регистрация / вход

Современная российская власть: слабые и сильные стороны, понятие системы

Российская властная система в реалии представляет из себя несколько столпов (реально двух) , которые удерживают её в равновесии и выполнят каждый свои специфические функции в обеспечении стабильности российского общества.

Алексей Неживой

Российская властная система в реалии представляет из себя несколько столпов (реально двух) , которые удерживают её в равновесии и выполнят каждый свои специфические функции в обеспечении стабильности российского общества. Основным столпом является партия «Единая Россия» - эта партия правящей в стране корпоративной группы – чиновничества находящегося на государственной службе. Верней если быть точнее партия чиновничества, которое заставило государство служить себе. В основе построения этой структуры лежат основные свойства чиновника, как социального субъекта – «У чиновника нет, и не может быть чётких политических и общественных взглядов». У чиновника как субъекта общественных отношений нет даже чёткого мнения по поводу общественных проблем. Всё это ему ни к чему, так как чиновник всегда поддерживает мнение начальства. Следствием этого является другое свойство чиновника, несмотря на то, что чиновник наделён властными полномочиями, он не в состоянии взять на себя хотя бы какую-нибудь социальную ответственность, а только в состоянии механистически выполнять указания начальства. Если экстраполировать все эти свойства отдельного чиновника на корпорацию, составленную из чиновников, то получает безликая социально-политическая структура в которой право на самостоятельную политику и мнение имеет только очень узкая часть, составляющая вершину властной пирамиды. Что же всё-таки есть у чиновника, составляющего основу пирамиды, что-то же всё таки должно двигать чиновника по жизни. Социальный интерес чиновника находящегося внутри корпорации – это удовлетворение своих потребностей через карьерный рост внутри корпорации. Ради этого индивидуум выбравший этот путь отбрасывает все свои политические и не соответствующие законам корпорации социальные устремления и становится внешне безликой частью корпоративного механизма. Важным свойством данной структуры является также скрытый внутренний конфликт между отдельными субъектами входящими в корпорацию и конкурирующими на поприще карьерного роста, верней важным свойством является сам характер этой конкуренции. В условиях отсутствия фактического права на самостоятельное мнение, отсутствия возможности взять на себя социальную ответственность, отсутствия возможности оспаривать мнение начальства конкуренция за возможность подняться по карьерной лестнице вырождается в соревнование по лести в сторону начальства, в интриги по отношению к соседям по карьерному уровню, во внешнее изображение бурной деятельности, которое однако или не несёт никакой позитивной общественной нагрузки или является изображением напускного рвения по выполнению указаний начальства. О чём говорит это свойство – об отсутствие социального позитива внутри чиновничьей корпорации – о её антисоциальной сущности. О чём ещё говорит это свойство – о социальных свойствах вершины пирамиды сумевшей подняться наверх в таких условиях. Об огромном антисоциальном потенциале тех, кто составляет прослойку имеющую право голоса. Отсюда легко следует, что единственная идеально подходящая политическая окраска для вершины чиновничьей пирамиды – это имитация государственного патриотизма. На самом деле это патриотизм корпорационный – любовь к собственной корпорации, составляющая основу очень важного механизма устойчивости корпорации и основу для её социальной экспансии, направленной на подчинение себе всех институтов общества, как потенциально опасных для существования и целостности корпорации. Всё это напоминает огромный муравейник, который разрастается и поглощает всё живое вокруг. Отдельный муравей – это фактически механизм по построению муравейника, а вместе муравейник это коллективный разум, направленный на агрессию ко всему живому вокруг и на увеличение собственного размера. К антисоциальному потенциалу в российском случае следует добавить также практически стопроцентную коррупцию, следовательно к стремлению вырасти карьерно у членов такой корпорации добавляется стремление использовать свои растущие властные полномочия в целях корыстной наживы за счёт тех, кто находится во власти этих полномочий – населения и коммерсантов. Низы пирамиды знают, что начальство нечестно наживается и делают вид, что этого не замечают. Начальство закрывает глаза на то, что этим же занимаются подчиненные, а зачастую заставляют подчиненных делиться, или как крайняя стадия принуждают подчиненных использовать свое положение для извлечения незаконного дохода и покрывают их с

последующим изъятием части в свою пользу. Возникает структура подходящая под определение ОПГ – сращивание чиновничества с криминалом. Отсюда как следствие внутри общей чиновничьей структуры появляется клановая подструктура, основания на круговой поруке и имеющая своей основой основой способ или место извлечения незаконного дохода. Отношение корпорации чиновников к народу можно описать следующей моделью, гражданское общество не вписывается в понятие корпоративных законов, а властные полномочия чиновников в свою очередь ставят их корпорацию положение выше остальных, отсюда возникает понятное желание чиновничьей корпорации вписать население в свою корпорацию на нижние этажи, то есть фактически чиновники относятся к остальному населению как начальник относится к подчинённому. Население пытаются обезличить социально и политически, а реальные социальные институты заменить выхолощенными имитирующими внешнюю атрибутику подконтрольными аналогами. Коррупционные отношения также привносятся в жизнь остального социума: хочешь что-то сделать плати; хочешь заниматься бизнесом, нужно не только платить, а ещё и быть вхожим, то есть налицо клановые отношения. Внутри корпорации начальника мало интересуют жизненные потребности подчинённых, даже когда они оба участвуют в общем коррупционном бизнесе, начальник забирает себе львиную долю дохода, иногда подчинённых вообще не пускают к разделу коррупционного ресурса, а заставляют просто обслуживать процесс - абсолютно такой же подход возникает в отношениях с населением.

Ну кА теперь сравним результаты теоретических рассуждений с российской реальностью – совпадение полное! – Первый столп российской политической системы можно считать описанным. Если его можно назвать столпом. Анализ его сущности показывает, что коррупция и социальная устойчивость вещи не совместимые. Отобрав у населения политические и социальные свободы чиновничий муравейник не в состоянии дать ему ничего взамен и прежде всего экономическое процветание и чувство стабильной безопасности, так как растущие коррупционные аппетиты заставляют постоянно отбирать желаемое у населения и бизнеса. В этом случае перестает работать даже идеология государственного патриотизма, так как отношения всё больше становятся на отношения захватчика и победителя. Происходит разрушение экономической базы общества с деградацией которой наступает и коллапс самого чиновничьего муравейника, так как нечего больше есть. Данный процесс известными атрибутами: быстрая потеря легитимности власти у населения, уничтожение реальных институтов саморегуляции политической, экономической и социальной общества, принятие репрессивного законодательства и ужесточение карательных мер к инакомыслящим, уничтожение всех политических идеологий, кроме гос. патриотизма, и соответственно разочарование населения в государстве и возникновение скрытого антипатриотизма. После смены власти в корпорации чиновников на смену первому относительно самостоятельному в принятии решений поколению государственных руководителей приходят «дети системы», кругозор которых всё меньше и меньше с каждым новым руководителей выходит за рамка системного чиновничьего. Такие руководители не в состоянии реально воспринимать действительность и адекватно реагировать на вызовы времени.

Современная власть в России зажата в тиски необходимости эмулировать перед своим иностранными партнёрами видимость демократического процесса и поэтому делать ускоренные шаги по внешне демократической смене власти. Этот процесс мы наблюдаем сейчас - в момент разгара операции приемник, смена президента Путина на его ближайшего друга президента Медведева. А для описанной выше системы более выгодной в смысле стабильности является схема с одним постоянным руководителем. Каждый новый руководитель будет всё более и более слабым в смысле влияния на окружающую его верхушку системы, чьи карьерно-корыстные противоречия он всё менее и менее сможет контролировать, к тому, как мы описали выше, он будет всё менее и менее адекватно отвечать на вызовы времени. А отсюда главное свойство российской политической системы: Если деградация бюрократических государственных машин измеряется поколениями и наступает, как показывает историческая практика в пределах от трёх до пяти поколений руководителей государства, то деградация российской политической системы даже при сохранении высоких цен на энергоносители и сырьё, верней её основной опорной части будет измеряться президентскими сроками. Естественный конец наступит, скорее всего, в результате неконтролируемой руководством страны междоусобицы в высшем эшелоне власти. Поэтому естественны желания части относительно недавно вновь сформировавшейся российской чиновничьей корпорации, ещё способной адекватно воспринимать действительность, уговорить действующего президента стать им пожизненно, максимально продлить срок президентства или отработать процедуру возвращения президента через срок. Однако процедура возвращения через срок очень мало согласуется с коррупционными интересами верхнего эшелона, который заинтересован в ослаблении власти первого лица.

Причинами заставляющими изображать демократию в стране определяется существование и второго столп российской государственности – системной оппозиции. Такая оппозиция должна отвечать требованиям чиновничьей корпорации, то есть быть внутри безликой политически и социально, а внешне изображать атрибутику оппозиции власти, но при этом согласовать полностью каждый шаг сценария с властью. Фактически такая оппозиция является институтом государственной власти в стране и частью бюрократической системы. Однако тут есть одно НО! Законы существования бюрократических систем совмещенных с властью не позволяют описать стабильное состояние в системе одна большая корпорация и несколько малых. Большая всегда будет стремиться поглотить малые. Стабильность будет только в системе, две большие и несколько малых, впрочем, малых и может не быть вовсе. Такие системы мы наблюдаем в развитых капиталистических странах. Следовательно система создавшаяся в России опять же далека от длительной стабильности. В стране неоднократно были попытки создания второй альтернативной гос. корпорации чиновников, но они провалились. Основная же корпорация пошла путём приручения руководства оппозиционных сил доставшихся системе в наследство от периода распада предыдущей бюрократической системы. О чём это говорит? Это говорит о том, что сохранившиеся оппозиционные силы в России, несмотря на полное встраивание их руководства в систему бюрократической власти (хотя опять же как можно говорить о каком-то встраивании в случае нахождения сбоку от основной властной корпорации) своей опорой имеют реальные политические заказы, существующие внутри российского общества. Прежде всего заказ – коммунистический – КПРФ и заказ от так называемых социальных люмпенов и мелкой буржуазии, националистический – ЛДПР. Ранее в обществе существовал ещё и либеральный заказ, обусловленный в основном не стремлением российского населения к экономическим свободам, что не соответствовало историческому менталитету народа, а описанной выше разочарованностью в идеологии гос. патриотизма и поиску идеологической альтернативы. Российский народ попробовал либерализм в действии и в исполнении доморощенных либералов типа Чубайса, Гайдара, Кириенко, Немцова и т.п. – и ему не понравилось. Властная гос. корпорация в силу необходимости, навязываемого ей её руководством, эмулирования демократического процесса не топит до конца оппозиционные партии и с другой стороны не сильно им помогает. Процесс легимитизации их во властной системе, таким образом, определяется их реальным электоральным весом, который, несмотря на разочарование электората в их руководстве и вообще в институте выборов, всё-таки достаточно силен для того, чтобы обеспечить попадание в институт властной легитимности – Государственную Думу. Это уникальное свойство российской политической системы, так как системные оппозиционные партии представляют из себя социально-политические ниши, в которые волей не волей скатывается или группируется рядом вся активная протестная часть общества. Она группируется вокруг самого действия изображения оппозиционных действий, однако мотивация участия в этих действия иная нежели у руководства системных партий. Именно участия реального протестного актива наполняет протест реальным содержанием, активу нужны политические результаты, а не места для руководства в различного рода парламентах. Верней до не давнего времени руководству удавалось подменять реальные политические задачи, задачей получения максимального количества мест в парламентах. Однако даже несмотря на относительно неплохие результаты последней выборной кампании игра на поле официальной власти по её законам не приносит качественных элементов в смысле влияния оппозиции на политику властей, наоборот наблюдается открытая и всё более агрессивная экспансия корумпированной бюрократии на общество. Всё это вызывает всё большее недовольство и неудовлетворенность у актива руководством официальной оппозиции. К этому следует добавить всё нарастающий в стране стихийный протест связанный с нарушением социально-экономических прав населения, отсутствием возможности выбора, маргинализацией активной политической элиты на вписывающейся в рамки бюрократической системы. В этих условиях официальная оппозиция всё больше и больше перестает соответствовать растущему социально-протестному запросу общества. А запрос этот становится всё более и более четким и заключается в изменении политической системы общества - в уничтожении монополии бюрократии на политическую власть.

Таким образом можно констатировать, что современная российская политическая власть и её составляющая часть - системная оппозиция всё меньше и меньше отвечает социально-политическим запросам общества и в всё большей и большей степени противопоставляется этим запросам, причём это противостояние с каждым днём всё больше и больше растёт и радикализируется. Момент качественного перелома наступит тогда, когда у большинства населения негативное восприятие власти превысит декларируемые ей и в какой-то мере достигнутые государственные достижения, на которых пока ещё как-то держится авторитет российского официального государственного патриотизма.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий