Французская политика в начале XXI века

Внешние и внутренние политические проблемы Франции на современном этапе. Основные направления во внешней и внутренней политике Франции в начале XXI века. Формирование политики безопасности. Особенности политики нового президента Франции Николя Саркози.

Введение

Французская Республика - самая большая страна Западной Европы: её площадь достигает 551 тыс. км2 .

Франция занимает крайнюю западную часть Европейского материка. На севере её отделяют от Англии неширокие проливы Ла-Манш и Па-де-Кале, на западе она омывается водами Бискайского залива Атлантического океана, а на юге - Средиземным морем. Большая часть сухопутных границ Франции проходит по высоким горам или иным природным рубежам: на юго-западе Пиренеи отделяют её от Испании, на юго-востоке по Альпам и Юре проходит граница с Италией и Швейцарией, а франко-германской границей служит Рейн, и только на севере низменности Франции незаметно сливаются с низменностями Бельгии. Столица - город Париж.

Население страны составляет 60,2 млн человек. Официальный язык - французский. Глава государства - президент. В настоящее время президентом Франции является Николя Саркози.

Удобство морских и сухопутных связей, расположение на перекрестке международных путей издавна усиливали экономические позиции Франции, что способствовало развитию её хозяйства, торговли и культуры. На протяжении многих столетий Франция играла важную роль как в мировой экономике, так и в международной политике.

Современная Франция - одна из наиболее развитых индустриальных стран: по объёму валового национального продукта она занимает четвёртое место после США, Японии и Германии. Это делает ее выгодным партнером, с которым необходимо в свою очередь налаживать продуктивные сотруднические отношения.

А потому нам представляется актуальным и необходимым рассмотрение внешне и внутреннеполитических проблем Франции на современном этапе.

1. Основные направления во внешней и внутренней политике Франции в начале XXI века

Внутренняя и внешняя политика Франции тесно взаимосвязаны, поэтому определенное влияние на внешнюю политику Франции уже при бывшем президенте Жаке Шираке оказывала складывающаяся в стране внутриполитическая ситуация. Стремясь получить в Национальном собрании подавляющее большинство своих сторонников, Жак Ширак назначил в 1997 г. досрочные парламентские выборы, которые принесли поражение голлистской партии. Большинство голосов было отдано социалистам, сформировавшим правительство. В результате французы получили третий в современной истории пример "сосуществования" президента и правительства, принадлежащих к соперничающим партиям. Это сказалось не только на внутренней, но и на внешней политике Франции, поскольку социалисты активно навязывали Шираку свое видение в этой области.

Превращение Европейского союза в мощное интеграционное объединение, которое могло бы стать одним из полюсов современной международной системы, явилось для Франции важнейшей стратегической задачей в последние десятилетия XX в. Заняв в ЕС лидирующие позиции, она рассчитывает продолжать оказывать таким образом значительное влияние на мировую политику.

Практически на всех этапах расширения Европейского союза Франция неизменно поддерживала этот процесс, считая, что он должен охватить все страны Европы[1] . Исключением была ее позиция в отношении Великобритании, которая в результате смогла стать членом ЕЭС только в середине 70-х годов, и в отношении Турции, которую Франция, как и другие члены Евросоюза, считала в течение ряда лет не готовой к вступлению в ЕС по причине серьезных нарушений прав человека и слишком большой роли армии в политике этой страны.

Свою позицию относительно расширения Европейского союза на восток Франция аргументировала, с одной стороны, жизненной необходимостью распространения на всю Европу и в первую очередь на Центральную и Восточную Европу зоны экономической и политической стабильности, существующей внутри Союза, а с другой - тем, что нестабильным странам в восточной части континента могут понадобиться чрезвычайные меры помощи, если их вовремя не принять в Европейский союз.

В начале XXI века Франция внесла значительный вклад в формирование благоприятных условий для расширения ЕС. Во второй половине 2000 г, она председательствовала в Европейском совете и подготовила проект договора, подписанного в декабре этого же года на саммите ЕС в Ницце, который положил начало расширению Союза путем вступления в него 10 стран-кандидатов, а также предусмотрел некоторые институциональные реформы[2] .

Как уже говорилось, Франция принимает активное участие в реформировании ЕС. На саммите Евросоюза в Лакене в декабре 2001 г. было принято решение о создании особого органа - Конвента, который должен был разработать на основе учета различных точек зрения новую институциональную структуру ЕС. Председателем Конвента был назначен бывший президент Франции Валери Жискар д’Эстен. В результате полутора лет работы Конвент представил на саммите ЕС в Греции проект конституции Европейского союза, который затем был рассмотрен на сессии Межправительственной конференции в октябре 2003 г.

Задача, поставленная перед Конвентом, была чрезвычайно сложной, поскольку по проблеме институциональной перестройки ЕС существует множество часто взаимоисключающих точек зрения. Еще в мае 2001 г. бывший премьер-министр Л. Жоспен изложил французское видение принципов европейского строительства, в корне отличающееся от концепции канцлера Германии Г. Шредера. Если последняя предполагала коренную перестройку институтов ЕС в мощные наднациональные органы управления, в которых Германия, благодаря своему политико-экономическому и демографическому весу, рассчитывает занять командные позиции, то Франция, склонная к сильной централизованной власти внутри страны, хотела, чтобы институциональная система Евросоюза базировалась на независимых, суверенных государствах. Именно поэтому Франция высказалась против федеративного устройства ЕС, основанного на единой исполнительной и законодательной власти, против общеевропейского правительства. Властные прерогативы, по мнению французов, должны передаваться наднациональным институтам постепенно. Вместе с тем они признавали важность таких элементов федерации, как приоритет общеевропейского права, существование независимой Европейской комиссии, Европарламента, Европейского суда, единого рынка и денежной единицы. Французы предложили также создать такие новые инстанции как постоянный совет министров на уровне вице-премьеров, "экономическое правительство" зоны евро, интегрированную европейскую полицию, общую внешнюю и военную политику[3] . По поводу реформирования ЕС неоднократно выступал бывший президент Франции Жак Ширак, который поддерживал идею сильной Европы, способной влиять на международные дела и имеющей собственную конституцию. Центром принятия главнейших решений в Евросоюзе, по его мнению, должен оставаться Европейский совет глав государств и правительств.

Франция стала одним из главных инициаторов формирования общеевропейской внешней политики и политики безопасности, прекрасно понимая, что строительство Европейского союза, как одного из мощных полюсов современного мира невозможно, если это объединение не будет иметь единой внешней политики, вырабатываемой соответствующим институциональным органом, и единой политики в области обороны, подкрепленной силой европейской армии. Бывший президент Франции Ж. Ширак неоднократно высказывался в пользу разработки "большой европейской политики"[4] .

Формирование общей внешней политики и политики безопасности было предусмотрено еще в Маастрихтском и Амстердамском договорах. Проблемы единой политики в области обороны Франция стремилась решить, действуя по нескольким направлениям. НАТО продолжала оставаться для европейцев главным гарантом их безопасности. С приходом к власти президента Ширака Франция предприняла ряд шагов по нормализации отношений с НАТО и возвращению в эту организацию. Французское руководство заявило о своем намерении участвовать в работе по обновлению альянса и решению проблем гармонизации действий ЗЕС и НАТО.

Замысел Парижа заключался не в том, чтобы совсем вытеснить американцев из Европы, а в том, чтобы европейцы могли коллективно проявлять себя и отстаивать свои взгляды в рамках НАТО посредством создания внутри блока "европейской компоненты". Бывший президент Ж. Ширак предложил американцам передать командование силами НАТО в Средиземноморье европейцу при сохранении ими общего стратегического командования Европой и Атлантикой. Однако Соединенные Штаты ему в этом отказали под предлогом того, что Средиземноморье и Ближний Восток входят в зону их интересов. В результате французы приостановили возвращение в военную организацию альянса.

Одновременно с попытками "европеизировать" НАТО французы предприняли попытки активизировать деятельность Западноевропейского союза. Они рассчитывали превратить ЗЕС в военную организацию Евросоюза и обеспечить, насколько это возможно, его автономный от НАТО статус. Однако другие члены ЗЕС, в частности представители Великобритании, прямо заявляли, что это никогда не произойдет. Таким образом, французы вынуждены были констатировать, что "европейцы ни коим образом не готовы ни в политическом, ни в финансовом отношениях сделать необходимые усилия, чтобы создать оборону, способную заменить НАТО"[5] .

В мае 1996 г. на Берлинской сессии Совета НАТО было принято решение о предоставлении ЗЕС возможности организовывать и выполнять военные операции в Европе, в которых Соединенные Штаты сочли бы для себя нежелательным участвовать. Но и в этих условиях ЗЕС оставался бы в полной зависимости от воли командования НАТО. Определенные надежды связывали французы с активизацией роли ОБСЕ, которая, по словам бывшего министра иностранных дел Ю. Ведрина, должна стать осью всей системы европейской безопасности[6] . Однако все робкие шаги европейцев в сторону независимости в военной области наталкивались на упорное сопротивление американцев, прочно удерживающих рычаги влияния на Европу через механизмы НАТО.

Именно поэтому французы продолжали выдвигать новые инициативы в области европейской обороны. Вместе с другими членами ЕС они постоянно создавали на многосторонней основе отдельные военные соединения. Это Еврокорпус, Еврофор, Евромарфор, Европейская авиационная группа. В конце 1998 г. на встрече в Сен-Мало Франция и Англия обнародовали совместный проект создания европейских мобильных сил для самостоятельного участия в операциях на Европейском континенте, где не будут задействованы силы НАТО. Французы опять высказались в пользу автономности этих сил от альянса. Однако под давлением США они были вынуждены отказаться от таких планов. Было принято решение о создании Европейских сил быстрого реагирования в составе 60 тыс. человек на базе Еврокорпуса. До недавнего времени вопрос о создании европейских вооруженных сил упирался в отсутствие средств. Но в мае 2003 г. Евросоюзом было заявлено, что 15 стран - членов ЕС инвестируют 20 млрд. евро в оборону Европы[7] .

На франко-германском саммите в Баден-Бадене эти страны договорились о более тесном сотрудничестве в военной области - по космическим спутникам, об общих инициативах в НАТО, о вооружениях, обмене военными соединениями и др. Это сотрудничество, по мнению обеих стран, могло стать ядром будущей оборонной политики ЕС. В конце апреля 2003 г. на "мини-саммите" ЕС в Брюсселе Франция, Германия, Бельгия и Люксембург заявили о своем желании "подготовить почву для европейской обороны"[8] . Участники встречи сразу же оговорились, что не собираются создавать конкуренцию НАТО. В то же время речь снова зашла об автономии ЕС. Четыре участника встречи в Брюсселе предложили другим европейским странам поддержать любое из семи сформулированных ими конкретных предложений, которые включают создание; европейского командования стратегическим транспортом; европейской войсковой части ядерной, бактериологической и химической защиты; европейской системы срочной гуманитарной помощи; европейских центров военного образования; коллективного центра планирования и проведения операций; многонационального генерального штаба, а также выработку предложений для Конвента. Стремясь оградить новые предложения от нападок со стороны США, бывший президент Ширак заявил о необходимости существования как сильной Европы, так и сильных Соединенных Штатов, связанных прочным союзом. Однако вряд ли эта новая инициатива будет одобрена американцами, которые подозревают, что интегрированная Европа создается против них, и "не прочь разобщить европейцев, чтобы властвовать"[9] . Как стало ясно, раскол в Евросоюзе по этим проблемам уже наметился, поскольку часть стран-кандидатов в члены ЕС продемонстрировали свою верность линии Соединенных Штатов.

Кроме того, говоря о внешней и внутренней политике, следует отметить, что Франция, одна из самых больших и могущественных европейских стран, создала значительную колониальную систем, сравнимую с британской или испанской. Со временем она сошла с исторической сцены, однако, отнюдь не бесследно. В мировом океане разбросаны острова, принадлежащие Франции, во многих странах Африки и некоторых государствах Америки французский язык является одним из официальных, а то и единственным официальным. Обращает на себя и серьезный престиж французской культуры: везде знают и ценят французские вина, французское искусство и французскую кухню. Так что французская империя и поныне продолжает свое существование - только теперь она в большей мере размещается не на (гео) политической, а на (гео) культурной карте мира.

Вся эта система "культурного влияния" поддерживается множеством механизмов. Оказываются задействованы и заморские владения, и взаимодействие с бывшими колониями, и распространение французского языка. Каждый из этих факторов является очень важным во внешней политике Франции. И главной проблемой здесь является поддержание престижа французской культуры и французского языка. Но проблема эта пока успешно разрешается.

Эти "осколки" бывшей колониальной системы наиболее тесно связаны с Францией: они до сих пор остаются в её составе. Их нельзя назвать колониями: жители всех заморских территорий являются полноправными гражданами Франции, независимо от того, являются они потомками французских переселенцев или представителями коренного населения. Жители заморских владений пользуются правом свободного перемещения по территории Франции и Евросоюза, однако, жители иных стран для посещения заморских владений должны получать отдельную визу.

Формально заморские владения Франции представлены четырьмя заморскими департаментами (Гваделупа, Мартиника, Гвиана, Реюньон), тремя заморскими территориями (Французская Полинезия, Уоллис и Футуна, Французские владения в Южной Антарктике) и территориальными коллективами, имеющими особый статус (Майотта, Сен-Пьер и Микелон, Новая Каледония). Заморские владения Франции - в основном островные. Исключением является лишь Гвиана, находящаяся на северо-востоке южноамериканского материка. Благодаря заморским владениям Франция присутствует практически по всему миру: в Индийском (Реюньон, Майотта, Антарктические территории), Атлантическом (Сен-Пьер и Микелон, Гвиана, Гваделупа, Мартиника), и Тихом (Уоллис и Футуна, Новая Каледония, Французская Полинезия) океанах. [10]

Заморские владения Франции являются образцами существования французской системы государства в различных регионах Земли. В этом качестве они имеют большое значение для Франции, наглядно показывая сопредельным странам и их жителям успехи французской модели государства. В той или иной степени эту роль выполняют все заморские владения (кроме Антарктических территорий), однако наиболее эта роль заметна у Сен-Пьер и Микелона и у Майотты.

Франция очень ревностно относится к чистоте своего национального языка и его присутствию в мире. Если поначалу французский язык распространялся за счёт наличия у Франции значительной колониальной империи, то после её распада потребовался новый механизм сохранения присутствия французского языка в мире. Таким механизмом стала Международная организация франкофонии - французский аналог британского Содружества наций, - являющаяся, однако, не политической, а скорее культурно-образовательной организацией.

Эта организация появилась не сразу. Сначала в 1950 г. во Франции был создан Международный союз франкофонных журналистов и СМИ. Позже, в 1960 г. сотрудничество началось на государственном уровне: были созданы Конференция министров образования и Конференция министров молодёжи и спорта франкофонных стран[11] . Примечательно, что создание этих конференций инициировалось не из Парижа, а интеллигенцией и государственными деятелями бывших колоний, прежде всего писателем и первым президентом Сенегала Леопольдом Сегаром Сенгором. Он высказал идею об объединении африканских стран, которые ориентированы на дальнейшие, основанные на культурной и языковой общности, связи с Францией.

К настоящему моменту сеть подобных институтов разрослась и вылилась в полноценную международную организацию. Её членами являются 55 государств, причём далеко не все из них когда-либо входили в состав Французской империи. Например, в организацию входят в качестве членов Болгария, Албания, Румыния и Молдавия, а Литва, Чехия, Словакия, Словения и Польша имеют в организации статус наблюдателей. Членство Канады и её провинций Квебек и Нью-Брансуик рассматривается по отдельности. При этом входят в организацию не все бывшие колонии, например, в неё не входит Алжир.

Развёрнутая и многоступенчатая система взаимодействия Франции со странами мира способствует экспансии французской культуры, эффективной внешней и диаспоральной политике, а также заметно облегчает ситуацию с иммиграцией и регулированием иностранной рабочей силы. Кроме того, в современном мире подобная система является эффективной системой противодействия англо-саксонской культурной экспансии.

2. Политика Н. Саркози

Новым президентом Франции в 2007 году стал Николя Саркози.

Первые шаги Николя Саркози на президентском посту абсолютно и несомненно укладываются в классическую схему праволиберального понимания экономики и социальной политики.

Французская экономика досталась новому президенту не в лучшем состоянии: государственный долг составляет 1200 млрд евро, 45% государственного бюджета ежегодно тратится на заработные платы и пенсии государственных служащих. Проект бюджета на 2008 год снова был дефицитен: "дыра" составляла 41,5 млрд евро (2,3% ВВП) и это двадцать пятый подряд дефицитный бюджет Франции. Прогноз роста ВВП на 2007 год был скорректироован с 2,25% до 2,2%.

Не мудрено, что при такой экономической конъюнктуре первой жертвой нового президента Франции пали "социальные завовевания трудящихся": 35-часовая рабочая неделя, привилегии работающих в естественных монополиях, пенсионный возраст, медицинское страхование. Экономический пакет реформ, задуманных Саркози, был направлен на сокращение бюджетного дефицита и создание условий для экономического роста. Цена этих, несомненно, необходимых реформ, - война с необычайно влиятельными во Франции профсоюзами и рост социального напряжения в обществе, а какие формы может приобрести во Франции противостояние правительства и общества, - всем хорошо известно.

В то же время, новое французское правительство сознательно лишает бюджет налоговых поступлений, вводя сниженный налог на заработную плату, полученную за сверхурочную работу. Этот шаг замечательно вписывается в предвыборный лозунг Саркози: "Больше работать, чтобы больше зарабатывать"[12] , но "облегчает" бюджет на сумму от 11 до 16 млрд евро.

Очевидно, в перспективе такие шаги должны привести к экономическому росту, а значит, - к снижению дефицита бюджета, но это перспективы, а проблемы существуют сегодня.

В том, что рука Саркози тверда, все убедились в бытность его министром внутренних дел. Жесткое подавление беспорядков в арабских пригородах Парижа сделало его мишенью для ненависти со стороны иммигрантов, но, как оказалось, добавило популярности в обществе.

Поэтому ни для кого не стала неожиданностью новеллизация иммиграционного законодательства, ставшая одним из первых шагов президента.

Цель поправок, предложенных министром по делам иммиграции Брисом Ортефе, - сократить приток в страну "семейных иммигрантов" из Северной Африки, имевших право по старому закону въезжать во Францию в качестве родственников уже проживающих здесь и имеющих вид на жительство соплеменников и, напротив, расширить экономическую миграцию за счет привлечения в страну квалифицированных и образованных работников.

Вообще, "семейная иммиграция" вызывала недовольство французов, в первую очередь, тем, что в качестве "родственников" из Марокко или Туниса мог приехать кто угодно, поскольку в условиях не самых цивилизованных африканских стран документально установить степень родства было практически невозможно. Теперь на пути лже-родственников воздвигнут иммиграционный барьер в виде обязательного теста ДНК. Причем, этот достаточно дорогой тест должен был по мысли правительства производиться за счет заинтересованного лица. Возврат же денег, потраченных на тест, производился бы только в случае положительного заключения, т.е. если родство подтверждается. В одобренный нижней палатой парламента законопроект сенат (верхняя палата) внес изящную французскую поправку: тесты ДНК будут проводиться только для установления родства матерей и детей, отцы такой тест проходить не будут, чтобы случайно не разрушить семью информацией о том, что они не являются биологическими родителями.

Наиболее значительные изменения произошли с приходом к власти Саркози во французской внешней политике. Ожидаемая американизация внешнеполитического курса произошла не совсем так, как ожидали политические аналитики. Провозглашенное сближение с США ограничилось декларациями. Вот как видит Саркози главные вызовы современности в мировой политике и роль Франции в мировом сообществе: "Французы с беспокойством смотрят на состояние мира, роль Европы и место Франции. С надеждой восприняли мы падение берлинской стены и несправедливого ялтинского порядка, прогресс в области прав человека и обещания глобализации, благодаря которой с 1990 года удалось удвоить мировой валовой продукт и на половину увеличить средний уровень жизни. Одновременно мы вынуждены констатировать, что в течение последних 20 лет мировые лидеры не смогли ни создать нового порядка на нашей планете, ни успешно преобразовать ранее существовавший. Исключая редкие моменты единства, такие как первая война в Персидском заливе или 11 сентября 2001 года, почти во всем обоснованно царит впечатление разобщенности, утраты контроля над миром, который одновременно является глобальным и раздробленным"[13] . Это заявление он сделал на совещании с послами Франции 27 августа 2007 года в Елисейском дворце. Следовательно, это не просто рефлексия на международную тему, а прямые инструкции дипломатическим представителям страны во всем мире. Чего же нам ждать от нового французского лидера, столь высоко и амбициозно поднявшего планку внешнеполитических приоритетов?

Во-первых, Саркози провозгласил главным и безусловным приоритетом французской внешней политики Европейскую конструкцию. "Без Европы, претендующей на роль великой державы, мир окажется лишен полюса необходимого равновесия". Этот тезис, чрезвычайно важный для понимания нового французского лидера, имеет двойное значение. Во-первых, он ясно обозначает вектор новой французской внешней политики на повышение роли Евросоюза в мире, а вместе с этим и Франции как одного из ключевых членов этого сообщества. Во-вторых, он звучит почти в унисон с путинским "многополярным миром", имеющим в своей основе противостояние американскому "однополярному".

То, что с приходом Саркози французская внешняя политика как бы обрела второе дыхание, - очевидно. Новостные ленты всех информационных агентств мира переполнены упоминаниями о французских инициативах в самых различных областях международной жизни. Французский президент постепенно становится одним из главных мировых ньюсмейкеров. Особенно ярко это новое качество Франции проявляется во внутриевропейских событиях. Можно по-разному относиться к содержательной части инициатив Саркози, но нельзя не признать, что новый французский лидер буквально фонтанирует переполняющей его энергией, которую он с одержимостью неофита и парвеню демонстрирует на каждом шагу.

франция внешняя внутренняя политика

"…Я принадлежу к той категории людей, которые считают, что отличительной чертой государственного деятеля является целеустремленность и нацеленность на изменение существующего положения вещей, а не только его определение и объяснение. Для этого необходима непреклонная воля, нужно уметь разделять амбиции, мечты и цели. А государственный деятель должен иметь и амбиции, и мечты, и цели. …Французы отдали мне голоса, отдав предпочтение четкой и детальной программе. Они хотят иметь Президента, который действует и добивается результата"[14] . В этой короткой цитате из речи Саркози - ключ к пониманию нового французского лидера как личности. В циничном мире современной большой политики его наивно-провинциальное мессианство может выглядеть смешным, но в нем нет ни грана фальши. При всей политической изощренности Саркози его амбиции и мечты - абсолютно искренни, а его большой крючковатый нос действительно напоминает деголлевский.

"Европоцентризм" Саркози имеет еще одно чрезвычайно значимое для мировой политики измерение. Одним из приоритетов ЕС он предлагает сделать собственную Европейскую систему безопасности. За десять месяцев до начала председательства Франции в ЕС Саркози определяет главную цель, достижению которой оно будет посвящено, - создание новой "европейской стратегии безопасности". Более того, Франция уже подготовила Белую Книгу по национальной обороне и безопасности, которую предполагает сделать основой для общеевропейского подхода к этой проблеме. На этом пути Францию ждет много внутренних европейских проблем, поскольку на сегодняшний день 2/3 европейского оборонного бюджета составляют вклады Франции и Великобритании, а все остальные 25 стран вряд ли будут в восторге от перспективы дополнительных военных расходов и от необходимости участия в военных операциях, которые Саркози предлагает проводить чуть ли не по всему миру (по крайней мере, Африка и Афганистан, судя по его высказываниям, окажутся в первой очереди среди регионов предполагаемой активности Европейских сил безопасности).

Но есть и второе измерение оборонной инициативы Саркози. Это - взаимоотношения с НАТО. Конечно же, французский лидер заверяет США в дружеских чувствах и декларирует необходимость параллельного существования Северо-Атлантических военных структур с новыми европейскими оборонительными силами, но это не более чем подслащенная пилюля для американцев. Зачем, будучи в здравом уме (а в здравости ума Саркози сомневаться не приходится), создавать новую военную структуру из стран - участниц ЕС, если из 26 участников НАТО 21 страна состоит в Европейском Союзе? Только с одной целью - противопоставить непререкаемому единоличному лидерству США в НАТО коллективное лидерство с четким французским акцентом в новых европейских структурах безопасности.

Фактически речь идет о том, что одни и те же воинские контингенты должны одновременно входить в состав войск НАТО и Евросоюза. В создаваемые в настоящее время НАТО силы быстрого реагирования численностью 25 тысяч человек включены несколько тысяч европейских военных, однако те же силы включены Евросоюзом в 19 боевых групп. "Возникает проблема с одновременным участием солдат в миссиях НАТО, Евросоюза и ООН", - признает пресс-секретарь НАТО Джеймс Аппатурайя[15] .

Заключение

Превращение Европейского союза в мощное интеграционное объединение, которое могло бы стать одним из полюсов современной международной системы, явилось для Франции важнейшей стратегической задачей в последние десятилетия XX в. Заняв в ЕС лидирующие позиции, она рассчитывает продолжать оказывать таким образом значительное влияние на мировую политику. С приходом к власти Жака Ширака Франция еще активнее включилась в этот процесс. Она, вместе с Германией, стала подлинным мотором европейской интеграции, хотя взгляды двух государств по конкретным проблемам создания объединенной Европы не всегда совпадали.

Франция принимает активное участие в реформировании ЕС. На саммите Евросоюза в Лакене в декабре 2001 г. было принято решение о создании особого органа - Конвента, который должен был разработать на основе учета различных точек зрения новую институциональную структуру ЕС. Председателем Конвента был назначен бывший президент Франции Валери Жискар д’Эстен. В результате полутора лет работы Конвент представил на саммите ЕС в Греции проект конституции Европейского союза, который затем был рассмотрен на сессии Межправительственной конференции в октябре 2003 г.

Франция стала одним из главных инициаторов формирования общеевропейской внешней политики и политики безопасности, прекрасно понимая, что строительство Европейского союза, как одного из мощных полюсов современного мира невозможно, если это объединение не будет иметь единой внешней политики, вырабатываемой соответствующим институциональным органом, и единой политики в области обороны, подкрепленной силой европейской армии. Бывший президент Франции Ж. Ширак неоднократно высказывался в пользу разработки "большой европейской политики".

Кроме того, говоря о внешней и внутренней политике, следует отметить, что Франция, одна из самых больших и могущественных европейских стран, создала значительную колониальную систем, сравнимую с британской или испанской. Со временем она сошла с исторической сцены, однако, отнюдь не бесследно. В мировом океане разбросаны острова, принадлежащие Франции, во многих странах Африки и некоторых государствах Америки французский язык является одним из официальных, а то и единственным официальным. Обращает на себя и серьезный престиж французской культуры: везде знают и ценят французские вина, французское искусство и французскую кухню. Так что французская империя и поныне продолжает свое существование - только теперь она в большей мере размещается не на (гео) политической, а на (гео) культурной карте мира.

Вся эта система "культурного влияния" поддерживается множеством механизмов. Оказываются задействованы и заморские владения, и взаимодействие с бывшими колониями, и распространение французского языка. Каждый из этих факторов является очень важным во внешней культурной политике Франции.

Развёрнутая и многоступенчатая система взаимодействия Франции со странами мира способствует экспансии французской культуры, эффективной внешней и диаспоральной политике, а также заметно облегчает ситуацию с иммиграцией и регулированием иностранной рабочей силы. Кроме того, в современном мире подобная система является эффективной системой противодействия англо-саксонской культурной экспансии

После прихода к власти нового президента Николя Саркози Франция остается на позициях праволиберального понимания экономики и социальной политики. Экономическая сфера досталась новому лидеру страны не в лучшем виде, а потому экономический пакет реформ, задуманных Саркози, был направлен на сокращение бюджетного дефицита и создание условий для экономического роста. Цена этих, несомненно, необходимых реформ, - война с необычайно влиятельными во Франции профсоюзами и рост социального напряжения в обществе, что привело к борьбе этих структур с правительством, вылившимся в массовые беспорядки и погромы.

В то же время, новое французское правительство сознательно лишает бюджет налоговых поступлений, вводя сниженный налог на заработную плату, полученную за сверхурочную работу. Этот шаг замечательно вписывается в предвыборный лозунг Саркози: "Больше работать, чтобы больше зарабатывать", но "облегчает" бюджет на сумму от 11 до 16 млрд евро.

Очевидно, в перспективе такие шаги должны привести к экономическому росту, а значит, - к снижению дефицита бюджета, но это перспективы, а проблемы существуют сегодня.

Наиболее значительные изменения произошли с приходом к власти Саркози во французской внешней политике. Ожидаемая американизация внешнеполитического курса произошла не совсем так, как ожидали политические аналитики. Провозглашенное сближение с США ограничилось декларациями.

Литература

1. Франция в поисках новых путей / под ред. Ю.И. Рубинского. - М.: Весь мир, 2007 г.

2. Обичкина Е.О. Франция в поисках внешнеполитических ориентиров в постбиполярном мире. М., МГИМО, 2004 г.

3. Бочкарев Д.А. Роль идеологических и этнополитических факторов в процессе выработки современной внешней политики Франции: Рабочий доклад.Н. Новгород: ИСИ ННГУ, 2003.

4. Кто вы, monsieur Sarkozy? Эскизы к политическому портрету президента Франции / http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m. php? ID=6315

5. Le Monde.16.05.2001

6. Le Monde.29.05.2003.

7. Le Monde.29.05.2003.

8. Le Monde.02.05.2003.

9. Le Monde.14.06.2003

10. LeMonde.13.04.2007.

11. Le Monde.13.05.2008.


[1] Франция в поисках новых путей / под ред. Ю.И. Рубинского. - М.: Весь мир, 2007 г.

[2] Франция в поисках новых путей / под ред. Ю.И. Рубинского. - М.: Весь мир, 2007 г.

[3] Le Monde. 16.05.2001

[4] Le Monde. 12.08.1999.

[5] Le Monde. 29.05.2003.

[6] Обичкина Е.О. Франция в поисках внешнеполитических ориентиров в постбиполярном мире. М., МГИМО, 2004 г.

[7] Le Monde. 29.05.2003.

[8] Le Monde. 02.05.2003.

[9] Le Monde. 14.06.2003

[10] Обичкина Е.О. Франция в поисках внешнеполитических ориентиров в постбиполярном мире. М., МГИМО, 2004 г.

[11] Обичкина Е.О. Франция в поисках внешнеполитических ориентиров в постбиполярном мире. М., МГИМО, 2004 г.

[12] LeMonde. 13.04.2007.

[13] . Кто вы, monsieur Sarkozy?Эскизы к политическому портрету президента Франции / http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=6315

[14] Кто вы, monsieur Sarkozy?Эскизы к политическому портрету президента Франции / http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=6315

[15] Le Monde. 13.05.2008.