - новояз, который является средством, делающим трудным, если не невозможным выражение иных форм мысли. Ф. Хайек писал: "... легче всего убедить людей в подлинности ценностей, которым их заставляют служить, если объяснить им, что это те самые ценности, в которые они всегда верили, просто раньше эти ценности понимались неправильно. Характерная особенность всей интеллектуальной атмосферы тоталитарных стран: полное извращение языка, подмена смысла слов, призванных выражать идеалы нового строя".

Однако в конечном итоге это оружие оборачивается против режима. Так как люди вынуждены приспосабливаться к иррационализму языка, они вынуждены вести существование, при котором следовать официальным предписаниям невозможно, но необходимо делать вид, что руководствуешься ими. Это порождает как бы двойной стандарт в поведении тоталитарного человека. Появляются феномены, названные Дж. Оруэллом "doublethink" - двоемыслие и "thought crime" - мыслепреступление. То есть жизнь и сознание человека как бы раздваиваются: в обществе он вполне лояльный гражданин, а в частной жизни проявляет полное равнодушие и недоверие к режиму. Таким образом, нарушается один из основополагающих принципов "классического" тоталитаризма: тотального единства массы и партии, народа и вождя.

Власть меняет людей. Избирательные репрессии, подбор и расстановка кадров, манипулирование людьми ведут к тому, что новая политическая система создает новый психологический тип. Ключевые посты в партии, в управлении страной, в армии и т.д. занимают люди, более всего соответствующие практике тоталитаризма, поддерживающие ее и готовые осуществлять. Одновременно люди, сформированные властью, требуют от властной элиты соответствия тоталитарному канону. В условиях стабильности это влияние вряд ли существенно, но в период социальных изменений, особенно реформ, сверху, это консервативное давление может оказаться мощным фактором торможения.

Основной социальной силой, на которую опирался тоталитаризм в период его формирования, был не какой-то определенный класс, а люмпенство в широком смысле слова, люди разного социального происхождения, выбитые из своих традиционных социальных "луз" мощными экономическими и военными потрясениями, люди с маргинальной психологией. В России именно эти люди с энтузиазмом ринулись в партию во время "ленинских призывов", не утруждая себя необходимостью разобраться в основных идеях марксистской теории.

Пассивная оппозиция большинства населения и яростное сопротивление бывших имущих классов не могли не привести на каком-то этапе к возобладанию политического и духовного тоталитаризма, к разгулу террора. Вполне естественно, что в условиях преобладания крестьянского населения в стране по нему и пришелся основной удар. В целях сохранения позиций новая власть зачастую была вынуждена самым суровым образом расправляться и с рабочим классом, от имени которого она управляла. Но наибольший урон нашему народу нанес тоталитаризм духовный. Практически всю российскую интеллигенцию, воплощавшую дух народа, тоталитарному режиму пришлось уничтожить, и она либо эмигрировала (и способствовала творческому скачку Запада), либо закончила свой путь более трагично на родной земле. Тоталитарное общество не может позволить себе такой роскоши, как свобода мысли.

3. Причины возникновения тоталитарного государства

Большинство исследователей сейчас рассматривает тоталитаризм как особый социально-экономический строй, своего рода формацию, при тоталитарном политическом режиме. В возникновении этого строя большую роль играют идеологические схемы и постулаты, экономический базис не предшествует надстройке, а целенаправленно создается по чертежам политического руководства. Какие из многочисленных концепций могли способствовать формированию тоталитарных режимов.

Некоторые исследователи видели истоки тоталитаризма в системе планирования, государственного регулирования экономических процессов, пришедшей на смену старой свободной конкуренции. Технический прогресс, автоматизация процесса управления, создание невиданной прежде системы массовых коммуникаций порождали на индустриальной стадии развития иллюзию, что все процессы экономики, а вслед за ней и общественно-политической жизни, можно подчинить единому централизованному руководству, одной коллективной цели, не оставляя места для индивидуальной свободы и автономии.

Государство мыслилось сторонникам такой точки зрения (политологи назвали её коллективно-механистической), как единый механизм, где граждане - всего лишь винтики, приводные ремни этой машины. С этим согласуются взгляды самих идеологов и основателей тоталитарных систем. Основатель фашизма Муссолини провозглашал: "Мы первыми заявили, что чем сложнее становится цивилизация, тем более ограничивается свобода личности". В.И.Ленин рассматривал будущее социалистическое государство как "одну контору и одну фабрику", "один всенародный государственный синдикат".

Тоталитаризм не возникает случайно, даже будучи своеобразной аномалией, он имеет свои социальные предпосылки и причины. К важнейшим из них относятся:

1. Само индустриальное общество, усложнение общественных связей и взаимозависимости;

2. Нарастание рационализма и организованности в жизни общества, новые возможности для манипулирования общественным сознанием; (радио, телевидение, средства связи, СМИ и т.д.);

3. Появление монополий и их срастания с государством (тоталитаризм - высшая их ступень, всеобъемлющая монополия);

4. Этатизация общества, усиление в общественном сознании культа Государства (здесь сказалось влияние двух мировых войн, когда резко усилилось государственное вмешательство в экономику и общественную жизнь), распространение коллективистских взглядов;

Массовая эмоциональная уверенность в возможности быстрого улучшения жизни с помощью планирования и рациональных преобразований

6. Массовая психологическая неудовлетворённость отчуждением личности при капитализме, её незащищенностью и одиночеством. Тоталитарные движения дают иллюзию приобщения к "вечным ценностям": классу, нации, государству, величественной сакральной Власти;

7. Острые социально-экономические кризисы ведут к маргинализации общества, появлению многочисленных люмпенских и полулюмпенских слоев, особо восприимчивых к тоталитарной идеологии и склонных к политическому радикализму;

Основными свойствами люмпена являются: нигилизм по отношению к прошлому и настоящему, беспокойство, агрессивность, честолюбие, чувствительность, стеснённость, эгоцентричность. На всё это делают ставку вожди тоталитарных движений. Следует здесь иметь в виду различие в программных установках между элитой движения и основной массой: у первых - расчётливое, рационально-индустриальное видение цели, у вторых - стремление слиться с организацией, традиционный общинный коллективизм, что обуславливает относительную прочность тоталитарных режимов в странах Востока. Адресаты у различных движений, слои, на которые они упираются, тоже отличаются: в России, у большевиков это были пролетариат и беднейшее крестьянство, у нацистов Германии - служащие и мелкая буржуазия, пострадавшие от экономического кризиса. В любом случае, интересы и нужды этих слоев очень мало связаны с задачами таких движений и нужны им лишь как предлог для прихода к власти.

К политическим предпосылкам тоталитарных режимов относятся: уже упоминавшаяся этатизация общественного сознания, а главное, появления массовых, предельно идеологизированных, партий нового, тоталитарного типа с жёсткой, полувоенной структурой и полным подчинением рядовых членов партийной идеологии и её выразителям - вождям, руководству в целом.

У носителей тоталитарного сознания выделяются следующие отличительные черты: нетерпимость к любому инакомыслию, стремление политически или даже физически уничтожить несогласных, или их насильственно перевоспитать в духе правильного учения, все остальные идеи, их плюрализм они рассматривают как заблуждение или сознательную ложь. Им присуще стремление к "математически безошибочному всеобщему счастью" В этом проявился их разрыв с рационализмом и переход на догматические позиции, часто сами вожди становятся заложниками собственных догм.


Заключение

Везде, где есть основания говорить о тоталитаризме, наблюдается стремление одного властного центра, персонифицированного вождем, поставить все или почти все стороны жизни общества под свой контроль во имя достижения общей цели, окрашенной в мессиансткие тона. При этом все индивидуальное подчиняется всеобщему, подверстывается под него, "растворяется в нем". Это, кстати, относится и к самому господствующему классу, даже к господствующей когорте: ее представители тоже отождествляют себя – не всегда, впрочем, осознавая это – с общим тоталитарным телом, становясь олицетворением всеобщих стандартов и ценностей, рабами системы.

А поскольку реализация этой стратегии возможна только с помощью единой официальной идеологии и посредством применения насильственных методов, перерастающих при определенных обстоятельствах в массовый террор, то наличие такой идеологии и примененные насилия (включая нетерпимость к инакомыслию) также выступают в качестве сущностных признаков тоталитаризма.

Вождь-идол и масса идолопоклонников – вот две опоры тоталитарного государства, поддерживающие, обусловливающие друг друга и просто не способные друг без друга существовать.

Могут ли концепции тоталитаризма помочь политологам и политикам, а также широкой общественности России в выработке курса на демократизацию? Наверное, могут. Но сегодня демократически настроенных россиян интересует в первую очередь вопрос о путях выхода из тоталитаризма и опасности повторного вползания в него. Не грозит ли нам тоталитарный рецидив? Не обречена ли Россия на возвращение в прошлое? Вопрос тем более не беспочвенный, что с политических трибун и журнально-газетных страниц снова зазвучал знакомый тезис: "Переход от тоталитаризма к демократии возможен только через авторитаризм".

Это означает, поясняют нам, что "первоначально необходимо осуществить модернизацию в духовной сфере, затем в экономике – произвести дифференциацию форм собственности, добиться формирования гражданского общества и лишь затем перейти к изменению политической системы..." При этом авторитаризм трактуется как режим, который "предполагает сосредоточение всей власти в одних руках, но допускает размежевание и даже поляризацию сил и интересов, при нем не исключаются отдельные элементы демократии, такие, как выборы, парламентская борьба". "Сильная рука" не допускает лишь открытой схватки различных сил, создает условия гармонизации интересов, демократических реформ.

В описываемом режиме трудно увидеть модель для практической реализации – по крайней мере в условиях современной России. Как властвующий Авторитет может "добиться" формирования в стране гражданского общества? Внедрить его с помощью указов? Но гражданское общество – продукт творческой самодеятельности свободных граждан на протяжении длительного времени. Оно создается в естественной среде, в процессе взаимодействия – свободного взаимодействия! –политических и социальных сил, а не путем авторитарного регулирования. Да и будет ли Авторитет заинтересован в том, чтобы добровольно отречься от престола?

Есть большие сомнения, что стоящие перед Россией экономические, социальные и иные проблемы удалось бы решить в рамках авторитарного поля. Больше того, вполне оправданны и опасения, что авторитаризм стал бы не приближать нас к демократии, а отдалять от нее. Он опасен уже тем, что власть президента и группирующихся вокруг него элит не имеет действенного противовеса и блокирующего механизма в лице сильного парламента и независимого авторитетного суда. Ведь согласно предлагаемому нам варианту развития, эти институты явно могут приобрести чуть ли не декоративный характер. Президенту и его "королевской рати" просто некому противостоять. Их ошибки некому исправить. Их притязания некому умерить. Их амбиции некому унять. Ведь в условиях авторитаризма не существует реальной оппозиции. Пусть "лояльной", как называют ее на Западе, или "конструктивной", как предпочитают говорить у нас – но оппозиции. А это прямой путь к произволу. Неэффективность авторитаризма неизбежно обернулась бы его контрпродуктивностью, открыв дорогу для диктатуры – возможно, и тоталитарной. Не стоит забывать, что власть имеет тенденцию к самовозрастанию, а грань, отделяющая тоталитаризм от авторитаризма, тонка и легко проницаема. Логика эволюции любой, тем более авторитарной, власти такова, что, не встречая на своем пути преград в виде непреодолимого Закона, Оппозиции и т.п., Авторитет стремится сделать ее тотальной – беспредельной и всеобщей. Не стоит забывать и о "человеческом факторе". Пока живы люди, политическая социализация которых протекала в условиях тоталитаризма, и пока сохраняется политическая культура, служившая матрицей советского сознания и поведения на протяжении десятилетий, до тех пор Россия будет нести в себе социальные "гены" тоталитаризма и сохранять предрасположенность к его рецидивам. Стоит обратить внимание и еще на одно обстоятельство. В некоторых из бывших союзных республик предпринимаются активные попытки возрождения если и не тоталитарных, то, по крайней мере, полутоталитарных режимов. Так что есть кому впечатлять "силой примера" россиян, тоскующих по брежневским, а то и по сталинским временам. По-видимому, на пути к демократии России, как и другим странам бывшего Советского Союза, придется пройти ряд этапов. И все они будут носить смешанный характер, являя собой баланс отдельных элементов тоталитаризма, авторитаризма и демократии. Однако уже сегодня, отстаивая идею сильной государственной власти (с чрезмерным креном в сторону исполнительных структур), политики обязаны позаботиться о создании системы сдержек и противовесов, которые не дали бы стране скатиться в сторону авторитаризма. Должны они позаботиться и о развитии местного самоуправления, и о реальной защите прав и свобод граждан.


Список использованной литературы

1. Теория государства и права : Курс лекций под ред. Н.И. Матузов, А.В. Малько - М., Юрист 2002 год.

2.Теория государства и права часть I теория государства. под общ. ред. А.Б. Венгерова. - М., Юрист 1996 год

3. Гаднелев К.С. Тоталитаризм как феномен ХХ-го века. Вопросы философии, - 1992, № 2.

4. И.В. Хропанюк Теория государства и права - М. 97 г

5. Загладин Н.В. Тоталитаризм и демократия: конфликт века.- Кентавр, 1992

6. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. Пер. с фр. - М.: Текст, 1993.

7. Большая Советская Энциклопедия.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий